На халяву 5

Алена:
Готовить действительно что-то надо. Потому что лопает кое-кто как не в себя! Мне бы всего купленного за эти дни на две недели хватило, а с ним я уже боюсь холодильник лишний раз открыть. Так стремительно пустеет пространство.
Даже не столько денег жалко... Хотя, блин, жалко! В том смысле, что есть куда потратить и без кулинарной вакханалии. Проблема в том, что готовить я умею, но не люблю только самую чуточку меньше, чем работать посудомоечной машиной.
Мне хватало раз в неделю озаботиться кастрюлей, скажем, борща, чтобы остальные калории добирать вкусняшками на бегу и не париться. А этот троглодит за два дня кастрюльку вылизал, аж блестит вон.
Я с тоской вспомнила огромные яркие пакеты кошачьего корма в супермаркете, мимо которых с недавнего времени старалась пробегать галопом, чтобы не расстраиваться. Воображение тут же нарисовало полки с красивыми упаковками и броскими названиями: "ройял-чертин", "владискас", "черти-кет". И фотография подкидыша в полный рост: «Корм мужской, 10 кг».
- Так, чур, у нас не демократия, а справедливость! - я поторопилась расставить все точки над «и». - Кто больше ест, тот чаще готовит!
Глаза Владиса снова увеличились в два раза, как после моего намека о вкусной и здоровой домашней пище. Замах - и веник с совком почти улетели вдоль коридора. Но нет, удержался, не бросил. Желваки заиграли, кадык заходил вверх и вниз, ощущение такое, что на меня сейчас огнем дохнут...
- Ну и... ну и не буду тогда есть вообще! - звенящим от обиды голосом выдало это чудо и быстро понеслось в свою комнату. Потом снова в коридор. Швырнул совок с веником в туалет, хлопнув дверью... сначала туалетной, потом комнатной.
Ха! Это типа истерика чертячья, да? Ну-ну. Я и к человеческим-то отношусь своеобразно. То есть обычно просто игнорирую. Надоест дуться, сам придет. У меня тут колбаски домашние, от знакомой рыночной бабули... с чесночком, с перчиком... Ммм... Поджарить, картошечку к ним, а кто надулся, тот сам дурак, мне больше достанется!
Пообедала я со вкусом. Картошка с колбасками пахла на всю квартиру, но троглодит то ли нос заткнул, то ли из принципа давился слюной в гордом одиночестве. Его проблемы, зато мне никто не мешал свалить грязную посуду в раковину, запихнуть остатки (они остались! Больше, чем половина сковородки, и никаких вылизанных до блеска донышек!) в холодильник и умиротворенно покинуть кухню.
В этом что-то есть, кстати. Собственно, гостиной в своей повседневной жизни я почти не пользуюсь, так что закрытая дверь мне до лампочки. Единственное - он же, паразит, там закрылся не совсем один, а с моим ноутбуком. Ну да ладно, я великодушно оставила черту хоть какое-то утешение в его принципиально голодной жизни и пошла работать.
Ну и, как обычно, не успела приступить, как запиликал домофон. Я недовольно вскинулась и обнаружила, что куда-то делся день, за окном уже глубокая осенняя темнота, а спина опять заклинила на "букве зю". Кряхтя и постанывая, я потащилась открывать дверь, на ходу стараясь как-то выровнять чертову букву.
Нежданным посетителем оказался курьер, доставивший заказ из сексшопа для извергов. Я впустила его в подъезд и, пока он поднимался, пошла потрошить сумку на предмет расплаты. Вот вечно у меня... А, вот. Нашла.
Эх, иногда берет зависть к нормальным тетенькам, у которых в сумке нет плоскогубцев и карбида в порошке, зато есть кошелек. У меня этот зверь категорически не приживается. Я сделала несколько попыток и плюнула: дешевле собирать мятые бумажки по всем отделениям сумки, чем уныло размышлять о подлой судьбе, когда очередной кошель растворяется в пространстве, максимум через неделю после приобретения. Хорошо, когда он исчезает, захватив с собой только мелочь и проездной. Восстанавливать права и кредитки, жалеть о потерянном гонораре и уныло подсчитывать, сколько денег пожертвовано подлому бродячему бумажнику на этот раз, мне не нравится гораздо больше!
В дверь тем временем позвонили, и я поспешила открыть. На площадке обнаружился несколько смущенный и испуганный паренек-курьер и мрачно нависающий над ним «шкаф», с антресолями. То есть зверски выдвинутой челюстью и грозно насупленными бровями.
И мало мне было этой челюсти, в спину словно воткнули две горячие спицы. Я, не оглядываясь, догадалось, что вредный черт вылез на шум и теперь тоже чем-то недоволен. Та-а-ак... Все, меня достали.
Мило улыбнувшись курьеру, я демонстративно проигнорировала челюсть и спицы и взяла протянутый пакет с нейтральным, на первый взгляд, логотипом сексшопа. Пока расписывалась и платила, сопение над головой становилось все громче, и я на полном серьезе ждала, когда же оттуда долетит скрежет зубовный.
- Вот, значит, как ты развлекаешься, - курьер, зажав полученные купюры в кулаке, сбежал, не дожидаясь лифта. Его нервный топоток уже затихал в районе первого этажа, когда до Пашки дошло, что я вовсе не стремлюсь первой начать беседу. - Я с ума схожу, думаю, почему не звонит третий день, на смски не отвечает!
Спицы из моей спины вдруг выдернули. Перенацелились, потому что пыхтящий от возмущения мой бывший покраснел еще больше, и мне стало интересно, пойдет из ушей пар, или он его из другого места выпустит.
- Паш, ты с дуба рухнул? - мирно спросила я, поднимая брови. - С чего вдруг такой интерес к моей личной жизни?
- Тебя же без присмотра оставлять нельзя, вечно вляпаешься во что-нибудь! То в говно... то... - и Павел зыркнул мне за спину, а потом на пакет в моих руках.
- Чего? - изумилась я. - Павел свет Николаевич, ну-ка быстро признавайся, в каком месте тебя на этот раз переклинило, я туда долбану разок, и все снова заработает! Ну?! С какой стати ты потерял в недрах своего загадочного организма информацию о том, что мы уже год как не встречаемся?
- Это не означает, что твоя судьба мне безразлична! - с изрядной долей пафоса в голосе высказал этот… трибун народный. - А этот дрыщ кто? Родственник из деревни? Твой халатик ему очень идет!
- Внебрачный правнук, - согласно кивнула я. - Паш, шел бы ты домой. В воскресенье встретимся с ребятами, пива попьем и поговорим. И про мой халатик, и про клин в чьих-то мозгах, и про то, как найти тебе, наконец, нормальную девчонку и успокоиться. Давай, поздно уже.
- Внебрачный правнук? - Пашка безуспешно попытался обойти меня с фланга и проникнуть в квартиру. - Совсем родня обнищала, если даже одежды у мальца нет? Только твой халатик...
- Помочь? - раздался за спиной напряженно-глухой голос Владиса.
- Нет, спасибо, - спокойно, но твердо ответила я, не оборачиваясь.
Мне только драки в дверях не хватало для полного счастья.
- Так, - я нерушимой преградой встала на пороге, сложив руки на груди. - Павел Николаевич, если вы сию секунду не отправитесь по месту жительства, я буду считать, что мы больше не знакомы. Что это значит - ты в курсе. Кру-гом, шагом марш!
Воспользовавшись тем, что хорошо знакомый с моими привычками Пашка невольно отступил, я потянула дверь:
- Паш, второго предупреждения не будет, ты знаешь. До свидания и спокойной ночи. Позвони в субботу, если захочешь, - и я закрыла этот эпизод, внушительно щелкнув английским замком.
Подождала секунд тридцать, убедилась, что Пашкин мозг еще не совсем вытек, и повернулась к "внуку". Осмотрела всего, от всклокоченной шевелюры до новых носков, и спросила:
- Ужинать будешь?
- Буду, - застеснялся «внук», мгновенно превращаясь из бойцового петуха, готового заклевать конкурента, в белого и пушистого цыпленка, смущенно изучающего пол.
- Отлично, колбаса с картошкой на сковородке, в холодильнике. Поставь на плиту, пожалуйста. А я пойду, найду тапочки и штаны, я тебе вчера купила, только забыла.
- Хорошо, - промямлил новоявленный родственник. - Спасибо, - и послушно направился на кухню.

Владис:
Я рвал и метал первые минут сорок, потом успокоился, сел на диван и выдохнул. Марбхфхаискорт! В чем-то мышь была права... Если я ее не возбуждаю, не интересую ни как мужчина, ни как... раб, с которым можно проделывать все, что хочется... Черти ее... Она, наоборот, никакого удовольствия не получает от своей вседозволенности в отношении меня! Извращенка она какая-то, и вкус с привычками у нее странный... Но тогда получается... Хаискорт! Получается, что я для нее - обуза...
До сих пор ничего подобного мне испытывать не приходилось. Вообще слово "обуза" всплыло в голове неожиданно, у нас в семье оно звучало довольно редко и уж точно не про меня. Примерить его значение было очень неприятно. И эта примерка выбила меня из чувства реальности настолько, что в себя я пришел, только услышав звонок домофона.
Подождал, пока мышь прошуршит по коридору к двери, и вышел следом, встав так, чтобы видеть, что происходит на лестничной площадке, но при этом достаточно далеко, чтобы успеть гордо удалиться... если понадобится.
Кроме достаточно щупленького и низенького курьера, в квартиру попытался проникнуть здоровенный, коротко стриженный светловолосый жлоб с отвратительно смазливой рожей. Он мне сразу не понравился, даже пока молчал, а уж когда он - дважды! - дьявол его поимей копытом неестественным способом, схохмил насчет моей одежды, я уже готов был его убить на месте. Меня сдерживало осознание того, что он - любовник, пусть и бывший, а я - обуза, к тому же текущая. Но когда дылда попытался оттолкнуть в сторону мышь - марбхфхаискорт! мою мышь! - я принял боевую позицию и приготовился рявкнуть что-нибудь типа: "Уйди с дороги, женщина!". Чудом удалось трансформировать эту фразу, можно сказать, прямо в воздухе:
- Тебе помочь?
Мыши удалось вытолкать свое бывшее убожество самостоятельно. Удивительно, но он вымелся легко и послушно, стоило в ее голосе зазвучать намеку на рык, от которого слинял Светлый. Я даже не стал комментировать случившееся, особенно после того, как мне предложили пойти на кухню поесть.
К тому времени желудок очень доступно объяснил моей гордости, что здесь лучше не выделываться. Хаискорт! Лучше всего вообще считать, что я просто живу самостоятельно, где-то в захолустье, совсем без прислуги, один-одинешенек. Ну и иногда приходит специально приставленная ко мне женщина... с которой лучше не ссориться, потому что бесполезно.
Продукты есть, одежду сейчас выдадут, развлечений, правда, никаких, кроме сети, нет.
Когда радостно шкворчащая картошка была МНОЮ разложена со сковородки по тарелкам, МНОЮ же была сделана попытка создать имитацию салата из неизвестных мне овощей... а мышь поучаствовала, заправив салат чем-то вкусно пахнущим, и мы оба уселись за стол, я решил, что сейчас самое время поговорить о развлечениях:
- Слушай, а можно я иногда выходить гулять буду?
Мышь отложила вилку и задумалась. Потом спросила:
- А в этом твоем режиме никаких противопоказаний нет? Не успела я все пункты прочесть, надо полюбопытствовать. Если нету, то конечно! А то ты так свихнешься в четырех стенах, если кроме ноута и градусника никаких занятий. Если захочешь, потом поищем тебе какое-нибудь занятие по душе.
Я пожал плечами, тоже задумавшись. Можно подумать, я все пункты этого договора читал. Насколько я понял, все, что не вредит хозяину и не запрещено им - разрешено.
- Почитаем потом вместе, - решила мышь и выставила на стол пакет, который ей вручил курьер: - Проверь, ты это заказывал? А то в суматохе некогда было.

Алена:
Я без лишних слов сдвинула пустые тарелки в сторону и перевернула пакет над столом. И, не скрою, с каким-то почти болезненным любопытством стала следить, как чертенок достал из мешка длинное нечто, замотанное в мой любимый пупырчатый полиэтилен, и продолговатую небольшую коробку.
Из коробки он достал палочку где-то с пол моего локтя высотой, опять-таки замотанную в пупырку полиэтиленовую.
Наконец полиэтилен размотали и предъявили мне...
- Э... Хм... Ну, красиво, наверное, - с некоторым сомнением прокомментировала я прозрачное, как стекло, нечто, больше всего похожее на шашлык из мыльных пузырей. В смысле, шарики такие прозрачные, расположенные вплотную друг за другом, словно насажены на общую ось. - А это чего с ними? - Владис сосредоточенно разматывал еще какую-то запчасть.
- Смазка это. Обещали с ароматом клубники, - Темный смущенно улыбнулся. - Там была ваниль еще какая-то и шоколад. Я решил, что с клубникой - лучше всего.
«Гусары, молчать!» - это была моя единственная связная мысль в следующие секунд десять. Не, ну презерватив с запахом и вкусом… я еще понимаю. Большая девочка. Но… Кхм… блин! ТОМУ-то месту какая разница?!
Судя по лицу Владиса, он тоже не сильно понимал, зачем оно надо, и даже уточнил:
- Она в подарок шла, бесплатно.
- Ну и хорошо, - я решила тему запахов не развивать.
Взяла это стеклянное нечто в руки... и опять подавилась гусарами, потому что, как нарочно, сразу вспомнила народную мудрость про дурака и стеклянный член. Так. Спокойно. Надеюсь, руки и прочие части тела не пострадают.
Осторожно поставив штукенцию на стол, я несколько секунд вглядывалась в стеклянные переливы.
- Хорошо стоит. Крепко, - я чуть толкнула пальцем верхний шарик.
Шашлычок покачнулся, но не упал. В таком ракурсе он был больше похож на детскую игрушку-пирамидку, только не расширяющуюся книзу, а из одинаковых "колец"-шариков. Качнув его пальцем еще пару раз, я вдруг застыла. Подняла на чертенка глаза, в которых билась МЫСЛЬ.
Билась она так откровенно, что Владис напрягся и уставился на меня с плохо скрываемым подозрением.
Вместо того, чтобы мучительно давиться словами, объясняясь с чертенком на интимные темы, я просто вскочила и побежала за ноутбуком. Сначала, по привычке, к себе, потом, чертыхнувшись от души, причем помянув вполне конкретного представителя нечистой силы, в гостиную.
Через три минуты раскрытый на нужной странице лэптоп был установлен перед все еще сидящим за столом Темным, экраном к нему, а мой палец красноречиво ткнул в нужную картинку. И я уставилась на подопечного с немым вопросом в глазах и нешуточной надеждой во всем остальном организме.
Я ОЧЕНЬ надеялась, что у меня получится взять и откосить от самой неприятной обязанности, связанной с этим питомцем. Потому что на фотографии, в которую я так красноречиво ткнула, молодой парень, естественно, голый, и с радостной улыбкой, правда, слегка перекошенной от натуги, вполне самостоятельно приседал голым задом на почти такой же «шашлык».
Владис какое-то время смотрел на экран, заливаясь краской и глубоко дыша, потом удивительно спокойно поинтересовался:
- Типа перед сном, после того как зубы почищу, проделать вот это, желательно наедине?
- А так можно? - я даже про двусмысленность процедуры забыла, так хотелось получить утвердительный ответ.
Темный, закусив губу, снова замолчал, теперь глядя куда-то в сторону, потом сделал ооочень глубокий вдох и отрицательно помотал головой.
- Самому, тем более наедине - нельзя. Никак нельзя. Но, если бы было можно, я бы выбрал противоположный вариант.
- В смысле? - машинально переспросила я, занятая горестным прощанием с надеждой.
- Мне не очень нравится анальный секс, - процедил Владис, как будто стараясь удержать в себе слова, которые упорно из него лезли. - И в верхней позиции - не люблю, и в нижней. Поэтому, если бы у меня был выбор… - тут он вспыхнул окончательно, причем и изнутри тоже, потому что последнюю фразу оттарабанил быстро и очень громко: - Я бы предпочел женщину… а наедине - просто подрочить! Марбхфхаискорт!
- Аааа... - вообще я всегда была достаточно раскованной в плане секса и обсуждать с любовником интимные подробности могла спокойно, не краснея и не хихикая, как гимназистка-девственница у витрины сексшопа. Но сейчас все было иначе.
Наверное, из-за того, что чертенок не был моим любовником и на эту роль вообще не планировался. Блин, с друзьями-то я болтала… о таком! Все эти стеклянные члены с клубникой просто детский лепет по сравнению с нашими философскими беседами! И хоть бы хны.
Вот только с этим подарком судьбы философией ограничиться я уже обломалась. А его так откровенно колбасит, что я тоже начинаю заикаться и краснеть, как монашка на исповеди. И вообще, черт меня дернул затевать демонстрацию на кухне, да еще на столе. Блин, мы здесь едим! Идиотка, не могла до комнаты потерпеть...
Владис уставился на меня с надеждой во взоре, ожидая продолжения моей речи.
- Нельзя, значит нельзя, - я старательно изобразила спокойствие и уверенность, которой ни фига не чувствовала, а потому, блин, сама себе не верила. - Я постараюсь так, чтобы тебе не слишком… неприятно было. Ты только объясни понятно, как это сделать, и что нужно. Чтобы не больно и все такое. Делают же людям уколы, когда необходимо, да вообще вон полостные операции сплошь и рядом. И тут справимся.
От собственной фальшивой бодрости в голосе слегка замутило.
Причем не только меня. У Темного на лице проскользнула очень сложная эмоция, как будто бы и со мной согласен, и что-то его беспокоит.
- Вот что. Давай не будем тянуть и откладывать неприятности на попозже, - вдруг решилась я. - Издергаемся и перенервничаем, а сделать все равно придется. Пошли. Бери это хозяйство, я попробую еще раз прочитать инструкцию… а что не пойму, извини, придется тебе объяснять.
- Слушай, я все понимаю... я тебе неприятен, - Владис говорил медленно, опять изучая пейзаж за окном. - Процесс тоже не возбуждает, - тут Темный кинул на меня быстрый взгляд. - Не поверишь, я тоже не в восторге от всего этого, - Владис рукой махнул на наполовину разобранный пакет и его содержимое. - Просто... Другого у меня не будет, понимаешь?!
Да, как ни странно, но я поняла, что он пытается сказать. Я не самое догадливое существо во вселенной, но из его сегодняшних вынужденных откровений последняя тупица уяснила бы, что любой секс в чертячьей жизни - только по желанию или разрешению хозяев. Бл…ть, как мерзко-то… но договор этот гадский надо изучить в подробностях, с лупой!
Ладно. Да, я знаю, что гад рогатый десять раз такое заслужил. То самое воспоминание из шарика все еще прокатывало по спине морозной колкой дрожью. Особенно если заглянуть в темно-серые глаза. Но…
Но я, блин, хоть тресните все, не была и не буду последней сволочью! Пофиг, что у меня отношение к «подарочку», как к помеси подброшенного на порог блохастного котенка с неожиданно обнаруженным малолетним родственником. Которого добрые родители сплавили мне на лето с тощим рюкзаком и веселой запиской. Дескать, больше некому присмотреть, а ты такой хороший человек…
Хорошим человеком во все времена быть накладно. А куда деваться? Короче. Это, блин, парень. Молодой, хотя сколько ему там лет… кстати, надо будет поинтересоваться. Потом.
У него либидо начнет зашкаливать, как только чертячий организм отоспится и отожрется за сто лет «патриотических» лагерей. Тут, простите, как с тем котом!
Или он гуляет в форточку, когда хочет, и трахает, кого догонит. Или дерет когтями в квартире все, от дивана до хозяев, и метит по углам.
Вариант «кастрировать» я гуманно не рассматриваю. Я с котом-то так и не решилась. А черта тем более жалко, все же на человека похож. Иногда. Ага, зубами к стенке и все такое.
И если мне не хочется испытать на себе все прелести чертячьего недое… кхм. То к обязанностям неестествосексолога придется относиться со всей серьезностью и ответственностью. За регулярный профилактический оргазм. Тьфу, как я умудрилась во все это вляпаться?!
- Разберемся, - я встала. - Пошли, жертва светлых извращенцев, не кисни. Это не конец света.
Владис криво усмехнулся: «Конец света еще не скоро, это точно», и, взяв шарики и смазку, пошел за мной.
Вот ни фига я чего-то не такая храбрая, как хотелось бы. Пока шли от кухни до комнаты, десять раз потеряла всю свою рассудительную уверенность, нашла и опять потеряла. Так, а ну не киснуть, сама же сказала! И вообще! Во всем можно найти положительные стороны!
Делала же я клизму коту. Нет, я не живодер! Просто это глупое животное наглоталось собственной шерсти, и она у него там застряла, наглухо закупорив пушиндриса.
Я сутки не могла понять, с какого перепугу кот превращается в рыбу-молот каждые полчаса. Пучеглазость повышалась стремительно, и напуганная владелица мохнатого телескопа помчалась к ветеринару с заметно отяжелевшим котиком наперевес.
Ветеринар оказался опытным сантехником, засор ликвидировал в момент. Но предупредил, что еще пару дней придется помогать волосатому чистюле с естественным процессом. И вручил мне детскую клизмочку с масляным чем-то.
С этого места начался полный апокаляпсус.
Дело в том, что Его Пушистость был ОЧЕНЬ пушистость, в папу-сибиряка. И хотя котей занимался своей шубой обстоятельно и подолгу, все равно не справлялся, обрастал колтунами в самых неудобных местах. Честное слово, я совершенно ненамеренно царапнула кошачье самое дорогое маникюрными ножницами, ликвидируя там колтун... Но с тех пор Яшкин проникся глубоким недоверием к любому постороннему предмету в руках хозяйки, когда она хватает и лезет... В тот район.
Воооот... Это я к чему. Во всем можно найти свои положительные стороны! По крайней мере, чертенок точно не будет орать благим матом, вырываться и царапаться. И под диван прятаться не будет. Не поместится.

Владис:
Ну что же, против прямых путей у мыши явно был иммунитет - я мог скандалить, возмущаться, отстаивать свои права, требовать… пытаться ею командовать… на все это она реагировала непривычно. Вернее, она никак на это не реагировала. Но вот помытая посуда и приготовленный салат слегка расслабили ее настороженное отношение ко мне.
Да, объявлять голодовку было довольно глупым решением - мышь таким не прошибешь, это я уже понял. А вот смущенный взгляд в пол, легкое незаметное надавливание на жалость - и она тает. Главное, и изображать сильно стараться не надо, дьявол всех разотри, потому что и правда стыдно. Непонятно почему, но когда, глядя ей в глаза, начинаешь рассказывать интимные подробности - кажется, что вот-вот сгорю на месте.
Светлого иногда пробивало на разговоры по душам, он требовал, чтобы я ему рассказывал о том, что испытывал, когда развлекался с низшими, когда насиловал их женщин и мучил мужчин. Никакого стыда внутри меня не было, я с удовольствием делился подробностями, чуть ли не смакуя каждое воспоминание.
Иногда, по приказу, конечно, я пересказывал ему, что люблю и чего не люблю в сексе. И, марбхфхаискорт, мне порой удавалось смутить его, довести до срыва и крика: «Заткнись, поганый извращенец!», но чтобы самому при этом краснеть, бледнеть и заикаться… такого со мной не было!
А тут - хаискорт! - реально ни черта не понимаю, что происходит и как себя правильно вести надо. Меня не хочет, мучить других - не любит, то, что обуза - не скрывает, то, что объедаю - тоже довольно четко дала понять. Зачем согласилась и себе оставила - не ясно.
Но раз мне тут хорошо - надо подстраиваться под ее правила и учить ее, исподволь, играть по моим. Вот, разрешение на прогулки уже почти получил. Обследую мирок не только по фотографиям. Хорошо.
Совершенно искреннее смущение плюс правильно оформленная правда - и мне может перепасть оргазм. Вообще отлично!
А то сначала, когда мне было предложено поиметь самого себя, я чуть снова не сорвался. Сдержался чудом. Марбхфхаискорт, интересно, она сама понимает, насколько сильно меня унижает, или ей настолько на меня наплевать, что такие мелочи ее не волнуют?
По коридору я шел следом за мышью, она несла ноутбук, а я - средства для поимения… И чувствовал себя очень странно. Никакого возбуждения, никакого предвкушения, никакой внутренней радости не было, но… глядя на идущую впереди мышь, мое воображение все же начало работать… только, хаискорт, совсем не в том направлении. Я начал представлять, как скинул бы с нее эти тряпки, кинул бы ее на диван, лицом вниз, может быть, даже погладил бы… пару раз… по спине… шлепнул бы ее по попке… потом бы поставил бы ее ровно в ту позу, в какой сам стоял вчера…. И…
И разряд боли от миадерпиана резко вернул меня в реальность. Благодаря ему мое восставшее последствие игры воображения резко снова опустилось. А то размечтался…
Я положил дилдо и смазку на стол и вопросительно-ожидающе посмотрел на мышь. Она уселась на диван и уткнулась в ноутбук, сосредоточенно вчитываясь в "инструкцию". Так, если я сейчас не возьму процесс в свои руки, меня тупо поимеют, без эмоций, и кончить при таком раскладе у меня явно не получится.
Сначала я, быстро и незаметно, сходил промыл дилдо теплой водой с мылом - для себя же стараюсь, не для кого-то постороннего. Потом разделся и опустился перед мышью на колени. Забрал ноут и положил его рядом с ней на диван. Поймал ее изумленно-непонимающий взгляд. Протянул дилдо и смазку:
- Ничего сложного, правда, - произнес успокаивающе-ободряющим тоном. - Я сейчас встану так, чтобы тебе было удобнее, ты выдавишь смазку на палец, - я нежно провел своими пальцами по ее указательному пальчику, - и аккуратно попробуешь меня растянуть. Как только один палец будет проходить легко, добавишь два… - я погладил уже ее средний палец, не разрывая при этом зрительного контакта и продолжая говорить все тем же успокаивающим голосом. - Потом смажешь дилдо и медленно введешь его в меня. Потом будешь двигать им, осторожно, не вынимая полностью. Правда, чтобы я кончил, тебе придется другой рукой ласкать мой член… Ничего же сложного, правда? - я дождался от мыши подтверждающего кивка, повернулся к ней задом, наклонился и замер…
Вот к моей заднице прикоснулись нежные, прохладные ладони, погладили… между ягодиц провели пальцем… секундная пауза, и снова пальчик мыши между моих ягодиц, уже смазанный, легко скользит вниз… вверх… нашла, куда надо его вставить… пытается… осторожно… аккуратно… волнение отступает…
Я так переживал, что не получится, что сорвется, что не поведется, не поддастся… Но низшая же, что с нее возьмешь. От моего голоса и взгляда таяли и опытные Темные и Светлые соблазнительницы… Правда, я никогда так не старался…
По телу пробежала легкая дрожь… приятная тяжесть внизу живота - и мой член начал оживать… наливаться… А проникнувший внутрь палец, покрутившись, согнулся очень удачно и задел простату. Едва слышно застонав, я чуть дернулся назад, на палец… Он выскользнул из меня и снова проник внутрь… и еще… и еще… легкая тягучая боль - и внутри меня два пальца… Тут я почувствовал, как меня гладят второй рукой… вдоль спины… по плечам… по заднице… по яичкам… по поднявшемуся полностью члену… при этом не прекращая двигать во мне двумя пальчиками… которые никак не хотели снова проникать в меня под нужным углом.
Я попробовал изогнуться… прогнуться… насадиться сам… двигаться сам… да-а-а! Давно мне не было так хорошо… женщина… меня ласкала женщина… просто ласкала… закрыв глаза, я расслабился и наслаждался происходящим. Вот пальчики сменило дилдо… кайф с легкой сладкой ноткой боли… возбуждение достигло пика…
Обернувшись, я наткнулся на затуманенный взгляд мыши… даже из-за очков было заметно, что она все еще находится под гипнозом… да-а-а-а… я нашел способ тобой управлять… всего лишь уверенный спокойный тон и взгляд… глаза в глаза… и мышь будет слушаться… если этим не злоупотреблять… я получу от нее все, что захочу… да-а-а-а… сейчас…. Вот сейчас… вот…
И тут рука с члена резко убралась, движение дилдо внутри меня прекратилось. Мышь застыла на мгновение и вдруг сорвалась с места, оставив стеклянный член в моей заднице.
- Убью, крылья оборву, вуайерист поганый!!!!
И тюбик со смазкой прицельно шмякнулся в самом темном углу.

Алена:
Блин, блин! Что я… делаю? Рука сама скользит по теплому и шелковистому, мое собственное тело больше мне не принадлежит, живет и действует в тягуче-сладком, волнующем и… чужом ритме.
Чувство опасности лихорадочно мечется по уснувшему мозгу, тормоша и пиная сомлевшие извилины. Отделы, отвечающие за координацию движений, дыхание, работу сердца и прочих внутренне-ответственных желез, в полном составе курят травку и медитируют на образ черрртовски сексуального… гада. Черт! Черт-черт-черт! Что?! Я?! Делаю?!
Я даже не поняла, в какой момент все пошло не так. Неправильно. Наверное, не стоило смотреть ему в глаза так долго. Но я же, кретинка самоуверенная, хотела «мальчика» успокоить! Доуспокаивалась?!
Так тебе и надо, идиотка. Чтобы не забывала, что тебе не просто котеньку-масеньку подсунули, и не обычного капризного ребеночка. А темного, у которого таких дурочек за спиной до… черта. Того самого, голозадого, который тут этим самым задом крутит у меня под носом. Так крутит, что…
А может, дело не только в глазах. Просто в тот момент, когда уже избавившийся от одежды чертенок опустился передо мной на колени, в его движениях, в текучем переливе мышц под гладкой, словно чуть тронутой золотистым загаром кожей, внезапно не осталось ничего даже отдаленно детского. Это был мужчина, очень красивый и очень молодой. Молодой, но ни секунды, ни мгновения… не мальчик. Не подросток. Не котенок. Хищник. Взрослый и уверенный. Грациозный, сильный, совершенный. Манящий…
И я, как последняя тупая газель (это та, которая коза, но вся из себя трепетная), пошла навстречу, словно под гипнозом. Или не словно? Что он сделал?
Нет, некоторая часть меня прекрасно понимала, что происходит какая-то глобальная лажа. Наверное, всполошилось то самое подсознание, которое, гадюко, недальновидно советовало пригреть на своем диване этого змея подколодного. Опомнилось, блин!
С усилием прорываясь сквозь сладкий, дурманящий танец моих рук и нежно-чувственного, обманчиво покорного тела под ними, одинокая мысль стучала в голове, как загулявший путник в дубовую дверь трактира - настойчиво, отчаянно и безнадежно. Да что ж такое! Дура! Не спи, замер… нет, не замерзнешь, но тоже ничего хорошего.
Так, надо мантру какую-нибудь вспомнить, для успокоения. Говорят, помогает мозги прочистить. Ом мани... падве... бля. Тьфу, не то что-то. Ом мани падве ху… хрен я еще соглашусь на такое! Ом мани падве хум… и правда немного помогает, во всяком случае, сладкого дыма в голове поубавилось. Так, Ом мани па..ДЛА! Ах ты, ссука!
- Убью, скотина! Крылья оторву! А ну пошел вон, вуайерист поганый!!!!
Резкая, как ведро ледяной воды в лицо, злость подбросила меня с дивана. Извращенец! Да я ж тебя…
Тюбик смазки ударился об стену и отлетел под стол. Я стояла посреди комнаты, переводя взгляд с темного угла, в котором мне вдруг почудилась физиономия Светлюка, наблюдающего порноролик «Черт, коза и стеклянный член», на покинутый диван. Где все еще изгибался в соблазнительной позе коварный хищник, чуть было не поимевший мои мозги.
Злость принесла с собой трезвость и вернула мне контроль над собственным телом. И разумом, слава Богу и всем его ангелочкам, а конкретному Светлюку персонально. Без разницы, заявился он сюда с инспекцией, прокрался контрабандой или вообще почудился. Главное, что я - снова я, а не озабоченная газель под кайфом. Встречу, даже не стану бить сволочь сковородкой… один раз.
Приберегу ее для другой сволочи. Домашней.

Я смотрела на чуть блестящее от пота, совершенное тело, застывшее в демонстративно-покорной позе, такое сексуальное, и, всего пару мгновений назад, чарующе-неотразимое.
Из глубины души поднималось неприятное чувство. Словно красивый, трепетно-нежный и хрупкий цветок, найденный в зарослях, вдруг стремительно и хищно сомкнул лепестки в стальные челюсти мухоловки, едва не отхватив руку, которая сама к нему потянулась.
Прозрачный стержень все еще торчал между двух округлых полушарий. Это выглядело… странно. Непривычно, непонятно и неправильно.
Я протянула руку, чтобы вынуть его и закончить уже это безумие. Провод, линейка, дергающийся от боли зад со вспухшими полосами - теперь даже это казалось более привычным и нормальным. Даже градусник его дебильный.
Кстати о градуснике. Где он вообще? Ага, стоит на тумбочке в изголовье дивана. Я сделала шаг и взяла прибор в руки. Какой холодный. Как из морозильника. Под прозрачной стенкой четко просматривается три шкалы вместо привычных двух. Красная - боль, синяя - унижение, и третья, с золотисто-желтым столбиком.
Который, на глазах, стремительно скатывался к нулевой отметке. Я даже машинально встряхнула его, как обычный термометр. Не помогло. Повернулась к этому чертячьему несчастью, все еще раскоряченному в откровенно... неприличной позе, и спокойно спросила:
- И что это за фокусы? Почему уровень уходит в ноль?
И тут синий столбик, медленно и почти незаметно ползущий вверх, резко подпрыгнул на несколько делений. Владис, закусив губу, уставился на меня, как на своего личного палача, которому приказали его разрубить по кускам. Причем во взгляде смешивались злость, ненависть, удивление и мольба. Как он умудряется испытывать сразу столько эмоций?
- Потому что... ты... остановилась, - процедил он чуть хрипловатым голосом.
- Только поэтому?
Хватит, сегодня я наигралась в сочувствие. Хуже сделала и себе, и ему.
- Ну да... Хаааискорт! Потому что ты сейчас не хочешь продолжать, твое желание ушло...
- Это было мое желание? Ты уверен?
Я внимательно посмотрела ему в глаза. Опять. Но твердо зная, что вот сейчас справлюсь.
Главное, у меня на него даже злости не было. Нет, я злилась, но на себя. Получила, фиалка прекраснодушная? Так тебе и надо. Уясни, наконец, что не просто так этот образец мужской неотразимости явился в твою жизнь не на белом мерседесе, и даже не на белом коне, а на поводке и в ошейнике.
Собак, котов, крокодильчиков, детей. Любых существ, не имеющих возможности, умения, разума или желания жить самостоятельно и отвечать за себя, можно жалеть, опекать, заботиться о них, учить и воспитывать. Даже любить.
Нельзя одного. Сажать их за руль, на шею, на голову. Позволять им перехватывать контроль. Категорически нельзя. А я сегодня сделала именно это. И сразу получила, с размаху и не отходя от кассы. Сама дура, впредь буду умнее.
Темный снова, с какой-то умоляюще-злобной ненавистью, зыркнул на меня из-под челки и выпрямился, медленно, плавно, сейчас больше напоминая змею, а не кота.
Теперь он стоял передо мной на коленях, эдакая красивая возбужденная статуя совершенства. И смотрел из-под копны волос глазками отпетого… по-русски и без лишних экивоков это называется «блядун вульгарис».
Полураскрытые губы, которые он то и дело покусывал или скользил между ними кончиком языка. Всем своим видом это… существо без слов излучало нечто такое… Манило, призывало...
И голос, когда он, наконец, заговорил, был соответствующий. Чуть хрипловатый, низкий, вибрирующий.
- Конечно, твое. Я просто в тебе его разбудил, - Владис снова облизнул губы. - И... слегка усилил. Но если бы в тебе его совсем не было - ничего бы не получилось.
Ну, для начала стоит признать, что он прав. А значит, оскорбляться или давиться праведным гневом тем более глупо и нечестно. Сама подставилась, чего уж. Просто учтем на будущее.
- Да, пожалуй. Больше так никогда не делай. Никогда, - произнесла я, без злости, обиды, спокойно, но твердо.
- Тебе не понравилось? - чуть кривовато улыбнулся Темный, меняясь на глазах.
Передо мной снова был смущенный подросток, невинный и поставленный злыми Светлыми в очень интересное положение.
Самое смешное, что он почти не притворяется. Ключевое слово - почти. Не знаю, какой переключатель щелкнул у меня в мозгах, какой предохранитель сработал. Но теперь я это видела. И не испытывала ни малейшего желания издеваться над парнем или мстить за попытку изощренного мозготраха. В его положении это естественно.
Но и стелиться под ноги Темного не собиралась.
- Ты очень красивый. И умеешь быть чертовски соблазнительным. Если уж тебе нужны мои комплименты. В какой-то мере мне действительно… понравилось. Но не настолько, чтобы этот опыт хотелось повторить. Ладно. Шкала упала, значит надо начать все сначала, я правильно поняла?
- Опыт, когда я усиливаю твое желание? Я только хотел сделать как лучше, - невинный и искренний взгляд плохо сочетались с воспоминаниями о том, что только что происходило. - Извини. - Владис смущенно пожал плечами и едва заметно улыбнулся. - И.. да... надо начинать ВСЕ сначала.
- Извиняю. Но больше так не делай, - повторила я, почти спокойно констатируя, что чертячье возбуждение действительно… упало. То, которое родное. А то, которое стеклянное, так в нем и торчало все это время. Ну и ладушки, зато теперь я знаю, с какого конца за это дело браться.
- Вставай, как раньше, - я не командовала, не отдавала приказов. Просто четко знала, что делаю и кто здесь главный.
Он покорно кивнул, повернулся и встал, быстро и лишь с легким намеком на эротичность в движениях, очевидно, природную. Я села на диван так, как сидела раньше, и уже трезвым взглядом оценила картину. Мдя, сюр полный. Может, мне тогда уже пойти дальше и представить себя, к примеру… ну… не знаю, боевой медсестрой. Оказывающей срочную помощь тяжелораненому бойцу… блин. Сексуального фронта, не иначе, кого еще могли тяжко ранить в жо… нижнюю голову, да еще и обеспечить проникающее ранение.
Как всегда, буйное воображение понеслось по кочкам вразнос, но зато мне стало смешно, а не страшно и не противно.
И вообще, задолбала ты, мать, хныкать и жаловаться на тяжкую судьбину. Тоже, нашла несчастье - чуть в мозг не поимели. Клюв не разевай, как ворона в опере, и будут твои мозги девственны до самой старости. Главное, сама себе их не насилуй.
Тем более что от всего устроенного чертячье-крылатыми персонажами представления уже есть одна существенная польза. Стоящий раком у моих ног паразит больше не кажется мне малолеткой, так что метания на тему педофильства сгинули в туман. Этот «мальчик» сам кого хочешь отпедофилит по самые рога. Это первое.
А второе - мне действительно больше не противно до него дотрагиваться даже с таким вот… сексуальным подтекстом. Он и правда очень красивый, и приятный на ощупь.
Никаких особенных желаний этот процесс и эта поза во мне не будит, но и протеста больше не вызывает. А если вспомнить, как чертенок тут извивался, сам насаживаясь сначала на мои пальцы, а потом на дилдо… ну что мне, жалко, что ли, в конце концов.
С такими мыслями я пересела удобнее, а чертенка за талию притянула к себе немного ближе, между колен. И машинально успокаивающе погладила напрягшуюся спину. Тепленький. Гладкий. Ну… приятно. Почти как кота. Нет, даже лучше.
Продолжая ласково поглаживать его одной рукой, и с каким-то по-детски азартным любопытством следить за его реакцией и своими собственными ощущениями, я поймала так и торчавший между шелковистых на ощупь круглых ягодиц «шашлычок». Он в чертенке почти полностью, снаружи осталось только гладкое основание, а все шарики внутри.
Поймала, легонько качнула и потянула, медленно извлекая из тела. Владис, замерший от моих неожиданных ласк, изогнулся, почти касаясь грудью пола. Покосившись на чертов градусник, я убедилась, что золотистая полоска уверенно ползет вверх.
Стеклянная «пирамидка» уже легко скользила внутри него, я чувствовала только мягкое короткое сопротивление, когда очередной шарик раздвигал послушную плоть, то выскальзывая наружу, то снова погружаясь. От этого движения приобретали ритмичную волнообразную вибрацию, отдающуюся в пальцах.
Темный, постанывая, пытался двигаться вслед за шариками. Выгибался в пояснице, раскрываясь передо мной, пытаясь раздвинуть ноги. Явно намекал, что жаждет поглаживаний не только по спине и по попе. Но я больше никуда не торопилась.
Продолжая ритмично двигать одной рукой, второй медленно исследовала переливы сильных мышц под упругой, уже снова чуть влажной и горячей кожей. Прослеживала на ощупь каждую, поглаживая и ловя момент, когда она проступит особенно четко, стоит чертенку у моих ног шевельнуться или выгнуться. Потянулась и провела пальцем вдоль позвоночника. Спустилась ниже и обхватила ладонью теплое полушарие, сжала несильно, чтобы опять поймать упругое биение мышц.
И меня почему-то совершенно не мучила совесть по поводу того, что исследуемый организм стонет все громче, извивается все нетерпеливее, а в его стонах слышится уже что-то почти жалобное. В конце концов! Это мой кот, то есть черт, я его кормлю, пою, порю… и вообще… значит, гладить буду, пока не надоест.
Я и гладила, не забывая ритмично двигать другой рукой. Нужный угол и скорость подбирались как-то сами, почти без моего участия. Мозготрах не прошел даром, взломщик наследил изрядно, а еще, по ходу, паспорт с адресом там посеял и ключи от собственного… жилища.
Непутевый мозгохакер между тем вообще потерял контроль, судя по его почти судорожным попыткам насадиться еще глубже, которые я легко пресекала, а так же отчаянным стонам, рваному дыханию и тихому, жалобному «пожалуйста… ну пожалуйста…аааах!»
«Ах!» - это я поймала собственную совесть. За хвост. А черта, соответственно, за другой орган. Ну, я же не живодер, в конце концов. Так что чуть наклонилась, скользнув ладонью по его бедру и, для начала, просто бережно обхватила основание члена пальцами. Большой… котик. Чертик. Короче, явно не ребеночек!
Владис вздрогнул всем телом, застонал, красиво перекатив мышцами ягодиц, и вообще на открытой волне транслировал общий небывалый экстаз по случаю сего события. Ну прямо даже и отказать в конфетке невозможно, так просит убедительно.
Для начала легонько погладила вдоль ствола, пробежалась по нежному кружеву венок, сомкнула пальцы в колечко, чуть сдвинула тающую под пальцами кожу… легко-легко, почти не касаясь, несколько раз, в одном ритме с движениями другой руки.
Чертячий организм под моими руками так откровенно плющило и таращило от удовольствия, что даже и посмотреть приятно. Кажется. Хм. Нда.
Он, кроме все того же «пожа-а-алуйста-а-а…а-а-а…», внятно ничего сказать и не пытается, даже больше не дергается сам насаживаться, полностью отдавшись в мою власть.
Очередное "пожа-а-а-алуйста" Темный простонал с такой интонацией и… убедительностью, как будто и правда умолял о чем-то. О чем?
Его тут выгибает параболами и гиперболами уже минут… долго. И напряженный член в моих пальцах буквально истекает смазкой. А также мелко-мелко вздрагивает, как и все тело. Того и гляди, взорвется. Я уже, честно говоря, слегка в недоумении по поводу такой выносливости чертячьего племени. Хотя кто их, темных, знает. Но вот мольбы и этот взгляд…
Владис, не прекращая этих уже слегка мучительных, как мне кажется, трепыханий, вывернулся так, что умудрился посмотреть на меня. Гибкий какой… а в глазах сквозь эйфорический туман - наслаждение вперемешку с болью, экстаз, нетерпение, полный вынос мозга, и действительно - отчаянная, дикая какая-то мольба.
Эм? Чего? Что опять не так? Вот дурында, а спросить слабо?
- Что? - я даже чуть приостановила движения обеих рук. - Чего ты хочешь? - Блин, надеюсь он еще в состоянии разговаривать внятно.
- Можно... можно, я кончу уже... ну пожалуйста! - последнее «пожалуйста» он простонал почти на вскрике.
И тут меня озарило. Долбануло по пустой голове, с размаху. Ну конечно! С чего бы иначе это идиотское наказание вообще было придумано!
Еще раз встретившись с шалым от наслаждения и совершенно потерянным взглядом, я вдруг поняла, что действительно больше не чувствую никакой злости или досады по поводу «первой половины» этого странного действа. Чертенок полной мерой огреб то, что попытался сделать со мной. Так ему и надо! Я отмщена, короче, хотя вроде и не злилась особо… на него. И все равно, чувство справедливости удовлетворенно мурлыкнуло и кивнуло. Сатисфакция удалась.
- Можно, - четко произнесла я.
И словно подтверждая мои слова, золотистая шкала подскочила до самого верха, зазвенела и пропала. А синяя полоска на одной из оставшихся тоже резко рванула вверх.

Опубликовано: 26.10.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 59 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 16 человек:

  1. Странные светлые. Совсем не светлые. Нормальные светлые воспитывают, перевоспитывают полным воздержанием, строгим постом, умерщвлением плоти (не путать с секс-поркой) и трудотерапией. А тут насилие. Более того — мужеложство! И Хде тут свет?)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. А мне нравятся все эти «Мышки и Котики». Это очень смешно и весело. А выражение » Это моя мышь!» вообще убивает :-)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Читаю по-пуритански завороженно, не отрываясь. Сопереживаю Владису.
    А ведь в сущности этот бедный мальчик (он же внешне завлекательный молодой человек) — бывший демон-оборотень с явно садистскими наклонностями. То есть что-то вроде ядовитого гада с вырванным жалом, нечто наподобие леопарда-людоеда, которому выломали все зубы и выдрали с мясом когти (представляю, что сделал бы этот «чертёнок» с мышью Алёной в первую же встречу, не будь он «заблокирован»).
    Почему зло так притягательно? Почему большинство женщин привлекают больше демоны (пусть и в прошлом), а не ангелы? Почему многих мужчин «немного стерва» всегда будет заводить сильнее, чем заботливая, источающая сплошную доброту женщина?
    Но я собственно о другом хотел спросить. Ирина, как в вас умещается всё это? — все ваши миры, все персонажи, начиная с правильной, глубоко порядочной Алёны, у которой даже недостатки выступают в роли достоинств, до таких мстительных девочек, как Лий («Тени Крылатых 11»), чья кровожадная стервозность повергла меня вчера в шок.
    Я в восхищении. В искреннем восхищении.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Ирина, как в вас умещается всё это?

      Наверное потому что не умещаются. Авторов я четко указываю, так что почему вы мне приписываете авторство «Теней» не понятно. Там два других автора, Каринтиан и Алеси.
      А в этой книге за Алёну писала Джейд. Я — за Владиса.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Почему зло так притягательно? Почему большинство женщин привлекают больше демоны (пусть и в прошлом), а не ангелы? Почему многих мужчин «немного стерва» всегда будет заводить сильнее, чем заботливая, источающая сплошную доброту женщина?

      Потому что чисто белый, как и чисто черный — скучно, пресно, однообразно. Привлекает не однотонность, а разнообразие оттенков. И у бывшего демона их больше, чем у добропорядочного идеального ангела (в этой книге, кстати, таких нет ;))
      Стервизм — изюминка в женщине, приправа, с которой главное не переборщить…

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. очень аппетитно) И пора уже называть ггероиню как-то иначе а то мое воображение мышей, котов каких-то рисует, отвлекает.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Хаха как пить дать в углу светлый притаился)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Очень симпатично и весело. По итогам пяти глав.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  7. ну… 5 глава — это что-то! вот уж точно и смех, и грех! разность менталитетов у героев порождает забавные ситуации))) класс!!! читала и хихикала! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1