На халяву 12

Алена:
Как оно так вышло, я сама не заметила. Просто в какой-то момент поймала себя на мысли, что с удовольствием бегу домой, потому что меня там ждут. И не просто кто-то, а этот конкретный… та-а-акой конкретный чертенок, что дальше некуда. Смешно…
Нет, правда! Я уже давно столько не гуляла и не смеялась. С ним легко. Вообще-то мне со многими легко, почти со всеми. Исключение составляют слишком настырные ухажеры и откровенные зануды. Чертенок не был ни тем, ни другим. Хотя некие намеки на попытки поухаживать у него явно проскальзывали, но как-то так ненавязчиво… и вообще он какой-то… родной, что ли, стал. Как будто был здесь всегда.
Я не могла не отметить, как сильно меняется парень за такое короткое, казалось бы, время. И поневоле закрадывалась мысль, что что-то сильно не так было у этих светлых с их перевоспитаниями. Осторожные расспросы выявили странную картину. Те сто лет, что Владис провел в «патриотическом лагере», он вообще помнил смутно. Скорее, тело помнило. А вот насчет сознания были непонятки. И про сто лет ему сказали, а не сам он посчитал и проследил, как выяснилось. Светлюк сказал, у которого чертенок провел три года и чуть окончательно не рехнулся, еще и озлобившись на весь мир. И в кого его, спрашивается, перевоспитывали?
Таких вопросов было множество, а ответов - ни одного. Но у меня было стойкое ощущение, что, попав в нормальные условия, чертенок, словно сжатая до предела пружина, которую вдруг отпустили, стремительно пошел «в рост», наверстывая потерянное время…
Но точно я знать, конечно, не могла, а чертов договор на эти вопросы не отвечал, хотя я за ради эксперимента подожгла ему уголок над газовой плитой. В качестве устрашения. Не сработало, уголок отрос заново, а чертов свиток скатался в плотную трубочку и сутки потом со мной «не разговаривал», отказываясь разворачиваться.

Сегодня чертенок превзошел самого себя. Это даже как-то нечестно. Он сковородку в руки взял чуть больше недели назад, а уже ТАК готовит! Причем, что интересно, я отчетливо вижу, что делает он это даже с удовольствием. Мне бы так!!! А ни фига, как увижу разделочную доску и поварешку - единственное желание - зарастить пищевод и научиться фотосинтезу, или, к примеру, питаться праной какой-нибудь, как тибетский лама.
Но с фотосинтезом пока не срастается, а Тибет далеко… так что на вкусные запахи я реагирую как насквозь приземленное «ни разу не растение» - обильными слюнками. Вот как сейчас.
Даже не самое веселое начало разговора не помешало лопать и нахваливать. Чертенок светился, как звезда на елке, и подливал мне вина. Я не стала уточнять, что вино не люблю в принципе, как и любое спиртное. Мне не нравится вкус брожения, и приятной расслабухи не наступает, даже обидно. Особенно в компании, когда всем уже весело, а ты сидишь, как последний трезвый дурак, и ждешь, когда голова заболит. Вот такой у меня метаболизм странный - вообще не пьянею, зато похмелье наступает через полчаса и без всяких приятных бонусов в промежутке.
Но хорошее вино я оценить могу - по интересному признаку минимальной противности и даже некого условно-приятного послевкусия. Чертенок купил именно такое. И под восхитительное мясо оно полилось на ура, хотя я, по сложившейся привычке, дальше одного бокала все равно не пошла, отпивая по малюсенькому глоточку и не давая шанса подливать слишком часто.
Мы поужинали, поболтали, потом чертенок с какой-то волшебной, непостижимой обычным людям легкостью навел порядок, и так укоризненно взглянул, едва я попыталась втихаря слинять в мастерскую, что мне по-настоящему стало стыдно.

Так что мы пошли смотреть кино. Я поставила своего любимого «Константина», главный герой которого, кстати, был немного похож на чертенка внешне. Двойное наслаждение - любимый фильм и экспрессивные комментарии настоящего демона всему тому, что наснимал режиссер о чертях и ангелах.
Неожиданно чертенок всерьез заинтересовался фильмом, хотя сначала было видно, что у него на уме явно другое. Мы устроились вдвоем на его диване, почти в обнимку, подпихнув за спину все подушки, которые нашлись, и смотрели с ноута, расположив его у меня на коленях.
Чем дальше, тем больше фильм увлекал мое собственное рогатенькое, он даже когда положил руку мне на ногу и чуть сжал, по-моему, этого не осознал, потому что весь был в перипетиях сюжета. И комментировал очень забавно, где-то впадая в задумчивость, где-то громко возмущаясь.
Дескать, где они этой ереси понабрались, на самом деле все не так!!! И нет у Люцифера никакой дочери, и сами они Маммон…ты… недовымершие, а сына совсем не так зовут. И полукровки - это ваааще... это круче, чем бесконтрольное размножение! Это ж надо было такое придумать! Да полукровки редкость редкая! А Чэса жалко…
Короче, это было удовольствие в квадрате - и от фильма, и от чертика. Я даже пожалела, когда фильм закончился.

Чертенок аккуратно забрал у меня ноутбук и отнес его на стол, потом вернулся и протянул руку, помогая выбраться из подушечных залежей. И глаза у него были такие, что я всерьез забеспокоилась. Ну точно… за ту же руку меня потянули к себе и попытались обнять, а потом и поцеловать куда-то в шею.
- Чертенок… - я отстранилась. - Давай не будем все портить, а?
Во рту появился странный привкус… какой-то горький. От того, что все эти его заигрывания - они, собственно, не для меня. Ему все равно, я это или не я, просто он ни с кем другим… не может. Есть в этом что-то невероятно гадкое и унизительное. И… где-то в самой глубине души оседает муть с горьким привкусом разочарования. Мать, ты чего, совсем офонарела?! Какое к чертям разочарование! Тебя никто и не очаровывал! То есть очаровывал, но не тебя. То есть… в общем, нет. Это нечестно - пользоваться его безвыходным положением. И вообще, надо бы сходить на свидание, что ли. Этот парнишка, Дима, новый программист, вполне в моем вкусе, и ухаживает без банальщины. А то скоро начну на людей бросаться, не только комок в горле сглатывать, когда Владис вот так пытается «заигрывать с хозяйкой».
Чертенок все это время изумленно как-то смотрел на меня, потом нахмурился:
- Что ВСЕ мы не будем портить?
Но при этом сделал от меня шаг в сторону, и к его непониманию начало примешиваться что-то похожее на злость.
- Чертенок... - наверное, стоит ему все объяснить. Вот черт... это надо сделать так, чтобы не обидеть, он же не виноват. - Послушай. Не злись. Ну, все же так здорово у нас. Ты... такой родной стал, близкий. Пусть так и дальше будет. Ты вовсе не обязан «удовлетворять» меня, как этого, - я поморщилась, - Светлюка-засранца. Не надо.
На секунду мне показалось, что Владис сейчас вновь психанет, сорвется и убежит, как в первые дни. По крайней мере выражение лица у него стало соответствующее. Ноздри гневно раздувались, глаза сверкали, руки сжались в кулаки... Я уже ожидала взрыва и хлопка дверью, но их не последовало.
- Родной и близкий? Брат и друг... Отлично! Просто отлично... Тогда зачем ты себя с ними, - он махнул рукой в тот угол, где мелькало видение Светлого шпиона, - сравниваешь? Подумай, зачем мне напрягаться, если это ты считаешь себя обязанной удовлетворять меня?!
- Чертенок... - я вздохнула, пошла и села обратно на диван. - Ну не злись, пожалуйста. Хорошо, я не буду сравнивать. И я не считаю себя обязанной тебя удовлетворять. Все гораздо проще. Ты мой друг, и ты попал в безвыходную ситуацию. Тебе помощь нужна, тебе плохо, и кем я, по-твоему, буду, если воспользуюсь этим? Такой же лицемеркой, как Светлые. Я ведь сама по себе тебе в этом отношении не особо и нужна. Просто я женщина, а у тебя давно не было нормального... секса. Я все понимаю. Подожди немного, мы что-нибудь придумаем, и все у тебя еще будет хорошо.
Владис, склонив голову набок, изучал меня с таким лицом, как будто очень сомневался в моих умственных способностях.
- То есть ты считаешь, что я тебя от безысходности соблазняю? - как-то медленно, едва сдерживаясь, спросил он. - Хаискорт! И что МЫ придумаем? Девочку мне на ночь снимем? - Само ехидство. - Она-то мне точно ничем не обязана. Ну напряги голову! Зачем мне ТАК стараться, чтобы соблазнить конкретно тебя?
- Да при чем тут я, чертенок?! Ты не меня соблазняешь. Ты соблазняешь того, кто тобой владеет. Потому, что у тебя выбора нет! И воспользоваться этим... неужели не понимаешь? Это мерзко и унизительно - заниматься сексом с тем, кто не может тебе отказать. Это... как признать себя полным ничтожеством, неспособным завоевать желанного, умеющим только украсть или заставить. Или воспользоваться чужой бедой и беспомощностью, - меня натуральным образом передернуло. - Так поступают... Самые слабые, ущербные какие-то. Я не такая. А для тебя... ну придумаем, пусть даже девочку по найму, если ты захочешь.
- То есть то, что я сейчас делаю - это не завоевывание желанного?
Я в очередной раз тяжело вздохнула и посмотрела чертенку прямо в глаза:
- Владис, скажи честно. Если бы ты был свободен и мог выбирать, и вот тогда ты бы просто встретил меня на улице... в своем мире. Ты бы тоже завоевывал?
- Да я вообще мало кого завоевывал, - фыркнул презрительно чертенок. - Скорее выбирал из сдавшихся без боя. А тебя... на улице... да я бы даже не заметил! И ты прекрасно это знаешь... Потому что внешне ты мышка-мышкой.
Я засмеялась.
- Именно, чертенок. Мне это жить не мешает, и быть любимой не мешает, и дружить, и встречаться с мужчинами. Но мы сейчас о другом говорим. О том, что это не ты и не меня завоевываешь, а твоя безвыходность этот самый выход ищет. Мы его найдем, но не так, договорились?
- Ты говоришь правильные вещи, но прячешь их под тонной бреда. Как в твоем любимом кино, - Владис, не глядя на меня, открыл шкаф и положил на диван пирамидку и смазку.
Ну вот. Блин, забыла, что сегодня третий день... будь он неладен! Я уже тихо ненавижу этот его трехвалентный градусник. Потому что я - живая здоровая женщина, а чертенок чертовски соблазнительный парень. И, даже несмотря на то, что ему требуется совершенно противоестественное это... мать их воспитательную, имение, я все равно потом каждый раз полночи заснуть не могу.
А чертенок, повернувшись, тоже улыбнулся мне в ответ, резко меняя интонацию со злой и серьезной на небрежно-легкую:
- Не понимаю, зачем нам искать какой-то выход. Но ты сегодня настроена философски, поэтому попробуем все испортить в другой раз.
Я только пожала плечами. Надеюсь, другой раз настанет нескоро, и вообще. Почему-то там, глубоко внутри, как-то... больно. От того, что ему нужна не я, а выход.
Ладно, заканчиваем ныть. Страдалица нашлась. Вон у тебя тут черт недое… неоприходованный, и градусник гнусно подмигивает третьей шкалой. Интересно, если его попробовать вечером второго дня забыть нечаянно в муфельной печи, может он того? Передумает моргать? Хха! Это он мои мысли читает, злобный приборчик, вон как притух, но столбики по шкале не поднял, сволочь непреклонная. Только унижомерная синяя полоска на две трети полна, а болючая всего на треть. Ну а трахательная - на нуле, молоток ей в соседи.
Чертенок между тем уже разделся, без обычных своих ужимок, к которым я, оказывается, успела привыкнуть. И которые, черти их возьми, оказывается, здорово облегчали дело. А сейчас я себя почувствовала палачом каким-то. Пля! Почему все так непросто, а?
Ну нет, пусть лучше кокетничает! А я уж как-нибудь справлюсь.
Очевидно, Владис заметил мое напряжение... Он, зараза такая, последнее время мои перепады настроения чувствует раньше, чем я успеваю сама понять, что происходит!
Обернулся и улыбнулся. А я села рядышком с устроившимся на диване чертенком, и нежно-нежно погладила сначала по спине, снизу вверх, по позвоночнику, а потом запустила пальцы в волосы и легонько потянула, еще сильнее разворачивая его лицом к себе.
- Владис, что бы ты ни думал, мне нравится к тебе даже просто прикасаться. Гладить. Дарить удовольствие.
Кокетливо-гордая улыбка была мне ответом.
Вот, другое дело! Котенок… быть с тобой нежной так просто… даже не верится, что тот кусочек чужой памяти, что уже почти ушел куда-то в глубины моего подсознания - тоже о тебе. Но я все еще помню… ладно. Не время.
Я не стала сразу хвататься за этот дурацкий стеклянный член. Гладила и гладила, ласкала, иногда, словно невзначай, дотрагиваясь до особенно чувствительных мест.
Чертенок мурлыкал, прогибался, выгибался и только хвостиком не вилял от удовольствия... но попкой накручивал очень соблазнительно. И вообще, он удивительно гибкий, даже не как кот, а как… змей. Наводит на размышления, в кого он там оборачивался… но чертиное настроение падает при одном упоминании заблокированного оборота, так что я не спрашиваю.
Постепенно нежное мурлыканье сменилось нетерпеливым постаныванием. Владис был «готов» на все сто без всякой «неестественной» стимуляции. Но без нее, увы, никак. Так что берем смазку и так же нежно, продолжая гладить гладкое-теплое, вздрагивающее и стонущее… сначала одним пальчиком, потом двумя… Черт, никогда не задумывалась о таких подробностях мужской анатомии, но теперь я не хуже заправского доктора знаю, где у мальчиков простата. Нда. И как они реагируют на ее «стимуляцию» - тоже.
Владис утробно взмурлыкнул, стоило лишь чуть задеть это волшебное место, и выгнулся, запрокидывая голову, раздвигая колени и еще шире раскрываясь навстречу моей руке.

Мне вдруг захотелось, как в тот первый раз, довести его до того, что он почти потерял сознание во время оргазма, настолько сильными были ощущения. Хоть это я могу себе… позволить. И вообще - просто могу.
Так что даже когда мои пальцы сменились той самой прозрачной… хренью, я никуда не стала торопиться. В последние пару раз я старалась закончить «процедуру» побыстрее. Чертенок получал оргазм, но быстрый и, судя по реакции, далеко не такой острый и бурный, как в первый раз. А сегодня… в конце концов, он заслужил.
И потому первые, еще связные, просьбы я проигнорировала, только улыбнулась котенку, когда он в очередной раз выгнулся и посмотрел на меня умоляющими, слегка уже шалыми от возбуждения глазами.
Он стонал, крутился, сам насаживался на знакомо и сладко отдающую в пальцы мягким вибрированием пирамидку. И вообще, вел себя весьма активно, провоцируя меня на большее и постепенно теряя над собой контроль.
И это при том, что одна моя рука держала «неестественность», мягко двигая ее внутри Владиса, а вторая гладила везде, но пока даже близко не касалась напряженного, уже истекающего смазкой члена. Хотя чертенок как только ни изгибался, чтобы задеть своим гордо стоящим органом мою руку.
- Скажи. Скажи мне, - улыбнулась я, когда Владис в очередной раз умоляюще застонал, заглядывая мне в глаза. Парадокс… дурацкая синяя полоска тут же поползла вверх, а градусник замурчал почти так же довольно, как чертенок. Это отчетливо было видно - Владису нравится… НРАВИТСЯ! Вот так вслух просить меня.
- Можно? - почти промурлыкал он. - Пожалуууйста!
- Можно что? - с коварной улыбкой переспросила я, в очередной раз быстро сдвигая пальцы за мгновение до того, как они коснулись бы напряженной головки члена.
Миадерпиан весело хрюкал, чертенок смотрел на меня букой, облизывая пересохшие губы, а я .... да, я зараза, но я тоже хочу… это мое моральное удовлетворение, вот. Я сказала, моральное! Сердце, уймись, ты мне сейчас ребра поломаешь и вывалишься…
- Можно мне кончить, - Владис проговорил это, уже не совсем осознавая, по-моему.
- Нет еще.
Да-а-а, а я, оказывается, тоже умею быть этой… как ее… садюгой! Нет… а, садисткой!
- Ну пожааалуйста, - томно протянул чертенок, и взгляд стал кокетливо-заигрывающий. - Я же был хооорошим! - и в глазах чертики... стаями... хороший он!
- О-о-очень хорошим, - согласилась я, и сама удивилась. Мой собственный голос предательски мурлыкает в унисон с Владисовым. Ну… и ладно… - Потому и нельзя. Пока, - моя рука снова порхнула мимо самого чувствительного чертячьего органа, почти коснувшись, почти ощутив шелковую нежность.
И тут градусник вдруг взял и… закурлыкал, как объевшийся крошек толстый голубь на бульваре, засиял и брлямкнул, сначала заполненной синей шкалой, а потом… золотой. Которая тоже выдала ликующую трель, и пропала. Хм, то есть, по его мнению, я уже достаточно довольна жизнью? Хрен вам!
Владис обернулся, выдохнул, вновь посмотрел на меня как-то изучающе, насколько это было возможно в том состоянии, котором он находился... сфокусировался и улыбнулся, хитро-удовлетворенно.
- Мы-ы-ышка, можно я кончу?
- Кончишь, - я решила не обращать на вредительский градусник внимания. - Чуть позже. Я еще не... до конца морально удовлетворилась. Это ему, - кивнула я в сторону притихшего злодиметра, - хватит. А мне - нет.
- Да ты... у меня... садистка еще та, се-е-естренка, - протянул чертенок.
- Тебе самому нравится, - показала я ему язык, и без предупреждения провела пальчиком от основания члена до головки.
- Да меня...сейчас...разорвет... на сотню...на тысячу чертиков! Мы-ы-ышка, я тебе завтра еще вкуснее ужин приготовлю!
- Много разговариваешь, - усмехнулась я, обхватывая ствол пальцами под самой головкой, и чуть сдвигая кожицу. Черт, эта… игра… стала похожа на «помощь ближнему» или «медицинскую процедуру» не больше, чем тригонометрическая функция на валенок. А мне… все равно.
Владис зажмурился и замер:
- Ну мы-ы-ы-ышечка, ну пожалуйста…
Я не стала отвечать. Вообще. Просто легонько перебирала пальчиками одной руки и мягко двигала другой, в пальцах которой была зажата пирамидка.
Чертенок сладко застонал, закрыл глаза и ... похоже, практически отключился от реальности... только постанывал... все громче и громче.
- Можно, чертенок, - шепнула я, потянувшись к нему, почти в розовое ухо. И… легонечко подула.
Уууу…. Если бы я его молнией шибанула, эффект был бы не такой… впечатляющий. Его трясло и выгибало, совсем как в первый раз. А то и сильнее! Аж приятно посмотреть на дело… рук своих. Залив все покрывало, Владис бессильно рухнул на него пузом, как только сладкие судороги немного утихли.
В себя он начал потихоньку приходить только минут через пять-десять. И хорошо, что так долго, потому что я успела отдышаться, собрать в кучку разъезжающиеся мысли и конечности. Постучать по ним кулаком - мысленно. Сказать сердцу, что такими темпами оно точно сделает во мне дырку, и это плохо кончится для нас обоих. Пойти… водички попить. И вернуться уже более-менее адекватным человеком.
- Чертенок, а ты в душ не хочешь?
На меня посмотрели одним глазом, едва оторвав голову от подушки.
- Давай ты сначала выпорешь, потом я сдохн... посплю... ладно, сначала под душ, там и сдохну... спать там неудобно. Короче выпори уже сначала, а потом под душ... и только потом! - Владис даже приоткрыл второй глаз. - Потом - спасатель!
- Программа принимается, - вздохнула я, и пошла доставать чертову палку.
Я ее на шкаф пристроила на постоянное место жительства, а то не хватало, чтобы Эмма Львовна об нее постоянно спотыкалась во время своих визитов. Она дама деликатная, но рано или поздно… нафиг.
Злодейский красный столбик был заполнен чуть больше чем на треть, но это уже лучше, чем заполнять его с ноля. И все равно, у меня сердце болезненно сжималось каждый раз, когда расслабленное после оргазма чертячье тело выгибалось от боли. Пальцами он вцепился в покрывало, комкая и стягивая последнее все больше, но молчал, только дышал резко и прерывисто.
Только в самом конце не сдержался и сказал покрывалу, что оно «Хаискорт…грррбрррхррр» и дальше неразборчиво. Зато градусник сразу наелся и уснул, явно с чувством хорошо выполненного долга.
Я отнесла палку на шкаф, вернулась и села рядышком с бессильно распластанным по покрывалу чертиком. Погладила бедного. По волосам, влажным и взлохмаченным, по спине. Тоже влажной и горячей.
- Ща я ка-а-ак встану, - угрожающе прошептал Владис. – Ка-а-а-ак доползу до душа...
- Боюсь-боюсь. Тебе помочь?
- Сам... Ну или ладно... до ванной - помочь, - согласился чертенок, типа сделав мне одолжение.
Одолжение так одолжение… транспортировка полудохлой чертятинки в душ уже стала почти привычным делом. А пока он плюхался и булькал, я содрала с дивана уделанное мощным чертиным либидо покрывало и отнесла его в стирку. Перестелила ему постель и принесла новый тюбик спасателя из холодильника.
Довольное тело, ожившее, но не взбодрившееся, упало на диван, сладко потянулось и томно муркнуло:
- Ма-а-ажь...

Владис:
Первым моим желанием было гаркнуть: «Это ты все портишь, а не я!» и убежать… нет, разнести тут все к чертям! А уже потом убежать, далеко-далеко, подальше от этой глупой женщины. Вот только бежать мне было некуда. До смешного - мы сейчас были в моей собственной комнате… Едва я выскочу на улицу, меня вернут обратно, потому что сейчас это будет побег. Марбхфхаискорт! Злость во мне бурлила и кипела, готовая выплеснуться наружу в любой момент, а я, - чудом, не иначе! - ее удерживал. Черти ей мозги прополоскай, и мне заодно! Никогда еще себя таким идиотом не чувствовал… Хотя что-то я повторяюсь. С ней это мое обычное состояние. Пора бы уже привыкнуть!
Да чтобы я… ради ужина с женщиной… целый день носился по городу, как укушенный?! И потом еще сам, - САМ! - приготовил этот чертов ужин! И после этого мне, честно глядя в глаза, заявляют: «Милый, давай не будем все портить?» Пфффф…
Ну дальше пошел повтор бреда про то, что я для нее только брат и друг… Хаискорт! Так убедительно, что я почти поверил, почти… Напрягать голову и обдумывать, зачем мне - МНЕ! - столько стараний, чтобы просто соблазнить женщину, которая и так меня ублажает, мышь категорически не хотела. Она только объявила, что чуть ли не гордится тем, что она вот такая вот серенькая и блекленькая. «Мне это жить не мешает, и быть любимой не мешает, и дружить, и встречаться с мужчинами». Точно! Готовить не умею, убираться не хочу, за собой следить не буду, не мешай мне воспринимать тебя, как брата и друга, и вообще достал ты меня - сейчас тебе девочку снимем, и отвали! И после этого она мне заявляет, что это я веду себя порой как ребенок?! Да уж поумнее некоторых, точно… а раз умный из нас двоих - я, значит, надо замять тему, всучить ей орудие… черти это дилдо на осколки разбей и у Светлых по полу рассыпь! Раз с ужином слету не получилось, еще что-нибудь придумаю. Марбхфхаискорт! Это был уже просто вызов! Я обязан был ее добиться!

Уже засыпая вечером, совершенно не чувствуя боли в выпоротой заднице и обиды от того, что мышка умудрилась не сразу попасть мне в лапы, а сопротивляется… Хаискорт! Так это чисто по-родственному сопротивляется, по-дружески! Только подруги и сестры могут наслаждаться своей властью над мужчиной… тем, что он не может кончить без их желания… тем, что его оргазм полностью зависит от них… только подруги и сестры заставляют мужчину умолять позволить ему кончить… и наслаждаются этим! Только друзей и братьев можно оттрахать до тумана в глазах… Хаискорт, если так рассуждать, то я много потерял, не переспав с настоящими сестрами!
Взбив подушку и обняв ее покрепче, я почти сразу уснул, как только Алена вышла из комнаты. Последняя сознательная мысль была: «Надеюсь, хоть себе она не лжет…»

Не то чтобы я оставил попытки соблазнить мышку, но теперь я старался делать это не так откровенно, исподволь. Пресекая все ее хитрые попытки назначить меня младшим братом и успокоиться на этом. Главное, спроси меня кто, почему идея жить с ней в милых семейных отношениях вставала у меня как кость в горле и не глоталась, не объясню. Нет, азарт - понятно. Мне еще никто не отказывал. А уж несколько раз подряд… тем более! А если добавить к этому усилия, которые я уже потратил, чтобы добиться этой женщины… Марбхфхаискорт! Да я сам себя уважать перестану! Она будет моей, чего бы мне это ни стоило.

Кстати, о стоимости… В следующий свой приезд Эмма Львовна выдала мне адрес пожилой пары, у которой дети уехали в другую страну, оставив родителям своих питомцев - двух собак. «Очень больших собак». На короткие, «туалетные» прогулки старики их как-то умудрялись вывести. Но необходима была еще одна двухчасовая прогулка каждый день. Два часа выгуливать собак, хаискорт!
Хотя это было лучше, чем мотаться по городу, не имея ни личного транспорта, ни документов. Вернее, транспорт-то у нас был. Но в этом мирке полагалось официально подтвердить свое умение им управлять, отучившись в школе и получив права. К обучению в школе я точно был не готов, а главное, у меня не было «документов, удостоверяющих мою личность». И тут это была серьезная проблема.
Как выяснилось - вполне решаемая. С помощью той же Эммы Львовны. Мне были обещаны документы через две недели, чисто за символическую сумму. И я собирался приобрести их за свои деньги.

Так что сначала я помог Эмме Львовне убраться в квартире, вежливо игнорируя ее намеки на то, чтобы я посидел спокойно и не мешался ей под ногами так старательно. Но мне было обещано, что как только она закончит - мы поедем на какой-то рынок, где меня познакомят с Натальей Борисовной, Геннадием Захарычем и еще кем-то с совсем незапоминающимся именем из трех частей. А еще меня отвезут «на базу», но уже не сегодня. Там надо закупаться овощами зимой, когда холодно, снежно, и вообще мерзко. Хаискорт! Я думал, что хуже здешней осени ничего не бывает. А тут, оказывается, скоро наступит зима. Кстати, царствующая королева была очень удивлена представшим перед ней порядком и посматривала на меня с плохо скрываемым уважением. Благодаря моей помощи, хотя мне и было объявлено, что вопреки, но я, естественно, не поверил... мы освободились достаточно быстро.

Рынок произвел на меня неизгладимое впечатление. Но мясо тут было… мясом. Молоко пахло молоком, яйца… ненавижу! Но они тоже пахли яйцами… Овощи тоже пахли овощами, и яблоки, даже на вкус, были яблоками!
Закупились мы с Эммой Львовной «как на Северный полюс». Не знаю, что это за загадочное место, но сумок на мне было целых четыре штуки. Битком набитых, больших таких синих сумок. Причем три из них были нам с мышкой. Да, я запасливый… хозяйственный… и еще… домовитый! Всеми этими эпитетами меня наградила королева, наблюдая, как я выбираю продукты и торгуюсь.
То, что на рынке можно торговаться, мне понравилось. Я раньше не очень это любил, считая, что настоящий аристократ - это тот, кто может бросить названную сумму под ноги продавцу и забрать понравившейся товар. Но раньше я и продукты не закупал, и еду сам не готовил. И конвертик с деньгами на месяц… а это, черти время ускорь в два раза, тридцать дней. Из которых прошло лишь семь! То есть нам еще жить и жить, а жить-то и не на что. Как тут не станешь… домовитым?! Тем более с такой женщиной, как мышка, рядом?

Женщина, кстати, заявилась только к ужину, который с удовольствием навернула, и убежала к себе в мастерскую, потому что у нее скоро выставка и надо столько всего понаделать… А я остался мыть посуду, хаискорт! На третьей тарелке плюнул и ушел к себе в комнату. Читать. Как она до этого выживала, без меня, не понимаю?!

С утра я оставил Алене записку, что уехал по делам, вернусь через три часа. Надеюсь, она догадается чем-то позавтракать, пока я собак выгуливаю, черти ей глаза на содержимое холодильника раскрой!

Встречала меня у подъезда очень милая, хрупкая пожилая… леди, другое слово ей не подходило. Ну не зря же Эмма Львовна рекомендовала ее как свою хорошую знакомую. Царствующие королевы могут общаться только с себе подобными. Правда, в этой леди не было напористости Эммы Львовны, наоборот, она была какая-то тихая, скромная, и чуть виновато улыбалась. Вот с этой виноватой улыбкой она принялась рассказывать мне про своих «мальчиков», пока мы поднимались по лестнице. Анна Марковна честно предупредила меня, что несколько человек уже отказалось от этой работы, потому что ее «мальчики» слишком большие, слишком активные, слишком… дружелюбные и игривые, и совершенно невоспитанные.
Сына они уважали, а вот его родителей… Нет, дома они еще как-то слушаются, по старой памяти, наверное. Но, почуяв уличную свободу, весело скачут, куда собачьей душе угодно, волоча на поводке каждый своего смешного человечка и весело высекая его каблуками искры из асфальта. Хорошо, если обеим собачьим душам хочется гулять в одном направлении, а бывает, что они разлучают несчастную пожилую пару на все два часа прогулки. Гоняют кошек и прохожих. Они очень милые и общительные, но люди их пугаются, и уже было несколько неприятных ситуаций… не все любят играть в «догоним-уроним, уроним-потопчем», и в дружелюбие страшных черных косматых варваров по восемьдесят килограмм каждый упорно не верят…
У двери нас встретило утробное, басовитое и хоровое «РРГААУВ!!», после чего сама дверь, массивная и основательная, содрогнулась и едва не слетела с петель, словно в нее изнутри как следует шибанули тараном. Я опасливо посмотрел на леди и храбро пропустил ее вперед, как и положено настоящему джентльмену.
Не успел я зайти следом, как на меня напрыгнули два черных лохматых медведя! «Мальчики»! Я издал характерный свистяще-шипящий звук, предупреждая о своих воинственных намерениях, и «мальчики» плюхнулись на свои задницы, изучая меня черными, блестящими глазищами из под густой челки.
Минутный шок, и оба зверя принялись меня отчаянно нюхать, бесы их за хвосты раскрути… Я принял уверенную позу альфы и лишь изредка посвистывал. Спустя еще несколько минут пожилая леди и ее муж, вышедший со мной поздороваться, с удивлением взирали на то, как их «невоспитанные» собачки валяются передо мной пузом кверху. Что ж, я даже присел на корточки, чтобы небрежно почесать два этих пуза, а потом повелительно рыкнул, и парочка еще больше засучила задними ногами, признавая во мне вожака.
- Как я понимаю, проблем с послушанием на прогулках у вас не будет, молодой человек? - с плохо скрываемым восхищением в голосе уточнил муж Анны Марковны.
Я уверенно кивнул:
- Никаких, сэр.
На мое обращение он как-то удивленно хмыкнул. Кстати, странно, на «леди» Алена и Эмма Львовна реагируют совершенно спокойно. Наверное, к мужчинам здесь принято обращаться как-то иначе. Надо будет уточнить потом.

Через три с половиной часа я вернулся к нам домой, уставший, отбегавший два часа по лесу в компании двух огромных монстров, черных терьеров, так называется их порода. Их хозяева, узнав, что я точно приеду завтра, по-моему, готовы были меня расцеловать. Я же хотел под душ, поесть и… к мышке, похвастаться честно заработанными тысячами. Целыми двумя. Полторы тысячи за эту прогулку и пятьсот - аванс, за следующую.

Опубликовано: 10.11.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 78 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 24 человека:

  1. Ай да умница чертенок! Аристократ он, видите ли! У нас ещё и не таких аристократов перевоспитывают.
    А вот имя чертовски знакомое… Анна Марковна…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Ёлки-моталки! Сначала ласкать, доводить до пика наслаждения мужчину, который становится тебе родным, самой получая от этого удовольствие. А потом пороть. Бр-р-р. И кого тут наказывают?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Иех, многие мужчины только рады бы были…. ;) и женщины тоже… но это конечно сложно понять тем, кто не в теме. Я вот свою подругу, терпящую мужа-скандалиста понять не могу и мать, прожившую шестнадцать лет с отцом-алкоголиком. А вот возбудить и выпороть… это я понимаю, ух как понимаю!))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Хих, я точно не в теме. )) И для меня это точно бр-р-р. Вот как она его ласка-а-а-ла, ох, аж сердце затрепетало. С другой стороны, тема — это, ну я так себе представляю, что-то похоже на игру, пусть мне и не понятную, совсем. А вот жизнь с мужем-алкоголиком это точно мазохизм, круглосуточный и, порой, длинною в жизнь. И садизм по отношению к собственным детям.

        Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. ,,Это так мерзко и унизительно-заниматься сексом стем кто не может тебе отказать,, -вы авторы парадоксов.Ведь вы создали целый мир противоречащий этой цитате.
    В этом произведении много юмора, но это не мешает думать, а думать есть над чем.Это и привлекает в ваших произведениях, хотя мне лично, ингода некоторые места даются с трудом.Но к данному произведению это не имеет отношения.Ваш,, Макаренко,, не вызывает отторжения

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Я поняла! Эмма Львовна — фея! Прям сказка какая-то. Не оторваться!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. супер

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Уважаемые Авторы, попала на Вашу страницу случайно, но иначе чем Провидением это не назовешь! Ваше Произведение, именно с большой буквы, настолько цепляет, втягивает буквально в себя, что не оторваться больше, да и не хочется отрываться-то, честно говоря! С большим удовольствием наблюдаю за развитием событий! И немного с печалью, ведь чем дальше, тем лучше, но и развязка ближе, что удручает))
    Но в любом случае хочу сказать, что прожить вместе с Вами, героями и другими Вашими поклонниками эту историю для меня очень приятно и чертовски здорово!
    Спасибо)

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Очень приятно, что вам нравится))) Мы рады, что вы живете с нашими читателями, нами, героями и вообще мы всегда рады хорошей компании!
      Эта история закончится и мы начнем еще… У нас нехватка времени, а планов… громадье! Присоединяйтесь :) И да неотпугнут вас наши странные экзотические эротические предпочтения =)

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  7. вот раза три перечитала, а в голову только одна фраа и приходит: «ой мамочки, что делается…». эмоции в разнос пошли. и не знаешь, то ли смеяться (потому что шикарно написано, люблю именно такой стиль и такой стебный юмор), или прослезиться от умиления от этой парочки. Я ж их прямо как живых представляю! Переживаю, как за родных!
    а можно вопрос? я правильно поняла, что когда Владис искренне и бескорыстно делает что-тоо хорошее, на дурацком градуснике шкала уменьшается? в смысле не наполнение ее, а количество делений? и чисто гипотетически они могут совсем изчезнуть?
    А еще, это когда сегодня все с самой первой главы перечитала, то пришли ко мне нелепые размышления о заговоре. раньше я думала, что парня кто-то из темных «убрал» в погоне за властью или еще из каких темных побуждений. А с перевоспитательной политикой светлых Владису просто не повезло.Теперь вот, видя как мальчишка на глазах меняется и становися адекватным (ну почти, с учетом специфицеских условий содержания), закрадывается мысль, что это у светлых заговор зреет нешуточный и задача «перевоспитания» была довести темного (и не самого низкого ранга, следовательно и силы, заметьте!) до состояния крайней ярости и потери контроля, а потом натравить на кого надо и всех собак на мальчишку повесить. конракт еще этот, подло написанный, чтобы жертва произвола даже не догадывалась, что с ней еще могут сделать и есть ли шансы этого избежать… вот прямо покоя он мне не дает! посещения предусмотрели контрольно-поверочные зачем-то… а оговорка про забрать меня вообще смущает, т.к. Владиса же не на время в аренду или на воспиание отдали, а продали, и оплату получили, а значит сделка не може быть расторгнута. и если его продали, то он перешел в собственность Алены. а со своим имуществом она имеет право поступать по своему усмотрению и сама рашать: издеваться над ним или нет. и по идее, «градусник» у нового собственника должен бы был активироваться только тогда, когда Алена бы сама решила пороть, унижать и тр…ть. или она изначально имела право отключить его. скорее всего именно поэтому ей сразу контракт не отдали, потому что там было это условие. а получилось, что не зная пунктов контракта, она фактически подтвердила все его гадкие условия, когда в первый день не отключила прибор и выпорола мальчишку. как теперь выкручиваться будут, ума не приложу. ясно же, что скоро не сможет она его избивать. эх, почитать бы тот контрактик целиком…

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • я правильно поняла, что когда Владис искренне и бескорыстно делает что-тоо хорошее, на дурацком градуснике шкала уменьшается? в смысле не наполнение ее, а количество делений? и чисто гипотетически они могут совсем изчезнуть?

      Да-да, именно! От души сделал — число делений сократилось… И, гипотетически, могут исчезнуть совсем…

      А насчет заговора… Конечно совсем просто было бы скучно, так что мы немного пофантазируем ;)
      И насчет договора, который во время не вручили… тоже не спроста, естественно )
      Спасибо большое за ваш комментарий! Очень приятно что вы размышляете над книгой, потому что стеб-стебом, но мы же туда еще и сюжет проталкиваем ;)

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Оооо макароны по-флотски….как я понимаю НЕлюбителей готовить хотя и профи вкусно покушать. Вообще мужчины вкусно готовят…когда готовят))))
    А воздержание… пора с ним кончать:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Это первое произведение авторов которое я читаю, случайно влетела на самиздате и потянуло меня к вам на сайт. Мне нравится то что я прочитала. Вы пишите-пишите, а я буду читать. Светлые какие-то «козловатые», срыв шаблона- светлые, темные силы.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  10. Очень понравилось.. мужчина у плиты — мечта)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Уважаемые авторы, как всегда браво! Огромное спасибо за главу! Но сегодня вы так просто от меня не отделаетесь)))))) Писать буду долго и непонятно, наверное, потому как смешалось все у меня в голове так, что Облонские где-то на обочине залипли))))) Но начну по порядку. Поскольку читать все время получалось как-то кусками (иногда одну главу в несколько подходов), то поняла, что целая картинка никак не складывается. Сегодня выделила пару часов и перечитала все от начала и до конца. Думаете прояснилось? Да ничего подобного! Ну, ладно, думаю…… Сижу, перевариваю…. И тут….. Как заявилась ко мне в голову почти вся Венга!!!))))) Сразу уточню, что обдумывался больше Владис. Так вот, сначала пришел Эйнри. Ну, после слов Эммы Львовны про козла, бабника и эгоиста я даже и не удивилась особо (да и вообще он любимый, поэтому и пришел, подумала я). Вспомнилось мне, как вначале первой книги он сказал Айрин: «Я гулящая тварь и эгоист жуткий. За что вы меня любите, госпожа?» Такие впечатления от начала истории( это опять я себе подумала)))). Потом приперся Рейнийляш с настойчивыми размышлизмами на тему « я весь из себя такой хороший и не могу впечатлить какую-то мышь! Но главное сам-то как от нее впечатлился, тляшки-букашки!» Переварила и это, что делать, если идут они сегодня строем)))) А к вечеру добралась до последней главы и смотрю Найс: «соблазнить надо девочку и под контроль взять, ептить!»( наивный, кстати=)).
    Ну, кулинарные «пытки» это просто отдельная тема)))) За один рассольник с бульоном из фрикаделек, которые пельмени, злыдометр должен был просто пополам треснуть!!)) Так там еще и шарлотка была!!!! По мне так вообще запиндык, просто высший пилотаж! (вы ж теперь поняли, как я «люблю» готовить))))
    А сейчас сижу и разбирает меня почему-то смех. Даже не смех, просто ржач=))))) А в голову настойчиво лезет прям….. нет, не Венга, Шекспир!!!! Помните : «она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним»))))) Только кончилась там у них как-то плохо прям((( А чертик у нас не уступает Отелло в ревности. Не знаю как за платок, а за трусы удавит запросто=))))
    Ой…… перечитала, ужаснулась и решила уточнить кое что….. Девочки, вы только не думайте обо мне плохо, я не пью совсем, аллергия у меня на спиртосодержащие настойки всякие в виде крапивницы)))) Я даже от капель успокаивающих почесываюсь=)))) Жуть, конечно, а не коммент, но удалять не буду. Вдруг вам, как авторам, интересно будет))))
    Да, чуть не забыла еще кое-что (испугались?))))

    Я не виновата, что мамуля с ума сходила по этим розовым соплям с сахаром

    А я тоже люблю розовые сопли в сахарном сиропе (смущенно вожу ножкой по полу)))) Только чтоб сопли порозовей и сироп послаще, воооот….

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Мы, как авторы, а также приближенные к ним лица (* ых! как звучит красиво ;)) пищали от восторга, всхлипывали под столом, радовались и восхищались одновременно!
      Мда, на Шекспира мы как-то не замахивались =)))))))
      А вот с сиропом мы тут и так увлеклись, но герои никак не хотят снова ругаться и рассахароваться — мы их уже и так, и эдак, а они в сиропе ;)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Я тут подумала… а чего целая картина-то не складывается? Настолько, что даже с Венги приходят?)))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Спасибо огромное за продолжение!
    Очень приятно читать. Легко, тепло, близко) А еще отлично, что в произведение оба героя равноценные выходят! Без перекоса в одну сторону после третьей главы.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. Авторы! Я вас люблю! Очень хорошо получается!

    Оцени комментарий: Thumb up 0