Кот — 8

Винсент:
Туман застилал взор, голова кружилась и пульсировала болью, во рту было сухо настолько, что язык прилипал к нёбу. Окружающее воспринималось урывками, отдельными мало связанными картинками и ощущениями. Быстрая скачка, шум ветра в ушах, топот копыт, так далеко и так невыносимо близко, слишком близко. Женский голос, зовущий меня и просящий что-то сделать. И снова враги окружают, не вырваться. Бежать, сражаться... но непослушное тело может лишь заваливаться на бок. И если чьи-то первые попытки я отверг, то стальной хватке рук, закинувших меня на чужое плечо, сопротивляться уже не смог.
Немного тряски, и вот я уже лежу на пропахших сеном и костром шкурах, а к губам прижимают теплую пиалу с каким то пахучим травяным настоем. Первый глоток заставил жутко закашляться, напиток оказался ужасно горьким и буквально пробирал этой самой горечью до костей. В измученном организме как-то сразу появились силы резко отскочить от адского пойла, но всё те же руки насильно удержали и влили в меня всё, до последней капли. Над ухом хрипло посмеивался незнакомый голос, окончательно приводя в сознание.
Несколько тяжелых вздохов, и я уже полностью осмысленно смотрел на внешний мир. Находилась моя тушка в неком подобии просторного шалаша из войлока. Редкие солнечные лучи проникали через отверстие в середине округлой крыши, расцвечивая яркими пятнами тонкую струйку поднимающегося вверх дыма. Я завороженно наблюдал за извивающимся дымком, как можно дальше откладывая мысли о суровой реальности. Своеобразную медитацию нарушил тихий стук где-то сбоку. Я нехотя, с огромным внутренним усилием, повернул всё еще тяжелую голову и осмотрел гостя. Хотя гость здесь - я. А передо мной в позе лотоса устроился хозяин шалаша - старик в невообразимом аляповатом наряде и с оригинальной прической, в которую были вплетены различные камушки, бусины и перья. Они и издавали этот на удивление мелодичный и совсем не раздражающий стук.
- Очнулся, жеребёнок? - старик изобразил улыбку, отчего количество морщин на и так немолодом лице увеличилось чуть ли не вдвое. В ответ я просто кивнул, боясь, что голос пока не пришел в норму. Во рту всё еще был тот мерзкий привкус, заставляющий невольно сглатывать слюну и облизывать сухие губы.
- Воды? - протянул он мне другую пиалу, в которою я вцепился, как в единственное спасение. Холодная жидкость сейчас казалась манной небесной. В два глотка осушив маленькую ёмкость, я протянул ее старику с просьбой о добавке.
- Нельзя, - мотнул он головой из стороны в сторону, снова постукивая украшениями, - взмыленных лошадей сразу после скачки поить нехорошо, - но, посмотрев на мои умоляющие глаза, немного смягчился: - Полчашки, не больше.
Вожделенная жидкость вновь оказалась в моих руках, и теперь я пил уже медленно, наслаждаясь каждым маленьким глотком явно родниковой воды.
В это время старик молча пытался что-то во мне рассмотреть. Он, даже ничуть не скрываясь, несколько раз заглянул мне в глаза и подергал за пряди волос. Под конец, когда мне уже хотелось послать лесом надоедливого дедка (он, по-моему, мне даже в зубы заглянуть умудрился), тот, наконец, отодвинулся и утвердительно кивнул сам себе: - Похож.
Мой вопросительный взгляд был нахально проигнорирован. Зато сам дед устроился поудобнее и так же вопросительно взглянул на меня:
- Рассказывай, жеребенок.
В первые секунды я чуть не подавился от такой наглости, но глаза старика лучились таким теплом и опекой, что я невольно сглотнул уже слетающие с кончика языка оскорбительные слова. В один момент я резко почувствовал себя, как в детстве, маленьким и ничтожным котёнком, которому безумно хочется прижаться к кому-то взрослому, мудрому и родному, зарыться мордочкой в густой мех и не отпускать никогда. Но после смерти матери и попадания в бордель у меня было лишь махровое одеяльце, которое и впитывало в себя все мои детские переживания и слезы. Мягкое, купленное Маман специально для меня, чтобы моей кошачьей ипостаси, так плохо контролируемой на первых порах, было что "помять" лапками. За все время оно превратилось в подранную кое-где тряпку, но, даже подписывая контракт с гиеной, я забрал его с собой. Теперь его наверняка сожгут или отдадут проклятым псам, которые с удовольствием разорвут игрушку на кусочки, явно представляя на его месте мою тушку.
Задавив в себе невольные чувства, я, тихо, стараясь отстраниться от происходящего, начал рассказывать старику о своей жизни, акцентируя свою историю на более светлых моментах. Несмотря на непонятное и несвойственное мне желание "выплакаться", я все же не хотел, чтобы меня жалели. Но с каждым моим словом дед всё больше хмурился. Под конец повествования из его глаз пропали те заботливые и задорные искорки. Что ж, похоже, еще один человек изволил во мне разочароваться.
- Ты, - начал он с тяжелым вздохом, - не сможешь жить в степи.
Да скажи уж честно, старик, ваше племя не потерпит рядом шлюху!
- И не подумай, - резко сказал он, будто прочитав мои мысли, - дело не в твоём прошлом. Вернее, не совсем в нём, - убедившись, что я его слушаю, он продолжил: - Степняки - все воины. Наши лица и глаза с детства побиты ветром, наши пальцы стерты о тетивы луков, наши кони привыкли неделями скакать, обходясь вместе с всадником лишь бурдюком воды да редкими родниками, - это он что, намекает, что они неделями не моются!?
Тсс, действительно, что ли, мысли читает, вон как ухмыльнулся.
- Тебе не место среди нас не из-за того, кем ты был, а из-за того, кто ты есть сейчас, - вот же философ на мою голову. - Ты - не охотник, не воин, даже не крестьянин. Несмотря на своё незавидное положение, ты постоянно жил, в худшем случае, словно самый младший сын небогатого дворянина, не обремененный ни финансовыми проблемами, ни уходом за домом или поместьем, ни вопросами налогов или торговли. Я не говорю, что ты не образован. Но ты никогда не нес ответственности даже за себя самого, даже за свою собственную жизнь...
Слова старика подрубали и так еле стоявшие опоры самомнения и заставляли задуматься.
- Скажи мне, жеребенок, - его черные глаза с пожелтевшим от старости белками, казалось, смотрели в душу, - получив прямо сейчас свободу, столь желанную тобой, куда бы ты пошел? - его иссохшие пальцы схватили злосчастный ошейник с подвеской и сжали с такой силой, что артефакт затрещал.
Я зажмурился, ожидая неминуемой боли, но ее не последовало. Украшение безжизненно лежало на ладони старика, будто и не было в нем никакой магии.
- Так что? Есть ли у тебя место, куда бы ты мог, а главное, хотел бы вернуться? - под столь пристальным взглядом я не смог бы соврать, даже если бы хотел. Но озвучить горькую правду не было сил, поэтому лишь с тяжелым вздохом опустил голову, да и степняку было вполне достаточно моего молчания. Неожиданно дед резко отстранился и пару раз фыркнул в кулак, как недовольная лошадь.
- Ты пахнешь хищником, - пояснил он.
- Конечно, я же кот, - пожал я плечами, чуть дезориентированный резкой сменой темы.
- Твой кот - такой же хищник, как мой конь водоплавающее, - всплеснул старик руками, - плавать-то, конечно, может, но медленно и недолго, - пробурчал он уже спокойней. - И знаешь, - степняк сощурил и так узкие глаза, - раз уж ты привык отдавать вожжи своей судьбы в чужие руки, то уж лучше эти вожжи подберу я, внук! Уж кому, как не мне, желать тебе счастья. - С этими словами дед вскочил на ноги и стремительно удалился за полог шатра. Мне же оставалось лишь недоуменно хлопать глазами в попытке осмыслить его последние фразы и мять в руке маленькую подвеску, которая тугим ошейником обвила мою шею.

Айриш:
Ривриен ушел, а его место в шатре занял вернувшийся котенок. Мое эйфорическое благодушие потихоньку размывалось, рассеивалось, как туман к полудню, и разные беспокойные мысли начали всплывать на поверхность сознания.
Нет, не о королевстве… тут мой король разберется, большой мальчик. А вот котенок… Странный он вернулся. И глаза прячет.
- Винс?
Котенок едва заметно вздрогнул, будто только заметив присутствие кого-то постороннего рядом, и нервно поправил воротник измятого и порванного в некоторых местах камзола. Его взгляд метнулся на меня, но как-то вскользь, понизу, чтобы глазами не встречаться. Потом он, еще немного неуклюже, встал на одно колено и постарался улыбнуться как можно искреннее:
- Я рад, что с вами всё в порядке, Ваше Величество.
Беспокойство мутным половодьем взметнулось из глубины души. Что-то было не так, неправильно.
- Винс, что происходит?
- Происходит? - удивился он, - Происходит много чего, моя королева. На вас нападают, пытаются убить вашего му... И с Его Величеством это практически удалось. Вы оборачиваетесь, что считалось невозможным, затем это делаю я, что опять же не сильно ожидаемо, портал ломается... Слишком много произошло за такой короткий период времени, боюсь, это просто усталость, не столь физическая, сколь моральная. Вам не о чем переживать, тем более за меня.
- Иди сюда… - я вздохнула и подгребла несколько подушек. - Садись рядышком и рассказывай. Я вижу, тебя что-то сильно беспокоит.
- Ну, - неуверенно начал он. - Я вроде как нашел своих родственников. Боюсь лишь, что я им и даром не нужен. - Винсент поджал ноги к груди, уткнулся в них носом и пробормотал практически про себя: - Хотя было бы удивительно, если бы такой, как я, кому-то действительно понадобился. Сам бы побрезговал...
- Чучело ты глупое! - вроде бы возмутилась, но не по-настоящему.
И, раз уж кот склубковался где-то в сторонке и не идет к королеве, то королева сама его поймает, мне не трудно. Так что подхватила свои подушки, перебралась вплотную к этому горестному клубку и сгребла его в охапку, прижала к себе, опрокинула на подушки. У меня сейчас не было никаких мыслей, связанных с сексом, просто котенок выглядел потерянным и несчастным, а это неправильно.
- Мне ты нужен. Мне!
Винсент несколько секунд с недоумением смотрел на меня, затем усмехнулся с затаенной горечью, явно что-то для себя решая: - Не нужен, Ваше Величество. Не говорите так, вы многого не знаете, - он протянул руку к шее и зачем-то схватился за свой кулон, продел руку под цепочку, словно пытаясь ее оттянуть. - Вы столь искренни в своих чувствах и желаниях, что я лишь больше убеждаюсь в своей мерзости. Это почти физически больно - понимать, что отвечаешь на чьи-то светлые чувства… предательством. Ведь...
Кажется, или… стальная цепочка, на которой висел кулон, стала затягиваться?! Меня это настолько испугало, что куда-то вдаль улетучилось и недоумение от его слов, и появившаяся после них странная горечь. А котенок все продолжал, с каким-то усилием, словно задыхаясь:
- Для меня всё это было лишь спектаклем, сыгранным по чужому сценарию, - я больше не вслушивалась в то, что он говорит, потому что по его руке потекла кровь. - Но даже у такой сволочи, как я, еще остались капли совести, поэтому я постараюсь помочь вам с королем в последний раз…
Великие предки, от него вдруг запахло жженой плотью… эта дрянь… откуда она взялась?!
- Герцогиня… Борени… графиня Гайл… помогает… Переписка… В сейфе! Надеюсь… когда-нибудь… простишь… кх-кх…
Гвен Борени? Миленькая рыжая девушка, моя троюродная кузина? Помнится, я ей так сочувствовала, когда она два года назад вышла замуж за герцога, ведь она - белка, а он - волк…
Какой-то бред! Обдумывать все услышанное я буду позже, а сейчас я видела только удавку, затягивающуюся на шее Винсента. Потом, потом я вспомню и пойму, сейчас это не важно! Мой котенок задыхается у меня на глазах... Нет!
- Ривриен! Помогите! Быстрее!
Единственное, до чего я додумалась - рывком просунуть пальцы между горлом Винса и этой жуткой пакостью, благо, он сам тоже так сделал, и теперь жгучую дрянь мы держали вдвоем. Жаль, моя ладонь уже не помещалась, только пальцы, цепочка сжималась все туже и раскаленным металлом впивалась в кожу, но я и не подумала убирать руку. - Ну, помогите же, кто-нибудь!
На мой крик в шатер ворвался кто-то из кочевников, и, сходу не разобравшись, попробовал оттащить меня от кота, но отпрянул, когда я на него рыкнула, выпустив тигрицу, и кинулся наружу, что-то крича.
Котенок задыхался, стонал сквозь зубы, вцепившись зубами в край воротника. Кажется, он пытался оттолкнуть мою руку, дергал за рукав, но его пальцы соскальзывали и бессильно скребли по ткани. Я с ужасом всматривалась в стекленеющие глаза с расширенными зрачками и понимала, что вот еще чуть-чуть… немного… и ему будет уже не помочь!
- РИВРИЕН!!!
Шатер едва не снесло, когда в него ураганом ворвался мой король.
- Нет! - успела крикнуть я, остановив мужа, намеревающегося схватить меня в охапку и оттащить прочь от потенциальной опасности. - Со мной все в порядке! Помогите Винсенту! Эта дрянь его задушит!
Оказавшийся рядом старик непонятно, но красочно и длинно выругался. Вообще, в шатре внезапно стало очень много народа. Но уже через пару секунд, резко и отрывисто командуя, пожилой степняк выгнал всех вон и склонился над котенком.
Тот уже мог только хрипеть, я с ужасом чувствовала, как тело бьется в судорогах, и мне едва хватало сил, чтобы удерживать его, не давая причинить себе еще больший вред. Сжимающаяся цепь раскалялась все больше, и в какой-то момент я сама не выдержала и застонала от невыносимой боли, но руки не убрала в отчаянной попытке удержать смерть, не пустить ее к котенку.
- Глупый жеребенок! - вполголоса ругался старик, наклоняясь над нами и очень осторожно касаясь пальцами медальона. Так, словно что-то опасное трогал, ядовитое. - Глупый… кто тебя за язык тянул, баранья твоя голова!? Я почти все устроил…
- Помогите ему! - застонала я уже со слезами, переводя умоляющие глаза с мужа на шамана и обратно.
Шаман от меня отмахнулся, продолжая исследовать подвеску, а муж, вообще, стоял в стороне и напряженно дышал, глядя куда-то в угол.
- Ай, погань… - отдернул руку старик и зашипел, как рассерженный кот. - Женщина! Хочешь спасти жеребенка?
- Да! - ни к чему долгие разговоры, сейчас важно другое!
- Проси мужа, хорошо проси. Нужна его кровь, трехликого. И твоя кровь, трехликой.
Я дернулась, всем своим существом ощутив очередной обжигающий рывок колдовской дряни, и снова подняла умоляющие глаза на мужа, только слезы теперь вовсю катились по щекам.
- Ривриен! Пожалуйста!
Муж медленно повернул голову, одарил меня хмурым взглядом, а потом сквозь зубы недовольно поинтересовался:
- Много крови тебе надо, старик?
Шаман что-то повелительно крикнул, и через секунду в шатер сунулась девчонка с круглой широкой чашкой, с поклоном протянула ее старику и так же быстро и бесшумно исчезла.
- Примерно два глотка твоей, столько же ее, - он кивнул подбородком в мою сторону.
Король молча взял нож и резанул по запястью так, чтобы в темную деревянную чашку закапала густая теплая кровь. Запах ее сразу заполнил шатер, накатывая тяжелыми, сладковато-пьяными волнами.
Я глотала благодарные слезы и молча смотрела, как он держал руку над чашкой до тех пор, пока ранка не затянулась, но, видимо, успело набраться достаточно. Шаман, довольно бормоча что-то себе под нос, забрал у Ривриена нож и сосуд с кровью и присел возле нас с котенком.
Винсент уже почти не бился, но еще дышал, тяжело и редко. Я без колебаний протянула старику свободную руку и даже не вздрогнула, когда он полоснул ножом по запястью. Просто смотрела, как падают алые капли, неторопливо стекая из ранки, и чувствовала, как наши запахи смешиваются, сливаются в единый аромат ночи, крови и свободы…
Я словно впала в некое подобие транса и не сразу осознала все, что происходило дальше. Очнулась только тогда, когда в слитный запах нашего кровавого единения влились новые нотки. Бег, ветер, боль… горечь и сожаление… и снова свежий ветер с привкусом степной травы.
Ривриен шумно втянул воздух, словно тоже принюхиваясь. Я смутно помнила, как он придвинулся вплотную, когда шаман пустил мне кровь, и напряженно следил за каждым его движением.
Старик, тем временем, отпустил руку Винса, тоже украшенную небольшим порезом на запястье, и теперь что-то шептал на своем языке над полной крови чашкой, почти уткнувшись в нее крючковатым носом. Затем он выпрямился и с резким криком выплеснул содержимое сосуда Винсенту на грудь, на шею… на кулон.
Раздался треск, и мы с котенком одновременно закричали. Точнее, кричала я, а несчастный мальчишка хрипел и выгибался. Но невыносимая, словно разъедающая боль там, где кожи коснулась смешанная кровь, вспыхнула и исчезла. А вместе с ней исчезла и проклятая цепочка! Лопнула и отлетела в сторону.
Котенок бессильно обмяк у меня на руках, но он дышал! Дышал!

Ривриен:
Мы с шаманом практически уже ударили по рукам, договорившись, что его внучатый кот получает герцогский титул и большую территорию вдоль степей, с зелеными лугами, голубым озером и замком в довольно приличном состоянии. Ну, и хорошую ренту, чтобы все в том же приличном состоянии осталось. Мне же за это выделялось триста воинов, которые помогут мне подавить мятеж и составят костяк моей личной гвардии. Они будут преданы мне, пока я выполняю свои обязательства. А я буду выполнять свои обязательства, пока они преданы мне. Взаимовыгодное сотрудничество.
Шаман пристраивает внука и получает через него пастбища, водопой, ну и возможность слегка обновить загустевшую кровь, выпустив горячих молодых жеребцов пастись при дворце. Я же получаю преданных только мне воинов, не склонных к интригам. И с чистой совестью убираю с глаз долой любовника жены, которому меня угораздило задолжать несколько жизней.
И тут раздался истошный крик Айриш, зовущей меня на помощь. Не задумываясь, я буквально в два прыжка перепрыгнул из одного их тряпочного жилища в другое. Первое мое желание было схватить жену и утащить, но она, с отчаянием и надеждой глядя на меня, попросила помочь Винсенту.
Нет, смерти мальчишке, тем более такой страшной, я не желал, особенно когда мы с его дедом уже все спланировали. Но и помогать… Да просто смотреть, как Айриш из последних сил пытается помешать какому-то древнему артефакту задушить своего любовника, было… больно? Ревность и сомнения. А стала бы она рисковать так собой ради меня?! Хотя о чем я? - Уже рисковала. Уже бежала меня спасать, маленькая, тоненькая, смешная, размахивающая своей дорожной сумкой. Моя маленькая любимая воительница. Моя тигрица… Моя! Р-р-р-р!
- Нужна кровь трехликих, так что проси мужа, женщина!
Шаман понимающе посмотрел на меня, но еще в этом взгляде была просьба. Просьба, которую он сам произносить вслух не рискнул, старый хитрец, свалив все на Айриш. Да, сейчас не самое время торговаться, счет идет на секунды. Но как же трудно сдерживаться, когда так и тянет самому перегрызть горло этой наглой пушистой дряни, влезшей моей жене и в постель, и в душу. Но смотреть, как Айриш плачет, выше моих сил, хотя я прекрасно понимаю, что это всё из-за него, из-за этого бордельного бесполезного комка шерсти...
- Ривриен! Пожалуйста!
Да гори все огнем… Пусть живет, теперь уж мы точно будем с ним в расчете!
- Много крови тебе надо, старик?
Я прекрасно осознаю, что для нас пара порезов - пустяк, но когда шаман прикоснулся ножом к руке Айриш, даже зарычал, едва удерживая себя от оборота. Нож, кровь, опасность… Моя женщина! После нашего совместного боя у меня что-то абсолютно точно перемкнуло в голове.
Нет, я и раньше реагировал на флирт других мужчин с моей женой с натянутой улыбкой, предупреждающей о том, что соперники вступили на опасную тропинку и с нее надо срочно свернуть. Мало кто готов был рисковать своим благосостоянием и положением при дворе. Лишь одного, особо непонятливого, пришлось показательно казнить, не объявляя настоящей причины, само собой. Но раньше я следил за женой больше из чувства разумных собственнических инстинктов и во избежание слухов, - пока не рожден наследник престола, королева должна быть чиста и невинна в глазах двора.
Зато теперь… Теперь во мне тоже говорили инстинкты собственника, только я бы не стал называть их разумными.
- Чтобы смерть потеряла все следы моего внука, вы должны запутать ее окончательно, - произнес шаман, протягивая мне чашу с остатками нашей крови. - Сделай глоток, король.
Судя по взгляду старика, перекосило меня не только внутренне, но и на лице отразилось мое нежелание выполнить эту просьбу, больше смахивающую на приказ. И вообще, все происходящее очень напоминало одну древнюю пословицу; “Дайте мне водицы испить, а то так есть хочется, что переночевать негде!”. Началось все с герцогского титула, перешло в спасение от удушья и теперь заканчивается очень подозрительным предложением выпить нашу смешанную кровь, чтобы обмануть смерть.
- И что? Запутавшись, она заберет мою жизнь или жизнь моей жены, вместо твоего внука?
- Нет, она просто отступится. Поверь мне, король. Не в моих интересах убивать тебя.
- Даже если стоит выбор между мной и им? - я кивнул в сторону парня, похоже, потерявшего сознание.
- Без тебя мой внук не выживет. Точнее, именно - выживет, а я хочу, чтобы он был счастлив.
- Пожалуйста, Ривриен…
Айриш смотрела на меня с такой мольбой во взгляде, что отказать ей… Именно ей - я не смог. И сделал этот проклятый глоток. Потом чаша перешла к моей жене, и она, даже не раздумывая, тоже глотнула из нее. А затем, общими усилиями, Айриш и шаман залили остатки крови в рот Винсента.
- Вы можете свободно ходить по моему стойбищу, ведь вы теперь побратимы моего внука, - ну, хоть какая-то польза от всего случившегося. - Вечером мы устроим большой пир, призовем наших богов, принесем им жертву и попросим о защите и поддержке. А завтра с утра мои воины отправятся вслед за тобой, чтобы вернуть тебе твое королевство.

Опубликовано: 25.05.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 68 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 15 человек:

  1. Да уж, что-то пугающий ритуал с кровью в чаше, что бы обмануть смерть, не все просто по ходу с этим ритуалом.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Мне это больше не братание, а брачный обряд напомнило, но кто их, коней, знает…

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Обожаю это трио! Все хороши! И дедок прелесть)) Своего не упустит и за внука постоит. Чувствую заговорщикам мало не покажется. Интересно будет узнать, как же это оступится смерть…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Спасибо))
    Очень интересно)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Спасибо за проду! Хочется ещё)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Замечательно все налаживается. Котенок молодец! Очччччень хочется продолжения! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Умммм. С нетерпением жду продолжения. Не знаю чем, но очень уж меня с самого начала цепляет эта история, но теперь вообще от главы к главе все интереснее становится.
    Винсент молодец, признался таки. Я думаю Ривриен ему голову за это оторвать захочет, но таки придется простить. А Айриш думаю достаточно мудра чтобы не делать из этого трагедию.

    Оцени комментарий: Thumb up +2