Карта-31

Освобождение (20 дней)

Все дальнейшее я помню очень смутно. Сердце стучало от волнения так, что закладывало уши, и пульсировало в голове. От пальцев искрило, а ладони вспотели. Искусанная губа ныла, не давая совсем отключиться от реальности.
Больше всего меня злило то, что я ничем, никак не могла повлиять на происходящее. Тим – мог, Агата – могла, а я – нет. А ведь там, за стеной, мои друзья. Мои! Там… Ним, Фредо… Демо… А я сижу тут, на камне. Ну, разве что под ногами у всех не путаюсь, просто сижу. И вон Адам тоже просто стоит у дерева. Молча. Уставившись в небо и сжав кулаки. М-да… Мы с ним сейчас два сапога – пара.

Я заставила себя расцепить пальцы и встать. Потом медленно подойти к застывшему, как скульптура, парню и пристроиться рядом, опершись о то же дерево.
- Рин, ты только не обижайся, но я сейчас могу что-нибудь не очень доброе сказать, если ты меня утешать попробуешь.
- Даже пытаться не буду, – вздохнула я. – Просто сидеть устал, решил компанию составить. А то все кругом суетятся, как муравьи перед закатом.
- Точно, – Адам скупо улыбнулся. – У вас в мире есть история про муравья, который опаздывал к закрытию муравейника?
- Есть, – я тоже улыбнулась. Быстро. Мельком.
- Ты верно подметил – все суетятся, и только я…
- Только мы, – подсказала я.
- Именно, мы с тобой, как и положено, отдыхаем и не создаем излишней суеты, чтобы не привлекать внимания к своей бесполезности и никчемности, – Адам нахмурился, закрыл глаза и замолчал. А потом, так и не открывая глаз, добавил: – Кстати, я против того, чтобы ты примазывался к моему тайному обществу. От тебя есть польза, Рин. Огромная. Без тебя мы бы никогда не узнали, что с нашими друзьями. А вот от меня точно никакого проку. Я теперь не то что других, сам себя вылечить не могу. У меня после того случая в лесу, как у малахольной лэры на первом балу, голова от солнца кружится, и кожа красными пятнами покрывается, словно ожогами.
Адам еще постоял, помолчал и добавил:
- А еще я слышу, как бьется твое сердце.

Надо же, как я разволновалась. И сама наивно верю, что со стороны почти незаметно.
Но разговор с Адамом мне помог, я отвлеклась и на какое-то время перестала гипнотизировать несчастных природниц. Наверное, даже крестьяне в период засухи не следили за ними с таким напряженным ожиданием, как сегодня толпа боевых магов.

Девушки, оценив размеры кисельной постройки, похоже, поставили себе целью призвать тучу исполинских размеров. И я очень хорошо видела, с каким трудом у них это получается. Лица были как у штангистов, которые пытаются взять новый рекордный вес. Пот ручьями, взгляд застывший…
Выстроенные вокруг стены маги воды, начиная с первого курса и заканчивая четвертым, а еще преподаватели и даже администрация, в лице декана… все они посматривали на природниц со странной смесью мужского превосходства и надежды. Потому что, да, им не надо будет так стараться, но их магический водопад уничтожит магию в их «огненных» однокурсниках и коллегах. Не думаю, что какому-то магу хотелось бы стать причиной магической гибели другого, если тот, конечно, не его личный враг.

Рядом со мной прозвучал странный скрежет… И-и-ить, это я ногтями скребу по дереву. Да сколько уже можно?! Давайте же, скорее… Стены-то сдвигаются!
Все застыли. Казалось, даже дышать перестали. Тишина. Комариный писк. Пичужкины трели из леса. Волны бьются о скалы… Целый океан буквально почти в двух шагах!

Первые минут десять, после того как мы сюда прибыли, всерьез обсуждался вариант поднять огромную волну и накрыть ею весь этот кисель. Но потом передумали, испугались, что смоет и стены, и студентов, и еще и нам может достаться, если кто-то хоть на пару метров ошибется.
Ведь старшие курсы все замурованы, а младшие еще не слишком опытные, чтобы управлять океаном. И силы семи взрослых магов для волны необходимого размера, может не хватить.
Я пока эти обсуждения слушала, холодным потом обливалась, вспоминая свой ночной кошмар.

Мне даже сейчас не по себе от звука плещущейся где-то внизу воды. А еще кажется, или этот звук усиливается. Плеск… Шум… Со стороны океана движется огромная серая, почти черная туча, которую вызвали природницы. Набухшая, переполненная настолько, что содержимое выливается из нее «через край». Туча, в которой только вода и ни грамма магии.

Да, в этом и есть ключевая разница магов природы и магов воды. Хорошо, что я внимательно слушала, когда Демо в очередном теоретическом приступе, рисуя руны дождя, объяснял нам этот важный момент. Нет, наверное, ректор и остальные додумались бы до магов природы и сами, но пока они бы про них вспомнили, пока собрались бы с духом обратиться за помощью к женщинам… А может, я на них наговариваю, и они даже задумываться бы не стали, ведь речь шла о двух курсах огненных магов. О двух выпускных курсах… Не важно! Мне хочется верить, что воспоминание о ключевой разнице и мое гениальное озарение повлияли на спасение. Хотя бы просто его ускорили…

Под ливневыми потоками кисель растекался, сладкой мерзкой жижей стекая в океан, растворяясь в нем. Гринписа тут, явно, не хватает – сливаем в воду всякую дрянь… Черт, о чем я думаю?! О чем я думаю, старательно разглядывая проступающие все более отчетливо силуэты, ища в толпе знакомую ярко-рыжую косу?.. Нашла!
Перепрыгивая через кисельные лужи, мокрая, холодная, я подбежала к стоящему в третьем ряду Ниму и прижалась к нему, крепко-крепко. И плевать, что это совсем не мужское поведение… Плевать! Они тут все сейчас обнимаются и радуются. А счастливая Агата просто висит на шее Робби, довольная, улыбающаяся… Я помахала рукой сначала ей, потом всей нашей команде: Фредо, Роджеру, Чезанно, Фонзи, Кси, Жану… Все снова хорошо! И куча глупых слов, и теплые губы, пахнущие хвоей… «Ящерица»… Да, я его ящерица, а он мой – дракон. И пусть на нас все смотрят… плевать! Мне сейчас на все плевать, кроме того, что он живой, невредимый, мой…

* * *

Первым сориентировался именно Ниммей:
- Быстро все в лес! Прорыв снова активируется!
Вот младшие курсы слажено исчезли за деревьями, за ними четвертые, пятые… Остались только взрослые маги, шестикурсники, Ним… и мы с Агатой. Она упорно не хотела отпускать Робби, а я тянула ее, тянула… при этом с ужасом глядя на огромный крутящийся смерч, становившийся все больше и больше. Страшный… Мощный… И рядом с ним мой дракон! Мои друзья… И… Они не знают, как его остановить. Я просто физически чувствую их растерянность, их страх, который они подавляют, чтобы он не мешал им думать.

- Пусти! Пусти! Я хочу быть с ним! Я хочу… с ним! Пусти меня сейчас же к нему!

Агата вырывается, как дикая кошка, только не царапается. Мое счастье, что она не применяет магию, потому что физически я ее сильнее. А вот магически у меня не было бы шансов… И их действительно не хватает, едва только девушка вспоминает, что она – маг, и оплетает меня лианами. Магией Агата владеет гораздо лучше меня. А смерч, как живое существо, до этого пытающееся закрутить в своем вихре дракона, как собака, учуявшая запах мяса, кидается в нашу сторону.

Волна? Цунами?! Нет, самый ужасный мой кошмар на долгие последующие ночи – это огромный вихрь, засасывающий в себя все живое и неживое…

- Стой! – я даже не сразу узнала голос Роберто, такой он был… странный. Словно незнакомый и знакомый, одновременно. И громкий. Очень громкий. А самое удивительное… и страшное… что смерч его послушался и, обернувшись, ринулся на него.

- Прочь! Все прочь! – снова раздался громкий знакомый голос.

Не прошло и минуты, как Робби остался в гордом одиночестве. Я за это время успела освободиться от лиан, упасть, подминая под себя Агату, заломить ей руки за спину и передать ее трем пришедшим мне на помощь мужчинам-целителям, рискнувшим выскочить из леса, а теперь тащивших туда отбивающуюся девушку.
Посмотрев на секунду влево, я отметила, что Фонзи и Фредо придерживают Ниммея. Именно не удерживают, а придерживают – разве смогут двое обычных людей справиться с драконом? А взгляд упорно возвращался к маленькой черноволосой фигуре. Память услужливо подсовывала мне воспоминания, где он улыбается… спокойный и ласковый взгляд его темно-серых глаз… дружелюбие, которое он постоянно изучал… его голос… «Без проблем!»… Агату, показывающую нам кольцо… Агату, шагающую ради него за туманную страшную стену… Агату, счастливую и улыбающуюся… Агату, шарахнувшую по мне магией и этим приманившую к себе смерч…
За моей спиной раздался какой-то нечеловеческий крик, переходящий в вой, а потом тишина. Страшная тишина. Потому что смерч налетел на эту маленькую фигурку, пытаясь смять и уничтожить… Да я сама не закричала только потому, что заткнула себе рот кулаком.
Но, странное дело, ужасный вихрь становился все меньше и меньше, исчезая буквально на глазах. Не знаю почему, но я, шаг за шагом, двигалась к месту сражения Робби и смерча. И, именно поэтому, я увидела, что первым исчез именно вихрь, а уже потом словно растворилось тело Роберто. И у меня было четкое ощущение, что это не по-настоящему, для отвода глаз, чтобы мы, зачем-то поверили…
- Ты здесь, я тебя чувствую! – прошептала я в воздух. Практически не надеясь услышать ответ. Но он прозвучал:
- Не смей говорить ей об этом! Так будет лучше!

Когда вокруг собрались остальные, я стояла на коленях возле того места, где исчез Робби и вполне естественно всхлипывала, вцепившись пальцами в вырванную с корнем траву. Мне, действительно, было ужасно тоскливо и пусто. Но маленькая надежда, что со временем все выяснится, не давала мне разрыдаться.
Ниммей, подхватив и приподняв меня, оттащил в сторону. Обнял, спрятав ото всех.
- Как ты, ящерица?
- Хреново! – честно призналась я. – Но Агате сейчас хуже.
Обернувшись, я посмотрела на девушку, бившуюся в истерике как раз на том же самом месте, где совсем недавно стояла я. Рядом крутился растерянный и бледный Адам. Неестественно бледный…
Вот к нему подошел Фредо, положил руку ему на плечо, отвел в сторону. Что-то объясняет… Наконец Адам кивает, соглашаясь, растерянно оглядывается, видит нас…
Я помахала ему рукой, и он подошел.
- Фредо сказал, чтобы я сейчас не крутился вокруг Агаты. Говорит, что это очень опасное дело – утешать любимую девушку, оплакивающую соперника. Можно попасть под раздачу и быть обвиненным во всех смертных грехах, особенно в злорадстве. Но мне действительно жаль Роберто…
- Верю, – я кивнула, одной рукой продолжая обнимать Нима за талию, а второй погладив Адама по пальцам. – Но Фредо прав. Сейчас, пока Агата не совсем адекватна, лучше, если ты будешь поблизости, но не совсем вплотную. Чтобы она тебя чувствовала, видела, но наговорить глупостей не могла. Когда ей станет немного легче, она сама к тебе подойдет.
- Странно, что именно вы с Фредо учите меня тому, как правильно вести себя с женщинами. Это вызывает у меня когнитивный диссонанс, – Адам дернул уголком губы, намекая на попытку улыбнуться. – Пойду держаться поблизости. Жаль… Я не хотел, чтобы она досталась мне такой ценой.
Я тоже мельком изобразила что-то похожее на улыбку и снова всхлипнула. Неотвратимо подкрадывался отходняк – начало знобить, зубы выстукивали барабанную дробь, внутри все скрутилось в тугой жгут, и глотать получалось все труднее и труднее – мешал огромный, увеличивающийся комок…
Да, в отличие от остальных, я знала, что Роберто жив. Хотя не понимала, почему он исчез, и что, вообще, произошло.

К нам подошел Мухобой, похлопал Нима по плечу и заговорщицким шепотом попросил:
- Вы бы, лэры, вели себя… как два лэра. Или, тогда уж, зайдите к ректору и оформите официальную опеку. Вас уже рассекретили два старых опытных ловеласа и почти вся кафедра целительной магии. Остальные просто к вам не приглядываются, пока вы не привлекаете внимания. А еще, – мужчина ухмыльнулся, – когда Томазо попытался перевести вас, лэра, в женский отряд, лэр Демо устроил очень шумный скандал, обвинив нас в дискриминации его студентов по половому признаку. А лэр Сеттимайо шантажирует нас пророчествами и тем, что нельзя вмешиваться в развитие событий с ними связанными. Поэтому только вам решать, как действовать дальше. Но если продолжите прикидываться мужчиной, то и ведите себя так, как подобает. Возможно, тогда вам удастся спокойно проучиться на огненном факультете до шестого курса, при условии наличия рядом с вами вашего опекуна.
Выдав все это, лэр Викензо отошел в сторону, а я, быстро приведя в порядок одежду, попыталась принять подобающий мужчине вид. Очень хорошее успокаивающее средство. Сразу в голове проясняется, эмоции приглушаются и… Меня хотели перевести в женский отряд, а Демо не дал?! Какой у меня чудесный преподаватель! Не побоялся поругаться с ректором… Из-за меня…
- Что, ящерица, будем соблюдать конспирацию? – хмыкнул Ним. – Хотя целоваться мне понравилось. Такой поганый день, но и в нем было что-то хорошее… Например, ты.
Я кивнула, вздохнула и едва удержалась, чтобы снова не уткнуться лицом ему в грудь.
- Угу. Будем вести себя, как два лэра… Только плакать хочется совсем не по-лэровски.
- Да, Робби всех нас спас, – помрачнел Ним. – И я выклевал себе весь мозг, пытаясь понять, как он это сделал. Заткнуть магическую дыру в пространстве мира силами одного мага, это как плевать в костер, чтобы его загасить. Дыра поглощает магию, питается ею, разрастаясь в размерах. Изначально, пока она была мелкая, мы хотели ее просто забаррикадировать, почти так, как потом сделали ангелы, чтобы у них все перья из крыльев выпали. Но как можно было остановить ЭТО…
- То есть это что-то типа фей? Чем больше пытаешься ее остановить магией, тем круче она становится? – уточнила я, поеживаясь от воспоминаний и чисто инстинктивно стараясь отгородиться от воспоминаний о Роберто. Хорошо, кто-то из целителей догадался усыпить Агату, и теперь она спала на руках у Адама.
- Да, сходство есть, – Ниммей нахмурился, задумался, приобнял меня за талию и прошептал: – Знаешь, чего я сейчас хочу больше всего на свете?
- Чего? – замерла я в приятном ожидании.
- Забыть обо всех. Обнять тебя безо всякой конспирации, отнести на кровать… Может быть, сломать снова раковину. Я хочу радоваться, что живой, ящерица! Ведь мы под конец уже почти отчаялись. Что-то со здешними приключениями не так. То меня пытаются убить маленькие мерзкие девчонки с крылышками. То спрессовать какой-то отвратительной густой вязкой дрянью. То чуть не сожрал огромный пыльный вихрь. Это какой-то неправильный мир, ящерица! Тут не любят драконов…
- Любят, – прошептала я, изо всех сил пытаясь соблюдать конспирацию. Видимость конспирации. Условную видимость… – Может, не все, конечно…
- Улет! Ты просто мастер тонких намеков, ящерица! Я тут тоже не всех люблю, – и Ним улыбнулся, одновременно, подталкивая меня в сторону портала. – Маши быстрее крыльями, конспиратор. Я должен выдохнуть в почти родных стенах замка, а то меня слегка потряхивает.

Опубликовано: 29.10.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 77 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 14 человек:

  1. Что задумал Роберто, и как он смог исчезнуть???

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. А что стало с големом Снежком? про него забыли. Так и оставили у лестницы.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Зачем Роберто так сделал? исчез.
    Мухобой всех сдал, кто в курсе про Ринку) Надеюсь, что она всё же сможет доучиться

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Все герои прекрасны! Но мой личный гарем, кажется, пополнился Демо, хотя его отсутствия в книге больше, чем присутствия :))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Спасибо автору, книга, несомненно заинтересовала. Треугольник интригует, хочется дочитать и узнать, что будет дальше!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Никогда не читала книги в подобном стиле. Но автору удается пройти по грани и удержать интерес читателя. Читая хочется покусать кулаки от переживания. Спасибо! Написано просто здорово.

    Оцени комментарий: Thumb up 0