Карта-24

Второе пророчество (десятый день)

Пока мы шли к нашему блоку, Ниммей аккуратно так, но с пристрастием, принялся выпытывать у меня обо всем, что случилось за время его отсутствия.
- Как дуэль прошла?
- Отлично, Агата придумала, как сражаться целительной магией.
- И как?
Я с воодушевлением рассказала, как именно, потому что была чиста, как снег в горах.
- А потом?
- Что потом?
- После дуэли.
- А… Ну потом… А! Потом мы к природницам пошли.
- Зачем?
Я похвасталась о том, какая я активная, сообразительная и…
- То есть потом ты одна пошла домой?
- Ага…
Ниммей внимательно посмотрел сначала на меня, затем на Тимку и снова на меня.
От этого взгляда возникло странное чувство, будто отчитывает не посторонний дракон, а старший брат, причем суровый, злой такой, гад рыжий! И я почему-то отчитываюсь! Вместо того чтобы отстаивать права человека. Я – свободная женщина, поэтому сейчас быстро все перескажу, и пусть переваривает.
- Значит так. За мной начал ухаживать Фредо. Это не понравилось его парню. И после успешной тренировки по взаимодействию антимагии, он спровоцировал меня на драку, а затем попытался устроить магическую дуэль. За это его и Фредо высекли, розгами, при всех. После этого Фредо с ним расстался и продолжил за мной ухаживать. Ну а потом пришли ангелы и принесли свою книгу с пророчествами.
- А тебе?
- Что мне? – я даже опешила от краткости реакции на мой длинный монолог.
- Тебе нравится, что Фредо за тобой ухаживает?
Фраза звучала подозрительно, и как на нее правильно отвечать, я не знала. Главное, она опять же была, скорее, в духе старшего брата. Может, Ниммей именно так ко мне и относится, а я тут себе напридумывала лишнего?
- Он ухаживает за мной, как за парнем. Но делает это красиво.
Я вспомнила наше ночное катание с Фредо на воздушных горках и почти инстинктивно потерла руками плечи в тех местах, где их проткнули когти дракона.
- То есть тебе нравится сам процесс?
- Нет, почему, мне и Фредо нравится, иначе бы процесс не нравился. Просто он мне нравится…
Я задумалась, пытаясь найти подходящее разъяснение и ничего лучше сравнения с книгами не придумала.
- Вот представь, ты прочитал уже множество интересных историй и вдруг начинаешь читать такую… просто совсем замечательную! И, при этом, где-то на середине прочтения у тебя начинает зудеть мысль, что, возможно, где-то неподалеку есть еще другие такие же, а может, даже лучше. И вот ты сидишь и не знаешь, дочитывать до конца или отложить в сторону.
- Во, ты улетный философ, ящерица! Мой мозг превратился в шкварки от усилий понять метафору. То есть ты не знаешь, хочешь ли читать дальше книгу про Фредо. Тебя на середине вынесло из сюжета, и ты переживаешь, мало ли вдруг концовка не понравится, так?
- Да, – я непроизвольно улыбнулась. – И потом, эта книга принадлежит другому и… Она думает, что ее читает не тот, кто читает на самом деле, вот!
- Я слишком много выпил, чтобы вписаться в этот поворот. Ща… – Ниммей тряхнул своей гривой, переглянулся с ухмыляющимся Тимохой и резюмировал: – Короче, книга про Фредо зачитана и рассчитана не на читательниц, а читателей! Улет, я гений! Предлагаю выкинуть ее с полки, тем более теперь, когда я вернулся.
Преображение из старшего брата-следователя в друга произошло не то чтобы совсем внезапно, но все равно несколько резко… Вот только что на меня смотрели трезвым взглядом с внимательным изучающим прищуром, и вот передо мной привычный Ниммей, дурачащийся и слишком уж демонстративно делающий вид, что слегка перебрал с выпивкой.
- Пожалуй, я ее оставлю и буду полистывать время от времени, когда будет соответствующее настроение.
- Как знаешь, – дракошка фыркнул, скорее с ехидством, чем с недовольством, и самоуверенно заявил: – Я позабочусь, чтобы тебе было некогда отвлекаться на всякие измусоленные чужими лапами книжки. У тебя рядом, в соседней комнате, ценный фолиант!
- Это ты, что ли? – тихо рассмеялась я.
Громко веселиться в погруженной в траур Академии было не очень прилично. Но и оставаться серьезной – не возможно.
- У нас скоро не блок, а музей будет. Над Ринкиной дверью – золотая поварешка просветления, а в одной из комнат – рыжий фолиант в веснушках, – поддержал мой тихий смех Тимоха.
- Правильно оформленная пещера дракона будет, – хмыкнул Ним. – Только принцесса у нас в штанах рассекает. Надо ее переодеть…
- Только попробуйте, я вам той самой золотой поварешкой по лбам военный марш настучу!
- Тим, у нас не принцесса, у нас деспот-узурпатор! – Ниммей показал мне язык и поскакал вверх по лестнице. Я сначала рванула вслед за ним и лишь на пятом этаже осознала, что поднимаюсь не просто без проблем, а практически бегом. Нормально я так себе дыхалку прокачала!

А ночью Ним пришел ко мне, молча укутал меня в мое одеяло, как в кокон, запинал к стенке, сам улегся рядом, накрылся своим, которое принес с собой…
- Спи!
Буркнул, уткнулся носом мне в затылок и почти мгновенно уснул. И я, когда волна накрывшего меня офигения схлынула, тоже уснула. Мне было хорошо, тепло, уютно, надежно и…

- Я сломаю этот гребаный звонок! Огнем на него дыхну! Разнесу…
- К едрене фене, – подсказала я, потирая практически оглохшее ухо.
- Точно, секешь фишку…
Мы выползли вдвоем из комнаты, чтобы наткнуться на Тимку.
- И ты Брут! – пафосно объявил тот, глядя на Нима. – Или ты Ринку так от Фредо охранял? Так он вроде еще в блок без стука не вламывался.
- Я замок от моих кошмаров охранял. А то дыхнул бы огнем, и все… пепелище. Поэтому лечился по методу Фонзи, с красивой девушкой под боком. Очень хороший метод, мне понравилось. Девушке тоже, – и этот засранец взял и шлепнул меня по заду.
Черт! На фоне ухаживаний Фредо, панибратское отношение Ниммея, как ушат холодной воды после жаркого дня. Пришлось развернуться и залепить подзатыльник, чтобы руки не распускал.
- Ромео из тебя так себе, – зачитал Тимка приговор по выражению моего лица. – Но жить будешь. Ринка добрая.
- Я злая, – буркнула я, но уже заготовленную шаблонную шутку о том, что убью внизу, чтобы труп по лестнице не переть, в последний момент проглотила. В ближайшее время так шутить не стоит. Да и убивать Нимма жалко – смешной такой, стоит, улыбается, как дурак, и затылок растирает, наверное, чтобы шишки не было. Залепила-то я от души…

А потом мы спокойно пошли на тренировку, даже Ниммей. Затем привычно взяли штурмом столовую, чтобы позавтракать.
Еще стоя в очереди на раздачу и крутя головой по сторонам, я обратила внимание, что первокурсники старались теперь разделиться не по факультетам, а по командам. Пусть и не полным.
Странно, но парни из команды Ниммея к нам подходить не рискнули. Лишь Пэтро помахал рукой, и все. Хотя мы пришли попозже, и по местному этикету это мы должны были к ним подсесть, а не они к нам. А мы не захотели и плюхнулись со своими подносами отдельно.
Кстати, раньше я как-то не заостряла на этом внимание, но сейчас, приглядевшись, отметила, что покомандное разделение начиналось не с шестого, как мне вчера показалось, а с пятого курса. А вот более младшие еще крутились везде учебными группами. Так и тянуло диагностировать: «Пороха не нюхали».
До сборов первокурсники выделялись, напоминая восторженно-неугомонные стайки воробушков или, наоборот, расхаживали по коридорам как павлины, раздуваясь от собственной важности – поступил, достиг, проник, учусь… Сейчас же они очень четко разделились на тех, кто пороха нюхнул и резко повзрослел, порой даже слишком. И тех, кто на сборы не попал и остался прежним.

Участвовавшие во вчерашней пьянке шестикурсники начали вползать в столовую уже тогда, когда мы доедали. С Фредо мы, вообще, столкнулись в дверях, и от его: «Доброе утро, Рин», у меня привычно замерло сердце, а душа ухнула в пятки. Но я уже научилась воспринимать это как естественный процесс, с которым следует смириться и не обращать на него внимания. От кофе - бодрит, от сыра – крепит, а при встрече конкретно с этим парнем у меня временный паралич тела и мозга. Тем более в наличии заметный прогресс – раньше я на несколько минут отупевала, теперь пара секунд, и я готова ответить: «Доброе утро, Фредо». И довольно улыбнуться, заметив, что мой голос обладает таким же парализующим эффектом. Пустяк, а приятно.

А потом мы разошлись по своим аудиториям. И я едва удержалась от радостного повизгивания при виде строгого сурового лица моего замечательного преподавателя.
- Приятно, что вы так по мне скучали, студент Рин, – Демо даже улыбнулся, глядя на меня. – А теперь, вместо взаимных объятий, порадуйте меня демонстрацией своих успехов. Судя по отчетам моих заместителей, у вас они иногда встречались.
- Заместители или успехи? – не удержавшись, съехидничала я.
- Заместители с вашими успехами, – Демо снова скупо и быстро улыбнулся и тут же опять стал суровым и серьезным: – Давайте, студент Рин, начнем с охранного огненного круга. Очень полезная вещь для выживания оказалась.

Иех, черт! Всяким лирическим развлечениям пришел конец. Теперь в нас будут впихивать исключительно боевые руны – защита и нападение. Причем первого будет во много раз больше.

Круг с катающимся огненным шариком Демо оценил, и то, что у меня опять не получилось снять его мгновенно, а пришлось повозиться минут десять, уговаривая собственную магию заканчивать веселиться – тоже не преминул отметить. Но, кроме меня, у него было еще девятнадцать студентов. И каждый, по очереди, «порадовал» вернувшегося преподавателя своими успехами. Кто-то по настоящему, а у кого-то фигня редкая, вместо охранного круга получилась.
После этого мы пошли в зал для практики, и Демо, отобрав самых безнадежных, принялся натаскивать их. А остальным поручил самостоятельно работать над ошибками.

Моя магия, увидев, что капризничать и выделываться не перед кем, сразу расстроилась и стала слушаться. Так что где-то на десятом повторе я заскучала и начала обдумывать, как бы себя, любимую, развлечь. Даже к Демо подошла, попросив задание посложнее. Ну он честно и усложнил, кивнув в сторону Тимки и сказав, чтобы учились работать в паре. И тихо веселился, гад, когда мы, ожидаемо, ступили, создав сначала пылевой вихрь, а потом уже огненный.
Нос, глаза, уши, волосы… Все было в пыли. Чихали мы на весь замок, и глаза пришлось бежать в туалет промывать, потому что очищающие руны не помогали.

А на обратном пути уже знакомый спокойный голос ректора как-то так буднично объявил новое пророчество: «Когда прозреет глядящая во тьму, чтобы явить миру свет, и избранные шагнут за ней в огонь».
- Глядящая во тьму – это слепая, что ли? Так тут таких вроде нет, – задумчиво растрепал свою шевелюру Тим.

Странно, но в коридорах по-прежнему было пусто, никто не стал прерывать занятия. Все делали вид, что ничего удивительного не случилось. Подумаешь, очередное пророчество… Чего переживать?
А мне вот стало неспокойно, потому что непонятное не люблю. И фраза: «избранные шагнут за ней в огонь», мне абсолютно не понравилась!
- Пойдем-ка, навестим «женский отряд»? Предсказание, явно, не о парне.
- Ага, оно может быть о тебе, – недовольно буркнул Тимка.
- Это еще почему? – искренне возмутилась я.
- Дык это ты у нас была нормальной, а потом раз и начала с Ниммеем и Фредо разговаривать.
- Я разговаривать начала, а не…
Вот ведь, убиться плеером! Точно! Я же и видеть начала… И принялась нести миру… свет… глядя в ночную тьму. Черт!
- И чего теперь делать? – с тоской в голосе поинтересовалась я у Тимки. – Какие избранные за мной в огонь шагать будут? А если они не выживут?
- Спички детям не игрушка, – буркнул Тимоха. – Огонь не устраивай вокруг, и все будет хорошо.
- Да как его не устраивать, если мы на занятиях с тобой уже много раз туда и обратно через мой огонь шагали!
- Пошли, короче, Ниммея искать. Других здравых мыслей у меня нет. Разве что пойти и объявить всем, что ты – не парень и как раз в пророчество вписываешься, тютелька в тютельку.
Я горестно вздохнула. Сдается мне, что среди администрации Академии то, что я – девушка уже секрет Полишинеля. Но начать, и правда, лучше с Ниммея. Он умный…

- Улет! А я вас ищу!
Мы столкнулись с драконом где-то на середине пути. Напряженный Тимка, пытающийся всю дорогу шутить и веселить меня, облегченно выдохнул. Нет, в истерику я не впадала, но потряхивало меня знатно. Никогда еще не была частью пророчества, да еще такой вот… многообещающей.
- Вы тоже доперли, что это может быть про Ринку?
- Угу, – обреченно вздохнула я.
- Так, ящерица, во-первых – выдыхай. Во-вторых, пошли в блок, посадим тебя в ванну с водой, и будешь там сидеть до вечера.
- А у пророчества есть срок годности? – с надеждой поинтересовалась я.
- Да. Сутки. Я все утро в их библиотеке проторчал, болтая с библиотекарем. Клевый старикан и, главное, это его вторая заваруха, улавливаете? Правда, тут еще есть те, кто на второй круг пошел. Тот же завкаф у целителей, например. Но его раскрутить у меня не получится, а дедок-библиотекарь от моего внимания прямо растаял и столько интересного выболтал… Никаких книг не надо!
Я покивала, немного расстроенная, что сама не додумалась до такого простого способа получения информации. Вообще, если честно, я и до посещения библиотеки-то не додумалась!
- Кстати, это ты меня своими метафорами на мысль натолкнула, – подмигнул мне Ниммей. – Самому бы мне такая мысль не залетела даже с ветром.
- Да ладно, – засмущалась я.
- Вот тебе и ладно. Библиотека – это последнее место, куда бы я пошел. Ты меня роющимся в книжках представляешь?
Я, не удержавшись, хихикнула. С мечом – представляла легко, с книгой – с трудом.
- Ну вот и все, философ… Давай, под ноги гляди, а не во тьму!
Я, конечно, глядела под ноги, но и по сторонам – тоже. Так вот, мы почему-то, вместо того чтобы подниматься на десятый этаж своей башни, вырулили во второй корпус. А затем через общагу воздушников перешли в первый и оказались на выходе из замка.
- Значит так, ящерица, сосчитай до пятидесяти и можешь начинать визжать и кричать о мужском заговоре и похищении среди бела дня, – фыркнул Ниммей, подозрительно понимающе перемигнулся с Тимкой и…
- Мамочка!
- Я же сказал, до пятидесяти считай! – прогремело у меня в голове. – И не дергайся! Я тебя очень нежно когтями обнимаю, так что могу и уронить нечаянно. Ты же первая и расстроишься.
- А куда мы летим? – я рискнула снова приоткрыть один глаз и посмотреть вниз. Очередной вопль вышел уже не таким громким. Привыкаю.
- В пещеру, куда же еще! – заржал Ниммей. – Самовоспламеняющиеся вещества надо держать вдали от людей.
- Но, Ним, если я уже начала видеть свет, вместо тьмы, значит, пророчество уже сбылось?
- Перо страуса им в жопу, а не сбывшееся пророчество, – злобно прорычал дракон. – Ради своей победы молодняк кровососам скормили! Гады… Так что рыбью кость им в горло, а не избранных в огонь. И, раз половина пророчества – мимо, значит, оно вычеркивается. Целиком.
- Но… А если один ты за мной шагнешь? – я снова приоткрыла глаз и в этот раз даже кричать не стала. Красиво там внизу. А наверху – страшно.
- Не шагну. Я – это огонь. Огонь – это я. Мы с ним договоримся.
- Идея о том, что я сутки живу в ванной, мне нравилась больше…
- Поздняк! Я тебя уже спер. Запихаю в пещеру и буду за тобой романтично ухаживать. Кормить сырым мясом, таскать блестящие огромные предметы…
- Ним, ты – дракон, а не сорока!
Не удержавшись, я рассмеялась.
- И что, мне теперь нельзя таскать блестящие огромные предметы для красивой девушки? Улет! Дискриминация по чешуйчатому признаку?
- Ним…
- Все, ящерица, визжи! Мы садимся…

Опубликовано: 28.10.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 57 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Ним просто душка:)))) эх, спать всё-таки пора :))

    Оцени комментарий: Thumb up 0