Сувенир 78

- Что это?.. – проговорил сагат каким-то не своим голосом. – Как? Это же невозможно!
- Что именно невозможно? – переспросила я, смиряясь с провалом.
Собственно, надо было этого ожидать - Маугли расслабился, забыл о сохранении конспирации, ведь все последние дни он вообще не утруждался поддержанием своей легенды, скорее уж, делал всё наоборот. И я хороша! Точно также обрадовалась и обо всём забыла.
- Этот… этот… - Дериони запинался на каждом слове. – Это что, какой-то новый вид Вайятху?
- Что? – пришла моя очередь таращить на него глаза. – Новый вид?!
- Нет? А кто тогда? Вы ведь не будете утверждать, что этот парень – обычный человек?
- Не буду, вы правы. Но ни к какому новому виду он не относится. Маугли - точно такой же Вайятху, как ваш, только взрослый.
- Взрослый? Взрослый?!. – Мне показалось, что у бедного Мидаса глаза всё-таки вылезут на лоб. – И кто же его вырастил?
- Я, с моими друзьями.
Сагат какое-то время ещё гипнотизировал нас взглядом, а потом осведомился:
- И как же вам удалось обойти запрет?
- Запрет? – я удивлённо запнулась. – Вы хотите сказать, что Вайятху запрещено изменять?
- Разумеется. Причём всех, без исключений.
Пока я переваривала новость, Дериони внезапно успокоился и снова заговорил спокойно и рассудительно.
- Сагите Вайберс, мне кажется, нам необходимо поговорить, причём, лучше всего прямо сейчас.
- Хорошо. Пожалуй, вы правы.
Похоже, мы с Маугли опять ухитрились нарушить какое-то местное правило… И хорошо, если только одно, и правило, а не закон.
Вернувшись обратно в кабинет, расселись, кто где: я – за своим столом, мой лягушонок – на диванчике, закрывшийся снова в раковине невозмутимого аристократа сагат – в кресло для посетителей, а Соло – на пол, у ног господина. Наши неодобрительные взгляды по этому поводу Дериони проигнорировал, впрочем, как и мы – его, по поводу Маугли, сидящего с нами, как равный.
- Итак, - начал Мидас, убедившись, что взрослый Вайятху не собирается присоединиться к своему более младшему собрату на полу. – Вы занялись преобразованием наших рабов?
Надо сказать, слово «наших» прозвучало довольно язвительно.
- Да, раз у вас так и не дошли до них руки.
Кажется, о своём иммунитете к аристократизму я уже упоминала?
- Что ж, это ожидаемо, - с горькой иронией отозвался мой собеседник. - Если подумать - нами правит теперь женщина, а помогает ей инопланетник! В голове не укладывается!
- Вы заблуждаетесь, правит вами именно инопланетник, а принцесса Кария ему помогает, - вежливо поправила я его.
Дериони немедленно насупился.
- Ах, да, наша жизнь летит в тартарары. Вы подразумевали это? Наши традиции, уклад, ценности – всё теперь будет подвергаться изменениям? Забвению?
Я только вздохнула. И ведь этот был ещё из лучших!
Пришлось снова напомнить:
- Кажется, мы с вами собирались поговорить несколько о другом. Не так ли?
- Да, да. Простите. Вы так не похожи на наших дам! Столько здорового… хм, прагматизма и прямоты. Пожалуй, мне будет проще, если я буду представлять себе вас, как мужчину.
Удержаться от закатывания глаз было очень сложно, но я справилась.
- Можете представлять на моём месте кого угодно, хоть кактус в горшке, если вам это поможет, но давайте уже перейдём к делу!
Чтобы собраться с мыслями, аристократ, явно привычным жестом, опустил руку вниз, а Сот, так же привычно, тут же принялся осторожно разминать его пальцы, периодически не то облизывая, не то целуя их. Я отвела глаза, чувствуя, как к горлу снова подступает тошнотворный комок. Грасс, чтоб его перемалывало вечно в пасти Плорада, выработал у меня необыкновенно стойкую реакцию на лицезрение подобных ласк!
Бросив взгляд на Маугли, я поняла, что и он не в восторге: глаза снова сузились, губы сжались в полоску, как будто Вайятху сдерживал себя, чтобы не вмешаться в происходящее. И это несмотря на то, что Сот испытывал наслаждение: оно так и светилось на его мордочке!
- Так вот, возвращаясь к нашим законам и обычаям, - начал Дериони. – Касательно Вайятху они трактуются… простите, трактовались однозначно: никаких изменений! Я точно знаю это, потому что сталкивался с противодействием.
- Вы хотели что-то изменить в вашем… в Соте? – удивилась я.
- Да. Видите ли, я – музыкант. В свободное время, разумеется. Играю на клавишных инструментах. Соло очень нравится моё исполнение, и я подумал, что мы могли бы…
Мидас опять замялся, словно собирался признаться в чём-то неприличном.
- Вы захотели научить его играть на чём-то? – подтолкнула я стеснительного аристократа.
- Да, - хмуро подтвердил Мидас. – Я попробовал научить его играть на пангирре. Знаете, что это такое?
- Ммм… Кажется, что-то, вроде дудочки?
- Флейты. Так вот, я думал, что это не составит особого труда, но столкнулся с тем, что Соло никак не мог запомнить простейших вещей! Например, в один день он заучивал ноты, а на следующий уже ничегошеньки не помнил!
Я кивнула. Ну, с тем набором отравляющих лекарств, который потребляли Вайятху, удивительно, что они ещё могли как-то связно мыслить и разговаривать.
- Мне пришлось обратиться к императорскому лекарю за помощью. И тут выяснилось, что изменять подаренных рабов мы не можем. Мы – это их хозяева. Можете себе представить? Не можем! Даже в таких пустяках! Мне заявили, что расширение их возможностей может повлечь за собой новые интересы и потребности, а это, в конце концов, может привести к совершенно непредсказуемым результатам. Например, они могут начать задавать вопросы и, что ещё хуже, искать ответы на них!
Я, молча, пожала плечами: опять-таки, неудивительно. Но местный аристократ до сих пор приходил в негодование от подобного отношения.
- При этом, заметьте, я ведь не покушался на какие-то фундаментальные устои, а всего лишь хотел обучить своего собственного раба игре на музыкальном инструменте!
- Ясно. Короче говоря, вам отказали и дали понять, что это крайне нежелательно. Что ж… вполне понимаю.
- П-понимаете..? – сагат снова неаристократично вытаращился на меня.
- Да. И знаете, почему? Потому что изначально Вайятху – куда более одарённые, чем мы, и обладают множеством недоступных нам умений. Не верите?
В круглых глазах Дериони отразился целый набор противоречивых чувств.
- Маугли, можешь показать? – обратилась я к хмурящемуся лягушонку.
Тот кивнул головой и спросил у ошалевшего Мидаса:
- Можно ваш вифон?
Чуть ли не в буквальном смысле этого слова подобрав челюсть, Дериони, неверяще воззрился на моего лесного принца:
- Ты… ты знаешь, что такое вифон?
- Разумеется, - подтвердил Маугли.
- И умеешь с ним обращаться?!
- Да. Так можно? Всего на несколько минут.
- Э-э… - сагат растерянно перевёл на меня взгляд, но всё-таки достал из кармана элегантный синий приборчик.
Похоже, синий цвет всё-таки как-то соотносился у них с мужским населением… Помнится, Эдору тоже дарили синий вифон.
- П-пожалуйста… Но зачем он тебе? Ты кому-то собираешься звонить?
Маугли растянул губы в улыбке и ответил максимально вежливо и доброжелательно:
- Нет, сагат Дериони, я хочу «поговорить» с ним.
По лицу аристократа было видно, что он ничего не понимает, но подозревает нас в изощрённом издевательстве над своей особой, поэтому я кивнула лягушонку, чтобы он поторопился. Подержав вифон между ладонями, Вайятху медленно, с расстановкой сообщил:
- Вам подарили его два… нет, три месяца назад. На праздник. А, вот оно что! Это был ваш день рождения… подарок от родителей. Дорого, престижно, редкая модель. Вашей жене вифон не понравился, потому что она надеялась на деньги. Думала, вам подарят какую-то сумму, а она сможет взять оттуда часть.
- П-подожди, что ты несёшь? – возмутился сагат. – Откуда ты насобирал эту чушь?!
- Это не чушь. Это то, что рассказывает ваш аппарат.
- Как я могу верить? Мало ли, что ты мне сейчас насочиняешь! Где доказательства?
- Но ведь именно жена привезла вам вифон от ваших родителей? Так?
- Да…
- Она распаковала подарок по дороге, а потом упаковала его заново, в салоне-магазине. И ругалась вслух. Поэтому ваш вифон знает об этом.
- Но деньги… Неужели она собиралась обокрасть меня? – чуть слышно, как будто сам у себя, спросил сагат. – Нет, это невозможно!
- Не знаю, потому что ваш вифон об этом тоже ничего не знает. Ещё он просит вас не забывать включать систему напоминания, потому что вы дважды уже чуть не потеряли его.
- А что это за система? – удивилась я, потому что о чём подобном ещё не слышала.
- Когда хозяин уходит дальше, чем на сто метров, у аппарата включается специальный сигнал, оповещающий окружающих, что вифон потерян, - отрапортовал лягушонок.
В глазах у бедного Дериони отражался чуть ли не священный ужас. Я его очень хорошо понимала, поскольку сама, в своё время, прошла через всё то же самое…
А бедолаге, похоже, крупно не повезло с женой. Тогда понятно, откуда у него такое трепетное, по мирасским меркам, конечно, отношение к своей постельной игрушке. Или всё было наоборот, и Вайятху был сначала, а неприязнь жены – уже следствие? Впрочем, лезть совсем уж глубоко в личные проблемы Дериони у меня ни желания, ни нужды не было.
- Это ещё не все способности, которые есть у Вайятху, - «обрадовала» я собеседника. – Здесь, под землёй, конечно, бабочек нет, чтобы их позвать, но, может, крысы?..
- Крысы? – обалдело переспросил Мидас.
- Ну, или кто тут у вас живёт… Есть кто-нибудь? – обратилась я к Маугли.
Он встал, прошёлся вдоль по кабинету, словно бы прислушиваясь к чему-то, и пожал плечами.
- Похоже, никаких животных здесь нет, всех вытравили. А вот насекомые есть. Минутку…
Склонившись к одной из панелей, которыми были отделаны стены, лягушонок тихонько поскрёб ногтём по поверхности. Сначала ничего не происходило, а потом на свет божий вылезли один за другим три ярко-чёрных глянцевых жучка, покрытых голубыми точками, словно бы их сбрызнули лазурью. Выбравшись наружу, они замерли, а потом, повинуясь командам Вайятху, поползли сначала налево, потом направо, потом встали в ряд, сбились в кучку, рассредоточились, покружились на месте, забрались на руку к лягушонку и заползли каждый на свой, указанный ему палец.
Под конец представления аристократ сидел уже белый, как мирасские цветы, и нервно покусывал губы. Во взглядах, которые он иногда кидал на своего Соло, сквозило потрясение человека, обнаружившего, что рядом с ним находится бомба в подарочной обёртке. Сам Сот, кстати, следил за действиями своего собрата, полуоткрыв рот, с выражением восхищения и ужаса.
Когда Маугли, закончив демонстрацию своих умений, позволил подопытным жучкам вернуться за панель, я сочла, что Мидас достаточно «созрел».
- Ну, теперь вы понимаете, насколько эта раса превосходит нашу по своим возможностям? И по-прежнему считаете нормальным и справедливым, что они влекут такое жалкое существование, причём, по вашей вине? – осторожно осведомилась я.
Дериони вытер вспотевший лоб ароматизированной салфеткой и с трудом оторвал взгляд от моего лягушонка, который снова скромно присел на диван.
- Да… Пожалуй, всё не так просто, как я думал, - ответил Мидас. – Это просто невероятно… У меня в голове всё смешалось!
- Сочувствую, - мягко произнесла я. – Но такова правда, которую скрыли ото всех.
- Всевидящий… А ведь нас уверяли, что Вайятху – крайне слаборазвитая, зависимая от своих партнёров раса, плохо приспособленная к жизни. И убеждали, что мы оказываем им благодеяние, беря на себя заботу о них! – пожаловался сагат. – А оказывается, они на голову выше нас! Это ведь как-то надо переварить…
Для облегчения сего процесса я опять вызвала горничную и попросила у неё кофе и коршу с закусками. Пока она не принесла нам всё требуемое, Дериони продолжал сидеть в полном обалдении (как бы кощунственно это ни звучало по отношению к прирождённому аристократу), время от времени покачивая головой и бросая потрясённые взгляды на обоих Вайятху.
- Значит, вы не просто так забрали рабов? Это было сделано специально? – снова начал разговор Мидас, когда собрался, наконец, с мыслями. – Вы намереваетесь сделать из них таких, как он? – последовал кивок в сторону Маугли.
- В конечном счёте – да. Думаю, это будет правильно.
- Но вы понимаете, что никогда не сможете социализировать их? По крайней мере, в нашем обществе? Ни один мирассец никогда не будет смотреть на них, как на равных, какими бы способностями они ни обладали… А, может статься и наоборот: их возненавидят именно за способности, не простят превосходства над вчерашними хозяевами!
Я задумалась. Что-то похожее и раньше приходило мне в голову, но высказанное устами мирасского аристократа, оно приобретало монолитность догмы. Да, пожалуй, всё так: простолюдины, узнав о рабском прошлом Вайятху, скорее всего, постарались бы самоутвердиться за их счёт, а высший свет ни за что не смирился бы с тем, что их постельные игрушки приобрели такую пугающую власть над окружающим миром. Вот Дериони явно шокировали потенциальные способности Соло, а ведь он ещё понятия не имел о том, кто такой Проводник, которого «впечатывали» в каждого раба.
М-да, похоже, моя ставка на особые чувства, которые этот сагат питал к своему Вайятху, провалилась… Ещё вопрос – не выдаст ли он теперь наши планы своим знакомым? Конечно, за нами – император, ГИО-люди и мирасские традиции повиновения власти, но кто знает, какая по счёту соломинка сломает спину верблюда?
- Что ж, ваше общество – не единственное, - ответила я, наконец.
- Вы хотите вывезти их с Мирассы? Плохая мысль, уверяю вас. Во-первых, вам опять-таки не позволят выносить сор из избы, а во-вторых, сами туземцы предпочитают не покидать своей планеты. Какая-то там световая зависимость, кажется…
- Ну, остаётся ещё возможность создания отдельных поселений для них, где-нибудь подальше от людей, - возразила я.
- Вернёте их обратно в леса?
- Почему бы и нет? Думаю, там они были бы совершенно счастливы.
- Возможно… - пробормотал сагат. – Возможно…
Я бы сказала, что это оставалось не возможным, а единственным вариантом решения проблемы.
- Но как вы собираетесь решать проблему зависимости Вайятху от хозяев? – вдруг встрепенулся Дериони.
- Сменой привязок, разумеется. Как это делал ваш императорский лекарь, когда привязывал раба к следующему хозяину.
- Нет, вы не поняли. Замена хозяина – это просто замена хозяина. Один ли, другой, но он должен быть, иначе Вайятху вообще не способен жить!
Я нахмурилась.
- Вообще-то, я справлялась уже с этой задачей. С Маугли. И именно через смену привязок.
- А сколько лет вашему Вайятху?
- Ну, больше ста.
- О! Это уже устаревший вариант! Последние рабы, которых дарил император, имели потребность в хозяине на уровне выживаемости. Понимаете? Без хозяина они просто погибнут!
Пришла моя очередь таращиться на сагата.
Умереть без хозяина? Нет, вообще-то, именно так Грасс поступил со своими легионами гвардейцев. Но Вайятху?.. И я ведь уже меняла установки! Целым сорока рабам, и все, вроде, остались живы и здоровы. Или есть какой-то подвох? Бомба замедленного действия?
- Сагат Дериони, а вы не знаете, сколько могут прожить без хозяина такие Вайятху?
- Точно не скажу, но вряд ли больше месяца.
Мы с Маугли переглянулись.
- Не знаю, - ответил лягушонок на мой невысказанный вопрос. – Я не проверял такие связи, мне в голову не приходило ничего подобного!
Как и мне. И не пришло бы, пока они не начали бы умирать прямо у нас на руках…
- Сагат Дериони, вы позволите Маугли посмотреть, как выглядит такая связь? Ведь у Сота она есть, правильно? – обратилась я к аристократу.
- Э-э… Ну, пусть попробует. Если это ничем не повредит Соло!
- Не беспокойтесь, он даже ничего не почувствует.
Маугли тут же присел рядом с напрягшимся рабом, который ещё сильнее вцепился в ногу Мидаса. Мой лягушонок ласково заговорил с собратом, поглаживая по руке, а потом – по голове. Начал перебирать волосы, потом, словно невзначай, задержал пальцы на висках Сота, сочувственно кивнув ему, поднялся и озабоченно сказал:
- Да, я увидел её. Она не такая, как у Джелли. Более тонкая, что ли, и цвет другой. Как точно воздействует – не знаю, но рисковать и просто обрывать её, мне кажется, не стоит.
Я только тоскливо вздохнула: похоже, нам предстоял весёленький вечер с проверкой всех имеющихся в наличии неперенастроенных рабов.
- Так что вы будете делать с этим? – вновь напомнил о себе сагат Дериони.
- Перепривязывать, - ответил Маугли.
- К кому?
- К тому, кто согласится стать якорем для Вайятху, пока мы не найдём лучшего решения, - вмешалась я. – А ещё продолжим обучать и воспитывать. Вы, кстати, разве не хотите, чтобы ваш Соло стал таким, как Маугли? Ну, или хотя бы немножко повзрослел? Научился играть на этой, как её… пангирре или, может, ещё на чём-то?
- Вы меня искушаете? – удивился аристократ, но сдвинутые брови и заблестевшие глаза выдавали его с головой: описанная мной перспектива равнодушным его не оставила. – Я не знаю… Мне надо подумать…
- Думайте, конечно, - я пожала плечами. – Но не забудьте, что мы – последний шанс для вашего Соло стать кем-то, хоть чуть-чуть больше, чем ему было отмеряно создателями.
- Да… да… - пробормотал Дериони, ещё сильнее хмурясь. – Спасибо… Мы пойдём. Соло, камо.
- Да, если что-то надумаете, свяжитесь сразу со мной. Так будет надёжнее, - попросила я.
- Хорошо, - как-то подавленно отозвался Мидас, встал, снова подхватил Сота на руки и отбыл. Но покидал он нас неуверенно, будто всё время пытался решить для себя вопрос: не стоит ли остаться.
После его ухода мы немножко поспорили. Вспомнив, что собиралась навестить друзей, я хотела сначала заглянуть к Эктору, если он сможет выделить нам хотя бы пять минут, и к Лавинии с Вигором. К последним – обязательно, главное, чтобы их не услали по императорским делам. Маугли же рвался немедленно обследовать всех остальных Вайятху на предмет связи с хозяевами. Я возразила, что час или два погоды уже точно не сделают, лягушонок вздохнул, но согласился.
Совсем оторвать нового императора Мирассы от дел не получилось, но он с удовольствием поговорил с нами по вифону, покинув на время каких-то очередных членов очередного комитета.
- Чтоб я! Добровольно! Ещё раз! Согласился править чем-нибудь! – выразительно закатив глаза, заявил нам венценосный стратег, выйдя из кабинета в садик, чтобы поговорить без помех. Впрочем, эти самые глаза у него азартно блестели, так что жалобам я не слишком-то поверила.
- Значит, вернулся? – одобрительно хмыкнул самодержец, увидев на экране Маугли. – Молодец! Очень вовремя! Когда свадьбу справлять будете?
На такой неожиданный вопрос мы с лягушонком переглянулись и оба залились краской. Только я – алой, а Вайятху – оливково-зелёной.
- А что такое? – удивился Эктор. – Неужели не будете праздновать? Или я чего-то не знаю?
- Ну… наверное, будем, только не сейчас, - неловко ответила я. Вот чего-чего, но даже мыслей о каких-то связующих обрядах у нас ещё не появлялось! - Пока это совершенно некогда делать, да и неудобно. Тем более, что опять возникли проблемы с брошенными Вайятху… О, кстати, Эктор, когда прилетают твои братья или сёстры?
- Ну, три человека прилетают прямо завтра, а потом – пятеро. А что?
- Слава Всевидящему! Можешь мне хотя бы одного дать?
- Кого тебе?
- Лучше всего Лавинию.
- Точно не знаю. Она, вроде, как раз должна была закончить формировать списки Кабинета Крови и Комитета по промышленности. Спроси у неё самой, возможно, Лави сможет устроить себе что-то, вроде коротких каникул, дней на пять-шесть. Тебе хватит?
- Конечно, нет, но хоть что-то…
- Не жадничай, сестра сейчас нарасхват. Не займись ты своими любимыми зеленокожими, тебе тоже некогда было бы вздохнуть. Ну, это я не в упрёк, не думай, - Эктор хитро улыбнулся. – Кстати, тебе привет от брата, он уладил дела с расследованием, и собирается вскоре прилететь, вместе с невестой и будущим тестем. Дела сдвигаются с мёртвой точки!
- Это замечательно! А как ему удалось всё замять?
- Не знаю. Расскажет сам - ты же знаешь, как он любит эффектные сцены и драматические постановки. Не сомневаюсь, что всех удивит!
Я радостно улыбнулась. Весть о возвращении Эдора, как всегда, придала сил и уверенности в том, что теперь всё точно наладится: и в столице, и в империи, и вообще везде. Несмотря на Линну.
- Да, чуть не забыла! Нет ли у тебя лишнего участка леса, достаточно дикого и удалённого от городов и деревень? Ещё лучше, если он будет где-нибудь поблизости от резервации местных полосатых любителей пещер? – спохватилась я.
- Да пожалуйста, бери любой лес, только в канцелярию потом сообщи, где и какого размера, - удивлённо отозвался самодержец. – А тебе зачем?
- Буду организовывать поселение Вайятху, здесь им не выжить. А вот если вернуть в естественную среду – должно получиться. Ну, и от людей подальше…
- Что ж, наверное, ты права, - ответил Эктор после секундного обдумывания. – Заклюют… Короче, сама выбери, что тебе понравится, только предупреди потом. Хорошо?
- Конечно, спасибо, Эктор! – горячо поблагодарила я его.
- А ты смотри, не затягивай со свадьбой! – заявил правитель, сурово глядя с экрана вифона на Маугли. – А то уведут у тебя Тэш, не успеешь оглянуться!
Мы с Вайятху ещё гуще покраснели и позеленели, и поспешили попрощаться с весёлым, несмотря ни на что, императором Мирассы.
Чтобы не длить неловкую паузу, я тут же позвонила Лавинии, и златовласка с восторгом поздравила нас со счастливым воссоединением, - так она определила нашу встречу с Маугли. Ну, мы и не возражали. Договорились встретиться у Вигора в лаборатории, которую он открыл тут же, в Цитадели, не считая той, что оборудовали по его просьбе в склепе императоров. Эктор, как и обещал, предоставил хранилище тел генетику в полное распоряжение, и тот пропадал там почти целыми днями. Сегодня его ждали во дворце, но позже, к вечеру. Что ж, нам тоже было, чем заняться - шестьдесят пять Вайятху ждали проверки. Уговорившись ещё созвониться, мы отправились трудиться. Вернее, трудиться должен был Маугли, мне оставалось только переживать.
Дело оказалось не таким быстрым, как с Соло, лягушонок боялся просмотреть что-то важное, поэтому каждого собрата исследовал на совесть. Через два часа выяснилось, что Вайятху, накрепко «связанных» со своими прошлыми хозяевами, у нас шестнадцать, а не все поголовно, как я сначала боялась. Видимо, более «молодых» рабов выкидывали меньше. Выявленных страдальцев мы отделили от других и отправили вместе с одним из служителей в резиденцию, где уже жили сорок освобождённых рабов. После возвращения я собиралась попробовать освободить их и от этой привязки, ну, а если не получится – думать, к кому их перепривязать. Собственно, если бы это было также необременительно, как с Джелли, вопросов бы не было, но Вайятху, да ещё настолько несамостоятельные, требовали куда больше внимания и участия. В-общем, надо было думать, и думать срочно.
Когда Вигор, наконец, появился в Цитадели и позвонил мне сообщить об этом, мы уже встретились с Лавинией и болтали, уединившись на одном из диванов в танцевальной зале. Замок продолжал пустовать, напоминая огромную раковину, из которой выковырнули моллюска, который её построил. Нет, здесь продолжалась какая-то жизнь, но всё больше на нижних этажах. Верхние, предназначенные для церемоний и празднеств, стояли тихие и безлюдные. Даже сейчас, когда в высокие окна светило солнце, мне казалось, что в углах притаились призраки.
Мы сидели втроём вокруг небольшого столика, на котором был накрыт уже не то обед, не то полдник, и никак не могли наговориться. Я, словно выпав с появлением Маугли из спячки, заново расспрашивала подругу о том, что происходило в политическом зверинце Мирасского двора, пока я сосредоточилась только на своих Вайятху, не желая отвлекаться ни на что другое. Лави, ещё больше похудевшая, до какой-то отчаянной прозрачности, охотно выдавала мне последние новости.
- На подземных базах – полный порядок, останки гвардейцев превратились, практически, в прах, теперь там работают промышленные роботы-уборщики, скоро всё будет чисто и простерилизовано. В благодарность за помощь, Эктор передал племенам горцев дополнительные территории, тоже там, в горах, объявив их заповедниками. Собственно, людям там вообще делать нечего, и почему раньше этого не сделали - непонятно. Разве что, потому что предыдущему императору просто не было дела до туземцев?
Я согласно покивала, Грассу и вправду ни до кого не было дела, кроме себя самого, конечно.
- С кабинетами и комитетами в-общем тоже справились, - продолжала Лавиния. - Пришлось, конечно, формировать почти всё заново, потому что старые связи и кланы не дали бы нам ничего сделать. Там такой формализм и бюрократия – просто кошмар. Ну, от кого-то откупились, кого-то просто отодвинули, но это только начало. Вот дождёмся прилёта наших с базы, и можно будет продолжить процесс отстранения аристократов от власти.
Да, не одна я ждала ГИО-людей!
- Ну, и с родственниками императрицы удалось, наконец, заключить соглашение. Они получили в пожизненную аренду Голубой дворец и будут жить там на полном обеспечении, не предъявляя больше никаких претензий. Самое главное – мы убрали их подальше от столицы и лишили возможности продолжать пытаться влиять на решения Эктора. Представляешь, они были совершенно уверены, что мой брат – какой-то недалёкий дурачок, не разбирающийся ни в политике, ни в людях, и совершенно искренне собирались править вместо него! Даже не задумались ни на секунду, в честь чего Грасс именно его назначил своим преемником.
- Ну, давай будем справедливыми, особо напрягать мозг от них никогда и не требовалось, - вставила я.
- Да, так и есть. Ну, пришлось немного повоевать, даже Кария, в конце концов, поставила матери ультиматум, чем повергла её в настоящий шок. Но, честно говоря, они сами напросились.
- Представляю, - я усмехнулась. – А как семья пережила смерть Наима?
- Довольно спокойно, - Лавиния опустила глаза и слегка сдвинула золотистые брови. – Даже странно… Я вот до сих пор стараюсь не спать ночами, а они, как говорят, даже не вспоминают. Удивительно, правда?
Я молча сжала руку подруги. Что ж, начиная этот разговор, я уже догадывалась, что услышу, но именно поэтому его и завела.
- Лави, тебе надо отдохнуть. Конечно, ты сильная и несгибаемая, но отдых необходим даже тебе. Давай ты пошлёшь всех этих местных крокораусов подальше, сделаешь паузу на несколько дней и прилетишь повозиться с моими Вайятху? Только вообрази: уединение, тишина, всего-то пятьдесят с небольшим смирных, робких лягушат, и ни одного политика на расстоянии ближайших тридцати километров!
Лавиния невольно улыбнулась.
- Да, звучит заманчиво… Наверное, я даже соглашусь. Почему нет?
- Вот и отлично, - с удовлетворением заключила я.
Главным было вытащить златовласку из замкнутого круга, в который она сама загнала себя, а там будет видно. Может, она решилась бы взять к себе кого-нибудь из бывших рабов? Такая связь опекаемый-опекун была бы идеальной для обеих сторон: я лично не знала никого, более подходящего для воспитания робких, зависимых Вайятху, а гуманоид, со своей стороны, возможно, заставил бы Лави снова открыть своё сердце, хотя бы чуть-чуть.
Во всяком случае, её бывший опекаемый, сидевший рядом со мной, смотрел на неё вполне счастливыми глазами и испытывал, судя по цветовой гамме, самые радостные чувства от встречи. Именно в таком, благостном состоянии духа мы и отправились к Вигору, сообщившему мне, что он вернулся.

Опубликовано: 07.02.2016

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 72 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 18 человек:

  1. Дорогой Автор, ну,что Вы не даете покоя нашим-Вашим героям ? Или это они нашептывали Вам на ушко новые проблемы с Вайятху второго поколения генетики , чтобы мы подольше за них волновались?
    А Лави точно нужна привязка к опекаемому,хорошо, если это будет зелененький, а может и не один,она справится с их воспитанием.А ее направленность в качестве «Ангела смерти» действительна только на смертельно больных.
    Да, я вспомнила слова Маугли, что он точно вернется в леса, но потом…Это имелось ввиду, что Вайятху живут очень долго, а у Тэш — обычный человеческий век, да?
    Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Дорогой Автор, ну,что Вы не даете покоя нашим-Вашим героям ? Или это они нашептывали Вам на ушко новые проблемы с Вайятху второго поколения генетики , чтобы мы подольше за них волновались?

      Ну, если честно, мне показалось, что всё должно развиваться, и процесс «изготовления» Вайятху тоже должен как-то изменяться. Учитывая характер Грасса, я решила, что он должен был ужесточить привязки. Поэтому — дополнительная привязка к хозяевам.))

      А Лави точно нужна привязка к опекаемому,хорошо, если это будет зелененький, а может и не один,она справится с их воспитанием.

      Вполне себе справится, Вы правы.

      Да, я вспомнила слова Маугли, что он точно вернется в леса, но потом…Это имелось ввиду, что Вайятху живут очень долго, а у Тэш — обычный человеческий век, да?

      Нет, он имел в виду, что сначала объяснится с Тэш. Ведь они и раньше собирались жить вместе, на окраине мирасского леса. Так что тут всё проще было.))
      Спасибо за Ваш отзыв.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо за главу! Подкидывают проблемки эти вайятху. Ну решать их — это тоже удовольствие!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Как всё хорошо и замечательно! (тихо радуюсь) И, надеюсь, будет ещё лучше, правда?

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Добро торжествует! Что может быть лучше:)

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  5. Свирепствуют по хозяйству :-) Спасибо!!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  6. Потрясающая вещь, прочла на одном дыхании. Сложная, умная, многогранная, автор огромное вам спасибо, за такой титанический труд и чудесную историю. Теперь с нетерпением жду новых глав.

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  7. Спасибо большое за главу!!! очень ждала!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Каждая глава как подарок! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +6