Сувенир 69

Да это не император, это какой-то ящик Пандоры, - именно это сравнение мелькнуло в моей голове, когда я, в какой-то там по счёту раз уставилась круглыми глазами на Грасса.
- Как – Скросса? – переспросила непонимающе. – И его тоже?!
- Не его тоже, а его – в первую очередь, - бесцветным голосом поправил меня самодержец. – Это как раз вы появились потом в моих планах.
Я чуть не застонала, придавленная очередным запоздавшим прозрением.
- Так вы… вы не собирались строить никакого курорта? Это всё с самого начала было ловушкой?!
- Да, - равнодушно подтвердил маньяк-долгожитель. – Именно так. Меня никогда не интересовал ваш курорт, как и идея таскать сюда тысячи праздных любителей шататься по чужим мирам. Я вообще не собирался доводить дело до конца. Если бы мои планы исполнились, то сегодня или завтра вы, Тэш, вместе с вашими подельниками, были бы арестованы за покушение на стабильность и безопасность населённых людьми миров. Кажется, это обвинение у вас в Содружестве формулируется именно так…
Наверное, у каждого человека есть предел, перейдя который, уже не остаётся сил ни на удивление, ни даже на ненависть, и, похоже, я только что его миновала. Во всяком случае, с этого момента откровения садиста и извращенца уже не пугали. Как будто меня заморозили изнутри, сделали эмоциональную анестезию, позволяющую смотреть на величайшего безумца и злодея даже с некоторым сочувствием и отстранённым изумлением. Невероятно, до какой степени бесчеловечности может дойти человек. И кто там говорил, что гении не могут быть злодеями? Ошибались, ах, как ошибались…
- Кажется, вы упомянули, что я потребовал себе Мирассу в награду, - продолжал император. - Это не совсем верно. На самом деле, после того, как ГИО-зараза на планетах и в моей армии была вычищена, трусы в правительстве переполошились: столько жертв! Какое изуверство! «Этот арх-генерал свихнулся на почве вседозволенности. Он планирует переворот, хочет захватить власть! Станет новым диктатором!» - так шептались чиновники за моей спиной.
«Что ж, как показало время, они были совершенно правы. Свихнулся, совершенно свихнулся», - подумала я.
- Всё шло к тому, что мне предложат уйти в отставку – продолжил коронованный сумасшедший. - Сразу же они не могли этого сделать, потому что организация тройного Кольца защиты ещё не была завершена, я был пока нужен. Но как только стало возможно обойтись без меня, вопрос решился мгновенно. И момент они выбрали исключительно удачный для себя: большую часть моей армии составляли ГИО-изменённые солдаты, но именно их пришлось ликвидировать. Поэтому временно я остался без обычной защиты. Мы организовывали кадетские школы по всему Содружеству, где должны были готовить военных из натуральнорождённых мальчиков. Их тогда было уже открыто несколько сотен. Ещё бы всего лишь пять-шесть лет, - чтобы вырастить новых бойцов на место уничтоженных генно-изменённых… Но мне не дали. Разумеется, гуманисты из правительства не могли не воспользоваться моей слабостью, потому что понимали – она временная. Ещё чуть-чуть, и я стал бы единственной надеждой на безопасность в глазах людей, а гражданские превратились в убогих карликов, кем они и были на самом деле…
Я безучастно наблюдала, как рука императора хищно сжала стакан, словно это было чьё-то горло.
- Но они всё рассчитали правильно. Правительственные агенты тайно явились ко мне, и предложили сделку. Чем-то, кстати, похожую на ту, что мы заключили с вами, Тэш. Я должен был сложить с себя полномочия Главнокомандующего пятью объединенными армиями, отказаться от всех постов, подписать отказ от вмешательства в дела Содружества и от попыток вернуться в большую политику или армию, и удалиться в добровольное изгнание. Практически, просто исчезнуть со сцены. Взамен моя репутация оставалась бы безупречной, и население продолжило воздавать мне почести во всех мирах. А ещё я мог сам выбрать место, где буду доживать свои дни. Они даже были готовы оплатить мне расходы на освоение планеты… Эти недоумки считали, что поступают справедливо и, конечно, гуманно, чёрт их дери! Как же без этой проклятой гуманности, ведь меня могли объявить военным преступником!
Грасс закашлялся.
- Военным преступником! Меня! Которого обожало всё население! Думаю, в тот момент они боялись меня больше, чем возвращения Сосунов. Но… момент, как я уже говорил, был выбран идеально: у меня почти не осталось верных солдат. Несколько сотен человек, а эти гуманисты не постеснялись притащить пару тысяч наёмников с Берхи…
Я машинально кивнула: Берху населяли гуманоиды, отличающиеся завидной воинственностью. В своё время людям стоило немалых трудов обуздать их агрессию, но и сейчас жители этой планеты с удовольствием шли сражаться за других, если кому-то приспичивало затеять локальный военный конфликт. Конечно, теперь войны почти полностью прекратились, - законы запрещали агрессию по отношению к другим планетам и населению, - но разные частные случаи ещё бывали, к сожалению. Так что, пара тысяч берхоидов – это было весьма серьёзно.
- В-общем, мне пришлось согласиться. Но я выставил свои условия: планета передаётся мне в полное и безраздельное владение. После меня власть переходит моим потомкам, и никто из Содружества не суётся туда проверять, как мы живём…
- Но как они согласились на это? Ведь там уже жили разумные туземцы? – я услышала свой голос, словно со стороны.
Грасс хмыкнул. Чуть слышно, но от этого не менее презрительно.
- Разумные? Да кто тогда об этом думал? Кому было до них дело? Правительство радовалось, что так дёшево отделается. Возможно, если бы я потребовал какую-то из индустриально развитых планет, они бы поупирались, и то, вряд ли долго. Но Храисса значилась, как отсталая, почти незаселённая, не представляющая особого интереса для возможных колонистов, и они согласились, не раздумывая. Особенно, когда кое-кто из них посетил меня там. Они решили, что я вправду решил скоротать оставшиеся годы среди райской красоты, и успокоились. Идиоты… Мне удалось выбить из них несколько десятков предприятий. Ведь здесь надо было всё строить с нуля, начиная с жилья для будущих поселенцев, и заканчивая сельскохозяйственными разработками. Я составил план, написал свои требования, и правительство Содружества, не пикнув, выдало мне всё, что требовалось. Людей, оборудование, деньги… Ха, да что деньги! Я забрал полностью оборудование с одной военной базы, на которой велись засекреченные разработки. Кстати, в том числе, и экспериментальная установка по снятию ментальных слепков.
- И вам ничего не было за кражу? – через силу удивилась я.
- Ничего. Да и что можно было предъявить тому, кто и так шёл в добровольную ссылку? Кроме того, базу мы потом взорвали… Так что, не с чем было разбираться. Конечно, все что-то подозревали, но выступить не посмел никто. Сделали вид, что поверили в несчастный случай...
Император снова глотнул своего волшебного напитка, подождал, пока землисто-серый цвет, заливший его лицо, сменится обычной бледностью, и продолжил:
- Никто из тех идиотов, что сидели в правительстве, не подозревал, что эту планету я выбрал заранее, потому что предвидел и такое развитие событий. Я ведь говорил вам, что любимое развлечение гуманистов - свергать тех, кто спас их шкуру? Ну, вот. Мне уже тогда приходило в голову, что, когда вся грязная работа будет сделана, от меня попытаются избавиться. Выбор пал на Храиссу почти случайно: кто-то из моих офицеров совершил вынужденную посадку на эту планету, и потом взахлёб рассказывал, как тут невероятно красиво… Я слетал тоже, сначала из любопытства, а потом решил, что такая уникальная планета – вполне подходящий приз. Не показывая явного интереса, почти втайне от всех, я несколько раз побывал здесь, изучил всё, и решил, что Храисса мне подходит, во всех смыслах. Вопрос упирался только в население. Собственно, мне не столько нужно было простое население, сколько специалисты в разных областях. Задумавшись об этом, я пришёл к выводу, что генно-изменённые были бы идеальным вариантом, если бы их доработали. Сама по себе идея сконструированных работников была не так уж плоха, плохим было её исполнение. Но теперь у меня появился шанс сделать всё ещё раз, так, как надо… И я начал потихоньку собирать лучших генетиков. Рассылал им приглашения, разговаривал, намекал. А уже потом, когда закрутилось колесо страха и ненависти, эти гении сами, как миленькие, побежали ко мне за спасением. У меня появился невероятный по интеллектуальной мощи штат людей, способных менять природу под мои нужды. И, разумеется, я воспользовался этим.
Грасс замолчал на несколько секунд. Сейчас его взгляд был отстранённо-невидящим, будто он вернулся в те времена. Возможно, так оно и было, говорят же, что перед смертью человеку свойственно заново переживать все события своей жизни? Правда, обычно это делается в полубессознательном состоянии, но арх-генерал был настолько далёк от любого из ныне живущих, что вполне мог и процесс умирания изменить так, как ему хотелось.
- Кроме того, я не мог открыто вербовать себе будущих подданных, наше соглашение с правительством Содружества этого не предусматривало, но всё-таки, извернувшись, я собрал людей со своей родины, пообещав им куда лучшую жизнь. Араама и сегодня ничего выдающегося из себя не представляет, а пятьсот лет назад это и вовсе была захолустная дыра, знаменитая только тем, что там родился я. Ни развитой промышленности, ни супер-технологий, основное производство на экспорт – овощи. Конечно, оттуда бежали все, кто имел голову на плечах. Я перевёз оттуда несколько сотен тысяч переселенцев, и оплатили расходы мне опять из казны Содружества.
При этих словах император удовлетворённо улыбнулся. Похоже, его ненависть к «проклятым гуманистам» была так глубока, что её не смягчило ни время, ни сверхдолгая жизнь. Странно, всегда казалось, что люди с годами мудреют… Тут мне пришло в голову, что «подготовка» Мирассы для перевозки людей наверняка подразумевала истребление местных жителей, и я спросила с горечью:
- Но чем вам помешали туземцы? Зачем вы и их уничтожили? Только не говорите, что они представляли для вас какую-то опасность!
- Прямую – нет, - ровным голосом ответил маньяк-убийца. – Возможно, что и никакой другой угрозы не было, но в то время я считал по-другому. И, кстати, виноваты в этом сами туземцы.
Я, не сдержавшись, хмыкнула. Ну да, конечно, у сильного всегда бессильный виноват. Интересно, чем же провинились аборигены Храиссы, кроме того, разумеется, что посмели проживать на планете, понравившейся свихнувшемуся тирану?
- Да, представьте себе, Тэш, всё было именно так. Возможно, я не стал бы уничтожать их вообще, или ограничился тем, что выделил какой-нибудь угол и забыл об их существовании. Но один из аборигенов - кстати, он был кем-то вроде местного жреца или шамана, - уверил меня, что на Мирассе может проживать только строго определённое количество жителей. Мол, условия такие, что ресурсов хватает только тем, кто уже здесь поселился, и новичкам тут делать нечего, их вытеснит сама Храисса…
Я невольно нахмурилась. Да ведь и мне что-то такое говорили! И, опять же, столько табу и ограничений, сколько эта чокнутая планета накладывает на своих жителей, невольно заставляют задуматься о том, что какие-то серьёзные причины для этого есть... Стало быть, кто-то из аборигенов решил предупредить незваных гостей о том, что лучше поискать счастья в другом месте, и обрёк свой и родственные народы на тотальное уничтожение. Думаю, ему и в страшном сне не могло присниться, что Грасс так отреагирует на его советы. Бедные, наивные туземцы…
Я взглянула на садиста, который тяжело дышал, прикрыв глаза. Похоже, ему в очередной раз стало хуже. Однако, время от одного приступа до другого неумолимо сокращалось, подтверждая, что он действительно умирает. Странно, но этот факт меня не трогал совершенно. Покопавшись в своих полузамороженных чувствах, поняла, что мне всё это напоминало: исповедь и подготовку к казни одновременно. И я – в роли невольного исповедника…
Ну, хотя бы стало понятно, чем руководствовался будущий император, расчищая место для своих людей. Миролюбивые аборигены заплатили жизнью за то, что недооценили Грасса. Впрочем, я сама от них недалеко ушла, ведь уже знаю, что именно сделал с ними император, но что-то внутри отказывается верить в такую жестокость.
- Я бы, может, и не поверил этому шаману, но парень уже несколько раз показывал мне такие трюки, что пришлось невольно задуматься: а вдруг он прав? Вы ведь в курсе, что Мирасса – планета эмпатов? Тут все постоянно обмениваются чувствами, мыслями, чёрт его знает, чем ещё… Мы во всём этом постоянно ощущали себя слепыми и глухими идиотами.
О, да, знакомое чувство. Помнится, примерно, то же самое я думала, оказавшись в обществе ГИО-изменённых и полосатого бугая.
- Мне не нравилось такое положение вещей, потому что контролировать этих эмпатов было невозможно, как и спрятать от них свои чувства, и чёрт его знает, к чему это могло в будущем привести. К тому же, вопрос поиска другой планеты для меня не стоял: не было ни времени, ни желания, поэтому я решил проблему по-другому. Туземцы не хотели принимать новых жителей? Что ж, им и не пришлось этого делать.
Почти невольно меня передёрнуло от этих слов, при всей моей замороженности.
- На это и понадобилась-то всего пара недель. Местные жители оказались на редкость предсказуемыми и тупыми. Те, что жили в воде, послушно приплывали, куда им говорили, и погибали. Те, что жили в лесу - ваши любимые Вайятху, - тоже пришли сами, стоило пригрозить им выжечь леса…
Я зажмурилась. Смотреть на этот обломок человека, вещающий невыразительным голосом о таких чудовищных вещах, просто не хотелось.
«Никто не знает почему, но Вайядхау сами вышли к своим убийцам» - вспомнились мне слова полосатого миролюбца, сказанные на крыше небоскрёба на Второй. Теперь-то было всё понятно… Конечно, выбрать свою жизнь в ущерб гибели всем лесам Мирассы, они просто не смогли. Поэтому пожертвовали собой, наверное, уже зная, что идут на смерть.
- Забавно, что шаман, который рассказал мне обо всех этих сложностях с населением, происходил как раз из этих, лесных. Он, как узнал, чем закончились его откровения со мной, так впал в истерику, кричал, проклинал меня, предрекал неминуемую смерть…
Император холодно усмехнулся.
- Он так надоел мне своими воплями, что я решил наказать его и его соплеменников за дерзость. Они стали первыми подопытными для моих генетиков. К тому же, у этих разноцветных туземцев обнаружилось несколько совершенно замечательных умений, которыми мы решили воспользоваться. Впрочем, вы и сами об этом знаете.
Я сглотнула. Умений и вправду было более, чем достаточно, знать бы о каких конкретно говорил Грасс…
- Ну, не смотрите на меня так, Тэш. Вы же получали энергию от планеты, через этого вашего раба? Ага, вижу, что получали… Ну, именно это мы и оставили своим Вайятху в первую очередь: способность подключаться к планетарной энергии. Это было настоящим прорывом! Такие запасы дармовой силы… Жаль, что кроме как для поддержания функций тела, мы так и не смогли никуда приспособить это умение. Секс я в данном случае не беру в расчёт.
- Вы делали из них личные батарейки? – тускло спросила я. – Чтобы они снабжали вас энергией, выкачанной из Мирассы? Но при чём здесь тогда секс? Ведь можно и по-другому…
Тут я осеклась, осознав, что чуть не проговорилась о возможностях, по крайней мере, одного Вайятху, запертого сейчас где-то в этом плорадовом замке в медкапсуле. Конечно, возможно, что Грасс знал об этой способности своих рабов лучше меня, но мог и не знать, потому что Маугли давно перешагнул определённые для сексуального раба рамки. К счастью, император не обратил на мои слова никакого внимания.
- А почему нет? – арх-генерал слабо пожал плечами. – В чём-чём, но в сексуальных утехах эти аборигены тоже знали толк. Правда, отношения между мужчинами у них карались смертью, поэтому, когда я предложил шаману отвести меня добровольно на четырнадцатое небо, тот отшатнулся от меня, как от прокажённого. Что ж… он поплатился за это. Я снял с него мнемослепок, и потом, когда наши технические возможности выросли, вычленил из памяти этого упрямца его знания и стал вкладывать в каждого раба, которого мы делали.
- Так это… тот самый Проводник? – не слыша себя, прошептала я с ужасом.
- И вот, представьте себе, в каком-то смысле именно этот идиот ублажает меня уже больше четырёхсот лет! – Император рассмеялся каркающим смехом.
Мне же было совсем не до смеха. С информацией не справлялась даже накрывшая меня «анестезия». Я попыталась представить себе, как отнеслась бы вторая ипостась Маугли к новости о том, что именно он стал невольной причиной истребления большей части аборигенов Мирассы? По всему выходило, что лучше бы ему было этого никогда не узнать. Как и мне… Чего только стоило понимание, что часть всё того же безвестного шамана была вложена во всех Вайятху, используемых аристократами для своего удовольствия… Моего Проводника! Чтоб они провалились в пасть к Плораду, следом за своим предводителем!
А предводитель продолжал тем временем вещать:
- Но начинали мы с того, что создали послушных специалистов: тех же генетиков, математиков, инженеров, строителей, солдат…
- Солдат? Это ваших гвардейцев, которые сегодня всех пугают? – вклинилась я.
- Пугают? Ерунда. Здесь их никто не боится, - отрезал арх-генерал, подчеркнув слово «здесь». – Это вы там, в своём Содружестве, стали непомерно пугливыми. Мы же просто вернулись к изначальным идеям превалирования предназначения над всем остальным. Взгляните на них непредвзято. – Император сделал слабое движение рукой. - Ты, поди сюда.
Вперёд выдвинулся один из синих балахонов.
- Смотрите, Тэш. Перед вами – совершенный воин. Сними маску, - обратился он к своему охраннику, стоящему ко мне куда ближе, чем хотелось бы.
Не успела я и рта открыть, чтобы отказаться от сомнительной чести лицезреть охранника императора, как гвардеец приказ выполнил: снял не только маску, но и весь тюрбан, который закрывал его голову. И тут меня затошнило всерьёз!
Идеальный солдат мирасского императора выглядел намного хуже, чем я могла представить в самом страшном сне: безволосая голова, покрытая какими-то отвратительными наростами и бугорками, перемежающимися сине-фиолетовыми пятнами; огромный, в две трети ширины лица, нос, больше похожий на наспех прилепленную трубу, разделённую на две гигантские ноздри; рот, напротив, маленький и почти безгубый; жуткие чёрные глаза без зрачков и синюшные полосы по всему лицу, как будто гвардейца избивали.
- Вот он – идеальный воин, не устающий, не рассуждающий, способный вести бой почти в любых условиях, хоть на суше, хоть на море. Один полк таких солдат, численностью в две тысячи голов, способен занять почти любой людской город за одни сутки. Огромные мегаполисы, конечно, не в счёт. А теперь представьте: это, почти неуязвимое существо, практически, не имеет мозга.
- К-как? – заикаясь, спросила я.
- А вот так, - явно наслаждаясь моим смятением, ответил арх-генерал. – Они созданы по образу муравьёв, или термитов, которые способны жить, только будучи управляемыми коллективным разумом. Для моих же гвардейцев коллективный разум – это я. Только мои приказы имеют значение, только им они повинуются, не рассуждая и не сомневаясь. Любой солдат, в любом месте планеты.
Я с ужасом смотрела на искорёженное создание, которое, наверное, изначально, было человеком.
- Но почему вы сделали их такими… страшными? – почти прошептала я. – Зачем было их так уродовать?
- Затем, - внушительно ответил гениальный военачальник, - что они должны отличаться от нормальных людей так же, как обезьяна отличается от человека. Любой, с первого взгляда должен понимать, с кем имеет дело. Совсем не то, что ваши красавцы, - не сомневаюсь, что они считают себя на голову выше всех вокруг, воображая, что их способности и внешность позволяют им это. Нет, моим генно-изменённые даже в голову не придёт мысль равняться со мной. Это просто невозможно, понимаете? Они изначально осознают себя моими вещами, не более того.
Я передёрнула плечами, не решаясь снова посмотреть на искажённые черты «идеального солдата». Чудовищное и жалкое, одновременно, зрелище…
- Именно поэтому, создавая из Вайядхау домашних рабов, мы позаботились о том, чтобы они исправно выполняли свои функции, а уже потом были приятны для глаз своих хозяев. И то, это было просто уступкой разбаловавшимся аристократам. Я лично никогда не пытался делать своих рабов красивыми. Наоборот, мне нравилось, когда они отличались от меня. Когда мне хотелось красоты, я шёл к нашим женщинам…
Голос императора прервался. Я бросила на него взгляд, подмечая, что чёрные тени под его глазами уже не уходят, несмотря на третий опустошённый стакан энергетика. Откинув голову на спинку, арх-генерал нащупал что-то на подлокотнике, нажал, и массивное кресло, тихо жужжа, начало менять свою конфигурацию, превращаясь в подобие кушетки. Тело самодержца, безвольно распростёршееся на ней, послушно опускалось и вытягивалось вместе со своей опорой.
Когда император окончательно принял горизонтальное положение, с приподнятыми плечами и головой, обширный плед, укрывавший его ноги, вдруг зашевелился, и из-под него показалась нечто серо-зелёное, в первый момент показавшееся мне каким-то животным. Я не закричала только потому, что голос отказал. Вместо вскрика вышел какой-то сдавленный писк. А животное, продолжавшее выбираться наружу, вдруг оказалось Вайятху. Неимоверно истощённым, неестественного для этих детей лесов буро-болотного цвета, почти лысым и совершенно голым. Короче, передо мной внезапно очутилась копия Маугли, каким бы он стал лет через шестьдесят или семьдесят, если бы я не увезла его с Мирассы, а Вигор не вернул ему нормальный облик.
Сердце забилось, как сумасшедшее, заполнив как будто всю грудную клетку разом: я наконец-то увидела ещё одного живого Вайятху! Но в каком жалком состоянии он был! Право слово, можно было подумать, что он тоже умирает, как и его хозяин. А то, что его хозяином был император, не вызывало сомнений. Достаточно было видеть, с каким благоговением гуманоид потянулся к руке лежащего арх-генерала и замер, не решаясь коснуться её.
- Банно, пола статра… Каридо мобе, - слегка задыхаясь, произнёс император и чуть-чуть приподнял ладонь. Вайятху тут же радостно прильнул к ней, зажмурившись от счастья.
Меня передёрнуло от отвращения. Какой-то нереальной казалась картина этого болезненного обожания порабощённым туземцем своего жестокого истязателя. Омерзение, видимо, настолько явно было написано у меня на лице, что его заметил даже император.
- Вам неприятно? – усмехнулся он, накрывая другой рукой лысую голову раба и едва заметно поглаживая его. – А зря. Ваш ведь точно такой же, - позвольте ему, и он умрёт за вас, беззаветно, добровольно, не задавая вопросов. Много ли вы найдёте такой преданности и верности среди людей? Вот и мой Ашуд умирает ради меня… Я выжал из него всё, что мог. Сами видите, в каком он состоянии, несмотря на то, что я берёг его, как мог. Чёртова планета! Это уже третий Вайятху за три дня! Она просто высасывает из них жизнь, вместо того, чтоб делиться энергией!
И император пробормотал грязное ругательство.
- Третий? Они что же… умирают каждый день? – спросила я дрожащим голосом.
- Да, - не сводя глаз со скелетообразного гуманоида, ответил Грасс. – Один за другим, все мои личные Вайятху. Этот – последний. Мне он был дорог больше, чем другие, поэтому я оставил его напоследок… Но теперь – всё. Мы оба обречены, хотя он счастливее меня, потому что не понимает этого… Для него жизнь – это я. Не станет меня, не станет и жизни.
Я сглотнула. Так вот что пряталось на самом дне установок, вложенных в Маугли! Значит, он не лгал ни единым словом, когда говорил, что любит меня и жить без меня не сможет. Действительно, не сможет, в буквальном смысле этого слова! Именно поэтому, видимо, и проводились столь сложные обряды «передачи» Вайятху другому хозяину, чтобы разорвать цепь, привязывающую несчастного раба к его хозяину. Всевидящий, как же мне было мерзко сейчас!
Император тем временем продолжал устраиваться: очередным нажатием на невидимый для меня пульт вызвал откуда-то прозрачную полусферу, на которой горели несколько огоньков. Она опустилась на кресло-кровать, закрыв голову и грудь лежащего. Тут же огоньки тревожно заплясали, перемигиваясь красным и синим. Прозрачная панель затуманилась, словно в ней откуда-то появился пар, на несколько секунд лицо императора скрылось в нём, потом всё рассеялось, и я увидела, что умирающему полегчало. Он смотрел перед собой вполне ясными глазами, и движения рук стали куда более уверенными.
- Мы отвлеклись, - как ни в чём не бывало, заметил он. – Так о чём это я говорил?.. Ах, да… Генно-изменённые. В те годы мы создавали их десятками, сотнями, а потом и тысячами, одновременно экспериментируя и решая задачи строительства деревень, а потом и городов. Это было очень бурное время, но мне оно нравилось. По крайней мере, я шёл к намеченной цели, хоть и не прямым путём. Я обустраивался, понимая, что останусь здесь надолго… Содружество, сохранённое моими усилиями, процветало. А я… я всё больше превращался в легенду. И больше всего меня бесило то, что я не собирался становиться собственным прижизненным памятников. Я хотел жить по-настоящему! Править, решать, вести дальше… Но правительство гуманистов оказалось хитрее: они замуровали меня в мемориале моего собственного имени. Моя жизнь оказалась переписанной в духе какой-нибудь легенды, моя слава стала настолько всеобъемлющей и тяжёлой, что, вздумай я появиться после этого перед людьми, меня бы просто высмеяли, заявив, что я порочу собственное имя… Да, надо отдать должное вашим соратникам, Тэш, они мастера на такие каверзы. Я оказался придавлен своей же памятной доской. И только тогда начал понимать, что для того, чтобы вернуться в большой мир, мне придётся сначала взорвать его. Самому. И я начал продумывать свой план. Чтобы вернуть себе всё, что у меня украли, следовало найти или создать очень важную причину. И я её придумал: межпланетный заговор. Чтобы иметь право активно вмешиваться в события, у меня должны быть очень серьёзные полномочия. И я решил стать тем, кто раскроет этот заговор. Ну, а для того, чтобы вновь повести за собой все населённые людьми миры, я должен был опять стать спасителем. И я решил использовать для этого беспроигрышный вариант с вирусом. Пожалуй, нет другого такого оружия, о котором были бы наслышаны абсолютно все, и которое внушало бы такой ужас. И не было никого, кто мог бы помешать мне: дело в том, что строил охранные системы в своё время именно я, и только я знал, где и как можно отключить цепочку в контуре безопасности так, чтобы он не подал сигнал опасности. И только я знал, в каком месте можно спуститься к самой поверхности разлагающейся Джорбы, чтобы взять споры вируса…Больше этого не знал никто из ныне живущих. Так что, мой план должен был привести к успеху.
Я готовил исполнение этого плана целых три жизни: подкинул идею туристов и благотворительности одному из аристократических домов, которые мечтали сделать какую-нибудь из своих девиц будущей матерью наследника. Семя упало на плодотворную почву, идея помощи сирым и убогим из Содружества начала завоёвывать сторонников. Девица получила вожделенную возможность родить для меня будущее тело, а альтруисты почувствовали себя почти сравнявшимися с Богом, представляя, как облагодетельствованные жители Содружества буду благодарить их.
Потом я принялся подталкивать молодых бездельников к тому, чтобы хоть один из них решился покинуть Мирассу и пожить в Содружестве, налаживая для меня связи. Нет, конечно, у меня было довольно много шпионов по всей Галактике, но светиться перед ними я не собирался. Официально я занимался всякой ерундой, вроде благоустройства своих городов, но втайне готовился к последнему этапу, когда засланный мной паук должен был вернуться с пойманной мухой.
- И это оказалась Линна? – спросила я, поражённая таким всепоглощающим коварством.
- Да. Скросс идеально подходил мне: довольно молодой, очень амбициозный, стремительно расширяющий свой бизнес, и сталкивающийся с некоторыми проблемами в этом плане… Да, совершенно идеальный вариант. К тому же, такую безобидную вещь, как курорт, никто из наблюдающих за мной из Содружества не соотнёс бы с чем-то опасным. Что может быть опасного в курорте? Ну, блажит император, и пусть его блажит. Я готовился опутать Скросса по рукам и ногам, когда вдруг увидел его. И где? У себя в замке, на балу! Невероятно!
- Кого – его? – переспросила я. Хотя, пожалуй, ответ мне и так был известен.
- ГИО-стратега, кого же ещё? – вполне ожидаемо ответил сумасшедший и закашлялся.
Лежащий на полу у кушетки Вайятху тут же дёрнулся к хозяину и принялся осторожно поглаживать его руку. Возможно, он не только поглаживал, потому что вскоре приступ кашля прошёл, а Грасс благодарно коснулся костлявого плечика своего гуманоида.
- Я увидел его, и в первый момент не поверил своим глазам: их ведь истребили ещё пятьсот лет назад! И нате вам… Я смотрел на него, на вас, и ничего не понимал, кроме того, что Бог послал мне шанс. Один шанс на миллион! Теперь-то я точно знал, кого сделать виноватым в запланированном катаклизме.

Опубликовано: 21.11.2015

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 67 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 15 человек:

  1. Вот кто настоящий стратег! Стратег стратега стратежил и перестратежил)))))) Можно восхищаться умом, смелостью, решительностью; но больше ужасают ум, жестокость,эгоизм!
    Спасибо

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. До последнего буду надеяться , что вся эта история закончится хорошо для наших героев….а то читая на меня прям отчаяние и бессилие , тревога и злость накатили (((( сспасибо за бурю эмоции ,жду продолжения!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Не волнуйтесь! Все сёстры получат по серьгам))). Если бы я хотела всех угробить, стоило бы тогда сколько мучить читателей?))))))))
      Ну, вот в следующей главе объяснялки, наконец, почти совсем закончатся, и пойдёт действие опять… Затянуто немного, конечно, вышло, но там все ниточки сходятся, как-то короче не вышло.))
      Спасибо за эмоциональный коммент!)))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Пусть вайятху возродятся для планеты. Расу морских обитателей Храиса уже потеряла и, наверное, не только их.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Спасибо за продолжение :-) Уже не терпится узнать как же герои справятся с тем что на них свалилось.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Дорогие читатели и читательницы!
    Я тут решила провести маааленький такой опрос по поводу этого романа. Там вопросик, собственно, один, но достаточно ключевой… Пожалуйста, загляните!
    Спасибо заранее!
    Ваш автор.

    http://cobras.ru/opros-po-suveniru/

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Ужас… Какое море коварства! Надеюсь, всё закончится хорошо… И бедных Ваятху спасут, правда ведь?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ну, я, вроде, обещала ХЭ… Если герои не засбоят, то кончится всё достаточно хорошо.))) А вот насчёт спасения Вайятху… Это не такой простой вопрос. Захотят ли ещё сами Вайятху, чтобы их спасали?..
      Спасибо за ваши комментарии!))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Спасибо!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Почему так быстро кончается глава, очень интересно!!!! Диалог просто потрясающий.:-) безумный гений жаждущии величия!!! Герой в этой форме бесподобен, браво! !! Читаю и сама поражаюсь как все линии сходятся. Жду очередной проды!!! В окоп -обдумывать все озвученое! !!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Диалог просто потрясающий.:-)

      Это хорошо, что остаётся впечатление диалога, а то там один император, в-основном, вещает))).

      безумный гений жаждущии величия!!!

      Уже заразился, да… Ну, было с чего, не каждый день тебя объявляют спасителем целого человечества. Вот и понесло его…))

      Читаю и сама поражаюсь как все линии сходятся.

      Спасибо! Вот это важно, — чтобы всё действительно сошлось. Не хочется оставлять безответных вопросов…

      Жду очередной проды!!!

      Я рада, что ждёте))). Постараюсь не опаздывать))).

      Оцени комментарий: Thumb up 0