Сувенир 66

Как именно мы добрались до дома на пляже, я не знаю, - проспала без зазрения совести всю дорогу. Даже полёт во флайере пропустила, как будто меня накачали снотворным. Очнулась только вечером, под пламенеющие отблески заката, который заглядывал в окно. Рядом никого не было, я лежала в нашей с Маугли спальне одна. Нешуточный голод погнал на поиски еды, иначе и дальше оставалась бы в постели, потому что вставать не хотелось. Вроде бы, я и выспалась, но непонятная усталость так и сидела глубоко внутри.
Эдор и его подопечный обнаружились на кухне. Стратег держал в руках чашку кофе, а Вайятху – капирту, местный фрукт, покрытый неаппетитными сине-сизыми разводами, но очень вкусный.
- Спящая красавица проснулась, - приветствовал меня мачо. – И целовать не пришлось… Есть хочешь?
Я кивнула, присаживаясь к столу. Буквально через минуту передо мной возник поднос, наполненный аппетитной всякой всячиной.
- А чего вы такие печальные? – утолив первый голод, поинтересовалась я. – Что-то ещё случилось?
- Из дворца прислали новые приглашения, теперь на коронацию, - ответил Маугли, указав рукой на три «брелока», лежащих на столе. Маленькие безделушки выглядели точно, как те, что выдавали нам на маскараде у императора.
- И?..
- И это означает, что я опять вынужден сидеть здесь, - пояснил Эдор. – Потому что коронацию, как и похороны, приглашённые пропускать не имеют права. Разве что сами умрут.
Я поперхнулась и закашлялась.
- Неужели всё так серьёзно?! Что, коронация без тебя не состоится, что ли? А как же расследование?
- Я обменялся письмами с Вигором по экстренной связи. Пока у них всё так же: следователи выискивают причины поступков Динора, Скросс рвёт и мечет… Кстати, мой почти тесть тоже додумался связаться со мной таким же образом. Сказал, что проводит негласное расследование в отношении своих партнёров, о которых я тебе говорил, но пока всё чисто. Никаких свидетельств, что они могут быть связаны с похищением Динора, нет.
- Всевидящий… Но кто тогда?!
Эдор пожал плечами.
- Прошло всего три дня, Жужелица, этого мало, чтобы что-то узнать. К тому же, все двигаются наощупь, потому что никто не знает толком, что именно надо искать… Пожалуй, наиболее полная информация есть только у нас, но Вигор не знает всех моих подручных, а я застрял здесь. И мне это кажется тем более опасным, что мой человек из службы безопасности Второй сегодня сообщил, что на дисколёте Динора были найдены несколько пустых контейнеров для перевозки крайне агрессивных или опасных веществ.
Я уставилась округлившимися глазами на мачо.
- Контейнеры? Какие, к Вогранам, контейнеры?! Это что, намёк на попытку как-то получить образцы вируса с Джорбы?! Всевидящий, защити нас…
- Именно, Жужелица. Кто-то очень хорошо подготовился к провокации, судя по всему. И мне всё больше и больше кажется, что голову змеи надо искать здесь, на Мирассе.
- Здесь? Но зачем? Ведь это они позвали вас! Сам император! Для чего им теперь выставлять вас безумцами?! И как они смогли это сделать?
- Не знаю, Тэш. Пока ничего не знаю, но рискну предположить, что мы отдавили мозоль кому-то из местных аристократов. Возможно, одна из влиятельных семей очень сильно не хотела строительства. Или некто намеревался создать себе рычаг давления на нас, или же моего будущего тестя… Эх, если бы меня только выпустили! Сейчас получается совершенно идиотская ситуация: мы оба с братом заперты здесь, повязанные по рукам и ногам, и руководить операцией на Второй приходится Вигору, а это не его специализация. И, как назло, обстоятельства складываются так, что ничего изменить пока невозможно.
Я отодвинула от себя поднос. После услышанного аппетит совершенно улетучился.
- Лавиния так и не видела принца? – Хотя, зачем спрашивать, и так понятно…
- Нет, - покачал головой мачо. – И Эктору не удалось ничего добиться. Кария не имеет полномочий отпустить меня с планеты, да и смысла в этом никакого не видит, а объяснять ей, насколько всё серьезно, мы не стали. Неизвестно, что она сделала бы тогда… Что до Наима, то она объяснила это так: перед коронацией никто из родственников или друзей не имеет доступа к наследнику, вплоть до бала в честь нового императора.
- Плорад их всех пожри с ритуалами и обычаями. Ну, почему у них здесь всё так… не по-людски? – простонала я. – Когда надо, никого не найдёшь. Что же нам делать? – спросила задумчивого Эдора, постукивающего пальцами по столу.
- Ждать, - со вздохом ответил идеальный мужчина. – Ждать и молиться, чтобы мои худшие опасения оказались ерундой.
Какие именно опасения мачо относил к разряду «худших», он отказался пояснять. Я же для себя решила, что речь шла о местных кровопийцах, по недоразумению являющихся родственниками императора. Возможно, кто-то из бывших или будущих министров пытался таким вот образом «застолбить» участок с курортом? Помнится, предполагаемые доходы от туристов в своё время вызвали немало дебатов… Может, нам следовало готовиться к осторожным прощупываниям на тему «давайте щедрее делиться с ближними», или вовсе – к угрозам «отдайте нам всё по-хорошему»?
Эдор на мои версии отреагировал неопределённой гримасой, и заговорил о другом: о предстоящей коронации, велев ознакомиться с присланной информацией.
Я послушно просмотрела намеченную программу этого торжественного мероприятия и прониклась важностью события. Видимо всё, что касалось смены самодержца, здесь отмечалось масштабно и пышно. Предполагался долгий приём (опять во дворце-цитадели), по самую маковку переполненный ритуальными речами, танцами, славословием и хвалебными одами будущему императору.
Но, прежде всего, на голову новому правителю должны были возложить его собственную корону. Из чистейшего золота, украшенную восемью изумрудами, восьмьюдесятью алмазами, шестнадцатью рубинами и двадцатью четырьмя чёрными бриллиантами, как расписывалось в программе. Ну, и мантию, конечно. Сотканную вручную из шерсти коз-мериносов, высокогорных бакхов и каких-то нитей местного производства. Мантия, оказывается, была непромокаемая, непробиваемая пулями или холодным оружием, неопалимая и защищающая от кислот. Я попыталась представить себе будни императора, которому была нужна такая вот «парадная» одежда, но не преуспела. Вроде, всех сопротивляющихся они уже уничтожили… Или опять дань паранойе Грасса?
Мирасские самодержцы традиционно получали свой главный головной убор в специальном коронационном зале дворца, открывавшемся исключительно ради данного события. То есть, каждый император посещал этот зал один раз в жизни. Пожалуй, это было даже в чём-то символично… Вот придворные, например, имели возможность сделать это дважды, а то и трижды.
На этот раз мы обязаны были пойти на праздник все, включая Маугли, - по-видимому, процесс коронации самодержца не был таким закрытым, как его похороны, куда Вайятху не допустили. Лягушонок в восторг от приглашения не пришёл, но и не расстроился.
- Всё будет хорошо, сагите, - успокаивал он меня, - я ведь не первый раз уже буду там, где много людей. Теперь мне нетрудно сохранять один цвет и молчать столько, сколько понадобится. Я вас не подведу!
Ну, сомнения у меня всё-таки были, ещё не забылись его безответственные выходки в конюшне, впрочем, как и безупречное поведение во время встречи с Наимом и Карией. Но организаторы выбора нам не предоставили, Маугли должен был появиться на церемонии, и оставалось только молиться, чтобы добрые намерения не завели лягушонка куда-нибудь не туда. С другой стороны, на этот раз с нами был Эдор, как и Лавиния с Эктором, стало быть, шансы на успех повышались многократно.
Этикетом для женщин предписывалась весьма специфическая церемониальная одежда, которую я, помнится, уже однажды описывала: целых три платья. Мужчинам было не намного проще, потом что их костюм состоял из твердокаменных, судя по изображениям, брюк и такого же негнущегося, расшитого золотой нитью камзола. Нам требовалось заказать их, получить, и научиться держаться в этих футлярах непринуждённо, – всё за два дня. Вот когда я пожалела, что не послушалась стратега, презентовавшего мне «тренировочный» набор одежды для коронации ещё на Второй, чтобы я привыкала к нему.
Обговорив все детали, мы разошлись по комнатам. Эдор намеревался выспаться, не смотря ни на что, Маугли тоже выглядел усталым, и только мне спать расхотелось. Тревожные мысли стучались в голове, как острые молоточки, мешая расслабиться. Я решила снова воспользоваться душем, как волшебным средством для исправления настроения, а Маугли, открыв окно, уселся на подоконник, всматриваясь в затягивающийся облаками горизонт. Это был его безотказный способ отдохнуть.
Ветер ощутимо свежел, его порывы усиливались, заставляя полупрозрачные занавеси время от времени взлетать и надуваться, как гигантские пузыри. Но холодно не было, пляж будто отдавал накопленное за день тепло.
Настоявшись под сильными струями, я вышла из ванной намного более спокойной, чем вошла туда. Почему-то не захотелось одеваться, и я просто завернулась в длинное полотенце. Маугли по-прежнему сидел на подоконник, только теперь в комнате расселась целая стайка светлячков, а на руке у Вайятху сидела птица, размером с земного голубя.
- Простите, сагите… Вы не против, что я позвал их? Сейчас начнётся дождь, они искали укрытие.
- Да пожалуйста, главное, чтоб не гадили на пол, - проворчала я.
- Они не будут, - пообещал лесной принц, улыбаясь, и снова перевёл взгляд на птицу.
Да, в этот момент больше всего он напоминал именно лесного принца, или эльфа, или полубога… Он был здесь более чем уместен, в отличие от меня, например. Осознание этого снова резануло сердце, как ножом. Сейчас, как никогда, мне было очевидно, что люди оставались на Мирассе чужаками, пришлыми, пытающимися подмять под себя целую планету. Вайятху гармонично сосуществовали со всеми живыми и неживыми созданиями Храиссы, а мы – крушили, разоряли, вторгались, не пытаясь влиться в уже существующие связи, а навязывая свои.
Я вспомнила слова полосатого туземца с гор, который утверждал, что люди должны заменить истреблённых Вайятху, и усомнилась в том, что это возможно. Совершенное существо, безмолвно беседующее с птицей, заменить, по-моему, было просто нереально…
Встряхнув головой, я осторожно подошла поближе к ним. Вполне ожидаемо, пернатый собеседник Маугли вспорхнул и вылетел в окно.
- Прости, - сказала я грустно. – Спугнула… Не хотела.
- Нет, вы не при чём, мы уже закончили разговор. А он хотел позвать сюда своих братьев. Так что, скоро вернётся…
- Да? Будем ночевать в птичнике? Это даже интересно… Надеюсь, они не начнут кричать на рассвете?
- Начнут. Но сначала улетят в лес, - ведь они поют для своих соседей, не для наших…
Говоря это, Маугли осторожно привлёк меня к себе и теперь аккуратно разворачивал полотенце, в которое я была закутана. Он действовал очень бережно, медленно поворачивая меня, поднимая или опуская мои руки. Он не спрашивал словами, хочу ли я близости, но ясно давал понять, что только от меня зависит, будет ли она, оставляя возможность в любой момент остановить его. Но мне не хотелось прерывать Вайятху, - наоборот, хотелось закрыть глаза и полностью отдаться его ласковым рукам, губам… Забыться в чутких прикосновениях, наполненных заботой обо мне.
Нежность – вот чего мне отчаянно не хватало. Страсть, буря, натиск, сумасшествие - всё это было прекрасно, но иногда до боли была нужна вот такая тихая ласка. Даже сердце замедлило своё биение, словно боясь спугнуть настроение Вайятху…
Ткань упала к моим ногам, и Маугли с восхищением обвёл взглядом моё тело, наполняя меня изнутри каким-то тихим томлением.
- Сагите… как вы красивы! Я мог бы смотреть на вас целую вечность… Как жаль, что я не знал вас с самого начала моей жизни! Тех лет, что мне остались, не хватит, чтобы насмотреться на вас…
- Я бы тогда уже давным-давно превратилась в старушку и умерла. Ты ведь намного старше меня, - со смехом парировала я.
- Да… - с грустью ответил он. – Знаю… Но понять этого не могу. Мне всё время кажется, что до вашего появления я не жил.
Я переступила через упавшее полотенце и потянулась к лягушонку. Захотелось прижаться к нему, чтобы стереть грусть с любимого лица.
- А что ты делал тогда? – спросила я, касаясь его груди.
- Не знаю… Это всё вспоминается, как в тумане. Все мои прошлые жизни видятся, как сквозь дымку.
- Все жизни?..
- Я считал их так. Один хозяин – одна жизнь… До вас их было три, но все какие-то ненастоящие. Иногда мне хочется, чтобы их совсем не было.
- Почему? – шепнула я, поднимая к нему лицо и заглядывая в бездонные зелёные глаза.
- Потому что теперь понимаю, что не жил тогда, а… как будто спал. Всё время, даже когда бодрствовал. Это был очень-очень долгий сон. Иногда приятный, иногда отвратительный… А потом пришли вы и разбудили меня.
Осторожно гладя его по лицу, я отстранённо думала, что Маугли имел в виду, вероятно, воздействие лекарств, которые его заставляли принимать, и от которых я его избавила.
- Скажи, - проводя пальцами по его ключицам, спросила я, - ты помнишь самое начало, когда я нашла тебя там, на корабле?
- Да, помню…
- Что ты чувствовал тогда?
- Страх. Нет, даже ужас. Это как… если разрушится всё вокруг и ты упадёшь куда-то в совсем другое место… Ну, как в параллельный мир.
- Но ты справился с этим?
- Только благодаря вам. Я чувствовал, что зачем-то нужен вам, что вы не бросите меня одного, хотя я и не нравился вам…
Я удивлённо уставилась в тёмные глаза самого загадочного существа во всей Вселенной.
- Так ты это чувствовал?!
- Да, я же эмпат.
Мне захотелось дать себе с размаху по лбу.
Ну, конечно же, эмпат! Чего ради, спрашивается, я мучилась всё это время, если лягушонок «читал» меня, как открытую книгу?! Значит, всё очень просто! Даже получив свободу, он не будет задаваться вопросом, как же я к нему относилась, - он точно будет знать, что я любила его и хотела ему только добра! Возможно, это не будет иметь решающего значения, но хотя бы снимет с меня возможные обвинения в использовании или манипуляциях.
Радостно улыбаясь, я прильнула к нему и спросила:
- А что я чувствую сейчас, знаешь?
И тут он отрицательно покачал головой.
На меня словно обрушили ведро с ледяной водой. Вглядевшись в него, я недоверчиво переспросила:
- Не знаешь?..
- Я не чувствую вас, сагите… Это запрещено. Я никогда не мог прочитывать чувства своих хозяев, это табу.
- Но почему?
- Не знаю… Может быть, чтобы не знать о них чего-то запретного? Чувства могут рассказать о человеке куда больше, чем его мысли.
Я разочарованно опустила голову. Ах, если б знать об этом тогда, когда я меняла его установки… Ведь можно было б снять и этот запрет! Но мне и в голову не пришло, что среди прочих установок будет вот такая, - табу на прочтение эмоций хозяина. Хотя… а как же секс? Как тогда Вайятху узнавал, чего хочет хозяин? И как появлялся Проводник?
На мои вопросы Маугли честно ответил:
- Каждый сагат сам рассказывал, как он хочет получать удовольствие. Сам учил, сам показывал… А на Проводника этот запрет не распространяется, он всегда был эмпатом. Когда хозяин говорил, что хочет на четырнадцатое небо, я просто звал Проводника и дальше он всё делал сам. Ему не нужно было ничего объяснять.
Я поёжилась. Да уж… Второе «я» лягушонка точно никогда не задавал вопросов, предпочитая решать за двоих. Значит, вот в чём была причина… Что ж, тогда я зря обрадовалась. Ничего не изменилось.
- Сагите, не надо, не печальтесь… Когда у вас такие грустные глаза, у меня болит сердце. Что мне сделать, чтобы вы снова улыбнулись?
Я вздохнула. Как получалось у повзрослевшего лягушонка даже такие банальнейшие, набившие оскомину вещи говорить так, что во мне отзывалась каждая струнка, заставляя верить, что у него и вправду болит за меня сердце?..
- Ничего, ты не при чём. Просто я надеялась, что ты сам знаешь, как я люблю тебя…
- Я тоже люблю вас, сагите… - прошептал он, трогая мои губы. - Но мне больше нравится, когда вы радуетесь. Когда ваши глаза блестят, когда вы целуете меня… да, вот так… и вот так… Или когда шепчете моё имя… или когда гладите меня… везде… где захотите… потому что я – ваш… полностью… Я живу для вас… Возьмите меня себе… пожалуйста… и не прогоняйте… никогда…
Всё-таки в Вайятху крылась какая-то магия, потому что ничем иным нельзя было объяснить, отчего мне отчаянно, до рыдания, захотелось слиться с ним в единое целое, утешая его, и «забирая» себе то, что он так щедро предлагал, даже зная, что всё не по-настоящему, не всерьёз…
Неизвестно, как далеко мы зашли бы, но тут в окно, почти задев мои волосы, влетел давешний «голубь», а за ним – ещё несколько. Они радостно зачирикали что-то, кружась по комнате.
Маугли, оторвавшись от меня, посмотрел на них и широко улыбнулся. После нескольких секунд переклички и хлопанья крыльев, летуны успокоились и расселись на шкафу, поглядывая на нас удивительно умными глазками-бусинками. Вайятху протянул руку, и одна из птиц спорхнула вниз. Я с восхищением разглядывала «голубя», крепко вцепившегося в пальцы лягушонка. Птичка вблизи оказалась необыкновенно красивой: сизой, с переливами в розовый и голубой. Вокруг клюва у неё было малиновое колечко, словно она испачкалась в варенье и не вытерлась. На крыльях и хвосте темнели полоски, будто нанесённые небрежным взмахом кисточки.
- Как его зовут? – тихонько спросила я Маугли.
- Не знаю. Я почти никого из местной фауны не знаю, - отозвался он. – Но он хороший… Совсем не боится. Вот те, на шкафу – побаиваются, а этот – нет.
- И меня не боится?
- И вас.
- А ко мне сесть может?
- Сейчас спрошу…
После недолгих безмолвных переговоров, когда птица косилась на меня, поворачивая голову то одним боком, то другим, она внезапно просто перепрыгнула на моё плечо, заставив пошатнуться от неожиданности. Ощущения были такими странными! Коготки царапали голую кожу, но несильно, а вот когда «голубь» клювом начал перебирать волосы на виске, я, не удержавшись, захихикала.
Маугли тоже улыбался, глядя на нас сияющими глазами.
- Он говорит, что вы добрая… - вдруг сказал Вайятху. – Здесь мало таких… И он запомнит вас… чтобы потом познакомить своих птенцов с вами.
- Ого! Ну… скажи ему, что я тоже очень рада знакомству... И вообще, он мне очень-очень нравится!
- Он говорит… птицы и звери в лесу рады, что мы вернули силу камню…
- Что?.. – я застыла.
Маугли недоумённо пожал плечами и продолжил:
- Он говорит, что мы с вами восстановили силу камня… в лесу… И теперь туда приходят прогреться звери. И птицы… Сагите, о чём это он? Какой камень? Я ничего не делал в лесу!
- Не ты… Это был Проводник, - я протянула руки к Вайятху и птица понятливо взлетела с моего плеча. – Ты спал тогда, а твоя вторая половина говорила с планетой. Он нашёл какой-то камень в лесу и… что-то сделал. Видимо, удачно, раз зверюшки довольны.
Маугли помолчал, закусив губу, потом покачал головой.
- Я помню, что вы спрашивали меня о чём-то таком… Но я так ничего и не вспомнил. Странно, раньше не было разделения, если я хотел, то мог посмотреть, что Проводник делал, но сейчас – нет. Как будто стена. А что там случилось, сагите?
Мне пришлось пересказывать события той ночи, тщательно подбирая слова, чтобы не ляпнуть чего-нибудь лишнего и не настроить лягушонка против его второй половины. Не хватало только, чтобы и эта ипостась начала ревновать. Хотя, вроде бы в ревности Маугли уличён не был, но, кто знает…
Он выслушал меня с большим интересом, потом ещё пообщался с птицами и, наконец, с восхищением сказал:
- Я даже не думал, что он способен на такое! Говорить с целой планетой… Проводник потрясающий, правда, сагите?
Мне оставалось только кивнуть. Действительно, потрясающий, во всех смыслах этого слова. Ещё бы придумать, как заставить его примириться с Маугли, и можно было бы считать, что свою миссию я почти выполнила.
Птицы не обманули: по подоконнику застучали первые капли дождя, отвлекая нас от своих дел. Ночной дождь на Мирассе был не менее прекрасен, чем ясное небо, и мы долго любовались морем и пляжем, едва различимыми сквозь вуаль дождевых струй. «Голубь» что-то курлыкнул и спрятал голову под крыло, как и остальные его сородичи, которые уже давно спали.
- Что он сказал? – шёпотом спросила я.
- Что этот дождь – тоже наша заслуга. Потому что камень теперь работает правильно, и дожди приходят тогда, когда они нужны… Раньше каждую ночь шли короткие дожди, чтобы напоить растения, а потом что-то нарушилось, и вода стала приходить реже…
- Пожалуй, эдак мы испортим репутацию курорту, - засмеялась я. – Кто же поедет туда, где постоянно идёт дождь…
- Только по ночам. Это не страшно.
- Конечно, нет, - согласилась я, привлекая к себе лицо Вайятху. – Пусть идёт дождь… Мне нравится заниматься с тобой любовью под шорох капель…
Птица опять что-то сонно чирикнула, Маугли тихо засмеялся и подхватил меня на руки.
- Что? – спросила я.
- Он предупредил, что сезон спаривания ещё не наступил, - всё ещё смеясь, пояснил мой лесной полубог, заставив меня покраснеть. – Но это ничего… Сейчас, я кое-что сделаю…
Положив меня на кровать, он нажал что-то в изголовье, и вокруг нас словно развернулось полотно, отгородив кровать от всей остальной комнаты.
- Силовой полог, - пояснил Маугли. – Это сагат Эдор придумал все спальни оборудовать ими. Теперь нас не будет ни видно, ни слышно.
- Ах, какой умница… - похвалила я мачо. – Надо проверить, точно ли не слышно…
И мы проверили. А потом ещё раз проверили, а потом и ещё раз…
Судя по тому, что вся живность в комнате дрыхла без задних ног, когда Вайятху, наконец, чудо-занавес отключил, новинка прекрасно работала.

На следующее утро вернулись слуги, принесли продукты и заполнили весь дом шумом и звуками. Я опять почувствовала себя лишней, - оказывается, есть такая разновидность прислуги, которая запросто может выселить хозяев из их собственного дома! Наши были именно из этой породы: служанки под руководством Марии сновали по дому, меняя бельё, стирая пыль, что-то начищая и убирая, и не было ни одного уголка, где можно было спрятаться от них. В конце концов, я ушла на пляж, предупредив Эдора, что хочу побыть в одиночестве, и предоставив ему полную свободу выбирать одежду для всех нас на коронацию. Вайятху остался помогать мачо, так что бродила вдоль моря я одна.
Правда, долго предаваться безделью мне не дали: прилетела Лавиния. Я обрадовалась подруге, но, увидев вблизи её лицо, встревожилась не на шутку: ГИО-красавица выглядела совершенно измученной.
- Лави, что с тобой? – с изумлением спросила я, разглядев синие тени под глазами и запавшие щёки. – Ты что, голодом себя морила?!
- Нет, что ты… Ничего подобного. Просто думала… и не спала. Опять. Третью ночь подряд.
- Почему?! Что-то случилось?
- Ничего особо страшного, но… я волнуюсь. Дело в том, что сегодня в наших с Наимом комнатах появилась его мать и попросила меня съехать.
- Что?! – Моему изумлению не было предела. – Но почему?!
- Не знаю, никаких здравых причин она не привела, только повторяла, что мне лучше побыстрее освободить эти покои.
Я напряжённо уставилась на бледную златовласку.
- А Наим? Ты так его и не видела… – скорее, утверждая, чем спрашивая, сказала я.
- Да, – Лави вздохнула. – И не видела, и не говорила… Его вифон постоянно отключен или занят. Видимо, он не желает общаться со мной.
- Всевидящий, да почему же?! Разве ты его чем-то обидела?
- Нет, конечно… Ничего подобного.
- Но тогда почему?!
Лавиния пожала плечами.
- Не уверена, но мне кажется, это решение не Наима, а его матери. Помнишь, я говорила, что она пытается прибрать весь дворец к рукам? Ну вот, наверное, она решила, что я – неподходящая кандидатура… ни для чего. – Златовласка запнулась всего на долю секунды, но я поняла, насколько далека она даже от того вымученного спокойствия, которое пыталась показать. – И, пока Наим занят, его мать просто хочет выжить меня из дворца. Знаешь - с глаз долой, из сердца вон.
- Ерунда какая-то… - пробормотала я. – Кто дал ей право решать за императора?! Или… или она уверена, что сын поддержит её?
Лави снова покачала головой.
- Не знаю. Я собрала вещи и приехала сюда… Мало ли, что будет дальше, лучше мне быть поближе к вам.
- А Эктор? Что с ним, ты не знаешь?
- Нет. Но надеюсь, что он останется при Карии. Знаешь, у этой девушки, несмотря на кажущуюся хрупкость и лень, упрямства - как у десяти маа. Думаю, она и собственную мать переупрямит, если та решит избавиться от брата так же, как и от меня.
- Хорошо бы… - я сидела, расстроено закусив губу. – А на коронацию тебя пригласили?
- А как же, - Лавиния вынула из сумочки такое же устройство-приглашение, какими осчастливили нас. – Вот оно.
- Значит, мы полетим все вместе прямо отсюда. Это здорово! - Я говорила радостно и бодро, как только могла. - Кстати, Маугли позвали тоже, представляешь? Я уж решила, что если на похороны не пригласили, то и коронации ему не видать, как своих ушей, ан нет…
Продолжая болтать всякую чепуху, я взяла Лавинию под руку и повела в дом. Слава Всевидящему, ей было куда пойти, кроме резиденции своего принца. Но самоуправство матери Наима меня очень неприятно царапало. С чего вдруг она повела себя так грубо? Насколько я помнила родительницу наследника, она производила впечатление вполне здравомыслящей и умной особы. Да и Лавинию она воспринимала вполне благожелательно. Откуда вдруг такая неприязнь? Загадки множились, а ответов всё не было и не было. И что-то мне подсказывало: когда мы узнаем ответы, они нам совсем не понравятся…
Эдор и Маугли, конечно, удивились появлению Лавинии, но быстро сориентировались и постарались окружить ГИО-девушку заботой и вниманием, не упоминая обстоятельств, из-за которых ей пришлось прилететь к нам. Впрочем, возможно, Маугли до конца и не понял, что произошло, а стратегу номер один слова были не нужны.
Что касается слуг, то тут возникли проблемы, потому что горничные решительно не одобрили намерение Лавинии остаться ночевать у нас. Всевидящий знает, почему их не смущало, например, что мы с Маугли спим в одной спальне, зато желание златовласки занять спальню рядом с Эдоровой вызвало настоящий переполох в курятнике. В конце концов, стратегу пришлось уступить: нежданную гостью положили в самой дальней комнате, в противоположном конце коридора от спальни мачо. На этом Мария, победно оглядев всех участников диспута, удалилась в свой полуподвал. На мой ироничный взгляд стратег только закатил глаза и пожал плечами.
Вскоре нам доставили заказанные доспехи, то есть, коронационные костюмы, и весь оставшийся день мы учились передвигаться, не сшибая ничего по пути, потом ещё дольше учились садиться, не превращаясь в подобие прозрачного смятого колокольчика, и вставать так, чтобы самое верхнее, жёсткое платье не «выстреливало», как пружина. Когда дело дошло до танцев, я взбунтовалась и заявила, что танцевать не буду даже под страхом навечного отлучения от мирасского двора! Хватит с них и того, что я приду в этом смехотворном одеянии. Почему-то ГИО-стратег сдался и оставил меня в покое, а вот они с Лавинией ещё долго тренировали различные па на террасе. И получалось у них совершенно замечательно.
Следующий день не принёс ничего нового, кроме известия, что Линна летит на Мирассу. Я только пожала плечами: если у неё не было приглашения от кого-то из местных жителей, она могла разве что описывать круги вокруг планеты. А организовать ей срочное разрешение не взялся никто. Эдор вообще отмахнулся от своей невесты после того, как трижды попытался внятно объяснить ей, в какой ситуации мы находимся. Линн ничего не желала понимать, особенно после того, как увидела меня экране стационарного вифона. Каюсь, - я не знала, с кем говорит мачо, иначе ни за что не стала бы ходить мимо него. Но… сделанного было не вернуть, Линна попыталась закатить жениху истерику, и Эдор попросту отключился, посоветовав ей больше думать о ребёнке, чем обо мне.
А в остальном день прошёл тихо, если не считать постоянной подготовки к коронации. Лавиния сама вызвала мастеров по макияжу и причёскам, причём ещё долго уламывала их. В результате, эти кудесники посетили нас аж за семь часов до назначенного времени, а именно – в шесть утра! Сначала я порывалась зарычать, но прикинув, сколько работы им предстоит, умолкла и преисполнилась благодарности: они взялись подготовить всех нас, включая мужчин. И всё это в ударном темпе! Пока одного причёсывали, другому делали макияж, и так без передышки.
За два часа до начала коронации мы были полностью готовы. Слава Всевидящему, на этот раз не понадобилось утягивать все волосы на затылок. Причёска, хоть и была сложной, но головной боли не вызывала. Наспех получив вознаграждение и благодарности, мастера умчались к следующему клиенту, а мы начали одеваться. Опять-таки, хорошо, что в доме было полно слуг, без них костюмы бы так просто не сдались! Но всего лишь через полчаса кряхтений и тихой ругани мы, уже одетые, собрались в гостиной.
Зрелище было, конечно, душераздирающее: в наших с Лави причёсках присутствовали декоративные элементы, наподобие подвесок, которые болтались и раскачивались, как только мы чуть-чуть двигали головой. А бедные мужчины вынуждены были держать головы неестественно прямо, потому что сгибать шею не позволял жёсткий воротник. Короче - мрак и ужас. Я начала подозревать придворных модельеров в скрытом садизме.
Когда за нами прилетел флайер с императорской эмблемой на боку, мне на секунду показалось, что сейчас нас отвезут не во дворец, а куда-нибудь в совсем другое место… Но предчувствия не оправдались: мы вышли из машины на плиты уже знакомого двора огромного замка-цитадели. Повторилась процедура с гвардейцами и «обнюхиванием», потом вход, через одну из арок, на этот раз – с толпой других приглашённых. Я искоса рассматривала фигуры придворных в таких же странных костюмах, и с облегчением поняла, что мы смотрелись не хуже, чем остальные.
Собственно, толпой нашествие гостей нельзя было назвать, - те же одеяния не позволяли толпиться, требуя простора, поэтому аристократы просто медленно двигались, делая вид, что гуляют и вовсе не торопятся под своды арки, подсвеченной дымно-алым. Цвет этот тоже вызвал у меня неприятные ассоциации: вход в замок походил на чью-то окровавленную разверстую пасть. Я сделала несколько дыхательных упражнений, чтобы усмирить чересчур буйное воображение, и уже более-менее спокойной вошла внутрь.
На этот раз не было никаких узких лестниц и чёрных ходов: мы попали сразу же в огромный зал, чем-то напоминающий колоссальные культовые сооружения тамгов, ну, или древние кафедральные соборы Земли, со множеством стрельчатых арок, теряющихся где-то в высоте. Почти всё пространство впереди было заполнено людьми, стоящими полукругом перед пустой площадкой-возвышением, на котором одиноко красовалось золотое кресло (действительно, золотое, - так утверждала программа праздника). На его сидении, на специальной подушке, лежала императорская корона - тоже чистое золото, восемь изумрудов, и т. д. и т. п.
Мы с некоторым трудом пробрались в небольшое огороженное пространство слева от площадки, где должны были размещаться «высокие гости». Стульев нам, как и всем прочим, не полагалось, поэтому мы встали позади тех, кто пришёл раньше. Пересчитав головы, я пришла к выводу, что здесь уже присутствовали все те тридцать три человека, что провожали предыдущего императора в последний путь. Видимо, никому не удалось отвертеться. И знакомая дама из серого паланкина обнаружилась в первом ряду. Церемониальное платье смотрелось на её могучей фигуре особенно экзотично…
Я продолжала бездумно скользить взглядом по рядам людей впереди и вокруг, поэтому пропустила момент, когда на площадке появился какой-то человек. Точнее было бы сказать – старец, потому что это был глубокий старик, передвигавшийся только благодаря специальному аппарату, поддерживающему его в вертикальном положении. Сам дедуля, видимо, ногами уже двигать не мог, но ещё шустро управлял своим транспортным средством руками, нажимая какие-то кнопки и рычаги.
Подъехав к краю возвышения, он неожиданно громким фальцетом прокричал:
- Внимание! Внимание! Внимание! Его высочество Наим Великолепный!
И тут же позади старичка откуда-то взялся принц, собственной персоной. Он шагнул к ветхому аристократу и встал рядом. Я впилась в наследника глазами, пытаясь прочесть на его лице, как он прожил эти дни. Но ничего не смогла понять, потому что более каменной физиономии не удавалось сделать даже господину Скроссу, известному мастеру в сокрытии эмоций. Единственное, что бросалось в глаза – это бледность принца, которую не смог скрыть даже лёгкий грим. Кинув быстрый взгляд на Лавинию, я поняла, что она тоже пыталась понять, о чём думал в эти минуты её подопечный, и похоже, тоже безрезультатно.
Аристократическая толпа, разразившаяся, было, вздохами, вскриками, гулом и прочим шумом, утихла.
- Именем народа Мирассы, всех подданных императорского дома, создавшего нас, взрастившего нас и заботящегося о нас, я предлагаю эту корону наследнику великой династии. Готов ли ты принять её? – продребезжал старик.
- Готов, - коротко ответил принц.
- Будешь ли ты заботиться о нас?
- Да.
- Станешь ли нашим щитом и мечом?
- Да.
- Нашим хлебом и водой?
- Да.
- Станешь ли соблюдать законы?
- Да.
- Умрёшь ли за нас?
- Да.
Старик подъехал к золотому креслу и нажал на какие-то кнопки, в результате чего поддерживающий его аппарат слегка опустился, давая дедуле возможность взять корону.
- Именем великой империи. Правь нами так, чтобы память о тебе осталась в веках.
Наим преклонил одно колено, аристократическая окаменелость надела золотой обод на его голову и тут же отъехала в сторону, давая всем возможность рассмотреть коронованного императора. Новоиспечённый самодержец торжественно уселся на золотой стул и замер, как статуя.
Внезапно позади Наима по краю площадки стали проявляться фигуры в синем. Я вздрогнула: оказывается, на возвышении стояло не менее тридцати гвардейцев! Всегда молчаливые, бессменные охранники вдруг заговорили: как по команде, коротко и слаженно трижды прокричали что-то и отсалютовали императору, вскинув правую руку, сжатую в кулак, к левому плечу.
Тут же клич подхватили аристократы, но на свой манер: в толпе начали раздаваться приветственные возгласы, крики, даже аплодисменты. Наим, посидев так ещё с минуту, быстро наклонил голову, обозначая вежливый кивок, и… растворился в воздухе! Следом за ним, один за другим, так же исчезли гвардейцы. Шумящая толпа начала поворачиваться к выходу.
- И это всё? – недоверчиво спросила я Лавинию. – Так быстро?!
- Да, - рассеянно ответила она, покусывая губу. – А зачем тянуть? Всё, что требовалось – чтобы кто-то надел на него корону.
- А кто был этот дедуля?
- Самый старый аристократ империи. Кажется, ему уже исполнилось сто пятнадцать лет.
- Надо же! Неплохо сохранился, - восхитилась я. – И куда теперь?
А теперь, как оказалось, все приглашённые перетекали из коронационного зала в остальные дворцовые помещения, подготовленные для развлечений. Мы вышли следом за всеми, не принимая участия в весёлых разговорах и взрывах смеха, то и дело раздававшихся отовсюду. Когда я вспоминала, что всего два дня назад эта толпа искренне скорбела над телом умершего властителя, происходящее ещё больше напоминало какую-то фантасмагорию. Воистину, надо было родиться и умереть здесь, чтобы не замечать вокруг ничего странного.
Мы не стали уходить вглубь лабиринта залов, выбрав небольшое проходное помещение, позволявшее видеть развлекающихся гостей, но обеспечивающее хотя бы видимость уединения. Настроение, Всевидящий знает почему, было отвратительным. Лавиния молчала, Маугли насторожённо оглядывался, один стратег казался невозмутимым. Расположившись, хоть и с трудом, креслах, мы сидели, думая каждый о своём. Проклятые костюмы старательно отравляли жизнь.
- Когда мы сможем уйти? – осведомилась я негромко, разглядывая прогуливающиеся пары сквозь стоящую колом золотистую юбку верхнего платья.
- Не раньше, чем через пять часов, - ответил Эдор, наклоняясь всем корпусом вперед, чтобы взять бокал с лимонадом.
- Кто-нибудь видел Эктора? – спросила Лави, выныривая из своих дум.
- Я, мельком, - ответил мачо, разглядывая янтарную жидкость в бокале. – Они были в числе родственников императора, с другой стороны сцены.
Златовласка кивнула и снова ушла в себя.
- Давайте не будем привлекать внимания своими мрачными физиономиями, - сказал стратег, всем корпусом поворачиваясь к нам. – Мы на празднике, помните об этом… Лави, прошу тебя. – ГИО-девушка тут же подняла голову и улыбнулась. - Не расслабляйтесь, друзья мои, еще не время…
Насколько он оказался прав, выяснилось уже очень скоро. Всего лишь через час, когда я стояла у стены одной из танцевальных зал, ожидая, когда закончится музыка, и Эдор с Лавинией покинут шеренгу танцующих, возле меня материализовался гвардеец в синем. Не удержавшись, я шарахнулась от него в сторону, и в результате, чуть не налетела на вторую фигуру, возникшую с другой стороны.
- С-сагите Ва-айберссс… - прошипел первый, наклоняясь ко мне. – Император ж-шшдёт васссс…
- Что? – поразилась я. – Меня? Император?!
- Да… Это сссрочшшно… Пож-шшшалуйссста, не медлите…
Я беспомощно оглянулась, но не увидела ни Эдора, ни Лави, ни Маугли, который перед этим отошёл за новой порцией напитков, - в зале было очень душно, несмотря на размеры.
- Хорошо, идёмте, - решившись, ответила я.
И так, будто под конвоем, меня сопроводили через несколько залов, потом по лестницам, ведущим вниз, потом по совершенно не праздничным коридорам, в которые, похоже, гостей замка никогда не пускали, - эти проходы были, скорее, функциональными, а не помпезными или декоративными. Спускаясь всё ниже, мы дошли до ничем не примечательной двери, без каких бы то ни было опознавательных знаков. Гвардеец приложил к пластине замка что-то, вроде бляшки, и перед нами открылся проход.
Войдя, я обнаружила, что попала в комнату, напоминающую кабинет. По крайней мере, именно на него она была похожа количеством экранов на стенах, рабочими панелями, какими-то приборами, и огромным, просто-таки безразмерным столом, за которым и сидел новый император Мирассы.
Выглядел он ещё более бледным, чем во время коронации, под глазами набрякли мешки, и лоб прорезали неожиданные морщины. Честное слово, было такое впечатление, что последний час принц прожил целых десять лет!
- Ваше величество, - опомнившись, я присела в положенном книксене, опустив голову и недоумевая, зачем я понадобилась Наиму. Если ему плохо, разумнее было бы позвать врачей, ну, или Лави, на худой конец…
- Встаньте, Тэш. Прошу вас, давайте без церемоний, на них просто нет времени. Садитесь сюда.
Новоиспечённый самодержец указал рукой на кресло, стоящее напротив. Я послушно подошла и села. Теперь, когда нас разделял только стол, я смогла разглядеть ещё и капельки пота, выступившие над его верхней губой.
«Всевидящий… да он, похоже, заболел!» - ахнула я про себя, с тревогой вглядываясь в императора.
И в этот самый момент с креслом что-то случилось: из боков спинки выдвинулись какие-то конструкции, которые, мгновенно соединившись, плотно прижали меня к твёрдой поверхности, безжалостно комкая и ломая золотую сеточку верхнего платья. Я и рта раскрыть не успела, как оказалась буквально пришпиленной, не в состоянии двинуться. Дёрнувшись раз, другой, я подняла глаза на принца… простите, императора, бесстрастно наблюдавшего за мной.
- Что это значит, нир Наим? – как можно холоднее спросила я.
Понятно, что раз меня приковали, разговор пойдёт не о любви.
- Это? Вынужденная предосторожность, Тэш. Причём, исключительно для вашей же пользы.
- Спасибо за заботу, но я бы предпочла оставаться свободной и понимать, что происходит, нир Наим.
- Мы придём к этому… возможно. Но пока я вынужден оставить вас так, потому что не доверяю вашей реакции. Как вы там, руками ни до чего не дотягиваетесь?.. Ну и отлично. Вифон забери. И сумку, - бросил он подошедшему гвардейцу.
Я передёрнулась от отвращения, ощутив, как холодные руки шарят по телу.
- Наверное, это прозвучит глупо, но я себе иначе представляла вас после коронации, нир Наим, - язвительно заметила я, провожая взглядом сумочку с Деоной, которую урод в синем балахоне положил на край стола.
- Вероятно, - безразлично ответил император, прикрывая глаза. – Полагаю, прежде всего, нам следует всё-таки познакомиться, Тэш.
- А мы не знакомы? – поразилась я.
- Нет. Во всяком случае, вы со мной. Да и я видел вас только мельком. Разрешите представиться. Меня зовут Лемир Грасс.

Опубликовано: 06.11.2015

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 61 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 32 человека:

  1. Вот гааааад! И имя у него похоже на немецкого нациста , и идея вечной жизни как у Гитлера! Правильно сделал, что Тэш обездвижил, плохо бы ему пришлось!Убить гада, срочно!
    Пожалуйста,пожалуйста!!!
    Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Вот гааааад! И имя у него похоже на немецкого нациста , и идея вечной жизни как у Гитлера!

      Так это идефикс всех диктаторов, по сути: чтоб жить вечно и ничего не менялось.)) Грасс такой же, как и все, ничем не отличается…

      Убить гада, срочно!

      Угу, обязательно! =))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Выверты с БОЛЬШОЙ Буквы!Хотя подобного ожидать следовало.Браво Автору)))

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Спасибо за главу огромное! Что-то в этом духе и предполагалось, но конечно, не верилось! Нашел-таки как себя сохранить! Вот только Наима действительно жалко. Непонятно куда уходит его личность, когда старый хрыч занимает его тело.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Пожалуйста!)))

      Нашел-таки как себя сохранить! Вот только Наима действительно жалко. Непонятно куда уходит его личность, когда старый хрыч занимает его тело.

      Да, Грасс не так прост, как кажется))). А про Наима — увы! Нету его больше… Вот так. ((

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Ах, ты ж… И страшно, и жалко, почему-то, бедного злодея-императора… И принца Наима жалко, и Лавинию… Всех жалко… А-а-а! Сделайте чтобы всем было хорошо! Пожалуйста!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. М.. да. Были у меня такие мыслишки…….что главный «ужастик» живее всех живых и так сказать «переселяется» в своих потомков, но я как-то думала думала и все-таки убедила себя в очень бурной своей «фантазии», оказывается так и есть……вот я прям экстрасенс…мля! Уважаемый АВТОР- бесподобно!!!!!!! Какой «поворот» сюжета, «какой типаж»……Мистер «ЗЛО» на сцене и это зло «попахивает» вековой вонью…..ХИ-ХИ!!!!! Будет битва титанов… в красном углу….сама «волшебница» — Мирасса…….в синем…..великий и ужасный — Лемир Грасс ( и тут такая музычка из темы Дарта Вейдерра)………………
    Эх, все, теперь так просто не успокоиться, теперь фантазия такого накрутит…. очень надеюсь на скорое продолжение, а то прям невтерпеж!
    Давайте спасать Мирассу и Жужилицу и прочих «вакантных» героев неугодных Лемиру!!!!
    Шедеврально!!!!!!!
    Пик апогея!!!!!
    Хочется хепиэнда, очень, очень. Но надеюсь градус интриг еще нас помучит, раскрутит и полностью удовлетворит!
    Ну, автор, ну — молодец!!!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • М.. да. Были у меня такие мыслишки…….что главный «ужастик» живее всех живых и так сказать «переселяется» в своих потомков, но я как-то думала думала и все-таки убедила себя в очень бурной своей «фантазии», оказывается так и есть……вот я прям экстрасенс…мля!

      Так это же замечательно!)) Предвидели развитие сюжета…

      Уважаемый АВТОР- бесподобно!!!!!!! Какой «поворот» сюжета, «какой типаж»……

      Спасибо огромное! Муз нарезает победные круги)))).

      Мистер «ЗЛО» на сцене и это зло «попахивает» вековой вонью…..ХИ-ХИ!!!!! Будет битва титанов… в красном углу….сама «волшебница» — Мирасса…….в синем…..великий и ужасный — Лемир Грасс ( и тут такая музычка из темы Дарта Вейдерра)………………

      Однако… Вы — точно экстрасенс! =))

      Давайте спасать Мирассу и Жужилицу и прочих «вакантных» героев неугодных Лемиру!!!!

      Угу, спасём. Куда ж мы денемся с Мирассы! )))

      Хочется хепиэнда, очень, очень. Но надеюсь градус интриг еще нас помучит, раскрутит и полностью удовлетворит!

      Ну, как бы интриги все уже закручены, теперь начался обратный процесс — раскрутки. И тут, надеюсь, «никто не уйдёт обиженным»)))).
      Спасибо за море эмоций! Крылья, однако, у Муза растут…. ;))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Так и знала, что эта сволочь кочует из тела в тело! Надеюсь, под конец истории его все-таки раздавят раз и навсегда!

    Любимому автору огромное спасибо за замечательную историю!!!!!
    Пишите еще, еще и еще!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Так и знала, что эта сволочь кочует из тела в тело! Надеюсь, под конец истории его все-таки раздавят раз и навсегда!

      Ну, это могу пообещать твёрдо)))).

      Любимому автору огромное спасибо за замечательную историю!!!!!

      Ой… как приятно… И вам спасибо за замечательный комментарий! +)))

      Пишите еще, еще и еще!

      Я стараюсь… Очень! ;))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Вот это поворот сюжета! Жду продолжения с нетерпением!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Неожиданно! Спасибо:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Я в шоке, Тэш я полагаю в ужасе….страшно за наших героев становится! Спасибо…жду продолжения!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Упс…куда они дели Императора??

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Вот же скотина выжил, потомков ему не жалко, а что говорить о туземцах?!Лавинию жалко опять с подопечным не вышло.Думаю этот Лемир Грасс очень опасен и этот гад помнит как выглядели Вайятху.Можно предположить если Вайятху столько лет то проводник может знатъ его лично. Очень неожиданно и очень интересно спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Вот же скотина выжил, потомков ему не жалко, а что говорить о туземцах?!

      Совершенно верно! Про них и говорить не приходится…

      Лавинию жалко опять с подопечным не вышло.

      Да, в этом плане ей, действительно, не везёт…

      Думаю этот Лемир Грасс очень опасен и этот гад помнит как выглядели Вайятху.Можно предположить если Вайятху столько лет то проводник может знатъ его лично.

      Совершенно верно, Грасс единственный из живущих точно знает, как выглядели Вайядхау.
      Маугли, конечно, не пятьсот лет, а сто четыре, вернее, уже сто пять. Но вот насчёт Проводника… вы удивительно рядом с истиной!)))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. пошла перечитывать подробности по Этому главгаду…..ужассссссс…..

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  13. Вот это поворот, не ожидала совсем……

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  14. Ни фига ж себе! Вот это поворотец! Он что ж, гад, нашёл способ жить вечно в потомках? Убивая их личности при этом! Ужас!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  15. обалдеть….а наш наим все?…загрызли?

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  16. Я в шоке!!! Глава с ног сшибаТельная в прямом смысле!!!!!! Пошла думать…..

    Оцени комментарий: Thumb up +1