Сувенир 53

Вайятху замер, будто налетев на препятствие.
- Сагите Линна?.. – тихо спросил он.
Рассмотреть выражение его лица было невозможно, потому что продолжавшиеся вспышки освещали только силуэт, но тон выдавал потрясение.
- Всевидящий… Долло, это ты? На самом деле?! – Линна так жадно вглядывалась в тёмную фигуру, что казалось, вот-вот просочится сквозь решётку.
- Меня зовут Маугли, сагите Линна, - так же тихо ответил лягушонок, не трогаясь с места.
- Подойди ближе, хочу посмотреть на тебя! - нетерпеливо скомандовала дорогая подруга.
Я, словно заворожённая, продолжала молча наблюдать за тем, как кикиморыш, поколебавшись секунду, сделал один шаг вперёд, потом ещё один.
- Ближе, ближе, - поторопила его Линна.
Когда он оказался в пределах досягаемости, она протянула руку сквозь кованую преграду и притянула его вплотную к калитке.
- Повернись-ка… Вот так. О, Всевидящий! Невероятно! Как ты похорошел, Долло! Я никогда не узнала бы тебя, не начни ты звать Тэш… По-прежнему зовёшь её «сагите»? Ммм, так мило… Мне сразу вспомнилось, как ты звал так меня. О, и цвета меняешь по-прежнему!.. А в остальном вообще не похож на себя, с ума сойти можно! Даже глаза стали какими-то не такими. И ты вырос! Просто стал каким-то верзилой! Тэш тебя одними витаминами, что ли, кормит? Ну, это даже неплохо… Помнится, ей всегда нравились высокие парни. Конечно, когда ты был ниже, в этом тоже была своя прелесть, но и так очень даже… А что это на тебе? Неужели вечерний костюм? Ну, никогда бы не поверила…Ты вспоминал обо мне, хотя бы иногда?
- Да… сагите Линна, - после небольшой паузы ответил лягушонок и сделал попытку отстраниться.
- Нет-нет, стой, как стоишь! – приказала дорогая подруга, и ещё крепче сжала пальцы на лацкане пиджака, за который держала кикиморыша. – В этой темноте ничего не видно. А я хочу рассмотреть тебя хорошенько… Обалдеть! И губы другие… Просто чудо какое-то… А вот так тебе по-прежнему нравится?
И Линна, ничтоже сумняшеся, просунув вторую руку сквозь прутья, принялась щекотать заморыша под подбородком. Вот эта её выходка и привела меня в чувство, я решительно отодвинула кикиморыша подальше, прошипев распоясавшейся бывшей хозяйке Вайятху:
- Держи себя в рамках!
- А что такого? – искренне удивилась она. – Это же Долло! Ему всегда нравилось, когда я так делала…
- Это не Долло, для начала. Это – Маугли. Ты вообще лишила его когда-то имени, помнишь?
Подруга насупилась.
- О, Всевидящий… Ты так реагируешь, будто я его в постель тащу. Ну, погладила чуть-чуть… Что, его теперь и потрогать нельзя?
- Нельзя. Ты и сама прекрасно знаешь, что нельзя, только предпочитаешь делать вид, что ничего не знаешь.
- Ой, подумаешь… - пробурчала Линна, но тут же снова прижалась к решётке, пожирая взглядом кикиморыша. – Нет, ну как хорош… Удивительно! Тэш, а нельзя ему раздеться, а? Я бы с удовольствием посмотрела на него сейчас, если уж ничего другого ты не разрешаешь…
Вайятху сделал ещё шаг назад. Вограны всё побери, как мне мешало то, что я не могла видеть выражение его лица! Можно было бы приказать Деоне включить освещение двора, но тогда через минуту здесь наверняка появился бы кто-нибудь ещё, а мне совершенно не хотелось, чтобы о присутствии Линны узнали. Её незапланированной встречи с заморышем уже было более, чем достаточно.
- Линна, спрячь свои желания подальше, пожалуйста. Маугли уже давно не тот запуганный и покорный садовник, которого ты помнишь, - предостерегла я её.
- Что, правда? С ума сойти… Так теперь он тебе диктует, что делать в постели? – с самым невинным видом поинтересовалась дорогая подруга. – Странно, мне казалось, тебе не нравилось подчиняться…
- Ты бы удивилась, если б узнала, как много всего изменилось после того, как я слетала к тебе в гости на Мирассу, - парировала я.
- Да, я заметила… Ты полюбила глушь? Кстати, милый домик… Долло, тебе здесь нравится? Это же для тебя его купили?
Вайятху ничего не ответил, а я вдруг поняла, что меня царапало всё это время: Линна вела себя не так. Не так, как должна была бы при встрече с обожаемым некогда Долло. Если б осталась хоть тень прошлых чувств, она говорила бы с ним иначе. Сейчас это, скорее, было праздное и холодное любопытство. Так могла бы себя вести реальная мирасская аристократка, случайно встретив своего бывшего раба, и решив поболтать с ним.
- А спишь ты теперь отдельно или вместе с хозяйкой? Тэш, надеюсь, ты отучила его спать на полу? А то, согласись, это как-то негигиенично…
Если бы я не сообразила, что Линн делает ровно то же самое, что и её отец два дня назад, то, наверное, уже сорвалась. Но понимание того, что она специально выводит меня из себя, провоцируя на ревность или агрессию, помогало сдерживаться.
- Не твоё дело. Не. Твоё. Дело. Так понятно, надеюсь? - осведомилась я. – И перестань уже изображать из себя госпожу.
- Но это так и есть! – удивлённо подняв брови, сообщила подруга. – Я навсегда останусь для него госпожой, пусть и не его. Ведь так, Долло?
- Я не Долло, сагите Линна, - тихо, но внятно произнёс Вайятху. – Меня зовут Маугли, я уже говорил вам.
- Вот это да… - с наигранным восхищением проговорила подруга, покрутив головой. – Ты даже пререкаться его научила? Невероятно! Да уж… Умеешь ты портить мужчин, Тэш. Такой был милый маленький Вайятху, просто прелесть. А теперь что? Высоченный, непослушный, с собственным мнением. Неужели он тебе нравится больше вот таким? И не скучаешь по прежнему Долло?
- Да, он мне нравится таким намного больше. И нет, не скучаю. Никогда не любила рабски послушных мужчин.
Лягушонок сделал движение.
- А он ещё не забыл, что я спасла ему жизнь? – продолжила Линна, опять всовываясь в решётку.
- После того, как разрушила её? – парировала я. – Вряд ли стоило вспоминать об этом слишком часто.
- Ну, почему же… Мне бы хотелось услышать «спасибо», например.
Я передёрнула плечами.
- Если Маугли когда-нибудь захочет поблагодарить тебя, Линна, он сделает это. Возможно, ещё не пришло время.
- А почему он молчит? Ты ему запретила говорить со мной?
- Разве ты слышала что-то, похожее на запрет?
- Долло, поговори со мной! – приказала дорогая подруга.
- Я не Долло, - тихо отозвался лягушонок каким-то странным тоном.
- Ну, вот, заладил… Хорошо, так и быть, Маугли. Расскажи мне что-нибудь! Как ты живёшь, как к тебе относится твоя госпожа?
- У меня всё хорошо, спасибо, сагите Линна. А как вы поживаете?
- О-бал-деть… Как ты научился разговаривать! А что ещё умеешь?
- Я умею читать, писать, водить флайер, делать работу по дому…
На каждое слово кикиморыша бывшая хозяйка недоверчиво качала головой, всячески демонстрируя своё недоумение.
- Маугли, оставь. Сагите Линну вряд ли на самом деле интересуют твои достижения. Ведь так, Линн? – вмешалась я.
- Ну почему ты решаешь за меня! – возмутилась дорогая подруга. – Мне как раз очень интересно! Столько времени хотелось увидеть моего Долло… А ты теперь даже рта ему раскрыть не даёшь!
Я уже не стала поправлять её с этим настырным «Долло», которого она приплетала к месту и не к месту.
- Ну, коль ты так мечтала встретиться с ним, - пожалуйста, пользуйся возможностью, только побыстрее. Если ты, конечно, действительно что-то хотела спросить у Маугли.
Подруга оживилась.
- Да, хотела… Например, узнать, как он относится к тому, что у тебя есть жених?
- Так же, как относился к тому, что у его хозяина появилась жена, - отрезала я. – Линн, тебе не кажется, что разговор пошёл по второму кругу? Есть что сказать, - говори. Если нет, тогда до свидания. Нас там ждут, между прочим.
- Ах, да… Твои гости.
Дорогая подруга опустила голову и разжала руки, соскользнувшие по решётке вниз.
- Хорошо же ты устроилась… - с неприкрытой обидой и горечью проговорила она. - Сразу с двумя мужчинами, о которых другие могут только мечтать. И оба они смотрят только на тебя. Я же вижу, куда Долло косится всё время… Да, да, помню я, помню. Он теперь не Долло, а ты - не подруга… Но всё равно, правда от этого не изменится, как её ни назови. Ты не удержишь обоих, Тэш. Их слишком много для тебя одной. И лучше бы ты уже выбрала одного, и ограничилась им, не изменяя другому.
Я вздёрнула брови. Действительно, с ума сойти, Линна учит меня верности! Где-то в окрестностях работники леса явно не досчитаются парочки крупных млекопитающих.
- От моего Долло не осталось ничего, теперь это твой Маугли… - продолжала подруга. - Так не будь жадиной, не удерживай Эдора! Зачем ты портишь ему жизнь? Ведь тоже не собираешься рожать ему ребёнка, так? Иначе давно бы это сделала!
Ну, в чём-чём, а в простой житейской логике ей никогда нельзя было отказать. Впрочем, как и в отсутствии такта, всестороннем и тотальном.
- Линн, если ты закончила свои разоблачения, лети уже, а? Как я устала от всей вашей семейки - не передать. Ещё немного, и ты заставишь меня пожалеть о том, что я вообще подошла к тебе. И где, кстати, твой флайер?
- Флайер?.. А, флайер… Он там, дальше. Я шла по тропинке пешком, чтобы ты не увидела мою машину заранее.
- О, целый подвиг для госпожи Кальтари! Ну, теперь можешь его повторить, когда пойдёшь обратно.
- Тебе так не терпится меня прогнать? – едко вопросила дорогая подруга. – Ну, конечно, я же тебе теперь, как кость в горле… Ладно, пойду. Не буду мешать праздновать… С днём рождения, кстати. Надеюсь, от моих двухсот тысяч ещё осталось что-то, можешь считать это подарком. От меня. Приятного вечера вам всем. И подумай всё-таки о том, о чём я тебе говорила, Тэш. До свидания, можете не провожать меня…
Я с шумом выдохнула воздух сквозь зубы, следя за растворяющейся в темноте фигурой. Как мне удалось сдержаться и не стукнуть её чем-нибудь, - один Всевидящий знает… Главное, теперь успокоиться, подышать и вернуть лицу нормальное выражение, потому что с таким, каким оно было сейчас, никому показываться на глаза не стоило однозначно.
Дождавшись, пока явная перекошенность сменится более или менее приличной гримасой, я повернулась к лягушонку, который так и стоял, словно примёрзнув к месту.
- Маугли, ты как? – спросила я его с беспокойством. Слишком уж неподвижным он был…
- Я в порядке, спасибо, сагите, - ответил он как-то задумчиво.
- Ты не испугался встречи с Линной?
- Нет, не испугался, разве что в самом начале... Вдруг почудилось, что всё вернулось назад, и я опять принадлежу сагату Альдору…
- Мне вот тоже показалось, что она имеет какую-то власть над тобой, - созналась я. - А ты молодец! Стал сопротивляться…
- Я не должен был… Никогда раньше не приходило в голову, что можно не слушаться. Сагите Линна была права, когда сказала, что она навсегда останется для меня госпожой. Но со мной будто что-то случилось… Я вдруг понял, что не обязан выполнять её приказы. Но это было так… странно.
- Это было совершенно нормально! Именно так и должно быть. Каждый человек делает что-то или не делает, согласно своим желанием.
- Но я-то не человек, сагите… Я – Вайятху, - тихо поправил меня лягушонок. – У меня всё по-другому…
- А ты хочешь, чтобы всё стало, как у людей? – не удержавшись, спросила я. – Чтобы ты сам решал, хочешь или не хочешь выполнять чью-то волю?
- Я должен исполнять не чью-то волю, а вашу, сагите. Или… я вам уже не нужен? Вы сказали, что не любите рабски покорных, а я ведь раб… Но я вам нравлюсь. Или нет?..
Вайятху внезапно оказался совершенно рядом и, взяв моё лицо в ладони, пристально вгляделся в глаза. Этот его порыв так поразил меня, что я перестала дышать, прижавшись спиной к решётке. Понадобилось несколько полноценных секунд, прежде чем я смогла собраться с мыслями и ответить.
- Маугли, я уже говорила тебе… Ты мне нужен. Ты мне очень-очень нужен. Настолько, что я готова начать войну со Скроссом, только бы не потерять тебя. Разве этого мало?
Лягушонок медленно выдохнул и опустил голову. Его ладони скользнули по моей шее вниз, на плечи, потом ещё ниже, к пальцам. А потом Вайятху опустился на колени и прижался ко мне лбом.
- Простите, сагите… Я не имел права так разговаривать с вами… Я забылся. Простите…
- Перестань, Маугли! Ну, прекрати же! Всё в порядке, ты имеешь полное право расстроиться или даже рассердиться, это совершенно обычные эмоции… Ну, встань же!
Но впавший в самобичевание кикиморыш продолжал прижиматься ко мне, не давая ни малейшей возможности высвободиться. И заставить его подняться было просто нереально! Всё равно, что пытаться сдвинуть дерево…
- Эй, какого Вограна тут происходит? – внезапно прозвучал неподалёку голос стратега номер один. – Вы что, другого места не могли найти для столь интимных объятий? Подопечный, что за выходки?!
Поразительно, но стоило заморышу услышать эти слова, его словно вихрем подняло с колен. Вскочив, он принялся отряхивать брюки, бормоча какие-то извинения. Его опекун, убедившись, что Вайятху пришёл в себя, перенёс внимание на меня.
- Тэш, Деона сообщила, что сюда прилетела Линна. Это правда?
- Да, она тут была. Вот только что ушла. Выйди ты минут на пять раньше, и застал бы свою суженую… Только, боюсь, она тебе не понравилась бы.
- Почему?
- Потому что Линна прилетела закончить со мною то, что начал её папаша.
- Что, опять?! – воскликнул Эдор. – Ну, это уже слишком, даже для дочери миллиардера!
- Не-ет, в самый раз, - «обрадовала» я его. – Результата-то нет, так что готовься, она не успокоится. И не говори, что я тебя не предупреждала…
- Предупреждала… ждала-ждила-ждала, - пробормотала стратег, углубившись в свои мысли. – Ладно, Всевидящий с ней пока, она же не придёт ещё раз, надеюсь? Давайте-ка обратно к гостям, а то вас вот-вот хватятся. Маугли, может, уже пойдёшь в дом? Два часа ты честно продержался.
- Нет, я останусь, - покачал головой лягушонок и посмотрел на меня. – Если сагите не против…
- Конечно, нет! - Я взяла его под руку, и мы пошли по дорожке обратно, к брошенным на Лавинию гостям.
Меня постепенно наполняла какая-то весёлая злость. В конце-то концов! Это мой день рождения или что? Хочу нормального праздника, несмотря на всех Скроссов!
- Сейчас дойдём до гостиной, и ты будешь отплясывать со мной тот самый кошмарный танец, который мы учили для императорского бала! – мстительно предупредила я стратега. – Между прочим, ты так и не танцевал его со мной! Тебя, помнится, тогда принц подменял.
Комсо закатил глаза, но особо сопротивляться не стал, так что оповещённые об экзотическом развлечении гости с удовольствием пришли посмотреть на нас, и мы с Эдором сорвали бурные аплодисменты. На удивление, желающих потанцевать со мной оказалось совсем немало, и целый час я добросовестно меняла кавалеров, чтобы удовлетворить всех, кто хотел потоптаться рядом. Лягушонок уселся в уголке и следил оттуда за мной и моими партнёрами, загадочно поблёскивая глазами, так что в какой-то момент мне показалось, что это вообще был Проводник. Но, отбросив такую мысль за её явной абсурдностью, я погрузилась в тонкости передвижения под музыку, втайне мечтая, что когда-нибудь Маугли тоже научится двигаться легко и свободно…
После танцев все решили сделать перерыв на коршу и кофе со сладостями, которые стратег номер один нахально отбирал у меня, мотивируя это тем, что он, конечно, не считал специально, но мини-пирожных я к этому моменту, дескать, съела уже десять штук, а маленьких булочек с желе из буримы – вообще шестнадцать. Я, конечно, не верила, но от десертов пришлось отказаться.
Потом кому-то захотелось поплавать в бассейне вместе с голографическими монстрами, потом ГИО-парни затеяли игру «вынырни из панциря черепахи», вызвав визги восторга у девушек, смотревших на пловцов круглыми глазами. Понаблюдав за ними, я решила, что Лига там, или не Лига, но Кандор и Митор точно поверхностным знакомством со своими партнёршами не отделаются…
Потом в бассейн полезли и Лон с Бикемом, и парни стали плавать наперегонки, за приз в виде салфетки с моей собственноручной подписью (кстати, выиграл Авинор!), а потом все просто купались, радуясь, что силовое поле не позволяет начавшемуся дождю испортить нам веселье.
Вечер закончился импровизированным концертом: Эктор, в отличие от стратега номер один, ничего против пения не имел, и с удовольствием исполнил несколько красивых баллад, совершенно растопив сердца моих подруг. Обе они потом, улучив момент, сознались, что стратег номер два их покорил. И как же жаль, что он «ненастоящий»!
Я сочувственно кивала и улыбалась про себя: предрассудки нам только на руку, Эктора ждала принцесса Кария…
В-общем, все разлетались по домам довольные и счастливые.
Проводив четыре флайера с гостями, мы встретились в гостиной.
- Эдор, ты собираешься здесь ночевать? – поинтересовалась Лавиния.
- Нет, я собираюсь поделиться с вами информацией насчёт утечки к Скроссу. Так вот, мне удалось отследить, по крайней мере, один канал, где нас могли подслушать. Авинор говорил о вечеринке у Тэш с одним из наших новеньких, недавно прилетевших, а тот ухитрился звонить ему по чужому вифону, незащищённому от прослушки. Кто именно из них попал в поле зрения Скросса, - не знаю, но собираюсь выяснить. Обсуждая вечер, они, действительно, упоминали, что Маугли будет представлен гостям. Если сведения Скросса почерпнуты из этого разговора, неудивительно, что мой будущий тесть так открыто о них заявил: он знал, что перехват был разовый, и больше шансов воспользоваться этим каналом не будет. Но, естественно, мы проверяем и другие версии.
- Тяжела жизнь обычного ГИО-изменённого… - вздохнула я.
- Да ладно тебе, неужели скучаешь? - отмахнулся стратег. – Ты в курсе, Лави, кто прилетал к нам на вечеринку? Линна!
- Да ты что! – ахнула златовласка.
И дальше последовало очередное прослушивание «шедевров» мысли, порождённых семейством Скроссов, вызвав у меня стойкое чувство дежавю. Казалось, отец и дочь вообще действовали по одному сценарию.
- Надо же, Скросс пожалел о том, что шантажировал тебя, - резюмировала северная богиня, когда запись, воспроизводимая моей неоценимой кибер-помощницей, завершилась.
- Думаю, сейчас он уже считает, что полностью покрыл весь причинённый ущерб, включая моральный, - фыркнула я. – И заметьте: при этом не потратил ни одного крода! По сути, он просто подтвердил, что деньги переданы мне Линной добровольно и в полное распоряжение, и они никогда не станут фигурировать в качестве займа. Для Скроссов всё решается просто: количеством кродов.
- Настоящий бизнесмен. Кстати, про ребёнка ты ввернула мастерски… - похвалил меня Эдор. – Надеюсь, Линна, наконец, проникнется. Не хотелось бы совсем уж углубляться в медицинские дебри… Похоже, она сыграла нам на руку, когда соврала о наших с ней, якобы близких, отношениях. Теперь её родителям не удастся отвертеться от развода… Одно дело разврат, который творится на Мирассе, в узком кругу аристократов, и совсем другое - измены здесь, на территории Содружества.
Я кивнула. Да уж, моей дорогой подруге не поздоровилось бы, узнай местное общество о её проделках, когда она уже была замужем. Скандал был бы огромный… Думаю, старшие Скроссы ещё поэтому всполошились. Ну, подумаешь, испорченная репутация у меня, - никому не известной, одинокой девицы. Но незапятнанность Линны, наследницы многомиллиардного состояния, дочери таких известных родителей, - это товар, и товар весьма дорогостоящий, чтобы им разбрасываться налево и направо. Всё-таки, негласное требование к публичным людям, если не быть непогрешимыми, так хотя бы казаться таковыми, отличное средство давления на них.
- Похоже, мне пора лично вмешаться в бурную деятельность моего будущего семейства, пока они не устроили тут какую-нибудь маленькую такую, локальную войну, с вполне мирной целью, - сказал Эдор. – Может, для начала пригласить Линну куда-нибудь, для частной беседы?
- Угу, пригласи. Только проследи, чтобы обстановка была публичной, иначе, боюсь, она тебя изнасилует, - посоветовала я. – Ну, что ты хихикаешь? Девушка дошла до точки, имей в виду! Я ещё никогда не видела, чтобы её так клинило на ком-то.
Бессовестный стратег продолжал ржать, делясь с нами фантазиями относительно того, как именно Линна, которая была на полголовы ниже него, станет воплощать идею об изнасиловании. В конце концов, махнув на него рукой, я переключилась на Маугли, который молчал всё это время и только переводил глаза с одного на другого.
- Ты сегодня был просто героем! Столько неожиданных событий, и ты везде держался молодцом. Я тобой горжусь!
Маугли смущённо улыбнулся, мгновенно покрывшись золотыми и аквамариновыми разводами.
- Спасибо, сагите.
- Совершенно не за что. Это я тебя благодарю за поддержку.
Эдор и Лавиния внесли свою лепту в похвалы кикиморышу, так что, когда стратег покинул нас, намереваясь отоспаться в своём подводном логове, заморыш напоминал праздничное дерево последнего дня года, и только что не светился своим собственным светом.
Укладываясь спать, я думала о том, что заставило его противиться приказам бывшей хозяйки. Конечно, формально Линна никогда не была ею, но, насколько я понимала, у Вайятху вообще отсутствовал механизм отказа кому бы то ни было. Стало быть, как жена хозяина, дорогая подруга имела все возможности командовать заморышем, что и делала, причём, абсолютно против его желаний! Да и на моей памяти кикиморыш ни разу не заупрямился и не заявил кому-нибудь, что не хочет чего-то делать. Да, пугался, сомневался, приходил в отчаяние, но делал. А тут – прямой отказ!
Похоже, даже Линна не сообразила, насколько это нетипично для лягушонка: не сделать что-либо не по чьему-то приказу, а по собственному желанию. Неудивительно, что он был такой пристукнутый потом. Пожалуй, для него это тоже своего рода обвал большой такой части мира. Теперь, главное, чтобы заморыш не переусердствовал с применением этой новой возможности. А то, на фоне взросления, как накроет нас ещё переходный период…

После моего дня рождения наступило долгое затишье, в котором почти ничего не происходило. И слава Всевидящему, потому что уже случившегося вполне хватало для того, чтобы пить успокоительное каждый вечер. Я не пила только потому, что Проводник, который стал появляться реже, но, так сказать, эффективнее, пару раз снова накачивал меня силой, позволяя буквально возрождаться, как феникс из пепла. Правда, разговаривать он со мной почти перестал, и на вопросы не отвечал, заставляя замолчать самым древним и испытанным способом.
Я пока тоже отступилась, не решаясь настаивать. Кто его знает, эту таинственную половину, - вдруг он не одобряет изменений, происходящих с Маугли? Лягушонок на мои осторожные расспросы только пожимал плечами и отвечал, что «всё в порядке», но я уже поняла, что Проводник общался с ним, показывая только какие-то поверхностные вещи, и не пуская вглубь своих эмоций.
Разборки между Эдором и Скроссом прекратились, так и не начавшись, потому что крокораус самолично извинился перед стратегом за поведение, своё и своих близких, и предложил в качестве компенсации недельный отпуск с отдыхом на лучшем курорте. Мачо жест оценил, но компенсацией не воспользовался, тактично предложив финансовому мегалодону отправить туда дочь с зятем, на предмет оживления их чувств. Крокораус фыркнул было, но совету последовал. Не знаю, что именно наговорил коварный ГИО-соблазнитель Альдору, но мирассец вдруг загорелся идеей спасения своего брака. По крайней мере, так мне сказал всё тот же искуситель, с самым невинным видом рассуждавший о том, как хорошо и благотворно сказывается обычно на семейных отношениях совместный отдых мужа и жены. Я подозревала, что стратег и Кальтари вступили в заговор, но мачо молчал, и только поживал плечами в ответ на мои вопросы. Я отложила свои подозрения подальше и стала ждать, чем всё закончится.
Вигор вернул нам подарки мирасских высочеств, и Лавиния теперь каждое утро читала заложенные в память её вифона записки Наима. Сначала она фыркала, потом хмыкала, потом стала просто прочитывать, не строя никаких гримас, а в одно прекрасное утро я обнаружила её улыбающейся. И в глазах, устремлённых на экранчик аппарата, светилось что-то, очень похожее на нежность…
С облегчением вздохнув и скрестив пальцы, я загадала, чтобы златовласка не растеряла своих чувств хотя бы до личной встречи с отправителем. Он, между прочим, регулярно засылал к Эдору своих представителей, которые, помимо деловых поручений, теребили стратега номер один по поводу скорейшего переезда на Мирассу. Довольный мачо потирал руки и выставлял всё новые и новые условия, добившись, в конце концов, того, что выделенная ему изначально квартирка превратилась в огромный трёхэтажный дом, спешно строящийся на территории будущего курорта. Пока предполагалось, что там разместится не только жильё для стратега и его родственников и сотрудников, но и штаб стройки. А в дальнейшем Эдор рассчитывал получить его в единовластное пользование.
И всё-таки, первым на Мирассу полетел Эктор. Мачо надеялся, что вид полного счастья, в котором купается сестра, подвигнет принца на дополнительные уступки в некоторых вопросах налогообложения, которые до сих пор оставались камнем преткновения. Императорские министры, подсчитав полностью предполагаемые доходы от туристов, взвыли от жадности и начали требовать несусветных сумм, поскольку, по договору с императором, земля под курорт передавалась корпорации Скросса в аренду сроком на сто лет, за очень небольшую ежегодную плату, но зато переданную в казну сразу и полностью. А вот дополнительные налоги на здания и ресурсы должны были быть урегулированы позже, и поступали они в бюджет названных ведомств, то есть, практически, в карман министрам. И с этими министрами не мог справиться даже папаша Линны, поскольку аппетиты у них были прямо-таки непомерными. Эдор жаловался, что у него сложилось впечатление о Кабинете министров Его императорского величества, как о шайке отпетых грабителей, которые всерьёз раздумывают, как бы заставить корпорацию Скросса построить курорт, а потом выгнать всех с планеты. И получать деньги с туристов самим, в свой карман, ну, делясь, конечно, немножко с императором… При таком раскладе поддержка Высочеств, пусть даже основанная только на личных чувствах, была бы ощутимым подспорьем.
Проинструктированный и заранее подготовленный Эктор, прибыв на Мирассу, блестяще справился с задачей очарования принцессы, и параллельно, развил бурную деятельность по продвижению различных идей мачо в умы местной аристократии. Принцесса Кария пала жертвой чар стратега номер два стразу и бесповоротно: дабы ни у кого из фрейлин не оставалось иллюзий, к кому прилетел этот красавчик, она просто-напросто затащила его в свою спальню прямо в день прилёта. Судя по всему, результатами осталась довольна и больше не позволяла ему ночевать в других местах.
Узнав об этом, я испытала некоторый культурологический шок от такой прямолинейности, но, с другой стороны, напомнила себе, что это Мирасса, там возможно и не такое. Осторожно расспросила мачо, как его брат и принцесса обошли вопрос личных сексуальных рабов, и с облегчением узнала, что у принцессы собственных Вайятху никогда не было, и вообще она слывёт большой оригиналкой, помешанной на альтруизме и добром отношении к различным обделённым существам, наподобие всех остальных жителей Содружества, например. А уж теперь и вовсе не предвиделось никаких других мужчин, даже способных увести на четырнадцатое небо. Я искренне порадовалась такому успеху нашего посланца, и стала ждать, когда очередь дойдёт до Лавинии, по которой так явно сох Наим.
Случилось это, на удивление, не так уж скоро. Видимо, экономические интересы министров перевешивали личные привязанности Его высочества, но, в конце концов, обозлившийся принц, не имея способов заставить Эдора пойти ему навстречу, нажаловался папеньке, и папенька-император в приватной беседе своих помощников убедил, что препятствовать личному счастью его единственного сына – куда большее преступление, чем им казалось. Министры всё поняли, суммы налогов урезали, и торжествующий Эдор самолично повёз сестру Наиму Великолепному. Всё это до Вогранов напоминало какое-то средневековое сватовство, и в другое время я бы от души посмеялась над перипетиями почти сказочного сюжета, но мне было грустно. Расставаться с подругой совершенно не хотелось.
Лавиния улетала прямо из нашего лесного домика, и мы с заморышем помогали ей собраться. Я удивлялась тому, насколько спокойной и безэмоциональной она казалась. Ни тени волнения или испуга, ни сомнений, ни колебаний. Приняв один раз решение, златовласка просто следовала ему.
Прощаясь, я пожелала ей счастья.
- Спасибо, Тэш, - спокойно ответила она. – Теперь я тоже буду на Мирассе и постараюсь добиться, чтобы тебя с Маугли пригласили туда, как можно быстрее. Не скучай тут и не позволяй кое-кому лениться.
Последние прощальные поцелуи, и ало-золотое чудовище стратега номер один стремительно набрало высоту, как настоящий ящер, и исчезло за лесом. А мы остались ждать, когда придёт наша очередь вот точно так же растаять в небе над Второй.

Опубликовано: 22.08.2015

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 50 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 12 человек:

  1. Прекрасный ДР, но Линн — это что-то, наглость, самоуверенность, эгоизм -это ее следующие имена !))) Маугли был поражен и поразил нас, у зелененького появилось такое мааааааленькое Я, что очень радует — возрождается личность Вайятхау ! Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Пожалуйста!)
      Да, Линн тут проявила себя во всей красе. Но приспичило же!
      И Маугли, действительно, начал чуть-чуть осознаваться себя, как личность со своими, отдельными желаниями, а не только как чью-то вещь.))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо!!! Не оторваться!!! Похоже Маугли начнет уточнять почему он подчиняется очень скоро… А если снять привязку и научить какому-то блоку на внушение на будущее?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Вообще-то, для Маугли пока подчинение — всё-таки норма, ненормально отказываться от выполнения приказов. Ему ещё надо привыкнуть к тому, что можно говорить «нет» и небеса не разверзнутся от этого… А снять привязку пока нельзя, потому что никто не знает, как он поведёт себя после этого. Вдруг вообще «проснётся» и скажет: а ты кто? И как ты посмела мною пользоваться столько времени?
      Так что, пока она остаются «скованными одной цепью»…)))))
      Спасибо за ваши комментарии!)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Просто горжусь Маугли! Смог сказать «нет» бывшей госпоже! Кому-то отказать — это даже обычным людям иногда очень трудно сделать. Спасибо за главу!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Так и дадут им просто улететь… Число желающих подгадить растет постоянно и неумолимо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Спасибо, за такое скорое продолжение!!! Интересно ,а как Маугли будет жить На Мирассе… ?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Отлично! Маугли молодец ))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0