Сувенир 44

На следующий день стратег улетел на встречу со Скроссом. Мы договорились, что он не будет пока рассказывать будущему тестю о наших опасениях из-за сорвавшейся аудиенции. Мачо собирался дождаться прилёта (или неприлёта) мирасского аристократа с ответным визитом, и только потом что-то предпринимать. Зная Эдора, я не сомневалась, что у него имелось уже, по крайней мере, с десяток планов для любого развития событий. Но столпу экономики предназначался исключительно бравурно-радостный отчёт.
Вечером, к нашей с лягушонком радости, вернулась Лавиния, и мы снова зажили втроём, старательно делая вид, что ничего особенного не происходит, и никто не мучается от неизвестности. Конечно, я и златовласка потихоньку обсуждали новости, пытаясь угадать, что же произошло на Мирассе, и чем это нам грозит, но, вполне ожидаемо, попали пальцем в небо со всеми своими догадками.
Столь страстно ожидаемый аристократ так и не появился, зато вместо него через десять дней примчался Альдор, собственной персоной, с уже готовыми приглашениями для мачо и Скросса, сроком на пять суток. Лететь нужно было настолько срочно, что папаша Линны и ГИО-стратег отбыли буквально на следующий день, а нам досталась только запись их беседы с Альдором, второпях пересланная бывшим контрабандистом. Мы прослушали её вместе с Лавинией, поздно ночью, когда уснул лягушонок.
Животрепещущий вопрос: «Что ж там случилось?» наконец-то прояснился. В предыдущий визит Эдор не смог встретиться с наследником, потому что второй «принц», принадлежавший к конкурентной семье, внезапно умер. Погиб на охоте, как сообщил Альдор. Несчастный случай, роковое стечение обстоятельств... Я даже не знала, чем была шокирована больше: то ли тем, что на Мирассе до сих пор практиковалось убийство диких зверей, то ли тем, что и в наше время на охоте оказалось возможным погибнуть.
Как выяснилось, прежде такое уже случалось: однажды, пару сотен лет назад наследник тоже скоропостижно скончался, и это чуть не поставило под удар всю систему передачи власти. Взбудораженный Альдор непривычно многословно и цветисто объяснял, что именно после этого тогдашний император постановил, что впредь претендентов на престол будет двое, во избежание, так сказать, проблем с наследованием. Потом эта мера долго казалась излишней, самодержцев даже втайне порицали за их упрямство, но вот теперь оказалось, что всё было не напрасно, - трон не опустеет, слава Всевидящему.
Более того, произошедшее несчастье обернулось подарком судьбы, потому что «наш» претендент остался единственным. Стало быть, со временем, трон должен был занять вполне лояльный к нам император! А ещё это означало, что все работы, связанные со строительством курорта, можно было начинать в самое ближайшее время, поскольку противодействовать стало некому. Члены «партии прогресса-общества милосердия», как мы их окрестили, дружно ликовали, но, разумеется, втайне, и усердно готовились к кардинальным переменам через два года. Именно поэтому Эдор и Скросс должны были как можно скорее появиться пред светлыми очами наследника престола, дабы получить последние разрешения и высочайшие подписи.
Я, правда, тут же задалась вопросом, насколько действующий император сам поддерживал идею альтруизма по-мирасски, и не поторопилась ли без пяти минут августейшая семья со своими прожектами, но понадеялась на чутьё и хватку господина Скросса и ГИО-стратега, вместе стоивших целой команды управленцев.
Поскольку все эти дни противоположный лагерь и императорский двор переживали глубокий траур, как, впрочем, и остальное население Мирассы, оплакивавшее смерть «принца», бизнес-визиты намечались почти тайные и почти неофициальные, но от этого не менее важные.
Прослушав всю запись три раза, мы с Лавинией облегчённо вздохнули. По крайней мере, на некоторое время можно было сосредоточиться на своих проблемах, не столь глобальных, но тоже требовавших внимания. Я с головой ушла в учёбу, златовласка с удвоенной энергией принялась тренировать заморыша, и у нас воцарились мир и покой.
Бизнес-посланцы вернулись уже через три дня, вполне довольные поездкой и преисполненные надежд на будущее. Скросса мы, конечно, не видали, а стратега удалось залучить к нам довольно быстро. Всего лишь по шесть звонков от каждой из нас на вифон, - и мачо сдался. Тем же вечером мы имели удовольствие лицезреть его у нас в домике.
В первую очередь мачо вручил поистине драгоценный подарок Маугли: копию редкой книги с записями легенд и сказок мирасских аборигенов. Обомлевший Вайятху даже не смог как следует поблагодарить своего опекуна, но его сияющие глаза говорили сами за себя. Когда лягушонок умчался наверх, чтобы немедленно начать читать, я тихонько спросила стратега:
- Где ты ухитрился разжиться таким раритетом?
- Где надо, - меланхолично ответствовал красавчик. – Главным было попасть в архивное хранилище… А остальное – дело техники.
- Так ты что – незаконно её скопировал? – ахнула я.
- Ну, какая разница, законно или нет? Если уж таких книг у них нет в свободной продаже… Я не виноват, что приходится изворачиваться. Зато вон твой зелёный гуманоид счастлив по уши!
Чуть позже, когда мы по просьбе так и не оставившего своих привычек контрабандиста накрыли стол в гостиной, он вынул откуда-то, как фокусник, бутылку почти лилового вина.
- А это – подарок вам. Тоже мирасское.
- И тоже запрещено к вывозу, - проворчала я тихонько. – Но хоть вкусное выбрал, и то хорошо…
- Мне хотелось бы сказать долгожданный тост, - торжественно заявил Эдор, подняв свой бокал. - Время пришло! Период подготовки закончился, пора действовать! Теперь я уверен, что мы добьёмся успеха. Всё за нас: обстоятельства, время, будущий император, его семья и друзья... У нас просто обязано всё получиться!
- Ура! – выдохнула я, и мы дружно сдвинули бокалы.
- Когда ты теперь летишь на Мирассу? – поинтересовалась Лавиния у мачо.
- Думаю, через месяц. Или раньше: всё зависит от того, когда начнутся поставки оборудования с заводов отца Линны. Ну, он тоже затягивать не станет.
- Ты по-прежнему будешь там один?
- Хочешь, возьму тебя с собой? Познакомлю с будущим правителем. И, чем Вограны не шутят, глядишь - традиция оставаться императору холостым и закончится…- мечтательно улыбнулся стратег.
Златовласка как-то вымученно улыбнулась и поспешила перевести разговор на другое. Лавиния настолько явно не горела желанием стать императрицей, даже гипотетической, что для такой сдержанной девушки было почти демонстративно высказанным отказом. Я удивилась: вряд ли нашлась бы кандидатура, более подходящая для этой цели, чем она, да и опекаемого у неё сейчас не было, ну, если не считать нас с лягушонком. Но это всё было временно, мы обе это понимали. Зная, насколько наличие близкого человека важно для нормальной жизни ГИО-изменённых, я забеспокоилась.
Вечер закончился довольно быстро, - стратег спешил вернуться в столицу, поэтому улетел, как только мы прикончили привезённое вино, кстати, совершенно изумительное. Возможно, именно то, что я слегка опьянела, и подвигло меня на настоящий допрос, который я учинила Лавинии во время нашей обычной вечерней прогулки. ГИО-красавица сдалась далеко не сразу, но, видимо, убедившись, что я не отстану, вздохнула и призналась:
- Видишь ли, я – что-то вроде несчастливого амулета.
- Ты?!
- Ну, да. Из всех моих братьев и сестёр, прилетевших с базы, только я ухитрилась потерять одного за другим троих парней, с которыми меня связывали чувства.
- Как потерять? Вы расстались, что ли?
- Нет, они умерли. Все трое.
- Что – вот так вот, просто взяли и умерли? – с недоумением уточнила я.
- Первый погиб в авиакатастрофе. Второй… второй долго болел. Я ухаживала за ним, даже добилась ремиссии, но болезнь всё-таки забрала его у меня. Потом был довольно долгий период одиночества, но братья убедили, что так нельзя, мол, я превращусь в сухарь и перестану адекватно воспринимать мир… Я сдалась и завязала отношения с третьим парнем.
- И..?
- И три месяца назад он тоже умер. Внезапно, без видимых причин, просто встал со стула однажды утром, упал и умер.
- Кошмар какой-то… - пробормотала я. – Почему так случилось, выяснили?
- Да, лопнул сосуд в мозгу.
- Бывает… Но при чём тут ты?
- Возможно, не при чём. Но точно неизвестно, поскольку никто досконально не изучал, как именно мы влияем на людей. Конечно, у нашего отца есть какие-то сохранившиеся старые записи, схемы и описания проектов, для которых нас готовили, но этих материалов очень, очень мало. И где гарантия, что какие-то способности не были заложены тайно? Во всяком случае, теперь я стараюсь избегать отношений с мужчинами. В отличие от них, мои подруги на здоровье до сих пор не жаловались, - принуждённо рассмеялась северная дева, срывая несколько стебельков травы.
- Так ты боишься, что если понравишься наследнику, с ним тоже что-нибудь случится? – допытывалась я.
- Ну, скажем, мне не хотелось бы никому навредить. Ведь этот «принц» на нашей стороне, и нам следовало бы его оберегать.
- Но Эдор, похоже, не считает, что ты приносишь несчастье. Иначе он не предлагал бы тебе знакомство с нашим самым сильным союзником!
Златовласка печально вздохнула:
- Брат упрям… Но некоторые вещи происходят независимо от того, верят в них или нет.
Разговор прервался, поскольку вниз спрыгнул лягушонок, следовавший за нами по деревьям. Благодаря стараниям златовласки, он научился передвигаться так с довольно приличной скоростью, а уж по каштанам вдоль тропинки, которые он знал, как свои пять пальцев, лягушонок и вовсе носился, словно угорелый. Я подумала, что интуитивно очень правильно выбрала для него имя, - сейчас он выглядел, как настоящий маугли: полуголый (это чтобы закаляться), взлохмаченный (вечер был ветреным), со свежими царапинами на груди и руках, и с горящими зелёными глазами. Чувствовалось, что заморыш был совершенно счастлив!
Исполнив вокруг нас что-то вроде самборского народного танца, Вайятху снова взлетел на дерево и исчез из виду.
- Он сильно вытянулся в последнее время, - заметила я. – Растёт, как заговорённый.
- Так это же потому, что Вигор ускорил процесс изменений, - рассеянно ответила Лавиния.
- Как? А почему мне ничего не сказали? – воскликнула я, остановившись. – Да ведь у лягушонка теперь должны быть постоянные боли, как же он ухитряется так носиться?!
- Ну, он принимает довольно сильные болеутоляющие, а носиться по деревьям ему, как ни странно, легче, чем сидеть за столом, - пояснила златовласка. – Прости, я не знала, что Маугли не предупредил тебя. Это ведь он упросил Вигора… Я думала, ты одобрила его стремление побыстрее вырасти. Видимо, наш мальчик соврал…
Я ошарашенно покачала головой: никогда до этого не сталкивалась с ложью со стороны Маугли, и вообще была уверена, что он просто не способен врать! Похоже, заморыш достиг того уровня развития, когда ложь становится чем-то обыденно-необходимым… А я чуть не прошляпила этот важный момент со своей учёбой.
- Тэш, не сердись на него, он хотел как лучше. Так долго рассказывал Вигору, что ему очень надо быстрее вырасти…- попросила златовласка.
- Да зачем?!
- Ради тебя.
Я споткнулась и замолчала. Да, когда-то, в самом начале изменений лягушонка я была для него главным стимулом терпеть не слишком-то приятные процедуры и их последствия. Но с тех пор утекло так много воды, я надеялась, что Маугли нашёл новые причины, чтобы развиваться…
- Ты расстроилась? – осторожно спросила Лавиния. – Но почему? Мальчик так счастлив делать что-то для тебя…
- Всё не так, - грустно ответила я. – Всё, что ты видишь – всего лишь иллюзия.
- Не понимаю… Он же тебе нравится?
- Ну… да. Нравится, - уклончиво ответила я.
- Тогда объясни, почему, когда вы рядом, ты постоянно испытываешь боль?
- Ох… неужели это так заметно? Я надеялась, что научилась скрывать свои чувства.
- Не от нас, - пояснила Лавиния. – Возможно, дело ещё в том, что мы провели довольно много времени вместе, и не заметить этого было просто невозможно. Так в чём дело?
- Дело в том, что Маугли… был сексуальным рабом на Мирассе.
- Да, я слышала, но при чём здесь твои чувства? Или тебе неприятно испытывать что-то к бывшему рабу?
- Нет, не в этом дело… - Я на секунду прикрыла глаза. Очень не хотелось говорить об этом, но сейчас, после рассказа Лавинии промолчать было бы нечестно. - Просто я его люблю, а он меня – нет. Вот и всё.
Златокудрая богиня широко раскрыла глаза.
- Он тебя не любит?! Ну, в этом ты точно ошибаешься, у него даже пульс учащается, как только он вечером видит твой флайер!
Мои щёки невольно вспыхнули. Несмотря ни на что, слышать это было приятно. Вограны всё побери, слишком приятно, чтобы сохранять спокойствие!
- И всё-таки, это не любовь, - возразила я.
- Нет? Но что тогда? – недоумевала подруга.
- А разве Эдор тебе не рассказывал историю Вайятху?
- Ну, в самых общих чертах.
Пришлось опять, в который раз, пересказывать жизнеописание лягушонка и сложности, связанные с его физическим и духовным развитием, в том числе и запутанную историю привязки ко мне, как хозяйке.
Выслушав, Лавиния некоторое время молчала, а потом сказала, покачав головой:
- Никогда не сталкивалась с запрограммированными чувствами. Значит, он всегда любил каждого своего хозяина?
- Да, - вздохнув, ответила я. – И, поскольку мне пришлось взять на себя роль его хозяйки, психологическая привязка перешла на меня тоже. Увы, как любое искусственное чувство, оно должно пройти, как только я отпущу Маугли.
Лавиния ещё помолчала.
- Скажи, а ты уверена, что это хорошая идея – отпустить его? – осторожно спросила она. - Насколько я могу судить, сейчас мальчик вполне счастлив, его жизнь имеет смысл, поскольку у него есть ты. Но что с ним будет, когда ты оставишь его, и он этот смысл утратит? Ты об этом думала?
- Конечно, уже сто раз думала. Именно поэтому я стараюсь дать ему как можно больше других смыслов в жизни, чтобы он не почувствовал себя потом брошенным и обманутым.
- Не знаю, Тэш, что тебе сказать… Ситуация у вас сложилась - врагу не пожелаешь. А это точно, что, как только ты разорвёшь вашу привязку, он развернётся и уйдёт?
- Нет. Но согласись, если чувство искусственное, оно тут же пройдёт. Что ему тогда делать со мной?
Златовласка покачала головой:
- Остаться в одночасье одному, без поддержки любимой женщины, на незнакомой, по сути, планете… Тэш, я не пытаюсь повлиять на тебя, но на твоём месте я не стала бы рвать эту связь. Ведь сейчас вы оба счастливы, или могли быть счастливы, если бы ты перестала мучить себя сомнениями. Знаешь старую пословицу: лучшее враг хорошего? Ну, так мне кажется, это именно тот случай: пытаясь сделать как можно лучше, ты теряешь то, что уже есть… Подумай, взвесь все «за» и «против». Нужен ли на самом деле вам обоим этот разрыв?
Я ответила не сразу.
Ах, как сладко звучали слова, настолько созвучные моим собственным желаниям! Свобода, свалившаяся внезапно, как снег на голову, вряд ли сделала бы лягушонка счастливым. Конечно, Лавиния преувеличивала, когда говорила о том, что Маугли останется без меня один-одинёшенек, - полосатый бугай и его соплеменники наверняка были бы счастливы приютить у себя Вайятху. Меня останавливало другое: абсолютно бесстрастное, лишённое любых чувств лицо заморыша, когда я меняла ему психоустановки. Я могла бы запрограммировать его на ненависть к себе, - и он бы послушно испытывал её. Мне было удобнее вложить любовь… Но об истинных чувствах лягушонка никто ничего не знал. Да и были ли они у него вообще, эти чувства?
- Я не буду торопиться с принятием решения, - сказала я, наконец. – Пожалуй, это единственное, что мне сейчас ясно. А там, как получится… На всё воля Всевидящего.
Лавиния серьёзно кивнула, и на этом вечер нелёгких откровений закончился, думаю, к нашему обоюдному облегчению.
На следующий день северная дева с самого утра вдруг заявила, что ей совершенно необходимо съездить к себе домой, взять какие-то вещи, или наоборот, положить… В-общем, сразу после завтрака златокудрая красавица распрощалась с нами и упорхнула на вызванном из столицы флайере. И тут меня накрыло острейшее нежелание лететь куда-то! Поборовшись с ним некоторое время, я сдалась, и решила устроить себе день отдыха. Позвонила Лону, предупредила его о том, что меня не будет, и с наслаждением погрузилась в домашние дела вместе с совершенно ошалевшим от счастья кикиморышем, решившим, что наконец-то взошла его звезда: сагите осталась дома! С ним!
Мы вместе покопались в джунглях, выросших вокруг бассейна, пообщались с захандрившей системой полива участка, пообедали тем, что послала холодильная установка, и сыграли в прятки, причём Деона самым нахальным образом подыгрывала заморышу, выдавая места, где я пряталась. Короче говоря, это был замечательный день, проведённый в самой что ни на есть домашней обстановке, чего мне так не хватало в последнее время.
Закончился он и вовсе прекрасно – совместным купанием в моей ванне, наполненным запахами лесных цветов, плеском горячей воды и множеством мыльных радужных пузырьков, сдуваемых с ладоней. А ещё шалостями, незаметно переходящими в ласки, сначала почти невинные, а потом всё более откровенные и страстные… Горячими пальцами на прохладной коже, быстрыми и жаркими прикосновениями губ, неровным дыханием… Тихими просьбами, стонами и вскриками, сомкнутыми ресницами, гасящими лихорадочный блеск глаз… И фейерверком цветов, превращающим каждое занятие любовью в акт искусства. Этюд страсти в сиренево-золотых тонах… Больше всего я любила это сочетание, и лягушонку тоже нравились именно те ласки, что порождали на его теле эти цвета. Впрочем, если ему вообще что-то не нравилось, то мне до сих пор не удалось этого выяснить… И засыпали мы потом, сплетясь руками и ногами, как два дерева, выросших из одного корня.
Переполненный чувствами заморыш прижимал меня к себе так сильно, что на следующий день я обнаружила на боку синяки от его пальцев. Но зелёному вредителю, который ростом был уже выше меня сантиметров на пять, ничего не сказала, как не упомянула и о том, что знаю о его манипуляциях с медицинскими процедурами. В конце концов, поразмыслив, я решила поддержать его, и не только потому, что чем быстрее он изменился бы, тем больше шансов у него было вернуться на Мирассу вполне легально и спокойно жить там, не опасаясь никого, в том числе и своих бывших хозяев.
Важно, что это было первое самостоятельное решение лягушонка, принятое им без оглядки на меня или Лавинию! И это дорогого стоило. Я больше навредила бы, если б тут же вмешалась и всё переиначила, даже если считала, что он поступил неправильно. И потом, раз Вигор согласился, и сам лягушонок был в состоянии терпеть побочные эффекты от излучения, значит, дело и не требовало исправления.
Раньше мы планировали использовать пилюли-«невидимки» эскулапа или ещё какие-нибудь ГИО-штучки, чтобы провезти заморыша на Мирассу. Но теперь у нас появлялся реальный шанс обойтись без таких подручных средств. Благодаря сеансам у Вигора, лягушонок уже сейчас разительно отличался от того зелёного недоразумения, которое я нашла в своём грузовом отсеке, но узнать в нём раба семейства Кальтари всё-таки ещё было можно. Требовалось, как минимум, полгода усиленного роста и тренировок по контролю за изменениями цвета кожи.
Лавиния придумала для него игру: кикиморыш должен был окраситься в названный ею цвет и сохранять его, пока она не называла следующий. В то время, как лягушонок пытался сохранить требуемый оттенок, златовласка, наоборот, старалась заставить его цвет поменять: щекотала, смешила, отвлекала внимание. Пока рекордом для Маугли было сохранение естественного для него зелёного цвета в течение десяти минут. Причём, почему-то холодные оттенки давались ему легче, чем тёплые. Например, оставаться ярко-жёлтого цвета он мог не более трёх-четырёх минут, а потом «линял». Но мы надеялись, что через несколько месяцев заморыш научится поддерживать какой-то один цвет (ну, хотя бы тот же зелёный) в течение нескольких часов, несмотря на внешние раздражители.
На следующий день появилась Лавиния, я вновь ударилась в учёбу, и всё покатилось своим обычным порядком. Такая идиллия длилась аж несколько недель. Наш бизнесмен был ужасно занят, - настолько, что даже ради конспирации не появлялся в лесном домике. Новости, которые нам передавали по очереди то Вигор, то Эктор, то ещё кто-нибудь, были сплошь хорошими: строительные механизмы начали отправлять на Мирассу, площадка под курорт готова, все комиссии удовлетворены, лицензии есть, противоречий ни с кем нет, - ура, первая фаза внедрения на Мирассу прошла, как по маслу!
Эдор мотался туда-обратно, как заведённый, успевая проконтролировать одновременно процессы строительства, подготовки материалов, рекламу и освещение стройки в средствах массовой информации. Теперь мы и все прочие жители нашей системы могли довольно часто лицезреть на баннерах и экранах улыбающихся девушек, которые смаковали сок специфического ярко-зелёного мирасского фрукта из пузатых стеклянных бокалов. На дальнем плане плескалось море, сверкал бело-голубой песок, и загорелые красотки всячески демонстрировали полное счастье от пребывания на таком сказочном пляже, соблазняя потенциальных туристов на нетерпеливое ожидание окончания строительства.
Кстати, снимали рекламу вовсе не на Мирассе, поскольку императору эта идея почему-то категорически не понравилась, а на одной из малопосещаемых планет системы Бета-Заго, куда туристы не рвались по причине резко меняющейся погоды. Именно там нашли похожий пляж, но условия и вправду оказались экстремальными: то было жарко, как в пустыне, то вдруг собиралась гроза, то шёл снег, то поднимался, откуда ни возьмись, туман… Поэтому пятнадцатисекундный ролик команда первоклассных рекламистов снимала аж две недели, доведя стратега, лично курировавшего съёмки, почти до нервного срыва.
Но, в целом, всё складывалось замечательно, и только мой внутренний голос, явно страдающий паранойей, постоянно твердил, что так здорово просто не бывает, что-нибудь случится, что-то произойдёт…
Ничего подобного! Всё и дальше катилось ровно и гладко, как по дорожке, ведущей под уклон. Не прошло и полутора месяцев, как Эдор сообщил нам, что ему и Скроссу предложили организовать на троих совместную транспортную компанию для перевозки будущих туристов, которых, на минуточку, ожидали не менее полумиллиона ежегодно! Главный сюрприз заключался в том, кто предложил? Сам император! Предполагалось, что новая компания побьёт по доходности весь флот Эдора и займёт третье место среди тех, что принадлежали его потенциальному тестю.
Когда я спросила, почему выбрали именно их совладельцами, стратег номер один беспечно отшутился, что он самый мобильный, а Скросс – самый богатый. Кого ж ещё приглашать, если не их? Я кивнула, но ощущение некоей неправильности происходящего не отпускало. Тем же вечером я изложила свои сомнения Лавинии. Она внимательно выслушала меня, подумала, а потом сказала:
- Мне кажется, ты напрасно опасаешься подвоха, Тэш. Суди сама: этот контракт не свалился с неба на брата, он его буквально выпестовал, именно поэтому сейчас всё происходит так, как ему и нам нужно. Ведь он же стратег, причём лучший из всех! Это его предназначение и роль: так планировать и направлять события, чтобы они складывались требуемым образом. Поверь мне, Эдор был успешен всегда и во всём. Я не помню случая, когда бы он не получил того, чего хотел.
- А я помню, - тихонько пробормотала я под нос. - Вот это-то меня и напрягает…
Но вслух добавила:
- Хорошо, будем надеяться, что это моя мнительность и не более того.
Новая транспортная компания под патронатом Его Императорского Величества была создана, и уже заказывались новейшие лайнеры, числом пять штук. Эдор тихонько привёз с базы троих пилотов, которых устроил на своих старых почтовиках. В будущем он надеялся дать им возможность работать на новых кораблях, а пока они набирались реального лётного опыта, пилотируя старые, но проверенные машинки. Все были счастливы: результат усилий был виден, и он рисовался сплошь радужными красками, переезд на Мирассу становился самой настоящей реальностью.
Но все эти события проходили как бы мимо нас: мы по-прежнему сидели в своём лесном захолустье, обучая лягушонка и готовясь к последним экзаменам. Я решила сдать их досрочно, чтобы получить право выбора места своей практики. Что-то мне подсказывало, что я вряд ли буду в состоянии уехать куда-нибудь на ту же Чертанжу, и там корпеть целый год в двух школах городка геологов, постоянно сдуваемого пыльными бурями… Нет, мне в любом случае нужна была свобода действий!
На период подготовки к экзаменам, я полностью погрузилась в учёбу, не отвлекаясь ни на что. Даже праздник Последнего дня года прошёл для меня как-то быстро и скомкано. После торжественного ужина, целиком приготовленного Лавинией, Маугли и златовласка улетели в столицу, чтобы из окна флайера посмотреть на грандиозное огненное шоу, которым у нас традиционно заканчивался каждый год, а я предпочла остаться, чтобы ещё раз проверить задания предстоящей проверочной работы повышенной сложности, - мне был нужен только диплом с отличием. А в качестве праздничного подарка вернувшийся Вайятху был выселен в другую комнату. Я решила, что он вполне в состоянии ночевать на диване в гостиной, а лягушонок, подумав, решил расстроиться.
Теперь я проводила ночи одна, но не сказала бы, что сильно страдала от этого: возвращаясь из Университета, я ещё четыре-пять часов зубрила и повторяла учебный материал, а потом просто падала в кровать и отключалась.
После десяти дней жизни в таком режиме, домочадцы стали смотреть на меня жалостливыми глазами и шарахаться в стороны, когда я пробегала мимо, сосредоточившись на очередном курсе. Хорошо, что я всё-таки купила заранее достаточно мощную гипноустановку, по крайней мере, теперь не было нужды просиживать до поздней ночи в мнемотеке Университета. Знания из притаскиваемых мною десятками кристаллов плавно перемещались в мою многострадальную голову, заставляя иногда верить, что она на самом деле пухнет!
Когда до экзаменов оставалось всего ничего – две недели, к нам внезапно прилетел Эдор. Я обнаружила это, когда дверь моего святая святых – кабинета – вдруг распахнулась, и в проёме появилось видение улыбающегося красавца, щеголявшего совершенно безумной укладкой в сине-золотых тонах, белым комбинезоном без рукавов и великолепным сапфировым браслетом на бронзовом предплечье. Я была ошарашена этим явлением настолько, что даже выпала из своего обычного учебного транса.
- Здравствуй, Жужелица! – провозгласило видение. – Я пришёл к тебе за помощью!
- Сгинь, нечистый, - пробормотала я, морщась, - у меня экзамены на носу, не успеваю подготовиться…
- Ничего подобного! Я узнавал в Университете, как преподаватели оценивают твой фанатизм, и трое из четверых ответили, что готовы прямо сейчас выдать тебе диплом об отличном окончании, просто, чтобы не видеть твоё истощённое лицо.
- Врёшь! Кто это тебе сказал? – поразилась я. – Какие преподаватели? Стаммаш? По конструированию психологических матриц? Или Бенергвас?..
- А, таки заинтересовалась, - удовлетворённо заметило видение. – Пока кофе не сваришь, ничего не скажу. Хоть режь!
- Больно надо… - пробормотала я, обречённо нашаривая туфлю под креслом.
Чтобы понять, что стратег никуда не сдвинется, пока не получит желаемого, не надо было быть эмпатом. Это читалось у него прямо на лбу.
- Ладно, вымогатель, будет тебе твой кофе, только потом ты улетишь, и мешать мне не будешь, потому что я…
- Нет-нет-нет, - перебил меня этот шантажист. – Куда это я улечу, когда ты мне не пообещала ещё, что поможешь?
- В чём помогать-то?
- Не в чём, а где.
- И где?
- На балу.
- Что?! – возопила я, разом теряя спокойствие и покорность. – Опять?! Ни за что! Даже не надейся!
- Ну, Тэш, ну, лапочка… Мне никак без тебя не обойтись в этот раз! – заканючил мерзкий вымогатель, состроив жалостливую физиономию. – Я, сколько мог, обходился без тебя, и вот теперь – всё. Не могу!
- Да что за надобность такая? – злобно тряся кофемолкой, осведомилась я.
- Линна! – трагически возопил шут гороховый и умоляюще уставился на меня.
Невозможно было долго сердиться, когда Эдор вот так включал своё обаяние на полную мощность.
- Что - Линна? – уже спокойнее спросила я.
- Она преследует меня!
- Да ты же сам этого добивался?
- Ну, да. Только не так быстро! Мне нужно ещё хотя бы месяца три, чтобы окончательно закрепиться в мирасском аристократическом обществе. А Линна делает всё, чтобы усложнить мне задачу!
- То бишь, флиртовать с другими мешает? – уточнила я, поставив перед ним чашку. – Ну, это не страшно… Привыкай: она и потом тебе свободы не даст.
- Да это было бы полбеды. Она просто не умеет вести себя. Совершенно не считается с местным этикетом! Получается, что плюя на принятые правила, она не только себя, но и меня с отцом роняет в глазах местного общества!
- Ишь ты… - посочувствовала я. – И сильно вас уронили?
- Достаточно, чтобы почувствовать последствия. Я вообще думаю, что потом Линну нужно будет увозить с Мирассы, как только позволит обстановка. Не подходят они друг другу, как ни крути. Но это дела далёкого будущего, а в ближайшее время мне грозит этот маскарад, чтоб его Вограны побрали, и моё присутствие там обязательно, потому что косвенно праздник устраивается в нашу честь. Скросс тоже будет там, как и Альдор.
- И вы втроём не справитесь с одной Линной? – недоверчиво спросила я.
- Наверное, справимся, но это означает, что нам постоянно нужно будет передавать её друг другу с рук на руки. А это очень утомительно, знаешь ли…
- Ничего, потренируешься, как обращаться с будущей супругой, - безжалостно отрезала я.
- Ну, Тэш, ну, пожалуйста… Я не в состоянии больше слушать болтовню о размерах состояний отцов её подруг, размерах их личных флайеров, количестве подаренных драгоценностей и последних веяниях моды!
- Ты, никак, собрался надуть мою подругу? – прыснула я. – Передумал жениться?
- Нет, не передумал, но время перевоспитывать её ещё не пришло, к сожалению. Короче, Тэш, ты мне очень нужна… Поможешь? Мне просто нужно, чтобы ты сходила со мной на этот маскарад и держала меня всё время за руку!
Я скептически посмотрела на мечту всех женщин. М-даа, похоже, действительно допекла его подруга своим вниманием…
- Когда этот бал будет?
- Через месяц.
- Очень хорошо. Если ты пообещаешь, что не станешь мешать мне учиться, что не пришлёшь ко мне своего ненормального визажиста, что не станешь покупать какие-то дико экстравагантные и дорогие вещи, я с тобой пойду.
Некоторое время стратег недоверчиво смотрел на меня, словно не совсем доверяя своим ушам. Но потом обречённо вздохнул и ответил:
- Обещаю. Но взамен прошу, чтобы ты наряд и макияж согласовала со мной. Заранее.
Я сделала попытку тихо зарычать, но мачо остался непреклонен. Пришлось кивнуть.
- Кстати, Лавиния тоже будет на балу, - подсластил пилюлю Эдор.
- Да? – удивилась я. – А с кем тогда останется Маугли?
- Придумаем. В крайнем случае, три дня он и один побыть может…
- Три дня?! Почему так долго?
- Ну, Жужелица… Это же тебе императорский маскарад, а не простые танцы в клубе. Такой бал готовится долго и тщательно, и гости тоже должны готовиться долго и тщательно, понятно?
- Понятно, - проворчала я.
- Кстати, я привёз тебе правила этикета для таких сборищ, изучи, пожалуйста, на досуге, пригодится. И не надо зыркать на меня глазами! Самой ведь проще будет.
- И зачем тебе только двери сегодня открыли, - с сожалением пробормотала я. – Как спокойно было…
- Мне не открывали, я сам вошёл, - гордо ответствовал стратег, допивая кофе.
- А жаль, - грустно резюмировала я. – Лучше бы тебе не открыли…

Опубликовано: 18.07.2015

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 45 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 12 человек:

  1. И вот чего она(Тэш) выпендривается ,что ей не надо визажиста…Забыла , какой красавицей была на банкете? лишь бы поспорить с Эдором, а почему?, а потому, что все еще ревнует красавчика, а лягушонок не превратился в принца, как бы она его не любила.Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Пожалуйста!

      И вот чего она(Тэш) выпендривается ,что ей не надо визажиста…Забыла , какой красавицей была на банкете?

      Да ей неважно, что она была красавицей, ей страшно на бал ехать не хочется…))

      лишь бы поспорить с Эдором, а почему?, а потому, что все еще ревнует красавчика, а лягушонок не превратился в принца, как бы она его не любила.

      Ну, естественно, её по-прежнему не радует, что планы Эдора на Линну не изменились, но это, скорее, сожаление, чем ревность уже. Эдор для неё стал близким человеком, и Тэш хочется, чтобы он был счастлив. А лягушонка она любит и сейчас, не принца и не красавца.))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Достать Эдора — это талант надо иметь!)))
    Почему-то когда читаю Сувенир, иногда вспоминаются безумные какие-то сказки, фиг знает где прочитанные. Например, когда Тэш сомневается в искренности чувств Маугли, то сразу на ум какой-то там сын волшебника приходит. Его отец хотел опоить зельем специальным одну богатую барышню, чтобы та без ума в сына его влюбилась. Но зелье каким-то образом выпили сразу несколько дам на балу — и вуаля…
    Сам же магёныш (молодой маг?) тоже полюбил одну из привороженных, только постоянно думал, мол, чары всё это, неправильно и нечестно. Расколдовать надо — а… А как-то не хочется.
    В итоге выяснилось, что дама эта и не пила зелье, реально втюрилась, её же порцию вылакала собака, которая в начале истории прибилась к магёнышу и верно ему служила о.о К чему я это? А может и тут так будет, а? Ведь любовь и страсть/похоть/покорность — это как бы и близко, и так далеко ;)
    А нашу ГИО-красавицу жалко, но не думаю, что в те года ещё действовал (если действовал вообще) заговор на «Чёрную вдову»
    Но после живой планеты меня трудно удивить.
    Маугли меняется, растёт, превращается из недоразумения в шуботного мальчика. Очень интересный процесс… И что-то я волнуюсь. Тэш паранойей заразила.
    Ещё и бал этот. Неизвестно, чего ждать!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Достать Эдора — это талант надо иметь!)))

      Да, ему попался кто-то оочень талантливый!))))

      Почему-то когда читаю Сувенир, иногда вспоминаются безумные какие-то сказки, фиг знает где прочитанные.

      Хм, прикольно! Интересно, что я такого и не читала…)))))

      А может и тут так будет, а? Ведь любовь и страсть/похоть/покорность — это как бы и близко, и так далеко ;)

      Увидим, напишем, прочувствуем…)))) Пока не знаю ещё. Пока у них, вместо того, чтобы распутываться, всё ещё больше запутывается!

      А нашу ГИО-красавицу жалко, но не думаю, что в те года ещё действовал (если действовал вообще) заговор на «Чёрную вдову»

      Да нет, не заговор… Потом объясню! ;)))

      Маугли меняется, растёт, превращается из недоразумения в шуботного мальчика. Очень интересный процесс…

      Ага, растёт земноводное, растёт… Думать начинает)))). Не только физически крепнет, но и мысли в голове появляются… (спойлерю нахально)))).

      И что-то я волнуюсь. Тэш паранойей заразила.
      Ещё и бал этот. Неизвестно, чего ждать!

      Императорски балы — самое место для непоняток и происшествий! (Вот, ту же Золушку почитай…)))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Здравствуйте! Давно не заходила и прочитала сразу две главы. Здорово! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Урра-а-а-аааа!!! Спасибо!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Спасибо, автору ,за новую главу! Бал маскарад у императора жду ….чего нибудь невероятного…..! Интересно как Эдор будет .Линн перевоспитывать !?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Балы — да, интересное место… Там всегда чего-нибудь да происходит))))). А перевоспитывать Линн совершенно необходимо, только Эдор пока не говорит, что он в этом смысле делать будет. Ну, он эмпат, так что справится!)))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. КЛАСС!!! Очень понравилось жду продолжения!

    Оцени комментарий: Thumb up +1