Сувенир 2

Словно предчувствуя нахлобучку, Линн на мой вызов не ответила. Вот мерзавка! Ладно, пока продолжим знакомство с «подкидышем».
- Ну, что, Део? Где то, что я просила?
- Вот здесь.
На левом боковом экране возникло изображение Мирассы. Я опять поразилась, насколько диокадры выглядели убого и плоско, по сравнению с настоящей планетой! Просто небо и земля… После нескольких вводных картинок появились изображения коренной расы, населявшей когда-то оба материка. Я пристально вглядывалась в их облик.
- Нет, ну это не может быть он! Это же какие-то монстры, за два метра ростом, да ещё и полосатые, как таорки… Нет, похоже, что это не он… Тогда ищи расу с соответствующими признаками. Может, его откуда-то привезли… Самое худшее, если императорская семейка развлекается с кем-то, доставленным из-за Рубежа…
- Сейчас сделаю, - ответила Део.
Пока она обшаривала свои информационные закрома, я села в кресло пилота и тоже прикрыла глаза. Вот это, называется, отдохнула… За похищение гуманоида, да ещё, если он, не попусти Всевидящий, окажется болен, я могу огрести столько, что не только не унесу сразу, а вообще не подниму! Кажется, там меньше десяти лет поселения в колониях Прирубежья не дают… А вот больше – вполне могут!
Я невольно застонала, - всё, если выкручусь на этот раз, поеду прямиком к папочке Линны и без обиняков скажу, что больше за ней разгребать не буду! Пусть выкручивается, как хочет! Чего-чего, но расплачиваться своей жизнью за её глупость я не собираюсь!
Тут что-то коснулось меня, и я вздрогнула. Взглянув вниз, обнаружила, что зелёный заморыш выполз из кресла и теперь сидел рядом на полу, обхватив своими конечностями мою ногу. Вот ещё не было печали!..
Я аккуратно попыталась поднять его и отцепить от своей икры, но не тут-то было! Он жалобно захныкал и вцепился ещё крепче.
- Деона, - пытаясь подавить панику, позвала я, - чего это он?!
- Боится, - коротко ответила машина. – Судя по всему, ему спокойнее, когда он касается тебя. Не волнуйся, он не излучает агрессии.
- Ффффуххх, успокоила, - проворчала я. – Ну, если спокойнее, то пусть сидит… Пока.
- Готовы данные о наказаниях, - доложила консультант и на экране замелькали строки.
Параллельно Деона давала пояснения:
- Похищение при отягчающих обстоятельствах… двадцать пять лет поселений в колониях, без права вернуться на планеты Содружества. Единственная альтернатива – Пояс астероидов… Похищение ненамеренное – десять лет поселений, с последующим правом возврата… Похищение спланированное – пятнадцать лет, без права дальнейшего проживания на планетах Содружества. Но можно уехать в Прирубежье. Запрет занимать определённые должности и работать в некоторых отраслях… Всё!
Я вторично застонала. Заморыш вцепился сильнее. Вот интересно: это он утешать так пытается или сам боится?
Подумав, я спросила:
- А что с правом собственности? Есть какие-нибудь данные о гуманоидах, которые находятся в собственности? Ищи все, абсолютно все прецеденты! Я пока понятия не имею, как мы будем выкручиваться…
- Да, Тэш. Мне понадобится некоторое время…
Я взглянула на свою проблему, сидящую около меня. Трясётся весь… Замёрз? Как-то внезапно стало его жалко. Тощий, брошенный, дрожащий… Кстати, надо его в медблок ещё загнать! Осторожно потянула за лягушачью лапку вверх и ласково сказала:
- Пойдём, Маугли... Ибо лягушонком Маугли я буду звать тебя... Ты такой же голый, зелёный и пугливый...
Ну, вот люблю я древних классиков!

До каюты мы добрались таким же порядком: я вела за собой кикиморыша, который шёл, как по льду, еле-еле переступая ногами. Ну, главное, что шёл... Заведя это недоразумение в каюту, я посадила его на кровать и задумалась. Вообще-то, надо делать полный осмотр и диагностику. Конечно, оборудование на моём кораблике рассчитано на человеческий организм, но, вроде, заморыш, хотя бы внешне, на человека похож... Ладно, будем надеяться, что различия не до такой степени велики, чтобы аппаратура приняла его за искалеченного до несовместимости с жизнью человека, и принялась кромсать в экстренном порядке, чтобы всё исправить...
Первый вопрос, который у меня возник: он действительно обнажён, или это мне только кажется? Я осторожно потрогала нечто, покрывающее его голову. Больше всего оно напоминало то ли мягкую кору, то ли… шапочку? Я осторожно провела пальцами по выпуклому краю и обнаружила, что этот покров легко снимается. Потянула ещё – и по узким плечикам кикиморыша рассыпались лёгкие, как пух, волосики. Цвет тоже странный – напоминает кофейный ликёр. Таак, что у нас тогда ещё не своё, родное?
Я заставила его встать. Скользнула пальцами по шее, плечам… и нащупала искомое: застёжку на плече. Похоже, на заморыше был облегающий комбинезон, плотно охватывающий тело, как вторая кожа. Застёжка была молекулярная. Ну, практично и надёжно, никто не спорит, но несколько странно. Они же для скафандров, в основном, используются, вроде…
Когда я расстегнула его одёжку и принялась стаскивать комбинезон вниз, обнаружилось, что под ним никакого нижнего белья не наблюдалось. С одной стороны – если раб предназначался для постельных утех, это понятно. С другой – ведь он, кажется, должен был работать садовником? Или садовники в саду тоже белья не носят? Извращенцы, однако…
Раздев, я не удержалась от беглого осмотра: н-да, о вкусах, конечно, не спорят, но кому могло понравиться такое цыплёнкообразное существо?! Какие-то недобрые мысли приходили на ум о предпочтениях колонистов, когда я думала о том, что лягушонка специально выводили для удовольствия аристократии Мирассы.
Его собственная кожа оказалась почти такого же зеленоватого оттенка, как ткань комбинезона, только более нежного, ближе к весенней траве. Единственной деталью строения его тела, повергшей меня в некоторый шок, был… ээээ, детородный орган. Его размер явно не соответствовал тощему тельцу! Впрочем, хозяева-то были намного крупнее кикиморыша… Стоило только вспомнить мужа Линны, Альдора. Тот ещё эллафинод! Так что этому, пожалуй, удивляться не приходилось.
Пока я вытряхивала подкидыша из комбинезона, он стоял, не шевелясь. Только посверкивал на меня глазищами. Не помогал, и не мешал. Просто стоял, покорно. Я не поняла, - это было нормально или нет? Впрочем, откуда мне знать! Может, он должен был уже валяться у меня в ногах, а, может, уже ласкаться… Кто их, этих рабов для удовольствия, знает! Вот то, что он продолжал молчать - это было плохо…
Раздев, я подвела его к кровати и осторожно уложила. Потом отошла к противоположной стене, чтобы достать панель управления медицинским оборудованием. Вообще-то, поскольку катер рассчитан на одного, пульт управления есть и рядом с кроватью, но чтобы извлечь аппаратуру, всё-таки надо открыть хранилище и вывести оттуда передвижной модуль, позволяющий диагностировать и проводить необходимые процедуры. В случае надобности, я даже операции тут проводить могу! Не самые сложные, конечно, но всё-таки.
Сейчас мне нужно было подготовить именно диагностические оборудование. Я искренне надеялась, что лечение не потребуется, хотя бы в ближайшее время, пока я понятия не имею, к какой расе принадлежит заморыш…
Набрав все нужные команды, я обернулась и… остолбенела. Самая выдающаяся деталь организма кикиморыша стала… ещё более выдающейся. Причём, весьма! Нервно сглотнув, я мысленно спросила у кибер-ассистента:
- Део, это чего? Почему такая реакция?!
- Фиксирую повышенную активность участков мозга, отвечающих за возбуждение, - меланхолично отозвалась машина, тоже у меня в мозгу.
- И что мне делать теперь?! – я ощущала нарастающую панику. Вот, что хотите, делайте, но я не знала, как обращаться с возбуждённым гуманоидом, если я НЕ собиралась его… ммм, использовать, как выразилась Линна!
И тут Деона сказала:
- Вызов по вифону. Линна. Соединить?
- Погоди минутку, - пробормотала я и торопливо поискала, чем бы накрыть заморыша. Как назло, ничего не попадалось под руку, поэтому я, кинув Деоне: «Переведи на рубку, я сейчас приду!», почти вылетела из собственной каюты. Ну, подруга, берегись!
Вбежав в рубку, я затормозила перед экраном, на котором было удручённое лицо Линн, и прошипела:
- Ну, спасибо тебе, дорогая! Вот уж удружила ты мне своей просьбой, так удружила!
Она нервно захлопала глазами. Ну, на меня такие штуки не действуют! Я сама её учила, как притворяться невинной овечкой, когда начинает пахнуть жареным, так что просто отметила для себя, что старые уроки не забыты. Линн вполне натурально облизывала надутые губки и делала недоумевающее лицо. Дескать, я не я, и о чём ты…
А я вот о чём:
- Ты каким местом думала, дорогая, когда мне его подсовывала?! Ты что, не в курсе, что он – не человек?!
Линн нервно сглотнула, глазки опустила. И выдала:
- Тэш, но ведь… если бы я тебе сказала, ты бы ни за что не согласилась его взять, правда? Что же мне было делать? Я и промолчала, потому что… ну, я знала, что ты откажешься! А теперь-то уже всё, вы в космосе, всё нормально…
- Нормально?! А то, что рискую загреметь на полжизни в поселения-рудники, тебя не волнует, совершенно?! И как я должна буду ещё приземлиться с ним на борту?! Ты об этом не подумала?
- Да ладно, Тэш! Ну, чего ты взъелась? Всё ведь получилось? Зачем теперь-то ругаться?
Глазки Линн начали натурально заволакиваться слезами. Ага, верю-верю…
- Так, давай-ка, изложи мне с самого начала весь твой гениальный план спасения этого заморыша. Чтобы хоть теперь я была в курсе твоих идей.
- Он не заморыш, - запротестовала Линн. – Все Вайятху такие… Это просто у них строение такое, хрупкое.
- К диосам, Линн! Как хочу, так и буду его называть! Мне он вообще лягушонка напоминает! Так что, я его буду Маугли звать! Понятно?
Линна протестующее замотала головой.
- Нет-нет, не надо ему прозвища давать! Не надо! Это… совсем не то, что ты думаешь! Вайятху должен иметь одно имя, несколько – это табу! Понимаешь?
Я только закатила глаза.
А про себя подумала, что они там совсем с ума сошли: даже на количество имён для своих рабов ввели регламент. Правда, бродила у меня на задворках сознания какая-то мысль, связанная именно с именами, но сознание, разъярённое донельзя поведением подруги, уже ни на что не реагировало. На самом деле, я с трудом удерживалась от сильнейшего желания развернуть кораблик и рвануть обратно на Мирассу, чтобы сдать ей это недоразумение с рук на руки!
- Так, а вот теперь, будь любезна, расскажи мне, наконец, всё!!! – прорычала я. – Иначе за себя не ручаюсь!
- Тэээш, ну, я уже тебе всё, что знала, рассказала! Что ты ещё хочешь узнать? – заныла Линн, усиленно всхлипывая. – Это просто раб! Понимаешь? Ничем не примечательный раб! И я хотела спасти его от смерти! По-твоему, это недостаточно веская причина звать тебя? Или, если он раб, так не заслуживает снисхождения или участия? Может быть, мне нужно извиниться за то, что я тебя позвала на помощь?!
О, этого я тоже ждала. Лучшая защита, как известно – это нападение…
- Линн, я хочу, чтобы ты мне внятно объяснила: как ты себе планировала нашу будущую участь, мою и этого раба, потому что ты связала нас в один узел, причём, даже не спрашивая! Что ты думала, я скажу, когда узнаю о твоей выходке?! Поглажу по головке? Нет уж! Я, как прилечу, первым делом пойду к твоему отцу! И всё ему расскажу! Потому что это уже переходит все границы, Линн! Даже ты не настолько идиотка, чтобы ставить на кон свою судьбу из-за какого-то «ничем не примечательного» раба! Короче - правду, Линн! Я жду.
Подруга смотрела на меня с экрана так, как будто я выстрелила ей прямо в лицо из волнового ружья. Ничего, этим меня тоже не проймёшь. Похоже, наконец, она поняла, что на меня её уловки не действуют, и горько вздохнула.
- Гадина ты, Тэш, - вдруг совершенно серьёзно, тихо сказала она. – Знаешь, что я не смогу оправдаться перед отцом и пользуешься…
- Кто бы говорил, - пожала я плечами. – Ты первая начала пользоваться мной. И никогда не стеснялась даже. Ну, так?..
Линна подняла взгляд и вдруг замерла с открытым ртом, вытаращив глаза. Только смотрела она не на меня, а куда-то за мою спину. Я мгновенно обернулась и тоже замерла. Подозреваю, что и выражения лиц у нас были точь-в-точь. Позади меня стоял этот недокормыш на тонких ножках, и… тот самый орган у него, по-прежнему, поражал воображение!
Я быстро сглотнула и несколько сипло сказала:
- А ты чего тут? Ну-ка, марш обратно! Я же сказала, полежи спокойно!
Ничего подобного я, помнится, не говорила, но это явление… я аж взмокла, честное слово!
Заставив себя повернуться к экрану, я увидела незабываемое зрелище: рыдающую Линн! От этого я снова впала в некоторый ступор. Да что она, с ума сошла? Или это зрелище эрегированного органа её так расстроило?! Всевидящий, ну, право слово, я как будто в приют для душевнобольных попала!
- Линн! – неуверенно позвала я её. – Ты чего плачешь-то? Что стряслось?..
Не слушая меня, она вдруг заговорила, точнее, запричитала:
- Долло, комане лача… Зитоне, зитоне маро… Лука спростасте маро. Че ливамо!
Я ошарашено обернулась, сообразив, что это она к заморышу обращается! Что ещё удивительнее, лягушонок ей ответил! Встал на колени и произнёс неожиданно приятным, хрипловатым голосом, как у подростка:
- Сагите… ма дара лоне… че галуа, сагите… пролоно…
Я, как заворожённая, вслушивалась в незнакомую речь. Это было неожиданно серьёзно и как-то… трагично даже. Ни Линн, ни заморыш не играли на публику, они даже как будто не замечали меня, они… прощались?
Переводя глаза с одного на другого, я некоторое время пыталась собрать мозги в кучу, чтобы понять, что делать. Впрочем, что теперь думать… А, к Вогранам! Теперь совершенно понятно, что Линна подставила меня не из каприза, а потому что… потому что ей этот заморыш дорог. Вограны знают, почему! Но я никогда в жизни не видела, чтобы она искренне, как сейчас, рыдала. Что искренне – я уверена, сама учила её притворяться…
Вот теперь я поняла, что попала всерьёз. Теперь я точно буду, как последняя идиотка, помогать ей. Ну, и ему тоже… Эх, мама, и зачем ты меня такой уродила…
- Эй, хватит тут сырость разводить, - сердито сказала я им обоим. – Давайте лучше думать, что делать дальше! Линна, я к тебе обращаюсь!
Подруга, с трудом оторвав взгляд от кикиморыша, неромантично вытерла нос платком и спустила его в утилизатор.
- Не знаю что, - слегка в нос ответила она и опять всхлипнула. – Я знаю только, что его надо спасти…
- Давай, ты мне расскажешь всё, понимаешь, - всё! Иначе я не уверена, что смогу спасти это… недоразумение! И, ради Всевидящего, скажи ему, чтобы он шёл обратно!! У меня и так нервы не в порядке…
Линна послушно проворковала:
- Долло, омаре льяма… Порэззо, че бусто пара… Омаре!
Лягушонок покорно поднялся, повернулся, вызвав у меня неконтролируемое ощущение оторопи, и вышел. Дверь мягко чмокнула, закрывшись. Вот как, скажите, он ещё и ходит с ЭТИМ?! Там же равновесие должно быть ни к чёрту… Спохватившись, встряхнула головой и заставила себя вернуться к нашим баранам, то-есть к Линне:
- Отлично, а теперь я тебя внимательно слушаю!
Она ещё раз горько вздохнула и начала. На этот раз она рассказывала быстро, нервно, не заботясь о том впечатлении, которое производила, то и дело, вытирая красный нос очередным платком.
Теперь картина вырисовывалась куда менее простая и безобидная. Линна попросту ухитрилась, видимо, влюбиться в этого цыплёнка! Ничем другим я её помешательство на нём объяснить не могла, как и отсутствие логики в её поступках. Я узнала, что муж НЕ дарил ей этого Вайятху, и даже не собирался! Она сама, случайно, обнаружила его в спальне мужа (у них ещё и разные спальни были, согласно обычаю!). Сначала удивилась, оскорбилась, устроила мужу скандал, но получила отпор, в том смысле, что это было почётно - иметь своего собственного раба. И Альдор от него отказываться не собирался.
Ну, этого Линн уже простить не могла, поэтому она придумала замечательную, с её точки зрения, месть: она решила и сама попользоваться «игрушкой» мужа. Дождалась, пока Альдор уедет из дома, и задуманное выполнила. Не учла только одного: Вайятху – вещь одного хозяина! Каждый раб настраивается персонально на своего собственного господина. Это делается с помощью специальных психологических настроек, и ломать их нельзя! Если раба передают, к примеру, по наследству, то настройки меняются, и Вайятху, по-прежнему, остаётся предан только одному хозяину, в этом их дополнительная ценность…
Линн ничего этого не знала и использовала раба, как ей вздумалось. Насколько я поняла, никто специально не защищал мозг Вайятху какими-то блоками, потому что никому в голову не приходило принуждать их обслуживать кого-то ещё, кроме хозяина. Такая вот интересная культура секса… Чтоб их Плорад сожрал!
Вполне предсказуемо, что у несчастного заморыша снесло крышу, и он сбежал, куда и зачем – непонятно, главное, видимо, подальше от места, где над ним совершили такое ужасное насилие… Ну, его очень скоро поймали, что тоже неудивительно. Удивительно было другое: когда императорские лекари поправили психонастройки в мозгу у раба, и его сделали садовником, рассудив, что для своего непосредственного использования он больше не годится, Линна и тут не оставила его в покое!
Она обречённым голосом рассказывала, что специально приходила в сад рано утром, чтобы застать его одного, - и снова удовлетворяла свою страсть, так некстати и нежданно вспыхнувшую… Почему она предпочла тощего лягушонка собственному красавцу-мужу – даже она сама не смогла объяснить. Я могла бы попробовать, но вряд ли ей понравилось бы моё объяснение…
Всё свелось к тому, что её визиты то ли заставили Вайятху вспомнить что-то из своего сексуального прошлого, то ли просто сбили все новые настройки, только он опять сбежал. Ну, а когда лекарь выяснил, что в голове у заморыша снова царит каша, он и дал совет избавиться от бракованного раба, пояснив, что такие беспричинные сбои могут привести к необратимым последствиям… Ха! Беспричинные… Но доктору, естественно, никто ничего объяснять не стал.
Линна подозревала, что её муж начал догадываться о причинах проблем с рабом, потому что стал относиться к ней гораздо подозрительнее, и несколько раз предпринимал попытки застать её врасплох. Поймать не поймал, но и подозрения не развеял. И тогда согласился, что раба надо ликвидировать.
Разговор подслушала Линна и принялась отчаянно изобретать план спасения своего любимца. Так у неё и родилась мысль вывезти его с Мирассы. И для этого обратиться ко мне.
Тоже мне, спасительницу нашла!
Когда я согласилась приехать, Линна стала оттягивать визит лекаря к ним в дом, напирая на то, что нельзя устраивать такие печальные события перед визитом любимой подруги. К слову, Альдор тоже не слишком торопился привести совет лекаря в исполнение. Линна даже подозревала, что он тоже, на свой лад, «простился» с Вайятху, чем усугубил его состояние.
- Я нашла его в кладовке, и он так рыдал! – взахлёб рассказывала она, тараща на меня глаза, - просто сердце разрывалось! Ну вот, как Альдор мог? Долло такой хрупкий!..
- Кто? – я усомнилась, что расслышала правильно.
- Д… Долло, - упавшим голосом пробормотала Линна, а я начала загибаться от хохота.
Так когда-то звали любимую черепашку подруги. А до черепашки – птичку локо, а до птички – змейку-лиану… Ну, короче - это было её любимое имечко для домашних питомцев! Очень странно, что она так назвала человека. Ну, или почти человека… Скучала, что ли, по дому? Тут есть о чём подумать на досуге, которого у меня пока нет, и неизвестно, когда он появится.
- Ладно, проехали… Долло! – и я опять фыркнула.
- Ничего смешного, - надулась Линна. – Просто Вайятху, они… такие ласковые, уютные, нежные… Как котята.
Я только покачала головой. Котята! Всевидящий, ну почему ты не подсунул Линне в подруги кого-нибудь другого пятнадцать лет назад?
- В-общем, я всё подготовила, контейнер, тайник, и бумаги, и… всё остальное. И решила, что не скажу тебе, пока ты не улетишь…
Я машинально кивнула. Сказала, м-дааа… А, кстати!
- Линн, а когда ты оформляла дарственную, ты туда и своего Долло вписала? Или только тряпки?
- И До… Вайятху тоже, - мрачно ответила она, сделав ударение на «Вайятху». – А что? Что-то не так?
- Не знаю, - задумчиво ответила я. – Я же не в курсе, как законодательство Мирассы относится к вывозу этих рабов. Может, это хорошо, что ты оформила меня, в качестве его хозяйки, а может, и нет…
Линна задумалась, а потом, словно решившись, быстро сказала:
- Я могу попробовать переслать тебе то, что нашла о Вайятху в библиотеке мужа… Может быть, тебе это поможет?
- Может быть, откуда мне знать. Если там написано, например, как его лечить, или чем кормить…
- А что? Он заболел?! – перебила меня подруга. – Что с ним?..
- Перевозбуждение с ним случилось, непредвиденное и неконтролируемое, вот что, - пробурчала я себе под нос и громко ответила:
- Да ничего с ним! Ты же сама видела, отойдёт от Гипноса и будет, как новенький… А что он ест? То-же самое, что и мы?
У Линн опять случился сбой в процессе мышления.
- Не знаю, - ответила она, наконец. – Я не видела, что он ест… Ну, пару раз я угощала его шоколадками, маленькими такими, знаешь, которые с начинкой из фабории, но это же не то?
- Это точно не то, - ядовито ответила я. – Вряд ли он одними шоколадками питается. Ох, Линн… Я так помру с тобой! Шли быстрее обещанную информацию, пока я буду его в медблоке проверять. Только быстро! У нас мало времени, потом связь оборвётся и всё, а у меня вопросов – отсюда и до другого конца галактики. Поняла?
Линна торопливо кивнула, вроде, что-то хотела сказать, но прикусила губу и отключилась. Я тяжело вздохнула и пошла обратно в каюту, разбираться с инопланетным лягушонком.
Он обнаружился дисциплинированно сидящим на кровати в каюте. Когда я вошла, он тут же слез на пол и выпрямился. Совершенно напрасно, между прочим! Не знаю, какие там ему давали психические установки, но стойкость у него была просто… гм, необыкновенная! Это ж сколько времени уже прошло, а никаких признаков ослабления позиции нет и в помине! Даже как-то… интригующе.
Заставив себя подойти к нему, я опять уложила его на кровать, слегка надавив на плечи. Лягушонок покорно улёгся на спину, ручки-ножки вытянул вдоль туловища. Прямо идеальный пациент, если не считать одной бросающейся в глаза детали. И что вот с этим надо делать?
Я посмотрела на передвижной модуль, гадая, не понадобится ли какая-нибудь медицинская процедура, что бы привести его в… спокойное состояние, когда что-то коснулось моей руки. Взглянув вниз, обнаружила, что заморыш осторожно, еле-еле дотрагиваясь, гладит тыльную сторону моей ладони. Пальцы у него были горячими и сухими. Я подняла на него глаза и увидела, что на мордочке у кикиморыша явственно написана просьба. Даже, скорее, мольба. Хотя, он ничем не провоцировал меня на какие-то действия, не подталкивал, не делал намёков. Он просто лежал и смотрел.
Я тяжело вздохнула и постаралась заставить себя взглянуть на проблему иначе. Если бы это был не гуманоид, а самый обычный мужчина, что бы я могла сделать? Вполне себе понятно, что. Так, может, попробовать? В конце концов, заморыш был постельной игрушкой не для скорианов, а для людей…
Решившись, я осторожно коснулась его органа. Против ожиданий, он и там был сухим и горячим наощупь. Но вот то, как он реагировал на мои прикосновения, было чем-то запредельным!
Почувствовав мою руку, он буквально рванулся ей навстречу, всем телом, как щенок, или котёнок, дождавшийся ласки, и старающийся продлить её, насколько возможно. Любое моё движение вызывало у него почти судорожные вздохи-всхлипы. Он подставлял себя под мои руки так самозабвенно и охотно, словно это было мечтой всей его жизни! Вопреки обычной человеческой реакции, лягушонок не только не стал закрывать глаза, но продолжал смотреть на меня с каким-то совершенно щенячьим восторгом!
Но все это было ерундой, по сравнению с тем, что стало происходить с его телом! Как только я дотронулась до него, он начал менять цвет! Прошло буквально несколько секунд, и передо мной лежал совершенно сиреневый индивид. Я с трудом удержалась от вскрика и, в панике, мысленно закидала Деону вопросами:
- Это что?! Что с ним происходит? Это опасно? Он заболел? Или ему плохо? Деона!!!
Машина невозмутимо ответила:
- Ничего страшного, Тэш, видимо, это его реакция на твои действия. Я зафиксировала резкий рост импульсов в мозгу. Могу с достаточной уверенностью утверждать, что это признаки усиливающегося полового возбуждения.
- О, Всевидящий… А почему он синеет?!
- Не знаю точно, Тэш, но полагаю, что это связано с особенностями его организма. Никаких признаков ранений или боли я не улавливаю. Думаю, это проявление свойств его кожи.
Мысленно поблагодарив всех, от Всевидящего до Вогранов, я осторожно продолжила свои действия. Через сорок минут я уже точно знала, что смена цвета кожи – это, действительно, естественная реакция Вайятху на ласки! Он последовательно демонстрировал мне такие чудеса колористики, что любой визор побледнел бы от зависти!
Каюсь, я безбожно затянула достаточно простой, в общем-то, процесс, только для того, чтобы продлить себе удовольствие. Буквально, не дыша, наблюдала за тем, как мои движения порождают волны невероятных цветов, которые словно «всплывают» оттуда-то изнутри, проявляясь сперва лишь едва заметным оттенком, а затем набирают силу, яркость, и как будто разливаются по всему его телу, чтобы, в свою очередь, уступить место следующей волне, уже подступающей на смену предыдущей. Честное слово, стоило поласкать его хотя бы ради того, чтобы увидеть всё это!
Как ни пыталась я оттянуть неизбежное, но финал всё-таки наступил, и я онемела от восторга, наблюдая за невероятными переливами малиново-оранжевого, искристо-димонного, серебристо-белого, голубовато-пепельного, и ещё сотни оттенков разных цветов, с завораживающей быстротой сменяющих друг друга на бьющемся, словно в судорогах, тельце лягушонка.
А потом его затопило каким-то нестерпимо коралловым, и весь этот нереальный костёр цветового буйства стал постепенно угасать, становясь всё бледнее и бледнее, пока не сменился однородным, без всяких вкраплений или оттенков, цветом. Теперь лежащий передо мной заморыш был серым, как речная галька.
Одновременно с наступившим обесцвечиванием, кикиморыш затих и перестал двигаться. Я заметила что-то неладное только тогда, когда его голова как-то расслабленно упала набок, и глаза закрылись. Тут я сообразила, что до сих пор не отпустила его, и торопливо разжала ладонь. Серое недоразумение никак не отреагировало на это, продолжая демонстрировать идеальную асану трупа.
Забеспокоившись, я наклонилась к нему и приложила ладонь к груди, пытаясь сообразить, должно ли его сердце находиться там же, где у людей, или его ещё разыскивать по всему организму надо… Нет, вроде почудился слабенький удар. Я прижала ладони сильнее. Ну же… ну!.. Да бейся же ты!!
Когда паника начала просачиваться сквозь поспешно созданный ментальный барьер, я догадалась, наконец-то, спросить Деону:
- Где у него сердце?
- Правее и ниже того места, где ты держишь ладонь.
Я немедленно передвинула руки и, действительно, почувствовала глухие, редкие толчки.
- Эй, ты что? – всполошилась я. В сочетании с серым лицом затухающий ритм сердцебиения был последним, что я хотела слышать! – Открой глаза! Посмотри на меня немедленно, слышишь?!
Я принялась тормошить Вайятху, но тут вмешалась Деона:
- Успокойся, Тэш. Он просто спит.
- Спит?! Что, вот так прямо сразу после?..
- Спит, - подтвердила кибер-ассистент. – Можешь убедиться, мышцы полностью расслаблены.
Я посмотрела на серое тельце. Да уж, действительно, расслаблены… Так вот ты какой, лягушонок Маугли! Нет, но каков нахал, - вырубился буквально через пару секунд! Хотя, с другой стороны, хорошо, что хоть это оказалось обычной, вполне физиологической реакцией, почти человеческой, кстати…
Вот, что было совершенно не по-человечески, так это полное отсутствие каких бы то ни было выделений! Просто абсолютно никаких! Я с недоумением осмотрела его - чисто! Сухой, горячий, как и был до этого… Интересно, - это особенность гуманоидного организма, или психические установки? Типа того, что нельзя пачкать хозяйское бельё… Вопросы, вопросы, и почти нет ответов.
Воспользовавшись тем, что замученный мной кикиморыш впал чуть ли не в летаргический сон, я присоединила к нему датчики и включила медицинский блок. Модуль плавно двинулся над кроватью на подвесной консоли. Всё, часа через три я буду иметь полное представление о его организме. Уф! Хоть эта проблема с плеч…
Теперь нужно идти в рубку и пытаться найти хоть что-нибудь о расе, к которой он может принадлежать. И, кстати, его же надо чем-то кормить, на самом деле! Хотя, если перестать паниковать и начать использовать мозг по его прямому назначению, можно догадаться, что если уж он жил среди людей, так хотя бы минимальное совмещение вкусов у нас с ним должно быть. Что-то мне не верится, что ему на обед сушёных насекомых подавали…
Следующие два часа пролетели незаметно. Я с увлечением читала документы, которые накопала мне Деона. Воистину, правы были древние, говоря, что многия знания влекут за собой многия печали.
Прежде всего, я поняла, что объявлять гуманоида своей собственностью было бы большой глупостью, - как показали изыскания, лет пять назад один торговец обезьянами Томбу, с планеты Верны, получил полный срок в пятнадцать лет за незаконное владение существами, способными пользоваться речью… А ведь тех обезьян так и не признали разумными, в конце концов… Что уж говорить о Вайятху! Помилование мне тоже не светит по такой статье… Тааак, прячем дарственную от греха подальше. Или лучше вообще её уничтожить? Вместе с большей частью «подарков» Линны.
Вторым неутешительным выводом, который я вынуждена была сделать, оказалось достаточно серьёзное несоответствие гражданских Кодексов Мирассы и Содружества. Как я ни ломала голову, ничего не удалось придумать ни на расхождениях, ни на сходстве законов. Глухо! Вся разница для меня сводилась к тому, что на Мирассе мне бы просто указали на дверь, в смысле, на космос, если бы узнали, что я пыталась увезти с планеты Вайятху… А вот в Содружестве мне за похищение разумного жителя грозило двадцать лет поселений. Как-то не хотелось… Ни того, ни другого.
Эх, как ни крути, но это дело, начавшись криминалом, видимо, им же и закончится… Не получится у меня сделать вид, что я Вайятху где-то… нашла, например. Или мне его вполне законно подарили… Ещё вопрос, - законно ли? Что-то там Линна говорила о том, что заморыш принадлежал Альдору, а не ей… Впрочем, теперь уже разницы нет. А дарственную всё-таки надо пока спрятать. До получения полной ясности, какие теперь права у меня, и какие у кикиморыша…
Чисто теоретически, он уже свободный гражданин. В Содружестве рабства нет, и никто не имеет права владеть разумным существом. Но взять и отправить его в свободное плавание прямо сейчас я не могу. Вздохнув, вспомнила, как зелёное (тогда ещё) недоразумение держалось за мою ногу. Будто обезьянка. И что мне с ним делать-то?!
Попыталась представить на секунду, что, по прилёте домой, открываю шлюз, выставляю лягушонка наружу, машу ему ручкой и отправляюсь в свою квартирку... нет, не смогу. Даже нечего думать об этом. Куда ему там деваться? В таком состоянии его только в приют для умалишённых отправить могут. А я не думаю, что это именно то, что ему требуется… Значит, придётся продолжить возиться с ним, пока… пока что? Ну, хорошо бы, если б он смог адаптироваться к жизни в Содружестве. Выбрал себе планетку по вкусу, встал на ноги, научился быть самостоятельным… и слез с моей шеи! Куда его так ловко взгромоздила Линна. Тоже мне, освободительница и спасительница! Освободить кикиморыша – это было вообще только начало, надо же как-то устраивать его жизнь дальше!
И, между прочим, если уж она не станет делать какие-то телодвижения для этого, то пусть снабжает меня средствами! На свою зарплату я двоих не потяну… Да и представить себе лягушонка в моей крохотной студии-флэтке как-то сложно! И места там нет… всё, решено! Хочет заниматься спасением угнетённых? Пусть платит за это!
А ещё я совсем забыла её спросить, что там творится на Мирассе! Ищут Вайятху или нет? И озаботилась ли она тем, чтобы как-то скрыть его исчезновение? Или же просто сидит и ждёт, пока всё раскроется?.. Вот ведь, до чего она мне голову заморочила, что я перестала соображать совсем! Всё, пора очередной план составлять. А то я так скоро утону в частностях…
Вытащив свой любимый блокнот, я быстренько стёрла оттуда все предыдущие записи и начала набрасывать последовательность действий и вопросы, которые надо срочно прояснить. Вот прямо вчера ещё надо было, как выснилось… Рисуя схемы и цепочки, упёрлась аж три раза в Линн, и поняла, что дальше ждать её звонка не могу, надо самой вызывать.
Вытащенная, похоже, откуда-то из душа, подруга сначала недовольно хмурилась, но потом прониклась, наконец, важностью момента и начала соображать.
- Линн, заморыша ищут?
- Кого?..
- Да этого, Вайятху! Я спрашиваю: его уже ищут или нет?
- А… не знаю. Наверное, нет… Ничего не слышно пока. А что?
- А то! Надо как-то навести их на мысль, что его не надо искать, уже…
- В смысле, что его нету, что ли?
- Да, хорошо бы. Например, подкинуть им идею, что он утонул… есть у вас там в море какие-нибудь хищники, которые могли бы его съесть, хотя бы теоретически?
- Ээээ… есть, бори, у нас пляж загорожен специальной сетью отпугивающей их…
- Ну, значит, ваш пляж не подойдёт… дикий какой-нибудь? Где лягушонок мог бы утонуть и быть съеденным?
- Ээ, да, есть… И не так далеко.
- Чудно! Тогда иди туда и оставь где-нибудь вещь, которая принадлежала Вайятху.
- Да где я…
Я хмыкнула.
- Линн! Не разочаровывай меня. Или ты сейчас будешь рассказывать, что ничего – совсем-совсем! – не оставила себе на память о нём? Зная, что вряд ли когда-нибудь уже увидишь?
Подруга тяжело вздохнула.
- Заколку. Для волос.
Странный выбор. Чего там закалывать можно? Сплошной цыплячий пух. Впрочем, неважно, главное, не сбивать её с мысли!
- Вот и молодец! Теперь отнеси эту заколку на берег и положи, но только так, чтобы было похоже, что её случайно потеряли, поняла?
- Да, - недовольно пробурчала Линна. – Прямо сейчас идти?
- Немедленно! И жаль, что ты этого ещё вчера не сделала! Если уж планировала всё так тщательно… С этим всё. А что с информацией, которую ты мне обещала?
- Сейчас, - со вздохом мученицы, подруга поднялась и отошла куда-то в сторону.
Где-то там пискнул сигнал отправления, и у меня тут же загорелся значок о получении сообщения. Нет, ну вот что за человек! Я тут сижу, жду, а ей тяжело две клавиши нажать!
Вслед за этим Линна просто отключилась. Не прощаясь. Н-да, мелочь, а приятно!

Опубликовано: 29.11.2013

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 45 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 11 человек:

  1. Я уже зауважала главную героиню. Великолепно! Пошла читать дальше.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Да, хорошо, что Тэш озаботилась так всем, иначе были бы проблемы… Подружка вон даже не подумала, чем это чудо кормить, что делать, когда придут его «уничтожать» и вообще…
    Дико интересно. И написано потрясающе.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Очень интересно и необычно… похищение или спасение, загадка на загадке… Вдохновения вам.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. класс . жду проду .

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Ох-хо-хо!Фантазия Автора впечатляет!- так же,как и МИР Мирассы-сказочно!..И что мы имеем..- «постельную игрушку»- хамелеончика, вкусив «способностей» которой, «спасительница»-Тэш уже не захочет и смотреть на «обычных» самцов?!… И ведь придется-таки беречь этого «ласкового и нежного» мутанта,чтоб не обидеть Линн..А «психологические настройки на хозяина» у «сувенирчика»-то сбиты..Не придется ли оттаскивать его от каждого,кто погладит-пожалеет?…Спасибо!Жду ПРОДУ!……………………..ВОПРОС не в тему: О-О-чень хочется ПРОДЫ и в «СВОБОДУ»- ведь Мейен как раз признался,что это ОН был «Лидонским Зверем»(??)… БУДЕТ ПРОДА? КОГДА?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Да, вы правы! Придётся и жалеть и оберегать… А что поделаешь? Иначе проще было бы дать его усыпить. Но, тогда и рассказывать мне было бы не о чем)))) Спасибо за такой длинный коммент! Сердце автора радуется…

      А насчёт Свободы… Вот как раз сегодня жалела, что нет у меня ещё пары рук))) На самом деле, Свобода не забыта, просто немножко… оттеснил её лягушонок. На время. Но, надеюсь, что как только закончу это космическое безобразие, вернусь к Мейеи! ))))) Спасибо, что читаете!))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. замечательно и интригующе….

    Оцени комментарий: Thumb up 0