Саб — 2

Глава третья

Утром мы проспали, причём, оба. Я проснулась только потому, что во дворе завыла сигнализация у какой-то машины. Разлепив глаза, посмотрела на будильник и подпрыгнула, как подстреленный заяц. Следом подпрыгнул разбуженный моими чертыханиями принц.
Через десять минут я вылетела из квартиры, наспех умытая, ненакрашенная, в мятой блузке, зато с бутербродами, мгновенно сооружёнными даже не одевшимся Виком. Прощальный поцелуй, которым я поблагодарила его за заботу, подействовал на него, как убойный афродизиак, а я на секунду всерьёз задумалась, не прогулять ли занятия... Но долг и экзамены победили, я умчалась. И весь день летала, как на крыльях, вызывая удивление у своих знакомых.
Вернувшись домой, нашла роскошный ужин и... голого Вика. И всё, - на этот вечер общество меня потеряло.
Такая эйфория продолжалась целых три дня, в течение которых царило какое-то безумие, потому что мы просто не могли физически находиться рядом и не трогать друг друга. Доходило до того, что я запиралась в гостиной и запрещала Вику даже подходить к дверям, потому что иначе учиться было совершенно невозможно! Как только я видела сияющие синие глаза и лукавую улыбку на припухших от постоянных поцелуев губах, моя крыша уезжала, не прощаясь, и я могла думать только о своём принце.
А на четвёртый день начались проблемы.
Утром я обнаружила мальчика-мечту в его комнате, бинтующего себе палец.
- Что случилось? Поранился? Где?
- Порезался, случайно... - небрежно ответил Вик, закрывая свою походную аптечку. - Ничего страшного...
Я уже знала, что у принца в сумке - целый склад всевозможных лекарств, бинтов и пластырей, и обрабатывать раны он умеет не хуже иного медбрата, но сам факт травмы меня насторожил. Надо было видеть, как виртуозно он обращался с теми же кухонными ножами, чтобы понять - дело нечисто. Но лезть с расспросами я пока не стала, посчитав, что раз принц не придаёт этому значения, то и мне беспокоиться рано.
Но, вернувшись вечером домой, я обнаружила уже два забинтованных пальца и сумрачного, как туча, Вика. Этого игнорировать было нельзя.
- Что стряслось? - я села на табуретку, с твёрдым намерением вытрясти всю правду из неудачливого повара.
- Ничего, - коротко ответил он.
- Опять порезался?
- Да.
- Вик, давай с конца. Пропустим всю ту часть, где я расспрашиваю, а ты увиливаешь. Говори сразу: что случилось?
Принц бросил ложку, которой помешивал что-то в кастрюле, скрестил руки, спрятав кисти подмышками, прикрыл глаза, открыл и ответил:
- Ничего. Ничего особенного. Просто... можно тебя попросить?
- Можно, - чем дальше, тем меньше мне нравилось это его 'ничего'. - Конечно, можно!
- Так вот... я не знаю... может, ты не планировала... сегодня занятие любовью?
Я опять зависла в недоумении. При чём тут занятия любовью? Или он пытается намекнуть, что за последние три дня обессилел и ему требуется перерыв? Ну, сказал бы прямо. Хотя, прямо - и Вик... Это я, конечно, погорячилась.
- Ну, вообще-то, я сегодня ничего ещё не планировала... - решила забросить пробный камень.
Вик кивнул, словно сам себе, не поднимая глаз, и снова схватил ложку. Если мне не изменяло зрение, руки у него явственно подрагивали.
- Я хотел попросить... если можно... Не могла бы ты... сегодня, если захочешь, конечно...
Его экивоки окончательно добили моё терпение, и я вклинилась в этот поток сознания:
- Вик, давай по-русски!
Он снова закрыл глаза, явно перелопачивая в голове кучу всяких слов, пока не отловил какие-то подходящие. Вот их он мне и выдал, как отрапортовал:
- Пожалуйста, свяжи меня сегодня во время секса!
И принялся опять возить ложкой в кастрюле, не отрывая от неё взгляда. А я застыла на табуретке.
Блин... А так хорошо всё было... Ну, чего-то подобного я подспудно ждала, потому что не могло быть сразу здорово, и без осложнений. Главное, не впадать в депрессию самой. Вот ещё бы выяснить, что за этим эээ... пожеланием стоит.
- Связать? Могу, конечно, связать... Только я хотела бы знать, зачем? Ты что-то сделал не так?
Вик помотал головой. Потом пожал плечами. Потом подумал и опять пожал плечами. Вообще, было ощущение, что его просто лихорадит.
- Может, ты просто устал заниматься любовью?
На этот раз мотание головой было куда более энергичным.
Ага, ну, хоть что-то выяснилось... Значит, дело в сексе. В обычном сексе. А принцу, похоже, понадобился эээ... необычный.
Ладно. Ну, в конце-то концов, в ролевые игры играют тысячи людей, и ничего. Да у меня самой где-то была заныкана пара фантазий на тему привязанного парня, как раз появилась возможность осуществить их, - так я уговаривала сама себя, пытаясь не запаниковать. В жизни не думала, что буду проводить 'сессию', блин... И, при том, одна!
Выспрашивать у него подробности игр с его прежней госпожой не стала. Вряд ли у меня была возможность их повторить, а уж тем более переплюнуть. Будем брать неожиданностью и нестандартными решениями, если, конечно, я их найду...
Назначив Вику время 'свидания' в своей спальне, я пошла готовиться. Свечи, подходящие ремни, всякие штуки, которые могли мне понадобиться, - найти всё это оказалось совсем не просто, особенно, когда ничего специального в доме отродясь не водилось. Натащив кучу всякой всячины, я свалила всё это на тумбочку у кровати, решив, что буду импровизировать на ходу. Полюбовалась на получившуюся свалку и решила глаза Вику завязать, чтобы он со смеху не лопнул при виде этого прилавка старьёвщика. В конце концов, так нам обоим было бы проще, - и мне, чтобы не бояться облажаться, и ему, насколько я понимала механизм подчинения.
Так что, явившийся минута в минуту принц был остановлен прямо на пороге и замотан в шарфик. А уже потом я довела его до кровати, стянула с него домашние брюки, уложила, заставила поднять руки над головой и привязала. Подёргала, убедилась, что не слишком туго, и занялась ногами. Оказалось, 'распятый' на кровати Вик - это вообще отдельная тема для изучения! Не имея возможности видеть, что я делаю, он отзывался на мои прикосновения всем телом, - быстро, бурно, почти болезненно. Его реакции были на порядок острее, а возбуждение просто зашкаливало.
Не удержавшись, я слегка 'пошалила', лаская его разными штучками, - от колючего массажного шарика до бархатной перчатки. И не заметила сама, как увлеклась процессом настолько, что замученный, дрожащий Вик начал просить пощады. Но... не получил! Мне захотелось довести его до полного умопомрачения, тем более, что до него уже и недалеко было... Ещё несколько минут утончённых издевательств, потом всего одно касание в нужном месте, - и принца заколотило с такой силой, что я реально испугалась, как бы он себе руки не вывернул! Когда он, наконец, затих, я стащила с него шарф и с тревогой всмотрелась в лицо.
- Как ты? - спросила, убедившись, что Вик всё-таки сознания не потерял.
Синие глаза нехотя открылись, на лице появилась удовлетворённо-сытая улыбка, и он прошептал:
- Спасибо... хорошо... Оооо... - не сдержал он стона, когда я начала освобождать его от ремней.
- До душа дойдёшь? - я засомневалась, что этот подвиг ему по силам.
- Н-нет... Пока нет... - прошептал он, морщась от боли в опущенных руках. - Если можно... я бы остался...
- Оставайся, - великодушно разрешила я, вытаскивая упаковку влажных салфеток. - Я тебя вытру, и можешь спать.
Принц всё-таки предпринял попытку перехватить у меня инициативу, вместе с салфетками, но я легко пресекла его поползновения. С особым удовольствием прошлась влажными кусочками ткани по расслабленному телу, любуясь тем, как оно вздрагивает и ёжится от моих прикосновений. Поцеловала принца в шею, накрыла половиной своего собственного одеяла и велела спать. Потом, быстро собрав в коробку хомячью кучу вещей, которыми я 'пытала' Вика, задвинула её под кровать, с глаз долой, и тоже улеглась. Обняла сонного подопытного с чувством выполненного долга, и быстро уснула.

На следующий день всё покатилось своим чередом: принц встретил меня на кухне поцелуем и завтраком, вновь сдержанный, вежливый, предупредительный... Как будто и не было той странной просьбы, и не менее странной ночи, о которой напоминали только пластыри телесного цвета на пальцах Вика. Управлялся с ножами он, кстати, уже также непринуждённо, как и раньше.
Вечером мы опять занимались любовью, но привычно, - как раньше, без ремней или шарфов. И больше не говорили ни о шрамах, ни о боли, ни о сабах, ни о хозяевах, - ни о чём таком. Как будто закрыли эту тему на какое-то время. Да и вообще, собственно, почти не говорили. Так, - несколько слов о самом необходимом. Наверное, мы просто не дошли ещё до того момента, когда разговор стал бы для нас более интересным, чем занятие любовью.
Но мне казалось, что время есть, его ещё море, ведь никто никуда не денется, Вик останется со мной, и постепенно всё наладится, потому что, по сути, он обычный парень! Мало ли, у кого какие хобби, - кто-то готовит, а кто-то режется в стрелялки. Если уж выбирать между теми и другими, я предпочла бы повара. И игры в постели - вовсе не страшно, а очень даже волнующе и провокационно. Что же до страшилок с порезами, - так это всё осталось в тёмном прошлом принца, которому нет места в нашей теперешней, сплошь солнечной и счастливой жизни. Ведь он доволен? Доволен! Значит, всё исправимо!
Так я думала до того самого вечера, когда опять позвонила Юлька. Ей с парнями оставалась всего пара дней до возвращения, и приятельница уже страдала от того, что райская жизнь заканчивается.
Глядя на её лоснящееся, смуглое до черноты лицо, я поймала себя на том, что безотчётно улыбаюсь. Если б не Юлька, я никогда не познакомилась бы с моим принцем...
- Как ты там? Справляешься? Не надоел тебе мальчик? - спросила она, закончив щебетания на тему красот Португалии и нежелания возвращаться.
- Нет, - коротко ответила я. Не хотелось по скайпу обсуждать свои отношения с Виком. Я надеялась отложить разговор до Юлькиного возвращения, и сделать это лично, в присутствии его самого.
- Как он там? Не разбаловался?
Я нахмурилась.
- Да всё нормально, Юль. Приедешь, поговорим.
- Угу. Я вообще позвонила обрадовать тебя, - похоже, нашёлся для него Топ.
- Что?..
Мне показалось, что я вдруг стала плохо слышать. По крайней мере, в ушах как-то неприятно зазвенело.
- Топа, говорю, нашла! Слава Богу, один согласился попробовать. Как раз расстался со своим прежним мальчиком, а тут у нас Вик бесхозный... Удачно совпало!
- Погоди, я не поняла, - мне с трудом удалось сохранить более-менее спокойный тон. - Топ - мужчина? Но у Вика же была женщина! Он не жил с мужчинами!
- Ну, не знаю... - Юлька с сомнением посмотрела на меня. - Никаких запретов на верхнего-мужчину он не указывал. Так что, должен был уже иметь с ними дело.
В ушах конкретно застучало и экран начал как будто темнеть.
- Не понимаю... Он ничего не говорил об этом... - выдавила я.
- Ну, он как бы и не обязан всё рассказывать, Инн... Да и Топа-мужчину, любящего найф-плей, легче найти. Короче, сразу, как приеду, - заберу. Его будущий хозяин за день до нас прилетает, успеет подготовить место. Надеюсь, что у них всё срастётся. Классный мужик!
- Место? - повторила я зацепившее меня слово. - Почему место? Не комнату?..
- Ну, может, и комнату. Как договорятся. Это уж их дело... Главное, я его пристрою в хорошие руки. Думаю, он будет рад... Особенно, после его предыдущей хозяйки.
- А что с ней?
- Нуу... - Юлька вдруг замялась.
- Да ладно, - подтолкнула я её. - Мне Вик кое-что рассказывал уже... почему она с ним так поступила?
- Ох... Ну, стервы везде встречаются. А эта вообще специализируется на молоденьких парнях. Воспитывает из них сабов, под свой вкус, а потом бросает.
- Почему... бросает?
- Да ненормальная потому что. Больше двух лет ни один не задержался. И, главное, так ухитряется мозги им закомпостировать, что они для неё на всё готовы. Буквально. Этот вот ухитрился подарить ей свою будущую квартиру... Влюблённый придурок, больше ничего не могу сказать.
- А... он её любил?..
- Да-а! Первая любовь, и всё такое. Обожание в глазах, тапочки в зубах... Короче, эта... нехорошая женщина лепила его под себя два года, до идеального состояния, а потом бросила, как обычно.
Мне вдруг стало тошно. Очень-очень.
- Ну, вот... Он сразу сюда, а эта делает вид, что ничего не произошло. Повезло ей, что дядя Вика уехал, а то были бы мексиканские страсти...
- Но, он же разрешил Вику быть сабом у этой...
- Да ну, кто тебе это сказал? - удивилась приятельница. - Ничего подобного не было! Этот мелкий паршивец сам её себе выбрал, на какой-то тусовке, а дяде оставалось только скрежетать зубами, наблюдая за процессом. Ох, там такая история была, - не приведи Бог... Ну, теперь-то всё образуется, я надеюсь. Ещё бы вытрясти обратно 'приданое' Вика, - и совсем сказка была бы. Ну, дядя там по своим каналам вентилирует, может, чего и выйдет... Ладно, короче, всё! Потерпи ещё немножко, и будешь опять свободна, как ветер!
Юлька явно ликовала, уверенная, что удачно выполнила просьбу родственника принца, а я судорожно пыталась вспомнить всё, что произошло за этот месяц, чтобы понять: неужели я проглядела то, что Вик по-прежнему был влюблён в свою прежнюю госпожу? Неужели я погналась за призраком?! Да нет же! Всё его поведение доказывало обратное. Если косвенные признаки хоть что-то означали, то Вик был ко мне неравнодушен! Чёрт... И я теперь должна была его просто отдать какому-то Топу, который принца в глаза не видел?!
Собравшись с духом, я сказала:
- Не торопись, Юль... Может, его и не придётся никуда отдавать.
- Ты о чём? А куда он денется? Собирается вернуться к себе, в Новгород, что ли? Так кто его там ждёт-то? Или надеется, что его обратно возьмут?..
- Нет, он не собирается возвращаться, он останется здесь, но... не надо его никому отдавать.
- Ты что... Ты собралась оставить его у себя?! - изумлению Юльки не было предела. - Инн, да ты с ума сошла?! Ты хоть понимаешь, на что подписываешься?! Ты же год назад даже слова такого - 'саб' - не знала!
- Ну, не знала, и что? Теперь знаю.
- Инн, ну подумай головой! Если б он хоть сессионным был, ещё полбеды, но ему же постоянка нужна! Ты понимаешь, кто такой саб? Это человек, жизнь которого принадлежит хозяину. По сути вещь, предмет, которым распоряжается его Топ! Ты что, решила, что за пару недель сможешь стать Топом? Да брось, Ин! Это же совершенно не твоё! Если тебя не торкнуло сразу, значит, уже бесполезно, можешь не стараться. А этот мальчик, между прочим, на найф-плей подсажен! Для таких, как он, Топов вообще днём с огнём искать надо! Ну, ты, блин, даёшь... Или ты его пожалела, что ли?!
- Нет... я... мне кажется... - Боги, каким жалким казался мне сейчас мой лепет! - Мне кажется, я... наверное, я влюбилась...
- Чтоооо?! - Моя собеседница на экране подпрыгнула. - Что ты сделала?!
- Влюбилась, - повторила я, жутко жалея, что не могу не ответить. Вот уж кто точно был прирождённой госпожой, так это Юля! Независимо от собственных желаний, люди вокруг неё делали именно то, чего она от них хотела, не особенно считаясь с их мнением. Мне такой точно не стать.
- *******... - высказала она своё отношение к услышанному и схватилась за голову. - Ну, ты и отколола номер... Что же теперь делать-то... Ин, а может, это у тебя просто блажь, прости за грубость? Мальчик красивый, сексуальный, не спорю... Ну, потрахай его в своё удовольствие, сколько хочешь, если он сам не против! Зачем сразу любовь-то приплетать?..
Удивительно, но мне удалось сдержаться и не захлопнуть крышку ноута, чтобы не слышать того, что Юлька так спокойно предлагала. Значит, с моим принцем можно запросто 'потрахаться' любому, кому это взбредёт в голову? Лишь бы Вик 'был не против'! А он может быть против?.. Что-то я не замечала в нём стремления к самостоятельности... Получается, у своей прежней госпожи он жил вот так, ублажая не только её, но и каких-то там мужчин?!.
Вместе с отчаянием в груди поднялась жгучая ярость. Захотелось что-нибудь разбить или разорвать. В клочья!
Не знаю, что увидела Юлька, но внезапно выражение её лица изменилось, глаза стали испуганными, и она быстро проговорила:
- Ну, ладно, ладно... Чего ты так переживаешь-то, не надо... Придумаем мы что-нибудь, не конец света... Ты, главное, дождись меня, и мы всё решим, спокойно и без истерик! Просто подожди, не делай никаких глупостей, я прилечу и мы поговорим! Хорошо?
- Хорошо, - я кивнула и отключилась.
Сил разговаривать дальше не было совершенно. В сердце нарастала пустота, как будто из меня тихо выкачивали жизнь.
Вика сейчас назвали, практически, бесплатной проституткой, и предложили мне его поиметь. Чтобы потом, когда надоест, отдать следующему хозяину, который будет делать то же самое. И самое главное, - всё это происходило и будет происходить с согласия самого принца!
Продираясь через боль, которая разливалась по мне, как жидкая лава, я пыталась понять, сколько правды было в том, что сказала Юлька. Возможно, то, что она рассказывала, было обычным делом для какого-то теоретического саба, но необязательно, чтоб у принца жизнь была такой же. Его госпожа могла быть большой собственницей, да и дядя мог проследить, чтобы племянника не пускали по рукам...
Я понимала, что надо спрашивать самого Вика, но, при одной мысли об этом, внутри всё сжималось. Как задать ему эти, совершенно оскорбительные, вопросы? И зачем?! Только, чтобы проверить сведения Юльки?!
Честное слово, это было свыше моих сил!
Но делать что-то надо было... Ещё немного, и Вик сам придёт, я не собиралась сегодня учиться, значит, и появляться ему в гостиной не запрещала. Как сказать, что у него уже, по сути, новый хозяин?! И почему это решает Юлька, а не он сам? Впрочем, никто ведь и не сказал, что Вик решит по-другому... Это я расслабилась, растворилась в потоке любви, а он? Достаточно ли ему этих эмоций? Или для него это, как он выразился, 'рис без соли'?..
Я застонала и уронила голову на руки. Боже, почему же так плохо?.. Когда принц успел занять такую большую часть меня, что исходила сейчас болью, не давая думать, дышать и даже просто сидеть? Когда я успела настолько переплестись с ним нервными окончаниями, что теперь это походило на невралгию всей нервной системы сразу?!
А, главное, - что мне теперь делать?! Отпустить его или наоборот, - встать на пороге и не выпускать?
Тут в дверь постучали, потом она заскрипела и в щели показался улыбающийся Вик.
- Сюрприз! - заявил он радостно и показал мне большую тарелку, полную поджаренных золотистых гренок. - Я чаю заварил, твоего любимого, с хризантемами. Пойдём?
Я хотела бы согласиться и попытаться продлить безмятежное спокойствие, последних дней, но что-то сломалось внутри от Юлькиных слов, и теперь я чувствовала себя очнувшейся от грёз, и обнаружившей, что вместо райского сада вокруг чащоба и бурелом.
- Нет, спасибо, но чаю не хочу. Вообще ничего не хочу, - ответила я, стараясь говорить спокойно. - Я просто посижу тут... и подумаю.
- Что-то случилось? Ты заболела? - немедленно встревожился Вик, уже полностью появляясь в дверях. - Градусник принести?
- Не надо. - Бесполезно оттягивать, сейчас он начнёт придумывать невесть что, а разубеждать его и вовсе сил нет. Лучше сказать правду, чёрт её дери. - Звонила Юля. Она нашла тебе нового Топа. Сказала, что через пару дней забёрет тебя отсюда.
Блюдо выскользнуло из пальцев Вика и с грохотом разбилось. Гренки разлетелись по полу, а Вик продолжал стоять и смотреть на меня, словно услышанное пригвоздило его к месту.
- Заберёт? - наконец, медленно повторил он, опускаясь на корточки и начиная чисто механически подбирать разлетевшийся хлеб.
- Да, - я помолчала и продолжила. - Юля считает, что ты не должен оставаться здесь, со мной. Что тебе нужен совершенно другой человек, именно Топ. Хозяин. Она уверена, что я с этой ролью не справлюсь.
Принц ничего не ответил, продолжая собирать осколки и куски хлеба. Можно было подумать, что он вообще не слышал моих слов.
- Вик, почему ты молчишь? - не выдержала я.
- А что я должен сказать? - спросил он каким-то чужим голосом.
- Что-нибудь. Скажи, например, чего ты хочешь? Хочешь ехать к новому хозяину?
- Я сделаю всё, что скажешь, - ровно ответил он, продолжая подбирать рассыпавшиеся гренки.
- Это не ответ. Я спросила, чего хочешь ты? - возразила я.
- Я... Я бы хотел остаться, - еле слышно сказал он и замер, как будто у него кончился завод.
- Тогда скажи мне это! - потребовала я. Его постоянная покорность начала меня злить. - Какого чёрта ты молчишь?! Если не хочешь быть игрушкой в чужих руках, действуй! Скажи мне, что останешься, скажи Юле, когда она приедет, что не станешь жить с другим Топом, тем более, мужчиной. Что хочешь перестать быть вещью, наконец!!
Тут Вик внезапно встал, постоял, глядя в пол, а потом повернулся и ушёл из комнаты, не сказав мне ни слова. Вообще, ни одного! Я осталась сидеть, глядя с открытым ртом на закрывшуюся дверь, и ощущая, что сейчас разбилось вовсе не блюдо с гренками, а что-то другое, куда более важное...
Промаявшись в гостиной до поздней ночи, я пыталась заставить себя не думать. Смотрела зачем-то в экран ноутбука, словно что-то видела там. Включила музыку, как будто слышала её, даже читала что-то, - не понимая ни одного слова. Мир вдруг резко отгородился от меня. Или это я перестала его воспринимать...
Когда я, наконец, вышла в коридор, мой взгляд, уже привычно метнувшийся влево, наткнулся на преграду: Вик закрыл дверь в свою комнату. Странно, ещё недавно я уговаривала его сделать это, мне мешала возможность постоянно видеть его. А теперь, когда он выполнил моё же пожелание, казалось, между нами воздвиглась стена.
Но почему? На что он обиделся?!
Мы с разных планет, это не подлежит обсуждению: я предложила ему просто сказать о желании остаться рядом, а он сбежал и закрылся. Если в этом есть логика, то она какая-то вывернутая. Впрочем, какая уже разница... Всего два дня. Осталось пережить два дня. А потом... Чёрт его знает, что потом. Главное, его хотя бы не будет рядом.

Три часа спустя, в полчетвёртого ночи, я сидела на кровати, обхватив колени и смотрела в окно. Сна не было, покоя тоже, - в голове постоянно звучал хор из разных голосов: и Юльки, и Вика, и даже этого нового неведомого хозяина... Я вспоминала, заново что-то оценивала, обдумывала. И по всему получалось, что никто меня специально не обманывал, я сделала это сама. Сама придумала себе принца, сама придумала ему проблемы, и сама же их решила. Но при этом ухитрилась ни разу не поговорить толком с тем, кто занимал все мои мысли. До меня только сейчас доходило, медленно и мучительно, что я совсем не знала Вика.
То-есть, я знала какую-то ерунду, наподобие того, что он больше любит мёд, чем варенье, что ему нравятся боевики, где много машин, или что он любит французские поцелуи. Но самого главного, - что за человек Вик, - я не знала. Мне хватило внешней картинки: красавец, умница, воспитанный, неконфликтный. И всё! А теперь я сидела и ломала голову над причинами его поступков, потому что ни черта не понимала...
Прокручивая в голове последний месяц, проведённый с ним бок о бок, я вдруг осознала, что всё это время Вик обольщал меня. Незаметно, потихоньку, крохотными шажочками, подводил к тому, что произошло тогда, ночью в коридоре. Он сделал всё, чтобы мне захотелось быть с ним. Только вот вопрос: почему потом, добившись своего, он так легко отказался от всего, когда я просто попросила сказать о своих желаниях вслух? Всего лишь сказать! Пусть не мне одной, а ещё Юльке и этому новому Топу, но ведь принц тоже хотел быть со мной?! Или нет?.. Я запуталась окончательно и бесповоротно.
Вик - саб. В этом - его суть, его жизнь, его мировосприятие. Поэтому, скорее всего, то, что произошло между нами, было ошибкой. Непонятно только, чьей... Наверное, общей. Он ошибся, подумав, что я могу стать его хозяйкой, а я ошиблась, когда решила, что смогу переделать его. Грустно, больно, но не фатально. Пока ещё нет.
Всего два дня, и он исчезнет. Мне не придётся больше ломать голову над тем, что значат его слова или действия. Всё будет, как раньше. А сердце... Сердце заживёт. Когда-нибудь. Нет лучшего лекарства, чем понимание того, что ты полюбила не реального человека, а свою мечту о нём.
В этот момент в дверь тихонько поскреблись. Потом появилась щель, и в комнату проскользнул Вик.
- Ты что-то хотел? - устало спросила я.
- Я почувствовал, что ты не спишь.
Ага, как же... Именно почувствовал. Полоска света под дверью, конечно, к делу не относится...
- Уже очень поздно, а тебе завтра рано вставать. Может, принести тебе успокоительное?
О! Вот и Вик-доктор явился... Опять... Я поморщилась:
- Не надо. Не люблю лекарства. Иди спать, я сейчас тоже лягу.
- Можно... лечь с тобой?
Меня передёрнуло.
- Нет, сегодня я хочу побыть одна.
Вик сделал движение к двери, но вдруг остановился и прислонился к стене, скрестив руки на груди.
- Я могу спросить, что с тобой случилось? Ты совершенно переменилась после разговора с госпожой Юлией. Не хочешь говорить со мной, не хочешь видеть... Что такого она сказала?
Я сдержала первый порыв напомнить, что, вообще-то, это он закрылся у себя в комнате.
Впрочем... какая разница. Теперь-то я понимала, что, даже останься он в гостиной, всё равно мы пришли бы к тому, что имеем сейчас: глухое, тяжёлое непонимание друг друга. Как будто стоим по разные стороны толстой стеклянной стены. И всё, что было между нами за эту неделю, - просто фикция, видимость, недоразумение.
Так, о чём он спросил-то?.. О Юльке?
- Она не сказала ничего такого, о чём я не знала раньше. Просто... до этого разговора мне не приходило в голову, что некоторые вещи, на которые я не обращала особого внимания, на самом деле очень важны.
- Какие вещи?
- Например то, что ты - саб.
Вик помолчал.
- Не понимаю... Да, я саб, но так было и месяц назад. И ещё вчера тебя это не смущало...
- Смущало бы, если б я об этом думала.
- То-есть, ты начала думать обо мне? И решила, что я... не подхожу?
- Ну, примерно, так. Я вдруг поняла, что, на самом деле, не смогу дать тебе ничего из того, в чём ты нуждаешься. Я не умею приказывать, не умею унижать, не умею бить и издеваться тоже не умею. Не умею причинять боль... Поэтому лучше мне не пытаться занять место, на котором я всё равно не усижу. Из меня не выйдет Топа, понимаешь? Не выйдет!
Вик некоторое время смотрел на меня, совершенно не в своей обычной манере, -короткими взглядами исподлобья, - а прямо, не отводя глаз. Потом вежливо ответил:
- Ты совершенно напрасно переживаешь. Делать больно ты умеешь. Извини, что помешал. Спокойной ночи.
И тихо вышел.
Некоторое время я опять таращилась в безмолвном изумлении на закрытую дверь, а потом соскочила с кровати и решительно пошла в маленькую комнату.
Вик обнаружился стоящим перед диваном и глядящим в стену. Когда я ворвалась, он даже не повернул головы, а спросил тихо и ровно:
- Что-то случилось?
- Да, - решительно ответила я. - Случилось. Ты появился здесь и вымотал мне всю душу. Зачем, Вик?! Зачем ты это делаешь? Чего ты от меня ещё хочешь?
- Ещё? - невыразительно удивился он. - Ничего не хочу.
- Тогда зачем ты изображаешь из себя заботливого парня? Зачем была вся эта игра с соблазнением? Зачем надо было приучать меня к себе? Зачем?! На что ты надеялся? Тебе нужно было жильё? В этом дело? Но ведь Юля и так нашла бы тебе Топа с квартирой! Да уже нашла! Зачем ты продолжаешь ломать комедию, Вик?!
- Комедию? Какую комедию? Я ничего не ломал. Я просто пытался быть полезным. Хотел сделать так, чтобы ты не жалела о том, что пустила меня пожить.
Я запнулась и замолчала, почувствовав, как меня изнутри вымораживает. Значит, это не я его, это он меня, по-сути, пожалел?.. Поблагодарил, на свой, сабский манер? Чтоб я не осталась внакладе. Чтоб мне тоже было хорошо. Нет, ну, реально 'правильно' воспитанный мальчик! А учитывая, как легко он согласился на секс, Юля, видимо, была права, - это обычное для него дело. Да, и перерыв же был, как я могла забыть... Две недели для молодого и сексуально активного парня - это срок, это имеет значение...
'Вот и всё', - прошептал кто-то у меня в голове. Я даже не удивилась, - вся эта история с самого начала попахивала шизофренией. Да и не могло всё кончиться иначе. Не могло. Что-то ещё зазвенело, как перетянутая струна, и лопнуло. Я засмеялась чужими, непослушными губами. Как всё просто-то! Я тут напридумывала, а ларчик просто открывался... До отвращения просто.
- Извини. Не надо было приходить, - выдавила из своего смёрзшегося нутра. - Спокойной ночи. Да, и не надо вставать утром. Незачем. Ты уже достаточно поблагодарил меня.
Как ни странно, вернувшись в спальню, я легла и отключилась. Как будто кто-то нажал кнопку 'Выкл'.

Глава четвёртая

Несмотря на высказанную вчера просьбу, утром я обнаружила на столе приготовленный завтрак. Но дверь в маленькую комнату была по-прежнему закрыта. Не притронувшись ни к яичнице, ни к круассанам, я залпом выпила ненавистный кофе, как лекарство, и сбежала из дома. Вик из комнаты так и не вышел.
День тянулся скучный, долгий и серый, как осенние сумерки. После занятий я напросилась с подругами в кафе, но быстро пожалела об этом. Разговоры казались пустыми, улыбки фальшивыми. Пирожные, и те напоминали по вкусу пластилин. В конце концов, я и оттуда сбежала. Походила по городу, пошла в кино. Потом опять бродила, чувствуя себя ужасно глупой и уставшей, но идти домой не хотелось. При одной мысли, что я могла столкнуться с мальчиком моей мечты... мечты, но не моим, - что-то выстреливало прямо в сердце, заставляя ловить ртом воздух. Нет уж, лучше не рисковать.
В начале десятого Вик позвонил мне на мобильный. Я не ответила. Он позвонил ещё раз. Потом ещё и ещё. Трели ужасно раздражали, и я отключила звук. Через полчаса начали приходить смс-ки. Поколебавшись, прочла первую: 'Где ты? Что случилось? Почему трубку не берёшь?'. Хмыкнула и прокомментировала: 'Беспокоится. Нет, просто очень, очень правильно воспитанный мальчик'. Послала сообщение, что у меня всё в порядке, и попросила не волноваться. Не тут-то было! Он принялся бомбардировать меня предложениями найти и довезти до дома. Когда мне надоело отнекиваться, я просто отключила телефон. И ещё час провела, стоя на набережной и глядя на воду, меня это всегда успокаивало. Раньше. Сейчас почему-то совершенно не помогло.
Домой я вернулась в час ночи, искренне надеясь, что суперзаботливый саб уже спит. Ничего подобного! Вик обнаружился на кухне, с кружкой давно остывшего чая. На тарелке, заботливо накрытой салфеткой, угадывались какие-то плюшки. Увидев меня, принц пробормотал что-то, вроде, 'ну, слава Богу', и ушёл к себе, аккуратно закрыв дверь. А я села за стол, посмотрела на эти булочки и чай, и принялась плакать.
Плакала я тихо, почти беззвучно, но Вик как-то ухитрился услышать, потому что вдруг опять появился на кухне, присел на корточки передо мной и... выдал бумажную салфетку. Я машинально вытерла глаза и вдруг подумала: какого чёрта?! Уже завтра он уедет, и я больше его не увижу. Никогда. Не мазохистка же я, чтобы потом искать его, когда он будет принадлежать кому-то другому?! Но сейчас он ещё ничей, и поэтому я могу вообразить... представить... поверить, что он - мой. Только мой, на самом деле. Не прекрасная иллюзия, которую я приняла за правду, а самый настоящий принц. Мой.
Додумав эту свежую мысль, я наклонилась к нему и поцеловала. Прямо в мягкие, сладкие губы, потом в подбородок, потом в шею. Вик жмурился, но не отстранялся ни на миллиметр. Я бы поклялась чем угодно, что он хотел моих поцелуев не меньше, чем я - его. Постоянно наклоняться было неудобно, я сползла со стула к нему на пол и предалась своим извращённым фантазиям о взаимной любви между нами, пока, увлёкшись, не поверила в это сама. А потом обнаружила, что кое-кто тоже увлёкся. Что Вик уже не сидит смирно, а вовсю обнимает меня, и его руки уже забрались под мою майку, и даже под бюстгальтер, заставляя всё внутри сжиматься, как заведённая пружина.
Ещё чуть-чуть, и напряжение стало настолько невыносимым, что я буквально содрала с него футболку и принялась жадно исследовать губами его грудь. Шрамы, шрамы, шрамы... мне хотелось кричать при одном взгляде на них, но не было времени даже задуматься о своих чувствах, потому что Вик, который дышал, как бегун на финише, принялся извиваться, пытаясь освободиться от остальной одежды, и я должна была ему помочь. А потом он помог раздеться мне, и это было невыносимо правильно - чувствовать его тело рядом, без всяких преград, даже если это были всего лишь несколько слоёв тонкой ткани.
А потом уже опять я помогала ему соединиться со мной, чтобы боль, терзавшая мои внутренности, хоть ненадолго утихла. И она утихла, когда тугой, скользкий член Вика оказался внутри, и это тоже было совершенно естественно и необходимо, и не должно было быть как-то по-другому. И мы снова стали двигаться вместе, подстраиваясь и ловя ритм друг друга, так привычно, словно всю жизнь занимались этим. И пришедший оргазм пролился на нас двоих одновременно, и тоже так естественно и прекрасно, что было совершенно понятно, - такое возможно только с этим, конкретным парнем, который, прямо-таки, создан специально для меня: необходимого роста, требуемой силы, нужной выносливости и как раз такой сексапильности, чтобы у меня срывало крышу... И не было решительно никаких причин отдавать это сокровище кому-то. И я не собиралась этого делать...
Ровно до тех пор, пока туман в голове от зашкаливающего удовольствия не рассеялся, и я не вспомнила, что тихо постанывающий подо мной парень - саб, чёрт всё подери, и ему даже такого секса, от которого я теряю память, рано или поздно будет мало... Тут же вернулась боль в груди, но я не стала опять сбегать. Дьявольщина, если он додумался до того, чтобы стараться скрасить мне жизнь, пока был рядом, то кто может помешать мне скрасить ему расставание, да так, чтобы он вспоминал меня ещё много дней подряд, невзирая на всех Топов, вместе взятых?..
Плюнув на саднящее сердце, сомнения и страхи, я с энтузиазмом взялась за дело.

Уходя утром, я заглянула в маленькую комнату со смешанным чувством. Затраханный, причём, в буквальном смысле этого слова, Вик ещё спал, засунув голову под край подушки. Я грустно улыбнулась, подошла поближе, наклонилась и, прошептав ему на ухо: 'Прощай, Вик', легко поцеловала в щёку. Губы кольнула лёгкая щетина, а юноша вздохнул во сне. В последний раз погладив взглядом его обнажённое тело, я накрыла принца одеялом и вышла. Заперла за собой дверь и набрала номер Юльки.
Мы встретились с ней через три часа, ради этого я даже занятия прогуляла, но дело того стоило. Передавая ей запасную связку ключей от моей квартиры, я проинструктировала её, где лежали вещи Вика. Так, на всякий случай. Приятельница смотрела на меня сочувственно, как на больную.
- Инн, да брось ты... Не переживай так! - наверное, уже в сотый раз повторяла она, порываясь погладить меня по руке. - Ну, чего ты, ей-богу... Знала бы, что так выйдет, - никогда бы его к тебе не привезла!
Я упрямо мотала головой, улыбаясь дрожащими губами. Ничего не перепишешь, ничего не изменишь. Всё. Что случилось, то случилось.
Пробормотав жалостливо, что всё будет нормально, Юлька исчезла, а я обхватила голову руками. Сама, сама отдала своего принца чёрт его знает кому... ну и дууура... Здравый смысл, почти утонувший в эмоциях, ещё взбрыкивал, пытаясь донести до сознания простую мысль, что я Вику не нужна. Ему нужен Топ. А Топ - это не ко мне. Значит, - замкнутый круг. Всё, всё, пора уже смириться, осталась всего-то пара часов. Сейчас Юлька приедет ко мне, поднимется, откроет дверь...
Отчаянно заверещал мобильник. Я взглянула на номер: Вик! Сердце сделало попытку выпрыгнуть из груди и понестись прямо по дороге домой, домой, к принцу... Но я железной рукой удержала его на месте. Телефон продолжал звонить. И звонил ещё битых полчаса, с перерывами, пока меня не начало трясти от рыданий. Потом замолчал.
Ещё через два часа я, наконец, рискнула вернуться, чувствуя себя преступником, которого тянет на место собственного злодеяния. В квартире было тихо, чисто и пусто. Все двери открыты нараспашку, в комнате Вика - ещё и створка окна, словно специально для того, чтобы и духу его не осталось. И, действительно, - там пахло зеленью, свежестью, летом. Не принцем.
Подсознательно я почему-то искала записку или что-то ещё, ведь он не попрощался, и мне казалось, что должно что-то остаться. Но нет, - во всей квартире не оказалось ни одного клочка бумаги, ничего. Ноут тоже был пуст, никто его не включал. Вик просто исчез, как будто его не было. Единственным доказательством, что он не примерещился, оставалась только несвойственная мне почти стерильная чистота вокруг. Ах, да, - и ещё вчерашние булочки. В холодильнике.
Вот теперь, когда можно было рыдать, никого не стесняясь, у меня вдруг закончились слёзы. Вообще, как будто пересохли. Я и сама себе напоминала пересохший колодец: такая же пустая, ненужная и забытая. Чёрт, прекрасный итог для надуманной любви!

Ещё два часа прошли в бесплодных попытках чем-то занять мозг, который отказывался что-либо делать. Больше всего мне хотелось просто бездумно пялиться в окно, но, поскольку там не происходило вообще ничего, что могло отвлечь от чувства безысходности, постепенно и прочно оплетавшего меня, я включила зомбоящик, надеясь, что там хоть что-то мелькать будет... Мысль оказалась удачной, - на экране действительно постоянно что-то мелькало и мигало, не давая мозгу вовсе отключиться.
А потом опять зазвонил мобильник. Я ответила, даже не посмотрев, кто звонит. Да, в общем-то, это и не имело никакого значения. Тот, чей звонок мог бы взволновать меня, уже три часа как был собственностью какого-то неизвестного мне Топа. Стало быть, и звонить он не мог.
- Инн - взволнованно дыша прямо в трубку, заговорила Юлька, - Инн... слушай, тут такая фигня...
- Что случилось? - мгновенно выйдя из спячки, спросила я.
- К тебе этот мальчишка не приходил?
- Что? Какой мальчишка? Вик?! Да что случилось? Где он?! - я не заметила, как вскочила, словно собираясь бежать.
- Да в том-то и дело, - где! Сбежал он, представляешь?!
- Как сбежал? Куда? Почему? Что этот твой Топ ему сделал?!
- Да ничего! Ничего не сделал! Мы даже не доехали до того мужика! Завернули ко мне сначала, потому что договорились встретиться с ним только вечером. Ну, я и решила, что мальчишка вполне может посидеть у меня, пока не придёт время... А он сбежал!
- Да как сбежал-то? Зачем ты его отпустила?
- Я не отпускала, Инн! Я вообще велела ему сидеть на заднице ровно и из спальни не выходить!
- Почему... не выходить? - опешила я.
- Да просто! Чтоб под ногами не путался! Ну, он и не путался, сидел себе тихо... А потом я глянула, - а его и нет! Вещи здесь, а его нет! И когда ушёл - непонятно, мы же не следили за ним.
- Когда это было? - быстро спросила я, мысленно прикидывая, куда мог пойти Вик, один, без денег, без вещей, без знакомых... - Давно он сбежал?
- Точно не знаю, но не меньше, чем часа четыре назад.
- Чтоб тебя... - вырвалось у меня. - Ладно, жди, я скоро приеду!
- Нет-нет, не надо никуда приезжать! Лучше сиди там! К кому ещё он может здесь пойти, если никого, кроме тебя, не знает?
- Ты думаешь, он... сбежал ко мне? - я почувствовала, что сердце замерло.
- А куда? На вокзал, что ли? - нервно огрызнулась Юлька. - Блин, чтоб его переехало, этого недоумка... Короче, жди, думаю, он притащится именно к тебе!
- Хорошо, я позвоню, если он появится, - быстро согласилась я и распрощалась.
Вик сбежал? Но почему?! Его обидели, а Юлька не призналась? Или он раздумал ехать к незнакомому Топу?.. Или... или... В голове роились предположения, одно хуже другого. Я набрала заветный номер, выслушала сообщение, что 'абонент недоступен', и принялась грызть ногти. Секунды текли, складываясь в минуты, потом в часы, но ничего не происходило. Мне всё труднее было отгонять видения: Вик под машиной, Вик в подворотне, Вик посреди компании пьяных парней...
Я вдруг очень остро осознала, что мне совершенно наплевать, кто он, - саб или не саб, с кем он спал или ещё будет спать, манипулировал он мною или нет. Всё перестало иметь какое-либо значение по сравнению с вероятностью, что его может не стать. Просто не стать!
Закрыв глаза, я вспоминала его, каким видела ещё накануне. Как он быстро отводит глаза, когда смущается. Как, засыпая, сначала осторожно кладёт руку мне грудь, а потом, во сне, просто наваливается всем телом сверху, словно боится, что я сбегу. Как небрежным движением смахивает чёлку с глаз, когда читает. Как выходит по утрам из ванной голый, с мокрыми волосами, потягиваясь и вызывая у меня голодные спазмы внизу живота. Как он смеётся, когда смотрит комедии и быстро взглядывает искоса, будто приглашая посмеяться вместе...
Я вспоминала и всё отчётливее понимала, что готова смириться с тем, что он никогда не будет со мной, будет любить кого-то другого, будет жить своей собственной жизнью, в которой мне нет места, - но лишь бы он был жив... И я считала бы себя вполне счастливой!
К концу шестого часа пропала всякая надежда на то, что он появится, и мы с Юлькой принялись обзванивать больницы, разделив список пополам по районам. На очереди были морги. После очередных эмоциональных качелей, - вопрос, ожидание, внутри всё покрывается инеем, ответ: 'Нет, такой не поступал', дикое облегчение, - я упала лбом на стол, пытаясь придумать, как выжить, если я его всё-таки найду где-то...
И тут в дверь позвонили.
Пока я бежала ко входу, мне показалось, что сердце просто выпрыгнуло из груди потерялось где-то позади. Но и без сердца я ухитрилась добраться до входа и открыть замок.
На пороге стоял Вик.
Тут выяснилось, что потерялось, всё-таки, что-то другое, потому что сердце нашлось там, где и должно было быть: оно принялось колотиться в груди с такой силой, что пришлось прижать его рукой, чтобы не разбилось.
Молча дёрнув принца за руку в квартиру, я обхватила его руками, прижалась лбом к плечу и принялась заново учиться дышать, потому что только что забыла напрочь, как это делается. Вик тоже молчал, только явственно подрагивал и сжимал меня в объятиях так сильно, что, ещё чуть-чуть, и сломал бы рёбра. Впрочем, возможно, что сейчас я бы этого даже не заметила.
Не знаю, сколько мы так простояли, а потом я спросила его, подняв голову:
- Почему ты убежал?
- Забыл... кое-что, - улыбнувшись одними губами, ответил он.
Но глаза смотрели напряжённо и испытующе, одновременно.
- Что? - машинально удивилась я, потому что ничегошеньки, принадлежащего ему у меня не осталось.
- Себя...
Я сдавленно засмеялась. Шутник, чтоб его!.. Да ладно, пусть делает, что хочет, главное - он здесь, и он живой!
Слегка отстранившись, он пытливо заглянул мне в лицо:
- На самом деле, я пришёл узнать... - любимый голос звучал хрипло и даже сдавленно, словно Вик ломал себя, вымучивая каждое слово. - Мне очень нужно... но я не успел спросить тебя об этом... Пожалуйста, скажи... только правду: я тебе нужен?
Теперь-то у меня не было в этом ни тени сомнений.
- Да. Да, ты мне очень, очень нужен... - ответила я, не отводя взгляда.
- Несмотря на то, что я - саб?
- Да хоть саб, хоть раб, хоть стриптизёр, хоть чёрт в ступе! Ты не представляешь, что я тут пережила, пока ты шлялся где-то! Думала, что сойду с ума, представляя себе всякие ужасы... Будь, кем хочешь, главное, будь... И лучше всего прямо тут, со мной. И, Вик... скажи мне, только тоже честно... Я тебе нужна?
Он пошевелил губами, словно подбирая какие-то слова, а потом убеждённо ответил, купая меня в прозрачной синеве своих глаз:
- Да. Нужна.
- Ну и слава Богу, - со вздохом облегчения ответила я, снова утыкаясь в его плечо носом. - Сейчас, погоди, я ещё чуть-чуть вот так постою, и можно будет уже с места сдвинуться...
Вик ничего не ответил, но прижал меня к себе ещё крепче. Как пить дать, синяки останутся... Да и ладно, у него есть такой волшебный жёлтый гель в тюбике...
Научившись дышать, я с упоением вдыхала его запах, такой родной, знакомый и будоражащий. Надышавшись, сообразила, что Вика можно не только обонять, но и трогать, чем с удовольствием и занялась, засунув руки под его футболку. Под тканью его тело было влажным, горячим, чуть липким. Он смущённо завозился, заметив, что ему бы надо в душ, потому что он очень долго шёл пешком и, наверняка, пропах потом... Я бы не стала отвлекаться на такие глупости, но принц, похоже, всерьёз запереживал, поэтому пришлось уступить.
В ванной я помогла ему раздеться, а потом принялась мыть сама. Как это было замечательно! Вик мокрый - то ещё зрелище, а Вик мокрый и возбужденный - вообще нечто сногсшибательное! Полюбовавшись на него, мы с моей крышей ушли в отрыв. Друг от друга.
Никогда бы не отпустила принца всего лишь через полчаса, но меня вернул к действительности мобильник, который верещал не переставая, пока я не осознала, что звонящий просто так от меня не отстанет. Пришлось топать в гостиную и отвечать. Ожидаемо, это оказалась встревоженная Юлька, которая решила, что я всё-таки куда-то ушла. Пришлось признаваться, что звонка не слышала, потому что отмывала потерю.
- Так он всё-таки пришёл?! - в голосе приятельницы причудливо перемешались злость и облегчение. - Вот паразит... Все нервы вымотал! Выпороть бы мерзавца, да не дотянусь...
- Выпороть? - осторожно уточнила я. - Вика? Зачем? Он же вернулся, жив и здоров. Пешком пришёл всю дорогу, ты представляешь?..
- Инна, за этого паршивца отвечаю я, пока он не пристроен! И с такими заскоками у него есть все шансы приобрести репутацию 'дурной овцы'. Только я нашла ему Топа, как он сбегает! Учти, что если сабу спускать такие штучки, то ты или его разбалуешь до невозможности, или потеряешь.
Последняя фраза меня зацепила.
- Почему потеряю?
- Потому что. За каждым проступком саба обязательно должно следовать наказание, иначе у них в мозгах наступает раздрай и шатание. И восстанавливать порядок потом довольно сложно. Так что - пороть! Чтоб всё, в подробностях прочувствовал! Эх, Инна, говорила же я тебе, - ты не понимаешь, во что лезешь... Вот тебе первый пример. Мальчишка насвоевольничал, нарушил договор, его надо наказать. Ты сможешь это сделать?
- Что сделать? Выпороть Вика? - спросила я с ужасом.
- Да хотя бы выпороть!
- Эээ...
- Тьфу ты! - в сердцах плюнула Юлька. - Я правильно понимаю, что теперь ты вцепишься в него руками и ногами и будешь отстреливаться, если кто-то попробует забрать твоё сокровище?
- Ага, буду, - ну, в этом у меня точно сомнений не было!
- Ладно, чтоб вас.. новоявленные Ромео и Джульетта, - с тяжёлым вздохом резюмировала приятельница. - На сегодня оставляю вас в покое. А вот завтра - готовься. Приеду, и будешь учиться.
- Эээ... чему? - осторожно спросила я.
- Тому. Как надо содержать саба в домашних условиях. Понятно?
- Да...
- Ну, и хорошо. Всё, пока.
Я уставилась на умолкнувшую трубку, потом аккуратно положила её на стол. Вот чёрт, не успела я обрадоваться жизни, как опять пришли проблемы. Хотя Вик стоил любых проблем...
Что ж, согласившись оставить его, я приняла правила игры. Теперь она станет и моей тоже. Главное - мы будем вместе, значит, я справлюсь. Обязана справиться. Ну, не сможет Вик без порки, - значит, буду пороть... Потребуется, - буду наказывать... Совсем припрёт, - буду осваивать даже найф-плей. Чего не сделаешь для любимого мужчины! Но больше никто и никогда не сможет на него посягнуть. Вик - мой принц, и точка. Я так решила, что бы по этому поводу не думали все Топы вместе взятые.
Главное дело сделано, - он пришёл ко мне. Сам.
Теперь моя очередь делать шаг ему навстречу.

Опубликовано: 07.12.2014

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 60 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 30 человека:

  1. Это было круто.
    Очень понравилась история.
    Автор, балуйте нас, Ваших преданных и восторженных читателей, почаще!!!!! Плиззз! !!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Да уж, что не сделаешь для любимого человека!
    Очень понравилось, интересная история. Вроде бы не первая, прочитанная тут на сайте, «наоборотка», но при этом — единственная в своем роде.
    Почему «наоборотка» — потому что более обычными, распространенными кажутся истории, когда меняется (ломается или раскрывается) мужчина, в конечном итоге находя свое счастье у ног госпожи.
    А тут читаю с мыслью, что это, пожалуй, единственный рассказ, где меняется (или по крайней мере внутренне готова измениться) женщина. Потом с натугой соображаю, что вовсе даже не единственный в своем роде и даже не первый из прочитанных. От «Раба на халяву», с которого я и пришла на этот сайт, до кучи историй про попаданок в матриархальный/рабовладельческий строй. (И все такие вкусные-вкусные!!!)
    И все же для меня эта история стоит особняком. Может потому, что здесь героиня не подстраивается под реалии окружающего мира и не открывает в себе латентные качества госпожи, и … да много чего «не».
    Она просто любит и не собирается подстраивать его под себя, но и сама не будет подстраиваться под него, как ни странно это звучит.
    Когда-то я читала интересную теорию про языки любви. Кому-то важно слышать признания, ласковые слова (аудиалы от любви), кому-то нужно, чтобы с ним проводили больше времени, а кому-то, «прекрати болтать и сделай уже что-нибудь!» И порой люди кричат на своем языке «я люблю тебя!» А адресат не «слышит», потому что на «иностранном»
    А здесь героиня — вот не думаю, что она вдруг осознает, что всегда была топом, и вдруг раскроется как истинная госпожа — она просто готова говорить с парнем на его языке любви.
    Спасибо за рассказ!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Никогда еще не писала комментариев, а сейчас захотелось. Одно только слово. Супер)

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Класс! Высший пилотаж! Спасибо большое! Шикарно написано. С огромным удовольствием, перечитаю еще не один раз.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. За Маугли отдельное спасибо! Читала на одном дыхании, не отрываясь:) и если получится ди или более логия, буду очень рада:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Очень зацепило! Перечитала во второй раз и опять куча эмоций:))))) спасибо! А что с проектом Cвобода? Очень хочется продолжения и Маугли тоже! Вот такой восторг:)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Пожалуйста! Очень рада, что вам понравилось!))
      С проектом Свобода пока случился Маугли, который всех растолкал, и никак не хочет умещаться даже в рамки простого макси, а лезет на две книги(((. Я просто для себя решила, что не буду разбрасываться потому что ни один роман так не допишется никогда. Взялась только за зелёного с целью добить до конца,а потом вернуться к моим прежним, нежно любимым героям)))).

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Сабы тоже вполне могут принимать решения, порой это плохо, порой — лучше не придумаешь)
    Прочла ещё вчера, ночью весь сюжет вновь увидела во сне и вот стараюсь как-то сформулировать свои мысли (трудно это, трудно!)
    История кажется какой-то «карамелькой», если смотреть поверхностно. В действительности же тут столько терзаний и метаний души, что читаешь и порой дыхнуть боишься, настолько всё у героев на волоске висит. Понравилось нереально, бегу ещё что-нибудь у вас читать.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Спасибо автору за рассказ. Все очень красиво, нежно и сказочно. Надеюсь что в жизни тоже так бывает. И удачи вашему Демону-Музу )))может еще что подкинет интересненького))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Спасибо! Вся штука в том, что в жизни бывает такое, чего ни одна фантазия не в силах вообразить)))). Все сказки выходят из жизни…
      Спасибо за ваши пожелания, надеюсь, Муз будет вести себя хорошо, и расскажет что-нибудь ещё мне, а я — вам…)))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Трижды супер) Очень переживала за героев и отчаянно хотела, чтобы они остались вместе. Хэппиэнд стал приятным вознаграждением за переживания. Мне кажется, у Инны все получится, возможно, не сразу, но получится. Ее будет греть взаимная любовь, а когда она есть, можно хоть горы свернуть. Спасибо)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Мне тоже кажется, что мир движется именно любовью, она помогает вращаться планетам и светить солнцу.))) Так что уж с проблемой предпочтений любовь героям точно поможет справиться!)))
      Спасибо за ваши переживания и эмоции! Это замечательно, когда удаётся написать так, чтобы читатель почувствовал героев…))
      Ещё раз спасибо!

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Спасибо за чудесную историю. Хорошее настроение на целый день было обеспечено. )))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Очень понравилось. Спасибо большое за красивую сказку со счастливым концом!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Да!!! Здорово!! Если любимому мужчине нужно для счастья не только ласка и обожание, значит научимся и выпорем!!! Спасибо, Солнышко!!!!!!!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. Потребовались сутки чтобы более глубоко осознать, прочувствовать эту часть рассказа. На протяжении большей части повествования герой демонстрировал стойкое отсутсвие своей самостоятельности, в конце же он как бы взбрыкнул, воспротивился. Сделал он это в основном, как мне кажется, после того, как обдумал и принял точку зрения Инны (что любой человек должен понимать что он хочет, а что нет, и вести себя соответственно). Повредит ли это Вику, как сабу? Скорее всего нет. Следует ли его наказывать, как предлагает Юлия? (ведь Инна не в Теме). Следует. Кроме обычного секса парню периодически просто необходима «приправа» в каком-нибудь виде БДСМ, порка ли, бондаж… История весьма правдоподобна. И есть поводы чтобы радоваться за героев, читая, начиная от знакомства, притирки и самой кульминации.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Потребовались сутки чтобы более глубоко осознать, прочувствовать эту часть рассказа.

      Вау… Честно говоря, я и не рассчитывала на столь долгое влияние рассказа на читателей))))))) Удивили и очень обрадовали!

      На протяжении большей части повествования герой демонстрировал стойкое отсутсвие своей самостоятельности, в конце же он как бы взбрыкнул, воспротивился. Сделал он это в основном, как мне кажется, после того, как обдумал и принял точку зрения Инны

      Вы совершенно правы, — конечно, Инна заставила его взглянуть на себя по-другому. И, когда он понял, что может потерять дорогого для себя человека только потому, что привык не проявлять инициативы, Вик осознал и то, что должен что-то сделать сам. Ну, примерно, то же, что думала Инна: «Нельзя хотя бы не попробовать, потому что иначе это будет трусостью…»)))) И Вик пошёл на такой нетипичный для саба поступок — открытый бунт, по сути.)))
      Мррр, как приятно, когда тебя и героев понимают!)))

      Повредит ли это Вику, как сабу? Скорее всего нет.

      Я тоже так думаю))). Это же что-то вроде форс-мажора было…

      Следует ли его наказывать, как предлагает Юлия? (ведь Инна не в Теме). Следует.

      Ну, за сам побег — мне кажется, не нужно… Но всегда можно найти кучу причин, чтобы сделать обстановку максимально привычной для саба, — за ним присматривают, он нужен, его ценят, строят, холят и порют)))))).

      История весьма правдоподобна. И есть поводы чтобы радоваться за героев, читая, начиная от знакомства, притирки и самой кульминации.

      О! Это были тонны бальзама на моё авторское самосознание! После перипетий написания этого рассказа, ваши слова — это высшая похвала! Пошла гордиться и гладить своего Демона, который Музом прикидывается))))))
      Совсем серьёзно: спасибо за то, что написали этот комментарий! Знаете, иногда отзывы могут спасти автора от множества душевных терзаний. Ваш — именно из их числа. Спасибо. Спасибо…

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  14. А веть парень не совсем саб раз принял решение…)))У него есть еще шанс превратиться в вежливого нормального парня.

    Оцени комментарий: Thumb up 0