Маг-9

Глава 17. Большая пирушка

1.

Амр проснулся и обнаружил, что сестра лежит головой у него на спине. Ро мерно урчала и обнимала брата лапами за шею.
-Ты стонал, - объяснила она, когда он открыл глаза.
-Я не стонал, - мрачно возразил он. – Я кричал там, во сне. Я видел, что меня снова никто не послушал.
-Сегодня большая пирушка с лесными. Ещё кто-то погибнет?
-Попробую предотвратить, - вздохнул он.
В коридоре раздался воинственный писк, в пещеру вкатились котята. Они играли в охоту, и самой подходящей добычей сочли повязку для ноги. Один котёнок вцепился зубками в конец кожаной ленты, поволок её, второй котёнок ухватил другой конец, тоже потащил. Они упёрлись лапками в пол и упрямо перетягивали повязку, каждый на себя. Когда взрослая кошка повернула голову, котята подпрыгнули и дружно убежали с добычей.
Ро зафыркала от смеха, посмотрела на брата, вскочила, побежала за котятами. Она нашла их в небольшой пещере.
Детям уже наскучила новая игрушка, они бросили её посреди пола, улеглись в обнимочку. Один котёнок захватил лапками голову другого и старательно умывал брата. Ро полюбовалась на их нежности, подобрала повязку и ушла.
-Ты идёшь? – спросили она угрюмого Амра.
-Видимо, да, - повёл плечами тот. – А ты?
-А я – нет. Хотя Кхар уже сказал, что кошки могут пойти, если захотят. А подросткам запретил, не то буйный молодняк обеих стай запросто драку затеет. Подростки жутко недовольны.
Фах, Вай и Хуш всё ещё спали, умаялись на охоте.
По коридору снова тянулась наружу вереница котов. Сегодня вождь ни на кого не рычал, все повскакали охотно.
В пещеру семейства заглянули Кхар и его помощник.
-А что это вы спите? Все взрослые идут на большую пирушку. И ты тоже! – вождь мотнул подбородком на Амра. – Тут не так уж далеко, как-нибудь доковыляешь. От тебя нужна твоя музыка, вон гудящий пень уже тащат, я велел. Предсказания для кого-нибудь есть?
-Есть, - мрачно сказал Амр и в упор посмотрел на старшего скального, что пришёл вместе с вождём.
Этот спокойный кот нравился Амру. Он никогда не пытался зацепить, вызвать на поединок, не бросал резких слов. Он вообще мало говорил.
-Не вступай в драку, кто бы что ни сказал и ни сделал! Другие разберутся. А ты вообще не выходи на поляну, держись под деревьями.
Старший скальный и тут промолчал. Он услышал, но вот прислушается ли?
-Я учту, - сказал Кхар. – На поляне всё равно места всем не хватит.
Двое котов ушли.
В пещеру прошествовала Май, пристально посмотрела на сонного Фаха.
-Ты идёшь?
-Разумеется. Зря, что ли, на охоте старался? Хоть поем в хорошей компании. А ты?
-И я, разумеется. Хорошая компания – это, конечно, охочие до чужого, лесные нахалки?
-Или лесные нахалы, - прищурился Фах.
-На что мне эти недомерки? - фыркнула Май. - Ревнуешь? Это хорошо. Тогда ты не возразишь против моей компании. Потому что я иду присматривать за тобой!
Они одарили друг друга долгим, весёлым, довольным взглядом. И удалились, плечо к плечу.
-Пойдём и мы? – Вай вскочил, гибко потянулся, толкнул Хуша.
-Как хорошо, что у нас нет таких заморочек! – зевнул тот. – Не надо выяснять, кто кого ревнует и почему!
Пока братья и Хуш охраняли Амра, им было не до женщин. Вай поссорился со своей кошкой и даже обрадовался этому. Его ведь, откровенно говоря, кошка поймала, а вовсе не он её. Хуш и подавно относился к связям с женщинами легко: есть – хорошо, нет – ну и ладно, для друга он забил на всё.
Коты вышли, оставив Ро дремать на подстилке.
В коридоре Амр оглянулся на другие пещеры.
-Что там за шум?
В полумраке каменного хода, прячась за выступами, по стеночке крался Кхи. За ним бежала пожилая кошка. Она близоруко щурилась, вертела головой. Заметила юного кота, бросилась к нему. Сын вождя понёсся зигзагами. Наскочил на Амра, отпрыгнул.
-Пусти! Не стой на дороге!
-Остановись! Вождь не велел! Почему ты не слушаешься? – кричала кошка.
Она, задыхаясь, добежала до братьев и пожаловалась.
-Кхар запретил идти на пирушку всем юнцам! А они бунтуют, вопят, что уже взрослые! Этот буянит больше всех, его кошка ушла со старшими на лесное сборище! Он ринулся на разведку. Если его отца тут уже нет, они все просто сбегут. Мы не сможем их удержать!
Молодой скальный нахмурился. Кхи смотрел на него упрямо, с вызовом.
-Раз ты взрослый, то у тебя должна быть ответственность. Ты же понимаешь, что подаёшь дурной пример? Если никто не будет слушаться вождя, то стая развалится, и все погибнут поодиночке, ты в том числе.
Кхи зыркнул исподлобья, подумал, развернулся и побрёл обратно.
-Какой ты умный! – восхитилась пожилая кошка.
-Это Хум говорил, я просто запомнил.
Амр вздохнул, глядя вслед юному сыну вождя. Если кошка ушла, никакие драки всё равно не спасут дело.
Трое молодых котов выбрались наружу и осмотрелись. Им пришлось долго выжидать, чтобы добраться до лесной тропинки.
Мимо скал протопали, одно за другим, три небольших стада чешуйчатых великанов.

2.

Лесные ждали, высунув языки.
У них было всё готово для большой пирушки, согласно древним обычаям. То есть, никаких лиственных тарелок, как у соседей-скальных, туши просто валялись на земле. Хмельные травы тоже никто не мешал с водой, их разложили по кучкам, и всё. У лесных соседей не было и «тех, кого кормить». Мьюр, подобно Кхару, предпочитал с таким делом не возиться. А главное, никаких светящихся грибов к мясу!
Выбрали самую большую поляну, но обе стаи всё равно не поместились, кому-то пришлось устроиться под деревьями. А ещё лесные не учли, на сколько долей разложить добычу, чтобы все удобно расселись, ели и разговаривали. Те, кому не хватило места, зарычали, замахнулись лапами. Подраться не торопились, просто делали угрожающий вид, добивались своего. Обоим вождям срочно пришлось мирить и рассаживать.
Наконец, все успокоились, разбрелись по поляне и зарослям вокруг неё. Кто-то присмотрел друга или подругу, познакомились, помурлыкали, убежали в кусты. Кхар не беспокоился за своих. Гордые горные кошки не уйдут в лесную стаю, ещё и котят принесут, будущих охотников и красавиц его племени. Коты тем более огорчений не доставят. Если только не подерутся.
Скальный вождь с довольным видом осматривал поляну. Охота удалась, добычи много. Теперь обе стаи вволю попируют, отпразднуют пополнение запасов, так сказать. Почему – так сказать? Да потому, что во время пирушки всё и съедят. Никаких запасов, скорей всего, не останется. Да и хранить их долго не получится. Но это не столь важно, как отношения с соседями.
Скальный вождь хвастал новинками, с удовольствием наблюдал изумление лесных.
Мьюр вытаращился на скорлупки для воды, что скальные принесли с собой. Река протекала далеко от поляны, но лесному вождю и в голову не пришло предусмотреть то, как утолять жажду без отрыва от еды.
Музыкальный пень и вовсе вызвал оторопь.
Лесные позабыли, как жевать и глотать, болтать и хвастать, ворчать и мурлыкать. Они круглыми глазами уставились на лохматый обломок дерева и на Амра, который размеренно цеплял щепки лапой.
Танцевать лесные, разумеется, не умели. Но слушали хорошо. Когда привыкли, конечно.
Амр играл и пел, пока не устал. Ему стало скучно, под его музыку никто не веселился, не подпевал, не скакал. Если вначале хотя бы слушали, то позже стали зевать, отвлекаться на еду, на разговоры, на заигрывание…
Молодой скальный тоже зевнул, оставил пень, побрёл вокруг поляны. Разговаривать не хотелось, знакомиться с кошками не хотелось. Ему казалось, что на него никто не обращает внимания. На самом деле, он сам ни к кому не подходил.
Он увидел недоеденную тушу, возле которой никого не было, устроился рядом на траве, нехотя оторвал и проглотил несколько кусков. Затем поднялся, снова углубился в заросли под деревьями.
Шёл, шёл, смотрел на луну и тихие кроны деревьев, осторожно огибал парочки под кустами. Решил вернуться к музыке, всё равно ему больше делать нечего в ожидании, когда эта нудная пирушка закончится. И тут услышал голоса Кхара и Хума. Ему стало любопытно, о чём они говорят. Он подобрался поближе, навострил уши.
Вождь жаловался травнику, что не всё обсудил с Мьюром, а лесной как увидел кошек, так махнул на всё лапой и побежал.
-Это не те друзья, - сказал Хум. – С ними лучше не связываться.
-Лучше плохие друзья, чем хорошие враги, - отрезал Кхар.

3.

Внезапно молодой скальный получил столько внимания, сколько даже не ожидал. Вокруг Амра и его пня столпились лесные красавицы.
-Ой, а что это такое?
-Ой, а как ты это придумал?
-Ой, а где ты так здорово играть научился?
Кошки казались глупее, чем были на самом деле. Они болтали чепуху, лишь бы что-то говорить, и понимать всё это следовало в переносном смысле. Ой, скорей обрати внимание! Ой, нет, не на неё, а на меня! Ой, ты такой сильный, умный, красивый, я тебя хочу!
Они не скрывали своих мыслей и желаний, каждая ярко светилась восхищением и вожделением. Но то, что они болтали, если как следует вникнуть, так это ж, мать моя – кошка…
Одна выдала самое потрясающее:
-Ой, откуда у тебя такой голос?
Амр оторопел, затем фыркнул.
-Как это – откуда? Я с ним родился!
Молодая кошечка лукаво сузила красивые глаза. Зелёные, яркие, точно ненужные камни. Самая смелая из лесных красавиц, она игриво изгибалась и откровенно тёрлась о бок скального всем своим крепким телом. Невысокая, коренастая, тем не менее, эта лесная была отлично сложена.
Кошка заметила впечатление, которое произвела на привлекательного мужчину, удовлетворённо прищурилась, кивнула на заросли.
-Пойдём?
Амр готов был замурлыкать, ринуться вслед за нею в лес. Тело требовало своего. Как ни обманывай себя, потребности никуда не денешь. Впрочем, отвращение тоже никуда не денешь. Эта красотка такая же, с расчётом в глазах и цепкими коготками, холодная хищница, высосет все силы и выбросит пустую шкурку за ненадобностью. Как тот цветочек с яркими лепестками, что насекомых ловит.
Большой кот ринулся в лес, только один и с рычанием.
Кошки разочарованно завопили, но за ним не последовали. Уж очень грозно заревел этот странный скальный. Ещё трёпку вместо любви от него получишь, если побежишь следом.
Чащу обнимали тьма и тишина. Высоко вверху луна покоилась на ветвях, словно удовлетворённая возлюбленная в объятиях любимого.
От шума неосторожных шагов пробудилась в дупле зубастая птица, томно курлыкнула. Скальный раздражённо зашипел. Когда-то он передразнивал птиц, мяукал, квакал, пищал, как они. Сейчас хотелось не мяукать, а завыть во весь голос. Что он и сделал без лишних сомнений. Он убежал далеко от поляны. Кто его тут услышит?
Птица щёлкнула зубастым клювом, истошно завопила и упорхнула подальше от непонятного шума.
Страдающий без женской ласки мужчина оглушительно жаловался и стенал на весь лес. Долго-долго, с чувством, с толком, с расстановкой. До одышки, до хрипа в глотке.
Ну, и докричался, конечно, к нему пришли. Из зарослей, с хрустом ломая ветки, выскочили те пятеро лесных, что когда-то загнали Вая на дерево.
-Кого на бой вызываем? А, скальный? – спросил самый ехидный из пятёрки.
-Никого, - буркнул Амр.
-А-а, значит, на сытый желудок лучше поётся! Мя-а-ау, принеси и нам мя-я-яса! У вас там пирушка, я знаю!
-Вы что, сами себе добыть не можете?
-Можем. Но сейчас-то у нас ничего нет, а у вас много, мрр-мням! Поделись, ну пожа-а-алуйста! Что тебе, жалко?
Амру было не жалко еды, он посочувствовал котам, которые бродили вокруг пирующих и облизывались. Наверно, их выгнали из стаи. Интересно, за что?
-Ладно, ждите тут, я скоро.
Он вернулся к поляне, утащил оленью ногу и принёс братьям.
-Ты мой замечательный! – восхищённо причмокнул лесной насмешник.
-Твой? Я тебе что – кошка? – рассердился Амр.
-Нет, ты мой спаситель! Спас меня и моих братьев от голодной смерти!
Вытянув шеи, жадно блестя глазами в полумраке, пятеро лесных котов уселись вокруг оленьей ноги. Торопливо глотали, чавкали и наперебой хвалили Амра. Хвалили, хвалили…
Ехидного звали Ась. Он был младшим, верховодил в семье, как и Амр. И любил поддеть когтем, беззлобно, просто ради шутки. Больше всего именно он и говорил. Рассказал, что они сами ушли из стаи, никто их не выгонял. Им надоели придирки вождя. Заявил, что они много слышали о замечательных предсказаниях Амра. А в его справедливости сами убедились.
-Ты тоже, что ли, сбежал?
Амр неопределённо повёл плечами. Потом не выдержал и пожаловался.
-Я устал их уговаривать! Я устал от них от всех! Почему они не слушают предупреждений? Почему они так не любят жизнь?
Ась задумчиво облизал губы.
-Они любят. Но с ленцой.
Второй лесной брат неохотно оторвался от кости с остатками, проворчал.
-Устал от них – приходи к нам. Ты нам нужен.
Амр удивился.
-На что я вам сдался, хромой и странный? Из меня плохой охотник!
Ась насмешливо прищурился.
-Вождю необязательно бегать. Вождю надо хорошенько думать.
Он сыто мурлыкнул и прибавил:
-Хорошее мясо, вкусное мясо. Мы тебе очень благодарны.
Молодой скальный кивнул им и вернулся к поляне.

4.

-Пятнистые!
Пьяный вопль заставил всех подскочить.
Как? Где? Сколько?
Старшие коты обеих стай побежали вокруг поляны. Лесные метались по кустам, кто-то с перепугу полез на дерево. Скальные прикрывали друг другу спину, зорко всматривались в тёмно-серую листву, нюхали воздух, поводили ушами. Искали следы, видимые и незримые, искали врагов. Но никого и ничего не нашли.
Вернулись на поляну.
Тот лесной, который крикнул, расфыркался так, что повалился на спину и задрыгал лапами. Оказалось, он пошутил.
На него грозно пошёл скальный, зарычал на всю поляну.
-Ты! Дурак из дураков! Нашёл, чем шутить! А если в следующий раз будет настоящая опасность, и никто вовремя не послушает?
-Да ладно, подумаешь! Ты веселья не понимаешь? Смотри, как шустро все забегали, это ж умора!
-Сейчас я тебе покажу умору!
Скальный рявкнул, грудью надвинулся на шутника.
К ним подскочили ещё трое лесных.
-Не тронь брата! Пошутил он! Ты понял, нет? Чего не бывает спьяну!
Скальный разозлился вконец, завыл на весь лес и накинулся сразу на всех четверых. Они не остались в долгу. Клубок бешено орущих котов покатился по траве.
-Уйдите с поляны! – отчаянно завопил Амр.
На него никто не обратил внимания.
-Крылан! – крикнул кто-то.
Все кинулись под деревья. Драчуны крика не услышали.
По всей поляне валялись туши оленей, но чешуйчатому летуну больше понравилась живая, подвижная добыча. Он схватил разом весь клубок дерущихся котов и унёс в небо. Яростный вой мгновенно превратился в жалобный визг и растаял в вышине.
На поляну и лес упала тишина. Всё вокруг замерло, словно тут вообще никого не было.
За большим деревом Амр свалился на землю, обхватил голову лапами и застонал.

5.

Кхар считал, что лучше всего – сесть и хорошенько подумать. Перебирать мысленные картинки можно до бесконечности, безо всякого толку. Тем более, что они далеко не всегда чёткие, ясные и понятные. Вождь привык больше полагаться на разум – и до сих пор получалось хорошо.
Но вот вышел промах, а затем ещё промах. Одно дело – кто-то пошёл на охоту и не вернулся, такое вообще-то случалось не так уж редко. Но там никто не видел, в чём ошибка, следовательно, не мог поправить, подсказать. А здесь был вождь, распоряжался, присутствовал. И не предотвратил. Плохо распорядился, потому что коты погибли. А ведь его предупредили.
Кхар не любил терять своих. Хотя, кто ж такое любит? Обвинять себя он тоже не любил. Значит, вождя плохо предупредили. Кто в этом виноват? Даже глубоко рыть не надо.
-Объяснял бы ясно-понятно, а то только запрещаешь! – зарычал он на Амра. – Раскомандовался! Скоро без твоего позволения на кошку влезть нельзя будет!
Молодой скальный вскочил с круглыми глазами, безмолвно развернулся и кинулся в чащу.
Вождь говорил, что Амр нужен племени. Но, как выяснилось, никому он тут на самом деле не нужен. Предупреждений не слушают, только рычат. А затем гибнут, рвут когтями сердце.
Злые вы, уйду я от вас. К лесным братьям.
Не те друзья? Но что поделать, если других не осталось?
Зато им он точно нужен, сами сказали.

Глава 18. Не те друзья

1.

В пещеры принесли мёртвую кошку.
Она уже окоченела и была страшно изорвана. Причём, судя по ранам, кто-то бешено драл когтями уже мёртвое тело. Что за бессмысленная жестокость?
Кхар похолодел от ярости. Убить женщину?! Зачем? Он бы понял, если бы её увели. Но убить? Хотя, кошку уведёшь, как же. Особенно скальную.
Вождь вспомнил, кто это.
Молодая скальная и лесной влюбились друг в друга. Кошка бегала на свидания к своему коту в чащу.
Кхар не возражал. Кошка не собиралась уходить из родной стаи, а котята родились крупные и красивые, три большеглазых мальчика с кисточками на острых ушках. Будущие охотники и бойцы его племени.
Однажды скальная, как обычно, побежала на поляну, где всегда ждал её лесной. Он ждал её и на этот раз – в траве, с разорванным горлом. Ей бы со всех ног броситься обратно, а она, вне себя от горя и ярости, понеслась искать тех, кто убил её любимого кота. Нашла быстро, они сами на неё выскочили, стая мелких и пятнистых. Скальная была большая, сильная, ловкая. Но врагов оказалось слишком много.
Трое котов почуяли смерть сородича издалека, нашли по следам, разобрались, что произошло. Несли в пещеры, шатаясь под тяжестью ледяного тела. Несли на спине по очереди, будто мёртвая кошка оседлала живого кота. Зачем несли? Спрятали бы там. Хотели, чтобы вождь увидел? Не смогли оставить? Глупо надеялись, что она оживёт?
Из единственного глаза просочилась еле заметная, прозрачная струйка. Кхар бешено завыл, заревел, заорал.
-Лучше бы так принесли наглого хромца, чем женщину!
Ро шмыгнула в свою пещеру и порадовалась, что брат не слышит этих слов.
Она осталась одна. Амр не вернулся с пирушки, удрал в лес. Обиделся на что-то, как ей рассказали. Она знала, на что. Его снова не послушали, небось, ещё и рявкнули. Вот он и сбежал. Ничего, погуляет, вернётся, он ведь не в первый раз так убегает. Лишь бы вождь не разозлился надолго…
Фах не вылезал от своей Май. Она присмотрела для них двоих уютное жилище, подальше от пещеры молодых красавиц. Вай и Хуш тоже побежали по кошкам.
Хеф исчез. Его пещера пустовала, там давно никто не появлялся. Ро чувствовала, что песчаный жив, но не могла определить, где он. Что произошло, почему любимый кот покинул её? Увидит ли она его снова, хоть когда-нибудь?
Ро тоскливо вздохнула, сгребла в одну кучу все подстилки и зарылась в этом гнезде.

2.

Пятеро лесных братьев в восторге скакали вокруг Амра.
-Пришёл! Пришёл!
Уже сутки прошли, а они всё прыгали, приплясывали и радостно орали. С перерывами на еду, разумеется. Так нередко Хуш делал…
Амр чуть не оглох. Пять здоровых глоток – это вам не котёнок чихнул.
В конце концов, он на них шутливо рявкнул.
Плясать перестали, но Ась завопил ещё громче:
-Во! Я же говорил! Настоящий вождь! Мы с тобой, дружище скальный, всем ещё покажем! Ого-го, как покажем! Глаза им на задницу натянем! Ну, или наоборот! Свою стаю соберём! Ты – вождь, а мы – твои любимчики, и я – первый!
-Чего это ты будешь первый? – возмутился ворчливый. – Может, это я буду!
Они сцепились и разодрались бы в пух и клочья, если бы Амр не разогнал их пинками в разные стороны.
-Хорош орать, я сказал! Дело делать надо!
Лесные братья уселись, высунув языки, как розовые лепестки. И преданно смотрели скальному в рот.
-Точно! Пуховые слова! – вскричал Ась. - Ты вождь, укажи нам добычу, а мы поймаем её и притащим! Вот, смотри, это дерево тут самое высокое. Полезай наверх, высмотри, кого поближе. Наши вожди всегда так делали. Ну, до того, как Мьюр всех лесных себе под лапу загрёб. И степных, что сюда сбежали, он тоже прихватил… Пожрём, потом пойдём в логово. Будем обсуждать всякое и дрыхнуть.
Амр охотно полез на дерево. Эх, хорошо получается! Нашёл новых друзей, сразу пятерых! Своей родной стае он не нужен. Его предсказаний никто не слушает. Все надеются «на авось» и считают, что «чему быть, того не миновать». Молодой скальный снова разозлился, попал ногой не на ту ветку, чуть не полетел вниз.
Надо перестать думать о прошлом, а то и оступиться недолго.
Сверху было видно бескрайнее море листвы, в нём кое-где зияли проплешины – вершины голых холмов, поляны, овраги. Недалеко протекал ручей. На его берегу расположилось на отдых небольшое стадо рогачей.
Амр поспешил вниз, объяснил братьям, где пасутся «те, кого едят», большие, упитанные.
-Ой, не-е-ет! – недовольно мяукнул Ась. – Это не та добыча!
Он переглянулся с братьями.
-Ладно, мы сами. Жди нас тут, мы скоро!
Пятеро убежали и в самом деле быстро вернулись. Они волокли тушу оленя, изрядно обкусанную крупными клыками и поеденную жучками.
-Что это? – удивился Амр. – Где вы взяли это мясо?
Оказалось, после гибели четверых лесных и одного скального все коты сразу разбежались с той поляны, побросали недоеденную добычу и вообще всё, что там было. Впрочем, бережливый Кхар приказал унести и скорлупки для воды, и музыкальный пень.
Молодой скальный опечалился. Он уже не хотел никакой еды, безмолвно отвернулся и уставился на неохватный ствол дерева.
-Ну, что ты? Ешь! Не пропадать же добру! Мы-то живы, значит, нам надо жить! Есть, спать и бегать за добычей! То есть, бегать будем мы, а ты станешь распоряжаться. Не печалься, а то я тоже загрущу, а я этого не люблю!
Ась обнял его за шею, безо всяких намёков, просто по-дружески, по-братски. Так делала Ро…
Лесной прав, надо жить. Амр вздохнул. Не нужно вспоминать, а то он только новых друзей огорчает. Молодой скальный нехотя оторвал и проглотил, почти не жуя, один кусок.
Насытившись, ушли в логово. Там улеглись, неторопливо разговаривали.
Братья признались, что они соврали Амру. Лесной вождь выгнал сразу целое семейство, потому что пятеро хотели охотиться только для себя, а не для стаи.
-Несправедливо! – жаловался Ась.
-Если не для всех, а только для себя, то это вовсе не справедливость, так, огрызок какой-то. А огрызок – бесполезен.
-Это ещё почему? Очень даже полезен. Для нас.
Амр хмурился. Они не понимали друг друга. Он решил пока не придираться. Они-то не придирались, что он хромой и не может охотиться. Приняли его таким, как есть, как своего, как брата. Радовались ему, заботились, утешали.
Жить хотят все, изгои тоже. Братья трусоваты и глуповаты, им нужен вожак. Амр вполне подошёл. Прежний вождь у лесных тоже не мог сам охотиться, для братьев такое привычно.
Молодой скальный пригрелся в общем клубке, задремал.
Лучше плохие друзья, чем хорошие враги.

3.

Логово братьев не понравилось Амру. Слишком маленькое, тесное, душное.
Скальный предложил наведаться на опушку леса перед степью. Там остались брошенные норы. Не все эти жилища заняли пятнистые. Заодно можно разведать, что да как.
-Ой, не-е, - снова возразил Ась. – На опушку мы не хотим! А если нам стая пёстрых встретится? Им лучше на глаза не попадаться, они злые, не разговаривают, сразу бросаются. Их надо обходить восемнадцатой тропой.
-Так что ж им – уступать своё? Я не согласен!
-Лучше потерять лишний кусок добычи, чем собственную шкуру.
-А если они разохотятся и вздумают отнять всё?
-Да что ты споришь? Ты ж сам так делаешь! Уступил нам половину тогда.
-Тогда это было справедливо.
Братья переглянулись.
-Что? – тут же спросил Амр. – Вы и тогда мне соврали?
-Добрый ты слишком, - вздохнул Ась. – И доверчивый.
-Ладно, забыли-проскочили. Вы – это другое дело, соседи, друзья вроде как. Ну и вот, а тут чужие, пришлые. Ладно, хоть их немного…
На опушку всё же не пошли.
Молчаливый убежал к водопою, на разведку. Вернулся быстро, с горящими глазами.
-Нашёл!
-Сколько бычков? – живо спросил Амр.
-Один. Зато большой! И совсем близко.
Братья обменялись многозначительными взглядами.
-Ну, вместе с мощным скальным мы точно справимся! – довольно воскликнул Ась.
С одним рогачом? Разумеется! Амр готов был и в одиночку завалить такую вкусную добычу.
Молчаливый показал направление. Скальный осторожно полез через кусты, братья следовали за ним.
Почему-то свернули в сторону от водопоя. Рогач уже ушёл оттуда?
Амр услышал шорохи, мягкий топот, натужное пыхтение. В просвете между ветвями кустов виднелась поляна. Что за звуки? Олень там не пасётся, а пляшет, что ли?
Скальный осторожно выглянул. И оторопел.
Три лесные девочки Ньяша волокли большую тушу.
Амр недоумённо оглянулся на братьев.
-И где добыча?
-Так вот же она, перед нами! Разве не видишь?
-Я вижу чужую добычу! Олени ничьи, пока их никто не завалил! А эта добыча уже не наша!
-Правильно, пока ещё она чужая! – фыркнул Ась. – Отнимем, будет наша! Эти кошки слишком злые, мы с ними не совладаем. А ты большой и сильный, ты справишься. За них не беспокойся, они хорошие охотницы, тут же новую себе добудут!
-За них я и не беспокоюсь, - Амр зловеще оскалился. – А вот вам стоит побеспокоиться за себя прямо сейчас! Другие, значит, трудятся, а вы хотите только отнимать? А ну брысь отсюда, пока я добрый!
Он бешено зарычал на весь лес.
Братья переглянулись.
Он сделал шаг, они шарахнулись и тут же исчезли в зарослях.
Скальный умолк, послушал торопливые, удаляющиеся прыжки. И побежал в противоположную сторону.

4.

Амр нёсся по тропинке большими прыжками и гневно фыркал.
Разумеется, он находил для лесных братьев не ту добычу. Ведь они хотели не охотиться, а отнимать!
Братья-разбойники – точно не те друзья, совершенно не те!
Ничего, в лесу он и сам по себе проживёт, с голоду не пропадёт. Зато побродяжничает вволю, насладится полной свободой. Живёт же Хеф безо всякой стаи, даже не в мелкой группе. Маленькая Руф не боялась бегать одна в чаще, а он, Амр, большой и сильный.
В уединении, скорей всего, лучше получится работать со «вторым зрением», восстанавливать навыки.
Он выбрал самое высокое дерево и полез наверх. Карабкался долго, добрался до вершины. Голову не опускал. Тут, как в горах, вниз лучше не смотреть, иначе лазить не сможешь.
На вершине дерева было тихо, только слабый ветер шелестел листьями. Кот улёгся на толстой горизонтальной ветви. Пригрелся в лучах солнца, зажмурился от удовольствия, задремал. Вцепился когтями в кору, чтобы нечаянно не упасть во сне. Собрался погрузиться в незримое. Вот, вот сейчас…
Зубастая птица приземлилась рядом, заметила кота, шарахнулась, громко захлопала крыльями, сердито закричала и улетела.
Под порывом ветра зашуршала крона, да так, что показалось – кто-то подкрадывается снизу. Скальный вздрогнул, напрягся. Но никого тут не было. М-м-м-да-а. Кажется, с незримым ничего не выйдет. Реальный мир не позволит сосредоточиться.
Амр принялся смотреть по сторонам. Видно далеко, но смотреть особо не на что – вокруг только море листвы, ничего больше.
Большой кот поглядел вверх. По верхнему голубому озеру плыли лохматые белые облака, будто клочья изорванной шкуры.
Из-за самого большого облака вынырнул крылан.
Амр подобрался. Но чешуйчатый летун не заметил кота в листве, скользнул по ветру мимо, скрылся из глаз. Оторвать бы ему крылья, да и голову заодно! А крылья себе приделать, полетать над лесом, над степью, над горами. То-то все изумились бы!
Амр представил себе, как вытаращатся коты, когда увидят, как он летит высоко-высоко и так быстро, что ни один крылан не догонит. Замахал лапами, чуть не свалился с ветки, спохватился.
Ощутил, что хочет пить. Полез вниз. Спускался ещё дольше, чем карабкался наверх. Вздохнул, когда, наконец, оказался на земле. Горная тропа всё-таки привычней.
Пошёл искать воду. По запаху учуял ручей, долго осматривался, принюхивался, прислушивался прежде, чем подойти к воде. На больших котов тут засады устраивать некому, но мало ли.
Напился и долго играл с водой, бил по ней лапой, смотрел на сверкающие брызги. Затем встал, встряхнулся.
Пошёл искать еду.
Когда его никто не видел, он ел что попало, чтобы не отвлекаться на охоту. Ловил мышей, ящериц, насекомых. Он любил наблюдать. Теперь никто не возразит, если он захочет наведаться в степь.
Он бы подкрался к великанам, но они паслись далеко от деревьев и бегали слишком быстро. А было бы интересно. Они так смешно и разнообразно ворчат друг другу, будто разговаривают. Только ничего не понять. И мысли у них неразборчивые.
Пятнистые устроились поближе, на самой опушке леса, он сумеет подобраться вплотную. Большие коты могут передвигаться совершенно беззвучно, когда захотят.
Вот что за дураки эти пёстрые? Зачем отобрали норы у степных? Неужели сами вырыть не могли? Степь широкая, лес большой, пятнистых немного. Их и так пустили бы здесь жить. Разбойничать было необязательно…
Амр глубоко вздохнул.
Итак, решено. Отныне он гуляет один, сам по себе.

5.

Амр пробирался сквозь чащу недалеко от опушки. Присматривался, прислушивался, думал. Как тихо тут теперь стало! Ни «тех, кого едят», ни охотников. Только птицы шуршат в листве, да мелкие зверьки копошатся среди высокой травы.
Бац! Жужжащая мелочь с разгону залетела в ухо. Амр потряс головой, пока мелочь не вздумала ужалить. Помахал хвостом, чтобы отогнать насекомое, поймал, схрумкал, залез в куст, поискать, нет ли там ещё. И наткнулся на лежащий древесный ствол.
Обрадовался.
В корнях поваленных деревьев часто лазают грызуны, достают из трухлявой коры жирных, вкусных личинок. От личинок и кот не отказался бы. Но лучше поймать грызуна.
Амр пролез вдоль ствола, обогнул толстые растопыренные корни в комьях сухой земли, выбрался на маленькую полянку. И резко шарахнулся назад.
Ему навстречу из норы под корнями выскочила кошка. Мелкая, пятнистая, тощая, она припала к земле и бешено зашипела. Узкие зелёные глаза горели яростным огнём, тяжко и часто вздымались худые бока.
Из норы раздался слабый писк. Кошка дрогнула всем телом, подобралась.
Амр медленно попятился.
Нападать на кошку с котятами, даже чужую – последнее дело. Амр не собирался с ней драться. Он дал понять, что отступает. Ссутулил плечи, опустил голову, расслабил тело. Но при этом не сводил глаз с кошки.
Он пятился очень-очень осторожно, не делал резких движений. Он пятился долго, пока не воткнулся задом в куст. После чего так же осторожно развернулся и быстро убежал, нарочно громко топая, хрустя ветками.
Редколесье, что возле опушки, вскоре сменилось густой чащей.
Сперва Амр продирался сквозь заросли, затем отыскал тропинку.
Бежал и всё вспоминал чужую кошку. Она так и стояла у него перед глазами, точнее, припадала к земле, готовая напасть.
Он всё думал и думал про неё, и никак не мог перестать.
Чем-то она его зацепила.

Опубликовано: 09.02.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 7 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. OK:

    Симпатяга какой Амр))

    0

  2. Спасибо большое! Все таки кончилась терпелка у Амра на Кхара…Но какие же эти братцы-разбойники подлые… И главное, ты наш вождь, а по сути используют его. Подлая семейка… Думаю, в той кошке зацепила его преданность, сражаться до последней капли крови, защищая малышей… Именно это и делает семью семьей…
    Вдохновения вам огромного! Безумно интересно! ❤️❤️❤️

    0

    • Благодарю вас!
      Когда-то оно же должно было закончиться, терпение и понимание-то, тем более, когда всё это почти что в одностороннем порядке)))
      Совершенно точно, братцам-разбойничкам вовсе не вождь был нужен, а наивное и доверчивое орудие для разбойного промысла))) он сильнее их физически, даже вместе взятых, вот они и облизывались, мечтали прятаться за его спиной)))
      Да много чего зацепило, включая экзотическую внешность и темперамент))) а главное, верность, да.

      0