Маг-7

Глава 13. Любимая кошка

1.

В пещере стало ещё теснее.
Теперь тут вместе с семейством поселилась дочь соседского вождя.
Братья, сестра и Хуш отговорили Амра выбирать отдельное жильё для него и подруги, они всё ещё опасались. Очень скоро они пожалели о своём решении. Спать стало не только невозможно, но и негде.
По всей пещере круглые сутки катался клубок из двух сплетённых тел, тёмно-полосатого и нежно-песочного. Вопли бешеного восторга оглушали.
Хорошо хоть, эти вопли не привлекали излишнего внимания – со всех сторон раздавались такие же. Эхо гуляло по каменным ходам уже не от рёва Кхара. Молодые коты, что привели подруг из соседней стаи, точно так же, днями и ночами, не могли отлипнуть от своих кошек, как Амр от Ми.
Во время кратких передышек дочь вождя сладко щурилась, томно потягивалась всем своим гибким, прекрасным телом, перекатывалась с боку на бок, прерывисто вздыхала. Этот мужчина оправдал её ожидания, нежный, страстный и ласковый. Неутомимый, как всякий кот. Больше, чем любой кот.
Точно так же щурился Амр, изнеможённо развалившись на спине. Тело гудело приятной усталостью, оно пело, переполненное наслаждением, неистовая радость распирала сердце. Теперь он понял, что чувствовала Ро со своим Хефом. Кстати, где он сейчас? Живёт всё там же? Успевает ли сестра навещать его? Он мельком подумал так и тут же забыл об этом. Ни одна мысль не помещалась в голове надолго, кроме образа несравненной красавицы.
Оранжевые глаза сияли в полумраке, Ми с удовольствием любовалась ими.
Когда Амр был в состоянии разговаривать, то безудержно хвастался, чтобы вызвать у подруги ещё больше восторга и страсти. Рассказал, как он охотится вместе с семейством. Ми счастливо вздохнула. Правильно она выбрала, он может добывать еду для котят и сейчас, да ещё получше, чем здоровые.
Она нежно потёрлась щекой о шею Амра, мурлыкнула – и его усталости как не бывало.
Два тела снова сплелись воедино. И снова, и снова. Кто-то, проходя мимо, шарахнулся от внезапного крика. Фах на него рыкнул, Вай фыркнул, Ро сказала что-то ехидное, Хуш весело запрыгал, предвкушая спор. Но этот кто-то предпочёл безмолвно убраться подальше от сумасшедших соплеменников. Целая семья сидит в коридоре, чтобы дать одной парочке свободно возиться друг с дружкой по всей пещере! Да где ж такое видано?
Ми ловко вывернулась из-под Амра, кокетливо изогнулась, отпрыгнула, замурчала, поскакала по пещере. Остановилась, оглянулась через плечо. Догонишь меня?
Амр и хотел бы, да не мог. И не потому, что хромал, а потому, что тело стало тяжёлым, никак не желало подчиниться, отклеиться от горячего пола и полететь за самой лучшей, сладчайшей, любимой женщиной.
-Устал?
Она подскочила вплотную, потёрлась об него гибким, гладким телом, немного отодвинулась. Нет! Не отстраняйся, мне мало твоих прикосновений, мне мало твоей любви!
Он резво вскочил на ноги и накрыл кошку своим телом. Она сладко застонала, и он словно взбесился, неистово задвигался, обхватил её, обвил всем собой, укрыл своим телом от всего мира. Они слились в радостном единении в очередной раз.
Он поднял глаза и увидел понурое семейство перед входом в жилище. Фах терпеливо улёгся на пол поперёк коридора, Вай прикорнул рядом, Ро устало прислонилась к стенке, Хуш сидел и весело скалился во все зубы.
Он с Ми не даёт покоя всему семейству! Амру стало немного стыдно.
-Мы мешаем им спать! Пойдём в лес? Великаны и крыланы туда не суются, там безопасно! А лесные коты нам не страшны, всех разгоню, ты и мурлыкнуть не успеешь! Я знаю большую поляну, на ней растут цветы, прекрасные, как твоё тело! Нет, никакие цветы с тобой не сравнятся, ты лучше!
-Цветы? Я люблю цветы! Но мы же их изомнём!
-А! Да и ладно, это неважно! Всё неважно, кроме тебя!
-Но я хочу сделать ожерелье, чтобы стать для тебя ещё красивее!
-Ещё красивее невозможно!
-Ну ладно, давай пойдём туда! Цветы я тоже хочу!
Он теперь понял, как Ро и Хеф напрочь забыли об опасности в той ложбине у дальних скал, белым днём, под открытым небом. Но ложбина – не лес. Среди деревьев-великанов, в густых зарослях, на уединённой поляне действительно совершенно безопасно!
-Вы куда? – устало спросила Ро.
-Мы – в чащу! На всю ночь и далее, сколько выдержим! – утомлённо, но весело ответил Амр. – Всё, пещера свободна, отдыхайте!
Братья, сестра и Хуш переглянулись. Отдыхать, как же! А кто будет охранять сладкую парочку?
Амр сполз по тропе, следом резво спустилась Ми. Брат, шатаясь, побрёл к лесу, то и дело неловко толкая плечом песочную красавицу.
Семейство отправилось по пятам. Фах и Вай шагали вплотную, Ро озиралась, хоть и знала, что ночью великаны и крыланы редко показываются. Но мало ли. Хуш тревожно скакал вокруг, чуть не тыкался носом в спины влюблённых.
Амр даже не заметил, что за ними кто-то идёт.

2.

Ми любовалась миром.
Лес стоял огромной стеной. При свете луны было видно каждую ветку, каждый иззубренный листочек. Звёздный водоворот высоко над головой неторопливо вращался, сверкал и плыл по верхней чёрной воде. Свежий ночной ветер приятно ерошил шерсть, ласкал щёки, вливался в грудь прохладным потоком. Мягкая трава так упруго ложилась под ноги, что хотелось танцевать.
И целая большая поляна в их распоряжении. Гоняйся друг за другом, играй вволю, сплетайся в страстных объятиях. Их охраняют, семейство по-прежнему не спит, хотя им освободили пещеру. Мрр! Хорррошо!
Амр добрался до того места, которое хотел показать любимой кошке, упал на землю и мгновенно заснул, как в пропасть рухнул.
Эх! Ну, ладно, пока можно осмотреться, полюбоваться ночным лесом.
Ми бродила по поляне, нюхала цветы, поглядывала на мощное тело, сладко посапывающее в траве. Дочь вождя нашла цветущую лиану, залезла на дерево, оторвала зелёный хвост, навертела на шею. Цветы жалко, они, в самом деле, будут нещадно измяты.
Она проверила, где братья и сестра возлюбленного. С разных сторон в зарослях посверкивали покрасневшие, сердитые глаза одного, второго, третьей… Кошка подмигнула им, прислушалась к тихому дыханию спящего. Ну? Скоро он там восстанет? Она снова хотела, очень сильно хотела сладостной радости себе и ему.
Он распахнул глаза, как две медовые луны. Вскочил на ноги с новыми силами, потянулся всем телом, восторженно рыкнул.
Ми округлила глаза, игриво пискнула, будто испугалась, радостно подпрыгнула, помчалась по поляне кругами. Амр взвился выше своего роста и понёсся за ней. Тело звенело силой, как жужжащая музыкальная щепка. Тело наполнялось страстным желанием, напрягалось, наливалось тяжестью.
Нога без повязки запуталась в траве, подломилась. И хрустнула. Снова!
-Вот я дурак! – бешено взревел Амр. – Забылся, не следил за собой!
Он осторожно прилёг посреди поляны, тяжко вздохнул. Страсть исчезла, осталась тоска и досада на себя.
-Накрылась наша совместная охота!
Он обещал ей показать, как добывает мясо вместе с семейством, взять любимую с собой, пока ей можно носиться по лесам, пока внутри у неё не зародились будущие жизни.
-И обряд, который ты так ждёшь, откладывается…
Прежде всего, ведь на обряде полагалось догнать кошку. Затем хор соперников, драки, пиршество...
-Драться – могу. Хор – могу. Догнать – нет. Раньше да, сейчас нет. Раньше, до той беспечной беготни в степи… И вот опять!
Он привстал на локте, посмотрел на свою прекрасную, обожаемую кошку, передал много-много мысленных картинок и откровенную, неистовую тоску.
Ми подбежала, прилегла рядом, нежно ткнулась носом в щёку.
-Догонишь, - уверенно мурлыкнула любимая кошка, прищурила глаза, гибко повела шеей, хвостом, всем стройным, золотистым телом. В её мысленном посыле тоже сквозила нежная, лукавая улыбка. – Считай, что уже догнал! И ни о чём не беспокойся. Мне очень приятно, что ты помнишь о моих желаниях, и пока что этого достаточно.
Она заговорила о том, как заведёт для семьи посуду из орехов и черепов «тех, кого едят». Сделает украшения для себя, для него, для пещеры. И о многих других удобных, приятных мелочах. Она всё мурлыкала и мурлыкала, ласково, неутомимо. Он смотрел на неё, слушал, постепенно успокаивался…
Они не вылезали с поляны несколько дней. Они забывали обо всём, кроме друг друга.
Им подсовывали еду, они её не замечали. И любили, любили, любили друг друга. Неистово, нежно, бешено, ласково, всяко!
Братья, сестра и Хуш бродили вокруг поляны, не показываясь на глаза влюблённым, чтобы не тревожить и не отвлекать.
Да-а, спать не придётся очень долго.
-Она угомонится, когда дети появятся. Думаю, скоро, ведь он так старается! – с ласковой ехидцей проговорила Ро.
Ага, скоро. Пока ещё случится это «скоро». Фах сморщил нос, неудержимо зевнул. Вай согласно вздохнул. Только Хуш весело прыгал по траве, в восторге за друга. Этому коту всё было нипочём, он мог не спать и не есть, лишь бы вокруг творилось что-то, приятное сердцу.

3.

Ночь незаметно сменилась днём. Которым уже по счёту? А кто его знает. Могучий, тихий лес обласкало солнце, запах листвы сделался сильнее. Он пьянил, как хмельные травы, кружил голову. Или её кружил вид томно разлёгшейся рядом стройной красавицы?
Каждое прикосновение обжигало, желание стремительно росло, а единение вызывало такое чувство, как будто тело пронзила молния. Страсть бушевала, словно лесной пожар, раздуваемый ветром. Пламя металось во все стороны мощными, палящими языками. Пламя гудело, ревело, пожирало всё вокруг, заслоняло мир, и он исчезал, сужался до самого средоточия, сердцевины огня.
Тихий лес оглашали неистовые крики.
Братья, сестра и Хуш вздрагивали, моргали воспалёнными глазами, ёжились. От этих воплей сейчас сюда сбегутся все, кто есть в округе. Или, наоборот, разбегутся подальше, куда попало.
Когда эти двое, наконец, устанут? Когда притихнут хоть ненадолго?
Крики смолкли. О нет, эти двое вовсе не заснули, просто стали менее буйными, сбавили скорость. Неторопливо обнимались, поглаживали друг друга всем телом, столь же лениво мурлыкали.
Ми отвернулась, изящно зевнула.
-Ты уже не хочешь на меня смотреть? А на Кхара охотно поглядывала! И он на тебя часто смотрел, я видел!
Любимая кошка лукаво прищурилась. Как ему нравилось, когда она вот так делала!
-Ты ревнуешь? Мрр. Пффе-е, глупый скальный! Я же вас сравнивала, вы похожи! Может, ты тоже сын вождя?
-А ты хочешь быть подругой вождя?
-Да не ревнуй ты, глупый кот! Мне нужен ты! Но я не возражаю, если ты сделаешься вождём! Ты вполне можешь этого добиться. Прямо сейчас начни привлекать к себе сторонников, заводить как можно больше друзей. Кхар-то стареет. Нет, нет, не хмурься, иди сюда…
Они утомились, прилегли вплотную друг к другу. Ми положила голову на спину Амру, смежила веки, только чутко поводила маленьким ухом.
-Эй! Дремать можно и в пещере! Пойдёмте туда, хоть выспимся все!
Ладно, встали и пошли. Сонно, покачивая головами, помахивая хвостами. Мир туманился и тоже покачивался перед глазами.
При виде скалы Амр встрепенулся, свернул к ней. Его тревожило, что он долго не смотрел «вторым зрением», не погружался в незримое полностью.
-Не туда! Вход в пещеры там! – дочь вождя подтолкнула друга плечом.
-Нет, именно туда! Я давно не просматривал для всех!
Ми неприятно удивилась. Ей стало даже страшновато. Взгляд у друга стал чересчур настойчивым. Будто в его голове застряла только одна мысль и поглотила всё остальное. Так бывает, дочь вождя видела. Это нехорошо.
-Зачем тебе туда? Так никто не делает! Это слишком странно, это нелепо, над тобой наверняка за глаза смеётся вся стая!
Разве не лучше постоянно быть вместе? У них не так много времени на это. Когда появятся котята, придётся разлучаться. Он будет добывать еду – для матери, кормящей молоком детей, еды надо много. А она станет сидеть в пещере, растить котят. В кого бы они ни получились, наверняка будут самые прекрасные.
Она не возражала, чтобы братья, сестра и друг так и продолжали жить с ними, но должна быть пещера побольше. Котятам нужно место, чтобы играть. А семейство, кстати, помогать с детьми будет.
Любимая кошка срочно отвлекла Амра от неприятного ей занятия.
-Хочу тот цветочек! Сорви мне его, я сама не достану!
Амр поднялся на задние лапы, уверенно вытянулся во весь немалый рост, достал до нужной лианы, сорвал, принёс подруге в зубах. Он проделывал подобное легче, нежели другие коты, спина у него была крепкая. Ми тут же обмоталась цветущей плетью, понюхала пёстрые чашечки, довольно фыркнула.
-А теперь приляг, я хочу немного отдохнуть.
Возле самой тропы, на виду у всех? Ну, хорошо. Амр плюхнулся в пыль там, где стоял. Ми устроилась рядом, положила голову ему на спину, смежила веки.
Мимо проходил Кхар.
-Ты скачешь вокруг подруги, как мелкий котёнок вокруг матери! Стелешься ей под ноги!
Положим, не под ноги, а под голову. А, да какая разница-то?
-И тут же отвлекаешься, лезешь на свой камушек! Вдруг её в это время уведут? Например, я.
Вот что вождю неймётся? Только и цепляется по поводу и без повода!
-Да, вождь всё правильно говорит. Не отвлекайся от меня! Вставай, пойдём в пещеру, а то твои вон давно заждались!
Ладно, особой разницы нет, можно и в пещере посмотреть. Когда Ми заснёт.
Но в пещере у него со «вторым зрением» ничего не вышло. Не потому, что отвлекали, а потому, что… Непонятно, почему. Он перестал видеть вовсе, даже так, как легко получалось раньше. Даже то, что удаётся всем котам, вообще всем, без исключения. Что такое? Может, просто устал?
Да ещё Ми проснулась, испугалась его неподвижного взгляда и напряжённой позы.
Он решил побродить по пещерам.
Его тянуло к той пещере, где, как он знал, уединилась беременная. Там было совершенно темно, гнезда из шкур у дальней стены не разглядеть. Оттуда доносилось шуршание, спокойное дыхание, еле слышное мурлыканье кошки, поскрипывающие голоса новорождённых котят.
Амр полюбовался тёмным проёмом входа, представил себе, как выглядит таинство, что творится в глубине пещеры. Помечтал. И пошёл обратно.
Ми, свежая, как летняя лунная ночь, и прекрасная, точно редкий цветок, встретила его ясным, многозначительным взглядом. Она щурила глаза в улыбке, таинственно, нежно и отрешённо, словно прислушивалась к чему-то внутри себя. И тогда он увидел.
Две искорки света в сокровенной глубине у любимой кошки. Двое котят, мальчик и девочка. Их будущие дети. Ми еле слышно мурлыкала себе под нос. Разговаривала с ними, вслух и мысленно.
Амра затопило счастье, похожее на тихий, ласковый, солнечный свет на их поляне.
Им, взрослым, теперь надо быть осторожней со страстью, не повредить искоркам будущей жизни.
Подруга прилегла, Амр снова попробовал сосредоточиться на незримом. Ничего не вышло, и он спустился по горной тропе, чтобы влезть на скалу. Надеялся, что в расселине у него получится лучше.
Камень был сухой, как шкура, долго пролежавшая на ветру и солнце. Но внезапно отяжелевшее тело слушалось плохо, он никак не мог вскарабкаться, поскальзывался раз за разом. В конце концов, свалился на спину, с досадой задрыгал лапами. Тут его и застала встревоженная Ми. Она расфыркалась от смеха, затем рассердилась.
-Что такое ты постоянно творишь? Зачем лезть на скалу, где ничего нет? Зачем сидеть, уставившись в стену? Это опасно, перестань так делать! Или я тебя брошу!
Но он всё-таки попробовал ещё раз, когда Ми снова заснула. Неопределённое беспокойство заставляло его повторять попытки, одну за другой. И вскоре он со страхом осознал, что не видит ничего, не только для всей стаи, но даже для братьев, сестры и друга, даже для себя и подруги.
Он упорно убеждал себя, что это просто от усталости.
Надо отдохнуть и попробовать ещё.

4.

Они снова отправились в лес, и тут началась гроза.
Гром грохотал, точно горный обвал. Ветер выл в кронах высоко над головами, срывал и сыпал вниз ветки, сучья, листья, куски коры. Ливень хлестал так, словно верхняя река вышла из берегов и вся целиком ринулась на землю.
Мокрые с ног до головы, перемазанные в грязи, облепленные выдранной с корнями травой, кот и кошка предавались бесконечной страсти на лесной поляне. Им было нисколько не холодно. Страсть греет лучше всего на свете, это давно известно. Гроза любви не помеха. Дерево, рухнувшее возле поляны с громовым треском, никого не испугало. Мимо? Вот и ладно. Молния в глаза сверкает? Чепуха! Им двоим хорррошо, мурря-а-ау!
Мокрые братья, сестра и Хуш дрожали под мокрыми кустами. С неба льёт, с веток льёт, земля липкая и скользкая. Но уйти нельзя, мало ли что. И спать нельзя, да и не получится, в такую-то погоду под открытым небом. А эти двое веселятся, милуются, им стихия нипочём.
-Может, вернёмся? Обсохнем дома, согреемся, наконец! – крикнула Ро.
Амр услышал сестру, опомнился. Это им двоим тепло, а его родичи мёрзнут, переживают, стерегут. Он осторожно высвободился из ласковых цепких лапок, поднялся, оглянулся на Ми.
-Давай, в самом деле, вернёмся.
Любимая кошка вздохнула.
-Гроза, вообще-то, заканчивается.
Но тоже встала, послушно последовала за ним.
Пока шли к пещерам, выглянуло солнце, камни обсохли. Амр направился к одинокой скале. Он беспокоился за свои способности всё больше, хотел в уединении тщательно посмотреть, что с ними такое. И отчего усиливается непонятное волнение глубоко внутри? Что тревожит незримый мир, какое видение хочет и не может пробиться к его разуму? Кому из стаи грозит серьёзное изменение судьбы, близкая опасность?
Ми одним прыжком загородила ему дорогу.
-Что ты всё время рвёшься туда? Это подозрительно! Сходил бы на охоту с братьями, подождал в засаде. Или заглянул к друзьям, поболтал про подвиги в прошлом. Да хоть подрался бы с кем-нибудь, а я бы смотрела, переживала за тебя! Так все делают! Ты совсем никуда не ходишь, занимаешься чем-то странным! Может, ты с ума сходишь потихоньку?
-Пусти меня! Ты не понимаешь!
Глаза цвета солнца загорелись тревогой, слишком сильным, нечитаемым, опасным чувством. Так увиделось осторожной кошке.
Конечно, она не понимала. Что может быть важнее семьи?
Коты и кошки, разумеется, любопытны, но не настолько, чтобы делать бессмысленные вещи.
Зачем лезть на гору, где никто не водится и ничто не растёт? И вокруг с неё видны одни только горы, такие же, как эта. Добычи не высмотришь.
Зачем садиться на одном месте и словно спать наяву? Это опасно, это странно, это ни к чему. Всё, что нужно рассмотреть, можно увидеть и так – как обычно, глазами и одновременно «вторым зрением», не теряя реальности. Остальное – лишние глупости. И сидеть на скале – это тоже глупость. Или трусость, на что вроде не похоже. Или безумие. Она не раз видела подобное состояние у сородичей. От каких воображаемых угроз этот кот прячется в каменной трещине?
Она хотела удержать его, привести в себя, спасти. Но, видимо, всё зря. Каждый раз, когда она пыталась помешать глупому занятию, глаза у этого слишком странного кота зажигались нехорошим огнём. Вот как сейчас.
Мужчина может быть хромой, косой, какой угодно, лишь бы еду детям приносил. Но вот когда он сумасшедший – это страшно. Это опасно для котят.
-Всё, хватит!!! Я окончательно поняла – ты чокнутый, и это поправить нельзя! Я возвращаюсь в родную стаю! К матери, к отцу! Не вздумай туда сунуться, тебя разорвут! Я сама загрызу! Прощай, живи, как знаешь!
Она развернулась и зашагала вперёд, на юг. Прямая спина, гордая поступь, высоко вскинутая голова. Так выглядит женщина, что считает себя правой.
Он онемел. Посмотрел вслед безумно распахнутыми, остановившимися глазами. Ему бы побежать за ней, вернуть. Убедить, что он станет нормальным, таким же, как все коты. Ведь это ради любимой кошки! И почему-то не смог сделать ни шагу.
Он не поверил, что она всерьёз грозилась уйти. А она взяла и ушла! Унесла от него будущих котят, о которых он так мечтал. Он не увидит, как они родятся! Как станут подрастать, носиться по пещере! Не почувствует, как они бегают по нему, топчут спину нежными, невесомыми лапками, гладятся о тело отца мягкими, пуховыми животиками, царапают кожу крошечными коготками!
Амр пошатнулся. Чёрная ненависть застлала зрение, накрыла мир. Внутри родился ураган, сметающий на своём пути всё, без разбора и без пощады. Амр припал к земле, с силой впился в неё когтями. Он готов был рвать, топтать, грызть и убивать. Но кого? Мать своих детей? Любимую женщину?
Он тут же остыл от злобы и ярости. И ощутил страшное опустошение. Из него словно разом вытекли все силы.
Он кое-как дополз до пещеры, лёг, уткнулся лбом в стену и замер.
Братья, сестра и друг пытались растормошить его.
Он не отзывался.

5.

Фах, Вай и Хуш переглянулись и вышли. Ро с силой фыркнула, слёзы забивали нос, мешали дышать. Она подумала, что братья пошли на охоту, но шаги почему-то удалились в глубину коридора.
Амр лежал неподвижно, отвернувшись к стене, третьи сутки. Не ел, не пил, не разговаривал. Аура на нуле, как у мёртвого. В голове ни единой мысли, темно, пусто и гулко, точно в глубокой пропасти. Не дозваться, не докричаться, ничем не утешить.
Ро сидела возле брата и впервые не находила слов от ужаса.
В пещеру вошёл Кхар. Остановился, пригляделся.
-Эх, ты, такую женщину упустил! Неужели никак не мог удержать? Что ты за кот, в таком случае?
Амр молчал.
-Вот я пойду и верну её для себя, а ты станешь в сторонке любоваться! – рыкнул вождь и сам тут же понял, как неубедительно это прозвучало.
Амр молчал.
-Слабак ты! Кошки приходят и уходят, а жизнь продолжается! Про братьев и сестру, про друга забыл? А ты им нужен! Про племя забыл? А ты им тоже нужен, ты собирался ведь просматривать для всех!
Амр молчал.
Но ухо слабо шевельнулось. Значит, он был здесь и слушал! Ро забыла, как дышать – от счастья.
Над тёмной пропастью показалась полоска звёздного неба. Он нужен стае? Это Кхар так сказал?
-А кошки? Думаешь, ты им не нужен? Я вот знаю нескольких, кто не прочь пообщаться с тобой поближе! Хочешь, я сговорюсь за тебя и пришлю какую-нибудь красавицу, если ты сам подойти стесняешься?
Это уже было прямое оскорбление. Тем более обидное, что вождь зацепил когтем больное место. Амр приоткрыл один глаз.
-Вот то-то же. Вставай, слабак! Проползи хоть по пещерам, земляной червяк! Докажи, что за тебя тут не зря переживают!
Амр повернул голову.
За спиной у вождя топтались Хум и Марр, мрачной скалой возвышалась Май, испуганно выглядывала из-за её спины Руф. Рядом с отцом исподлобья косился Кхи. Этот-то что тут забыл?
Амр пошевелился. Он отлежал плечо и бок, кожу покалывало, словно её котята поцарапали. Он поднялся на ноги. В глазах потемнело. М-м-мрак. Вот это он довёл себя до лапки с коготками.
Увлёкся не тем, чем надо. Падал и валялся в лёжку, лишился всех способностей, перестал видеть ленты не только стаи, но даже своего семейства, даже свою. А всё оттого, что выплёскивал силу без остатка. Хорошо, что у котов такие чёткие и точные ощущения от природы. Сразу самому, без посторонних пояснений, понятно, что именно с ним произошло.
Так нельзя. Недопустимо терять голову, если он хочет приносить пользу. Тратить силу просто так, ни к чему, на глупость.
Он неуверенно ступил вперёд, раз, другой. Вышел наружу, ни на кого не глядя. Перед ним безмолвно расступились. Он не заметил. И побрёл по коридору, натыкаясь плечами на стены. Внутри снова закружился, набирая мощь, чёрный ураган. Надо его утихомирить, надо подумать. Надо жить.
Из какой-то пещеры раздался жизнерадостный писк. Амр остановился, невольно заглянул. Там никого из взрослых не было, только носились двое котят, наскакивали друг на друга, по очереди убегали, догоняли.
Он смотрел на играющих детей и чувствовал, что успокаивается.
Отныне он станет, как Хум.
Для него теперь существует только племя. Всё для них, ничего для себя. Личное только отвлекает и, в конечном счёте, не приносит пользы ни ему самому, ни другим. Но, в отличие от Хума, радоваться жизни ему это не помешает.
Хум страдает по внезапно утраченному, лезет на рожон от тоски, в остальное время отрешён и рассеян. Хуму всё равно, что с ним станет, ему чихать на себя. А всё потому, что у него само так вышло, он не выбирал эту судьбу.
Амр выбрал сознательно, поэтому страдать не станет. Нет в этом ничего такого, не стоит оно того, чтобы страдать, если вдруг лишился. Радоваться можно в этой жизни многому, помимо женской любви.
Сестра тоже ничего не потеряет, если больше не сможет встречаться с песчаным. Так называемая большая любовь того не стоит, чтобы из-за неё рвать себе сердце, рисковать всем остальным. Котят можно завести просто так, что многие кошки и делают.
Отныне он занимается только силой, развивает свои навыки, смотрит будущее для всей стаи. Всё. Больше он не поверит ни одной кошке. Теперь лишь мимолётные связи. Если, конечно, ему хоть одна кошка хоть разок даст.
Он вошёл в пещеру и вскоре уже скакал вместе с котятами, веселился не меньше, чем они. Причём совершенно искренне.

Глава 14. Предсказание для Хума

1.

В пещере не лежалось, в расселине не сиделось, в лес не хотелось.
Амр, хромая, слонялся вокруг скалы.
Отказаться от всего было легко. Забыть мечту – как выяснилось, невозможно.
Он ведь полагал, что обрёл всё. И как же быстро оно исчезло.
Чёрный ураган внутри сменился серым туманом тоски, тоска перешла в глухое раздражение. Раздражение хотелось на ком-нибудь сорвать. Но рядом никого не было.
Фах и Вай ушли на охоту, они чётко ощущали, что вождь сейчас не тронет соплеменника, снова бесполезного, зато слабого и безопасного. И брат больше не умирает.
Ро осталась, наблюдала издали.
Встревоженный Хуш носился большими кругами. И, наконец, попался на глаза Амру. Обрадовался, что на него обратили внимание.
-Чего такого весёлого ты во мне нашёл, что скачешь тут и скалишься? – рявкнул Амр.
Хуш подпрыгнул от неожиданности, обиженно фыркнул и удрал.
Амр уселся, посмотрел наверх. Не на вход в родные пещеры, а на свою каменную нору. Что-то тупо ныло внутри, лишало спокойствия. Способности не возвращались, он по-прежнему ничего не видел, всё тонуло в сером тумане. Только неясная тревога грызла сердце.
Из пещерного хода высунул голову Кхи, быстро оглядел всё вокруг, ссыпался вниз, точно лёгонький камушек. Подбежал к Амру.
-Что-то ты какой-то квёлый!
-Когда у тебя появится любимая кошка, а потом возьмёт и уйдёт, тогда поймёшь! – зарычал Амр.
-Вообще-то была. Даже не приходила.
-Вот ты молодой да ранний! Когда успел?
-Да и ты вроде ещё не старый. К нам чего давно не заходишь?
-А что мне с вами делать? Болтать да хвастаться? Драться?
-А что? Хорошая мысль! Давай подерёмся? Хоть приободришься, что ли!
-Угу, как приободрюсь – мало не покажется. Ты соображаешь, с кем задираешься? Я ж тебе одним ударом спину сломаю!
-Поймай сначала! – прищурился Кхи. Он был мелкий и вёрткий.
-Да пффе на тебя! Я сейчас злой, лучше не подходи ко мне, дурак!
-Это я дурак? Ну-ну.
Кхи развернулся и ушёл, независимо помахивая хвостом.
Амр вздохнул, снова побрёл вокруг скалы. Где взять силы, как вернуть то, что он видел раньше?
Остановился, оглянулся. И обнаружил, что за ним незаметно, как тень, следует Руф.
-Тебя ещё тут не хватало! Что ты за мной ходишь?
-Помочь хочу, - робко пискнула юная кошка.
-Чем?!! Чем вы все мне поможете? Убирайтесь прочь, оставьте меня в покое! – взревел Амр.
Руф заплакала и убежала.
Он потоптался, повздыхал, полез на скалу. Ну, хотя бы тело слушается, как раньше. На середине передумал, спустился обратно. Уселся и тут же подскочил.
Из кустов неожиданно выбралась Ро.
-Совсем по сторонам не смотришь, - проворчала сестра. – Хищников на тебя нет, везучий дурак!
-И ты туда же – поучать!
-А что ещё с тобой делать? Ты хоть понял, почему она ушла?
-Испугалась. Не поняла, чем я занимаюсь, решила, что с ума схожу.
-Она не поняла, а ты не объяснил. Так можно пойти и объяснить, вернуть!
-Нельзя! – отрезал Амр. - Она хотела, чтобы я был, как все. Занимался любовью, ходил на охоту, болтал, пировал, дрался… Только бы не пел на скале и не погружался в незримый мир. Я и стал, как все… Хуже, чем все! Снова свернул ногу. Лишился способностей. Кому я такой нужен?
-Нам, - быстро сказала Ро. – Братьям, другу и мне. Способности восстановятся, ты просто устал. А мечта у тебя обязательно исполнится! Ты встретишь хорошую, настоящую кошку, которая полюбит именно тебя, такого, как есть. Так будет! Правда, ещё нескоро…
-Ты тоже научилась видеть больше, чем обычно!..
-Почти, - неуверенно ответила Ро. – Иногда случается…
Она просто изобрела способ утешить. Отказаться от мечты невозможно, иначе и жить не стоит. Встретила же она Хефа! Хотя не думала, не предвидела. Вот и брат тоже всё найдёт, он ведь везучий.
-…Или просто так мурлыкаешь, зубы заговариваешь?!
В горле большого кота родился предупреждающий рокот.
-Я, правда, в этом уверена! Ты изменился, я тебя не узнаю! Злишься, рычишь на всех!
Он не злился, он тосковал. Не знал, как поправить дело, хотел всё обдумать. И раздражался, когда мешали.
-Сходи вон к Хуму, успокаивающих трав пожуй. Иначе, того гляди, кидаться на всех начнёшь!
А совет, пожалуй, хорош.
Амр долгим взглядом посмотрел на сестру, безмолвно развернулся и зашагал к пещерам.

2.

У входа он остановился.
Прежде, чем идти к травнику, не помешало бы отыскать всех, кого обидел, да извиниться. В самом деле, зря на них рычал. Тем более, что их пещеры ближе, по пути.
Сунул голову в свою пещеру, Хуша там не было, никого не было.
Он пошёл по каменному ходу.
Заглянул в пещеру молодых котов. Кхи сидел у дальней стены, разговаривал со сверстниками. Он сразу отвернулся, сделал вид, что не заметил. Амр замер в проёме. Кто-то наскочил на него, толкнул плечом. Он, не глядя, отмахнулся лапой. Молодой кот налетел на стенку, сердито рявкнул – Амр мешал ему пройти. Кто-то ткнулся носом в бок, попытался протиснуться мимо в пещеру. Амр не двинулся с места, так и стоял на дороге, смотрел в спину Кхи.
Тот не выдержал неотрывного взгляда, развернулся, поднялся, подошёл.
-У меня лопатки чешутся, всю спину ты глазами проел. Ну? Чего хотел?
-Прости, - заставил себя выговорить Амр. – Ты вовсе не дурак, ты очень умный кот! Это я сглупил, зря на тебя рычал.
-Ладно, - улыбчиво прищурился Кхи. – Забыли-проскочили. Заходи!
-Зайду, - твёрдо пообещал Амр. – Но не сейчас.
И пошёл дальше. На сердце стало легче.
В главной пещере было куда более шумно, чем обычно. Кроме вождя и его кошек, здесь собрались взрослые, старшие, но ещё не старые коты. Амр не стал заходить сразу, остановился в коридоре, прислушался.
Речь шла о том, чтобы навестить для переговоров лесную стаю.
Кхар восседал на плите. Рядом с ним светился нужный камень, стояла половинка ореховой скорлупы с водой. Коты лежали и сидели перед вождём посреди пещеры, но так, чтобы не заслонять собой выход. В какой-то момент Кхар глянул туда.
Вождь как увидел Амра, так и подскочил, даже лапами на него замахал.
-Ты зачем тут?! Тебя к лесным не возьму, даже не проси! Идти далеко, в зарослях с носилками не побегаешь! А жаль. На переговорах почёт лишним не бывает… К тому же, ты мне ещё и там что-нибудь устроишь, способный очень всякое вытворять! И так мне пришлось снова к соседям бегать, с Фуром разговаривать!
Амр мысленно поёжился. Да уж, соседский вождь запросто мог оскорбиться за свою кошечку.
-Скажи спасибо, что Фур старый, мудрый. И хорошо знает свою дочь. А то задал бы я тебе за срыв договорённостей!
-А они были? – не удержался Амр. Он отлично помнил, как ворчал Кхар всю дорогу обратно.
-Были! – рявкнул Кхар. – И остались, к твоему счастью! Не наглей! А то я забуду, как ты накануне помирал и как я тебе сочувствовал! Я? Сочувствовал? И кому? Иди ты в степь к великанам, наглый дурень! Она тоже хороша… Дура жёлтая! Такого мужчину не оценить, за чокнутого принять!
У Амра глаза на лоб полезли. Кхар кого-то хвалит?! Да не кого-то, а того, кого вообще-то терпеть не может?!!
-Не смотри на меня так, будто у тебя чешуйчатый великан перед носом вырос! К лесным не пойдёшь! Я всё сказал!
Старшие коты зашевелились, встали, собрались расходиться.
-Это я не вам всё сказал! – рыкнул вождь.
Коты расселись обратно.
Амр повертел головой. Где младшая сестричка? У стены сидела одна только хмурая Май. Руф привстала из-за её спины, даже попрыгала на месте, чтобы заметили.
Амр глянул виновато, опустил голову.
Май поднялась, не спеша двинулась к выходу, грозно заворчала.
-Иди отсюда! Обидел девочку ни за что! Не будь ты братом Фаха, я бы тебе показала!
Руф помахала лапой, глаза её улыбались, она не сердилась.
Амр вздохнул, прищурился в ответной улыбке, развернулся. Не возьмут его к лесным? Да не очень-то и хотелось. Ему вон к Хуму надо.
-У тебя гордость есть? Не бегай за ним! – рыкнула у него за спиной Май и, наверно, толкнула сестру обратно, потому что резко зашуршала подстилка возле стены.
Вождь снова заговорил со старшими котами.
Амр пошёл по коридору дальше.

3.

Жильё Хума язык не повернётся назвать пещерой. Как есть нора, только не земляная, а каменная. Даже в полный рост стоять нельзя, можно только сидеть либо лежать, и плечами стены задеваешь.
Старый кот жил тут один, ему нравилось.
Травник сидел на полу, перебирал стебельки, нюхал, раскладывал по кучкам. Сбоку появились несколько чаш-скорлупок. На стенном выступе лежал маленький нужный камень, слабо освещал нору.
Хум вздохнул, отодвинул травы к стене, пошёл и лёг в углу на подстилку. Поворочался, проворчал что-то, попытался устроиться удобнее. Почувствовал присутствие, поднял голову, увидел Амра в коридоре перед входом. Мотнул головой, безмолвно пригласил зайти.
Молодой скальный вспомнил про мягкую труху в расселине. Надо притащить такой сюда, для Хума. Старые кости не будут болеть от лежания на тонкой шкуре, на жёстком камне.
Амр осторожно зашёл, пригнув голову. Сел и молчал, всё никак не мог начать разговор. Травник тоже молчал, не торопил. Амр смотрел на него и видел своё будущее, такое же тоскливое, безотрадное. Это будущее не надо предвидеть, и так всё ясно. Стареют все, рано или поздно. Об этом не хотелось даже думать.
Хум поднялся, посмотрел на травы, подумал. Сел, достал с выступа большой шип, похожий на колючку от гигантского куста. Повертел в пальцах, положил обратно. Травник куда-то собирается? Значит, этот шип, который Хум открутил со шкуры чешуйчатого крылана, травник так и оставил у себя, пользовался им, как орудием. А что? Такой штукой можно хорошо дополнить собственные притупившиеся когти.
Амр заинтересовался, протянул лапу. Хум отдал ему шип, посмотреть. Амр взял большой чёрный конус, осторожно потрогал подушечкой пальца остриё, поцарапал когтем гладкую поверхность. Шип был тёплый, согретый ладонями старого травника.
Внезапной вспышкой ударила в разум картинка. Амр даже подскочил, врезался затылком в неровный свод, потряс головой, сел обратно. Он внезапно увидел, понял, куда собрался старик и что там произойдёт.
-Хум, не ходи к лесным!!! Тебя убьют!
Старый кот отмахнулся. Какая разница, днём раньше, днём позже? Ему всё равно немного осталось, он это ясно чувствовал. Когда-то он был сильным, славным охотником и бойцом. А теперь он старый, слабый и немощный, это отвратительно. Да, он приносит пользу, его любят. За него охотятся, кормят, это унизительно. Лучше погибнуть с пользой для других, чем такая жизнь.
Об этом он и сказал Амру.
Амр возмутился.
-Ты уже не раз кричал, что тебе немного осталось! Хотел прыгнуть на крылана, да не успел! Зато остался в живых и вот, до сих пор живёшь. Тебя предупредили! Ты хочешь просто взять и перестать жить?
-Уж ты-то мог бы понять. Ты же хотел, там, в гостях у соседей.
-Так ты знал, предвидел! И мне не сказал, не остановил!
-Это был твой выбор, твой опыт. Какое право я имел тебя останавливать?
-Я бы с радостью обошёлся без этого опыта.
-А это мой выбор. Я тебе уже объяснил. Какая разница – днём раньше, днём позже?
-Но я видел твою ленту длинной!
-Видел? А сейчас не видишь? Вот и отстань со своими глупостями! Молод ещё, чтобы как следует понимать.
-Если я молодой, так у меня, значит, одни только глупости? Почему ты не хочешь ничего изменить, если это вполне возможно?
-Что ты хочешь изменить, глупый котёнок? Трав от старости ещё не нашли.
-Значит, всё-таки пойдёшь с вождём к лесным? Несмотря на то, что я тебе рассказал?
-Пойду. И ты меня не остановишь.
А вот это мы ещё посмотрим, подумал Амр.
Он больше ничего не сказал, пристально посмотрел на старого травника и выбрался из норы.

4.

Нога болела сильно, но Амр всё равно побежал.
Неровные прыжки привлекали внимание, коты и кошки высовывались из пещер, провожали странного сородича удивлёнными взглядами. Котята выскочили в коридор, подумали, что это новая весёлая игра, и погнались за взрослым. Матери кинулись их ловить.
Амр влетел в свою пещеру. К счастью, его семейство было на месте.
-Скорей! – задыхаясь, крикнул он. – Хума надо задержать!
Братья и сестра вскочили, подбежали, даже не спросили, в чём дело. Хуш отвернулся и не тронулся с места.
-Хуш! Я позже перед тобой извинюсь, сейчас некогда!
Тот сидел носом в стенку.
-Ты слушай, это важно! Твоему отцу грозит смерть, а ты дуешься!
Хуш развернулся, глянул исподлобья.
-А ты не рычи!
-Я уже не рычу!
-Оно и видно! То есть, слышно! Что надо-то?
-Надо, чтобы Хум не пошёл с вождём к лесным! Там будет засада, нападение, его загрызут! Меня он не послушал!
-Меня он тем более не послушает, - буркнул Хуш. – Кто нападёт, какая засада?
-Какая разница?! Бегом, сейчас же! Его надо задержать!
-А где он?
-У себя в норе!
Они побежали.
В коридоре по пятам снова поскакали котята, матери бросились ловить детей, зарычали на бегущих взрослых. Те пронеслись мимо так быстро, что никто из матерей не успел наградить их тумаками.
В норе Хума не оказалось.
-Он предвидел или уловил! – в восторге запрыгал Хуш. – Вот, наверное, оторопел! В родных пещерах свои же ловят! И что теперь? Мы тоже будем предвидеть, где его искать? Ура, состязание предвидений! Чьи быстрее?
-Что ты несёшь, дурак? Какое состязание предвидений? Хотя, устами котёнка…
Амр оглянулся. За спиной топтался Кхи, вместе с ним ещё несколько молодых котов. Они кинулись следом из любопытства. Тут же были Май и Руф.
-Вот вы кстати! Перекройте выходы из пещер!
Их было три. Верхний вёл к воздушному мосту над пропастью. Средний – на крутую горную тропу. Нижний – в ущелье за горой.
Трое котов побежали наверх, трое вниз, Май бросилась к среднему выходу. Она одна стоила троих.
-Ро, ты видишь его? Где он? Выскочить не успел?
Сейчас лучше всех следить на расстоянии могла именно она.
-Нет, он здесь. Прячется на нижнем ярусе.
Ей передали, что выходы сторожат, травник там не пробегал. Амр вздохнул с облегчением.
-И что теперь?
-А теперь мы поймаем его и не пустим в лес! Кхи, зови всех, кого сможешь!
Кхи поскакал большими прыжками, завопил на ходу.
Хума любили. Когда узнали, в чём дело, побежали все. И молодые коты и кошки, и те, что старше. Даже подруги вождя выглянули на шум, уловили, что творится какая-то весёлая движуха, толком не поняли, что происходит, но тоже побежали. В пещерах не так много развлечений, а гонять кого-то по каменным ходам – это весело. Тем более, что цель благородная.
Но легко сказать – поймаем. Никто не знал каменные ходы так, как Хум. Он прикрывал свою ауру, ускользал из-под носа, исчезал, точно клок тумана. Наконец, его всё-таки настигли.
-Ну, загнали в тупик. И дальше что? Так и будем тут торчать, преграждать дорогу? В шкуру замотаем, точно нужный камень? Так он вывернется, это ведь кот, а не мышка!
За спинами раздался гневный рёв, все вздрогнули…
Кхар был снаружи, нюхал ветер, присматривался к облакам, а больше всего к лесу. Потому что собирался туда с группой котов прямо сейчас.
Он вернулся в главную пещеру и заморгал от удивления. Светящийся камень, плита власти, половинка ореха с водой – всё на месте. Кроме кошек.
Побежал по другим пещерам. Почти везде тоже было пусто. Куда исчезло больше половины стаи? Вождь оторопел, затем разъярился.
-Где все?! Где грёбаное семейство? Снова наглый хромец что-то устроил?
Пожилая кошка выглянула из пещеры матерей, объяснила, что всей стаей гоняют кого-то внизу.
Взбешённый Кхар понёсся на нижний ярус. Что тут творится, и почему он узнаёт обо всём последним?! Сейчас кто-то получит хорошую трёпку.
«Вторым зрением» вождь разглядел яркий клубок в одном ответвлении, бросился туда. Увидел Хума в глубине тупика, толпу котов перед ним.
Травник задыхался, скалил зубы и рычал.
-Что тут происходит?! – рявкнул Кхар.
-Да вот, устроили на меня охоту. И для чего? Чтобы я не пошёл в лес?
-Да! Тебя любят! – пискнула Руф из толпы. – Все хотят, чтобы ты жил!
Хум фыркнул, с трудом переводя дыхание.
-Я тронут. Меня так любят, что готовы загонять до смерти сами, лишь бы не отпустить в зубы врагам!
Но глаза его уже улыбались.

5.

Амр слонялся по лесной тропе, ждал возвращения группы.
Мимоходом приметил пень, лучше, чем у соседей – длинных щепок больше. Почуял, что за ним кто-то следит. Насторожился. Но взгляды в спину вскоре исчезли.
Скальных было слышно издалека. Вождь рычал на весь лес и крушил кусты, позади него тропа становилась шире, чем была.
С тихой радостью Амр почувствовал, что все живы.
Кхар увидел его.
-Ждёшь вестей? – проворчал вождь. – Лесные ненадёжны. С ними можно сговориться только на что-нибудь весёлое, вроде совместной охоты либо пирушки. Мы еле нашли их. Они перебрались в дальнюю, самую глухую чащобу. Они решили, что там их никто не достанет. Думают, что от пришлых пёстрых схоронятся в завалах да на больших деревьях. Того невдомёк, что пёстрые жили в горных лесах и отлично лазают и по деревьям, и по скалам!
Кхар помолчал.
-На обратном пути нас ждала засада. С деревьев попрыгали пятеро, толкнули в заросли старого Ри, он нёс вязанку трав. Рядом шёл молодой Грах, его схватили за горло, он вывернулся, да и мы помогли…
Амр понял, что не договорил вождь. Рассеянный Хум должен был оказаться на месте Граха и увернуться бы не успел.
Группа ушла в горные жилища.
Амр позвал своих. Они вместе выкопали пень, притащили в пещеры, устроили танцы.
Пляшущий молодняк мешал ходить по коридору всю ночь.
Амр дёргал лапой за гудящие щепки, мурлыкал себе по нос, стучал хвостом по полу.
И вдруг обнаружил, что музыка помогает «второму зрению».

Опубликовано: 03.02.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 9 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. OK:

    Ух, сколько событий! И какая прелесть: «довёл себя до лапки с коготками» — ну правильно, не до ручки же)))))

    0

  2. Когда же Амр обратит внимание на Руф😍. Хорошая пара получится☺.
    БлагоДарю за проду💐💐💐

    0

    • Спасибо вам!
      Увы, он не обратит на неё внимания((( он её считает котёнком и относится, как к сестричке))) вот не постигла бы её участь второй Марр, та же так и ходила всю жизнь за Хумом((( разве что обратит внимание в этом плане на кого-нибудь другого, на того же сына вождя, например)))

      0

  3. Спасибо огромное! Как всегда — потрясающе! Вот Ми стерва! Вот почему так всегда — если красивая, то поверхностная? Как же мне было Амра жалко… И в то же время, как здорово, что практически вся стая пытались его из депрессии вернуть! Даже вождь! У них все таки самая лучшая стая, раз так друг за друга все стоят.)))
    Вдохновения вам! ❤️

    0

    • Благодарю вас!!!
      Да нет, Ми не стерва))) она напугана; скорей всего, в детстве видела, как чокнувшийся взрослый на её глазах убил котят((( она же думала об этом((( Амра жалко((( два молодых дурак не поняли друг друга(((
      А вот это у меня второпях ускакало из романа, слишком быстро писала — стаю Кхара и прозвали Дружной стаей))) Почему — даже вождь?))) Остальные к нему и побежали, чтобы он своими аргументами и умными мозгами вытянул их брата и друга с того света)))
      Это коты))) если ты болен, придём полечить))) ах, уже выздоровел — значит, можно с тобой и подраться, в том числе серьёзно)))

      0