Маг-5

Глава 9. Несъедобное и нужное

1.

Когда возвращались из леса, Амр молчал. Когда подошли к пещерам, Амр молчал. Возле кучи мусора поймал грызуна, проглотил его одним махом и всё так же, ничего не говоря, полез на свою скалу.
-Ты куда? – окликнула Май. – Кхар уже остыл, ты можешь вернуться!
Он не обернулся. Без единого слова добрался до верха, протиснулся в расселину, скрылся из глаз.
Братья, сестра и Хуш переглянулись.
-Чего это он? – испуганно спросила Руф.
-Сердится. За то, что мы болтали, - вздохнула Ро.
-Но мы же хотели, как лучше! – возмутился Хуш.
Амр высунул голову наружу.
-А получилось как всегда!
И спрятался обратно.
Май пожала плечами, подтолкнула сестру к тропе в пещеру. Руф споткнулась, потому что смотрела на расселину, задрав голову. А затем упёрлась в землю всеми четырьмя лапами. Май снова пожала плечами и полезла в пещеру стаи одна.
-Он теперь вообще никогда с нами разговаривать не будет? – ещё больше испугалась Руф, даже спросила шёпотом.
-Да нет, - так же тихонько ответила Ро. – Позлится и перестанет. Но злиться он способен до-о-олго!
Солнце плавно, как кот, пролетело по небу в прыжке от восхода до заката.
Амр не показывался.
Четверо сидели у подножия скалы, изредка обменивались непроницаемыми взглядами и унылыми мыслями. Если обиженный младший так же, как с ними, поведёт себя с вождём, Кхар его точно выгонит.
Руф держалась у них за спинами и тоже никуда не уходила.
Кто-то тревожно крикнул от входа в пещеру.
Все, кто был снаружи, стремглав бросились в ущелье, забились по щелям. Между скалами и лесом неторопливо протопал великан. Эта медлительность обманчива, бивненосец может с места рвануть так, что в два счёта догонит самого быстрого кота. Великан поводил по сторонам шипастой головой, моргал маленькими подслеповатыми глазками, высматривал самую вкусную листву. Он ощипывал на ходу ветки деревьев, потихоньку двигался дальше и, в конце концов, ушёл.
Все выбрались из укрытий, но снова раздался чей-то вопль, и котам тут же пришлось прятаться обратно. Над скалами пролетел крылан, уронил вниз большую кучу.
Коты в пещере сморщили носы. Теперь тут дышать нечем будет, пока ещё куча под солнцем высохнет.
Амр выглянул наружу.
-Не обижайся, спускайся к нам! – обрадованно завопил Хуш.
-Я не обижаюсь! – рявкнул Амр. – Я зол! Я очень зол!
И снова спрятался.
-Ой, смотрите! Что это такое?! – вдруг пискнула Руф.
-Где?
Амр высунулся по плечи, завертел головой.
-Оно уже убежало, я не рассмотрела, - юная кошка невинно похлопала ресницами.
Амр вздохнул.
-Кто вас просил болтать? Я? Нет. Так какого мужского стебля вы это делали?
-Мы хотели доказать, что ты нужен всем, не только нам!
Он уже не ощущал себя таким уж нужным. Совсем как раньше. Он действительно обиделся на стаю – и потерял их ленты. Снова мог хорошо видеть будущее только для самых близких.
-Что вы тут сидите, на виду у великанов и крыланов? Готовы головы сложить, лишь бы виноватым стал я, а не вы?
Они вскочили на ноги, выстроились в линию, и молчали, понурив головы. Амр облокотился на край неровного проёма, посмотрел на них.
-Не хочу я к вам спускаться. И разговаривать – тоже!
-Ну и сиди там! – Ро потеряла терпение и решила, что теперь её очередь обижаться. – А я пошла, у меня есть важные дела! Мне на охоту надо!
-Не ходи! – сказал вдруг Амр. – Не сегодня! Нынче у него другая охота… Про твою главную добычу вы, надеюсь, не болтали?
Все обернулись к Хушу, он испуганно повертел головой. Ро посмотрела наверх, долгим взглядом. И вздохнула.
-Хорошо. Тогда мы все вместе пойдём в лес. Надеюсь, когда вернёмся, ты всё-таки захочешь спуститься.
Они ушли, Хуш остался.
-А ты почему с ними не пошёл?
Хуш пожал плечами, снова уселся на траву, буркнул.
-Не хочется.
Это был веский довод. Коты, как правило, делают лишь то, чего им хочется на данный момент. Если только вождь не прикажет выполнять что-нибудь важное. Но Амру настроение друга не понравилось.
-Что это с тобой? От отца состояние перенял? Ты бы приглядывал за ним, что ли. Тут сверху многое видно. Что-то не нравится мне Хум в последнее время.
Хуш опустил голову, недовольно отвернулся.
-А что отец? Он меня не замечает. В общем, я тоже. Даже то, что он мой отец, я узнал случайно. Да и что я могу сделать, в случае чего? Я вот уж лучше тут, с вами…
Лента Хума была ровной и продолжалась. Но вот его мрачная рассеянность… С таким настроением легко промахнуться – в самых разных смыслах. Но говорить об отце с Хушем прямо сейчас, пожалуй, бесполезно.
-А что за шум в пещерах? Вроде весь буйный молодняк на охоте.
Хуш повеселел и развернулся обратно.
-А, так на сегодня Кхар объявил тихую охоту, поход за несъедобным и нужным. Собирает стариков, которые могут передвигаться. Они пойдут в горы, безопасной, но длинной дорогой.
Да уж, Кхар привычки не меняет. Длинной дорогой, ага. И, конечно, обяжет пойти Амра. Это будет непреодолимое испытание для его больной ноги. Дойти он не сможет, после чего можно будет объявить его бесполезным и, наконец, выгнать или убить.
-Тогда сделаем так. Меня здесь нет, и ты меня не видел. Отяжелевший Кхар не полезет проверять. Старики тоже не полезут, а молодые на охоте.
Амр забился в глубину трещины, притих, замер, даже дышать перестал.
Хуш понятливо оскалился и поскакал к пещерам.
Отлынивать от поручений вождя норовили все, но у Амра сейчас и выхода другого нет. Иначе Кхар его загоняет, и лапа никогда не заживёт. За что вождь взъелся именно на Амра, ясно, как солнечный день. Вождь уверен, что друг Хуша хочет отобрать главенство. И в обратном Кхара не убедишь.
Хуш всё это хорошо понимал, особенно после того, как ему друг не единожды объяснил.

2.

Кхар пришёл в пещеру стариков и объявил.
-Сегодня мы с вами идём за несъедобным. Нужные камни выдохлись, плохо греют, почти не светят. Отнесём, посадим их обратно, принесём свежие.
Пожилые коты заохали, заворчали.
Долго идти через ущелья. Потом долго лезть по узким переходам в глубину горы. Сажать в гнёзда прежние камни, осторожно вынимать новые. А затем так же долго возвращаться.
Гораздо лучше отдыхать в тёплой пещере, есть, спать или разговаривать. Вспоминать лучшее время, когда они были молодые, сильные, ловкие, ходили на охоту, дрались, побеждали врагов, добывали много еды, любили красавиц. Подвиги были значительней, кошки красивее. Трава зеленее, небо голубее, вода свежее. А ныне что? Грусть-тоска, да и только.
На себя и своих сверстников смотреть противно. Когти затупились, зубы выпали, бока отвисли, ноги не гнутся, точно деревяшки. Одно хорошо, зрение тоже попортилось, и всего этого безобразия полностью не разглядеть.
Только Хум был с этим не согласен. Он всегда охотнее занимался делом, нежели спал или болтал. Его тоже раздражало собственное тело, которое теперь куда хуже слушалось. Но старый кот просто, без лишних слов, делал то, что мог. Идти надо? Надо. Значит, он поднимется с подстилки и пойдёт.
Со всех пещер собрали светящиеся камни. Из подстилок сделали свёртки. Те, у кого пальцы были длиннее и ловчее, тщательно увязали каждый камень в отдельную, крепкую шкуру.
Пожилые кошки захотели пойти сами. Им надоело сидеть с котятами. Матери возмутились. С детьми нужна помощь, каждая лапа на счету, а бабушки, видите ли, развлечений захотели, в поход собрались.
Кошки, молодые и пожилые, громко поругались, уже готовы были подраться. Кхар на них наорал, чуть не получил трёпку от матерей, вовремя убрался из детской пещеры. За ним побежали бабушки. Молодые кошки не стали их задерживать, благо, кто-то из пожилых кошек всё же остался помогать матерям с котятами.
Поделили свёртки с камнями, взяли по одному узлу в зубы и пошли.
Перед выходом вождь заглянул в пещеру семейства, она была пуста. Старшие на охоте, это ясно. А где их младший? Поскольку в этом походе требуются не столько быстрота и сила, сколько внимание и терпение, то хромой бездельник не отвертится, обязан будет пойти, как миленький. Дойти, разумеется, не сможет. Затем Кхар созовёт общее собрание, и…
Да где же он?
Вождь оставил котов с узлами ждать возле выхода, сам обежал все пещеры. Амра нигде не было.
Снова прячется на скале для глупостей, завывает, хищников привлекает? Поёт, тоже мне, любой глухой дед лучше него поёт. Странно, что кошкам нравится, вкуса у них нет.
Спустились по тропе.
Перед скалой никто не торчал, в расселине было тихо. Его и там нет? Лезть и проверять Кхару не хотелось, он ещё, чего доброго, сорвётся на глазах у всех. Приказать слазить некому. Ладно, поход задерживать нельзя, про хромого наглеца потом можно выяснить.
Вереница пожилых котов и кошек со свёртками в зубах вслед за вождём углубилась в ущелье.

3.

Стены ущелья обступали вплотную, цепляли шерстяные бока, давили на сознание огромной равнодушной массой. Высоко вверху сияла узкая полоска звёздного неба.
Кхар то и дело оглядывался, но никого не подгонял. Пожилые коты шли медленно, нередко останавливались, чтобы передохнуть. Кое-кто на ходу ворчал сквозь зубы, несмотря на одышку.
Хум молчал, хотя тащил самый большой и тяжёлый свёрток. Вождь доверил ему камень из своей пещеры. Старый кот шагал размеренно, дышал ровно, смотрел только перед собой рассеянным взглядом.
За спиной у травника неотступно держалась Марр. Она чувствовала себя гораздо бодрей, но не прибавляла шаг, не пыталась обогнать. Она, как обычно, присматривала за тем, кого любила с юности. Он, как обычно, не замечал её.
Она начала заглядываться на него ещё в нежном возрасте, но ни разу не пристала с откровенным предложением, даже не намекнула о своей склонности. Суровый взрослый кот не обращал внимания на серьёзную кошечку-подростка, как и на большинство женщин. Он был занят тем, что помогал молодому другу стать вождём, а также заботился обо всём племени разом. Перебивался мимолётными связями.
А потом как-то неожиданно состарился, и ему стало не до женщин. Он теперь занимался травами, тем, что умел лучше всего. Стал ещё более суровым и молчаливым. Ушёл в себя.
Марр так и не завела ни семьи, ни котят, потому что постоянно обреталась поблизости от Хума. Он по-прежнему едва замечал её, но она и не требовала для себя ничего. Просто заботилась, как могла.
Ущелье закончилось. Дальше пришлось карабкаться по склону горы, между валунов, невысоких деревьев, редких кустов.
Здесь Марр внезапно почуяла на себе взгляд. Мимолётный, холодный, он скользнул по ней, как порыв зябкого сквозняка. И исчез. Кошке даже показалось, что взгляд был не один. Она внимательно осмотрелась, насторожила уши, подобралась. Но шаг не сбавила.
Кхар заметил, как пожилая кошка озирается. Тоже пристально обвёл взглядом каждый мелкий камушек, веточку, листок. Тоже ничего не заметил, повёл группу дальше.
Следующее ущелье было просторней, разветвлялось на тупики и расселины. В одну такую расселину все свернули, полезли в тесный ход, ведущий под гору. Но вначале развязали несколько свёртков с камнями поярче, потому что в полной темноте даже коты ничего не видят.
Лезли долго, шли то широкими, то тесными коридорами, крались по карнизу под осыпью, от малейшего звука грозящей сорваться вниз и завалить всех, переходили вброд ледяные, быстрые подземные потоки.
По пути Хум обратил внимание на мелкую друзу ярких зелёных камней. Даже приостановился, чтобы полюбоваться. Когда-то он, помнится, показывал их Амру, любопытному до диковинок.
-Это камни красивые, но совершенно не нужные, бесполезные, - поторопил его Кхар.
Наконец, пришли. В большом углублении сияла друза. Камни росли пучками, они были живые, и обращаться с ними следовало осторожно. На дне углубления хлюпала вода, она была тёплой, хоть что-то приятное.
Развязали свёртки, потускневшие камни пристроили в свободные гнёзда, они там прирастут и наберутся сил. Позже их можно будет снова на время унести в пещеры. Осторожно выкрутили свежие кристаллы, завернули в шкуры, отправились обратно.
Шли, шли, шли. Карабкались, лезли, шлёпали по воде. Наконец, они выбрались наружу, взъерошенные, с ног до головы мокрые, уставшие. Вздохнули с облегчением. И пустились в путь обратно.
На отдых останавливались ещё чаще, чем по дороге туда.
Миновали ущелье, вступили на склон горы.
А ведь тут удобное место для засады, среди валунов и кустов, вдруг подумалось Марр.
-Ой, смотрите! Что это такое?!

4.

-Где?!
Кхар вытянул шею, завертел головой.
Между валунов мелькнула узкая пёстрая спина, одна, вторая. К скальным кто-то подкрадывался. Больше того – их окружали. Кто же тут такой смелый?
Враги поняли, что их заметили, и вышли на тропу разом со всех сторон. Это тоже были коты, но пятнистые, мелкие, раза в два ниже ростом, нежели скальные. Зато их было гораздо больше, и все молодые, полные сил. Их глаза, яркие, зелёные, как ненужные камни, сверкали бешеной злобой.
Кхар узнал их, видел в дождевых лесах далеко на юге. Откуда они тут взялись, что им нужно?
Рассуждать было некогда.
-Круг! – скомандовал вождь. – Камни в центр, беречь спины!
Опытные скальные и сами знали, что надо делать. Быстро сложили камни в кучу, выстроились вокруг них кольцом, спинами внутрь круга.
Вперёд выступил один пятнистый, важный и надменный, видимо, их главный. Оглядел готовых к бою стариков, заперхал от безудержного веселья.
-Сдавайтесь, - прокашлял он, давясь от смеха. – Вы всё равно уже мертвецы, старые обглоданные кости! Отдавайте камни, показывайте, где друза и ваша пещера! И убирайтесь прочь! Тогда, может быть, вас пощадят!
Его речь понял только Кхар, остальным и без слов всё было ясно, достаточно мысленного посыла врага.
Пятнистые весело скалились. Они увидели немощных, замученных трудной дорогой стариков и предвкушали лёгкую победу, тем более что сильно превосходили скальных числом. Но они забыли кое-что, даром, что сами были котами. Кот способен растерзать врага в любом возрасте, пока его ноги носят.
Вождь скальных выплюнул в ответ только одно кашляющее слово.
Пятнистый пожал плечами, мигнул своим. Пёстрые бросились все разом. На каждом скальном повисло по три-четыре мелких врага.
Завязался бой не на жизнь, а насмерть.
Хум не заметил, как опасно выдвинулся вперёд. Но за его спиной бешено вертелась Марр. Он размеренно работал лапами, как добычу разделывал. На ней висели пятеро, драли в клочья бока, стремились добраться до шеи. Она вжала голову в плечи, ловила на лету всех, кто прыгал с валунов на спину Хума. И рвала, рвала, рвала врагов клыками и когтями.
Шлёп, шлёп, шлёп! Тяжёлые лапы Кхара сметали всех, кто повис на спине ближайшего скального. После его ударов ни один пятнистый не поднялся.
Кошка в прыжке приложилась спиной о камень, чтобы зашибить троих пёстрых, висящих на ней. До того она прикончила пятерых. Она после этого не встала, её заслонили собой остальные.
Двое пожилых согласованно снимали друг у друга с боков вцепившихся врагов. Зубами за горло.
Один скальный рухнул, его молниеносно катнули в круг, к свёрткам. И заслонили спинами.
Из-за валунов взметнулось гибкое, светлое тело. Рослый жёлтый кот напал на пёстрых сзади. Он принялся раздавать мощные удары направо и налево. Вожак пёстрых обернулся, яростно крикнул что-то. Жёлтый не ответил. Только прыгнул и поймал пятнистого главаря за горло.
Скальные опомнились, когда ни одного живого врага не осталось. Жёлтый кот быстро оглядел потрёпанный круг и молниеносно скрылся среди валунов.
Кхар осторожно повертел головой, подсчитал потери. Многие старики были сильно изранены, но все живы.
Откуда взялись мелкие пятнистые в горах? Кхар знал, откуда. Но почему они сюда явились? Что у них там произошло? Или просто размножились, места не хватать стало? Теперь не узнать, всех перебили.
Кто такой этот большой жёлтый кот? Почему он помог скальным? Почему потом скрылся?
Кхар фыркал, снова и снова оглядывал склон горы. Он не любил вопросы, оставшиеся без ответа.
Пришлось подождать, пока одна пожилая кошка немного отлежится, прежде чем сможет подняться на ноги.
Взяли камни, отправились обратно в родную пещеру. Шатались, подпирали друг друга плечами, останавливались, наспех зализывали раны, отдыхали.
И снова шли.

5.

Сеть связей возникла снова, ленты соплеменников продолжались, они были все целы. Отчего же такая тяжесть в груди?
Амр осторожно выглянул из каменной трещины.
В ущелье показалась вереница стариков во главе с вождём. У каждого свёрток с камнем болтался в зубах. Все коты и кошки были живы, все целы… Не совсем. Многих покрывала кровь с головы до пят, старики еле держались на ногах.
Возле друзы была драка? Кто-то хотел отнять камни? Такое изредка случалось.
Амр сполз на дно расселины и уткнулся головой в камень, ощущая палящий стыд. Он из-за обиды утерял связи, не предупредил об опасности, хотя мог это сделать. Мог предотвратить. Наверное.

Глава 10. Семейная охота

1.

Ро безмолвно металась кругами, хлестала себя хвостом по бокам.
Фах и Вай сидели по обеим сторонам от выхода, Хуш бегал по всем пещерам, слушал, где что говорят.
Амр валялся у дальней стены и тосковал, винил себя. Он не говорил сестре, о чём думает. Это ей и так было слышно.
В конце концов, она не выдержала, раскричалась на всю пещеру.
-Ты с ума сошёл! Хватит грызть прошлогоднюю кость! Ты не вождь, чтобы думать за всех! А остальные – не маленькие котята, сами во всём разберутся! До сих пор никто ничего подобного не делал, не пытался смотреть «вторым зрением» сразу за целую стаю! А ты что, умнее всех? В чём ты себя обвиняешь? Кто угодно может наскочить на что угодно, где угодно и когда угодно! Жизнь такая! Всего не предусмотришь. Заканчивай страдать ерундой, перевязывай ногу, и пошли в лес! Сколько ты уже на скале сидел, восемнадцать раз должно было зажить.
Амр помотал тяжёлой головой.
Неужели от криков сестры такое эхо, что аж по всем пещерам гудит?
Не, это Кхар в глубине горы на кого-то рявкает. Что-то он частенько стал на всех орать. Его плохо слушаются? Он свою власть теряет?
Прибежал Хуш, принёс сплетни. Вождь ворчит, дескать, молодняк неуправляемый, совсем буйный стал. Мяса с охоты мало принесли, говорят, лесные обнаглели, совсем близко носятся, «тех, кого едят» распугали.
И снова ускакал.
Вождь поймал его, когда он пробегал мимо главной пещеры, велел позвать старшего.
Фах пришёл.
-Я с вас обязанности не снимал. Мясо добывает только половина стаи, а есть хотят все. Идите на охоту, лес проверьте.
-Эм-м… Может, мы лучше в степь или в горы пойдём, Амр ещё не решил…
-Что ты мямлишь?! Ведь ты же старший! Кто у вас в семье верховодит, в конце-то концов? Ты или он?
Фах угрюмо глянул исподлобья, подёргал усами. И, наконец, твёрдо заявил:
-Он.
У вождя вибриссы над глазами поползли вверх, задёргались. Впрочем, этого следовало ожидать. Не зря Кхар считал наглого хромца самым опасным соперником, ой, не зря.
Вождь прищурился.
-Ну, раз он… Тогда пусть он и ведёт вас на охоту! В лес, да прямо сейчас, потому что я так сказал! Нечего попусту на скале торчать! А я посмотрю, как вы пойдёте.
Фах вернулся в пещеру семейства, передал распоряжение.
Амр злобно фыркнул, с силой вцепился зубами в подстилку, оторвал полоску кожи от шкуры. Сестра перетянула ему больную ногу, Хуш крепко завязал кончики ленты.
И Амр пошёл.
А что он, собственно говоря, злится на Кхара? Не дали младшенькому покапризничать, пострадать всласть, поваляться возле тёплой (не такой уж и тёплой) стенки, в тёплом (по-настоящему тёплом) обществе?
Так вождь прав. Нечего тут страдать, когда дело делать надо. И Ро права, не за что ему себя грызть. В следующий раз умней будет, ленты не потеряет.
Злость перестала быть унылой, сделалась весёлой. И нога перевязанная меньше болит, и день яркий, и всё будет хорошо.
Амр чуть не вприпрыжку спустился по тропе.

2.

У подножия скалы осмотрелись.
Прислушаться, как следует, помешали вопли из пещеры. В коридоре в очередной раз подрались молодые коты, выясняли, кто из них главнее. После вождя, разумеется.
Великанов и крыланов видно не было. Земля не дрожала от тяжких шагов, воздух не свистел под мощными крыльями. Жадное внимание – догнать, сожрать – поблизости не ощущалось. Этим скальным сегодня повезло.
Амр потоптался-потоптался, да и рванул к лесу вскачь. В теле звенела и пела сила, оно соскучилось по бегу, движению, свежему встречному ветру, солнечному свету. Соскучилось по свободе.
Братья, сестра и Хуш переглянулись, помчали следом, но догнали только в лесу, до которого было несколько раз по восемнадцать длинных прыжков.
Амр оглянулся, повёл смеющимися глазами, с разбегу вломился в заросли и остановился только на поляне. Да и то ненадолго. Поляна была большая, молодой скальный измерил её взглядом, гибко потянулся всем телом, опрокинулся наземь, покатался по траве, вскочил и понёсся кругами. Поскакал, задрав хвост к небу, выгнув спину, боком, высоко подпрыгивая, точно котёнок.
Он чувствовал, что для него это самое правильное сейчас. А то он что-то застоялся, засиделся, залежался. Пора и размяться.
Хуш догнал его первым, глянул на это зрелище. И в голос захохотал, у вождя научился. Остальные удивились, застыли, взрыв землю когтями. А потом зафыркали, принялись гоняться друг за другом и за Амром.
А что? Время поймать рогача имеется, загонная охота сильно ускоряет добывание еды. Можно пока и попрыгать, порадоваться жизни без лишних бдительных очей.
-Ты меня пугаешь! – заявила Ро.
Амр остановился, фыркнул. С чего бы вдруг? Он же раньше и был весёлый, пока ногу не свернул. Вот кого он сейчас, в самом деле, напугал, так это Хуша. Так внезапно бросился на него, что тот даже подскочил роста на два вверх. И снова захохотал.
-Не ворчи, точно бабка старая!
Ро замерла, навострила уши.
-А ты не прыгай, как котёночек, как бы потом плакать не пришлось… Тихо вы все, кто-то идёт!
Из зарослей выступили пятеро лесных котов, просто бурые, безо всяких узоров на шкуре, меньше скальных, с кисточками на сторожких ушах. Это были те самые пятеро, что не так давно загнали Вая на дерево.
Амр приветливо прищурился, не показывая зубы.
-А-а, лесные братья!
Эти коты в самом деле были похожи, как братья.
-А-а, справедливый скальный! – хитро сузил глаза самый ехидный. - Подерёмся или так разойдёмся?
Амр насмешливо фыркнул.
-Кстати, удачной вам охоты! Зачем драться, что делить? Ни у кого ещё добычи нет, отбирать нечего!
-И не будет, - буркнул лесной. - Добычи этой самой сегодня точно не будет. В степи творится невесть что. Несколько семейств оттуда сбежали в наш лес, носятся тут, «тех, кого едят» пугают. Говорят, из степи их выгнали.
-Кто выгнал? Что там творится? Вы сами этого разве не видели?
-Вы туда идёте? Вот и посмотрите, раз вы такие храбрые. Тут всё равно ловить некого, кроме самих охотников.
Лесные скрылись там, откуда пришли. Братья, сестра и Хуш посмотрели друг на друга. Кажется, охота задерживается.
Ро снова навострила уши. Кто-то с шумом ломился через лес напрямик.
Скальные быстро залезли на деревья. На всякий случай, переждать.
Внизу пронеслась группа степных котов.
Скальные снова переглянулись, подождали, пока шум стихнет, спустились на землю и направились прямо туда, откуда прибежали степные.
Когда происходит что-то непонятное, надо немедленно посмотреть.

3.

Амр был хорошим следопытом. Он читал и знаки на земле, траве, камнях, деревьях. И следы в незримом обычными глазами и неслышимом обычными ушами нечто. Те следы светились и пели, но не каждый хорошо улавливал это. Хуш, например, не мог. То есть, он слышал и видел, как все коты, но часто путался, не всё понимал.
На опушке леса и в степи местами торчали группы невысоких скал. Камни плохо держат обычные следы. А вот незримые…
Пока другие смотрели и слушали, как обычно, Амр ненадолго перешёл на «второе зрение». Здесь что-то происходило. Бегали коты, много, и не только степные, а какие-то ещё. Линии клубились, как спутанные ветки после бури, вели сразу во всех направлениях. Тут были драки, не одна и не две. Да вон и царапины виднеются на скальных боках.
Амр выбрал группу вертикальных камней, торчащих полукружием возле опушки леса. И полез наверх.
Хорошо, что семейство сразу не выскочило на открытое место. По степи бродило невиданно много великанов, сразу несколько стад, числом в одну-две лапы каждое. Одно стадо топталось ближе остальных к тем деревьям, где за ними притаились коты. Далеко над озером кружила стая крыланов. В степь теперь не сунешься.
Сегодняшняя охота, кажется, накрылась вонючим черепашьим панцирем.
А где коты, которые тут дрались, и вообще все степные коты? Ни одного не видно.
Амр осмотрелся сверху.
Внутри каменного полукружия зияла широкая земляная нора. Это вырыли степные, их размерчик. Но из норы никто не показывался, вблизи было тихо.
Великаны ближайшего стада затрубили, подняли хоботы, выставили бивни. Несколько чешуйчатых гигантов наступали на одного, гнали прочь от себя. Амр посочувствовал бивненосцу. Тот хромал так же, как скальный кот. Видимо, за это его и отвергли. Изгнанник жалобно кричал, топтался неподалёку, не желал уходить. На него перестали обращать внимание.
Краем глаза Амр уловил движение.
Листва на опушке беззвучно раздвинулась, появились кот и кошка. Пятнистые, мелкие, меньше, чем лесные и степные, не говоря уж о скальных. Они бок о бок скользнули к норе в камнях. Им навстречу из-под земли выкатились два крошечных жёлтеньких клубочка – котята. Они весело запрыгали вокруг родителей.
Кот не тащил никакой добычи, но всё равно изящная красавица с такой щемящей нежностью потёрлась щекой о плечо друга, что Амра охватила жгучая зависть. Уж он бы такую женщину берёг, холил и лелеял, на охоту не пускал. Пусть бы не рисковала, занималась котятами, друга с добычей ждала. И от таких котят он бы не отказался, пускай бы даже чужих. Не оставил бы их одних, без присмотра, на поживу хищникам.
Амр вздохнул, глядя сверху.
Пятнистый вскинул голову, увидел скального.
-Заступаться пришёл?! Не отдам нору! У меня дети, их прятать надо!
Мелкий кот заорал так яростно, что закашлялся.
-Да успокойтесь же! О чём вы вообще?
Амр едва понял эту речь, общую для скальных, лесных и степных, но пересыпанную незнакомыми словами.
Подруга пёстрого зашипела и подобралась.
-Успокойтесь, я сказал! Не нужна мне ваша нора!
На кошачьи крики повернул голову одинокий великан. Выставил бивни, яростно затрубил, понёсся к камням. Кошка молниеносно затолкала котят в нору и скользнула туда сама. Пятнистый кот затаился рядом.
Амр припал к верхушке скалы.
Бивненосец подбежал с тяжким топотом, сунул голову в камни, заморгал маленькими глазками, пытаясь понять, кто там прячется. Ничего не разглядел и стал бешено бодать широченным лбом крайний камень.
Пятнистый метнулся в сторону, за другой обломок. Гигант заметил его, просунул хобот в щель, но достать кота не смог. Тогда он ловко подхватил хоботом ветку с земли и попытался зацепить ею пёстрого. Не дотянулся, обошёл вокруг.
Заметил Амра наверху, ударил по нему веткой. Не попал – скальный перепрыгнул на соседний камень. Великан побежал за ним, ещё раз ткнул веткой, ещё раз промахнулся. Тогда снова попробовал достать пятнистого из каменной щели. Раздражённо крякал и хныкал, колотил по скалам то хоботом, то веткой, пока не сломал её.
Это всё продолжалось и продолжалось. Гигант с топотом носился вокруг каменных обломков, пытался достать то одного, то другого кота. Амр прыгал поверху, пятнистый метался внизу.
Скальный раздражённо фыркал.
Вот упорный, тупица чешуйчатая! Долго он будет тут топтаться?

4.

Великан бросил попытки достать котов, принялся бешено бодать крайний скальный обломок.
Амр вытаращился сверху. Зачем чешуйчатый хочет своротить скалу? Это же не добыча. Вон даже кончик бивня сломал.
Великан пронзительно завизжал, налёг на камень плечом, толкнул грудью. Скала вывернулась из земли, рухнула прямо на нору. Пятнистый взвыл, выскочил из камней, кинулся в драку. Он отчаянно орал и бросался на гиганта, как мышка на скалу. Живая скала размахивала хоботом, тыкала бивнями, топала ножищами, чтобы раздавить.
Пёстрый кот увертывался, прыгал, бил лапами. Казалось, гигант вот-вот схватит его хоботом, сломает хребет, задушит. Но тут пятнистый удачно полоснул когтями по кончику хобота. Великан взревел, попятился и… убежал. Амр больше ему не сочувствовал. За котами тот гонялся – это понятно, сожрать хотел. А зачем камень крушил, по норе прыгал? Хотя, он её даже не заметил, когда топтал. А потом ещё и завалил.
Пятнистый остался возле обрушенной скалы. Сначала тоскливо выл, царапал когтями камень. Затем понял, что это бесполезно. Сидел и плакал.
Амр безмолвно смотрел сверху. Пятнистого было жаль, пускай бы жил тут себе да жил. Он, конечно, отобрал нору у степных. Но у него же котята. Ещё неизвестно, как бы повёл себя Амр, появись у него дети, которым срочно нужно укрытие. Может, он тоже пошёл бы у всех норы отбирать… Ещё больше было жаль нежную пёструю кошечку и двоих весёлых котят. Вряд ли они живы там, в заваленной норе.
Скальный слез на землю, крикнул своим. Любой кот не сравнится по силе с гигантом, но ведь их пятеро, да ещё пятнистый. Братья, сестра и Хуш подбежали. Они всё видели и поняли, что хочет сделать Амр. Сообща налегли на камень, стали толкать в ту сторону, где был небольшой уклон. Упирались в землю изо всех сил, налегали на глыбу, не жалея себя. Пыхтели, стонали, хрипели от усилий. И всё-таки сдвинули. Достаточно, чтобы освободить вход, который ещё пришлось откапывать.
Пятнистый заплакал уже от радости, когда оказалось, что кошка и котята живы, целы и невредимы. Степные умело вырыли нору, глубокую, прочную…
По возвращении Амр решил, что вождь должен немедленно узнать обо всём, что они видели. Они вместе пошли в главную пещеру.
-Явились? Показывайте, что принесли.
Кхар не увидел у них никакой добычи.
-Расскажем.
Вождь нахмурился.
-Тоже без мяса, что ли? Ладно, рассказывайте. Сюда не заходите, говорите оттуда!
Кхар не хотел тревожить молодую подругу, что разлеглась посреди пещеры, да так и заснула.
Амр кратко поведал обо всём, что они видели в лесу и в степи.

5.

-Ладно, я тебя услышал. Можешь идти.
Амр помедлил. И это всё? Вождь не сообщит никакого решения?
Кхар повернул голову.
Вот что за наглец? Припёрся с плохими вестями, да ещё и без добычи!
Вождь гневно сощурил единственный глаз.
Май вдруг поднялась, неторопливо прошествовала мимо, ненадолго заслонила выход в коридор. Ну, вот захотелось ей прямо сейчас пересесть с одного места на другое. Просто так, без причины. Это часто бывает с котами и кошками, обычное дело.
Кхар отвлёкся, проводил её взглядом. Не мог не отвлечься. В этой кошке неожиданно появилось что-то новое, привлекательное. Да она не так уж и грубо сложена. И вообще, у неё глаза красивые. Огромные, раскосые такие…
Когда вождь опомнился, в коридоре никого не было.
Убрался наглец? Да и ладно, есть дела поважнее.
На охоту пусть теперь ходят по трое-четверо, как это семейство. А не по одному, как раньше.
Группу молодых, самых резвых котов и кошек он пошлёт на разведку. Они обегают всё вокруг, заодно разомнутся, а то им силы девать некуда, буянят почём зря. Пусть лучше пользу принесут, посмотрят, что происходит, и расскажут ему.
Похоже, мир меняется.

Опубликовано: 26.01.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 10 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Спасибо большое! Так здорово, что пятнистому удалось помочь! Правда, им наверно все равно будет тяжело выжить без стаи…. А великаны — это мамонты, или динозавры? Май вообще чудо кошка! Практически так же умна, как и Амр, и так здорово, что она на стороне нашей веселой семейки.))) Ро давно у своего желтого не была, а он кстати тоже супер! Может Кхар ему зачтет боевые заслуги и примет в стаю?
    Вдохновения вам! ❤️❤️❤️

    0

    • Пожалуйста))) У них есть стая, просто они пришли одними из первых.
      Великаны — чешуйчатые мамонты)))
      Да, семейке повезло, что Май на их стороне))) Фах постарался)))
      Хеф — супер, да-а))) благодарю вас!!!
      Да подозрительный он слишком, Кхар-то((( так что жёлтому лучше не пробовать)))

      0

  2. OK:

    Необычный мир глазами необычных персонажей. Удивительно, как Автору это придумывается. И все так гармонично, что веришь и как бы видишь в картинках, этакий мысленный фильм.
    Круто!

    0

    • Спасибо вам!))))))
      У автора несколько прототипов дома живёт, шерстяных и пуховых))) так что мелкие сценки вообще с натуры))) и кое-что от людей))) Как фильм я и вижу мысленно, когда пишу, вы совершенно верно догадались!)))))
      Благодарю вас!

      0