Маг-4

Глава 7. Главный в стае

1.

Амр валялся в пещере, страдая от боли. Он чувствовал себя так, будто голову раскусил пополам коварный враг, а тело, подцепив бивнями, долго с размаху колошматили о камень. Кот сразу понял, за что ему всё это. Допелся, словно из болотца с пьяной травой допился.
Ро старательно лечила его. Её урчание оглушало.
-Поосторожнее! – прохрипел он из-под её живота. – Ты же, как-никак, не на лапу, а на голову мне залезла!
Н-н-нда, переборщил он, как есть переборщил. Не надо было сразу столько петь. Он полагал, что просто мурлыкал себе под нос, развлекал себя, чтобы скрасить одиночество. А получилось, что придумал несколько особых песен и пел их слишком много. Да затем ещё давил на Хуша.
Вот и последствия. Беспечный дурак скачет котёночком, а тот, кто ради него чуть из шкуры не выпрыгнул, валяется тут, как старая, изгрызенная кость. Где, кстати, этот обалдуй? Случаем, не удрал в лес, хотя его предупреждали?
Амр повёл посоловелыми глазами по пещере. Друга в ней не было.
У выхода послышались мягкие, неровные шаги. Ну, неужели?
Но это был не Хуш.
В пещеру, слегка покачиваясь, вступил Кхар.
Накануне охота была настолько удачной, что все решили несколько маленьких прыжков солнца не ходить на добычу. Кхар набил живот мясом и перестарался с кошками так, что его шатало. Всё равно, по своему обыкновению, он обошёл пещеры стаи, заглянул ко всем, проверил, чем они заняты. В общем, одним и тем же – валялись набитым брюхом кверху или занимались сладкими играми с подругами.
-Значит, и от глупых занятий есть польза? Ик! Ну, надо же!
Кхар ещё и пьяной травы обожрался на радостях? Чего доброго, трава в голову ему ударит, он снова задираться будет. Хорошо, что вождь один пришёл, а братья и сестра тут.
Хуш, судя по всему, разболтал, похвастал, не удержался. Он, конечно, для друга старался, оправдывал его перед вождём. Но, всё же, лучше бы молчал. Вождь быстренько найдёт применение новому способу, а ведь Амр ещё не опробовал этот самый способ как следует, да и в себя не пришёл. Ну, что за жизнь? Жизнь – только держись. Эх. Как хорошо было на скале, пока его там Кхар не нашёл…
-Ладно. Ик! Гуляй, пока я добрый.
Вождь осмотрел пещеру ещё раз и ушёл.
Что? Гулять можно?! Амр подпрыгнул, стряхнув с себя сестру. Голова сразу перестала болеть. Вдруг всё-таки какая-нибудь кошка, с которой он раньше…
Амр похромал в коридор.
-Это ты куда?!
Ро вскочила на ноги.
-Как это – куда? Гулять! Мне же разрешили!
Амр криво оскалился и вышел в коридор.
Н-да? Ро недоверчиво сморщила нос, поспешила за братом. Всё равно охранять его надо. Если вождь снова передумает, и на них нападут несколько, они вдвоём, конечно, вряд ли справятся. Зато её клич услышат братья и Хуш, прибегут на помощь.

2.

Кхар вышагивал впереди.
И внезапно прыгнул в сторону, подхватил что-то с пола. В его зубах закачался, покорно поджав лапки, котёнок, пойманный за шкирку.
-Падение тебя ничему не научило, да? – сквозь зубы невнятно пробурчал вождь.
Приблизился к нужной пещере, закинул туда малыша, точно прицелившись на подстилку, рявкнул на кошку:
-Следи за ребёнком, растяпа!
И пошёл дальше.
Амр оглянулся, подмигнул коту. Следить, пожалуй, придётся ему, раз у подруги это плохо получается. Кот фыркнул вслед.
Кхар шагал и важно поглядывал по сторонам.
В пещере стариков большая часть пожилых котов спала, некоторые степенно разговаривали. Кхар сунул туда голову, ворчливо что-то спросил. Ему ответили обстоятельно и подробно. Хум отправился за травами вместе с одним молодым котом. Молодого погнала строгая Марр, для помощи травнику и для его охраны. На всякий случай, а то ещё буйный молодняк задирать по глупости старика вздумает. Ведь когда-то он считался умелым бойцом, интересно же помериться силами с таким котом.
Вождь кивнул, прошествовал дальше.
Амр за его спиной придвинулся вплотную и порадовался, что вместе с ним идёт не только сестра. Из следующей пещеры высунулись несколько молодых котов, насмешливо прищурились. И только.
Навстречу проскакал взъерошенный молодой кот. За ним стлалась по полу, призывно воркуя, кошка. Она оказалась любвеобильнее кота, и он от неё удирал. Кошка ползла-ползла, увидела, что откровенные позы никак не действуют на мехового и привлекательного, вскочила, побежала его догонять. Он понял, что убежать не сможет, кошка быстрее. Развернулся и врезал ей лапой без когтей. Чтоб отстала.
Кхар фыркнул на обоих, пошёл дальше.
Двое котов подрались в коридоре из-за голой кости с жалкими остатками мяса. Кхар свернул было к ним, чтобы надавать оплеух и разогнать, но они уже разобрались между собой сами. Тот, кто победил, завладел костью, тут же бросил её и с важным видом отправился по другим делам.
Молодой кот неподвижно лежал у входа в пещеру, загораживал его своим телом. Он проводил группу идущих строгим взглядом. За спиной у кота на сей раз спали все, и его кошка, и его котята.
Молодая красавица вышла из общего обиталища, игриво изогнулась, сощурила насмешливые глаза, повела плечиками. Амр обошёл её по дуге. Кошка фыркнула и снова спряталась.
Дальше по коридору резво расползались котята, их суматошно ловили мать и её младший брат. Молодой кот не столько помогал, сколько играл. Спрятав когти, он легонько катал лапой меховые клубочки. Клубочки шипели, опрокидывались на спинки, махали лапками с крошечными коготками. Кот выгибал спину, подскакивал вверх, будто в испуге, отбегал. А может, и в самом деле боялся.
Его старшая сестра родила котят, ушла в отдельную пещеру, но постоянного друга не выбрала, с детьми ей помогал брат. Он был в восторге от нового занятия, столько весёлых игрушек принесла ему сестра. Вот это подарок!
Кхар шагал всё дальше в глубину горного хода. Он отлично знал, кто за ним идёт. Оглянулся, насмешливо сощурился, но ничего не сказал.
И кто ж ему такое имя дал, мама или папа? Словно некто хотел грозно рыкнуть и рыкнул, но сперва подавился кашлем. Кха! Р-р-р…

3.

У Кхара самая большая пещера из тех, что в глубине горы. Это понятно. Здесь собираются все, когда надо обсудить что-то важное. Здесь же, само собой разумеется, живут подруги вождя.
У Кхара несколько постоянных подруг, а временной может стать любая привлекательная красавица стаи.
Когда появлялись дети, кошка вместе с ними уходила жить в пещеру матерей, а подросшие котята затем переселялись к другим молодым котам и кошкам. Своих детей Кхар никак не выделял, относился к ним, как ко всем прочим соплеменникам.
Вождь приосанился, важно вступил в пещеру. Подруги ждали тут. Для него оставили лучший, большой и сочный кусок мяса, целую ногу крупного бычка. Правда, мощному коту эта доля была на пару укусов. Он быстро расправился с едой, обвёл кошек довольным взглядом.
Он знал, чего они ждут. Не столько любви, это уж само собой. Сколько рассказов о том времени, когда молодой скальный ещё не стал вождём и бродяжничал, побывал во многих интересных местах.
Кхар величественно разлёгся на большом плоском камне у дальней стены, подвинул лапой светящийся камень так, чтобы он грел бок, но не сверкал в глаза. Сыто облизнулся и начал очередной рассказ.
Нередко он повторялся, потому что любил хвастаться. Кошки не возражали. И потому, что он вождь, и потому, что им всё равно было интересно.
Амр в коридоре тоже навострил уши, улёгся удобнее. Ро присела рядом.
Кхар без утайки хвастался всем, что он повидал.
За горами, где находятся их пещеры – лежит пустыня, раскинулись бескрайние пески. Дальше к югу каменистая степь, ещё дальше горы, за ними дождевые леса и море. На краю лесов пасётся так много великанов, что они сплошь покрывают морское побережье. Над ними летают бесчисленные тучи крыланов. Там жить сложно.
Здесь крыланов и великанов гораздо меньше, во время охоты надо просто прислушиваться, поглядывать по сторонам, не зевать и вовремя удирать.
Рассказывал вождь увлекательно, он находил в своих странствиях много разных диковинок.
В одном месте из земли бьют потоки горячей воды, взлетают высоко вверх, копятся в каменных углублениях. Там хорошо купаться, вода тёплая. Кошки пренебрежительно фыркнули. Лучше умываться языком и лапкой, а не противной, мокрой водой.
В другом месте бродят мелкие чешуйчатые звери, выглядят грозно, а на самом деле такие медлительные, что их легко ловить, и они вкусные. Кошки жадно облизнулись.
А ещё на юге растут сладко пахнущие цветы. От их запаха может закружиться голова, и пропасть вдруг покажется канавкой, которую легко перепрыгнуть. Кошки зябко поёжились.
Вождь рассказывал о драках и победах. Он так увлёкся подробностями, что вскочил, запрыгал, размахивая лапами и красуясь. Оступился, грохнулся с камня на спину. Кошки смешливо зафыркали.
Кхар вскочил, сердито оглядел их, зашипел. Затем посмотрел, как они веселятся, тоже зафыркал, закашлял. А потом и захохотал.
Кошки вздрогнули, шарахнулись в разные стороны. Они впервые услыхали такие звуки, да к тому же от кого! От хорошо знакомого, властного друга! Кхару стало ещё смешнее, он захохотал громче.
И трясся от смеха ещё долго после того, как взобрался обратно на свой камень, рискуя свалиться с него снова, уже от буйного веселья.
А затем продолжил рассказывать.
Единственно, о чём не распространялся вождь – о прошлых любовных победах. Пусть нынешние красавицы не ревнуют больше, чем нужно. Рассказы о кошках вождь приберегал для мужских посиделок.
Амр тоже зафыркал в коридоре, тихонько, чтобы не привлечь внимание. Смеялся, но больше восхищался. Вот он, Амр, только мечтает, а Кхар взял и сделал. Может, и ему тоже – взять и сделать? Ага, с такой ногой. Он уже однажды попытался, сбегал в дальнюю степь. Ногу повредил, на врагов нарвался, еле живым ушёл. Увы и ах, пока он не выздоровеет, из пещер – ни ногой.
Молодой скальный грустно вздохнул. Сестра безмолвно потёрлась плечом о его плечо.

4.

-А молодой Амр всё равно круче! – неожиданно брякнула молоденькая рыжая красавица, нынешняя любимая подруга вождя.
-Что-о?! – Кхар даже приподнялся на локте и рявкнул, но затем снова улёгся, подобрал под себя лапы, спросил опасно спокойным голосом.
-Кто так сказал?
-Все говорят! – выдала чёрно-белая, предыдущая любимица.
Фах рассказывал своей кошке, Ро – двум-трём подругам, Вай – ещё кому-то, Хуш вообще болтал направо и налево.
-И чем же таким он круче?
Кошки загалдели наперебой.
Амр изобрёл загонную охоту, Амр замечательно поёт, Амр умеет лучше всех смотреть «вторым зрением», наконец, Хуш ещё рассказывал, как Амр в одиночку обратил в бегство целую стаю врагов.
Кхар подскочил на камне и тут же осел на задние лапы. Он испугался. И немедленно разъярился.
Власть – это лучшие кошки, много. Лучшая еда, тоже много, и самому охотиться не надо. А ещё – долгая жизнь, потому что никто не осмелится проверять, насколько он боеспособен. Его охраняют молодые соплеменники, на него древние законы не распространяются.
Взбешённый вождь длинным прыжком слетел с камня и понёсся по пещере, раздавая мощные оплеухи.
-Я вам покажу, кто тут круче всех! Кто самый главный в стае!
Кошки прыснули по сторонам, прижались к стенам.
И тут разъярённый Кхар заметил в коридоре Амра. Тот немедленно пожалел, что не скрылся вовремя. А теперь было поздно.
Прижав уши, свирепо оскалившись, главный в стае неторопливо надвигался грозной грудой мышц. В горле вождя клокотало глухое рычание, оно словно раздавалось сразу со всех сторон.
Амр оглянулся через плечо.
На знакомый призыв из пещеры молодых котов высунулись все, кто там был. И точно так же глухо заворчали.
Путь назад был отрезан.
Напрасно один глупый скальный от нечего делать выдумал, будто любит их всех. Он никогда не бегал к сверстникам в общую пещеру, не мерился силой ни глотки, ни мышц, ни мужского стебля. Не играл с ними, не болтал, не хвастался. Они тоже относились равнодушно, в лучшем случае не замечали. А теперь считают его чужим.
Да, у него есть семья, но из друзей – только Хуш.
-Вот ты какой, оказывается! Предатель! С виду послушный, а за моей спиной распускаешь лживые байки! Велишь своим тебя хвалить! Ты хочешь выглядеть перед всеми лучше меня, тебе нужно моё место, мой камень! Хочешь поединка?
Амр знал, что поединка не будет. Будет расправа всех над одним. И власти Амр вовсе не хотел. Кхар – хороший вождь, жаль, подозрительный слишком.
-Не нужен мне твой камень.
Амр открыл свой разум, чтобы вождь убедился в его мирных намерениях. Но это было бесполезно. Кхар не Хум, он не любит разбирательства и уверен, что один хороший удар решает всё.
Молодые коты выжидали. Убивать соплеменника почём зря, грызть своего без особой вины они не хотели. Вот если Кхар прикажет… А может, вождь объявит поединок? Тогда они за этим присмотрят.
Но драться один на один именно с Амром вождь не хотел. Этот скальный не мельче, не слабей, не глупей, да ещё и моложе. А Кхар уже не так молод и не так силён, как раньше, отяжелел он от спокойной жизни. Этот наглец, хоть и хромой, может одержать верх.
-Не хочешь поединка? Тогда ты знаешь, что надо делать. Ложись на спину и подставляй горло!
Это был древний обычай – опрокинуться перед противником навзничь и подставить незащищённую шею. Изъявление покорности у всех на глазах. И тот, кому открыто сдались, был волен великодушно отпустить. Или без помех полоснуть клыками. Амр был уверен, что Кхар выберет второе.
Молодой скальный попятился, подобрался. Сестра рядом с ним судорожно хватила ртом воздух для боевого клича. И присела, чтобы сразу после вопля прыгнуть. Братья и Хуш прибегут. И этот бой будет для всех них последним.
Кхар надвигался медлительно, грозно, неотвратимо, как чешуйчатый великан-бивненосец. Ему только таких же длинных клыков недоставало.
-Нет! – внезапно раздался резкий окрик.
Из-за спины вождя выдвинулась Май, которая до этого момента молчала.
Все изумлённо замерли, даже Кхар.

5.

Вождь оглянулся, пристально уставился на кошку.
Май была умна, говорила мало и всегда по делу.
-Почему – нет?
Вождь прищурился с новым подозрением.
-Не трогай его пока, - спокойно сказала Май. – Он мне нужен.
Кхар опасно оскалился.
-Тебе он тоже нравится?
Май удивлённо моргнула.
-Нет. Просто не трогай его. Сначала пусть он найдёт мне сестру, он ведь, в самом деле, хорошо видит «вторыми глазами».
-Разве она снова потерялась?
-Да.
-А ты сама не можешь найти, что ли?
-Я не слышу её. Раньше всегда слышала, а теперь – нет.
Кхар дёрнул бровью. Большая кошка нашла неплохой выход из положения. А дальше видно будет.
Вождь повернул голову к Амру.
-Говоришь, тебе не нужен мой камень? Ладно, - рыкнул Кхар. – Тогда и мне твоё горло не нужно. Кое-какую пользу ты приносишь. Живи пока.

Глава 8. Руф

1.

Изо всех мест больше всего на свете Руф любила лес.
Здесь она чувствовала себя в безопасности даже в одиночку. Огромные хищники сюда не совались, им тут было не развернуться среди огромных деревьев.
Здесь маленькая кошка никого не боялась. Слух отменный, когти острые, ноги быстрые. При малейшем шорохе она легко взлетала на самый верх ближайшего дерева, на такие тонкие ветки, что за ней туда не мог последовать никто. А кто мог, те были для неё не опасны.
Здесь она чувствовала себя такой же сильной, быстрой и отважной, как самые могучие взрослые.
Здесь она ощущала себя свободной.
Могла бежать, куда хотела, заниматься, чем хотела.
Нюхала цветы, любовалась яркими чашечками, жевала сладкие лепестки, пила росу. Гонялась за бабочками, похожими на летающие цветы, за быстрыми стрекозами, сверкающими на солнце, как вода мелкого ручья. Кроме того, что это весело, пойманное насекомое можно с удовольствием схрумкать.
Также здорово просто побегать, попрыгать, покувыркаться в мягкой траве. Только вначале надо рассмотреть, нет ли тут листьев с режущими краями. Послушать, не крадётся ли большой лесной кот. И ни в коем случае нельзя бегать в степь, углубляться далеко в чащу, ведь там живут враждебные стаи. Даже самый большой скальный, могучий и ловкий Амр чуть не поплатился жизнью, когда забежал туда недавно…
Руф неслась по лесу вприпрыжку, иногда останавливалась, почёсывалась боком о шершавый ствол неохватного дерева, просто для удовольствия. Пила из ручья, ловила рыбок и ящериц. Смотрела, не щурясь, на солнце. Оно не шпарило, а ласково грело сквозь листву. Кошка дышала тихим ветром, пахнущим терпкой, прошлогодней листвой и хвоей. Слушала голоса птиц, что шуршали высоко в кронах. Слушала тишину.
Птицы вдруг умолкли, тишина зазвенела тревогой. Руф насторожилась, замерла, подняв переднюю лапу.
Безмолвие нарушил странный звук.
-Аыррр…
Из ближних зарослей, где до сих пор никто не шуршал и не шевелился, донеслось рычание. Или стон.
Кошка мгновенно унеслась на вершину дерева и оттуда посмотрела вниз. Из кустов, откуда донёсся звук, никто не показывался. Руф долго сидела на тонких ветках, но, в конце концов, потеряла терпение и слезла. Осторожно, то и дело замирая, подкралась.
А когда окончательно успокоилась, то полезла в гущу колючих ветвей. Кошки очень любопытны. Руф никак не могла просто уйти отсюда, так и не взглянув, что же там такое издаёт странные звуки. Лезть было удобно, кто-то проделал в зарослях широкий ход, переломал ветки.
В конце хода на боку лежал некто странный. Похожий на степного волка, но крупнее. Чешуйчатый, как великан, но без бивней и гораздо меньше. От неподвижного тела шёл сильный жар, распухший язык вывалился из пасти наружу, дыхание было сиплым и слабым. На бедре зияла гнойная рана, в ней копошились личинки.
Кошке стало жаль необычного чешуйчатого волка.
Встретишь существо – не бей его сходу лапой. Возможно, оно тебе пригодится. Так гласит древняя мудрость, и кто её изрёк первым, коты не помнили. Но эти слова нравились многим.
Маленькая кошка училась выбирать лечебные травы у Хума. Она быстро нашла нужные стебли, разжевала, выплюнула в рану. А сначала выгрызла оттуда всех личинок, брезгливо выплюнула и закопала. Рана выглядела так, будто узкий язык огня долго и упорно лизал только одно место.
Однажды во время грозы в лес ударила молния. Занялся пожар. Большие деревья пострадали не сильно, кусты выгорели. К пещерам выскочил лесной кот, весь в ожогах. Его приютили, подлечили, он убежал обратно.
У этого волка огонь проделал странную яму на ноге, и всё, больше ожогов не было. Чешуйка отвалилась, в ране завелись черви. Растущая на теле скорлупа мешает гнуться, волк не смог сам себе очистить рану и, в конце концов, свалился в жару. Если бы Руф не нашла его тут, он бы вскоре умер.
Кошка сбегала к ручью, набрала в рот воды, пролила раненому на язык. И так несколько раз. Волк поначалу не мог глотать, но попозже слизнул воду, стал дышать не так тяжко.
Руф сидела возле него и думала. Ей придётся пробыть тут несколько дней, пока чешуйчатый не выздоровеет. И быть осторожной. Неизвестно, как он поведёт себя, когда очнётся. Может быть, примет её за врага да сходу набросится.
Зато она хорошо знала, как поведут себя скальные, если найдут их обоих. Чешуйчатого волка тут же убьют, не разбираясь, на всякий случай. Потому как давно известно, что все чешуйчатые – враги. И она так и не узнает, кто это такой, что с ним случилось. Ведь интересно же.
И Руф старательно прикрылась.

2.

-Да вот, в пещере всех боится, а по лесам давно в одиночку шастает. Только до сих пор она ни разу от меня не пряталась. Всегда звала на помощь, если залезала так высоко, что не могла сама спуститься. А тут не подаёт никаких признаков жизни. Я не знаю, где её искать.
-И ты молчала?
-А кому говорить? До неё нет дела никому, кроме меня.
Амр был уверен, что легко найдёт маленькую кошку. Ведь между ними установилась почти родственная связь.
Но впервые его семейство видело, как могучий скальный капризничает. Сначала он заявил, что должен отдохнуть. И отдыхал целый день. Единственно, сразу сообщил, что Руф жива.
Затем он долго сидел с закрытыми глазами, сперва в пещере, а после того – на скале. То ли искал мысленно, на расстоянии. То ли просто дремал.
Май заподозрила, что он тянет время, неизвестно зачем. Как котёнок – отца за хвост.
Амр в свою очередь между делом размышлял, зачем большой кошке понадобилось спасать его. То ли она посочувствовала именно ему, то ли вождю. Амр сомневался, что ей так уж нужны поиски. Раньше-то она находила сестру сама. Просто Май захотела спасти брата своего мужчины. Или авторитет вождя.
Май охотилась, притаскивала для семейства лучшую еду. Все были довольны, кроме неё. Братья и сестра странного соплеменника злорадно скалились, отыгрывались на ней. А он сам явно что-то скрывал от неё про сестру. Ладно-ладно. Она не слезет с него живого, пока он не найдёт Руф. Упрямства Май не занимать.
Амр заметил, что большая кошка теряет терпение, заявил, что нащупал след, и неторопливо повёл всех в лес.
Тут снова начались подозрительные странности. Май была уверена, что её нарочно водят кругами, вокруг да около. И кормят байками. Вот здесь Руф ловила бабочек, а здесь почёсывалась о ствол дерева-великана. Пила из ручья. Заметив что-то подозрительное, карабкалась на дерево. Кувыркалась в траве. И так далее, и тому подобное.
Следы все подлинные, придраться не к чему. И всё же Май не оставляло ощущение, что происходит что-то не то.
Амр по-прежнему твердил, что маленькая кошка жива. И… никак не находил её.
Только всё водил и водил по лесу Май вместе со своим семейством.
Искали неделю.
На самом деле Амр давно узнал, где маленькая кошка, почему она задержалась и прикрылась. Но не выдавал её тайну.

3.

Рана у чешуйчатого затянулась за неделю, точно, как на степном волке. Как на коте.
Всё это время Руф охотилась для него, кормила, лечила. Пережёвывала пищу, которую он глотал, пока ещё не приходил в себя.
Когда он в первый раз открыл глаза, она быстро вскочила и отбежала на некоторое расстояние. Стояла, насторожённо подняв переднюю лапу, даже не моргала.
Он приподнял голову, огляделся. Посмотрел на кошку. Кое-как изогнул шею, посмотрел на свою ногу. Снова на кошку. Слабо тявкнул, без всякой злобы. И послал волну тепла. Совсем как сестра, когда Руф ей что-нибудь принесёт, например, съедобные корни.
Он понял, что она для него сделала! И был благодарен. Кошка снова подошла вплотную. Попробовала разговаривать вслух. Он её не понимал. Только слабо тявкал в ответ, как степной волк.
Он и был похож на степного волка, но крупнее. Крупнее даже горных котов. Он чешуйчатый, как великан, но гораздо меньше. И он умнее и добрее тех и других, вместе взятых. Всё понимает, только не говорит. Но мысли, как оказалось, передаёт внятно.
Никто его никак не называл. Она дала ему имя по звукам, которые он издавал. Аф. Ему понравилось это имя, и он согласился с ним.
Обнаружив, что можно общаться мысленно, кошка тут же захотела узнать, откуда он прибежал и что с ним случилось.
Он показал картинки. Он прибежал оттуда, где есть горы, растут дождевые леса, живут мелкие коты, похожие на Руф, но жёлтые и пятнистые. Кошка сразу вспомнила рассказы вождя. Далеко же забежал этот чешуйчатый волк.
«Где ты нашёл огонь? Как получил рану?» - спросила она со жгучим любопытством.
Аф объяснил.
«Там появилось что-то странное. И все сразу ушли. Убежали. Все побежали, и я побежал. Еды-то больше не осталось. А вначале это странное чем-то меня обожгло».
Бежал он долго. В ране завелись черви, она воспалилась. В конце концов, Аф свалился в жару. Тут его и нашла юная скальная.
В благодарность он лизнул ногу неосторожно приблизившейся кошки. Она отпрыгнула, затем подошла снова.
Они разговаривали ещё и ещё, пока Аф не утомился и не заснул.
А Руф пошла за едой.
В лесу она обычно даже мышей ловила. А что? Ей брезговать мелкой добычей не приходится. Всё равно тут никто не видит, чтобы смеяться.
Но сейчас ей нужно было что-нибудь покрупнее. Чтобы накормить Афа, надо много еды. Он ведь большой, раза в три крупнее самых рослых котов.
Но для начала даже несколько крупных грызунов подойдёт. Всё равно пока что раненый много съесть не сможет, ещё слишком слаб.
Снова нужны травы. И вода, разумеется.
Кошка бегала, суетилась, то и дело озиралась, нет ли какой опасности.
Аф спал.

4.

Прошло несколько дней.
Аф поднялся на ноги. Вначале медленно ходил, пошатывался. Затем стал понемногу бегать.
Юную скальную раздражало его поведение.
Он беспрерывно шумел, днём и ночью. У него врагов до сих пор, что ли, не было? Вроде в том же мире живёт, что и она.
Кошки ведут себя бесшумно. Конечно, когда не носятся с топотом, не дерутся и не вытворяют что-либо ещё, столь же бурное. Кошки беззвучно спят, беззвучно едят, беззвучно ходят, даже беззвучно зевают.
Этот же… Он постоянно суетился, шатался зачем-то взад-вперёд, шумно дышал, вывалив язык, пыхтел, фыркал, громко нюхал всё вокруг. Лаял, тявкал, скулил. И даже когда спал – делал всё то же самое. Шаркал лапами, будто бежал, скулил, взлаивал, громко и часто дышал.
Они оба спали всё в той же норе, проделанной им в глубине густого колючего кустарника. Точнее, спал он, а кошка дремала вполглаза.
Когда не была занята охотой, Руф заставляла волка двигаться всё больше, чтобы он быстрей окреп.
Она забиралась на дерево и оглядывала всё вокруг. Аф в это время бегал внизу вокруг ствола, шуршал ветками. Кошка мявкала сверху, торопила. А однажды взяла и прыгнула ему на спину, чтобы напугать и подогнать.
У Афа вдоль позвоночника торчал гребень жёсткой шерсти, точно грива у скальных. Руф обрушилась волку на спину, тут же вонзила в эту гриву когти, чешуйчатый понёс кошку по поляне. Руф с восторгом поняла, что может так кататься, и с того дня делала это часто.
Грива чешуйчатого волка спасала нежный живот кошки от порезов о твёрдую, острую чешую. Руф вцеплялась в эту гриву всеми когтями и неслась на спине нового друга по лесу, с каждым днём всё быстрее.
Поначалу когти не сильно ей помогали. Аф ломился сквозь заросли без разбора. И кошку, не привыкшую припадать к спине ездового существа, сметало наземь первыми же ветками. Она катилась кубарем, вскакивала, требовательно вопила. Аф возвращался за ней, она снова вскакивала ему на спину и снова неслась через лес с невиданной быстротой. Это было потрясающе весело.
Как было бы здорово вот так показаться перед всей стаей, на спине у чешуйчатого волка. Но нельзя, ни в коем случае. Афа сразу убьют.
Руф сообразила, что ей придётся «найтись» и на время вернуться к своим. Сестра уже наверняка рыщет по всему лесу. Но как же Аф останется один, без её присмотра? Он ещё не полностью выздоровел.
Кошка долго сидела, немного отодвинувшись от горячего бока с опасной чешуёй, глядела на дружелюбно стучащий по земле хвост. Грива продолжалась и на хвосте, там тоже была шерсть вместе с чешуёй. Руф думала.
И всё-таки придумала.
Хорошо, что Май брала её с собой в гости. Руф видела, как лесные коты роют для себя норы.
Кошка выбрала самый непролазный бурелом пополам с колючим кустарником, выкопала там нору. А затем научила Афа прятаться в этой норе.
«Ложись носом к выходу», - старательно и терпеливо внушала она чешуйчатому волку. – «Так ты сможешь сразу цапнуть, если кто сунется. Спи только здесь. Охоться осторожно, старайся не шуметь так, как ты это обычно делаешь. Жди меня, никуда не уходи. Я обязательно вернусь».
Руф медленно отошла на изрядное расстояние. Она всё время оглядывалась, ей очень не хотелось покидать волка. Как он тут будет без неё, такой доверчивый, ещё не вошедший в полную силу?
Она решила, что удалилась от норы достаточно, и открыла разум.
Ого! Да её ищет не только сестра, а целая группа, и даже сам Амр!
Руф неровно вздохнула и пошла им навстречу.

5.

Май так и не поняла, то ли Амр наконец нашёл её сестру. То ли Руф сама нашлась.
В один прекрасный момент она вышла к ним из зарослей. И сразу захотела побежать домой, в пещеры.
Что с ней случилось? Она рассказала слишком коротко.
Май подозрительно прищурилась. Сестра врёт. Она говорит и показывает, что сидела на дереве, а внизу ходил кто-то страшный. Нет ничего удивительного в том, что кошка неделю просидела на дереве, кошки выносливые. Картинка подлинная. И на дереве Руф сидела, и внизу кто-то ходил, среди кустов в полном мраке было не видно. Вот только сестричка вовсе не боялась того, кто ходил внизу. Она его… охраняла?
Руф почувствовала неладное, словно она выдала ненароком что-то лишнее. И мгновенно закрылась. У всех взрослых всегда есть тайны. Быть взрослым означает обязательно заполучить тайну, хотя бы одну. Вот, Руф уже точно стала взрослой, потому что у неё теперь есть тайна. И даже не приставайте.
Май приставать не стала. Сестричка нашлась? Нашлась. Живая? Да. А ещё в здравом уме, с твёрдой памятью и даже при кошачьей хитрости. Растёт девочка. Ну и хорошо.
А Руф решила никому не рассказывать не только об Афе, но и о том, что узнала от него. Никому, даже Май. Сестра не разболтает, но доложит вождю. Скальные придут и убьют её друга.
Что же касается непонятного и странного в дождевых лесах…
Скальные шпыняли её? Шпыняли. Так вот теперь они не получат интересных сведений. Совсем.
Молчать Руф умела.

Опубликовано: 23.01.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 11 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. Так понравилось😍! Даже забыла откомментировать😅.
    Очень интересно получается и захватывающе. Неожиданно👍
    Благодарю автора за работу и проду🙏

    0

  2. Правильно сначала шпыняли, а теперь еще что-то хотят. Умничка девочка. Хотя, тайное ведь тоже становится явью. Волнительно.

    0

  3. Спасибо огромное! Столько эмоций по прочтении! И вот вроде начало меняться мнение на счет вождя, и вот он снова на нашего Амра нападает… Эх, ввести бы должность советника…или придворного чародея…))) Короче надо им очень обстоятельно поговорить о намерениях, а то так жизни друг другу и не дадут… Руф такая молодец! Теперь у неё есть ездовой друг! ))) Рада за них, но почему то гложет мысль, что их отношения обречены — стая не примет чужака, а уходить им вместе — погибнуть… Такой поразительный мир описан! Такие разные взаимоотношения, такие истории…Потрясающе!
    Вдохновения вам! ❤️❤️❤️

    0

    • Благодарю вас!!!
      Поговорить бы, конечно, надо))) вот только Кхар разговаривать не особо любит))) считает, что сам лучше всех всё знает)))
      Руф — подросток и молодец относительная, она ведь скрыла важные для племени сведения))) с другой стороны, они в этом как бы сами виноваты)))
      Там ещё много чего произойдёт)))
      Спасибо вам!

      0