Маг-11

Глава 22. Большая драка

1.

Хуш перестарался. Он навертел такую повязку, что нога у Амра перестала сгибаться, и к тому же на ней словно повис тяжеленный камень. Амр отогнал друга и подозвал сестру.
-Затягивай туже, не жалей. Мне придётся много прыгать. Надо, чтобы нога не подвела.
-Не прыгай высоко, живот береги, – буркнул Фах. – Враги мелкие, будут вцепляться снизу.
-Сам знаю. Крепче вяжи, я сказал. Возможно, мы все сюда не вернёмся. Но врагов побьём. Матери с детьми останутся, племя будет жить. Пёстрые хотят перерезать всех нас, но это мы уничтожим их всех.
-Что ты видишь? Хотя бы для нас пятерых? Что думаешь? – с надеждой спросила Ро.
-Я уже не знаю, что и думать.
-Так что ты увидел?
-Линии продолжаются, как ни странно. Я уже во всём сомневаюсь, кроме своих клыков и когтей. Им я доверяю. И вам.
В пещеру заглянул Кхар. С ним пришли Хум, Марр и десятка три стариков.
Вождь остро прищурился, обвёл пещеру зорким взглядом.
-Так. Среди вас, как боец, чего-то стоит один Фах. Значит, вы все, тут собравшиеся, пойдёте одним отрядом.
Амр молчал, он проверял повязку на ноге. Этим отрядом, значит, этим отрядом. Врагов на всех хватит. Когда рушится мир, когда вот-вот погибнешь ты сам, погибнут все твои близкие, тогда любые обидные слова становятся неважны.
-Сначала пойдут основные. Ваш отряд отправится последним. Будете следить, чтоб никто не зашёл нам в спину. Юнцы останутся в пещерах, охранять женщин, детей и стариков.
Вождь был угрюмей обычного. Молодые кошки рвались на битву наравне с котами. Он еле убедил их ждать.
Кхи держался за плечом отца. Похоже, его эти распоряжения не касались.
Вождь ушёл вместе с сыном.
-Не нравится мне твоё настроение, - проворчала Ро. – С таким настроением воевать нельзя.
-Можно, - мрачно сказал Амр. – Посмотри на Хума. Он всегда такой.
И покосился в коридор. Не услышал ли старый кот оскорбительных слов?
-Я не сказала – невозможно. Я сказала – нельзя.
Амр только повёл плечами. Он потерял всякую надежду. Маленькую пёструю наверняка отыщут в лесу, если не скальные, так бывшие соплеменники. Он не защитит её в одиночку. И сам, скорей всего, не выживет.
Но драться эти мысли не помешают.

2.

Кхар решил напасть первым. Бой неизбежен, и лучше начать его им, всем вместе. Не то их перережут поодиночке, если они промедлят.
Кхар решил напасть прямо сейчас. Пока пёстрые никого не ждут, пока они уверены, что всех разогнали.
Кхар решил напасть поздним утром. В это время пёстрые уже спят, они всегда спят в светлое время суток.
Скальный вождь забрался на арку над пропастью, запрокинул голову. Боевой клич раскатился далеко над горами.
С каменных склонов, словно быстрые горные потоки, хлынули коты. Все разом, слаженно, молча. Собрались внизу. Не так много, как хотелось бы, ведь пришлых гораздо больше. Кхар подавил вздох. Спустился вниз, подал знак. Коты построились в три отряда и помчались, пока что все вместе.
Скальные, лесные, степные неслись лавиной, стелились над землёй мягкими, длинными, плавными прыжками. Казалось, могучая река вышла из берегов и хлынула огромной волной на пришлых захватчиков, чтобы потопить их всех, смести с лица земли, уничтожить.
Неслись по открытой полосе между горами и лесом. Так быстрее, а громадных хищников можно уже не опасаться. Великаны ушли, крыланы улетели.
Следом за кошачьим войском весело скакал чешуйчатый волк. Он нёс на себе Кхи. Маленькая кошка осталась в пещерах и потому велела своему шипастому другу слушаться сына вождя.
Перед степью разделились. Степных котов Кхар послал через лес. Они нападут справа, там знакомая для них земля. Лесных отправил влево. Там есть укрытия среди мелких камней и кустов. Скальным остался центр.
Снова раздался боевой клич вождя.
Местные ринулись на пришлых одновременно. Началась свирепая бойня. Пёстрых резали спящими. Молниеносно, всех подряд, без пощады. Впрочем, пришлые быстро проснулись, повскакали, завыли. И бросились в бой.
Над степью пронёсся новый клич. Местные выстроились в кольца, чтобы защищать друг другу спину. Кольца были двойные. Коты снаружи сражались. Вторые прикрывали спины передним. Кто уставал, пятился назад, в середину кольца, и получал передышку. Их место занимали те, кто ждал внутри. Затем снова менялись местами.
Десятки пёстрых падали с разорванным горлом, животом, боком. На их место бежали сотни. Казалось, это никогда не закончится. Пришлые были мельче и легче, зато ловчее, быстрее, а боевой ярости у них оказалось не меньше, чем у больших котов. Большие коты тоже падали.
Над степью взвился новый клич. Из леса выскочил громадный чешуйчатый волк. На спине у него никого не было. Он мчался во весь опор, чтобы драться за друзей, которых велела защищать маленькая кошка по имени Руф.
Пятнистые в ужасе взвыли. Такого врага они увидеть не ожидали.
Теперь пришлые разбегались во все стороны. Чешуйчатый догонял их и убивал, легко и быстро. Кошачьи когти и клыки бессильно скользили по твёрдой чешуе. Когда волк оступался на мокрой земле, то просто катился кубарем и давил пёстрые тела.
Вскоре живых врагов вокруг не осталось.
Весь израненный, с ног до головы в крови, своей и чужой, Кхар издал усталый клич. Вождь собрал оставшихся, подсчитал потери. Если бы не кошачья гордость, потерь было бы меньше. Афа следовало выпустить сразу.
Колец должно было образоваться три, а оказалось два. Степные начали бой, как попало, не построились в круг. Метались по полю поодиночке, не прикрывали друг другу спины. Поодиночке их и резали пятнистые.
Скальные потеряли треть своих, лесные – половину. Степных перебили всех.

3.

-Кто командует отрядом? – спросил Амр.
Они смотрели сверху, из пещерного проёма над горной тропой.
-Ты, - ответил травник. Старые скальные согласно наклонили головы.
Фах кивнул, вместе с Ваем и Хушем.
-Ро, ты-то куда собралась? Оставайся здесь.
-Погибать – так всем вместе! – фыркнула молодая кошка. – Вместе веселей.
Они посмотрели, как умчалось кошачье войско, как ускакал Аф с юным котом на спине. Спустились вниз, побежали следом.
-Как думаешь, мы победим? – спросил Хуш. Он легко прыгал рядом, точно котёнок.
-Думаю, да, - ответил Амр.
-А я думаю – нет, - раздался знакомый голос из зарослей позади отряда.
Скальные резко остановились и развернулись.
Из кустов выбрался Хеф. За ним появились пёстрые, их было раз в пять больше, если только скальные увидели всех, и большая часть не пряталась за деревьями.
-В степи вас будут резать. Лучше поворачивайте назад и снова прячьтесь в скалах.
Хуш смотрел во все глаза. Ро угадала, назвав этого кота песчаным. Он не просто так жёлтого цвета! Он из пустыни, с той стороны гор! Враг, захватчик!
-Третий вождь пёстрых! То-то я думал, какой знакомый голос!
-Я тоже тебя узнал, - фыркнул песчаный. – Ещё там, в степи.
Ро застыла возле брата. Вот и встретилась она с Хефом, да уж.
И Амр смотрел. Эх, сестрица… Правильно он ей советовал никому не говорить. Не зря подозревал.
-Это не нас будут резать, - спокойно сказал он. - Это мы будем резать. Мы победим, потому что здесь наша земля. Мы дерёмся за свой дом, за кошек и котят, за стариков, которые заслужили покой.
Амр безоговорочно верил в то, что говорил. Эта вера передалась Хефу. Скальные победят, невзирая на то, что их гораздо меньше.
Песчаный уважительно наклонил голову.
-Тогда что вы делаете тут, если собрались резать? Все ваши давно уже там.
-Мы туда бежим. А что тут делаете вы? Вы просто смотрели, как наши несутся на битву, и не пытались напасть?
Говорил только Амр. Остальные скальные молчали и ждали. Они готовы были биться, но давно вышли из того возраста, когда бездумно, сходу бросаются в драку.
-Мы не хотели нападать. И не хотим. Мы просто пропустили их мимо.
Молодой скальный пристально посмотрел на песчаного. Решения Амра ждали все – и свои, и эти пятнистые.
-Тогда уходите, если не хотите драться. Мы тоже не хотим вас убивать.
Амр оглянулся на скальных, они безмолвно наклонили головы. Они тоже считали, что нельзя убивать почём зря, если на тебя не нападают.
-Будьте соседями, живите мирно. К северу, в скалах, есть ещё пещеры, они пусты. Бегите туда немедленно. Иначе вас перебьют заодно с другими. Мне бы этого не хотелось.
Ро согласно прислонилась плечом к плечу брата.
-Не прячьтесь в ближайших пещерах, - добавил Хум. – Пройдите подальше. Там есть малозаметное ущелье…
Да, мстительный скальный вождь наверняка станет искать, когда узнает.
Хеф безмолвно наклонил голову, долгим взглядом посмотрел на Ро и развернулся. Его стая исчезла в зарослях, ветки за пёстрыми котами быстро закачались. Этим пятнистым тут делать было нечего, они не желали убивать местных, но и против своих идти не хотели.

4.

Ветер студил мокрую шерсть на щеках, он казался ледяным. Те, кто остался в живых, выплеснули на большую драку все силы. И поэтому мёрзли.
Собрались в обратный путь. Оглянулись на павших.
-Мы что – оставим их просто так, здесь? Это нехорошо. На поживу падальщикам…
-Потом! Всё потом! – измученно рявкнул Кхар. – Кого я сейчас отправлю прятать тела? Те, кто бился, на ногах не стоят. В пещерах – матери с детьми и старики, что не могут далеко ходить.
Пожилые коты, что ходить могли, отправились на поле боя вместе с молодыми. И пали все до одного.
-Идём! – наконец, скомандовал Кхар.
И они двинулись. Шатались, поддерживали друг друга. Иногда садились, чтобы наспех зализать раны. Кто-то упал, потерял много крови. Его обнюхали, переглянулись. Оставили лежать на земле, побрели дальше.
По запаху коты определяли, больной или здоровый соплеменник. Больного вылечить, если это возможно. Или добить. Добивать сейчас своих, чтобы не мучились, ни у кого не хватило сил.
Шли через лес, по старой привычке. Могли бы идти и по открытому месту, опасаться стало совсем некого.
В лесу увидели одиноких пёстрых, тех, кто сбежал с поля боя. Силы сразу откуда-то взялись. Всех пятнистых, кто попался на глаза, догоняли и резали.
-Они хотели перебить нас без остатка. Но это мы уничтожим их полностью. Валите всех, подчистую, безо всякой пощады, - приказал Кхар.
Вождь велел Кхи посылать в погоню чешуйчатого волка. Но Аф не мог понять, что от него хотят. Он грыз пятнистых возле скал, потому что пятнистые нападали на его друзей. Он грыз пятнистых в степи, за то же самое. Больше никто не нападает, значит, врагов нет. Зачем же убивать?
Кого надо искать и выслеживать, Аф тоже не понимал. Только преданно заглядывал в глаза сыну вождя и вилял чешуйчатым хвостом.
Пришлось справляться своими силами.
На полпути назад встретили свою тыловую группу.
-Я велел вам прикрывать спины основным. Пока вы тут прохлаждались, вся драка закончилась. Где вы застряли?
Вперёд выступил Хум.
-Мы и прикрывали. Встретили отряд пёстрых. Не пустили их в степь.
-Не пустили? Хотите сказать, подрались? Не вижу ни одной раны!
-Мы не дрались. Они не хотели воевать, они просто ушли.
-Просто ушли? – очень спокойно спросил Кхар у старого друга. – То есть, вы их отпустили?
-Да.
-Да! – выкрикнул Хуш. – Это третий вождь, о котором я говорил! Он пытался убедить остальных, чтоб они не нападали! Он не враг!
-Ты-то куда лезешь, юный дурень? Я тебя не спрашивал! Вы должны были убить всех пятнистых, которых встретите! – зарычал Кхар. И тяжело махнул лапой. – Ладно, потом разберёмся. Всё равно всех найду, никуда не денутся…
Вместе пошли обратно, в родные пещеры.
Те скальные, у которых осталось больше сил, шарили по кустам.
Амр дрожал и украдкой озирался. Он ощущал, что маленькая кошка жива. Но надолго ли? Что он станет делать, если её найдут? Драться со своими?
На его глазах поймали и загрызли нескольких пёстрых. Они не сопротивлялись, жалобно скулили. Пока не умолкли.

5.

Скальные проверяли норы.
Амр трясся так, что его шатало. Нора пятнистой самая неприметная. Может, её вообще не найдут. Подумаешь, поваленное дерево с гнилыми корнями. Скорее, на ветки обратят внимание.
Он недооценил Кхара. Вождь хоть и с трудом держался на ногах, но единственным глазом видел больше, чем иные двумя.
-Вон там проверьте.
Трое котов полезли к трухлявому комлю.
Выскочила Хис, за нею побежали дети. Пятнистая увидела скальных, заметалась. Она не могла унести сразу двоих котят, хватала то одного, то второго.
-Не убивайте её! – крикнул Амр. – Она ни на кого не нападала, она пряталась! У неё дети!
-Ты ещё тут возникаешь! – рыкнул Кхар. – Они хотели вырезать всех нас, но это мы перебьём их! Валите этих!
Усталые скальные помедлили одно мгновение. Они остыли от горячки боя, убили всех, кого нашли в лесу, а тут, в самом деле, просто кошка и двое мелких, они не опасны.
-Валите их, кому сказал! – рявкнул Кхар.
Амр прыгнул вперёд, схватил одного котёнка и бросился бежать так быстро, как ещё никогда не бегал. Хис поймала второго и понеслась за ним.
-Пусть бегут, мы не будем их догонять, мы устали, - буркнул Кхи. Глянул на отца, вобрал голову в плечи. Но другие неожиданно поддержали его.
-Да, мы не побежим за ними, мы устали.
Кхар смерил всех бешеным взглядом, но заметил вполне спокойно.
-Ладно. И выгонять не надо. Сам удрал, сам всем доказал, что он предатель.

Глава 23. Чужая тропа

1.

Они бежали туда, куда сейчас за ними не последует никто.
Они бежали по багровой, мокрой траве. Они бежали по хлюпающей земле. По трупам чужих и своих.
Они бежали, спасая свои жизни и жизни двоих котят. Всё дальше и дальше, в пустую, отныне совершенно пустую степь. Теперь это единственное, безопасное для них место.
За ними никто не погнался, но они всё бежали. Надо, чтобы их и потом не нашли. Котята смирно болтались в зубах, схваченные за загривок. Поджали лапки, чтобы их было удобней нести.
Двое добрались до озера посреди равнины. На берегу высилась группа вертикальных камней, какое-никакое укрытие.
Здесь Амр выпустил из зубов чёрную девочку, проковылял немного в сторону и рухнул, воя от боли. Хис положила рядом с девочкой жёлтенького мальчика, подбежала.
-Какой дурак так туго замотал?!
Нога настолько распухла, что ступня превратилась в бесформенный ком.
-Это я такой дурак, - сквозь зубы фыркнул Амр. - Я велел перевязать покрепче. Много прыгать собирался, воевать.
Она возвела глаза к небу.
-Надо разорвать ленту, а я не могу до неё добраться! Надо грызть, ноге тоже достанется!
Он втянул воздух сквозь зубы.
-Грызи. Больше ничего не остаётся. Уау!
Она фыркнула.
-А ты не вой – работать мешаешь!
-Не могу – больно!
-Можешь.
-Ну, заодно ещё хоть гладь меня, что ли. Тогда не так больно.
Она потёрлась щекой о его бок и вцепилась зубами в ногу. Так и трудилась – то грызла, то гладила.
Наконец, клочки кожаной ленты упали на голую землю.
-Теперь ползи к озеру, окуни ногу в воду. Трав-то нет.
Он облегчённо выдохнул сквозь зубы.
-Мрр?
Кажется, она перестаралась, когда гладила.
-Не мрр, а вода! Вот ведь коты – одно на уме! Даже в таком состоянии!
Он фыркнул.
-Кошки – то же самое! Что – разве не так?
-Всё так. Ползи, не рассуждай.
Пологий берег позволял удобно улечься и погрузить в воду горящую огнём ступню. Сразу стало легче.
-Уау!
Амр откатился от водяной кромки, помотал ногой в воздухе.
-Что ещё случилось?
Ответа не потребовалось, она и сама увидела – на ноге болталась вцепившаяся зубами большая рыбина.
-Вот молодец – еду поймал!
Хис откусила жирный блестящий хвост, рыбина сразу перестала трепыхаться, разжала зубы. Амр мигом проглотил остальное.
-А детям?
Котята измученно лежали одним, общим клубочком.
-Сейчас ещё поймаю, - проворчал Амр, обречённо вздохнул и снова сунул ногу в воду.

2.

-В камнях – нора! – радостно воскликнула Хис. Она обежала всё вокруг, пока Амр отдыхал, лёжа на земле рядом с котятами.
-Интересно, кто тут жил? – вздохнул он. - Как охотился?
По степи же постоянно топтались хоть несколько великанов, и крылатые над ней всё время кружились.
-Наверно, рыбоеды какие-нибудь.
В озере было полно мелкой живности. От воды то и дело раздавался плеск.
-Теперь мы ими будем. Рыбоедами, то есть. Что же нам ещё остаётся?
Он положил голову на передние лапы, прикрыл глаза.
-Ну да… Не печалься! Всё будет хорошо. У нас есть новый дом. Я даже могу добыть нужный камень. Я знаю место, где спрятаны все три друзы моих бывших соплеменников. Им эти камни уже не пригодятся.
Хис передала картинку. То самое плоскогорье, где до бесчувствия перебрал силы буйный молодняк.
Она умолкла и сгорбилась.
-Они не все убиты, - быстро сказал Амр. - Стая Хефа уцелела. Он не стал с нами воевать, мы мирно разошлись. Я указал ему пустые пещеры к северу.
Она мигом вскинула взгляд, зелёные глаза засветились радостью.
-Это очень хорошо! Если бы Хеф не ушёл в разведку, мне не пришлось бы бежать. Я могла перебраться в его стаю, он бы защитил меня и детей!
Амр безмолвно отвернулся.
-Не ревнуй, глупый скальный! Это всё в прошлом! Теперь у меня есть ты, и другой кот мне не нужен!
-Как же ты унесла одна обоих котят?
-Днём, тайком, по очереди. Одного несла, прятала, возвращалась за вторым. И так несколько раз. Боялась, что меня выследят.
Оба замолчали.
Наступила ночь. На верхнее озеро выплыли звёзды, посреди непроглядной черноты плавно вращался огромный мерцающий водоворот.
Хис укрылась в норе с котятами, Амр остался снаружи. Он дремал, иногда раскрывал глаза, оглядывал всё вокруг, прислушивался. Тишина была такая полная, какой он ещё ни разу не слышал. Она стала бы мёртвой, если бы не плеск рыбы в озере…
Он уже засыпал, и вдруг почему-то ещё раз открыл глаза.
По небу промелькнуло что-то маленькое, слишком маленькое для крылана, и так быстро, что он не успел рассмотреть.
Амр снова смежил веки.

3.

Пятнистая ловила рыбу.
Маленькая кошка сидела по грудь в озере, шлёпала по воде передними лапами, хватала всплывающие серебристые тушки, выкидывала на берег.
Амр на эту рыбу уже смотреть не мог. Раньше он ел её редко. Что же ему дальше-то делать? Помирать с голоду?
Пока что он помирал со скуки.
На охоту бегать не надо, чешуйчатых остерегаться не надо, врагов выслеживать тоже не надо. Вода и еда под боком, валяйся на солнышке и наслаждайся жизнью.
Но наслаждаться он не мог.
Тут даже поговорить не с кем, кроме Хис. Котята ещё маленькие, они не умеют разговаривать.
Вокруг не осталось никого и ничего. Мир был пуст, он теперь весь принадлежал им одним. Хорошо, безопасно. И до ужаса тошно.
Но тосковал один Амр. Пятнистая постоянно занималась делами – рыбачила, играла с детьми, обустраивала нору, осматривалась. И была полностью довольна.
Амр привык жить в стае. Привык, что вокруг всегда много котов и кошек. Привык, что рядом братья, сестра и друг. Теперь у него их нет. Он не может вернуться. Это было самым страшным – изгнание.
Как они все там, без него?
Ласковая, чуткая Ро? Молчаливый, готовый подставить плечо Фах? Весёлый, неприметно держащийся рядом Вай? Верный, дурашливый Хуш? И многие другие. Мудрый Хум. Строгая Марр. Угрюмая Май. Робкая сестричка Руф. Задиристый Кхи.
И вообще вся стая.
Матери с котятами? Старики? Буйный молодняк?
Амр вспомнил, как однажды молодые коты весело скакали под солнечным дождём, дурачились, пока не сообразили, что надо бы вернуться. Если их тут застанет кто-нибудь покрупней соплеменника, а скала уже мокрая… Они торопились, подсаживали друг друга, оскальзывались, фыркали, мявкали, каждый миг могли сорваться с высоты, и всё-таки успели, вскарабкались в пещеры до того, как дождь полил бурными потоками…
Раньше Амр боялся, что не сможет защитить маленькую пятнистую один против всех опасностей. Но вот опасности исчезли. И он понял. В одиночку выжить нельзя не потому, что он хромой. А потому, что – тоска.
Руф бегала одна по лесу, но в любой момент могла вернуться. У Хефа вообще оказалась целая стая…
Он отвлёкся от своих мыслей на новое движение.
Хис вылезла на берег, опрокинулась на бок, песочный мальчик вцепился в сосок, зачмокал, заурчал, переминаясь маленькими лапками по животу матери. Чёрненькая девочка, вместо того, чтобы ухватиться за другой сосок, принялась отнимать добычу у брата.
Пятнистая растолкала детей в разные стороны, придвинула к себе по очереди.
Вскоре сытые, довольные котята облизывали губы, умывались маленькими розовыми язычками и наперебой умывали друг друга.
Амр снова погрузился в печальные мысли.
Наверное, он что-то сказал вслух. Или громко подумал.
Пёстрая стряхнула детей с живота, подошла, боднула головой в плечо.
-Они ведь живы, пусть и пребывают на расстоянии. Все те, о ком ты вспоминал. Ты их чувствуешь. Значит, они у тебя есть.

4.

Амр безумно встревожился.
На горизонте, перед тёмной полоской леса, возникло движение.
Их ищут?
Несмотря на все печальные мысли, на всю тоску, молодой скальный не забывал смотреть по сторонам. Не забывал тщательно прикрывать себя, Хис, детей и всё их маленькое убежище.
Неужели его обнаружили?
Зрения было недостаточно. Прикрытие придётся снять ненадолго, чтобы чётко почувствовать на расстоянии.
Он выбрал самый высокий камень, примерился и полез наверх.
-Куда?! Снова ногу свернёшь!
Он мотнул головой, стоя на вершине. Показал направление.
-Там!!!
Хис вытянула шею, прищурила яркие зелёные глаза.
-Это антилопа!
Он чуть не свалился сверху от облегчения и радости. Добыча возвращается!
-Точно? И там никого больше?
Пятнистая весело фыркнула.
-Котов нет, если ты о них. Я бы почуяла. Слезай оттуда.
Когда он спустился, в голове радостно завопил голос Ро.
«Наконец-то!!! Здоров же ты прятаться! Какого мужского стебля так долго молчал? Мы переживали!»
«Так вот именно, что прятался!» - ответил сестре Амр, счастливо щурясь.
Ро отчётливо вздохнула.
«Тебя никто не ищет, Кхару пока что не до того. Стая до сих пор зализывает раны. Но к пещерам даже близко не подходи! Кхар сказал: - Он стал бесполезным – я простил. Он стал странным – я простил. Но теперь он связался с чужой кошкой, и потому сам стал чужим, стал врагом. Этого я простить не могу. Пусть лучше не показывается на глаза. Вернётся – убью!»
Амр помолчал. Он и сам всё это знал, уверенно предполагал. Но получить подтверждение своих мыслей было невесело.
«Не говори никому, где я, если ты уже обнаружила это место. Не говори никому, что связывалась со мной. Даже братьям и Хушу. Можешь просто сказать, что я жив, и всё».
«Поняла».
«Предупреди Хефа. Кхар будет искать его стаю».
«Уже».
Он с досадой фыркнул сам на себя. Ну, конечно, она ведь тоже была там и всё слышала собственными ушами.
«Как вы там?»
«С нами всё хорошо, не беспокойся», - торопливо ответила Ро. – «Те, кого едят» понемногу возвращаются, пища у всех нас есть. А за тебя я очень рада! Ты жив, не ранен. Ты нашёл свою кошку. И спас её».
Амр невольно глянул на пёструю. Хис весело щурила зелёные глаза и смотрела на своего кота с безграничной нежностью.
«Она очень красивая. И дети у неё – прелесть».
«Спасибо».
«Не беспокойся о нас, живи, радуйся миру. У тебя теперь новая, своя тропа. Будь счастлив».
«Я всё равно стану тосковать без вас. И это не моя, это чужая тропа. Но да, ты права – я счастлив. Насколько это возможно».
«Всё ещё может измениться», - долетела последняя мысль, и голос Ро внезапно пропал из головы.
Амр тут же прикрыл себя, пятнистую, детей и нору в кольце камней. А потом тяжело вздохнул.
Посмотрел на Хис.
После того, как он услышал сестру, узнал новости о стае, ему стало немного легче. У него появилась надежда, пока ещё неясная.
Всё действительно может измениться.

5.

Пятнистая вернулась от воды и застала своего полосатого бегающим вокруг камней.
-Что ты делаешь?! С ума сошёл!
-Вовсе нет! – весело закричал он. – Хочу побыстрей восстановиться! Дичь возвращается, как ты не понимаешь! Хочу пойти на охоту! Хочу мяса! И вам оно не помешает!
-Точно с ума сошёл! Нога ещё не зажила! Какая тебе охота? А если там на тебя поохотятся? Это нам гораздо больше помешает!
Он уселся на землю и понурился. Она права, конечно. Как всегда.
-Ну что ты? Не грусти, мой полосатый! Дичь осмелеет и сама прибежит!
Пятнистая села рядом, прислонилась плечом к плечу, нежно погладила его щёку своей щекой, в гладкой короткой шёрстке.
-И зачем она прибежит? Тут же травы нет!
-Трава вырастет! Новая! Первый раз её, что ли, объедают и вытаптывают?
-Пока ещё это произойдёт…
Он ворчал и хмурился, а сам уже нетерпеливо подставлял лоб, темя, шею под её ласки, и гладил подругу в ответ, щекой, плечом, всем телом.
-Мрр?
Она отскочила, игриво взмахнула хвостом, пленительно изогнулась всем телом.
-О-о-о! Ну неужели? Я уж решила, что ты совсем скис! Напрочь забыл про все свои «мрр», забыл про меня!
Он подпрыгнул от нарочитого возмущения.
-Я скис?! Да я уж не знаю, где у меня сильней болит! Это ты на меня никакого внимания не обращаешь! Тебе с рыбой больше играть нравится, чем со мной!
Она фыркнула.
-Почему сразу – рыба? Ещё дети есть! С ними тоже играть можно, раз уж любимый мужчина в твою сторону даже не смотрит!
Он посерьёзнел, глянул на неё со всем пылом, какой ощущал внутри.
-А вот неправда! Я всегда на тебя смотрю!
Пёстрая обратила на него пристальные зелёные глаза. В них ярко горел огонь. Она легла, гибко перекатилась по земле, сладко вздохнула, замерла. Такая маленькая, изящная, хрупкая. Такая прекрасная.
Он подскочил вплотную. Нежно, страстно, осторожно накрыл её тело своим телом. Громко мявкнул, неловко осел рядом, сморщился в бешеной досаде.
-Точно скис, ни на что уже не годен, - хрипло проворчал Амр. В голосе скального звучали боль, стыд и ярость на свою нелепую оплошность.
-Ну, что ты прямо так о себе сразу? Я, например, отлично вижу, что очень даже годен! В полной боевой готовности! Ну-ка, ложись! Попробуем по-другому – я сверху!
-То есть? Что ты такое говоришь? Я не понимаю! Это как? – он настолько изумился, что даже о боли забыл. Об одной из двух.
-Никогда не пробовал что-нибудь новенькое? – глаза её смеялись. – Ну, смотри, сейчас я тебе покажу… Ух, как я тебе покажу за всё своё ожидание! Только держись!..
И вскоре к первым звёздам взвился двойной крик восторга. И снова, и снова, и снова.
А что?
Кроме них двоих и котят, крепко спящих в норе, тут больше никого нет. Таиться не от кого.
Гораздо позже, засыпая, Амр смотрел ввысь.
По темнеющему небу снова промелькнуло что-то маленькое, слишком быстро для крылана. Так быстро, что невозможно разглядеть.
От этого предмета не исходило ничего, ни враждебности, ни дружелюбия.
Через мгновение Амр забыл о нём.

Глава 24. Просто ещё одна

1.

Звездолёт висел над планетой на низкой орбите.
Экипаж выбирал место посадки.
Начальник экспедиции Этаяр Таори ещё раз прокрутил на экранах панораму поверхности, посовещался с инженером Анноло Ткхварене и оглянулся на третьего члена экспедиции, десятилетнюю девочку, дочку.
-А ты что скажешь, Нэкка?
Хинджанэкка Таори важно кивнула со всей серьёзностью.
-Одобряю.
И затем смотрела, как приближается на экранах поверхность планеты. «Летающее блюдце» стремительно пронизало слой облаков, скользнуло над морем, лесами, горами. И приземлилось.
-Вроде все предосторожности соблюдены. Нас никто не видел, на эту пустошь никто не претендует, мы тут никому не помешаем.
Биолог-флорист, он же начальник и пилот в одном лице, Этаяр Таори посадил корабль на голом, безжизненном участке в предгорьях. Здесь не росли ни трава, ни деревья, не было воды. Сюда явно не станут забредать животные, экосистему экспедиция не нарушит.
Совершать вылазки и собирать образцы предполагалось на шлюпке.
Этаяр посмотрел, как дочка перебирает в инфоре снимки, сделанные с орбиты. Флора и фауна планеты была богатой и необычной.
-Ну как? Интересно?
Папа всё ещё не терял надежды сманить её в свою профессию.
-Интере-е-есно, - уныло протянула девочка. – Только они же дикие совсем, с ними не пообщаешься!
Папа сделал строгое лицо.
-Где ты этих слов набралась? Нельзя так говорить! Это неуважительно. Надо говорить – юные цивилизации. Может, и пообщаешься. Зачатки разума у них есть, даже прото-цивилизации образуются, подобия обществ со своей иерархией.
-До цивилизаций там, как до края Вселенной.
-Ано!
-Всё-всё, молчу, дурному не учу. Хотя подобия обществ со своей иерархией и у животных есть. Где точная градация, где чёткие признаки, что эти все тут в будущем непременно создадут развитую цивилизацию?
-Их нет. Ни градаций, ни признаков. Всё расплывчато и неопределённо. Биология не математика.
-Смотря какая математика…
Спор увял. Взрослые занялись делом.
Атмосфера была пригодной для дыхания, лучевая установка позволяла людям и не привнести опасных микроорганизмов в новый мир, и самим не заразиться. Трое членов экипажа прошли санитарную обработку и стали готовиться к первой вылазке.
Инженер погрузил на автоматическую тележку с антигравом тумбы для установки периметра силового поля и выбрался наружу. Но установить ничего не успел.
-Ано, у нас гости! – гулко разнёсся над пустошью голос Этаяра из рупора.
Из ущелья показалось гигантское животное. Похожее на слона или, скорее, на мамонта, с хоботом, бивнями и ушами, как огромные лопухи. Но при этом чешуйчатое, рогатое и шипастое, словно дракон.
Инженер оглянулся, всплеснул руками и побежал обратно к распахнутому люку.
Гигант поначалу был занят тем, что обнюхивал дальнюю тумбу, пытался проткнуть её бивнями, приподнять хоботом, толкал плечом и в результате всё-таки перевернул. Но тут он заметил бегущего человека, и это зрелище бивненосцу не понравилось. Он яростно затрубил, затопал ножищами и рванул следом с такой скоростью, что чуть не настиг инженера.
Анноло прыгнул в тамбур, люк захлопнулся. Четвероногий великан, раздражённо ворча, боднул металлическую пластину крутым лбом, снова затрубил и налёг плечом, грудью, всем телом. Люк устоял, а вот само «блюдце» пошатнулось на опорах.
Зверю это понравилось, он толкнул ещё раз, и ещё. Затем попятился на некоторое расстояние. И взял разбег, стремительно набирая скорость. Как бронированный танк из древних времён, только живой и гораздо более маневренный.
-Он нас опрокинет! Эт, взлетай! – завопил инженер.
-Ещё чего, - проворчал биолог. – Мы даже понаблюдать не успели.
И включил силовое поле корабля.
-Сейчас это милое животное поймёт, кто тут главный в стае.
Милое животное с разбегу врезалось в защитный экран. Невидимая стена спружинила, отбросила воинственного гиганта. Он опрокинулся на бок, обиженно взревел, вскочил и со всех ног умчался обратно в ущелье.
На пустоши воцарились тишина и спокойствие. Но ненадолго.
Из ущелья с тяжким топотом побежало большое стадо таких же чешуйчатых гигантов. Они обступили звездолёт и принялись толкать его, точнее, кокон силового поля. Сначала в одну сторону, затем в другую. Кто-то попытался сделать подкоп, кто-то попробовал взобраться наверх. Разумеется, у зверей ничего не получилось, но не в осаде же людям здесь сидеть.
Пришлось включить сирену, имитирующую крики гигантов. Стадо с паническим рёвом разбежалось.
Экипаж засел в рубке перед экранами, чтобы обсудить происшествие и свои дальнейшие действия.
-М-да, пообщались, - проворчал Анноло.
-Ничего, ещё не всё потеряно!
Этаяр оглянулся на дочку и подмигнул.

2.

-Контейнеры для образцов погружены?
Биолог собирал образцы, семена и саженцы, пригодные для использования при терраформировании. Такова была специализация в профессии Этаяра Таори.
-Да, начальник, - шутливо отрапортовал инженер и друг. – И мои приборы также. Я засёк в горах интересное излучение, надо слетать, посмотреть.
-Хорошо. Соберём образцы растений и прочешем пространство над горами. Сколько мест того излучения ты определил?
-Три, - ответил инженер. Его специализацией были поля, лучи, а также приборы по их обнаружению и анализу.
-На борту за старшего остаётся пилот-стажёр Хинджанэкка Таори!
-Есть, капитан!
И девочка потупилась, чтобы скрыть взгляд.
-Нэкка, не грусти. Я обязательно высмотрю безопасное место, где можно будет и полетать, и побродить, посмотреть на местные красоты.
Нэкка старалась изображать весёлость, чтобы папа не беспокоился. Но провести его было нельзя. Или просто у неё это плохо получалось.
-Да, папа, я подожду.
Она проводила папу и дядю до входного люка, вернулась в рубку, уселась в пилотское кресло перед экранами, включила инструментальную пьесу с виртуозным космическим хангом и стала ждать.
Взрослая жизнь вовсе не такая весёлая, как раньше казалось Нэкке. Особенно у папы и его друга, которого девочка по-родственному звала дядей. Папа – биолог, а дядя Анноло – вообще инженер, узкий специалист по сканерам и анализаторам излучений.
То ли дело папа подруги, артист. Он гастролирует по разным планетам, берёт с собой дочку, и подруга встречает, как и её папа, многих интересных сапиенсов. Правда, эти сапиенсы из давно открытых цивилизаций. А Нэкка мечтает открывать новые.
Но впереди долгая жизнь, и Нэкка обязательно исполнит свою мечту. Она выберет не такую скучную профессию, как у папы. Выучится на этнографа. И обязательно откроет новые, интересные цивилизации.
А подругу зовут очень смешно, у неё имя и фамилия одинаковые. Эрхи Эрхи, ага, хи-хи. Ведь правда же, это звучит забавно?
Нэкка посмотрела на экраны. Шлюпка вернулась что-то слишком быстро.
-Пап, образцы покажешь? Много интересного и полезного отыскал? Дядя Ано, а что там с твоим излучением? Источники обнаружил?
-Мы не приземлялись, - быстро сказал Этаяр.
Анноло мрачно глянул на него. Биолог удержался от такого же ответного взгляда и мысли закрыл, но девочка всё равно поняла.
-На вас напали? – спросила она со страхом.
-Образцов пока что нет, как и результатов по излучению. У нас не получилось приземлиться, - мягко сказал папа. – В следующий раз возьмём с собой сирену, ничего сложного.
Большая стая крылатых и чешуйчатых ящеров чуть не сбила шлюпку наземь, невзирая на защитное поле. Но рассказывать ребёнку такие подробности не стоит.

3.

-Подводная флора также необходима.
Инженер кивнул. Этаяр объяснял больше для дочки, чем для друга. Анноло летает с ним не первый год и давно всё это знает.
Шлюпка скользила над морем. И в воздухе, и на воде было пусто, никто не нападал, и начальник решил взять в этот раз девочку с собой.
Нэкка смотрела наружу сквозь фонарь кабины. Но любоваться там было не на что, и девочка вскоре отвернулась.
-Котёночек, что ты там делаешь? В компьютерную игрушку режешься или друзьям пишешь?
Этаяр оглянулся на дочку.
Та расположилась с ногами на заднем сиденье и копалась в наручном инфоре. Она быстро тыкала пальчиками в кнопки голографической клавиатуры, электронные страницы так и мелькали.
-Друзьям пишу. Какие игрушки, пап, ты что? Я уже не ребёнок, и к тому же не люблю иллюзии!
Истинная маленькая женщина.
Этаяр вспомнил, как несколько лет назад дочка ужасно разочаровалась на представлении фокусника с молодой планеты. Нэкка узнала, что это не настоящее волшебство, и даже разревелась. Просто ловкость специально тренированных рук. Либо технические новинки. Либо людские псионические способности.
Кролик из рукава? Телепортация. Женщина, висящая в воздухе без опоры? Пояс-антиграв. Не? Тогда телекинез. Угадать карту, не глядя на неё? Телепатия. Либо шпаргалка-сканер в серёжке. И так далее, и тому подобное. Очень обидно.
Шлюпка взрезала воду без плеска, стремительно пошла на глубину. Мощный прожектор высвечивал разноцветные скалы, стайки пёстрых рыб, колышущийся лес водорослей. По дну ползали крабы, морские звёзды, осьминоги. Придонные рыбы зарывались в песок, меняли цвет, сливаясь с фоном.
Мимо скользило огромное тёмное тело, мелькала маленькая голова, извивалась длинная гибкая шея. Гигантский морской ящер был так занят рыбной стаей, что на вторжение чужаков не обратил никакого внимания. Под водой на шлюпку так никто и не напал, хотя Нэкка даже ждала этого. Всё было бы приключение.
Этаяр снова посмотрел на дочку.
Побочный эффект раннего развития и дурных примеров трудоголизма взрослых – излишняя серьёзность. Нэкка плохо умеет радоваться по-детски. Обычная проблема развитых цивилизаций – раннее взросление детей.
Но отцу от понимания всего этого ни разу не легче.
Воспитательница велела больше развлекать и радовать ребёнка, свозить на какую-нибудь безопасную планету. Правда, понятия о безопасности у них разные. Если воспитательница узнает, куда он летал с дочкой, она не будет с ним разговаривать до конца жизни.
А это очень долго, если что.

4.

В местных тропических дождевых лесах, в самом деле, каждый день льёт вода с неба, потому эти леса и называются дождевыми. Ветра и тучи с моря задерживают высокие, островерхие, молодые горы, и вся масса атмосферных осадков достаётся полосе суши между морем и горами.
Надо ненадолго свозить сюда Нэкку, если, конечно, тут безопасно настолько же, насколько интересно и красиво.
В лесу висел густой сумрак, густая спутанная масса ветвей и лиан цвела круглый год. У Этаяра загорелись глаза, он сходу усмотрел ценные образцы и отказался пользоваться манипуляторами ради безопасности. Как только шлюпка приземлилась, биолог полез наружу, чтобы отобрать семена и побеги лично.
Анноло последовал за ним с бластером наготове. Как оказалось, не зря.
Отпугивающая сирена работала исправно, вот только подействовала не стопроцентно.
Звери разбегались в зарослях, люди не успевали их даже увидеть, не то что рассмотреть. Но не все.
-Осторожно, Эт! Там кто-то в чаще! Приближается!
Биолог пожал плечами.
-Я знаю. Просто местное зверьё. Я чувствовал взгляды вскользь. Захотят попробовать на зуб – подавятся, а не прокусят, я в герлоне. Ничего страшного.
Ветви захрустели, раздалось грозное рычание. А затем лай. Анноло так удивился, что промедлил. Этаяр вообще не обращал внимания, продолжал аккуратно и методично срезать образцы. А что? Никто не в состоянии сожрать человека в герлоне. Эту «умную» ткань не берёт ни нож, ни пуля, ни луч из бластера, куда уж там клыкам животных.
Инженер считал по-другому. Тебе с гарантией ничего не прокусят только тогда, когда ты не дашь даже шанса попробовать тебя на зуб. Анноло выстрелил, когда животное бросилось из зарослей. Огромная собака – разумеется, чешуйчатая – взвизгнула и убежала.
-И зачем ты в него стрелял?
-Он напал. Решил, раз ты мельче, значит, добыча. Я и выстрелил. Убить не пытался, так, напугал.
-Боевым?!
-Так я вскользь, лучом по боку. Просто показал, что я не шучу, и заставил его убраться прочь. А то он упрямо хотел попробовать тебя на зуб.
Они препирались в шлюпке, пока летели обратно, они препирались в коридорах корабля.
-Папа, дядя, не ссорьтесь!
Нэкка выскочила им навстречу из рубки.
-Что ты, девочка! Мы просто спорим! – воскликнул Этаяр.
-Да, мы дискутируем, - ворчливо подтвердил Анноло. – О науке.
В кресле пилота голосил забытый инфор с бодрой песенкой.
Этаяр посмотрел на дочку.
Бедная девочка. И пообщаться-то ей тут не с кем, кроме него самого и дяди Анноло. Слушает музыку, читает по галанету письма от сверстников про куда более насыщенную жизнь и грустит.
-Вы точно не ссоритесь? Тогда хорошо.
Нэкка вздохнула.
Скорей бы уж эта экспедиция закончилась! На родной планете гостит много представителей цивилизаций из других миров, в том числе нечеловеческих, что намного интересней. Есть с кем пообщаться, узнать много весёлых увлекательных историй. Да, Нэкка станет не биологом, а этнографом. Тут тебе и космос, и разные сапиенсы. А биология – это очень скучно.

5.

Этаяр с грустью посмотрел на дочку.
Да, напрасно он взял её с собой. Здесь для девочки нет ничего интересного и познавательного. Разве что отдых от занятий в школе. Нэкка зевает, ей скучно. Девочке десять лет, она любит изучать иные цивилизации. Но папа у неё биолог, а не этнограф. Не надо было брать ребёнка в эту экспедицию. Но дочка так хотела побыть с папой, а не с воспитательницами.
Нэкка посмотрела на папу и успокаивающе улыбнулась. Папе надо заниматься любимой работой, а не отвлекаться на одну некстати загрустившую девочку. Она станет развлекать себя сама, чтобы взрослые не беспокоились.
-Вот что это за планета?! Сначала чешуйчатые мамонты напали, потом чешуйчатые птеродактили, и в довершение всего – чешуйчатая собака! Облаяла, набросилась! Все чешуйчатые, и все нападают!
Анноло недолюбливал животных. Они непредсказуемы и зачастую агрессивны. То ли дело приборы – как сделал, так и работает.
-Обычная планета, далеко не первая в нашей практике, - пожал плечами Этаяр. – Просто ещё одна.
Инженер тяжело вздохнул.
-Угу. Просто ещё одна…

Опубликовано: 13.02.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 7 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Спасибо. Как пройдет встреча?

    0

  2. OK:

    Ждём встречи двух видов разумных))

    0

  3. Спасибо большое! Замечательно! ))) С появлением ученых, мир раздвинулся и очень интересно как же дальше развернуться события. И вот что то подсказывает, что девочка наоборот потом заболеет профессией отца…))) А еще мечтается, чтобы Амр с песочными объединился… все таки переживаю за эту отдельную ячейку общества — противостоять трудностям, ясен пень, легче сообща в стае.)))
    Вдохновения вам! ❤️

    0

    • Ро же сказала, все может измениться))) может, просто утешала, а может, и напророчила))) только она то имела в виду стаю и Кхара, а оказалось…)))
      Насчет девочки не факт, Контакт с разумными как раз к ее любимой этнографии и относится)))
      Да уж, эта ячейка сидит в спокойствии ,по сути, до тех пор, пока их не ищут(((

      0