Маг-10

Глава 19. Чужая кошка

1.

Амр мотался по лесу взад-вперёд и беспокоился.
Ноги сами принесли его к ручью, он лежал в засаде у водопоя и беспокоился.
Когда, особо не думая, поймал маленькую антилопу, то понял, о чём волновался. Такой добычи ему хватит на один укус, даже и стараться не стоило. Но вот маленькой пятнистой кошке…
Он ухватил тушку зубами и побежал через лес.
На полянке никого не было.
Из норы под корнями поваленного дерева раздавался писк. Писк вскоре смолк, сменился тихим урчанием и причмокиванием. Кошка кормила детей, котята сосали молоко и одновременно мурлыкали.
Молодой скальный не подходил близко, так и стоял на другой стороне поляны.
Кошка учуяла его, выскочила из норы, зашипела, загораживая вход своим телом.
Амр замурлыкал, мирно и громко, показывая, что не хочет нападать. Положил приношение на землю, попятился и скрылся.
Из зарослей на расстоянии он наблюдал, как она долго присматривалась, принюхивалась, прислушивалась. Затем всё-таки подошла к мясу, схватила его и утащила в нору.
Он послушал ещё, наконец, успокоился и ушёл. До него из норы долго ещё долетали разные чувства: удивление, удовольствие, наслаждение едой.
Вдалеке Амр забрался на высокую ветку, вонзил когти в кору, покрутил головой. Кошка явно живёт одна, кормит детей молоком, охотится в лесу, который почти опустел. Она такая тощая, что непонятно, как ещё у неё молоко не пропало.
Засыпая, он вспоминал горящие яростью зелёные глаза и худые бока с торчащими, как у скелета, рёбрами. Откармливать придётся долго…
Он стал так делать каждый день. Охотился, приносил добычу, клал на краю полянки, ждал. Как только маленькая пятнистая показывалась, тут же уходил.
Слушал на расстоянии звуки и чувства. Умеет ли она вообще разговаривать?
Сколько в норе детей? Двое, трое? Они лежат таким тесным клубочком, что по слабо светящемуся сгустку непонятно.
Через некоторое время бока у кошки округлились, она уже выглядела более спокойной и даже довольной. Котята не показывались, а скальный очень хотел их увидеть.
Он забыл обо всём. О том, что где-то есть его братья, сестра и друг, его стая. Не заглядывал в незримое. Не замечал, что сильней болит нога. Забывал поесть и поспать. Только всё охотился и приносил, охотился и приносил.
Краем слуха, реального или «второго», ловил странный, далёкий-далёкий гул. И не придавал этому значения. Наверно, что-то меняется в мире, незримое поёт по-новому. Ну что ж, такое иногда бывает.

2.

Однажды он застал кошку перед норой вместе с котятами.
Котят было двое, совершенно чёрная девочка и песочно-жёлтенький мальчик.
Пятнистая играла с детьми. Она прыгала по траве, дразнила котят собственным хвостом, иногда ложилась. Котята скакали, кувыркались через её спину, тянули и дёргали маму за хвост, кусали за уши, выпускали коготки, отбрыкивались от умывания.
Амр любовался. Пятнистая была такая маленькая, изящная, гибкая. Глаза, не сощуренные от ярости, оказались большими – ярко-зелёные, точно молодая листва, раскосые и красивые. Котята привставали на задние лапки, бодали мать шерстяными лобиками. В ответ она с такой щемящей нежностью потёрлась щекой о головы детей, что Амр замер.
Он вдруг осознал, что эта пёстрая привлекает его, как женщина. Сильно привлекает. Скальный бурно вздохнул, уронил из зубов очередную тушку, переступил ногами. Мало того, что нашумел, так ещё и забыл прикрыть ауру, как обычно делал, когда беззвучно скользил через лес на охоте.
Пёстрая подскочила, мгновенно затолкала детей в нору, припала к земле.
Скальный показался из-за куста, положил добычу на землю, мирно мурлыкнул.
-Это я, не бойся!
-Вижу, что ты! – яростно зашипела пятнистая. – Уходи! Не то убью! Ты большой, но я быстрее!
Да, это правда. А ещё у маленькой пёстрой такие же крепкие мышцы, такая же неистовая ярость в драке, такая же гибкость и ловкость. И кошка увёртливее, именно потому, что мельче. Но главное – она защищает своих детей, а потому готова на всё.
-Да я же не нападаю!
-Тогда стой там, где стоишь!
-Стою, - Амр прищурился в улыбке. – Я уж думал, ты разговаривать не умеешь!
-Умею. Все крупные умеют!
Он еле удержался, чтоб не фыркнуть.
-Тогда поговори со мной хоть немного. Что ты тут делаешь? Почему одна? Где стая, которая тебя бы защищала? Где твой кот?
-Слишком много вопросов, - проворчала она. – Ладно, слушай, если тебе любопытно. И сядь там, где стоишь!
-Это чтоб я не упал от удивления? – пошутил Амр.
-Это чтоб ты близко не подходил! – рыкнула пятнистая. И тоже уселась, загораживая собой проём в земле.
Они так и разговаривали через поляну, сидя на расстоянии. Амр довольно щурился. Она стала общаться с ним, уже лучше.
Её звали Хис. Она ушла из стаи, унесла своих котят. Её потребовал себе их вождь, она с этим не согласилась. Он преследовал молодую кошку, пытался овладеть ею насильно, мешал спокойно заботиться о детях. Никто за неё не вступился, и она сбежала, хотя запросто могла погибнуть в одиночку вместе с детьми. Амр неодобрительно покрутил головой. Гордая, глупая кошка.
Но разве хорошие главари так себя ведут? Его точно выбрали все?
-Вождь – обманом? – он даже дар связной речи на мгновение потерял.
Она поняла его, потому что он вместе со словами послал много картинок и чувств, удивление, гнев, ярость.
-Нет, его выбрали единогласно, он лучший. Умный, мощный, опытный, заботится обо всех в стае.
Лучший, ага – и силой добивается кошку. Скальная красавица за такое давно набросилась бы и убила на месте. Если бы догнала, конечно.
-Если лучший, тогда почему ты…
-А ни почему. Не хочу – и всё. Не понравился он мне.
Ну да, такое бывает. Не понравился – и всё.
Амр ссутулил плечи.
-Еду-то возьмёшь? Тебе же детей кормить надо!
Кошка снова насторожилась, подобралась.
-Возьму! Когда ты подальше уберёшься!
Он вздохнул. Посмотрел грустно, искоса.
И ушёл.

3.

Амр вымотался.
Сколько дней уже он почти не спал и не ел, только добывал пищу для пятнистой кошки? Он не считал, но чётко ощутил, что свалится, если немедленно не отдохнёт. Нашёл какую-то нору, прикатил камень, забился в земляную яму, заложил вход и крепко уснул.
Проснулся свежим, с новыми силами, спохватился. Судя по ощущениям, он продрых не одни сутки! А как же Хис и дети?
Немедленно побежал к ручью, подстерёг антилопу, со всех ног прискакал к знакомой норе с добычей.
Кошки не было, её присутствия не ощущалось. Значит, ушла на охоту. Вот же он дурак, о себе позаботился, а про одинокую женщину с детьми напрочь забыл!
Ему навстречу с радостным писком выкатились котята. Они уже выучили, что этот большой дядя хоть и выглядит грозно, но на самом деле хороший, еду приносит. Котята вцепились в мясо с двух сторон, потащили каждый к себе, смешно зарычали друг на друга. Они уже ели другую пищу, хоть и продолжали сосать молоко.
Дети дружно кусали, тихонько чавкали, глотали, урчали. Амр любовался.
После еды котята затеяли игру, беззастенчиво скакали, бегали и кувыркались на широкой спине чужого дяди.
Амр лежал посреди поляны, жмурился от удовольствия, насторожённо поводил ухом. И всё равно не уловил приближение Хис. Подскочил, когда она внезапно выпрыгнула из кустов. Котята скатились с большой, тёплой спины, возмущённо запищали.
-Не подходи к детям! Убью!
Он знал, что она может. Она защищает котят.
-Заладила – убью, убью! Да убивай! – в сердцах бросил Амр и плюхнулся на живот. – Мне так больно, что жить не хочется!
Для убедительности громко пожаловался:
-Уау!
Он знал, что она не станет. Он приносит еду её детям.
-Вот ты дурак! Раньше почему не сказал?
-Раньше ты на меня рычала, - проворчал он и отвернулся.
-А сейчас не рычу? – фыркнула пёстрая. – Ладно, я и сама вижу, что болит. Ложись, лечить буду!
-Мрр?
-Не мрр, а ногу!
Амр вздохнул. И вытянулся в полный рост, почти во всю ширину продолговатой полянки.
-Э-э-э… Лучше не здесь, в нору забирайся!
-А я туда влезу?
-Влезешь. Я эту нору у троих отобрала.
-Убила?
-Выгнала. Немного порычала, повыла, они испугались и удрали.
Амр послушно полез под землю. Сквозь проём едва протиснулся, но внутри оказалось просторно и устроено так же, как в жилищах у скальных. Подстилки из шкур, скорлупки с водой, даже крошечный нужный камень на стенном выступе. Кроме главной, большой земляной пещеры, здесь было ещё несколько пещерок поменьше, соединённых между собой ходами, как внутри горы.
Пятнистая загнала котят в соседнюю пещерку, оторвала зубами полоску кожи от подстилки, разжевала травы, а затем… пописала на них. Что-то пошептала. Налепила остро пахнущую массу на ногу скального, туго завязала. У пёстрой были тонкие, длинные, сильные пальцы.
Амр сморщил нос.
-Ничего, потерпишь! Зато заживёт быстрее!
-И как я теперь охотиться буду? От запаха вся добыча разбежится.
-Никак пока. Охотиться буду я, а ты детей посторожи. Выздоровеешь – будешь дальше о нас заботиться, а пока и так посидишь.
Они смотрели друг на друга, так пристально, что даже не моргали.
Она зябко повела плечами. Столько всего было в глазах цвета пламени у этого странного, большого кота. Любопытство, сильный интерес, восхищение. И неприкрытая нежность, желание заботиться, защищать. Удивил он её, очень удивил. Чужой ведь совсем, даже с виду не похожий на котов её бывшей стаи.
Он не мог понять, что ещё таится в ярких зелёных глазах, кроме насторожённости. В глазах, сверкающих, как ненуж… как самые красивые на свете камни.
Хис отвела взгляд первой.
-Мы оба устали. Ты охотился, я лечила. Давай спать!
-Мрр?
-Не мрр, а спать!
Она развернулась спиной, прислонилась к большому, горячему, мерно и мощно вздымающемуся боку. Свернулась клубком и тихонько засопела.
Ишь ты, строгая какая.
Амр глубоко вздохнул и тоже задремал.

4.

Когда Хис возвращалась с охоты, они ели и разговаривали.
У них оказалось много общего. Оба радовались красоте мира, оба любили наблюдать, узнавать новое. Оба заглядывали в незримое и видели там несколько больше, чем другие. Оба думали про будущее, но беспокоились о разном.
Однажды Амр пожаловался, что нога долго не заживает.
-Ты сам не хочешь, чтобы нога заживала, - заявила Хис. – Я и раньше видала такое. Обычно оно бывает, когда потеряли силы, устали жить. А ты… Ты просто не желаешь ходить на охоту.
Он негодующе фыркнул. Это его обвиняют в лени? Да он про себя забывал! Да он день и ночь, как ужаленный, носился по лесу! Да он… Неблагодарная!!!
Она не обратила никакого внимания на его фырканье и сердитые мысли. Прищурилась, посмотрела тем особым взглядом, который означал, что кошка перешла на «второе зрение».
-Ты и в первый раз подвернул ногу потому, что очень сильно захотел этого.
-Я захотел?! – возмутился Амр. – Это произошло случайно! Я бегал по степи вдоль скал, там, на земле, много камней. Я зазевался, нога угодила в трещину, вот и…
-А я тебе говорю, что ты сам себе это устроил! А всё потому, что тебе больше нравится заниматься другими вещами. Вот ты и избавился от повседневных обязанностей. Мне интересно, чего ещё ты очень сильно захотел…
-Мрр, - игриво мурлыкнул Амр. Он обрадовался перемене разговора в нужную ему сторону. И вдруг вспомнил.
Чего ещё он очень сильно захотел? Или чему очень сильно позавидовал?
Пучок вертикальных камней на краю степи, нежная пёстрая кошечка и двое весёлых котят, неистовая боль в ноге от усилий, когда сдвигали большой камень, обрушенный великаном на нору.
Хис поймала картинку и вдруг заплакала.
-Меня?! Ты так сильно захотел меня?
Он словно очнулся. И взглянул по-новому на маленькую, изящную, пятнистую кошечку. Всё, как он хотел. Самая нежная на свете женщина, точно такая же, как та, в степной норе. И двое весёлых детей.
-Да. Тебя, - твёрдо сказал он. – Да ты что плачешь-то?
Он придвинулся вплотную, лизнул Хис в мокрую щёку, ласково боднул в плечо лбом, потёрся боком. Она не отодвинулась.
У него внутри мгновенно вспыхнуло… Нет, не мечущееся пламя, как раньше. Зажёгся ровный, мощный огонь. Амр чувствовал, что этот огонь не заслонит собой ни реальное, ни незримое. Скорее, озарит ещё больше, украсит яркими красками. Он не помешает глядеть «вторым зрением» для других, не сожжёт разум дотла, не лишит сил. Наоборот, придаст их.
Хис посмотрела на него. В её глазах пылал тот же огонь.
Амр осторожно обнял её, обвил всем телом. Хис прижалась к нему, так сладко, так правильно, словно они были вдвоём всегда и будут всегда…
Потом они лежали, переплетясь в один горячий, обжигающе сладостный клубок, и молчали.
Хис прерывисто вздохнула. Она вдруг снова заплакала.
-Что? – тихо и нежно спросил Амр.
-Я думаю о том времени, когда ты уйдёшь.
-Мрр? – он очень удивился. – С чего ты взяла?
Вот глупенькая! Он глубоко вздохнул и укрыл в ласковых объятиях маленькую кошку так, что полностью спрятал её своим телом от всего мира.
-Я не уйду!

5.

Отдалённый гул чуть-чуть усилился.
Амр вдруг обратил на него внимание. И встревожился. Да что такое творится-то? Он же забыл вообще обо всём, беспечно радовался жизни, совсем не заглядывал в незримое.
Молодой скальный уселся, подпирая головой земляной потолок, стиснул веки, сосредоточился. Вокруг скакали котята, весело пищали, требовали внимания, требовали игры. Амр их не замечал.
Когда он распахнул глаза и вскочил на ноги, с потолка посыпались комья земли. Скальный снёс неровные выступы спиной. Котята разом умолкли, разбежались по углам. Амр судорожно выбрался наружу, проём от его усилий стал заметно шире.
«Хис!!!»
Если она далеко, то голоса не услышит, как бы громко ни кричали. Беззвучный зов вернее.
Пятнистая выскочила из кустов. Она волокла добычу больше себя весом.
-Чего разорался? – спросила грубовато и ласково. – Сказала же, скоро буду!
И осеклась, увидев его. Глаза чёрные от разлившихся зрачков, от тела тянет таким холодом, словно скальный собрался умереть.
-Ты что?! Что случилось? – она сама похолодела от неясного ужаса, подбежала, прижалась всем телом.
-Надвигается! Чёрная туча, чернее беззвёздной ночи, чернее тьмы в глубине горы, чернее самой глубокой пропасти! Она покроет всё! Прячь детей и прячься сама, немедленно!
Она всё поняла верно.
-А ты?
Он опустил глаза на подругу, серьёзно и печально взглянул в ярко-зелёные очи.
-А мне надо бежать, предупредить всех, спасти мою стаю.
Он нехотя оторвался от неё, перемахнул через всю поляну одним огромным прыжком. Врезался в куст, замер, вернулся. Обхватил лапами за шею маленькую кошку.
-Я вернусь! Прячься же!
-Да-да, я сейчас.
Она не двинулась с места. Потом сама высвободилась, отстранилась.
-Я понимаю, что тебе надо. Беги!
И побежала за ним.
-Хис! Не туда! В нору, я сказал!
Снова обнял её, замер, не в силах отпустить, расстаться. Сжал челюсти, отскочил.
-Беги! Я посмотрю, как ты скроешься, и сразу спрячусь!
-Сначала я посмотрю, как ты спрячешься, тогда побегу! Ну?
Она полезла в нору, развернулась. Он тоже развернулся на том краю поляны. Возвратился, вздохнул. Она поняла, что он не уйдёт, пока она не укроется в убежище, вместе с детьми. Поспешно заползла под землю, исчезла. На этот раз полностью.
Он подгрёб какую-то труху ко входу, заслонил его грудой пожухлых, опавших листьев, как мог.
И бросился через лес к скалам изо всех сил.

Глава 20. Чёрная туча

1.

Кот может бежать очень быстро, но не очень долго.
Амр нёсся огромными скачками без остановок, спешил, напрягая все силы. Он мчался через лес вдоль горной гряды, по опушке, здесь деревья и кусты растут реже. На открытую полосу земли между лесом и горами не выскакивал, хотя там можно бежать быстрее. Но некогда смотреть по сторонам и в небо, некогда пережидать крыланов и великанов.
Мимо мелькали неохватные корявые стволы, лохматые кусты, поваленные деревья. Тропинку искать тоже некогда, да и нет таких тропинок, что ведут туда, куда надо, не сворачивая. По лбу били висящие хвосты лиан. Ветки хлестали так, словно сознательно метили в глаза. Под ноги, как назло, то и дело попадались корни. Несколько раз большой кот спотыкался, падал с размаху, вскакивал и мчался дальше.
Он задыхался, он всё чаще оступался, он уже плохо видел дорогу перед собой. Налетел грудью на кого-то, метнулся в сторону. Этот кто-то покатился кубарем, радостно заорал голосом Ася:
-Ты вернулся! Ты вернулся!
Амр оторопел, замер, но быстро опомнился.
-Я не к вам бежал! Прячьтесь, никуда не суйтесь из леса! Приближается большая опасность!
Лесные братья переглянулись.
-Как это – не к нам? А куда тебе ещё бежать, глупый скальный? Мы верим! Раз ты говоришь об опасности, значит, она есть. Так прячься вместе с нами! Глубокая чаща – самое надёжное укрытие на свете!
Они выросли у него на пути впятером.
-Прочь с дороги! Я должен предупредить стаю! Две стаи!
Они кивнули друг другу и окружили его.
-Ну, нет! Ты нам нужен! Снаружи опасность, сам сказал! Так мы тебя к ней не пустим! Потом ещё спасибо нам скажешь!
Скальный разозлился. Эти трусы думают только о себе! Он прыгнул вперёд и расшвырял лесных братьев, как котят. Ась получил удар головой в бок и снова отлетел кувырком, остальным досталось тяжёлой лапой с когтями. Они завизжали от боли, яростно заорали, но за ним не побежали.
Амр снова кинулся вперёд.
Выскочил из леса напротив горных жилищ, глянул в обе стороны и в небо, помчался к скалам. Он уже видел сородичей в пещерном проёме, он уже был на полпути, когда мельком заметил, что земля шевелится. Глянул и оторопел.
На него неслась лавина грызунов-падальщиков, Амр никогда не видел их сразу столько. Каждый зверёк не больше котёнка, для взрослого скального не опасен. Но их было так много, что они покрывали собой всю землю между лесом и скалами.
Вот первые подкатились под ноги, Амр споткнулся, упал. Огромная живая волна погребла его под собой.
Коты наверху заорали от ужаса. Вот-вот на их глазах сородича сожрут заживо, через несколько вздохов только голый скелет останется. Но грызуны спасались от какой-то большой опасности и просто неслись на север. Когда лавина прокатилась, Амр поднялся на ноги, целый и невредимый. Он даже не получил ни одного укуса, только задыхался.
Молодой скальный, шатаясь, добрёл до горной тропы, полез наверх. Добрался до входа, растолкал всех, остановился. Он никак не мог перевести дыхание, всё хотел что-то сказать, но только хватал воздух распахнутой пастью. Наконец, отдышался. И тут же заорал, срывая глотку:
-Прячьтесь! Зовите всех, бросайте всё, прячьтесь! Все – в пещеры, срочно, немедленно!!!
На него безмолвно вытаращились, не зная, как это понимать.
-Зовите всех из леса, отовсюду! Что стоите, как скалы? Все – в пещеры!
Он выкатывал глаза, как безумный, махал лапами, пошёл на кого-то грудью.
-Чего разорался? – рявкнул Кхар. – Ты откуда явился, предатель? Что такое несёшь? Совсем спятил, пока по лесу шатался?
-Хочешь потерять половину стаи? – бешено зашипел Амр. – Хочешь? Нет? Тогда быстро зови всех! Все зовите всех! Посылайте гонца к Фуру, не понизу – поверху! Немедленно прячьтесь все!
-Да что происходит? – зарычал вождь. – Ты о чём?
-Сюда идёт чёрная туча! Она накроет всё! Идёт большая буря! Все прячьтесь, срочно, немедленно! Зовите всех с охоты, всех, всех, прямо сейчас! Все в пещеры!
Буря – это было понятно. Да и лавину удирающих грызунов Кхар видел. А вообще, вождь настолько оторопел от напора хромого наглеца, что послушался.
Беззвучно звали все, кто был в пещерах, потому что в одиночку тут не справился бы никто. Коты, один за другим, бежали из леса, карабкались по тропе. Их пропускали вглубь горы и звали снова. Наконец, вся стая оказалась в пещерах.
Амр зашатался и без чувств повалился на пол.
Кхар посмотрел на Хума.
-Что это с ним? Он действительно видел нечто, и оно грозит всем?
-Да. И нечто сопротивлялось. Оно очень не хотело, чтобы его увидели.
Братья, сестра и Хуш затащили Амра в пещеру семейства, улеглись вокруг него, прижались, как можно плотней, чтобы согреть, дать силы. Похолодевшее, бесчувственное тело пугало их до дрожи.
Фах и Вай вытянулись справа и слева. Хуш долго топтался и примеривался, как бы устроиться сверху. То ли на голову другу лечь, чтобы он быстрей в сознание пришёл. То ли забраться на спину, но на спине у Амра теперь неудобно, слишком жёстко, позвонки стали сильно выпирать.
-Не наваливайся сверху, дай ему свободно дышать! – зарычала Ро, спихнула Хуша, сама легла головой и передними лапами на спину брата.
Хуш грустно фыркнул и свернулся клубком в ногах.
Амр слегка пошевелился, вздохнул.
Братья, сестра и Хуш подняли головы, радостно посмотрели друг на друга и улеглись обратно.

2.

Все сидели и ждали. Но не происходило ровным счётом ничего.
Ветер не стал сильнее, тучи не закрывали небо, мелкие деревья не гнулись. Буря не нагрянула.
В первый день все толпились у общего выхода, толкали друг друга, огрызались, каждый норовил первым выглянуть наружу. Набились в пещеру семейства, поглядывали на Амра. Молодой скальный уже просто спал. Коты громко ворчали. Какая чёрная туча, где она?
На второй день многие разошлись по своим делам и пещерам, у выхода остались только самые любопытные и терпеливые. Все ждали, что скажет вождь, когда же, наконец, можно будет выходить наружу.
Амр очнулся. Кроме братьев, сестры и Хуша, возле него сидел Хум. У общего выхода бродили несколько старших котов.
Молодой скальный вскочил на ноги, выглянул из проёма. Ничего не происходило. Он ощущал безумную тревогу. Как там Хис и дети? Они спрятались, как он велел? Гул изрядно усилился. Но, пожалуй, можно ещё успеть, сбегать, посмотреть.
Пошатываясь, он полез на горную тропу. Старшие коты возле выхода ничего не сказали, только проводили его насторожёнными взглядами.
За спиной неожиданно вырос Кхар.
-А ты куда собрался? – рыкнул вождь. – Ну-ка, вернись сейчас же! Две стаи ты заставил безвылазно сидеть дома! Всем, значит, опасно, а тебе – нет? Сиди тут, из пещер ни ногой вместе со всеми! А я погляжу, что дальше будет!
Амр уселся возле выхода, невидящими глазами тоскливо уставился наружу. Хис! Где ты? Забралась в нору, как я сказал? Или тоже не послушала предупреждений, пошла на охоту? Хис, прячься немедленно! Следи, чтоб дети не выскочили! Хис, укройся! Хис! Хис!! Хис!!!
Голова гудела. Или это отдалённый шум стал ещё сильнее? Происходило что-то непонятное, линии перепутались, картинки мелькали, точно камни в горном обвале. Амр не мог их поймать, рассмотреть, отследить.
Он отчаянно звал пятнистую, силился понять, что передаёт кошка и передаёт ли хоть что-то вообще, но не мог разобрать ответ. Он заглядывал в незримое, но запутался. Туча! Туча надвигалась на мир, чёрный туман покрывал всё!
Амр вздрогнул от резкого окрика. За спиной вырос Кхар.
-Кого это ты зовёшь, предатель? Какую бурю на наши головы?
-Никого, - буркнул Амр.
Он же, и правда, не призывал, всего лишь велел прятаться.
-Кого он зовёт? – спросил вождь у травника.
-Какую-то кошку, - быстро сказал Хум. – Нашёл лесную, пока один бегал.
-Ну, тогда ладно…
Вождь ушёл в глубину каменного хода.
Амр остался сидеть у проёма. Он смотрел наружу и ничего не видел перед собой. Он чётко ощущал, что Хис жива, тем и утешался. Его не выпускали из пещеры, общий выход стерегли старшие коты, Кхар предупредил их…
На третьи сутки бесцельного сидения в пещерах вождь рассвирепел.
-Хромушка, да ты не спятил ли случаем? А может, издеваешься? – очень ласково спросил Кхар.
-Они идут, - прохрипел Амр, уставившись наружу застывшими, расширенными глазами. – Смотрите!
И тут началось.

3.

-Мать моя – кошка! – потрясённо вскрикнул кто-то.
Степь у горизонта почернела. Край неба над нею тоже почернел. Туча стремительно росла и вскоре закрыла всё небо. Она приближалась, и стало ясно, что это крыланы. Тёмная стая распростёрлась во все стороны, от края и до края голубого верхнего моря. От воплей чешуйчатых летунов закладывало уши, хлопанье огромных крыльев заглушало все звуки в каменных ходах. Это действительно походило на бурю, на самый мощный ураган, какой когда-либо видел этот мир.
Гул резко усилился, земля и скалы задрожали, словно в ужасе.
-Это землетрясение! – заорал кто-то. – Сидеть в пещере – самоубийство! Надо бежать наружу!
Молодой кот выскочил на горную тропу, его не успели остановить. Он скатился вниз, понёсся к лесу отчаянными прыжками.
-Его сейчас сожрут!
Но крыланы не обратили никакого внимания на бегущего кота, они летели всё дальше на север.
Гул превратился в трубный рёв и громовый топот, земля сильно затряслась, равнина почернела. Колоссальное стадо великанов сплошь покрыло степь и лавиной хлынуло на север. Этот поток устремился в пространство между горами и лесом, заполнил полосу открытой земли целиком, бешено помчался мимо скал. Передовые отряды чешуйчатых бивненосцев неслись во всю прыть. На них напирали бегущие следом.
Добраться до деревьев скальный не успел, но те, кто смотрел из пещеры, не увидели, как он погиб. Подвижная стена из огромных тел в тёмной чешуе заслонила собой всё.
Промчались передние отряды. Следующие за ними бежали чуть медленней. Лавина крылатых неслась поверху, лавина бегущих обтекала скалы понизу. Они всё летели и летели, бежали и бежали.
Скалы содрогались от рёва, тысячи мощных крыльев поднимали ветер. Коты шарахнулись от проёма, чтобы их не снесло вниз.
Откуда взялось столько чешуйчатых разом?
-С юга, - проворчал Кхар в ответ на чьи-то мысли.
Весь день коты сидели в пещерах, со страхом взирая наружу. Сплошной поток гигантских животных всё тёк и тёк мимо, по земле и по небу, и никак не заканчивался.
-И носа не высунешь, неизвестно, насколько. И всю дичь распугают, - проворчал кто-то из стариков.
Скальные сидели в коридоре неподалёку от входа, обменивались взглядами. У каждого кота в глазах стыла одна и та же мысль. Да, они остались в живых. Но надолго ли – после такого нашествия?

4.

Поток великанов немного поредел, появились матери с детёнышами. Каждый мелкий бивненосец бежал под брюхом у родительницы, чтобы взрослые его не затоптали. Если, конечно, поспевал.
Троих детёнышей отнесло на край потока из тёмных чешуйчатых тел. Одного быстро сбили с ног и пробежали поверху. Второго оттеснили к скалам, прижали к камню. Он завизжал, но жалобный крик раздавался недолго.
Третьему повезло больше, он угодил в узкое ущелье, куда не могли пролезть взрослые гиганты. Он прыгал там и вопил, но о нем никто из взрослых великанов не побеспокоился.
Бивненосец, что оказался слабее других, тоже упал. По нему тоже пробежали.
Одинокий гигант обратил внимание на котов, выглядывающих из пещерного проёма. Немереное любопытство скальных никуда не делось. Убедившись в своей безопасности, коты высовывались наружу и смотрели.
Великан раздражённо затрубил, подбежал, сунул хобот в пещеру, пошарил. Коты шарахнулись назад. Кхар отшатнулся от живой, хваткой лианы, отбежал вглубь пещерного хода. Спохватился. Сделал вид, что вовсе не испугался, просто ловко увернулся от врага.
Вспомнил, что он вождь и должен показывать пример храбрости другим.
Воинственно взвыл, подскочил обратно к выходу, изловчился, цапнул когтями гиганта за кончик хобота. Гордо оглянулся на своих. Смотрите, мол, все, вот как надо! Даже с такими большими врагами воевать можно и нужно!
Великан взвизгнул, отскочил от скалы, огляделся. Заревел, затрубил, подхватил хоботом крупный каменный обломок, метко запустил в пещеру. Кого-то пришиб, но не насмерть. Крик боли понравился чешуйчатому. Он подобрал другой камень, снова кинул. А затем ещё один, и ещё.
-Толкайте камни наружу! Не то он завалит нам выход!
Средний выход был основным, в нижний далеко не каждый взрослый кот протиснется, верхний опасен для тех, кто менее ловок.
Но легко сказать – толкайте. Камни всё летели, могли ещё кого-нибудь зашибить, да и живая лиана была наготове.
Скальных ненароком спасла бивненосная мать с детёнышем. Она поторопила разъярённого отца, толкнула его головой, что-то сердито проворчала. Дескать, хватит заниматься глупостями, нам надо идти дальше, вместе со всеми…
Потом коты долго разгребали завал.

5.

Стая наверху сильно поредела, она больше не закрывала всё небо. Отдельные крыланы спускались пониже, кружились над лесом и горами, высматривали добычу. Но ловить тут было некого.
Великаны проходили небольшими стадами вдоль скалистой гряды, мимо облысевшего леса, по голой земле, и возмущённо трубили. Им тоже совсем не осталось еды.
-Ну вот, всё и заканчивается, - со вздохом подытожил Кхар, глядя сверху, от выхода, на редеющие стада и стаи. – Не сегодня-завтра, наконец, снова пойдём на охоту. Не будем же мы просить подачек от Фура. Если, конечно, тут осталось, на кого охотиться. Эта чёрная туча всех «тех, кого едят» распугала. Но, по счастью, она пролетела мимо. Главное, что всё заканчивается.
-Всё только начинается, - глухо ответил Амр.

Глава 21. Чужая стая

1.

Скальные коты смотрели сверху.
Это ещё не всё, сказал Амр, и они продолжали сидеть безвылазно в пещерах, голодные и мрачные.
Степь стала жёлтой, как была. Только теперь она шевелилась.
-Что это? – рыкнул Кхар. Зрение слабело, вождь видел уже не так хорошо, как раньше, тем более, одним глазом.
-Это пятнистые, - спокойно ответил травник.
Амр молчал.
Хис, наконец-то, чётко ответила. Она спряталась и прикрылась, дети живы, пища есть. Пёстрая затащила в нору тушу, похватала несколько грызунов, когда они бежали через лес. Звать больше не надо, передала она. Не то его услышат и обнаружат беглянку с котятами.
Стада великанов ушли дальше на север, стаи крыланов улетели туда же. Степь заполонили пятнистые коты, мелкие по сравнению со скальными. Судя по всему, они расположились там надолго, им никто не мешал.
-А не так давно нам казалось, что стаи маленькие, как и стада, - проворчал кто-то.
Скальные весь день наблюдали, как шевелилась огромная равнина. Ночью степь пришла в движение. Пятнистые рассыпались по всему лесу. Они выскакивали на облысевшую опушку, подбегали к скалам, злобно выли, орали всякие оскорбления, насмехались, издевались, вызывали на драку. По тропе не карабкались, знали, что наткнутся на отпор. Но пытались кого-нибудь выманить наружу поодиночке.
Самые задиристые молодые вздумали было дразниться в ответ. Один так разошёлся, что чуть не рухнул вниз. Кхар гневно рявкнул, одёрнул рисковый молодняк. Ни к чему сейчас тратить силы, они ещё пригодятся.
-Ой, смотрите! Кто это?
Из-за деревьев с объеденной листвой выскочило странное существо. Меньше, чем великан, но такое же чешуйчатое. Похожее телом и повадками на степного волка. Стайка пятнистых напала на него, он молниеносно расправился со всеми, подбежал к скалам, требовательно залаял.
Руф услышала его голос из-за спин взрослых, высунулась.
-Это Аф! Это мой волк! А я думала, он пропал!
Чешуйчатый увидел маленькую кошку, забегал взад-вперёд внизу, радостно затявкал. Руф прыгала наверху, восторженно мяукала. Хотела спуститься, её задержали. Внизу полно пёстрых, одинокую кошку загрызут. Она вертелась, верещала, на неё огрызались, отпихивали и нечаянно столкнули вниз. Она покатилась кубарем по тропе, извернулась, приземлилась на ноги.
К ней понеслось несколько пятнистых, окружили, злорадно закашляли. Подобрались, чтобы наброситься, но помешал Аф. Одного поймал зубами за горло, на второго наступил когтистой лапой, третьего ненароком хлестнул шипастым хвостом, двоих других разорвал.
Врагов поблизости не осталось, Руф сидела у подножия скалы, целая и невредимая. Волк носился вокруг неё, прыгал, тявкал, вилял шипастым хвостом. Наконец, успокоился, подбежал вплотную. На глазах у изумлённых скальных маленькая кошка забралась чешуйчатому волку на спину, вцепилась когтями в гриву. И началось.
Аф бешено прыгал, бегал кругами с кошкой на спине, радостно лаял. Руф пищала от восторга.
Кхар смотрел сверху.
-Что это за существо? Я таких не видел! Так, значит, она научилась с ним общаться? Это её друг? Хорошо, очень хорошо, просто замечательно. Такой друг нам очень даже пригодится! Как быстро он расправился с пятнистыми! Надо впустить его к нам!
Кхар опасно свесился из проёма.
-Эй! Заканчивайте веселье! Врагов вокруг полно! Быстро домой!
Но вот незадача. Большущие когти Афа не убирались в подушечки пальцев, и волк не мог лазить по скалам, подобно котам.
Руф направила его в ущелье, они обогнули скалистую гору, приблизились к нижнему входу в пещеры. Здесь тоже возникло препятствие. В эту трещину протиснется далеко не каждый взрослый кот. Так что уж говорить про громадного чешуйчатого волка, который раза в три крупнее?
Но Аф думал недолго. Его мощные когти позволяли рыть жёсткую, иссохшую землю и даже ломать камни. Аф расширил нижний горный выход, который теперь придётся ещё больше охранять. Зато ценный союзник оказался у скальных котов в их жилищах.
Он не помещался удобно ни в одну пещеру поменьше, а Кхар не собирался уступать главную. Аф улёгся в коридоре. Подскочили котята, без страха побили громадного волка лапками по носу, он только морду отвернул.
Котята запрыгали, забегали по нему взад-вперёд. Он оглядывался, косил глазом себе на спину и грустно вздыхал.

2.

От опушки к скалам отчаянными прыжками неслись четверо котов.
Они добежали до горной тропы, торопливо полезли наверх. Им помогли забраться в пещерный проём, спихнули вниз нескольких пятнистых. Те так увлеклись преследованием, что карабкались по пятам.
Это оказался Ньяш и три его лесных девочки. Он уже не был белым и пушистым. Бурый от чужой крови, почти лысый после бега сквозь колючие заросли, он долго трясся, жался по углам, неразборчиво лопотал. Позже пришёл в себя и сумел рассказать связно.
Несколько лесных стай, что забрал под свою лапу Мьюр, продолжали жить отдельными группами, как раньше. Одну такую группу, где жил Ньяш, нашли пятнистые. Чаща лесных жителей не спасла.
Слабый, неловкий, беспомощный по сравнению с остальными, Ньяш всё-таки был кот. А у кота – чутьё, хитрость и когти. Вдобавок, этот кот был не такой, как все, и потому привык постоянно быть настороже, всё время ожидал, что его может обидеть любой и каждый в этом опасном мире.
Пятнистые напали внезапно и бесшумно. Только белый и пушистый успел почуять опасность и взлететь на дерево, под которым обычно отдыхал. Со страху он обрёл невиданную для себя ловкость, ушёл по вершинам древесных великанов. Остальных лесных на его глазах перерезали, разорвали, растерзали.
Две из пяти девочек Ньяша тоже остались там. Они погибли, задержали пёстрых, давая возможность удрать милому котику и трём другим его кошкам. От этой стаи лесных больше не осталось никого.
Пятнистые долго бежали с юга. Они спешно спасались от какой-то опасности. Они голодные, испуганные и потому злые, рассказывал Ньяш. Они мелкие, но их очень много, они давят числом, свирепо рвут в клочья всех подряд, кого встретят.
Кхар был доволен. Чужой кот привёл трёх молодых женщин. Скальный вождь принял в стаю всех четверых и позволил жить в пещерах.
Вслед за Ньяшем прибежала сотня бурых котов вместе с Мьюром. Это было всё, что осталось от огромной лесной стаи.
Скальные выпустили Афа. Он отгонял и грыз пёстрых. Тем временем все беглецы вскарабкались наверх и укрылись в пещерах.
Бурых котов с кисточками на острых ушах тоже приняли в стаю, пустили жить в пещерах.

3.

Под утро из леса к скалам выскочили степные коты. Их было сотни три, стаю вёл вождь по имени Арх.
Этих не пришлось отбивать чешуйчатому волку, они успешно огрызались сами. Их пустили через ущелье и нижний вход на третий уровень. Это были светло-бурые, большие, свирепые коты. Те самые, из дальней стаи, в зубы которым некогда едва не попался Амр.
Степной вождь рассказал Кхару, что они с боем прорвались через лес, потеряли при этом треть стаи. Пятнистые чужаки шастают по всему лесу и рвут в клочки тех, кого встретят, без лишних слов и без разбору. Но степные многих наглых пришлецов тоже изрядно потрепали. Арх безудержно хвастался, Кхар хмурился. Он предвидел неприятности.
Неприятности не заставили себя ждать. Степным не понравилось, что их разместили на нижнем уровне, не наравне со скальными. Тот довод, что другие пещеры попросту заняты, был для них неубедителен. Ещё им показалось унизительным, что нет приличной еды. Увидев припасы, по-дружески присланные Фуром, степные коты брезгливо сморщили носы. Грызуны, фу, падальщики и падалью воняют, недостойная еда для гордых бойцов.
Затем в коридоре Арху попался Амр. Степной вспомнил скального, который однажды удирал от дальней стаи с хромой ногой. Теперь степные сами были вынуждены бежать, спасая жизни, и это их вождя очень задевало. Хотелось на ком-нибудь отыграться.
Кхар внушительно рявкнул. Сейчас нужно думать о союзе против пришлых захватчиков, а не о давних стычках.
-Это наш видящий. Кто его тронет – убью! – рыкнул Кхар. А себе под нос проворчал: мы сами с успехом друг друга обидим, чужим своего обижать не дадим.
-Видящий! – презрительно фыркнул степной. – Что это за звание такое? Любой кот – видящий. Остальные тут слепые, что ли?
Положение спас Аф. Он лежал у стенки так неподвижно, что казался каменной грудой, и надменные гости его поначалу не заметили. А тут он поднялся, вздыбил чешую, мирно тявкнул и повилял шипастым хвостом. Со степного вождя всю спесь как ветром сдуло. Он вытаращился, позабыл, как хвастаться, прекратил насмехаться. Замолчал вовсе, как-то даже уменьшился в размерах. И мирно ушёл на нижний уровень.
Кхар отправил гонца к соседям поверху. Крутая неровная арка воздушного моста выгнулась между скалами, висела высоко над пропастью. Вождь заново наказал молодому коту быть осторожным. Не суйся к самому краю, тебя снесёт ветром. Упадёшь, и твой визг будут слушать до-о-олго!
Фур пришёл и сразу передал право вести обе стаи Кхару. Из старого седого кота был уже плохой боец.
Вожди устроили совещание в пещере Кхара.
Степной главарь скрипел зубами, рвался в бой немедленно.
-Они будут разорять наши земли, убивать наших братьев, а мы так и станем тут сидеть?!
Кхар прикрикнул на него.
-Нет, мы не станем так сидеть! Но сначала надо всё обдумать! Нас гораздо меньше, поэтому мы должны действовать наверняка!
Кхар уже придумал план. Сначала надо собрать всех, кого можно, объединиться. Затем всё разведать и обсудить полученные сведения. А потом только думать о том, как действовать.
Но собирать уже было не нужно, все, кто уцелел, прибежали в пещеры.
Тогда от каждой стаи послали по разведчику.
Кхар выбрал Хуша. Тощий молодой кот был самым длинноногим и быстрым, лучше всех прикрывал ауру.
После этого вожди сидели и ждали. Кхар смотрел, как мечется по пещере нетерпеливый степной, видел со стороны, как выглядел сам в подобных обстоятельствах. И удерживался от похожего поведения.
Остальные разведчики вернулись раньше, только Хуш задержался.
Соседский скальный вёл себя беспечно, нарвался на драку с отрядом пятнистых, еле ушёл живым. До разведки у него даже дело не дошло.
Лесной слишком осторожничал, не сумел подобраться близко, принёс мало сведений. Зато рассказал такое, что Кхар счёл крайне важным. Пятнистые всегда спят днём, а ночью носятся по лесу и режут всё живое.
Разведчик Арха не вернулся вовсе.
Теперь ждали только Хуша.

4.

Хуш бежал сквозь лес.
Поначалу он сильно боялся. Молодой скальный чуть ли не впервые был один и мог полагаться только на себя. Следить за всеми опасностями – только сам, прикрывать спину тоже некому. Да и кто поможет против полчищ, если его заметят?
Но его не замечали. Он умел не только прикрываться, он ещё и отводил взгляды. Пятнистые пробегали в двух шагах и будто не видели его.
Хуш расхрабрился.
Под утро он благополучно добрался до опушки леса перед степью. Долго смотрел, как пятнистые повсюду укладываются спать прямо на голой земле. Приметил стоящие полукругом камни, нескольких пятнистых, которые собрались там. Подкрался вплотную. И понял, что ему повезло. Тут началось совещание вождей.
Стая пятнистых не была единой. Собственно, стай было три, просто перекочевали с юга они все вместе. Вождей тоже было трое. Каждый пришёл с группой поддержки.
Двое уселись в центре, каждый надменно выпятил узкую грудь. Третий устроился в тени, его невозможно было рассмотреть.
-Начнём, братья! Так и быть, говори ты первый, как самый младший! Что ты нам скажешь? – самый крепкий на вид поднял лапу, давая знак.
-То же, что и ранее, Шех, - сказал тот, что в тени. - Мы можем договориться с местными. Нам отдадут пустующие пещеры и часть охотничьих земель.
-Пару жалких камушков с трещинами и три сосны, чтоб заблудиться? Этого далеко недостаточно! – презрительно бросил Шех. - Нас много и мы хотим всё!
Пёстрые за его спиной согласно завыли, закащляли, заколотили хвостами по земле. Во второй группе тоже рыли землю когтями, вырывали пучки травы, поводили худыми боками и злобно щурили узкие зелёные глаза, что ярко светились в полумраке. Пёстрые коты возле третьего вождя помалкивали, только шевелили ушами.
-Ты говорил о серьёзном сопротивлении, - проблеял третий, сутулый и жалкий на вид. – Но где оно? Мы не встретили никакого сопротивления! Я уверен, что с такими союзниками, как вы, братья, нас ждёт молниеносная и лёгкая победа!
-Молодец, Шуш! Вот как надо мыслить, чтобы добиваться успеха! – воскликнул Шех и снова обратился к тому, кто сидел в тени. - Мы даже не встретили нос к носу ни одного из твоих якобы грозных скальных! Ни один нам не попался! Они забились по каменным щелям, сидят там и трясутся от страха, как листья в бурю. И правильно боятся! Нас надо бояться, мы убьём их всех, мы захватим всё, а этих трусов перережем!
Из тени снова зазвучал спокойный голос, который показался Хушу очень знакомым.
-Трусы они, говоришь? А что же было в горах, где сгинула вся твоя группа разведки, Шех? Там тоже были трусы?
Шех вскочил на ноги, хлестнул хвостом.
-А что было с той группой, мы точно не знаем! Я послал её разыскать пещеры и друзы местных! С тобой во главе! Потому что ты тут пошарился раньше всех, ты якобы отлично разведал скалы! Но ты вернулся один, и всё, что нам известно – только твои россказни!
Сидящего в тени не смутили обвинения, он упорно твердил своё.
-Мы пришлые здесь, мы плохо знаем эти места, нам надо быть осторожней! Лучше договариваться, чем класть на ненужную войну жизни сородичей!
Его осаживали жёстко.
-Молчи лучше! Ты сам пришлый! Явился из пустыни, где нечего жрать, сманил и собрал под свою лапу отщепенцев! К счастью, трусов, не желающих драться за лучшую долю, среди нас немного, потому у тебя и стая самая маленькая! Может, ты вообще хочешь нас предать? Смотри, сам будь осторожней, а то у нас для предателей разговор короткий!
-Это я предатель? А кто свалил всю разведку на котов Шеха? Молчи сам, Шуш! Не тебе обвинять меня в трусости, я от драк не бегаю!
-А я не про трусость! Я о другом предательстве! От тебя просто разило чужой кошкой, когда ты вернулся! Тебе вражья хорошенькая мордочка затмила всё, ты забыл, где твоя стая! Какая ещё осторожность? Эти жалкие котята тут забились по щелям, точно крысы-падальщики! Мы перережем их, как оленей, всех без остатка! Всех, всех, всех до одного! И лесных, и степных, и скальных! И захватим себе всё!
Хуша затрясло. Он понял, что увлёкся, по своей беспечности влез чуть не в середину вражеской стаи, подслушал совещание вождей. Пора уносить ноги, пока его не заметили. Всё равно тут больше ничего важного не услышишь.
Скальный начал потихоньку отползать.
Что толку уметь прикрываться, если у тебя неловкое тело? Из-под ноги покатился камушек, зашуршал песок, хрустнула ветка.
-Там кто-то есть! – вскрикнул Шуш.
-Иди, глянь! – велел третьему Шех. – Ты самый большой из нас, тебе не страшно. А моя жизнь важна для моих бойцов!
Третий не возражал. Высокая тень выступила из-за камня. Хуш замер. Он не мог рассмотреть вражеского вождя в утреннем тумане обычными глазами. А ещё он не умел одновременно прикрывать свою ауру и разглядывать чужую. Ну, точно ведь знакомый голос! Но на самом деле это было неважно сейчас. Враг некоторое время в упор смотрел на скального, затем спокойно вернулся в круг камней.
-Там никого нет, - сказал он остальным…
Хуш не помнил, как добрался до родных скал. Как взобрался по тропе. Пришёл в себя только в пещере семейства.
Его заботливо отогревали в клубке. Он положил голову на спину Амру, с боков к нему прижались Фах и Вай, а Ро обняла за шею и размеренно мурлыкала. Постепенно он перестал дрожать, но ужас не оставлял его.
-Они орали, что перережут всех без остатка, - прошептал Хуш и крепко зажмурился.

5.

Нужный камень со стенного выступа ярко освещал важное сборище. Вожди продолжили совещание с учётом полученных сведений.
Фур и Мьюр больше помалкивали, степной вождь спорил со скальным.
-Мы объявим войну и пойдём открыто! Так велит гордость и доблесть, так будет честно! – шумел Арх.
-Честно? – фыркнул Кхар. - А пёстрые поступают честно? Пришли на чужую землю, убивают, захватывают. Их гораздо больше, но мы должны победить. Значит, нужна хитрость. Надо всё тщательно обсудить.
-Да что там долго рассуждать? Нападём – и всё! – зарычал Арх.
-Нет, не всё! – рявкнул Кхар. – Ты хочешь победить или просто умереть? Надо распределить действия!
-Действия всем известны! – не унимался степной. – Прыгнуть, загрызть!
Арх мало распоряжался степной вольницей. Его стая по большей части самостоятельно творила, что хотела. Точно так же, как его коты, он не терпел, когда ему указывали.
Степной вождь прижал уши, собрался в комок и свирепо завыл.
Кхар глянул на него и понял, что через мгновение всему придёт конец. Его планам, его стае, ему самому. Это было так неожиданно и нелепо, что попросту очень весело. И сам степной выглядел смешно. Потрёпанный пёстрыми, взъерошенный, воющий на нужный камень, как волк на луну.
Кхар осел на задние лапы, откинул голову и захохотал.
Скальный отлично знал свои пещеры и сидел в удачном месте. Тут было самое мощное эхо. Громовый хохот перекрыл бешеный вой, как голос взрослого – писк котёнка.
Арх оторопел от незнакомых звуков настолько, что мигом заткнулся и замер.
-Что ты делаешь? – ошеломлённо выдавил степной.
-Радуюсь, - фыркнул скальный. – Большая драка – весёлое дело. Ведь правда же?
-Да, - вынужденно согласился Арх. – Но это… это… Где ты научился таким звукам?
-Сам изобрёл, - гордо ответил Кхар и выпятил грудь.
Совещание продолжилось.
Теперь все слушали только Кхара.

Опубликовано: 12.02.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 7 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Спасибо. Тревога и радость. И девочки. Жалко их.

    0

  2. OK:

    Милота. Но тревожно-то как!

    0

  3. Спасибо огромное! И как всегда просто великолепно!!! Много , вкусно, потрясающе! Словила себя на мысли, что с огромным удовольствием бы перечитала бы эту книгу на бумаге… А с этими пятнистыми похоже любимый Ро… Как же он так… но с другой стороны, в стане врага у нас есть свои люди. ))) Как же боюсь за Хис! Она такая! Вот именно такая , какая нужна Амру… Настоящая женщина… Эх Амр… ему бы взять котят и вместе с Хисой до пещер — было же время! Эх… Очень сердце за неё не спокойно… Но как же здорово все к скальным примкнули! Особенно радовалась за Афа и Ньяша! Жалко двоих девочек Ньяша… Они героини… Только там столько народу! Что же они едят? Скоро голод, если не озаботиться регулярной охотой…
    Вдохновения вам преогромного! В полном восхищении от книги! ❤️❤️❤️

    0

    • Благодарю вас!!! Как всегда — от вас вдохновительные похвалы!
      Да я бы тоже с удовольствием опубликовала бы этот роман в бумаге, но с этим сейчас сложно((( разве что найти печать по требованию и поместить туда, чтобы можно было заказывать экземпляры)))
      Точно, вы угадали насчёт Хефа))) Ну-у, как-как? Просто он там и был, оттуда и взялся, как и Хис)))
      Хис постарше Ми и поопытней (возможно, что и поумнее, по крайней мере, проницательности больше)))
      Пещеры — не вариант, там тоже отыщут(((
      Все оставшиеся примкнули, да, а им ничего другого не оставалось, в остальных местах до них враги доберутся(((
      Насчёт запасов — пока что Фур снабжает, но этого, разумеется, ненадолго хватит, и с этим надо что-то делать. Вот тут решительность Кхара и кстати.

      0