Маг-1

Глава 1. Взгляд сквозь время

1.

Музыкальной группе Урмина были рады везде, но особенно восторженно её принимали на человеческих планетах. Ну, ещё бы – котики прилетели!

Главный шоумен ансамбля рылся в общегалактической сети, выискивал фестивали, и затем группа мауров со всей концертной техникой отправлялась туда. Где-то давали полное представление – песни, танцы, акробатика, со световыми и прочими спецэффектами, где-то обходились сокращённой программой, а некоторые фесты посещали не столько ради того, чтобы выступить, сколько ради отдыха и общения.

Очередная людская планета порадовала горячим приёмом, толпами поклонников и плотным графиком выступлений.

В северных широтах одного из полушарий как раз наступило лето. Когда случались редкие минуты отдыха, хотелось погреться на солнышке, послушать пение птиц, а кое-кто даже мечтал искупаться. Но Урмин запер всю группу в гостинице и выпускал только на сцену.

Руори это было на руку. Все коллеги (гр-р-р) рядом, все (фш-ш-ш) на глазах, можно наблюдать и расследовать. Какая скотина – иначе и не назовёшь – подсуропила ему нечто, изрядно пригасившее тонкие способности?

Расследование и наблюдение никаких результатов не принесли. Может, потому, что самодеятельный и самонадеянный дознаватель был слишком молод и не имел опыта.

2.

Он сидел у окна и смотрел на улицу. Не то чтобы ему хотелось туда побежать, разглядывать город и его жителей. Смотрел просто от нечего делать. Одолевали тоска и ярость. Кто? И за что? Можно ли назвать настоящим мауром того, кто сотворил этакое? Соплеменнику, собрату! Главное, никак не выходит вычислить подлеца.

И Урмин помогать не хочет, считает произошедшее неважным.

Но хуже всего то, что теперь не получается устроить ночью очередной сеанс и посмотреть на девушку, которую Руори уже считал своей.

Распахнулась дверь номера.

-Сидишь, время почём зря тратишь? Я же велел тебе спать, пока ты не занят на сцене! Дневной сон – лучшее лекарство от многих неприятностей.

Руори оглянулся.

В дверях безмятежно возвышался Урмин. И как это он везде успевает?

-Впрочем, сейчас это даже кстати, будить тебя не пришлось. Собирайся, я раздобыл приглашение на местный особый фест. Едем вчетвером, я, ты, Аурмей. И Орокхет для нашей охраны. Остальные наши пока что будут выступать без нас. На этом фесте соберутся узким кругом человеческие колдуны, шаманы, гадатели и прочие энергеты. Мне на такое сообщество посмотреть интересно, а ты отдохнёшь. А то что-то в последнее время не на кота, а на рыбу снулую стал похож. Там лес, ручей, чистый воздух, к тому же место силы. Подзарядишься и, глядишь, всё пройдёт.

Руори пожал плечами, встал с кресла, кинул в небольшой рюкзак смену белья, шагнул к двери.

Фест так фест. И в самом деле, интересно.

3.

За город ехали местным транспортом – на поезде и наёмном автомобиле.

Затем шли пешком через лес. Ну, что сказать, лес как лес. Не самый старый и мощный. Хвойные и лиственные деревья вперемежку, негустой подлесок.

Пока добирались до места, стемнело. Пятно от фонаря качалось под ногами – Руори теперь и в темноте видел хуже, чем раньше, спасибо неизвестному «доброжелателю». За спиной недовольно фыркал Орокхет, он тащил, кроме запаса продуктов, все три палатки, тоже местные, увесистые. Урмин и Аурмей убежали далеко вперёд и о чём-то весело разговаривали. Девушка звонко смеялась на весь лес, нарушая торжественную тишину.

Наконец, подошли к лагерю.

В темноте среди деревьев там и сям виднелись палатки, поодаль горел костёр, возле него кто-то сидел. Перед походной кухней был натянут шнур, на нём висели листочки с расписанием. Руори посветил фонарём, оглянулся на Урмина.

-Чем здесь вообще занимаются?

-Обмениваются опытом, проводят практики для желающих обучаться, медитируют, просто общаются и отдыхают.

В расписании чего только не было.

Резьба по дереву для изготовления артефактов, плетение и вышивка магических символов, игра на музыкальных инструментах, дыхательная гимнастика, энергетическое пение и танцы, и так далее, и так далее. Руори облюбовал для себя на завтра мастер-класс по складыванию походной печи из глины и танцевальную медитацию на воспоминание о прошлых жизнях «в нечеловеческом теле». Юный маур весело усмехнулся последнему словосочетанию.

Пока он медитировал над перечнем практик, остальные уже поставили все три палатки, разложили вещи. Аурмей ушла к костру знакомиться с местными обитателями, Орокхет бродил по лагерю в темноте, Урмин тоже куда-то испарился, хоть что, успел с женщиной познакомиться.

И что теперь делать? Трое главных подозреваемых тут, но разбежались в разные стороны. Как за ними всеми наблюдать одновременно? Хоть клонируйся, в самом-то деле.

С досады Руори улёгся спать.

4.

Ох, как не хотелось рано просыпаться, а пришлось. И будильник на инфоре поставить пришлось – танцевальная медитация начиналась аж в десять утра по местному времени.

Руори пришёл на занятие раньше всех. Возле костра на поляне была только руководительница практики, молодая женщина в спортивной одежде, по имени Кесинья Салма. Следом подошла ещё одна женщина, пожилая и неловкая в движениях.

Руководительница включила музыку, начала разминку до основного занятия, просто так, чтобы не сидеть на месте, не скучать. Она именно так и сказала.

Руори любил танцевать, очень любил. Он обрадовался и стал импровизировать. Прыгал, притопывал, размахивал руками, гнулся во все стороны, весело взмахивал отрастающей двухцветной гривой. Только что не кувыркался, чтобы заодно акробатику порепетировать – для этого небольшая поляна была слишком тесной.

И вдруг рухнул, пребольно подвернув ступню. Очень странно, не споткнувшись, буквально на ровном месте, во время отлично заученного движения. Сразу понял, что это не случайно, хоть и не уловил энергетского вмешательства. Да чем ему сейчас улавливать? Тонкие чувства заперты.

Кесинья подбежала.

-Всё в порядке?

Что за глупый вопрос? А сама не видит, что ли?

-Нет, не всё, - резко ответил Руори, сидя на хвое. Не всё, но это не смертельно, только досадно.

От боли он даже не сразу смог подняться, а когда всё-таки встал на ноги, то, хромая, отошёл в сторону.

Кто это сделал, кто его уронил? Женщина-практикантка? Некрасивая, неловкая, пожилая. Позавидовала? Ну и зря. Она ещё не в том возрасте, даже по человеческим меркам, чтобы не суметь наверстать, натренировать нужные движения, как ей хочется.

Подошли другие люди. Сколько из них видели его позор? Да плевать, это мелочь, о которой назавтра все забудут.

Кесинья, между тем, начала занятие.

Вначале под её руководством «подышали» нижними чакрами, пропели их слогами, которые назывались мантрами. Потом стали танцевать. Руори не мог теперь это делать в полную силу, но упрямо не уходил с практики, слушал инструкции, притопывал, пел вместе со всеми.

А, может быть, именно Кесинья так с ним поступила? Чтобы не затмевал её на занятии. Могла бы просто сказать…

После этого всем было предложено… порычать и повыть на весь лес, представляя себя отдалённым, диким, животным предком. И присмотреться к возникающим в сознании картинкам. Это же интересно – какой у кого зверь проявится!

Руори было интересно.

Он прикрыл глаза и погрузился в медитацию.

5.

Перед внутренним взором развернулся цветной фильм.

Древние коты бегали на четырёх ногах. Отчасти уже разговаривали вслух, потому что не всё и не всегда можно выразить мысленно. Объединялись не только в прайды, но и в стаи, несмотря на свой индивидуализм, потому что окружающий мир был полон гораздо более крупных хищников.

Взаимоотношения были далеки от современной этики. Слабого запросто могли добить, если не было семьи, защищавшей его.

Жили в скалах. Система карстовых пещер, похожая на нынешний город с этажами и воздушными переходами, давала приют сразу нескольким дружественным стаям. Здесь было удобно отбиваться от врагов, растить детей, недолгое время хранить скудные припасы…

Большой полосатый кот, молодой, сильный и ловкий, любил охотиться один, а не с группой. Он привык, что ему везёт, всё удаётся, что он всех побеждает даже в одиночку.

И однажды самоуверенность чуть не погубила его.

С утра он отправился на охоту, подстерёг из засады небольшую антилопу, пообедал и теперь просто бежал через степь, наслаждался жизнью. Яркое солнце грело спину, свежий ветер летел навстречу, пьяняще пах цветами и травами, шумел кронами на опушке ближнего леса, посвистывал в скалах.

Кот засмотрелся на мир, зазевался. Задняя левая лапа угодила в щель скальной плиты, раздался хруст. К счастью, это был не перелом, всего лишь сильное растяжение. Тем не менее, наступать на лапу уверенно кот больше не мог. Он повернул к дому.

От более крупных хищников среди скал спастись было бы несложно. Вот только, к сожалению, его углядела вражеская стая. Они погнались за ним, чтобы добить.

Он бежал медленней обычного, сильно хромал, стиснул зубы, на адреналине почти не ощущал боли и спиной чувствовал, как его нагоняют.

Вскоре понял, что не уйдёт. Придётся драться, и, похоже, этот бой станет для него последним. Рано, слишком рано. Пещеру не выбрал, женщину не отвоевал, котят не завёл. Но делать нечего.

Он высмотрел высокий уступ, собрался с силами, запрыгнул. Тут его и окружили.

Поднял руку – поправить длинные волосы, убрать за ухо, чтобы ветер не метнул их в глаза в неподходящий момент. Рука? Длинные волосы? Это к видению из прошлого примешались современные детали. У древнего кота его жёсткая грива в глаза не лезла. Да и рук не было, только лапы, хоть и с длинными пальцами.

Большие звери неторопливо подступали, могучие мышцы перекатывались под блестящей на солнце шкурой, в горле клокотало глухое рычание. Чужие коты готовились наброситься все разом и растерзать. Он предупреждающе рявкнул.

Это их не испугало. Их много, а он один. Они насторожились, но по-прежнему придвигались всё ближе.

И тогда он запел. Он любил петь и в хорошие времена, а сейчас захотел сделать это в последний раз.

Рычание, вой, стон – всё смешалось в этой песне. Клич, вопль о помощи, вдруг свои всё-таки услышат. Отчаянная жажда жизни, безумный приказ, властное требование.

Неожиданно стая попятилась. Звери опустили головы, поджали хвосты и нехотя, словно не по своей воле, убрались прочь.

Большой полосатый кот долго ждал на уступе, затем решился спрыгнуть. Он благополучно добрался домой и несколько дней отдыхал в семейной пещере, оберегая заднюю лапу. Братья и сестра, которые ещё не нашли себе пару и не ушли жить отдельно, приносили ему еду.

Он запомнил этот случай на охоте, размышлял над ним, прикидывал, как станет использовать недавно открытые возможности голоса…

Руори распахнул глаза, глубоко вздохнул. Он понял, что увидел своего далёкого предка, одного из первых магов-миарнов.

Юный маур ушёл с практики раньше всех, в глубокой задумчивости.

По пути от поляны к лагерю он наткнулся на музыкальный джем и стал плясать, невзирая на боль в ступне. От злости на себя за беспечность, от злости на тех, кто захотел ему помешать, и просто из упрямства. Потому что очень любил плясать.

Прыгать в полную силу, разумеется, не мог, но энергично топать – да-да, и больной ногой тоже, – размахивать руками, трясти волосами вполне получалось.

Тут его высмотрел Урмин, заснял видео.

Руори понял житейский урок, но не полностью. Неуместное хвастовство, конечно, до добра не доводит. Но ведь он просто радовался жизни. Кому из тех двух человеческих женщин его радость помешала? И что им предъявишь, какое обвинение? Доказательств нет. Уронили тебя наземь энергетским способом? Другие узнают и только посмеются, скажут, сам дурак, раз защищаться не умеешь.

Нога заживала долго. Урмин не злился, благо выйти на сцену и петь его артисту ничто не мешало.

А одна из гадалок в лагере сказала, что свои способности юный маур подсознательно запер сам. Чтобы не навредить.

Потому что ожидать судьбы предстояло ещё очень долго.

Глава 2. Охота брата

1.

Когда вернулись в гостиницу с необычного феста, Руори заперся в номере, улёгся на кровать, чтобы отдохнуть, подумать. И заснул. Да так крепко, что его не могли добудиться несколько суток. Встревоженный Урмин вышиб дверь, убедился, что подопечный жив-здоров, только сознанием глубоко погружён в прошлое. И умудрённый опытом руководитель музыкальной группы приказал не будить артиста. Концерты подождут. Магическое видение прерывать нельзя, это может повредить энергету, тем более не очень-то опытному.

Руори спал и в этом своём сне снова был большим древним котом, живущим в скалах. Но в то же время юный маур оставался немного и самим собой, космическим путешественником с планеты Кахур. А потому он в восторге любовался полудикими предками, могучими, красивыми, отважными. И мощной, первозданной природой, недоброй, опасной, завораживающе прекрасной.

Огромные горы вздымали острые вершины к высокому, бездонному небу. Бескрайние степи дышали зноем, запахом цветущих трав, свежим ветром. В лесах неохватные деревья смыкали под облаками раскидистые кроны, дарили знобкую, бодрящую прохладу, роняли на мягкую землю сочные, сладкие плоды, прятали в густой тени чистые, ледяные ручьи и давали убежище травоядным животным, которые все разом у древнего кошачьего племени назывались просто – «те, кого едят».

В далёкие времена уже были и «те, кого кормят» - домашние питомцы, ручные зверьки, живые припасы на чёрный день.

Кроме больших котов, леса, степи, горы населяли «те, кто ест нас». Огромные, чешуйчато-бронированные, вооружённые шипами, когтями, клыками и бивнями. С этими хищниками в одиночку не могли справиться даже самые сильные и умелые воины племени.

Юный маур спал, и отчего-то ему было уютно в том стародавнем мире, полном опасностей.

Он словно бы отдыхал душой. На плечи не давил изрядный груз нерешённых проблем, повседневные заботы были просты, а мир ярок, словно в детстве.

Руори спал…

2.

Большой полосатый кот по имени Амр лежал в полутёмной пещере, смотрел на вход, насторожённо поводил ушами, носом, вибриссами.

Он был один и потому не мог спать. Вдруг как раз сейчас придут проверить, насколько он остался боеспособным, полезным для стаи? Ведь недавно он серьёзно повредил ногу.

Амра по очереди охраняли два брата, сестра и друг Хуш, верный, но глупый. Сегодня Хуш решил, что все остальные ушли на охоту, поэтому оставить Амра одного будет безопасно. И убежал, чтобы раздобыть еды, лечебной травы и что-нибудь вкусненькое, тем самым утешить, порадовать.

У входа в пещеру раздался шорох, еле слышное, быстрое дыхание, почти беззвучные шаги. Амр напрягся всем телом. Больная лапа не позволит убежать, но вот прыгнуть и драться… Его не застанут врасплох, не одолеют, он ещё поживёт.

Кто же это? Не понять, не определить, они хорошо прикрылись от его чувствования. Они? Амр облегчённо вздохнул, прищурился и тихо зафыркал, он так смеялся. Хуш умеет прикрывать свои невидимые проявления лучше всех. Обычно он сияет и греет на большом расстоянии, словно второе, маленькое солнце. Но когда прячется, то его невозможно ощутить в паре шагов.

Так и оказалось. В проёме входа сначала появился тощий зад, затем выдвинулись длинные ноги. Друг пятился и что-то осторожно тащил в пещеру. Что-то оказалось большой веткой, усеянной сочными плодами, которыми очень любил полакомиться Амр. Хуш отодрал её от дерева в дальней роще. Пока бегом нёс домой, самые спелые плоды осыпались, остались одни недозрелые, они держались крепче.

Амр сморщил верхнюю губу, но ничего не сказал. Друг же старался.

Больной перекатился с подстилки на пол, придвинул к себе шелестящую добычу, неохотно покусал слишком кислые кругляши, слизнул и схрумкал несколько жуков, найденных среди листьев. После чего покосился на светлеющий проём входа куда веселее. Коты едят не только мясо и рыбу, ещё они любят разные плоды. Не все коты и не все плоды, тут уж зависит от личного вкуса.

Довольный Хуш смотрел на друга и откровенно скалился во все зубы, вместо того, чтобы вежливо прищуриваться, не показывая клыков. Он всегда так делал. Поэтому часто его понимали неправильно, приходилось драться. А ещё он плохо рассчитывал прыжки и бег, то и дело поскальзывался. Как вообще дожил до взрослого возраста, непонятно. Везучий, наверное.

Амр оторвался от еды, весело сузил глаза, почти прикрыл их, мурлыкнул:

-Хорошо.

И послал волну тепла.

Скальные коты пока что изобрели немного слов. В основном, они напрямую передавали друг другу ощущения, чувства, мысленные картинки.

Хуш повёл угловатыми плечами и оскалился ещё шире. Ему было приятно, что он сумел приободрить друга.

3.

Амр почувствовал сестру первым, когда она приблизилась к скалам. Ро тяжело дышала и карабкалась к пещерам из последних сил.

Молодая кошка с трудом тащила тушу больше себя размером по крутой горной тропе, раздражалась, пыхтела, но всё равно даже тогда от неё исходило особое, нежное тепло. Ро искала по всему лесу лучшую дичь, охотилась далеко, в одиночку, потому сильно волновалась. Затем долго несла добычу, очень устала. Но представляла себе, как накормит брата, собиралась с силами и упрямо волокла свою ношу дальше.

В детстве Ро была крупнее Амра, коренастая, с крепенькими, широкими, пуховыми лапками. Но выросла, на удивление, в стройную, изящную кошку.

Мать учила котят драться, показывала, как надо поднимать передние лапы и махать ими, бить наотмашь. Подпихивала детей друг к другу, чтобы они повторили её движения. Маленькие Ро и Амр подняли передние лапки, погладили воздух друг перед другом и обнялись.

Разумеется, позже они научились сражаться, но до сих пор ни разу не дрались друг с другом…

Ро застряла в проёме входа, туша бычка зацепилась рогами и копытами. Хуш помог кошке, вдвоём они тяжко шмякнули добычу посреди пола, водрузили на неё передние лапы, с гордостью посмотрели друг на друга и на Амра.

Амр недовольно дёрнул ушами, отвернулся. Ему было стыдно. За него охотятся, ему притаскивают еду, а он только валяется в пещере и ничего не делает. Разве что ползает либо ковыляет до входа и обратно, как совсем мелкий, беспомощный котёнок.

Кошка сразу бросила тушу, подбежала к брату, мурлыкнула, потёрлась щекой, боком. А потом легла всем телом на больную лапу, так что Амр аж крякнул, и мерно заурчала. Лапе стало горячо и больно, но приходилось терпеть, сестра так лечила его.

У кошки сбилось дыхание, она устала, освободила ногу больного. Но тут же принялась утешать, нежно боднула лбом и виском щёку Амра, затем стала умывать брата. Она почувствовала, что он боится, очень сильно боится. Лапа заживала медленно, слишком медленно. Что, если он больше никогда не сможет быстро бегать? Что он тогда будет делать в стае?

Ни одна кошка его не выберет. Хорошим добытчиком он не станет. Нянчить чужих котят ему не доверят, с котятами возятся пожилые кошки, пока молодые ходят на охоту. Братья, сестра и друг скоро заведут свои семьи. И кому он тогда будет нужен?

В конце концов, ласка сестры стала раздражать Амра. Он отмахнулся лапой со спрятанными когтями, отодвинулся, неохотно занялся мясом. Есть не хотелось. Большой кот почему-то волновался, но всё равно отрывал и глотал сочные куски. Надо было не потерять силы.

Он понял, почему беспокоился, когда Ро спросила:

-А где Фах и Вай?

Их надо было отыскать в пространстве. Ро охотилась, тащила, лечила, устала. Хуш вообще плохо такое делал. Амр умел ощущать на расстоянии лучше всех, особенно хорошо чувствовал своих близких, и обычно легко определял, где находятся старшие братья, сестра и друг.

Большой кот поёрзал, пристраивая удобней опухшую лапу, и зажмурился.

-Фах пошёл в горы, - наконец, пробормотал он. – Охота, засада, ручей, вкусный рогатый. Вай… Далеко. Э-э-эмррр, не вижу его. И не слышу.

Он глубоко вздохнул, заставил себя успокоиться, расслабиться – так можно почувствовать лучше.

-Опасность! Он живой, надо бежать, спасать! Быстро, быстро!

Легко сказать, бежать. Да ещё и быстро.

Амр вскочил на ноги, мявкнул от боли, поковылял к выходу. Медленно, слишком медленно! А без него Вая не найдут…

4.

Он карабкался вниз по скальной тропе довольно резво, тут бежать всё равно невозможно.

Лёгкий, длинноногий Хуш давно унёсся вперёд и ждал внизу. Ро лезла рядом, плечо к плечу, готовилась поддержать, в случае чего. Хотя, в этом случае, скорей всего, они оба покатятся кубарем.

Амр, наконец, спустился и убедился, что с его ногой всё ещё хуже, чем он полагал.

М-м-мрак. Теперь даже падальщика не догнать.

Коты чистили пещеры время от времени, сбрасывали остатки еды вниз. Там их подбирали грызуны, птицы и насекомые. Грызуна можно запросто поймать, если вдруг стало лень охотиться. Кот легко может его догнать. Да-да, здоровый кот, а не хромой.

Они втроём побежали вперёд, Амр вёл, сестра и друг трусили по сторонам. Амр на ходу мысленно звал старшего. Если Фах не слишком увлёкся охотой, то услышит, догонит.

Хуш носился зигзагами и разбрасывался во все стороны тревожными всплесками. Чуять, как следует, он не умел, потому частенько беспокоился понапрасну. И сейчас мешал Амру искать.

-Не бойся, они не дерутся. Вай на дереве, лесных пятеро.

Коты, живущие в скалах, так и назывались – скальные. Живущие в лесу – были лесные. Часть леса, обильные охотничьи земли, скальные считали своими. Границы никто никогда не определял, не делил и не помечал, всё решало право силы. На сей раз Вай забрался слишком глубоко в чащу, был один, потому лесные коты решили, что он не прав.

Спасители спешили, как могли, но бежали медленно, потому что Амр хромал. Фах догнал их на полпути к лесу. Амр вздохнул. Теперь их тоже пятеро, вместе с Ваем. Уже лучше. Хотя длинноногий, длиннохвостый, тощий Хуш – всего лишь самый быстрый бегун. Как боец, он не очень хорош. Тем не менее, вместе с ним, их пятеро.

Эх, хромые поиски. Не опоздать бы.

По дороге Ро тревожно нюхала воздух, дёргала ушами, иногда останавливалась и ложилась на землю, чтобы ощущать всем телом.

Когда идёт хищник-великан, под ним дрожит земля, будто и она тоже боится. От скал до леса недалеко, но если появится чешуйчатый, шипастый гигант, Амр от него не убежит, а они его не бросят…

Ро волновалась напрасно, они вчетвером добрались до опушки без происшествий и углубились в чащу.

5.

Наконец, Амр отыскал поляну.

Пятеро лесных котов загнали Вая на дерево. К их досаде, он ухитрился затащить туда же добычу и теперь огрызался сверху, сидя рядом с тушей, нанизанной на острые сучья.

При виде скальных лесные отвлеклись от пленника, выстроились в линию, дружно взвыли. Боевой клич должен был запугать противника и заодно оповестить сородичей.

Амр немедленно рявкнул, заглушил своим голосом всех пятерых разом. Они замолчали, подобрались, приготовились броситься.

-Что тут было? Кто завалил рогатого? Чья это добыча? Говори ты!

Лесные опешили от властного мява, осели на задние лапы, растерянно переглянулись. Самый крупный, на кого указал Амр, неохотно заговорил:

-Один из наших и этот скальный бросились одновременно. Мы не знаем, кто загрыз первым.

-Бросились одновременно, говорите? Непонятно, кто первый и чья добыча? Хорошо. Вас пятеро, нас пятеро. Разделим добычу пополам.

-Кому задняя половина, кому передняя? – хитро прищурился второй лесной.

-Вдоль порвём, - ответил таким же взглядом Амр.

Лесные согласились. Застревать тут надолго всего лишь из-за одной небольшой туши, тем более проливать кровь и ссориться с соседями, им тоже не хотелось.

Сначала долго отцепляли убитую антилопу от сучьев, чтобы сбросить вниз. Потом долго раздирали напополам. Всё-таки разделили, мирно разошлись.

На обратном пути Хуш веселился больше всех, носился вокруг неторопливо бегущих, скакал боком, выгибал горбом спину, словно котёнок. Налетел плечом на Фаха, чуть не опрокинул его в колючие кусты, толкнул боком Вая, оба угодили в лужу, забрызгали остальных, получили от Фаха по тумаку, лапой со спрятанными когтями. Хуш угомонился, но ненадолго.

-Хорошо, что ты успел позвать нас, - сказал Фах.

-А я не звал, - ответил Вай.

Ро и Амр переглянулись.

Амр на ходу тревожно нюхал воздух.

-Скоро буря, - рыкнул он остальным. – Мы вовремя.

Он имел в виду, что они вовремя возвращаются.

Небо хмурилось, мир притих, даже птицы не курлыкали.

Все скальные коты спешили в пещеры, многие были без добычи – «те, кого едят» попрятались перед бурей заранее.

Навстречу семейству попался Кхар, вождь скальных, и потребовал свою долю. Фах отдал ему заднюю ногу антилопы. Амр смолчал. Вождь остался доволен, а вот Амр – не очень.

Опубликовано: 14.01.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 14 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. История заинтересовала!
    Спасибо!
    Пошла читать следующие главы))

    0

  2. Здравствуйте. Начала читать, почему то без энтузиазма, но понравилось. Читаю дальше.

    0

  3. начала читать и втянулась. Буду ждать продолжения. Мне очень понравилось.

    0

  4. Здравствуйте! Очень интересное начало! С большим предвкушением буду ждать продолжения! )))

    0