Мендоса — 2

6.

Потом Мендоса повёл Кадну, Нинианну и Диану Павловну на экскурсию по дому. Кадна охотно пошла – в компании не страшно, это не наедине с мужчиной, и надо ещё раз посмотреть напоследок на всякое интересное. У Мендосы не просто жилой особняк, а целый музей, чего тут только нет. Старинные бумажные книги, древние свитки из пергамента, статуэтки, посуда, украшения с раскопок в разных мирах.
Некоторые комнаты были пусты. Кадна невольно прикинула, что могла бы устроить в них. Вот эта подходит для художественной студии, светлая, с огромными окнами. А вот те для танц-класса, швейной мастерской… Девушка мысленно одёрнула себя. Что за неуместные расчёты?!
Гостиные и кабинеты обильно украшали растения в кадках, подвесных горшках, карнизах. Интересно, кто за ними ухаживает? Люди? Роботы?
Подсветка аквариумов бросала разноцветные блики на древние гобелены и новые пушистые ковры, стеллажи и сейфы, похожие на саркофаги.
-Ой! А где..?
Аквариум, в котором жили гигантские улитки, опустел.
-Улитки как-то раз выбрались наружу, съели антикварную бумажную газету, заснули и не проснулись, - с беззаботной улыбкой ответил Мендоса.
Кадна сердито глянула на него и чуть не заплакала.
Во время предыдущего визита девушка пожаловалась на жирную кожу лица, думая вызвать отвращение у хозяина особняка. А он с озорным блеском в глазах предложил попробовать пилинг улиткой. Археологические дамы заахали, Кадна захотела шокировать всех и согласилась.
Девушка с размаху плюхнулась в кресло, похожее на трон. Мендоса посадил ей на лицо улитку размером с кулак, и та принялась ползать по лбу, по щекам, по подбородку. Кадна сидела, прикрыв глаза, улитка прохладной мягкой подошвой щекотала кожу, оставляя на ней влажный след.
Девушка сидела бы так долго, но, в конце концов, с неё сняли улитку. Никакого косметического эффекта не обнаружилось, зато было забавно ловить на себе изумлённые взгляды...
Мендоса развлекал своих экскурсантов рассказами из экспедиций и, улыбаясь, смотрел на Кадну.
Та внимала неизменно с горящими глазами, часто не отличая, где реальные истории, а где археологические байки.
-…Это была деревня заклинателей муравьёв, и я получил приглашение на обряд. Шаман надел костюм, сплетённый из растительных волокон и укрывающий тело целиком, с головы до пят. Этакий скафандр из травы. Музыканты заиграли, мелодия оказалась неожиданно сложной, с переливами и переходами по октавам…
Кадна вздохнула. Если бы можно было просто дружить! Просто разговаривать и вместе заниматься делом, но не лезть при этом в постель… Девушка снова одёрнула себя. С Мендосой явно так уже не получится.
Диана хмыкнула. Из них вышла бы неплохая пара. Оба любят археологию, оба легки на подъём. Если бы не одно «но». У девочки не тот характер, чтобы справиться с таким, как Мендоса-младший. Если ей не хватит интуиции, то можно и помочь…
-А почему вы не копаете Чирринеш? – внезапно спросила Кадна. - Интересно же, по какой причине бросили землеподобную планету!
Мендоса нахмурился.
-Её не бросили, её уступили земной федерации.
Девушка нетерпеливо дёрнула плечом.
-Я не об этом! Почему её бросили когда-то давно, до колонизации землянами?
-Нашей планетой занимаются специалисты из Галактического Центра, с Хинн-Тайра. Рассказывать об этом скучно и неинтересно. Пойдём, послушаем шаманскую музыку, новые записи у меня в кабинете.
Он подмигнул Диане, та послушно взяла под руку мать Кадны и повлекла её прочь.
Девушка поняла, что наступило время решающего разговора. Эх, не досмотрела она новые экспонаты…

7.

Нинианна не позволила увести себя далеко, решительно остановилась в коридоре, словно вросла в пол, и наблюдала с самым суровым видом.
Мендоса усмехнулся и оставил дверь в кабинет распахнутой. Он не торопился начать разговор, молчал, хмурился и пристально смотрел.
Необходимость уговаривать бесила. Жаль, что сейчас не древние века. А то перекинул бы через седло да увёз, и никаких проблем. Так нет же, полиция бдит, и ещё эти хреновы тайрианские наблюдатели…
Кадна задрожала под тяжёлым взглядом выразительных тёмных глаз. Ей стало холодно, словно откуда-то внезапно повеяло зимним ветром.
Пока Мендоса ворковал за обильно накрытым столом, пересказывая какие-то общеизвестные благоглупости, пока безумно увлекательно повествовал о своих экспедициях, он не выглядел опасным, но теперь… Жёсткий взгляд, с прищуром и странным выражением, накачанные мышцы, которые не скрывает расшнурованный ворот и высоко закатанные рукава рубашки… Девушка подспудно ощущала жестокость. Она не любила таких мужчин, более того, она их боялась.
Он огляделся, словно подыскивал нейтральную тему, и начал издалека.
-Тебе подошло бы платье, как у Дианки, только насыщенней и ярче. Тёмная охра, подобно пещерным фрескам Алитавы.
Кадна вздрогнула от неожиданно прерванной паузы.
-Тёмная охра?
И вдруг просияла.
-Я не вижу цветов! У меня «лошадиное» зрение. Я различаю только чёрное, серое разных оттенков и белое.
Вот. Если он надеялся приобрести боевую подругу, которая сможет помогать с раскопками, то пусть обломится. Такая операция на глазах даже ему не по карману.
Мендоса на мгновение застыл. Нинианна в прошлые визиты на все лады расхваливала дочь, а про зрение девушки не сказала…
-Она очень хозяйственная, домовитая и домашняя, любит сидеть в уголке и тихо заниматься чем-нибудь полезным для уюта и комфорта! Она творческая натура, но семья для неё важнее, она знает всякое старинное рукоделие, умеет готовить сама, без помощи роботов!
-А на походной плите, на горелке и на костре? – забавляясь, спросил тогда Мендоса.
Женщина вспомнила, с кем разговаривает, и спохватилась.
-Надо будет – научится! А путешествовать она тоже очень любит, как и вы!
Мендоса заулыбался шире, но больше не прерывал, чтобы указать на противоречия. Для него главным было то, что девочка верная, привлекательная и сильно увлечённая тем же, что и он – археологией. Выросла в небогатой семье, следовательно, неприхотлива. А что она там умеет или не умеет… Действительно, надо будет – научится.
Нинианна воодушевлённо продолжала:
-Моя дочь – однолюбка, как я! Верная, порядочная, чистая! Сильная личность, но ею легко руководить! Может поддержать разговор на любую научную тему, умеет слушать, не вмешиваясь в чужую беседу…
И после всех дифирамбов родительницы вот что выяснилось. Ладно, это не важно, потому что поправимо. Важно другое.
Роман Августович умел тонко чувствовать. И сейчас он явственно ощущал отвращение девушки. Почему так? Он молодо выглядит, и это безо всяких новейших ухищрений. Он отлично себя чувствует, соответственно внешнему виду. Он не понимал и раздражался, как всегда, когда чего-то не понимал и потому не знал, что с этим делать.
Мрачное, холодное, брезгливое выражение лица Кадны далеко не каждый сможет прочесть. Многим оно показалось бы непроницаемым либо просто нейтральным. Почти со стопроцентной уверенностью он уже понял, что она ответит. Но всё же спросил:
-Итак, прелестная Кади! Каков твой окончательный ответ на моё предложение?
Она бросила снизу вверх испуганный взгляд и попятилась бы, если бы за спиной не высился стеллаж с экспонатами.
-Мой ответ – нет!
И оцепенела, как кролик перед удавом. Сердце неистово заколотилось. Он вспылит, как в прошлый раз? Разнесёт ценный кабинет?
Но мужчина остался спокойным, только взгляд зажёгся пугающим огнём.
-Вот записи, послушаешь потом. Подарок не на помолвку, а просто так, назад его не потребую.
Он сунул ей в руки кристалл на цепочке. Она испуганно оглянулась на входной проём. Диана поймала этот взгляд и тут же ринулась вперёд, опередив даже мать девушки.
-Мендоса-младший, ты обнаглел! Похитил у меня интересную собеседницу и присвоил! Верни немедленно, вспомни о приличиях!
Мужчина хмыкнул.
-А ты зарвалась… Ладно, хорошего понемножку. Вы не видели новую экспозицию, но досмотрите её без меня, пожалуй, а после этого вам всем уже и по домам пора.
Он ловко направил их к дальнему залу и ушёл.

8.

-Что – утомил вас наш ретивый Роман Авгиевич?
Кадна засмеялась, тщетно пытаясь унять бешеное сердцебиение.
-Ну почему же Авгиевич? Дом ухожен и чист, залежей хлама я не вижу, а тем более – грязи.
Диана подняла тонкие брови. А девушка-то на удивление эрудированная. Мало кто из местной молодёжи смог бы оценить эту остроту.
-Что ты ему ответила?
Кадна не обратила внимания на тон, словно при допросе, на резкий переход на «ты», как и на то, что археологиня бесцеремонно подхватила её под руку и почти бегом повела вперёд.
-Нет.
Диана Павловна улыбнулась.
-Снова? Не боишься поплатиться? Мендоса-младший мстителен, и у него обширные связи. В один не прекрасный день ты можешь обнаружить, что тебя не берут ни на одну работу и ни в одно учебное заведение. А замуж ты вообще собираешься?
Кадна посмотрела на женщину с решимостью, какой вовсе не ощущала в кабинете.
-Только по любви!
Диана невесело усмехнулась.
-Или никак. Мендоса-младший может постараться, что ни один молодой человек на тебя не взглянет.
Кадна упрямо блеснула глазами.
-Или никак, - легко согласилась она. - Или за того, за кого хочу я, или никак. Навязанного не потерплю.
Женщина вздохнула. Эх, романтический максимализм юности, который затем жизнь чаще всего ломает. Жаль.
-Ну что ж, давай-ка смотреть экспозицию, пока наш гостеприимный хозяин не потерял терпение и не выгнал всех вон... Ого, что-то новенькое! Материалы из личного архива Мендоса ещё не выставлял!
Стерео-кадры из экспедиций и лекций в вузах, с курортов, светских мероприятий, интервью…
-Да-а, выглядит он отлично. Говорят, добыл что-то вроде эликсира молодости, на Алитаве либо ещё где.
Кадна пожала плечами, обсуждать Мендосу ей не хотелось.
-Он не боится, что кто-нибудь что-нибудь украдёт?
Археологическая дама неприлично фыркнула.
-Святая наивность! Начнём с того, что весь дом под видеонаблюдением и сигнализацией. Далее, большинство экспонатов – это копии, а оригиналы хранятся в недоступном месте. И малознакомых, непроверенных лиц хозяин сюда не приглашает. Это в городской его квартире толпами маячат и коллеги все подряд, и племянники, и учащиеся…
Кадна остановилась перед портретами. Молодые мужчины, один другого красивее, словно нарочно, на все вкусы. Брюнеты, блондины, рыжие…
-Диана Павловна, вы знаете тех, кто тут изображён? Это родственники Романа Августовича? Или его студенты? Они в этом доме бывают?
С одного стерео-портрета внимательно смотрел молодой человек, похожий на отца Кадны, такой же светловолосый и светлоглазый. Серьёзное лицо, без жестокости и цинизма. Глубокий и в то же время открытый взгляд. Тонкие черты одухотворённого лица удивляют изысканной, прямо-таки античной, вневременной красотой.
-Нет, милочка, что ты! Никого из них я не знаю. Родственники, коллеги, студенты, рабочие из составов экспедиций, это может быть кто угодно. А что, тебя кто-то заинтересовал?
Кадна умела тонко чувствовать. Она не ощущала в Диане Павловне враждебности. Соперница? Пфе! Да ни разу, ни капли, ни грамма! Пусть заберёт себе Мендосу и радуется.
-Да. Вон тот блондин с утончённым лицом. Мендоса ведь не скажет, кто это, и уж тем более не познакомит нас!
Женщина лукаво прищурилась.
-Я могу узнать для тебя. Мой двоюродный брат работает в полиции.
Они заговорщически посмотрели друг на друга и заулыбались.
В зале приёма усилился шум.
-О! Кажется, все уже расходятся, и нам тоже пора!
Кадна чуть не подскочила в нетерпении убраться отсюда подальше. Забыв попрощаться, она устремилась к двери, где ожидала мать, которой были неинтересны археологические диковинки.
Камеры наблюдения повернулись, провожая девушку пристальными взглядами багровых глазков.
Диана посмотрела вверх, ехидно сморщила нос и вышла следом за матерью и дочерью. Дверь зала автоматически закрылась.

9.

«Молодым везде у нас дорога,
Старикам везде у нас почёт…»
Почтенные гости, видимо, решили, что дорога для молодых может подождать, и столпились у крыльца. Или Мендоса специально так подстроил. Он улыбался, неспешно и церемонно прощаясь по очереди со своими степенными гостями.
Нинианна и Кадна остановились в дверях, потому что никак не могли пройти к дорожке, которая вела через сад за ворота и дальше, до остановки аэробуса. Мать нервничала и крепко держала за руку дочь, готовую наплевать на правила приличия и ринуться вперёд, расталкивая людей.
Наконец, почти все разошлись и погрузились в машины. Мендоса с непроницаемым лицом обернулся к двум оставшимся.
Женщина задвинула дочь себе за спину, пошла вперёд и вниз, по тёмным ступеням, заговорила на ходу.
-Простите мою девочку, Роман Августович! Дайте ей время, она молода и не всегда полностью осознаёт последствия своих поступков! Она просто пока не готова, я поговорю с ней снова, ещё ничего не решено, она переменит…
Кадна дёрнула мать за локоть, получила в ответ грозный взгляд, вырвала свою руку из захвата и побежала через сад со всех ног.
-Я подумаю над этой ситуацией, - холодно перебил женщину Мендоса. – До свидания.
Нинианне ничего не оставалось, кроме как уйти.
Мужчина застыл перед входом в дом, словно памятник самому себе. Он смотрел вслед разлетающимся гравимобилям и кипел от гнева.
Его не задевало равнодушие высокомерных чиновников, к которым приходилось идти на поклон, чтобы выбить финансирование для очередной экспедиции. Его не задевало снисхождение некоторых светских львиц. Почему же так сильно зацепило неприятие именно этой девочки? Что такое особенное она из себя представляет?
Может, потому, что из-за её отторжения он разом ощутил себя старым? Не знаменитым учёным на гребне успеха, не полным сил элегантным мужчиной, который пользуется бешеной популярностью у женщин, а никчёмным стариком, болтовню которого даже послушать толком не хотят, потому, что он повторяет одни и те же мемуарные байки, как антикварная заезженная грампластинка.
Да ещё Дианка. Умеет бить по больным местам, нечего сказать.
Он для развития экзо-археологии сделал многое, но превзойти отца не сумел и, несмотря на все свои достижения, в научных кругах оставался Мендосой-младшим.
Дианка, конечно, умеет не только насмехаться, но и сочувствовать по-настоящему. Она наверняка выдаст целую тираду о том, что не всё потеряно, что он не мужчина, раз проявил так мало настойчивости, что девочку можно со временем влюбить в себя, если достанет изобретательности и упорства.
Но его чутьё подсказывало, что больше ничего сделать нельзя. То самое чутьё, которое помогало избежать опасности в экспедициях, отыскать подход к власть имущим, обаять женщин. Нынче что-то категорически не совпало. Девушка не переменит решение, это ощущается в ней чётко и однозначно.
Обманутые надежды…
Что ж, не в первый раз. Он переживёт.
Кое-каким интересным образом.

10.

Несколько дней прошли тихо и мрачно, мать с Кадной почти не разговаривала.
Девушка целыми днями просиживала возле унибука, ожидая вестей от Дианы Павловны, слушала в наушниках шаманские песни, улыбалась, занавесив лицо волосами от взгляда матери, и вспоминала стерео-портрет.
Дама-археолог на связь не выходила. Кадна беспокоилась, но не сильно, понимая, что на поиск нужно время.
И вот однажды утром раздался сигнал. Девушка глянула на экран, где высветилось имя, и отскочила от унибука, словно от ядовитого насекомого.
Звонил Мендоса.
Мать, наоборот, опрометью бросилась к электронному устройству, выхватила у дочери наушники, о чём-то защебетала. По бессвязным междометиям ничего понять было нельзя, и Кадна в нетерпении ёрзала, ожидая, когда закончится разговор.
-Роман Августович просит нас посторожить дом во время очередной его поездки! – радостно сообщила Нинианна, нажав на кнопку «отбой». – Ему нужно, чтобы в доме кто-то присутствовал, и это было заметно со стороны. Разумеется, он разрешил пользоваться всем, что не заперто, удобствами, бассейном, спортзалом, библиотекой и прочим. Можно есть продукты, какие найдём в холодильниках, ночевать в любой свободной комнате…
Кадна оцепенела от изумления.
-Решено, ты немедленно едешь туда! Собирайся и не вздумай отказываться, капризов я больше не потерплю!
Девушка отмерла и спокойно посмотрела на мать.
-Хочешь сказать – м ы едем туда?
Нинианна бросила ей рюкзачок.
-Нет. Туда едешь т ы.
Девушка громко фыркнула.
-Ни за что не поверю, что посторожить дом больше никого не нашлось!
Женщина засмеялась.
– Ну, разумеется, это предлог, дурында ты! Вероятно, он хочет, чтобы для начала ты привыкла к его жилищу, а затем уже и к нему самому.
Кадна исподлобья посмотрела на мать.
– Если он подкараулит меня там и изнасилует, если даже он поймает меня и запрёт в подвале, я всё равно за него не выйду!
Нинианна принялась укладывать в рюкзак самые кокетливые платья дочери. Кадна демонстративно прибавила к ним газовый баллончик.
– Не ударяйся в параноидальные фантазии, Мендоса не монстр. Он звонил из космопорта и уже улетел с Чирринеша. Так ты едешь или мне тебя… сопроводить?
«Отконвоировать», наверное, ты хотела сказать, подумала Кадна.
– Еду. Я с превеликим удовольствием покопаюсь в его библиотеке.
Это была почти правда.
Если брат Дианы Павловны не добудет нужную информацию, вполне возможно, что она, Кадна, разыщет её сама.

Опубликовано: 14.11.2017

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 12 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. Мда, чувствую, бедную Кадну ждёт что-то нехорошее..(

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • С одной стороны, да, а с другой стороны, во многих происшествиях, которые поначалу кажутся катастрофой, можно найти и немаленькие плюсы.

      Оцени комментарий: Thumb up 0