Практика — 9

Высшая ценность

1.

Но утром он не пришёл. И никто из тлорских ребят не пришёл.
Эо устроилась на склоне оврага и терпеливо смотрела на тропинку по ту сторону ручья.
Пока что девушка даже не особенно нервничала. Разумеется, он придёт, он ведь обещал. А если не придёт… Ну, если он не придёт!.. Она сама отправится его искать!
Наступил полдень.
-Лаврушина! Ты зря здесь сидишь, сегодня проводников не будет. Если тебе нечего делать, я тебя отправлю к биологам или археологам помогать. В посёлке у тлоров Большая Охота, заняты все, даже дети, подростки и женщины. Отчёт по практике дописала, в другую группу пойдёшь?
Девушка растерянно посмотрела на учительницу. И что теперь делать? Сбежать из лагеря тайком, чтобы срочно предупредить? Но у тлоров там, видите ли, Большая Охота, на которой заняты все. То есть, Ири услали неизвестно куда. Как она будет его искать? По всему плато? По всей равнине внизу, где доисторические монстры бродят? Ну, вообще-то ведь всё в порядке, не так ли? Он не на обряде, он на охоте…
Элла Валерьевна открыла свой унибук и заглянула в записи.
-О, да ты ещё по кухне ни разу не дежурила, а твоя очередь уже давно подошла! Иди тогда на кухню, а помогать группам я сегодня ещё кого-нибудь из ребят, не занятых практикой, отправлю.
Ну, ладно, незачем паниковать. Ири на охоте, а не на обряде, и это точно, потому что он – очень хороший охотник, уж его-то привлекли ко всеобщему делу обязательно. До инициации – месяц. Она успеет и предупредить, и отговорить, если упрямый тлор всё ещё будет настаивать на своей глупости.
Эо отправилась на кухню, но на сердце почему-то легла непонятная тяжесть.
Весёлые ребята и девчонки, видимо, устали от научной работы, потому что радовались хозяйственным поручениям. Эо удивлялась. Они со смехом и прибаутками возились с электронными плитами и обычными, дровяными кострами, таскали не слишком тяжёлые контейнеры с продуктами, обсуждали меню. Она-то никогда не любила заниматься бытом, даже до сих пор почти не умела готовить.
Впрочем, сегодня она была готова делать что угодно по хозяйству, лишь бы отвлечься от мрачных мыслей и тревоги за жизнь своего тлора.
Что, если произойдёт нечто непредвиденное, и она не успеет предупредить Ири? Что, если он продолжит упрямиться? Что, если ей кто-то помешает, из землян либо тлоров?
Она старалась давить эти беспочвенные подозрения и страхи.
Инициация – через месяц, а сейчас все местные заняты заготовками продуктов на зиму. Зимой здесь идут нескончаемые дожди, дует сильный ветер, зверьё и птицы прячутся, рыба уходит на дно и не клюёт, а плоды растений портятся от высокой влажности.
Девушка машинально выполняла поручения и успокаивала сама себя. Всё будет хорошо, она успеет. Ири останется жив.

2.

На второй день проводники и помощники из тлорских ребят тоже не пришли в лагерь землян.
А сегодня в посёлке рода Археоптерикса – Большая Рыбалка, в ней снова заняты поголовно все, даже вождь и шаман, сообщили преподаватели.
Вот то, что шаман занят – очень хорошо. Пусть подольше будет занят чем угодно, только бы не обрядами, подумала Эо.
Забавно, что сегодня для преподавателей и практикантов на кухне тоже готовили рыбу. Наверное, тлоры добычей поделились.
Эо аккуратно приняла в руки скользкую увесистую тушку, блестящую разноцветной чешуёй, и с нежностью принялась чистить. А вдруг как раз эту рыбину поймал именно Ири? Чешуя весело полетела во все стороны из-под ножа, ребята заругались и засмеялись одновременно.
Девушка успокоилась, тревога совсем оставила её. Любимый занят, шаман занят, она тоже пока занята. Все при деле, никто никаких обрядов не проводит, всё в порядке. А после тлорских массовых заготовок она найдёт Ири и поговорит с ним снова, предупредит, расскажет подробно о том, что против него готовится. Он всё поймёт и откажется участвовать в диком, сто веков, как устаревшем обряде.
Она даже снова принялась мечтать, как ни странно. Ири останется жив, он осознает, что она спасла его, потому что любит. Он присмотрится к ней лучше и всё-таки разглядит, какая она хорошая и как здорово ему подходит. Они договорятся подождать совершеннолетия друг друга, поклянутся в верности. Или нет, такие клятвы – плохая примета, они часто не оправдываются. Они двое просто договорятся и всё тщательно обдумают.
Через три года ему исполнится восемнадцать. Она найдёт возможность снова прилететь на Тлору и увезёт его с собой. Они будут, как в сказке, жить-поживать и добра наживать. Ири очень талантливый, он многим сможет заниматься на Земле. И язык быстро выучит, и какое-нибудь образование получит… И вообще всё будет очень-очень хорошо.
Она ведь так отчаянно желает этого!..
Поздно вечером усталая Эо пошла в душ и долго, тщательно, до скрипучей кожи отмывалась от рыбного запаха. Освежённая, вышла под тихое, густозвёздное небо, подышала мягким, тёплым ветром и засмеялась. Зачем так старалась? У тлоров другие понятия, и пахнуть какой-нибудь едой, даже чересчур ароматной – неприличным не считается.
Она вспомнила танец вокруг костра, тёплый взгляд поверх подпрыгивающих языков пламени… А потом внезапно разбушевалась стихия. Ослепительные молнии били в землю всего в нескольких шагах, неистовый ветер гнул деревья к траве, тёплые, но сердитые плети ливня больно хлестали по спине, когда двое юных бежали, чтобы спрятаться под деревом, в которое никогда не бьёт молния... Ей не было страшно нисколечко, потому что рядом, плечом к плечу, был он, её прекрасный тлор. Девушка вздохнула. Тяжело переносить ожидание.
А потом она добралась до палатки, заползла внутрь, приготовилась полежать и помечтать ещё некоторое время, но заснула, словно убаюканная в нежных, сильных объятиях – быстро, легко и сладко.
И проспала без перерывов до самого позднего утра.
А утром снова добровольно и даже весело побежала на кухню. В конце концов, это самое лучшее место для ожидания известий, туда в первую очередь все новости поступают.

3.

И на третий день тлорские ребята не явились.
Сегодня-то что в Орлиной деревне происходит? Консервирование добытых припасов?
Эо третий день безропотно дежурила по кухне, помогала готовить еду, потом – раздавать её. Тяжёлая работа отвлекает от тяжёлых мыслей, девушка убеждалась в этом на собственном опыте.
Она третий день послушно торчала под навесом на сваях, подменяя других ребят, потому что потом ей будет важнее, чтобы подменили её, когда она ускользнёт в Орлиную деревню. Но сегодня хозяйственная вахта протекала что-то из рук вон плохо.
Девушка была крайне рассеянной, часто пропускала мимо ушей, когда к ней обращались, роняла из рук посуду, к счастью, небьющуюся, просыпала продукты, проливала напитки. Тяжесть на душе отчего-то всё росла и росла, пока не стала невыносимой.
Кто-то из ребят проронил странную фразу.
Оказывается, сегодня все тлоры заняты варкой браги. Какой-то праздник у них ожидается.
Эо вздрогнула. Так это не добыча припасов на зиму? Это приготовления… к чему? Какой ещё праздник? Это же не…
Она швырнула кастрюлю на стол и сорвалась с места. Кибер-переводчик у неё всегда на шее, а больше ей сейчас ничего и не нужно.
-Лаврушина! Ты куда это? Что сказать преподам, если они про тебя спросят?
Она не оглянулась и ничего не ответила, убегая со всех ног вниз по лесенке к ручью. Что хотите, то и говорите, кому угодно.
Она мысленно костерила себя на все лады. Расслабилась, бдительность потеряла, решила, что всё закончится благополучно! Дура! Поразительная беспечность для почти взрослой девицы, когда речь идёт о жизни любимого парня! Ох ты ж, курица безмозглая… От тебя зависит жизнь другого человека, бесценного для тебя человека, а ты… Идиотка тупая!
На мостике её догнал Кирей.
-Всё забыла, ничего с собой не взяла? Ключ от периметра возьми, на всякий пожарный! – он усмехнулся давно усвоенному земному выражению. – И мою куртку тоже возьми, она из специальной ткани, по нашей технологии. Она маскирует и экранирует от поисковых сканеров.
Эо остановилась так резко, что чуть не упала. Промолчала, не зная, что сказать. Вещи взяла, ведь Вирен понапрасну ничего не делает, вот только далеко не всегда объясняет свои поступки. Электронную карточку спрятала в карман под застёжку-«молнию», куртку повязала рукавами себе на пояс, надевать её прямо сейчас было бы слишком жарко, да и велика одёжка рослого одноклассника для некрупной девушки.
И припустила дальше изо всех сил.
Заныло сердце. Неужели опоздала? Или всё-таки ещё нет?..
Мелькали деревья и кусты, из-под ног летела пыль, забиваясь в глаза и ноздри, срывалось дыхание. Девушка старалась бежать и дышать размеренно, чтобы выдержать всё немаленькое расстояние, но получалось плохо. Иногда приходилось останавливаться, чтобы отдышаться – и терять драгоценное время.
Издалека донеслась ритмичная, весёлая музыка и шум многих голосов. Там явно что-то коллективно делали, всем миром, так сказать, притом под мелодичное сопровождение. Этот ритм совпал с ритмом шагов Эо. Получалось, что её бегу то ли аккомпанировали, то ли музыкой помогали резвее мчаться.
Она почти задохнулась, когда добежала до деревни, и долго стояла, уперев руки в колени и пытаясь выровнять дыхание. Но чётко сознавала, что готова бегать ещё и ещё, по лесам и холмам, камням и колдобинам, пескам и болотам. Искать, где он там, её парень – на охоте, рыбалке или возле костра с варевом.
Вначале она расспрашивала всех, кто попался навстречу.
Но ей никто не ответил, все только непонятно поводили плечами, словно ёжились, и помалкивали. То ли не знали, то ли не хотели говорить.
Она чувствовала растущее отчаяние. Взгляд метнулся к горизонту. Она осознала, что обыскать всю территорию плато даже на летающей платформе немыслимо.
Те, что раньше светились улыбками и охотно рассказывали обо всём, сегодня хмуро отворачивались, отмалчивались, отвечали неопределённо и уклончиво, бесцеремонно переводили разговор на другие темы или вообще убегали.
-Где Ири, объясните мне, пожалуйста!!! Если вам нельзя говорить о нём – покажите жестом, нарисуйте на земле, напишите на куске коры!
От неё снова безмолвно отвернулись, никто не ответил ни единого слова. Это было страшно. Куда подевались те приветливые и обходительные люди, которые улыбались и рассказывали даже то, что обычно не рассказывают непосвящённым?
В конце концов, кто-то не выдержал её напора и посоветовал спросить у тингвештара.

4.

И снова она долго бегала по всему посёлку, искала шамана. Его не было ни в хижине на скале, ни в каком-либо деревенском доме, ни у костров снаружи. За деревней, на взгорке, возле уличного очага его тоже не было. Никто в этих поисках ей не помогал, снова якобы ни один человек не знал, где сейчас находится тингвештар.
Она заново не один раз прошлась по посёлку, буквально протискиваясь сквозь толпы, лавируя между горящих костров, увёртываясь от протянутых плошек с едой и чаш, наполненных брагой.
Пока в какой-то момент, задыхаясь от изнеможения, не налетела на шамана собственной персоной. Он сам её нашёл.
-Я узнал, что к нам снова пришла маленькая вирджана и хочет увидеть меня, - сказал Кшарэф, пристально вглядываясь в её лицо с высоты своего роста.
-Да, я очень хочу, - еле выговорила Эо. – Больше никто другой не смог мне сказать, где Ири. Он уже три дня не приходил! Где он? Сегодня придёт? Или, может быть, завтра?
-Он не придёт ни сегодня, ни завтра. Не надо задавать вопросы.
Кшарэф спокойно смотрел на неё, его лицо было непроницаемо.
-Как – не придёт? Почему?
-Ири больше нет. Не надо задавать вопросы.
Она застыла на месте, медленно осознавая то, что услышала.
Он спокойно улыбнулся.
Она повернулась и побежала – прочь, куда угодно, только подальше от Орлиной деревни, подальше от людей. Подальше от всех и всего.
Ноги сами понесли её к ущелью, к дальней пещере, туда, где они вдвоём с её упрямым тлором разговаривали, всего лишь три дня назад. Огромная каменная улица встретила девушку пустыми глазницами пещерных проёмов, сумраком, от которого темнеет в глазах, духотой недвижного воздуха и тишиной, оглушительной после шумного, весёлого посёлка. Чему они все радовались?!!
Ири больше нет!!! И никогда не будет!! Она опоздала со своим дурацким предупреждением! Хитрый, злобный старик сотворил, что хотел! А глупый, упрямый, слишком честный Ири…
Она повалилась на дно древней реки, со всхлипом набрала в грудь воздуха. И застонала, зарыдала, заорала, нещадно раздирая криком горло, колотя руками и ногами по земле, по камням. Эхо заметалось по ущелью, повторяя её вопли…
Эхо изменилось, в него вплёлся чей-то слабый голос. Кто-то окликал её с обрыва, от верхних пещер. Ой-й-й-я-а-а, и здесь оказались люди. Она машинально подняла голову на звук и взглянула, кто-то спускался к ней по песчано-глинистому откосу, торопился, спотыкался, медлил.
-Эо! Ты почему кричишь? – знакомый, прекрасный, родной голос. У неё уже галлюцинации с горя? Ири? Живой? Не может быть!!! Шаман ведь только что твёрдо сказал…
Он встал перед ней, покачиваясь, такой, как в первый день, в одном коротком замшевом килте, только без гирлянды на шее. Она медленно поднялась на ватные ноги.
А потом подбежала, обхватила крепко-крепко и покрыла всё его лицо торопливыми, безумными поцелуями.
-Ири!!! Живой!!!.. Мне… мне сказали, что тебя больше нет!
Он придерживал её за спину обеими руками и не отталкивал.
-Ты поэтому так кричала?
Она счастливо заулыбалась, сияя залитым слезами лицом.
-Да! Я… я подумала… что тебя уже… что ты умер!
Он вздохнул.
-Кто и что тебе сказал?
-Шаман. Он сказал, что тебя больше нет, и ещё, чтобы я не задавала вопросов.
-Наверное, он сказал – Ири больше нет? Это обычная формулировка. Я оставил старое имя и после главного испытания получу новое, взрослое. Если пройду его, разумеется. Он должен был объяснить тебе, ты ведь не тлорка и не знаешь наших традиционных фраз.
-Он ничего не объяснил! Только стоял, смотрел на меня и улыбался!.. А ты почему здесь, когда все остальные – там? И почему такой… - она замялась, подыскивая не оскорбительный эпитет, не хотела произносить слово «слабый».
-… Как будто полгода не ел, не спал и всё это время бегал по горам. Или выпил много-много браги. Или то и другое одновременно.
Он едва-едва улыбнулся.
-Нет, не полгода, всего три дня не ел. Только зелье пил. И тут в одиночестве сидел, размышлял об ответственности и долге, как полагается.
Она с ужасом уставилась на него.
-То есть…
-Да, это начало обряда. Главное испытание – завтра.
-Но почему вдруг сейчас? Ты же говорил – через месяц! Духи передумали?
Почему шаман внезапно заторопился?!
-Они самые. С ними это случается. Я и сам не ожидал.
Тингвештар отправил его уединиться и готовиться совершенно внезапно, Ири не посмел ослушаться даже для того, чтобы сбегать в лагерь вирджанов, предупредить.
-Пойдём в пещеру, не надо, чтобы тебя кто-нибудь увидел здесь. Ты ведь наверняка снова захочешь поговорить, - он улыбнулся шире.
Она энергично закивала.
-Всенепременно!
Она не захотела выпускать его из рук, они так и поднялись в обнимку, вверх по откосу с редкой травой, к тёмному неровному проёму в каменной стене.

5.

Они уселись в полутёмной пещере, совсем как тогда, три дня назад. Только на этот раз совсем близко друг к другу. Ири привалился спиной к стене, а Эо прижалась к нему, и он против этого не возражал. Он продолжал обнимать её, очень нежно и бережно, и чувствовалось, что в обычно крепких руках сейчас мало силы.
-Когда главное испытание? – спросила она, подняв к нему лицо и глядя в огромные, светло-ореховые глаза, полуприкрытые веками, точно у пьяного или смертельно уставшего.
-Танец Звёзд для меня и ещё нескольких юношей назначен на завтра. Если ты придёшь посмотреть на мой танец, мне будет… приятно.
«Если ты придёшь посмотреть на меня, я всё выдержу», добавил он мысленно.
Она вспомнила, зачем бежала в деревню рода Кхеирипо.
-Ири, откажись!!! Он задумал убить тебя! Теперь я это точно знаю!
-Кто?
-Кшарэф!
-Да зачем ему убивать меня? Он меня спас, вывез с островов, когда я остался там один, без родителей. Растил, воспитывал, как сына, всему учил. Зачем ему это? Откуда и что ты узнала?
-Ашшантар проговорился!
-Он? Не может этого быть! Он – ученик шамана и его родной сын, он умеет держать язык за зубами. Что именно он сказал?
-Да ничего, по сути. Но он твёрдо уверен, что ты умрёшь! И пытался обратить моё внимание на себя…
-Ничего удивительного, он давно интересуется вирджанами, так же, как и Кшарэф… Разумеется, Ашшантар уверен – его отец ни разу не ошибся, предрекая будущее. И это всё?
-Нет, не всё! Суслик что-то разузнал, у Каханы или у кого-то. Он считает, что ты – искупительная жертва ради благополучия всего племени. И ещё он сказал, что лучше всего предсказывает тот, кто сам свои предсказания и осуществляет!
-Кахана – тоже ученица шамана и тоже вряд ли проговорилась бы.
-А Суслик, то есть, Руслан – почти как тингвештар! Он умеет внушать и даже вроде бы – читать мысли! Вот ему мог пооткровенничать против своей воли кто угодно!
Ири, похоже, не слушал, только склонил лицо к ней, всматривался в глаза и, казалось, вот-вот коснётся губами её губ… Глаза в глаза, всё ниже, всё ближе… Но так и не поцеловал. Вместо этого снова заговорил.
-Кажется, я начинаю вести себя недостойно, духи не одобрят… Хочешь, я расскажу тебе легенду, в которую играли дети? Тогда, в первый день нашей встречи. Наверняка она тебя тоже заинтересовала, но ты спросить забыла. Про небесную вирджану и юношу-тлора. Они полюбили друг друга, но он умер во время главного испытания. Она воскресила его с помощью своего колдовского кристалла.
-Я, конечно, небесная вирджана, но, если тебя убьют, я не смогу воскресить, я не умею, - она улыбнулась криво и тоже слабо, совсем, как он сейчас. – Да и кристалла у меня нет.
-А вот этот, на шее?
-Просто переводчик слов с одного языка на другой, больше он ничего не умеет… Те дети… Похоже, они уже любят друг друга, серьёзно, совсем, как взрослые. Они поженятся, когда ещё подрастут?
-Это будет сложно. Скорей всего, каждому из них родственники сосватают совсем других жену и мужа. Тем двоим придётся убежать и где-то прятаться, прежде чем старшие родственники примирятся с таким положением вещей и, наконец, позволят им жить вместе.
Оба помолчали.
Он снова вздохнул. Наверное, невозможно устал, голодный и под зельем.
-Тебе не надоело ещё спорить со мной?
-Не-а, - он слабо улыбнулся, закрыл глаза, откинул голову на каменную стену, прислонясь к ней ещё и затылком.
Она засмеялась. Вот ведь… Запомнил!
Снова помолчали.

6.

После паузы она заговорила первой.
-Жизнь – высшая ценность, великий дар! Как можно ею вот так бросаться? Этот обряд – дикий пережиток прошлого! Молодые, сильные люди гибнут почём зря, безо всякой пользы для своего же народа! Как так можно?
Она повторялась.
Он не сказал ей, что доводы от повторения не становятся убедительней.
-Давай не будем больше обсуждать обычаи наших народов попусту. Жизнь – высшая ценность? Согласен, тлоры тоже так считают, и почём зря, как ты говоришь, никто великим даром не бросается. Но если эта жизнь – без чести и долга? Кому она такая нужна? Меня выгонят из деревни, и я останусь один, сам себе не буду нужен.
Они оба повторялись.
-Ты и так всё время один! А если уйти далеко? Туда, где о тебе не знают!
-Рано или поздно узнают.
-Если бы я могла увезти тебя с собой прямо сейчас! Но корабль не мой, я ничем не распоряжаюсь, ни земляне, ни тлоры не позволят мне…
-Я знаю, - мягко перебил он её сумбурную, тоскливую речь. – Ты тоже несовершеннолетняя. Ты девочка. От девочек что-либо меньше зависит. Тебе не позволят твои родители, тебе не позволят твои вожди. У тебя нет своего корабля, и ты можешь не суметь потом его найти. Наконец, ты сама, возможно, передумаешь. Найдётся кто-то из юношей твоего племени, кто понравится тебе больше. Вон у вас какие парни, я видел в лагере, и к нам они тоже приходили… И сколько уже было таких историй, вирджан или вирджана вроде бы испытывали особые чувства к кому-нибудь из тлоров, а потом улетали и забывали обо всём…
Эо не сразу нашлась, что ответить. А потом выпалила сквозь слёзы то, что считала главным аргументом:
-Я хочу, чтобы ты жил! Он же заведомо убьёт тебя! Сам и осуществит своё предсказание! Ири, откажись!!! Откажись от испытания, пожалуйста!
Он помолчал, дыша тихо, затруднённо.
-И что это будет за жизнь? Одинокое, позорное, жалкое существование отверженного. К тому же, недолгое. Меня выгонят из этой деревни и не примут в другую. Тлора – опасная планета. Одному на ней выжить… сложно.
Он неожиданно оживился, улыбнулся, совсем, как раньше, и одарил её прежним, тёплым и мягким взглядом.
-Может быть, шаман впервые ошибся. Может быть, духи передумают, такое случалось. Тогда я успешно пройду испытание. Получу новое имя и все права взрослого. И смогу спокойно дождаться тебя. Или просто жить…
Она поняла, что он снова ей не поверил. Счёл её предупреждения обычными женскими страхами. И начал разговаривать с ней, как с ребёнком, увещевая, успокаивая, утешая. И, по сути, обманывая. Духи передумают, как же! Он ещё бы сказал, что Кшарэф приносить этим духам жертву передумает…
-Ты можешь украдкой посмотреть, как за мной придут. Они будут очень красиво петь и танцевать. Только ни в коем случае не выдай себя. Если тебя обнаружат, тебе за это ничего не будет, а меня… не допустят до испытания, а потом произойдут все прочие последствия. Только не вздумай поступить так специально! Я тебе этого не прощу!
Он улыбался, и она поняла, что он шутит. Разумеется, она не будет его позорить специально! За кого он её принимает?
Она одарила его возмущённым взглядом, потом тоже заулыбалась.
Посмотреть? Наверное, для поддержки? Ну, Ири, ну, ты наивный, мой бесценный тлор! Думаешь, я смирилась?! Неужели не понимаешь, что я не буду просто смотреть? Если есть возможность вмешаться и не позволить шаману убить тебя, я это сделаю. Да я из кожи вон вылезу, чтобы не дать Кшарэфу отправить тебя к духам! Я сама подставлюсь под нож, лишь бы ты остался жив!
-Иди, вернись в посёлок вирджанов. Скоро рассвет, и за мной придут. Нельзя, чтобы тебя застали здесь.
Она кивнула и улыбнулась. И взяла его за руку.
Он позволил ей это и посмотрел прямо в глаза долгим взглядом.
Она поняла, что он прощался.

7.

Она не послушалась Ири и не вернулась на ночь в лагерь землян. Вдруг её не отпустят назавтра за периметр?
Она выбрала себе пещеру поменьше, не соседнюю с той, в которой остался её тлор. Вдруг он вздумает проверить?
И не спала до самого рассвета, боясь прозевать момент. Она твёрдо решила укараулить начало инициации и вмешаться до того, как Ири погибнет.
Она не могла усидеть на месте, шагала по пещере взад-вперёд, наблюдая, как стремительно светлеет небо.
Глупый, глупый, глупый, невероятно упрямый, слишком честный тлор! Почему он ей не… Точно! Он ей всё-таки не поверил, вот в чём дело! Не поверил не тому, что его задумали убить, а тому, что она за ним вернётся. И потому не особо цепляется за жизнь. Или выиграть, или умереть.
Он вообще не надеется, что она вернётся. Значит, ему надо оставаться жить среди своих. Значит, надо соблюдать все местные законы.
Могла бы и раньше догадаться!
Но раньше он не упоминал о вирджанах, которые обещали и не вернулись.
Она должна была не его уговаривать позориться перед соплеменниками, а искать способ увезти прямо сейчас! Если бы она могла увезти его прямо сейчас!
Надо было с ребятами посоветоваться хотя бы. Правда, что они могут? Ровесники, такие же бесправные, как и она! Что они сумели бы придумать? И разве согласились бы помогать? Вроде как они сами имеют на неё виды… Или всё-таки дружба перевесила бы?
До конца практики ещё два с лишним месяца. Даже если Ири откажется от испытания, за это время рассерженный тингвештар сто раз может отправить его к духам любым другим способом. Спрятать Ири в лагере землян от шамана и всех остальных тлоров? А как потом провести его на борт? Они все будут на виду. Запихнуть в контейнер вместо обрудования? Их перед погрузкой досматривают. И в трюме человек не выживет.
Переодеть земным старшеклассником? Таких смуглых в этой экспедиции нет, к тому же руководители групп знают всех учащихся в лицо и по именам, и делают перекличку. Лишнего практиканта немедленно обнаружат.
Выкинуть дорожный НЗ и спрятать юного тлора в шлюпке под сиденьем? Там вроде не досматривают. Но в ангаре он точно так же задохнётся, как в трюме.
Эо чувствовала, что способ должен быть, идея маячила на задворках сознания, где-то совсем близко. Но… никак не проявлялась.
За два месяца они с ребятами вчетвером могли бы что-нибудь придумать. Ребята изобретательны, в отличие от неё. Это она привыкла жить, словно ехать по накатанной колее, она не обладает авантюрной жилкой, которая необходима для экстремальных ситуаций. В конце концов, ребята могли бы отвлечь преподов скандалом перед самой посадкой, а в это время Ири сумел бы проскочить на борт…
Ему пришлось бы подождать всего два месяца!..
Она должна была проявить больше решимости и настойчивости, выложить, например, все эти идеи своему тлору. Тогда бы он поверил в её любовь… Дура!!!
Потребовала от него слишком много, ничего не предлагая взамен. Вот он и не поверил, даже объяснение в любви слушать не захотел.
А теперь поздно. За ним вот-вот придут, и обсуждать планы побега некогда.
Всё поздно, если она ничего не предпримет сама, одна.
Если шаман успеет нанести роковой удар.
Если Ири не откажется от обряда.

Опубликовано: 22.09.2018

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 13 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Шаман поганец напугал Эо. А она оказывается вознамерилась увезти Ири.

    0

    • Напугал, очень сильно напугал! Ага, вознамерилась))) точнее, возжелала))) только как увезти против воли всех руководителей и даже самого Ири? В том и загвоздка)))

      0

  2. Спасибо за продочку. После обряда как бы Ири еще и выхаживать не пришлось.

    0