Практика — 2

Сплетни на борту

1.

Утром Эо чуть не проспала. Сигнал будильника девушка не услышала, а мама не хотела её тормошить до последнего предела.
В результате пришлось всё делать бегом – умываться, завтракать, в очередной раз проверять содержимое рюкзака. Эо была озабочена тем, чтобы выпросить ещё пирога, на несколько человек. Не будет же Кирей лакомиться в одиночку, тайком от друзей. Мама суетилась, собирая в дорогу еду. Папа над ней подсмеивался.
-Ларчик, сумка-холодильник сейчас лопнет, а при досмотре багажа продукты заставят выкинуть, и твои труды пропадут напрасно! Или нет, не пропадут – персонал космопорта придёт в восторг от домашних разносолов! Необходимые припасы уже погружены на борт, не беспокойся за детей, с ними всё будет в порядке! Возьми то, чем можно перекусить в дороге, а лучше ничего не брать, на вокзале купим. Бутылку воды возьми.
Папа то и дело торопил всех, не то они бы точно опоздали. Мама этому, кажется, только обрадовалась бы. Она металась по дому, проверяя, все ли окна закрыты, бытовые приборы обесточены, автоответчики, наоборот, включены…
Эо заранее устроилась на заднем сиденье в обнимку с рюкзаком, от волнения жевала бутерброды и запивала холодным домашним чаем из пластиковой бутылки, потом вспомнила, что не погладила ещё раз на прощание Мушку и Пушу, но тут к машине подошли родители, и вылезать обратно стало поздно.
Мама снова проверила документы в сумочке, потом обнаружила, что не переодела домашнее платье. Папа решительно заявил, что на это можно забить, распахнул для мамы дверцу аэромобиля, нажал на кнопки брелока, запирая входную дверь дома и ворота, забрался за пульт и положил на него крупные, сильные руки.
Включилась кристаллическая плата в днище, ослабляя действие земного притяжения. Аэромобиль чуть-чуть приподнялся над полотном дороги, завис в нескольких десятках сантиметров. Выдвинулись элероны, запели турбины, стремительно повышая тон. Машина двинулась вперёд, плавно набирая скорость, и вот уже она полетела над пустынной просёлочной дорогой.
Эо весело поглядывала в окно на мелькающие деревья, поселковые дома, поляны, холмы и луга. Из-за рощи выросла эстакада монорельса. Папин аэромобиль легко обогнал небольшой поезд, несущийся по дороге на сваях. Эо оглянулась на него и тихонечко замурлыкала песенку. Она включила бы плеер с наушниками, но мама беспрерывно разговаривала.
-Следи за едой и сном, будь осторожна в полевых вылазках, бери с собой воду, не ходи без головного убора на солнце, не ходи одна. И думай в первую очередь о материалах для будущих вступительных экзаменов.
Прямо как в бой отправляет, даже боязно становится.
Мама всё говорила и говорила. Папа молчал за пультом, глядя на дорогу. Он опустил все сегменты фонаря, кроме переднего, и машина превратилась в этакий летающий кабриолет. Свежий ветер взъерошил волосы, принялся игриво трепать короткие пряди и запел в ушах, вторя турбинам.
За дальним лесом виднелись новые городские высотки и эстакады в несколько ярусов, словно парящие над морем изумрудной зелени. Эо повезло, её посёлок только называется пригородным, фактически это уже окраина столицы, чьи кварталы придвинулись совсем близко. И в школу удобно летать, и подмосковный космопорт не так уж далеко.
Просёлочная дорога свернула к междугородней трассе.
Эо думала, что они и по шоссе понесутся с той же скоростью, но не тут-то было. Все четыре полосы нужного направления оказались плотно забиты машинами. Папа даже чертыхнулся. Если они продолжат ехать по земле, то наверняка опоздают.
Папа давно мог бы поднять машину в воздух, но он не любил выделяться среди окружающих людей. Мама тоже была сдержанной, предпочитала, к примеру, классическую одежду, к тому же – прошлого века, а бабушка вообще носила только платья-макси и брючные костюмы свободного покроя, неярких цветов…
Все трое были уже добросовестно пристёгнуты ремнями безопасности, следовало бы ещё и шлемы надеть, но папа сам их не любил, поэтому не стал распоряжаться.
Аэромобиль начал подниматься вверх, точно маршрутка, и кабриолет стал по-настоящему воздушным. Эо только обрадовалась. Она очень любила смотреть наружу с борта взлетающей машины. Горизонт стремительно отодвигается всё дальше и дальше, становится видна огромная территория, ленты дорог и перекрёстки с фигурными развязками, зелёные острова лесопарков, кварталы новые, с высотками и эстакадами, кварталы старые, где дома гораздо ниже и цвета их темнее, зато тёплых оттенков…
Смотреть с высоты очень здорово, но, пожалуй, не сегодня. Чем ближе к космопорту, тем больше было столпотворение, и на земле, и в воздухе.
-Да что же это такое? – проворчала Эо себе под нос. – Пейзажем любоваться мешают!
-А до тебя не дошло? Все эти люди слетаются, чтобы проводить вас!
-Мы что – первые в истории Земли космонавты, что ли? Не понимаю!
Это было неожиданно, хотя и логично. Не так уж много пока что происходит полётов землян в дальний космос, чтобы все к ним привыкли и не сбегались посмотреть.
Попали к монументальному зданию космопорта по специальному воздушному коридору. Аэромобиль оставили на стоянке, вслед за администратором быстро прошли боковыми коридорами к стенду регистрации вылета. Пока родители занимались документами, Эо оглядывалась. Хорошо, что она раньше бывала тут на экскурсии, а то и не увидела бы ни огромных центральных залов, ни вида колоссального стартового поля с высоты верхних этажей вокзала.
В тот раз к группе школьников подкатила робот Леночка на платформе вместо ног, прокрутила механическую запись-приветствие и достала манипуляторами из ниши в блестящем брюхе маленькие чашечки кофе. После Генкиного робота, который может танцевать, почти как человек, смотреть на эту Леночку было неинтересно.
По ту сторону вокзала подъехал мини-автобус и повёз Эо и её родителей через всё бесконечное стартовое поле к кораблю, который ожидал с распахнутыми люками. Корабль – ничего особенного, миарийского типа, всем известно, как он выглядит, и описывать не стоит, нормальная такая «летающая тарелка». Серебристая, громадная, на четырёх массивных опорах. Поскольку это корабль для исследования дальних миров, его конструкция позволяет взлетать прямо с поверхности планеты…

2.

Эо озиралась.
Огромное поле, куда там футбольному, почти пустое, людские толпы остались за ограждением, далеко отсюда. Звездолёт, похожий на два сложенных вместе донышками наружу блюдца. Крошечный автобус в его тени и люди, как муравьишки. Солнце, ветер, громада корабля заслонила половину ослепительного неба.
Где же бабушка? Она ведь обещала!
Ветер сносил в сторону мелких летающих дронов, которые снимали для телевидения всё, что происходит на стартовой площадке. Огромные экраны по краям поля тут же показывали заснятое. Эо с досадой увидела своё испуганное лицо.
-Витя! Я это тебе ещё припомню! В домашнем платье на всё ти-ви! – прошипела папе на ухо мама, отмахиваясь от дрона, который чуть не запутался в её пышных волосах.
-Сама виновата, слишком долго собиралась. Если бы мы опоздали, дочь тебе это всю жизнь бы припоминала, - с улыбкой ответил папа.
-А это надо было – непременно ей лететь? – проворчала мама.
Подкатили другие автобусы, остановились на расстоянии. Из одного выскочила худенькая женщина в брючном костюме и побежала быстро-быстро к Эо и её родителям. Наконец-то! Эо подскочила на месте и понеслась навстречу, они крепко обнялись.
-Эюшка! Поздравляю! Счастливого полёта тебе, не подведи там! На тебя будут смотреть эти самые тлоры, как на представительницу старшей цивилизации, помни об ответственности!
Девушка только вздохнула.
-Я знаю, ба. Не беспокойся, всё будет хорошо.
И почему это взрослые так любят поучать? Лучше бы наоборот, бабушка сказала бы ей, что всё будет хорошо. Кто больше волноваться должен, тот, кто провожает, или тот, кто улетает?
Ольга Александровна сунула в руки внучки вышитую холщовую сумку.
-Вот, возьми. Подарки вождю, шаману и всем остальным, с кем ты будешь разговаривать. Ну и что, что за пребывание на земле племени уже заплатили! Ты пойдёшь в гости, а с пустыми руками приходить нехорошо. Насколько знаю, тут понятия у нас и у тлоров не сильно отличаются.
Дроны кружились возле них стайкой любопытных воробьёв.
-Эгей! Мы уже здесь!
Из автобуса вышли Марина и Надя. Надя волокла три большие сумки-тележки. Марина налегке словно бы не ступала по земле, а парила над ней, в серебристо-зеркальном платье, сама как космический корабль.
Подошли Богатырёв и Вирен, серьёзные и торжественные, точно на парад приготовились. У обоих за плечами по небольшому рюкзаку.
Из автобусов вылезали преподаватели и школьники. Ребята расходились по группам, биологи, геологи, историки… Мама побежала пошептаться с Эллой Валерьевной. Марина быстро схватила одну сумку-тележку и придвинула её к Эо.
Тем временем на борт поднимали оставшееся снаряжение. Неожиданно погрузка застопорилась. Администратор, который ею руководил, отказался пропустить огромный контейнер Геннадия Полушкина с экспериментальным роботом. Даже навскидку он весил явно больше дозволенных десяти килограммов. В документах портового сотрудника такое исключение не значилось.
Старшеклассники не упустили повод поострить.
-Без бумажки ты букашка…
-А с бумажкой чебурек…
-А с бумажкой Чебурашка…
У портового служащего побагровело лицо. Наверное, он успел забыть, как сам был школьником, и как некоторые подростки любят и умеют обстёбывать всё, что угодно.
-И с бумажкой ты букашка…
Генка тщетно тыкал пальцем в технический файл на своём унибуке, это был не аргумент. Администратор краснел, потел и стоял на своём, не положено, и всё тут.
Генка возмутился.
-Программа экспедиции утверждена! В документах всё должно быть, а если кто-то что-то перепутал, то это ваши проблемы! Вы срываете эксперименты государственной важности!
Обычно тихий девятиклассник кричал на всё поле и яростно сверкал глазами. Школьники пересмеивались.
-Вот это Мыш отмочил! Кто бы ожидал, что он может так орать? Крутняк!
На крик прибежал Глеб Петрович Васильев, преподаватель факультативных занятий по геологии и руководитель школьной экспедиции. Он предъявил свои электронные документы и сразу всё разрулил. Оборудование для школьной экспедиции, в том числе персональное, шло отдельным весом и в личный багаж не включалось.
Погрузили всё приготовленное, сделали перекличку участников экспедиции.
Провожающих поторопили по громкой связи.
Мама и бабушка не хотели выпускать Эо из объятий, папа стоял рядом и смотрел на них.
Генка цеплялся за щуплого, невзрачного мужчину, который провожал его. Марину и Надю, к удивлению, Эо, не провожал никто. Так же, как Богатырёва и Вирена. Видимо, их родители и родственники предпочли остаться дома и наблюдать отлёт по телевидению.
Наконец, участники экспедиции начали подниматься по трапу, а провожающих отвезли к зданию вокзала в автобусах.
Техники, земляне и миарийцы, в последний раз осмотрели весь борт, дали отмашку и также отъехали на расстояние.
Люки закрылись, опоры втянулись, корабль завис над бетонкой. На всё поле загремела торжественная мелодия.
Некоторое время на стартовой площадке, где уже не осталось ни одного человека, ничего не происходило. Потом махина диска начала вращаться и неторопливо, постепенно ускоряясь, стала подниматься, ввинчиваясь прямо в сияющий зенит.
Конструкция миарийской «тарелки» позволяла и такое – нарочито пафосный, торжественный старт.
Эо, лёжа на койке в каюте, глубоко вздохнула и улыбнулась. Обычная летняя школьная практика третьего тысячелетия началась.

3.

Когда поднимались по трапу, девушка не оглядывалась, она смотрела только вперёд. Вид корабля внутри немного разочаровал. Кольцевые коридоры, радиальные коридоры, вертикальные переходы с лестницами и скобами, пустые, ярко освещённые. И, главное, никаких лифтов. Грузы – на автоматических тележках, а люди – пешком. Странная конструкция.
Учителей и школьников встретил экипаж, тоже смешанный, из землян и миарийцев, во главе с капитаном-землянином. Капитан произнёс краткое приветствие, после чего всех участников экспедиции срочно развели по местам и велели пристегнуться.
Эо слышала, как Генка снова поднял крик, требуя, чтобы робот поехал вместе с ним и ни в каком не в трюме. Чтобы не задерживать взлёт, ему уступили.
Три девушки вслед за Эллой Валерьевной пришли к четырёхместной каюте, с двухъярусными койками. Марина проворчала что-то насчёт необходимости переодеться из нарядного платья в типовой комбинезон…
Иллюминаторы отсутствовали, взлёт можно было наблюдать на небольшом экране. Опустевшее стартовое поле медленно отодвинулось вниз. Вскоре на его месте заклубились облака, потом они пропали, и на экране появился космос.
Эо волновалась, но не слишком сильно, это ей в новинку, другие-то на подобном корабле много раз уже летали, начиная с самих миарийцев.
Когда взлетели с планеты, стало можно выбраться из кают и пройти на обзорную палубу – полюбоваться космосом до того, как корабль нырнёт в гипер-пространство.
Эо заглянула в каюту, где разместились Богатырёв, Вирен и Полушкин. Там же был куратор группы, преподаватель геологии Глеб Петрович. И короб Генки с разобранным и тщательно упакованным драгоценным роботом посреди узкого прохода между койками. Андрей протиснулся мимо контейнера, вышел в коридор и похлопал Эо по плечу.
-Держись, не бойся!
Она удивлённо улыбнулась.
-Спасибо, конечно, но я не боюсь! Это же рядовой, обычный полёт, ничего особенного!
Богатырёв ехидно прищурился.
-Точно не боишься? У тебя-то это первый выход в космос, как-никак!
Эо пожала плечами.
-А что тут такого страшного? Технология проверенная, и сам корабль уже не единожды испытан. Гипер? И что – гипер? Сейчас в каютах пристегнёмся и подремлем, не заметим, как прыжок уже совершится.
Андрей почему-то нахмурился, но потом снова улыбнулся, опять же, непонятно, почему.
-Ну-ну, смелая какая. Мне и то стрёмно.
Кирей покосился на него и усмехнулся. Взрослый он какой-то слишком, вроде Марины.
-Да ладно! Вот уж не поверю! По-моему, ты вообще ничего не боишься!
Андрей довольно улыбнулся.
-Пошли на обзорную палубу космосом любоваться, а то скоро снова по каютам разгонят! Ген, идёшь?
Полушкин продолжал сидеть на койке, уткнувшись в унибук. Чаще всего его можно было видеть в общественных местах именно за таким занятием.
-Нет! Вы идите, а я тут посижу, я новые материалы по сети нашёл, хочу почитать. Что я в этом космосе не видел?
Андрей и Кирей переглянулись.
-Ну, как хочешь!
Эо и ребята ушли.

4.

Просторный, округлый в сечении коридор изгибался пологой дугой. Светящаяся полоса посреди потолка источала белый яркий свет.
Эо вприпрыжку бежала впереди. Радость переполняла свежеиспечённую практикантку, она готова была плясать и петь во всё горло.
За очередным плавным поворотом оказалась толпа, девушка влетела в неё с разбега. Натолкнулась на кого-то, на неё ругнулись, но поддержали за локоть, чтобы не упала, и даже пропустили вперёд. Обзорная палуба – это громко сказано, всего-навсего сегмент коридора с «прозрачной» внешней стеной. Тоже экран, разумеется, но большой.
Девушка разочарованно ахнула.
-А где красивые, лохматые протуберанцы?! Солнце выглядит обычно, как с Земли! И звёзд почти не видно…
Эо ответил какой-то парень с маленьким телескопом в руках.
-Солнце слишком яркое, протуберанцы будут видны только сквозь тёмное стекло. Как с Земли.
Эо прижала ладони к вогнутой стене, уткнулась в неё носом и вглядывалась, болезненно щурясь.
-Где же другие планеты?
Парень сунул телескоп подмышку и подошёл ближе.
-Да вон, к примеру, точка чуть крупнее звёзд. Мы не проходим вблизи планет.
Эо бросила мимолётный взгляд на невысокого, черноволосого старшеклассника и снова уставилась в экран.
-А как же пояс астероидов, пояс Койпера, облако Оорта? Мы в какой-нибудь камушек не врежемся?
Парень засмеялся.
-Чтобы врезаться, надо очень сильно постараться! Специально курс выстроить! Системы объектов сильно разрежены. Астероиды расположены буквально на астрономических расстояниях, в десятках миллионов километров друг от друга, как минимум. То, что показывают в фантастических фильмах, далеко от реальности. Лавировать между густо летящих камней – это, мягко говоря, сильное преувеличение.
Он снисходительно хмыкнул.
-Какое облако Оорта? Мы не будем покидать пределы Солнечной системы. В ней пока что мало астроинженерных сооружений. Для входа в гипер мы просто удалимся на достаточное расстояние от объектов, искривляющих пространство-время, то есть, от Земли. Солнце и другие планеты и так далеко. Вот когда Земля станет такой же крошечной бледной звёздочкой, как другие планеты, корабль уйдёт в гипер-прыжок.
Многоцветный шар с материками и океанами постепенно уменьшался, отодвигаясь в сторону. Эо до сих пор видела его вот так, целиком, только на фото и видео в интернете, а также на рисунках космонавтов. Девушка прерывисто вздохнула. Старшеклассник продолжал самодовольно разглагольствовать.
-Я не первый раз в космосе, только раньше летал внутри Солнечной системы. Зато в составе международных экспедиций…
Эо теперь вспомнила его. Руслан Макаров, астрофизик-вундеркинд, про него передача по ти-ви была.
-А почему ты задаёшь мне все эти вопросы? Хочешь познакомиться поближе?
Ну вот, одним махом разочаровал. И почему это нормальную любознательность постоянно принимают за желание пофлиртовать?
-Спрашиваю, потому что мне интересно. Ты сам стал отвечать на вопросы.
Руслан ухмыльнулся.
-Ну, коне-е-ечно, я понимаю, что тебе интересно, - многозначительно протянул он. – Мы можем это отметить – и твой первый полёт, и начало практики! Я сделаю коктейль «северное сияние».
Вот это да! Как он сумел протащить на борт водку и шампанское? Не иначе, у него кто-то свой в экипаже или техобслуживании.
Один из ребят включил популярную песенку, с весёлой мелодией и эффектом «полёта тарелки» в аранжировке. Кто-то танцевал, кто-то целовался в сторонке, на фоне звёзд. Эо стояла возле экрана, занимающего целый сегмент стены. Ей хотелось любоваться звёздами. Это же гораздо круче планетария с современными лазерными эффектами, хоть и бледнее. Потому, что настоящее.
Неужели нахал сейчас всё испортит?
Эо посмотрела на него очень строго.
-Я не пью.
Руслан гневно нахмурился. Сросшиеся брови смешно встопорщились на переносице.
-Боишься спалиться перед преподами? Тогда пошли ко мне в каюту, это ещё лучше! Друзья у меня понимающие, они ненадолго выйдут погулять.
-Не хочу! - Эо отказалась ещё решительнее.
-Пора начинать взрослую жизнь, - напористо заявил парень.
Эо фыркнула. Яйцо курицу учить будет. Перескочил через несколько классов и решил, что он тут теперь самый крутой, пфе. Поучайте лучше ваших паучат.
Не-не-не, она будет даже драться, но напоить себя не позволит. Она всё-таки пробовала спиртное, поэтому отлично знает, что происходит с мозгом и телом после того, как выпьешь. Прежде всего, ты напрочь теряешь соображалку. Следовательно, тот, кто хочет лишить тебя способности ясно мыслить, добра тебе уж точно не желает.
Эо неопределённо махнула рукой и пошла прочь с палубы, решив даже пожертвовать любованием звёздами, лишь бы избавиться от неприятного общества. Руслан побежал следом и пригрозил вылить коктейль девушке за шиворот, если она не выпьет.
У него на пути дружно выросли двое – Андрей и Кирей.
-Сдай назад, малыш, и не цепляйся к нашим! Тут тебе не светит, так что не рыпайся, а то получишь.
Руслан измерил мрачным взглядом этих двоих, стоящих плечом к плечу, и благоразумно отступил.
За поворотом коридора Эо догнала Марина.
-Удивляюсь я на тебя! Зачем симпатичного парня обидела? Принца ждёшь, о любви неземной мечтаешь, в облаках витаешь? Сейчас принцев нет, сейчас одни козлы! Поэтому, зачем ждать принца? Надо пользоваться тем, что есть, и брать от жизни всё! Несовременная ты какая-то! А любви вообще нет, не существует её, и само слово давно не котируется, его в грязи изваляли.
Эо рассердилась. Этой-то что от неё сейчас надо?
Несовременная, говоришь? Если быть современной – значит, пить, курить и гулять, то да, я не современная и быть ею не собираюсь!
Она открыла рот, секунду помедлила и высказала далеко не всё, что подумала. Чтобы не обидеть.
-Любви нет, говоришь? Это слово не котируется, его в грязи изваляли? Значит, надо поднять и отмыть от грязи!
Марина неожиданно не нашлась, что ответить.
Эо оставила её в коридоре размышлять о жизни и ушла.

5.

В каюте девушка села на свою койку и открыла унибук. Ей хотелось ещё раз просмотреть материалы о тлорах, какие она сумела найти и собрать.
Она поёрзала на откидной полке, уютно закуталась в одеяло, включила музыку, открыла папку и принялась перебирать файлы.
Люди на уровне каменного века, охотничьи племена…
Да, генетически тлоры – именно люди, целиком и полностью, так же, как миарийцы. Это уже достоверно известно. Племена делятся на группы, которые ранее то враждовали, то объединялись. Тлоры воинственны по необходимости, до сих пор умеют сражаться своим древним оружием, но это в теории, по фактам они давно уже, несколько тысяч лет, не воевали между собой.
Так. Это она уже читала не раз и отлично помнит.
В папке у Эо были самые разные заметки из электронной периодики, в том числе статья о недопустимости вмешательства в развитие первобытных цивилизаций. А ещё – статья с противоположной точкой зрения, о пользе прогрессорства и совершенствования личности.
Ну да, теоретики спорят, чему можно учить тлоров, а чему нельзя, что можно рассказывать им о себе и о мире, и не есть ли это недопустимое вмешательство, не лучше ли вовсе уйти с планеты и оставить всё, как есть, мол, цивилизацию взаймы не дашь. А практики между тем давно используют и ресурсы планеты, и самих аборигенов. Тлоры уже вовсю помогают землянам в исследовательских работах и очень интересуются знаниями, особенно молодые.
Эо положила в папку даже статью о методах определения подлинности и способах подделки первобытных цивилизаций для привлечения туристов. Вот ведь кому-то своеобразная теория в голову пришла, фантасты от науки…
Пришла Надя, бесцеремонно вытащила у Эо один наушник, поднесла к своему уху.
-Что это ты слушаешь? Танцевальную эстраду? Ты же вроде классику любишь!
Эо подняла голову от унибука.
-Настроение у меня сейчас такое! Я всё люблю вообще-то, под настроение!
Вот ведь, захочешь почитать материалы, так тут же отвлекут глупой болтовнёй. Эо порадовалась, что ей не надо будет жить в институтском общежитии, а то и учиться не дадут.
Надя не унималась.
-Ну что за досада и засада! Ты ушла с обзорной палубы, и Кирей тут же ушёл! Ходит за тобой, как привязанный! Вот ты ушлая! Как у тебя получается хоть на пару слов раз в год по завету его раскручивать? Колись давай! В чём твоя хитрость?
В том, что Эо вовсе не хитрила, совсем даже наоборот. Да и что за достижения особые? Странная дружба, почти безмолвная. И то потому, что девушка однажды помогла однокласснику, ничего не пытаясь требовать взамен. Просто положила Вирену на стол конспект пропущенного занятия и убежала…
К счастью, в этот момент пришла Марина и тем самым избавила Эо от необходимости отвечать.
-Девочки, вы не в курсе, нам поесть дадут или будут морить голодом до самой посадки? Чтобы обойтись без лишних извержений, так сказать.
Эо пожала плечами.
-Я даже не знаю ещё, где тут столовая.
Надя состроила кислую гримаску.
-Я знаю. Но она закрыта.
Марина элегантно присела на койку, достала свой рюкзак и принялась в нём копаться. Она хотела хотя бы ненадолго сменить положенный на борту комбинезон на что-нибудь более женственное. На свет явились съёмное прозрачное оплечье с вышивкой и стразами, блузка-корсет из ткани «хамелеон» и тонкая кожаная мини-юбка.
В каюту заглянула Элла Валерьевна.
-Вам показали, где тут лежат скафандры? Надеюсь, надевать и герметизировать их все умеют, повторять инструкцию не нужно?
Эо по школьной привычке подняла руку, но ответила, не дожидаясь разрешения.
-Нишу со скафандрами показали в первую очередь! Инструкция не нужна! На уроках начальной военной подготовки нас учили пользоваться скафами.
-А я надеюсь, нам учебные тревоги не будут закатывать, - капризно протянула Марина.
-Не будут. Я договорилась, - улыбнулась Элла Валерьевна. – Всё, девочки, я пошла в гости, а вы ведите себя хорошо, тогда я вам принесу вкусненького.
Учительница выпорхнула из каюты в коридор.
Марина фыркнула.
-Как маленьким ляпнула. Надеюсь, это вкусненькое будет в виде вина, а не конфеток. А то нам-то рюкзаки обыскали, у меня бутылку «ламбруско» вытащили, заразы… Поболтаем пока, что ли? Всё равно больше делать нечего.

6.

Вначале обсуждали мальчиков.
Марина говорила очень откровенно. Надя хмурилась, морщилась и глядела в сторону, но старалась не отставать.
Эо молчала. Её покоробило, даже уши со щеками загорелись. Девочки словно уже выпили, такие темы поднимают, у кого из парней какой… кхм… этот самый, м-да.
Эо, конечно, уже взрослая и в состоянии обсуждать… эмм… интимную сторону жизни. В конце концов, предмет «сексуальное воспитание» им даже преподают. Сильно урезанный, правда, по сравнению с недавним временем. Консервативные родители добивались, добивались и всё-таки добились сокращения в содержании этого предмета. Там теперь оставлена почти только одна психология взаимоотношений. Эо считала, что ничего не потеряла с этим сокращением, разве что лишнее хихиканье одноклассников или эпатажный стёб. Анатомии в восьмом классе вполне достаточно...
Всё-таки есть в подобных разговорах что-то неправильное. С одной доверенной подругой посекретничать можно. Но не в большой компании! Это уже слишком! Это уже какой-то эксгибиционизм получается. И вообще, откат к животному состоянию, вот что.
Мама с бабушкой обсуждают такие темы ночью, тайком от Эо, на кухне. Иначе непедагогично. Они ещё постоянно спорят о допустимом возрасте для определённой информации, и о том, хорошо ли, что такую информацию в школах преподают…
Марина вскочила на ноги.
-Так, всё, девочки, мне скучно! Выпивки нет, мальчиков нет! Я пошла к каютам преподов, послушаю, о чём говорят! Каюты крошечные, в них ужасно душно, наверняка двери распахнуты, можно узнать что-нибудь интересненькое!
Эо удивила всех, спрыгнув с койки.
-Интересненькое? Я тоже хочу!
Марина хмыкнула.
-Ух, ты, правильная наша! Подслушивать? Ты даёшь! Думаешь, они там про науку рассуждают? Ну, ладно, пошли тогда. Только тихо!
Марина схватила Эо за запястье с такой силой, словно у неё были не пальцы, а металлические манипуляторы. Неудивительно, конечно – она старше, кости крепче, занятия единоборствами опять же.
Родители у Марины оба служат в военно-космических силах, семья часто переезжает, дочь отстала с учёбой и в результате оказалась на пару-тройку лет старше одноклассников. Короче, Коровьева уже была совершеннолетней. И вела себя соответственно – воевала с учителями за то, чтобы ей разрешили краситься и не носить форму, в компаниях беззастенчиво обсуждала любые темы. Говорят, уже и сексом занималась… эмм… с разными ребятами и даже мужчинами.
Марина бегала за преподавателем из вуза, который вёл факультатив по геологии. Потому что он «перспективный», с диссертацией, престижной специализацией, и собой хорош. А ещё Марина хотела сменить родительскую фамилию, «хоть Васильева буду, а не Коровьева». Она стремилась за Глеба Петровича замуж, вот только, кажется, его эти поползновения вовсе не радовали…
Двери были раздвинуты до отказа, из кают-компании доносились громкие разговоры. Девушки на цыпочках подкрались поближе.
-…Я отлично понимаю Ларочку, мне тоже не нравится такая идея – везти детей к дикарям!
Эо набрала в грудь воздуха, ей захотелось высунуться и вызывающе прокричать фразы, которые она бросала ребятам во дворе лет шесть назад. «А дикарей не бывает! Разве что считать дикими чужие обычаи!» Марина удержала её за руку.
-…Они не дикари, их выбили в дикость! Мне интересно раскопать, откуда они вообще на Тлоре взялись, не там же развились, промежуточного звена так никто и не обнаружил! Не найдены останки ни высших видов обезьян, ни древнейших людей!
-Выбили в дикость, говоришь? А доказательства? Никаких ископаемых обломков звездолёта или хотя бы руин древних городов никто не находил.
-Доказательства фольклориста для тебя, конечно, не в счёт?
-Конечно. Мало того, что легенды и мифы сами по себе иносказательны, так ещё истолковать их однозначно невозможно, а как угодно интерпретировать – запросто. Теория регресса довольно спорна, её пока официально не признали...
-Хотя, в данном случае, казалось бы, всё очевидно.
-…Считаться с ней, конечно, можно, особенно при изучении некоторых явлений общественного строя, которые производят впечатление сугубо сложных и на первый взгляд не вяжутся с примитивным материальным бытом. А уж гипотеза о переселении, об эвакуации на другую планету, до сих пор у многих мэтров гомерический хохот вызывает…
-…Тлорой они называют не только свою планету, а вообще всё, весь окружающий мир. Эрго, через энное время планету им придётся переименовывать, либо придумывать, а может, заимствовать названия для Галактики и Вселенной…
-Если Тлора – это вообще всё, то тогда тлоры – это те, которые везде? Хорошие амбиции…
В коридор выглянул Глеб Петрович. Марина радостно заулыбалась, наверно, думала, что их сейчас пригласят поучаствовать в беседе.
-Что вы здесь делаете? Скоро будет сигнал на обед, после обеда часа через полтора начнётся второй гипер-прыжок. Идите-идите – на обзорную палубу или в каюты. Нечего вам тут делать.
Марина помрачнела и не нашлась, что возразить.
Девушки ушли.

7.

-Ох, ты ж, блин! Прямо боевая труба!
Резкий звук из-под потолка заставил подскочить.
-Ура-а! Наконец-то поедим, попробуем, чем питалась первая миарийская экспедиция! Девочки, за мной, на этот раз веду я!
Надя с улыбкой ринулась из каюты. Марина и Эо побежали вместе с ней.
Совершенно пустая столовая удивила, но лишь в первое мгновение. Как только туда ступили люди, в полу раскрылись люки, из них выросли раскладные столики и стулья. На столах были разложены небольшие контейнеры.
Марина открыла один из них, достала что-то вроде печенья, надкусила и скривилась.
Эо с любопытством заглянула в свою коробку. Тонкие брикеты, похожие на крекеры либо галеты, тёмные сухие кусочки то ли мяса, то ли фруктов, мелкие горошины, возможно, конфеты или растворимые напитки... Всё это не вызывало ни малейшего желания попробовать. Но у кого как.
Надя с аппетитом жевала и вдобавок махала кому-то рукой.
-Иди к нам, смотри, что тут есть! Иди, а то ведь голодным до самой Тлоры останешься!
Эо огляделась. Оказывается, Надя пыталась позвать за их столик Кирея. Эо подёргала одноклассницу за рукав.
-Отстань от человека! Он, сто пудов, этим так уже объелся, что видеть не может!
Кирей вышел из столовой. Эо захлопнула свой контейнер с сухим пайком, побежала следом и догнала миарийца в коридоре.
-Кир! А голодным до самой Тлоры ты всё-таки не останешься! Я привезла малиновый пирог! Даже странно, что при посадке не отобрали! Там на четверых хватит, на случай, если и Глеб Петрович вдруг захочет попробовать кусочек!
Они дошли до каюты, Эо отдала Кирею коробку с пирогом, он скупо улыбнулся, поблагодарил жестом и ушёл.
Жуя на ходу, прибежала Надя, удивлённо уставилась на Эо, сидящую на своей койке с унибуком, но, к счастью, никаких вопросов задавать не стала. Следом за ней пришли Элла Валерьевна и Марина.
Потом было нестерпимо долгое ожидание, трубный сигнал, от которого все вздрогнули, щелчки застёжек на страховочных ремнях, гипер-переход и, наконец, на экране – вид планеты с орбиты, ночная сторона, на которой ничего не различить. Маленький светлый шар луны выкатился из-за бока большого тёмного шара, отразился в океане. Над полюсом Тлоры плескалось бледно-зелёное полярное сияние.
-Мы что, так и приземляться будем, на ночной стороне?
Эо никто не ответил, должно быть, Элла Валерьевна и сама не знала.

Опубликовано: 05.09.2018

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 16 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 12 человек:

  1. ООО что-то очень интересное и космическое, забираюсь к вам в окопчик (ну или в челнок) И жду когда же прода будет

    0

  2. Становится интересно. И ребята все такие разные.

    0

  3. Космос — это всегда волнительно.
    Молодежь, эх молодежь, вроде умная.
    Первая любовь.
    Что у меня ностальгия по молодости и путешествиям проявилась, не космическим конечно, а чисто земным.

    0

    • В том-то и дело, что — вроде.))) была бы эта молодёжь просто умная, проблем бы не было))) или всё равно были бы, но уже другие…)))
      Да-а. ностальгия — это уж точно. Но я и сейчас иногда езжу, не очень далеко. Ради этого романа, к примеру, специально несколько раз в поход съездила. Чтоб естественно лагерь землян с палатками и прочим написать. Так-то я не походница ни разу)))
      Чего не сделаешь ради своих мечтаний и ради читателей)))
      Вот, как-то так)))

      0

  4. Да, язык выделан тщательно…
    Ждем встречи с иной культурой!
    Будет инопланетный принц?
    Или инопланетный козел?

    0

    • Благодарю, я старалась))) язык действительно правила скрупулёзно, тут важны формулировки))) «Принц» будет))) Не козёл ни в коем случае))) но принцем можно назвать разве что фигурально))) впрочем. кажется, это уже спойлеры))) Спасибо большое за отзыв!

      0

  5. OK:

    По первой главе не поняла. А теперь — заинтересовалась. Похоже, годная вещь вырисовывается. Звездочку жму и жду продолжения))

    0

    • Спасибо Вам большое и за звёздочку, и за отзыв! А что именно заинтересовало? ПодЕлитесь?

      0

      • OK:

        Ну, про грамотный язык даже говорить не буду: дело хорошее, но не определяющее — можно писать грамотно, но не интересно.
        А что привлекло и заинтересовало — это то, что вокруг (пока еще непонятной) интриги автор создает полотно с множеством деталей, причем не зависающих в пустоте, а завязанных друг с другом либо явно ожидающих развития впереди, так что получается объемная картинка, плюс нелинейные характеры (та же Марина: оказалась не просто красоткой, а еще и бойцом единоборств, что требует определенных черт характера и умений).
        Ну вот, как-то так)))

        0