Практика — 10

Большой праздник

1.

Хмурые горы заслоняли восходящее солнце, розовые отблески едва-едва пробивались на дно ущелья. В проёме входа застыл сумрак, как в душе у девушки. Нет, не так. В душе царили мрак и леденящий холод, как в космосе.
Эо сидела, привалившись спиной к ребристой стене пещеры. Острые грани резали спину сквозь тонкое платье, она не замечала этого. Ей хотелось выть, подобно волчице, яро, надсадно, безумно. Разодрать на себе одежду, кожу, мышцы, вырвать из груди сердце, чтоб не болело. Убиться головой об стену. С разбега. Только б не думать, что она ничего не сможет сделать, никак не помешает подготовленному убийству.
У обычной школьницы нет большой физической силы, нет боевых навыков, нет авторитета и положения власть имущей. Нет армии, флота, авиации, звёздной армады. Ничего нет…
Но если она будет так думать, то для Ири никакой надежды уж точно не останется.
Она готова лечь костьми, чтобы спасти своего прекрасного тлора, но что она может? Как остановить шамана? Как найти место, где будет проходить инициация? Ведь важный для тлоров обряд держится в секрете даже от большей части местных, не говоря уж про землян.
За Ири скоро придут, можно выследить торжественное, неторопливое шествие, но на самом деле об этом и думать нечего. Её засекут, она не умеет прятаться на местности и передвигаться бесшумно, как тлоры.
Пожалуй, лучше уйти из пещеры и вообще из ущелья. Смотреть, как поведут Ири – ужасно, невыносимо. У неё нервы не выдержат, она набросится с кулаками на всех этих довольных и нарядных взрослых прямо тут же. Ничего хорошего из этого не выйдет, её просто схватят и отправят в лагерь, а Ири останется без защиты и его убьют.
Значит, последовать за шествием опасно. Прибыть на место надо заранее, чтобы спрятаться там, да ещё и вычислить, где оно находится. Как это узнать?
Блин, на что она рассчитывает? Ну, заслонит собой от первого удара, её оттащат, и кто помешает шаману продолжить? Надеяться и так-то не на что, но если бездействовать, то надежды точно вовсе не останется. Сердце болело и сжималось, слёзы лились из глаз. Почти не видя ничего под ногами, девушка побежала вон из пещеры. К счастью, дорога была ровной, укатанная древней рекой в незапамятные времена. Эо, спотыкаясь, выскочила из ущелья, спряталась пока что за уступом, в зарослях кустарника.
И вовремя. У входа в расселину раздалось пение, показались тлорские мужчины, разрисованные разноцветными узорами по смуглой коже, в высоких, пушистых головных уборах из перьев. Они важно выступали шеренгой по двое, пели, танцевали на ходу и никуда не торопились, уверенные в обычном ходе церемонии.
Мужчины скрылись в ущелье, и Эо полезла на скалу, чтобы осмотреться. Может, отсюда удастся увидеть место, выбранное для ритуала? Но вокруг были только скалы, пологие холмы и редкие деревья. Блин, блин, блин горелый! Как вычислить? Как не опоздать?
Ири сказал, что сам не знает, где будет обряд, каждый раз его проводят на новом месте, резные тотемные столбы переносят, они не так уж велики. Место определяет шаман и до последнего момента никому об этом не сообщает.
Эо судорожно попыталась припомнить всю собранную мифологию тлоров, но подсказки там не обнаружила. По какой системе шаман каждый год выбирает очередную площадку? Может быть, согласно последовательности событий в легендах? Вот здесь, к примеру, было знаменательное видение одному герою, а вон там – испытание другому… Надо же было ей оставить свой унибук в лагере!
Может, тингвештар вообще гадальный кубик бросает? В таком случае, она тут будет бегать до скончания века и доберётся к цели, когда всё будет кончено! Из-за неё и её тупости Ири убьют!
Эо снова заплакала и тут же, со злостью на себя, принялась торопливо тереть глаза пальцами. Слёзы мешают смотреть, она рискует что-нибудь прозевать. Может, тлоры там будут петь очень громко, и она услышит, побежит на звук?
Звук раздался, но совершенно другой – тонкий пульсирующий посвист над скалами. Ещё ни чище! Это летит корабельная шлюпка! Беглянку ищут с воздуха по всему плато! Ну, ещё бы, ведь она не вернулась накануне в лагерь! На борту шлюпки наверняка есть поисковый сканер для обнаружения биологических объектов. Откуда Кир знал, что вот так отчаянно пригодится его куртка?
Девушка стремительно сползла, почти скатилась со скального уступа, рискуя переломать себе руки и ноги. Обдирая ногти до крови, она быстро вырыла углубление в земле, в тени куста, как учил Ири, улеглась, свернулась клубком, чтобы уместиться под курткой Вирена полностью, и, высунув руки, забросала себя ветками, землёй и всяким мусором. А затем спрятала руки обратно под куртку и замерла.
Летящая шлюпка показалась над входом в ущелье.
Машина заложила широкий вираж, на её крыше выдвинулся раструб мегафона, он захрипел, откашлялся, загудел на всё небо.
-Лаврушина!!! – загрохотало над горами искажённым голосом Глеба Петровича. – Выходи!!! Мы знаем, что ты где-то здесь! Ты задерживаешь тлорское мероприятие, на которое мы все приглашены! Между прочим, мероприятие – по твоей специальности!
Эо застыла в земляной ямке. Ну, как сказать, застыла – её трясло так, что она боялась, это будет заметно аж с воздуха. Что, если её обнаружат, несмотря на куртку Вирена из миарийской экранирующей ткани? Мало ли, био-сканеры же, да вдруг ступня либо кисть руки нечаянно из-под края высунется…
Знаем-знаем, какое мероприятие! По моей специальности? Издеваются, догадался Штирлиц. Жертвоприношения – вовсе не по моей специальности!..
Да она целый век готова тут бегать, только чтобы это «мероприятие» не состоялось! Хоть одно утешение, хоть можно не психовать и не сходить с ума – она не опоздает, скрываясь от погони…
-Лаврушина!!! – гремело с неба. – Выходи сейчас же! Мы знаем, что ты здесь! Не заставляй нас почём зря тратить время! Если выйдешь добровольно, мы будем ходатайствовать, чтобы тебя не исключили из школы! Если не выйдешь, заставишь бегать за тобой – получишь «волчий билет» и занесение в «чёрный список» вузов всей страны! Мы всё равно скоро тебя найдём, лучше выходи по доброй воле!
Эо дрожала в укрытии и тщетно сдерживала бурное дыхание.
Шлюпка бешено кружилась над горами.
Мегафон гудел и надсадно орал.

2.

Ири неподвижно сидел, привалившись спиной к стене пещеры и бессильно откинув голову на неровный шершавый камень с острыми гранями. Боли юный тлор не чувствовал. От зелья мутился рассудок, и не осталось ни сил, ни воли, а надо было думать. Скоро за ним придут, необходимо срочно решить, как поступить.
Эйта Кшарэф…
Шаман разрешил называть его отцом. Шаман вывез пятилетнего мальчика с островов, когда ребёнок остался совсем один. Растил, воспитывал, всему учил и заботился, кормил, поил, одевал. Теперь поверить, что он хочет убить?
Тингвештар из рода Кхеирипо в тот день, пятнадцать лет назад, просто плыл по морю, по своим делам. И услышал крик. Наверное, нет, не слабый человеческий голос за шумом прибоя, а мысленный отчаянный вопль ребёнка, который остался на маленьком, скалистом островке в полном и безнадёжном одиночестве. Родители не вернулись с морской ловли, уже несколько дней тому назад…
Шаман свернул со своего пути, нашёл и забрал мальчика с собой. Поселил в своём доме, вместе со своим родным сыном, растил, воспитывал, делился мудростью и даже немного – тайными знаниями, хотя у Ири, в отличие от Ашшантара, способностей к разговорам с духами нет.
Как поверить чужим против своего? Кто прав? Слишком мало он знает, чтобы решить правильно и наверняка.
Маленькой вирджане Эо точно можно верить, она действительно любит его. Это чувствуется в каждом её слове, каждом жесте, каждом взгляде. И… да, он, Ири, тоже любит её, всей душой, всем сердцем, всем своим существом. Она действительно хочет спасти его.
Но в самом ли деле существует опасность? Никаких твёрдых доказательств нет, только интуиция девушки, чужой девушки, которая далеко не всё знает о тлорах. Зачем Кшарэфу убивать своего приёмного сына? Как понять, где правда? Как вычислить замыслы взрослых, хитроумных, опытных людей обычному подростку?
Он может отказаться от испытания, и тогда не погибнет, согласно предсказанию тингвештара. Тогда Кшарэф не убьёт его при свидетелях, если он действительно такое задумал. А потом трусливого, никчёмного юнца выгонят из посёлка навсегда, и надо будет уйти, спрятаться, чтобы дождаться, когда она вернётся за ним. Вернётся ли? Другие вирджаны не возвращались за своей любовью на Тлору. Почему он должен быть уверен, что вернётся именно она, именно к нему? Чем таким он оказался лучше всех, тех, к кому не вернулись?
С рассвета над холмами и ущельем заметалась маленькая машина людей со звёзд. Ири знал, кого они ищут. Скорее всего, Эо не послушалась его и не вернулась накануне в лагерь вирджанов.
Голова почти не кружилась, зелье помогало. А может, и мешало, раньше он спокойно выдерживал несколько дней без еды, ещё и по холмам при этом бегал на охоте. Подозрения, подозрения… Если подозревать всех и вся, то и жить невозможно. А-ха-ха, жить! Сколько ему осталось той жизни… Духи ведь предрекли, что в день испытания он умрёт. Духи или сам шаман? Лучше всего предсказывает тот, кто сам своё предсказание и осуществляет, со слезами в голосе кричала Эо. Она будет плакать, если он умрёт. Будет плакать, как та вирджана из легенды…
Он размышлял со всем напряжением, на какое был сейчас способен. Ответственность перед племенем, ответственность перед девушкой, ответственность перед самим собой. Что предпочесть? Всё совместить не удастся.
Он привык уважать и слушаться шамана, почитать, как отца. Привык доверять. А теперь получается, что человек, которому он доверял, задумал убить его? Чьим словам внимать?
Может, Кшарэф от великого беспокойства за народ попросту сошёл с ума?
Так кого слушать?
-Слушай в первую очередь себя, своё сердце. И свой здравый смысл. Духи вкладывают в голову нужные знания в нужный момент, важно суметь понять то, что они сообщают.
Слушать духов Ири никогда не умел, но здравый смысл у него есть.
Раньше Кшарэф изрекал много истинного…
Ещё шаман говорил:
-Глупую женщину не слушай. На умную женщину посмотри. Если она прислушивается к тебе, считается с тобой, тогда ты тоже можешь к ней прислушиваться.
Как поступил бы сам тингвештар, понять невозможно – у него вообще нет женщины.

3.

Эо бегала по холмам.
К счастью, можно было услышать полёт шлюпки издалека и успеть спрятаться.
Эо продолжала прятаться так, как научил её Ири – выкапывала углубление в мягкой почве, забрасывала себя землёй и всякой трухой, а сверху ещё и прикрывалась ветвями кустарника.
Ей пришлось побегать. Её искали не только с воздуха, прочёсывая на шлюпке окружающую местность. Время от времени машина приземлялась, люди выскакивали из неё и обшаривали всё подряд, малейшее углубление, которое казалось им подозрительным.
Ей пришлось очень здорово побегать, изобретая и меняя места укрытий. Один раз она вжалась в скальную трещину и завалила себя мелкими камнями.
Другой раз забралась на дно овражка, под куртку, присыпанную палой прошлогодней листвой, и чуть не была обнаружена.
В третий раз влезла на дерево, потом решила, что это слишком рискованно. Деревьев как раз здесь совсем мало, их можно обыскать в два счёта.
Лучше всего «работали» земляные углубления на местах открытых и ровных, где, по идее, вообще негде прятаться.
А ещё девушка поначалу боялась, что серебристая куртка выдаст её своим блеском. Но «умная» ткань словно уловила пожелание беглянки и потускнела, приняла цвет почвы так, что полностью сливалась с ней.
С высоты истерически вопил мегафон – на сей раз голосом Эллы Валерьевны.
-Лаврушина!!! Мы же отвечаем за тебя! Ты понимаешь, как это жестоко с твоей стороны?! Меня же инфаркт с инсультом из-за тебя хватит! Что я скажу твоей матери?! Твоим родителям?! Ты хоть покажись, что жива, а дальше бегай, сколько тебе угодно, пока не надоест! Хоть до самого конца практики!
Если делать слишком толстый маскирующий слой, это тоже привлечёт внимание. Лёжа под курткой и небольшой грудой мусора, Эо нервно засмеялась.
«Ага, сейчас, так я вам и поверила! – подумала девушка. – То, что вы там выкрикиваете, называется моральный шантаж. Частично даже, это правда, но тут речь идёт о жизни человека, жизнь важнее. А вам уже доверия нет, вы главного не понимаете, вот в чём дело».
Шлюпка кружила низко над землёй, мегафон орал.
Ох, и зрелище для местных, если кто-то из них всё это наблюдает. Плюс к их сомнительному празднеству. Ну, прямо цирк, да и только. Не приведи духи, трагический цирк…

4.

С торжественными песнопениями, весело пританцовывая, пришли разряженные старшие воины. Их было слышно издалека, пение, разговоры и смех разносились далеко по ущелью. Они вошли в пещеру и осмотрелись, даже принюхались. Поспорили, точно ли тингвештар дозволил этому тлору без имени пить специальное зелье. Ведь обычно испытуемым все три дня перед Танцем Звёзд не полагается никакой еды, никакого питья.
А потом воины и охотники повели себя очень странно. Только двое вывели тлора без имени из пещеры, остальные бегом бросились обыскивать все самые маленькие ближайшие скальные ниши. Словно знали наверняка.
Ири опустил глаза. Он не хотел видеть, как там найдут чужую девушку, он подставил её, предложив посмотреть. Проявил слабость, пожелал получить тайную, маленькую, невинную поддержку на главном испытании. Ничего плохого Эо не сделают, да и ему тоже, её же не у него в пещере застанут, но насмешек и пересудов хватит надолго. Однако, воины никого, кроме Ири, в ущелье не нашли.
Один из мужчин вернулся, торжествующе потрясая цветной ленточкой, вовсе не из той пещеры, где скрывалась Эо. Такой ленточки у маленькой вирджаны Ири ни разу не видел, зато видел украшения-бантики на одежде Каханы. Тут происходит что-то странное. Кшарэф хочет не только убить его, а ещё к тому же ославить? Но эту ленточку старшие мужчины ни единым словом вслух не обсудили. Наверное, просто сразу шаману сообщат, как только все придут на место.
Они отправились в путь по ущелью, долгий, потому что медленный. Даже не из-за торжественности, а оттого, что Ири почти не мог идти от слабости. Двоим мужчинам пришлось не вести его, а чуть ли не тащить на себе. Эти двое уже не пели, а ворчали. Они были вынуждены прикасаться к тому, кто отягощён опасным колдовством, и потом им придётся проходить обряд очищения.
А ещё они насмехались. Он не от зелья ослаб, говорили они, а потому, что он слабый вообще, всего лишь трёхдневная голодовка так на него повлияла. Испытание он точно не выдержит, и все старания вокруг него пропадут зря.
Но, чем дальше они шли, тем больше выветривалось зелье из тела у тлора без имени. Под конец пути юноша зашагал вполне себе твёрдо, и насмешки постепенно прекратились.
Правда, перед самой площадкой для обряда Ири споткнулся. От немалого удивления. Тут собралось слишком много народа. Тут были не только его соплеменники, но и вирджаны из лагеря небесных гостей. Должно быть, шаман их сюда пригласил. Это хорошо, Эо не придётся прятаться. С другой стороны, зачем тингвештар так поступил? Обычно ничего подобного ни разу не делалось.
Раньше на обряд Танца Звёзд никогда не звали не только чужих, но даже тлоров из других родов и других селений.
Раньше никогда не менялась очерёдность по старшинству. А сегодня Кшарэф поставил перед тотемным столбом самым первым – самого младшего. Юного тлора, которого всего три дня назад звали Ири.
Тихий, тёплый ветер слегка развевал длинные, распущенные волосы Кшарэфа. На груди в такт шагам позвякивало маленькими колокольчиками колдовское ожерелье. Шаман медленно подходил всё ближе.
И внезапно резким движением выхватил из-за пояса обрядовый кинжал.
Ири не вздрогнул.
Кшарэф одобрительно улыбнулся.
Светлый клинок остро блеснул на солнце.

5.

Эо бегала и пряталась по холмам.
Угрозы с воздуха больше не звучали, хотя шлюпка продолжала кружить низко над землёй.
Девушка уже решила, что погони ей удастся благополучно избежать. Теперь ещё проскользнуть бы незаметно мимо летучей машины, отрезающей дорогу к холмам. Она боялась, что раньше времени растратит все силы, и так пришлось побегать, меняя места укрытий, а потом придётся побегать, разыскивая место проведения инициации.
И тут выяснилось, что преследователи просто изменили метод поиска.
На соседнем холме показались точки, крошечные фигурки, растянувшиеся шеренгой во всю ширину травяного склона.
Эо порадовалась, что не успела выскочить из очередного укрытия, когда шлюпка скрылась из глаз.
По холмам, под палящим солнцем, лениво передвигалась цепь земных старшеклассников. Кто-то ругался на жару, кто-то – на глупую сбежавшую сверстницу, кто-то просто рассеянно глазел по сторонам, занятый вовсе не поисками, а собственными мыслями.
-Вот бл…ство! Из-за глупой девки на мероприятие опоздаем! В кои-то веки тлоры на что-то интересное пригласили, и вот, нате вам, пожалуйста!
-Она – не глупая девка! – гневный, вовсе не холодный голос Кирея.
Эо похолодела от ужаса. Био-сканеры преподавателям не помогли, так они пустили по её следу миарийца-телепата! Неужели он её выдаст?
Девушка судорожно припоминала уроки ОБЭБ. Как спрятаться от человека-радара? Не думать, не чувствовать, представить себе, что ты находишься где-то далеко, совершенно в другом месте. Хорошо бы вообще потерять сознание, в таком случае уж точно она ментально ничего излучать не будет. Но тогда есть риск вовремя не очнуться…
-Ладно-ладно, не глупая! Вздорная только! Вот кто бы ожидал, что самая серьёзная девчонка во всей школе – и такое отмочит! А ты не отвлекайся, ищи лучше! На тебя вся надежда и на твои способности, большой человек-сканер! Вот ведь, блинский блин, как заныкалась, зараза, даже аппаратура её не засекла, что удивительно!
-Должно быть, проводник хорошо прятаться научил, - нарочито безразлично ответил Кирей.
Эо вздрогнула, осознав, что именно услышала. Один из практикантов мимоходом, равнодушно заметил, что поисковики «опаздывают на мероприятие»! То есть, Глеб Петрович обманул, и всё-таки, пока она тут прячется от своих, Ири там убьют! Она уже готова была выскочить из укрытия. Не может же быть, чтобы другие способы не подействовали, кроме её личного вмешательства! Умолять, убеждать, откровенно рассказать учителям всё о готовящемся жертвоприношении…
-А на мероприятие мы не опоздаем! – быстро и громко проговорил миариец. – Раз шаман всех пригласил, значит, без нас не начнут!
Эо в своём земляном убежище отчаянным усилием подавила судорожный вздох и снова замерла.
-Вирен, ты что кричишь? Я не глухой!
-А? Да я просто задумался, сканирование сосредоточенности требует, а ты меня разговорами отвлекаешь. Ты и сам, по-моему, видишь – среди этих так называемых зарослей, которые едва ступни закрывают, спрятаться невозможно. Никого тут нет, пошли дальше.
Замечательный миариец, истинный друг, Кирей «не заметил» одноклассницу, закопавшуюся под куст всего в нескольких шагах. Судя по всему, от него она вовсе не спряталась, несмотря на экранирующую ткань и уроки ОБЭБ. Просто он не предал её. И даже удержался, ни разу не посмотрел в её сторону, чтобы не выдать взглядом. Зато успокоил, предупредил, что она никуда не опоздает.
Правильно папа ругался на уроки ОБЭБ. Ничего действительно полезного, ничего, что реально работает, на них не сообщают. Он обещал познакомить с его тёткой, которая может научить настояшему, старинному, традиционному колдовству. Но только после того, как Эо исполнится двадцать один год. Ага, а навыки энергета вот внезапно понадобились гораздо раньше. Хорошо, что Вирен – её друг, настоящий. А если бы он был, к примеру, подхалимом и любимчиком преподов?..
Подростки снова цепочкой двинулись по впадине между холмами, топча кустики низкорослой акации. У них над головами кружилась шлюпка.
Мегафон молчал.

6.

Танец Звёзд начинается на рассвете – и для удара кинжала всё видно, и крупное, яркое созвездие Девяти Героев появляется на небе как раз в это время.
Нынче шаман почему-то выбрал для обряда необычно открытое место, широкую площадку между холмов, да ещё и пригласил на тайный праздник небесных гостей. Впрочем, шаману подсказывают духи, а с духами не спорят, им виднее. Люди из деревни рода Кхеирипо терпеливо ожидали начала действа. Впрочем, здесь присутствовали только взрослые мужчины, охотники и воины, а им терпения не занимать.
На покрытых травой склонах свободно разместились все, и тлоры, и земляне.
Обряд почему-то долго не начинался, уже привели юношей, уже были спеты все положенные песни, уже явились даже опоздавшие вожди вирджанов, которых ждали. Шаман пересказал подходящие легенды, произнёс положенные наставления, время от времени начинал петь и обращаться к духам. И всё больше делал паузы, странно поглядывая на холмы перед скалами.
Небесные гости томились на жаре под яростным солнцем, переговаривались между собой тихо и недовольно.
-Элла! Кажется, я чего-то не понимаю. Что это за шоу для бледнолицых? Инициация – чуть ли не самый тайный обряд изо всех. До сих пор на неё ни одного вирджана ни разу не приглашали. Того же Кшарэфа некий профессор чуть не на коленях, чуть не слёзно умолял допустить, хоть одним глазком посмотреть…
Элла Валерьевна пожала плечами, искоса глянула куда-то в сторону.
-Не знаю, Глеб. У него свои резоны. Я в политике плохо разбираюсь. Возможно, он хочет вызвать больше расположения у небесных пришельцев и затем что-то выторговать для племени взамен. Я другого не понимаю. Почему он без конца тянет время, не начинает обещанный обряд? Чего этот самый шаман ждёт?
Земные старшеклассники позади преподавателей сбились в тесную кучку и притихли. Они пришли далеко не все, в основном, ребята. Они уже были в курсе, что здесь им покажут кровавый обряд. Им, конечно, было любопытно, но особого восторга предстоящее зрелище ни у кого не вызывало.
Тингвештар Кшарэф снова взглянул на вершины холмов, удовлетворённо кивнул головой, улыбнулся, достал кинжал и медленно пошёл к подростку в центре площадки.
Глеб Петрович облегчённо вздохнул. Ну, наконец-то, действо начинается. А куда это там смотрел Кшарэф? Преподаватель проследил взгляд шамана. И напрягся всем телом. Вниз, по склону ближайшего холма, торопилась, то и дело спотыкаясь, маленькая фигурка…
Эо бежала по холмам под палящим солнцем, бежала изо всех сил. Она уже не пряталась – шлюпка улетела, цепочка поисковой группы ушла. Девушка поспешила за ними по пятам.
Взобралась на очередной земляной вал и увидела внизу…
Толпа народа – зрители. Они окружили площадку, в центре высится ритуальный столб, перед ним стоит Ири, пока ещё живой. К нему неторопливо приближается шаман, поигрывая кинжалом.
«А ты будешь его защищать?» Тогда она не поняла слова вождя Барампы, а теперь эта фраза показалась многозначительной и даже зловещей. Как защищать? Чем? Разве что ценой своей жизни.
Девушка бросилась вперёд, вниз по склону холма. Оттащить Ири от жуткого столба с ремнями не получится, юный тлор очень силён. Оттолкнуть шамана тем более не выйдет. А вот загородить собой от удара ритуального ножа, повиснуть на Ири, вцепиться в него изо всех сил, не позволить нанести роковую, убийственную рану… Умрёт он в день испытания?! Как бы не так!!!
В душе у неё кипела ярость на всех, кто не захотел спасать, вмешиваться. На зевак, которые собрались тут поглазеть на экзотическое убийство.
Она бежала по траве, потом по утоптанной площадке, мимо тлоров и землян.
Она не добежала.
Глеб Петрович кинулся наперерез, перехватил Эо на пол-пути до цели, скрутил и утащил, крепко ухватив поперёк тела, обратно в толпу.
-Нельзя вмешиваться в чужие обычаи, глупая ты девчонка!
Эо напрасно пыталась вырваться.
-Вы ничего не понимаете! Тут же всё подстроено! Тут убийство подготовлено!
Она посмотрела в холодное, злое лицо преподавателя, и слёзы брызнули у неё из глаз. Она закричала – отчаянно, изо всех сил.
-Ири!!! Нет!!! Ири, откажись! Ты должен жить! Я хочу, чтобы ты жил!!!
Ей закрыли ладонью рот и унесли бегом, она рыдала и брыкалась, но тщетно. Её засунули в шлюпку. Сделали укол.
А кибер-переводчик-то не кричал, он просто негромко бубнил, самым обычным образом. Почему она не выучила тлорский язык? Рассчитывала всего лишь на три месяца?
Понял ли Ири её слова?
Это была последняя мысль Эо перед тем, как она вырубилась.
Глеб Петрович затолкнул в ту же шлюпку Эллу и пожилую историчку. Летающая машина взвилась в воздух и унеслась прочь. Геолог вернулся, быстро приблизился к шаману, поприветствовал энергичным кивком.
-Многоуважаемый тингвештар Кшарэф! Девчонка, которая задержала сейчас церемонию и пыталась помешать обряду, будет примерно и максимально наказана. Я приношу извинения людям рода Кхеирипо и лично вам, и прошу разрешения спокойно удалиться. Дополнительные дары в знак нашей дружбы и во извинение за причинённое беспокойство будут скорейшим образом принесены.
Шаман сдержанно кивнул в ответ.
-Извинения приняты. Не опасайся за своих людей, номбарун Галеф. Им ничто не грозит с нашей стороны. Никакого беспокойства для нас не случилось, маленькая задержка не имеет значения. Дарам мы будем рады, а вы все по-прежнему можете остаться и посмотреть на обряд, моё приглашение в силе, - спокойно ответил Кшарэф.
Но вирджаны всё-таки быстро удалились.
Тлоры смотрели им вслед.
Не все пришельцы покинули ритуальную площадку. Один, беловолосый высокий парень, не послушался своего вождя, задержался и наблюдал. Ни шаман, ни остальные тлоры не возражали, друг племени имеет такое право. В этот раз все небесные гости приглашены на большой праздник посвящения, им оказана особая честь.
Через недолгое время торжественное пение возобновилось. А затем последовал вопрос.
-Тлор без имени, готов ли ты сделать решающий шаг на тропу взрослых, чтобы идти по ней достойно?
Шаман со странной улыбкой поигрывал ритуальным кинжалом.
Ири молчал.
-Время пришло. Время не ждёт. Отвечай! – Кшарэф взмахнул ножом.
Ири отрицательно покачал головой, не по-тлорски, совсем как вирджаны.
-Ты отказываешься?
-Да.
-Подумай ещё раз, я даю тебе времени на десять вздохов. Жаль будет потерять такого искусного охотника и воина, который может принести много хорошего своему племени и себе самому. Небесная девушка через несколько маленьких солнц улетит и забудет о тебе, а ты пропадёшь зря.
Ири молча сделал шаг назад.
-Ты всё же отказываешься?
Юный тлор посмотрел шаману куда-то в переносицу и повторил со всей возможной твёрдостью:
-Да.

7.

В преподавательской палатке возле неподвижной Эо сидел Кирей. То ли он всё-таки умеет читать мысли, то ли с нею и так всё ясно. После того, что она устроила во время обряда, куда уж ясней.
-Я знаю, особая эла, ты меня слышишь. Так слушай. Ири жив, он отказался от инициации ради тебя. Его выгнали из деревни с позором, и он ушёл. У тебя есть друзья, а значит, и у него тоже. С ним всё будет хорошо, не переживай за него.
Хорошо, как же. Её увезут, а он останется здесь, изгой уже полностью. Как он выживет один? Земляне, руководители экспедиции, такие взрослые и умные, неужели они не понимают, что своим невмешательством убивают конкретного человека?
-Один из воинов нашёл в пещере ленточку с платья. Шаман заявил, что ты была там, и значит, испытуемый опозорился дополнительно. Такого платья у тебя, насколько я знаю, нет. Зато оно есть у Каханы, подарок Глеба Петровича. В общем, из обряда Кшарэф сделал целый спектакль, непонятно, ради чего. Возможно, месть? Лично шаману чем-то насолили островитяне? Стычки закончились давно, но злая память живёт долго. Мне кажется, твоего тлора в любом случае не допустили бы до испытания. И в любом случае изгнали бы.
Кирей всё говорил и говорил.
-Мне вот что ещё интересно. Почему тебя не остановили сами тлоры, когда ты бежала вниз с холма, а спокойно пропустили в центр площадки? Или Глеб Петрович перехватил тебя раньше, чем с тобой что-нибудь сделали бы?
О чём ты, блин? Мне всё равно, что со мной сделали бы. Мне надо было, чтобы ничего плохого не сделали с Ири.
-А я ещё ни разу не видел тебя такой. И Маринку не видел. Ты её постоянно раздражала, и вот она всё-таки психанула в твой адрес. Из-за одной истерички всю группу раньше времени обратно! – орала. Мы ведь сейчас улетаем, Васильев приказал. Все вещи бросаем. Я взял твоё главное – унибук, флэшку с отчётом, кибер-переводчик и дневник.
Она сказала бы ему, что главное – вовсе не это. Но тело не слушалось совершенно. Каким таким убойным успокоительным её обкололи?
-А закапываешься ты плохо. Землю недостаточно далеко отбрасываешь. Только что разрытая земля по цвету отличается, она темнее, ещё не высохла, не выгорела под солнцем. Тлоры бы тебя сразу обнаружили.
А Ири, наверное, отругал бы, очень мягко, как он это умеет. Опозорила учителя, лучшего охотника. Но она торопилась, шлюпка летает слишком быстро…
Вирен всё говорил и говорил. Убаюкать не смог, но, в конце концов, этот поток слов начал литься мимо ушей и сознания.
Разум, помимо воли его обладательницы, переключился на другой процесс. Перед внутренним взором возникли странички заветной бумажной тетради, те, что ещё оставались чистыми. Они начали заполняться текстом.
Что же ещё делать в таком состоянии, когда ты лежишь недвижно, точно бревно, и не можешь даже открыть глаза?
Остаётся только мысленно вести дневник.

Опубликовано: 23.09.2018

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 13 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Сколько эмоций. Взрослые все видят со своей колокольни. А Ири молодец.

    0

    • Разумеется, взрослые видят всё со своей точки зрения, они же отвечают за учеников. Ири отчаянный. Обрушить себе всю жизнь — с неизвестной перспективой…

      0

  2. Спасибо за продочку. Рассказ ведется от лица подростка. С точки зрения преподавателей вмешиваться в чужой обряд нельзя. И мотивы шамана не совсем понятны.

    0

    • Пожалуйста))) Да, всё повествование — по сути, дневник Эо. Преподаватели опасаются за судьбу земных детей и за благополучие межпланетной дипломатии))) Мотивы шамана будут объяснены в эпилоге (в постскриптумах от лица Эо). Уже скоро — 11-я глава и эпилог)))

      0