Практика — 1

Конспекты для космоса

1.

-…Группа девятого «А» в составе – Надежда Аверьянова, Марина Коровьева, Эоэлла Лаврушина, Андрей Богатырёв, Кирей Вирен, Геннадий Полушкин – на Тлору.
Уф, теперь можно дышать. Потому что Эоэлла Лаврушина – это я, и летнюю практику я буду проходить на недавно открытой планете, которая называется Тлора. Ощущала себя одним сплошным комком нервов, пока ждала объявления. Включат меня по заявке в группу – не включат? Профориентационная практика, конечно, необходимая, обязательная и всё такое, но сам полёт на другую планету – это, фактически, поощрение за хорошую учёбу. А чего стоило уговорить родителей, чтоб разрешили такое дальнее путешествие, впервые без них…
Школьный конференц-зал был набит битком, но часть первого ряда ещё оставалась свободной. Я очень обрадовалась. Тут своими делами не займёшься, но зато ничего важного не пропустишь. А если устроиться позади, то никаких объявлений вовек не услышишь, соседи шушукаются, шумят, болтают не по делу, на посторонние темы, заглушают то, что происходит на сцене. И так сердце колотится, как сумасшедшее, тоже заглушает…
Пришли не только мои одноклассники, но и ребята из классов помладше, их тоже очень интересовало, кому какую практику назначат.
Завуч поднялась на кафедру, позвонила в старинный колокольчик. Ага, щас, все продолжали шуметь. Пришлось включить сирену.
Перечисление начали с выпускников, пока дело дошло до девятиклассников, думала, упаду в обморок, впервые в жизни. Никакой самоконтроль, который мы проходим на уроках ОБЭБ, не помогает, как выясняется, в таких вот ситуациях.
На Тлору хотят попасть все. Ещё бы – там есть люди, инопланетяне. Миарийцы – не в счёт, и живут они на Земле, потому что своей планеты у них уже давно нет, и от людей ничем не отличаются, руки-ноги-голова. У нас в классе один миариец учится, Кирей Вирен. Хорошо учится, только замкнутый слишком. Надя Аверьянова за ним бегает, и многие другие девчонки тоже…
Ну вот, узнала, что хотела, остальные сообщения неинтересны, можно убегать. А кстати, это важное-то все друзья слышали? Огляделась, увидела Кирея, как раз далеко позади, помахала ему, показала большой палец. Он в ответ едва заметно улыбнулся и сделал жест пальцами поднятой руки, как детям изображают «собачка ам-ам», это у миарийцев заменяет согласный кивок головы.
Генка уже слинял, только огромный рюкзак в дверях мелькнул. И не лень ему свою увесистую технику с собой везде таскать. Хитрец, устроился возле самой двери, чтобы сквозь толпу не протискиваться. А Богатырёв где? Пока искала его глазами, он подкрался со спины и по плечу хлопнул, испугал, дурак.
У-у-у, сейчас будет поздравлять и мимоходом, как всегда, всё настроение испортит.
-Ну что, особая эла, рада?
Меня родители, любители старой фантастики, в честь героини писателя Александра Казанцева Эоэллой назвали, так этот несносный тип всё время по такому обширному для острот поводу прохаживается.
-А ты не рад, что ли? Космический полёт – в самый раз для Космического Пирата! Жаль только, что корабль – не твой собственный… Не морочь мне голову, я должна записать всё, что нужно взять.
Ну, что за глупый товарищ? Как можно свободно разговаривать, когда вокруг столько народа? Вот вечером созвонимся и с ним, и с Генкой, и с Киреем, и спокойно обсудим и завтрашний полёт, и практику, и прочее житьё-бытьё…
-Всё, что нужно взять, должно быть у тебя в голове – знания, полученные на уроках и факультативах. О техническом оснащении руководители групп позаботятся, а всякие девчачьи финтифлюшки – только лишний груз для корабля!
-Ох, и язык у тебя! Про финтифлюшки Аверьяновой и Коровьевой скажи, а я косметикой, побрякушками и тряпками не увлекаюсь! Вот дневник свой возьму обязательно, и ещё кое-что. Не мешай соображать, говорю! Вечером по старлайну поговорим…
Даже дневник достать не успела, и хорошо, что не успела, а то похихикал бы ещё и над тем, что пишу ручкой по бумаге вместо файла в унибуке. Схватила в охапку свой рюкзачок и принялась пробираться сквозь толпу к выходу, подальше от язвительного одноклассника. Это было сложно, но я сумела.
Выбралась, переобулась в раздевалке, пока тут малолюдно, повязала куртку-ветровку рукавами вокруг пояса и побежала на остановку. Про собрание по дороге запишу, чтобы потом родителям и бабушке в подробностях рассказать.
Вот, теперь приеду домой, буду собираться и всё обдумывать, в дневник записывать, с собой на практику его возьму.

2.

Маршрутное аэро-такси тоже было набито битком – погода отличная, солнечная, все спешили за город.
Эо устроилась в уголке, достала толстую тетрадку и шариковую ручку, примостила дневник на поручне, но успела записать только про собрание, когда хмурая соседка средних лет начала возмущаться:
-Девушка, не толкайтесь! Нашли место любовные записочки строчить, и так тесно!
Тесно в основном было из-за больших, туго набитых сумок этой женщины.
Эо промолчала, только торопливо засунула ручку в кармашек на обложке, а тетрадку – в рюкзак. И достала наушники, чтобы не слышать нудное ворчание.
Буйный весёлый свет летнего солнца врывался в окна, заливая салон маршрутки и людей. Женщина большой салфеткой вытирала потное толстощёкое лицо и тыкала локтями в бока соседей. Но настроение Эо ничто не могло испортить, девушка пританцовывала в восторге под жизнерадостную музыку. Ещё бы – у неё первая самостоятельная поездка вне Земли!
Школьные приятельницы давно убеждали Эо «воспитывать предков», чтобы они давали больше свободы. Отпускали на дискотеки, вечеринки и в самостоятельные поездки. Да что она забыла на этих дискотеках? Там играют вовсе не ту музыку, которая ей нравится. На вечеринках – глупая болтовня о косметике и шмотках вместо разговоров о науке, а ещё выпивка и парни, это неинтересно и небезопасно.
И как воспитывать, если тебя и так любят? Зачем воспитывать? Ей вовсе не запрещают заниматься, чем она хочет, уже кучу хобби перепробовала, и пение с танцами, и вязание-вышивание, и рисование, и фехтование, и вождение всякого разного транспорта… И вообще, само это слово – предки – по отношению к родителям… царапает. Презрительное какое-то, совершенно неподходящее…
Женщина побагровела, принялась ещё шире открывать рот и, похоже, что-то кричать, из-за музыки не слышно. А потом протянула руку над своим тюком и попыталась выхватить у Эо наушники. Девушка увернулась и тут же спрятала подальше музыкальный гаджет, заслонив рюкзак своим телом.
-…Что за наглость! Тут тебе не танцульки! Прекрати об меня ёрзать и толкаться, и вообще убирайся отсюда, пока я тебя не ударила!
Крупный мужчина с костистым, суровым, даже, можно сказать, хищным лицом что-то начал говорить скандальной женщине, монотонно и увещевающе, тем временем Эо протиснулась к двери и выскочила на ближайшей остановке. Лучше подождать следующей маршрутки, не драться же с этой грымзой. Кого надо воспитывать, так это вот таких вот тёток, да жаль, что, видимо, некому. Пожилая, а глупая, сама толкается и сама же других обвиняет. Эо, пожалуй, пошла бы пешком, если бы не торопилась попасть домой.
Круглая площадка на решётчатых опорах словно плыла, как океанский корабль, вровень с вершинами деревьев. Её обдувал сильный, тёплый ветер, заливало жаром полуденное солнце, а надо всем этим возносилось ослепительное, бездонное небо. Над головой летели лёгкие облака, и казалось, что остановка – это большой, океанский лайнер, он стремительно плывёт вдаль, а капитан Эоэлла стоит на носу корабля и отважно смотрит вперёд. Впереди виднеются неведомые земли, которые только и ждут того, что она откроет их для всего человечества.
Девушка поправила бейсболку, снова достала и надела блестящие каффы с наушниками, включила плеер и запрыгала под музыку, благо остановка была пуста.
Внизу, маленькие такие при взгляде с высоты примерно пятнадцатого этажа, гуляли дети, молодая мама катила коляску с младенцем, собака бегом тащила парня на поводке, старики заняли лавочку в тени деревьев. За рощей, на холмах недалеко от остановки виднелись дома одного из пригородных посёлков.
В небе появилось сверкающее пятнышко, приблизилось, спикировало, вырастая в размерах и превращаясь в летучую обтекаемую машину размером со старинный микроавтобус. Маршрутное аэро-такси повисло над посадочной площадкой, гостеприимно распахнулись раздвижные двери. Эо запрыгнула в салон, который был посвободнее, нежели предыдущий, и полетела домой.

3.

Дом, как рассказывали родители, был построен прадедушкой более ста лет назад, на краю пригородного посёлка, возле самого леса. С тех пор его несколько раз ремонтировали и подновляли, но архитектуру не меняли.
Эо вприпрыжку пробежала по тропинке, петляющей между деревьев, от остановки к деревянному трёхэтажному зданию под двускатной крышей. Остановилась на минутку, чтобы полюбоваться старыми яблонями среди кустов малины, застеклённой верандой возле резного крыльца, мансардой с крошечным балкончиком, фигурным коньком на крыше… И вошла в распахнутые ворота.
Из-под крыльца выглянула овчарка Мушка и гавкнула ленивое приветствие. На садовых качелях важно восседал нахохлившийся голубь. Толстый шмель пытался влезть в крупный колокольчик, цветок сгибал и качал стебель, норовя стряхнуть насекомое, которое продолжало упрямо цепляться за лепестки.
Эо вдруг осознала, что бродит вокруг дома и медлит, не решаясь зайти внутрь. Словно прощается надолго. А ведь практика продлится всего три месяца, даже меньше, если считать время, которое проведут именно на Тлоре.
Девушка вздохнула, улыбнулась и взошла по ступенькам крыльца.
На веранде, в круглом кресле, подвешенном цепью к потолку, свернулась клубком кошка Пуша. Тихо щёлкал, качаясь, маятник настенных часов. Синие тропические фиалки выглядывали из-за тюлевой занавески.
По дому разносились умопомрачительный запах малинового пирога и песенка «Katzenjammer» про чай с корицей. Эо невольно расплылась в улыбке до ушей и мечтательно возвела глаза к потолку.
Из кухни выглянула мама – волосы подвязаны косынкой, передник в варенье, руки обсыпаны мукой. М-м-м, редкий случай, сегодня будущую практикантку побалуют домашним вкусненьким перед дальней дорогой.
-Эленька, как всё прошло?
Эо не удержалась и подпрыгнула на месте, взмахнув руками.
-Отлично! Уроков почти не было, в основном только собрание, меня утвердили, я полечу на Тлору! Урра-а!!!
Мама нахмурилась было, это именно она в первую очередь была против инопланетной летней практики. Но потом всё-таки улыбнулась.
-Иди в гостиную, отпразднуем твои достижения, пирог скоро будет готов. Папа уже приехал.
Папа вышел на веранду и распахнул объятия. Эо взвизгнула, подбежала, повисла на нём вместе со своим рюкзаком. Он покружил её немного и поставил обратно на пол, слишком быстро, пожалуй.
-Папа! А как это ты дома оказался? Ты что – лекции отменил?
Он широко улыбался.
-Отменил. И на завтра отменил, сам вас в космопорт отвезу. Ничего, один разок обойдутся мои студенты, не каждый день дочь на практику провожаю. Ну, Эо, давай рассказывай. Как всё прошло, что сегодня было? Почему ты так рано?
Она хихикнула.
-А я с собрания сбежала, только объявления дождалась! Да многие так сделали. А до этого у нас была только одна пара, ОБЭБ. Основы биоэнергетической безопасности, - быстро поправилась Эо, вспомнив, что папа не любит аббревиатуры. Ещё бы ему их любить, особенно эту, которую хулиганистые школьники быстро переделали на матюги по созвучию.
-Группы утвердили! Папочка, я лечу, лечу на Тлору, иииии!!!
Она даже несолидно взвизгнула от восторга.
Папа похлопал её по плечу.
-Да, моя птичка-бабочка. Ты молодец, заслужила! Беги, переодевайся, сейчас отмечать будем. Я бутылочку лёгонького игристого взял.
Мама снова выглянула из кухни.
-Витя! Как можно?! Ты собрался спаивать ребёнка?!!
Папа засмеялся.
-Ничего-ничего, Ларчик, сегодня можно, как на Новый год и в день рождения! Совсем немножко!
Прозвенел сигнал старлайна, зажглась большая стерео-панель, и на ней появилось лицо бабушки. Вовсе не похожая на старушку, бодрая моложавая женщина улыбалась с экрана.
-Эюшка! Как я за тебя рада! Идёшь по моим стопам! Я успею тебя проводить, сегодня вылетаю, завтра прибуду прямо в космопорт. Как здорово, что вам вернули старую школьную форму, я в такой ходила когда-то, почти что век назад! Как меня умиляет это элегантное коричневое платьице с плиссированной юбочкой, с кружевными манжетами и воротничком, и беленький фартучек с воланами!
Бабушка звонила с другой стороны земного шара, из очередной экспедиции. У неё за спиной высились заснеженные горы, протянулась наискось нитка фуникулёра, а сбоку на огромном бетонированном поле выстроились белоснежные авиалайнеры….
Потом пили цветочно-кипрейный чай, заедая пирогом. В конце праздничного обеда Эо получила пол-бокала игристого, выпила его под бдительным оком мамы.
И поднялась к себе наверх, в мансарду, чтобы начать собираться.

4.

В мансарде были устроены кладовки для хранения памятных и сезонных вещей, а также несколько жилых комнат.
Эо очень нравилась её комната со скошенным потолком, обшитая деревянными панелями, некрашеными, естественных, тёплых, охристых оттенков. Как маленькая, уютная шкатулочка.
Девушка присела на диван, достала из рюкзака толстую тетрадь. На обложке было выведено округлым, ровным почерком: «Полевой дневник Эоэллы Лаврушиной».
Бабушка учила её каллиграфии, утверждая, что для развития мышления и мелкой моторики лучше уметь писать руками на бумаге, а не тыкать по клавишам в унибуке. И вообще, лучше многое уметь делать руками, например, шить, вязать, вышивать. А если уж пишешь на бумаге, а не в электронном файле, то лучше это делать красиво, тонким пером, позволяющим выводить изящные линии.
Но Эо любила шариковые ручки, потому что пером пишется гораздо медленнее. В школе кое-кто хихикает над ней и над преподавателями ОБЭБ, которые, как её бабушка, тоже считают обязательным в том числе бумажное письмо. Да и ладно, пусть себе хихикают…
Выбирая будущее дело, Эо колебалась между филологией, лингвистикой и этнографией. Была твёрдо уверена только в том, что именоваться её специальность будет непременно с приставочкой «экзо-». В нынешнее время науки с приставочкой «экзо-» в названии бурно развиваются, и связанные именно с ними профессии выбирают многие люди.
Эо пробежалась глазами по полкам стеллажей, заполненных книгами и компьютерными носителями, новыми и старыми.
За окном мягко зашелестел дождь, солнечный, сияющий, удивительный и прекрасный. Эо видела такой дождь летом довольно часто, а всё равно каждый раз любовалась. В комнате было светло и тепло. В этом доме было всегда тепло – во всех смыслах.
Эо переоделась в бирюзовую пижаму с воланами и открыла свой дневник, он распахнулся на старой записи.
«...У меня только одна претензия к Казанцеву. Почему его герои, такие хорошие и правильные во всём остальном, не спасли утопившуюся Эоэллу? Даже не попытались! И любые аргументы в пользу невмешательства я не приму!»
Когда она в первый раз прочитала про Эоэллу, то разревелась.
Окружающие отреагировали неожиданно для десятилетней девочки, которая ожидала сочувствия и понимания.
-Дура ты, Элка! Это же просто книжка! – буркнул Андрей и убежал с хмурым лицом.
-Эленька, ты с ума сошла?! Так рыдать над выдумкой! Я аж испугалась, думала, невесть что серьёзное случилось! – мама рассердилась и долго ворчала.
-Это не просто книжка! – рыдала Эо. – Это показатель мышления! Эгоисты равнодушные, почему они её не спасли-и-и?! Почему он такое написа-а-ал?!!
Бабушка просто молча схватила свою маленькую Эюшку в объятия и принялась гладить по голове и плечам, утешая.
-Вот потому и написал. Чтоб над книжкой подумали и всех остальных, кто попадётся в реальности, спасли. Мы с тобой всех спасём, кто нам встретится. Правда ведь? Не плачь, Эо, - сказал папа и потрепал её по плечу…
Девушка вздохнула. Как давно это было, целых шесть лет назад. Она стала сильнее, больше не плачет над книгами, а просто, молча, впадает в ярость…
Прежде чем начать собирать рюкзак, Эо села на диван и заглянула в унибук. К её удивлению, там уже висело несколько уведомлений о неотвеченных звонках. Ух ты, называется, не успела домой доехать, как уже. Первый вызов был Маринин. Ну, вообще, это ж ни в какие ворота! В школе первая красавица класса с Эо даже почти не разговаривает, не говоря уж о дружбе, а тут, нате вам, сама позвонила.
Эо набрала номер. Одноклассница сразу появилась на экране.
-Ты мне звонила…
-…Не отпирайся, - засмеялась Марина, перефразируя классику. – Я что спросить хотела. Ты уже багаж собрала? Десять кэгэ есть?
-Какое там! И начать не успела!
-Ну вот! Разочаровываешь, подруга! Ты же такая правильная, я думала, у тебя всё давно готово к завтрашнему дню! Наверняка предки тёплых шмоток напихают? Не позволяй им чересчур тобой командовать! Сейчас лето, у нас тепло, и на Тлоре тоже тепло, тлорам вообще повезло, планета ближе к их солнцу, там круглый год лето! Короче, как соберёшь, звякни, я тебя настоятельно попрошу хоть пять килограммов у меня прихватить!
-Ты всем, кто летит, что ли, звонишь?
-Да-а. А что тут такого? Ну, недостаточно мне десять, мне и двадцати килограммов мало, что поделать! Между прочим, я палатку на нас трёх беру!
-Хорошо-хорошо, - покивала Эо, лишь бы остановить этот поток слов. – Я позвоню, но это будет, я так чувствую, поздно вечером.
Уф. Придётся что-то выкинуть и взять всё-таки часть груза у Марины, а то ведь не отстанет. И вообще обидится.
Только Эо нажала «отбой», позвонила Надя.
-Ты знаешь, что происходит с макияжем в космосе?
-Знаю, конечно! Макияж в условиях отсутствия гравитации теряет вес и начинает расползаться по лицу, в основном, вверх. Тональник и румяна ползут на веки, а тушь и тени – на лоб. Или вообще весь мэйк-ап отделяется от кожи лица и парит перед ним цветными амёбами в невесомости, привязанный мономолекулярными нитями краски.
Надя несколько секунд молчала в ступоре, потом присмотрелась к лицу Эо и облегчённо рассмеялась.
-Ты шутишь!
-Разумеется! Не знаю я, как ведёт себя макияж в космосе, не летала ведь ещё ни разу!
-А если бы и летала – ты ж не красишься!
-Вот именно.
-А тебе бы пошло! Твои светлые, раскосые, финно-угорские глаза казались бы крупнее!
-И так не маленькие!
-Да, вот ещё что – палатку для нас везёт Марина, а то моя палатка слишком большая, она все десять кило потянет.
-Ага, я уже в курсе. Ну, пока, до завтра.
Эо выключила старлайн и глубоко вздохнула. Удобная программа, ничего не скажешь, но надо всё-таки собираться. Так, спальник, пенка, джинсы, свитер, а ещё бельё, футболки…
А Кирей так и не позвонил второй раз. Перезванивать ему самой неудобно, кто их знает, как это воспримут суровые миарийские родители. Не случилось ли у него что, может быть, его вообще в полёт не отпустили?

5.

Зато сразу после Нади позвонил Гена. И разговаривал очень долго, в основном, в форме монолога. Впрочем, он всегда так. В классе его считают жутким занудой и часто требуют замолкнуть, а Эо любит его слушать, он очень интересно рассказывает о своих любимых роботах и о разных технических устройствах, в которых хорошо разбирается. И так смешно таращит круглые глаза, размахивает руками и трясёт кудрявой головой. Вообще, на самом деле он замечательный.
Одноклассники дали ему прозвище – Компьютерный Мыш. Не соответствующее, по мнению Эо. Впрочем, она даже не поняла, что имели в виду те, кто это прозвище дал – то ли странное маленькое устройство, часть старинного компьютера, из тех, какие коллекционировал Полушкин, то ли персонажа какой-то компьютерной игры. Эо звала Полушкина по имени, бабушка учила называть людей только так, как они сами того хотят, а не кличками дурацкими…
-Выбор профессии изменился, - азартно рассуждал Гена. – Я тут читал одну статью в сети. «Если нечто может сделать робот, значит, не занимайся этим». Ну, правильно. А то получится, что ты будешь много лет приобретать и совершенствовать свои умения и навыки, и вдруг – бах! – эту сферу автоматизировали, и твоя профессия больше не нужна. Крах всей жизни.
Эо покивала.
Гена не понаслышке знал, о чём говорил. Его отец чуть не потерпел такой крах, но к счастью, сумел переквалифицироваться и бросить пить…
-Ага, «может ли это сделать робот», а роботов же кто-то тоже должен сделать! Вот я и выбрал, что мне нравится. Делать роботов – это профессия будущего! Лучше всего, конечно, профессии с приставочкой экзо-, они позволят путешествовать по космосу. Но роботы нужны везде, так что я не прогадаю! А ещё я буду делать интересные компьютерные игры. Вот послушай, какую новую игру про роботов я придумал…
Локации, квесты, данжи, пати, боссы, лут, лэвелы… Эо слушала не очень внимательно, всё это она уже наизусть знает, Генка сейчас просто галдит на радостях, нервничает перед полётом и выговориться хочет, ну, вот, она и не мешает ему выговориться.
Ещё Полушкин рассказывал про нового робота, которого берёт с собой для полевых испытаний.
-Роботы должны быть универсальными, а для этого необходима антропоморфность. Такой робот может работать там, где нежелательно находиться человеку – при повышенной радиации, на пожарах, в разгерметизированном отсеке космической станции…
По сути, Генка сейчас репетировал очередной спор с преподавателем, который вовсе не был сторонником идеи человекоподобного облика механизмов.
У робота, которого сконструировали на пару Генка и Кирей, две руки, две ноги, туловище и голова, короче говоря, это андроид. Внешний металлический корпус плотно закрывает и защищает сложную и тонкую внутреннюю «начинку». Датчики, приводы, суставы и разные другие важные узлы позволяют андроиду выполнять весь спектр природных движений человека. У него лазерная система распознавания объектов, программное обеспечение, имитирующее мозг и нервы, автономный источник питания, система распределения тепла…
Управляет этим роботом программное обеспечение и человек-оператор.
Про робота Эо поначалу слушала с интересом, но, в конце концов, одурела от обилия сведений и кивала машинально. К счастью, Генка отличался пунктуальностью и здравым смыслом.
-Ого! Почти полночь, спать пора, а то мы никакие завтра будем! Ну, пока!
Эо в очередной раз кивнула, нажала «отбой», тяжело вздохнула.
И тут же позвонил Андрей.
-Кто это у тебя на линии так долго висел? Я уж подумал, что сегодня с тобой вообще связаться будет невозможно!
Эо нервно хихикнула.
-Полушкин, да? Ещё не все уши тебе прожужжал? Каким чудом ты выдерживаешь его занудство так подолгу? «Делать роботов – профессия будущего»!
Андрей настолько удачно передразнил Генкин пафосный тон, что Эо расхохоталась.
-А писать музыку – вечная профессия, древняя и по-прежнему юная! Музыка нужна всегда.
Эо покивала.
Андрей собирался учиться на композитора и поступать в высшее музыкальное училище, он уже сейчас сочинял сложные пьесы и сам их аранжировал.
-Запишу там, на Тлоре, местной музыки побольше, базу для будущих шедевров себе сделаю. Нужны же мне показательные вещи для вступительных экзаменов! Буду поступать, как композиторы-классики, которые писали свои произведения на основе фольклора. Особенно постараюсь раздобыть каких-нибудь редкостей, например, шаманских заклинаний. Ритуальные песни, конечно, насколько я их слышал, монотонны и неблагозвучны, но довольно интересны, только им нужна аранжировка, и тогда получится просто конфетка.
Он развернул перед рюкзаком рулик гибкого синтезатора и недовольно скривился.
-Вот это форменная подстава и свинство, что нельзя взять с собой нормальные инструменты!
В дозволенную норму веса уложится только компактная, цифровая техника, а никак не аналоговая, у которой качество звука намного лучше, несравнимо с цифровой. Как-то Богатырёв с гордостью продемонстрировал Эо огромный, старинный, плёночный магнитофон и звучание записанной на нём музыки.
-Где хоть ты его раздобыл? – спросила тогда девушка у одноклассника.
-Места знать надо! – Андрей состроил донельзя гордый вид.
Точнее, надо знать людей. У Космического Пирата была масса знакомых, музыкантов и звукооператоров, и, если дело касалось музыкальной техники, парень мог достать что угодно.
Богатырёв и внешне выглядел, как солист рок-группы, длинноволосый, высокий, с обаятельной, белозубой улыбкой. В общем, всем бы хорош, если б не был язвой.
Кстати, интересную мысль он высказал. Пожалуй, лингвистика и этнография – тоже вечные профессии…
А Кирей всё не звонит, миариец таинственный. Ну, что поделать, тут Эо не исключение, ей, как и другим девчонкам, интересно узнать про инопланетян побольше в целом и про конкретного миарийца в частности. Вот только уж очень он необщительный…

6.

Эо наконец-то собрала рюкзак и бережно достала с полки над письменным столом бабушкину университетскую тетрадь по фольклористике, тщательно заламинированную для сохранности. Открыла на той странице, где угловатым, не очень разборчивым почерком было записано то, что полагалось брать с собой в экспедицию по собиранию фольклора.
Ольга Александровна закончила филологический факультет МГУ, теперь там же и преподавала, помимо того, что работала в экспедициях. Она любила в своём вузе всё, восхищалась и коллегами-преподавателями, и охранниками, и зданиями, и предметами учебной программы.
Маленькая Эюшка охотно слушала воспоминания об учёбе и студенческих фольклорных экспедициях бабушки вначале просто из интереса.
Античную литературу раскрывала слушателям Тамара Фёдоровна Теперик, настоящая гречанка (ранее фамилия имела другую форму – Теперикиди). Она рассказывала и об античном поварском деле, о специально стухлённом рыбном соусе к блюдам, о траве под названием сильфий, которую всю извели на приправу, она исчезла ещё в те, древние времена…
Профессор Георгий Константинович Косиков преподавал зарубежную историю критики литературы, литературоведение от Аристотеля до Ролана Барта, и любил опровергать стереотипные, идеалистические представления об эпохе Возрождения. А ещё он корректно относился к людям, независимо от их социального статуса.
Однажды бомжиха забрела на его лекцию, расположилась на первой парте со своими пакетами и бутылками, стеклянными и пластиковыми, да ещё начала отпускать ехидные комментарии. Профессор не стал её выгонять, это заняло бы время, и пара была бы сорвана. Он сделал бродяжку своим оппонентом в дискуссии и, читая лекцию, обращался к этой женщине.
-Нет, уважаемый оппонент, именно гвельфы…
Добрые охранники не мешали бродячим собакам бегать из корпуса в корпус, не гнали их. Однажды собака забрела в аудиторию, а профессор подумал, что это звонит мобильный телефон с лающим сигналом и велел студенту выключить…
Подросшая Эо начала выспрашивать о профессиональных навыках двадцатого века. К сожалению, бабушка стала не фольклористом, а переводчиком. А из прошлого века далеко не всё годилось для века нынешнего. Психологию расспросов тогда не преподавали, так же, как сейчас пока что не преподают ксенопсихологию.
Как и раньше, будущим специалистам придётся изобретать свои методики. Но всё равно бабушкины воспоминания помогли, многое подсказали.
Фольклорист должен знать заранее, какие жанры есть в данной этнографической группе. Песни, сказки, былички, мемораты (воспоминания о жизни в прошлые времена, личные воспоминания), даже сны… Задача – расспросить информанта, что он знает в этих жанрах. Налаживание контакта, как у журналиста – важно расположить к себе собеседника и задавать максимально точные вопросы. Кроме текста, надо выяснить, откуда человек его узнал…
Эо бережно убрала бабушкин конспект в старинный секретер, присела на подоконник и посмотрела на полную луну.
Где-то там, в большом кратере, пришвартован на вечную стоянку «Миари», гиперсветовой корабль, названный именем разрушенной планеты. Полетят завтра практиканты на новом корабле, скопированном с оригинала. Старый слишком потрёпан в долгом межзвёздном странствии, на нём больше никто летать не будет, потому что это рискованно.
Бабушка рассказывала про Тамару Петрову, свою сокурсницу. Как же ей было, должно быть, страшно – украли с дачи в лесу, затащили на звездолёт, одна среди врагов, которые собираются ликвидировать всех людей на твоей планете. А всё потому, что этим захватчикам больше жить негде. Корабль с несколькими сотнями детей и подростков – всё, что осталось от планеты Миари, которую уничтожили сами жители в глобальной войне.
Девушка убедила малолетних агрессоров не нападать, им разрешили приземлиться, выделили территорию для проживания. Тамарка получила от миарийцев своё второе имя – Таммиари, Мать Миари…
Прозвенел сигнал старлайна, Эо вздрогнула.
Кирей всё-таки позвонил, лёгок на помине. И сходу задал неожиданный вопрос.
-А меньше десяти килограммов взять с собой можно?
-Можно, разумеется, - удивилась она.
Разве он сам не знает лучше всех, что можно и нужно взять с собой? Его родители вон путешествие через всю Галактику совершили.
Какой-то он сегодня ещё более странный, чем обычно. Словно туго натянутая струна.
-Тебя родители на практику-то отпустили?
Жест «собачка ам-ам», непроницаемое холодное лицо. Молчание.
И чего Аверьянова за этим миарийцем бегает? Что она с ним делать будет? Не умеет ведь устроить так, чтобы человек улыбнулся. И вообще… Ну, красивый, ну, высокий. Ничего особенного. У них в классе земных ребят полно, не менее красивых и умных…
-А хочешь, я тебя позабавлю?
Не дожидаясь согласия, отбежала к столу, достала с полки бабушкин конспект, открыла на странице со списком предметов для поездки. И поднесла тетрадь на развороте к самому экрану.
-Смотри, что надо было брать с собой в экспедицию фольклористам в двадцатом веке. Я прочту.
Кипятильник (это такая электрическая спираль для кипячения воды, которую окунают в ёмкость с водой и включают в розетку сети)
Хороший удлинитель (понятия не имею, что это такое!)
Мешок той крупы, которую лично ты умеешь варить (хи-хи! на костре или всё же на плите?)
Диктофон (как хорошо, что нынешние почти что безразмерные по объёму инфы! а тогда они были плёночные, маловместительные, вот ужас-то!)
Магнитофон (я даже знаю, как он выглядел! махина такая, кошмар, как её бедные девочки таскали?)
Копчёная рыба острая: шпроты, сайра (консервы в железных банках, что ли? такие были век назад; тоже тот ещё вес изрядный)
Конфеты для себя, килограмм (да я, например, их столько не съем!)
Конфеты для бабушек (а всем остальным что? они же тоже информанты!)
То, что может долго храниться (это к чему относится, к конфетам? а разве они портятся?)…
Вот такой вот список. Прикинь?
Эо захлопнула тетрадь и снова отбежала к столу. А когда вернулась, увидела на холодном лице вполне человеческую улыбку. Великий Космос, ну неужели!
Пришла мама, принесла добавку – ещё один кусок пирога с малиной – и сразу ушла на цыпочках. Кирей сверкнул глазами. Ой, да ведь почти никто из миарийцев готовить не умеет, привыкли к автоматике и концентратам!
-Во-о, точно! Я тебе привезу кусок этого пирога завтра! Ладно, давай, пока, до утра ещё поспать надо успеть, - протараторила Эо, выключила связь и громко выдохнула.
Такое ощущение, словно марафон пробежала…

7.

Поздно ночью на первом этаже начался разговор на повышенных тонах.
Эо удивилась. В этом доме подобное случалось нечасто. Она потихоньку, крадучись, по скрипучим ступенькам спустилась послушать.
Родители громко спорили на кухне.
-Домашняя девочка, первая поездка без родителей или бабушки, и сразу в космос! Да как хоть ты сумел уговорить меня на такое?!
-Ларонька, успокойся! Наша девочка уже взрослая, ответственная. Пора начинать отпускать её в поездки без нас! Отпускать всё равно придётся, рано или поздно, и сейчас самое время, а то ребёнок не научится самостоятельности! Всё будет хорошо, вот увидишь!
-Ладно, я спокойна, я оччччень спокойна! Хотя бы потому, что за девочкой присмотрят. Элла лично приглядит, я её попросила по старой дружбе, она будет руководительницей в группе.
-Какая у тебя может быть старая дружба, если ты сама у меня молодая и самая красивая?
Мама засмеялась, звонко и весело, как юная девушка.
Родители заговорили о другом, и Эо успокоилась. Всё в порядке, мама не пойдёт на попятную, папа отстоял интересную практику своей единственной дочки, спасибо ему за это огромное.
Надо поспать, хоть немного, хоть и не хочется вовсе. Завтра ответственный и значительный день.
Девушка вздохнула и на цыпочках поднялась обратно в мансарду.

Опубликовано: 03.09.2018

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 21 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Здравствуйте, вот нашла ваше произведение. Начало заинтересовало. Нравится читать про космос. Но вот там где дети участвуют, первый раз читаю. Так,что с почином меня и вас.

    0

  2. Спасибо! Начало необычное!

    0