Азазелло — 2

Антон задумчиво окидывает взглядом двор и забирается в салон. Расслабляюсь только, когда выезжаем на трассу. Вообще-то меня до сих пор потряхивает, но голова ясная, мысли мелькают, как мальки на мелководье, а вот мой шустрый спаситель выглядит как-то заторможено.
- Давай, я тебе денег дам, - в очередной раз пытаюсь найти выход по совести и по карману, - гостиницу, конечно, не потяну, но на хостел и еду… на пару недель…
- Вы мне ничего не должны, - спокойно произносит Антон, поправляя пряжку ошейника.
- Ну, если не считать моей шкурки, то хотя бы за заказ, - шутливо выворачиваюсь я, с тоской замечая, что кроме штанов на этом замечательном парне ничего и нет, даже обуви.
- За заказ я вам должен неустойку… госпожа, - наконец-то, оживляясь, ухмыляется он.
- Ольга, - бойко представляюсь, протягивая руку. Всё-таки работа в мужском коллективе накладывает свой отпечаток, как ни крути.
- Ольга..? - вопросительно тянет парень.
- Да, перестань, - досадливо морщусь, - без отчества.
- Хорошо. Госпожа Ольга, - довольно - хулиганским тоном соглашается он.
Глубоко вздыхаю, сжимая пальцы на руле.
- Викторовна, - сообщаю юному вымогателю. - Поживёшь у нас, пока паспорт восстанавливаешь.
Антон смотрит на меня, чуть изогнув модельную бровь. Ну, да, я не гениальный стратег, ничего больше в голову не приходит.
- А муж? - кивает он на обручальное кольцо. - Он в курсе вашего маленького хобби или я буду троюродным братом из Урюпинска?
- Нет у меня троюродных братьев. Не прокатит.

Прячу усмешку. В курсе ли муж? Да он меня практически за руку привёл в «Азазелло». Было даже слегка обидно. Но раз уж наши желания вдруг разошлись… Сама не знаю когда и почему. С самого знакомства и потом ещё добрых лет пять вкусы на пикантный секс у нас очень даже совпадали: я -дом, он - саб, причём ярый и порой без тормозов. А вот потом… Что случилось потом? Тема как-то незаметно перестала его интересовать, БДСМ - игры пошли на убыль, шутки с двойным смыслом стали несмешными. И вскоре человек, который наперекор моим увещеваниям ходил в бандаже на работу, теперь делал вид, что «не был, не имел, не привлекался». Мне даже самой начало казаться, что наши бурные вечера просто пригрезились… И вот, глядя на мой кислый вид, а может, спасаясь от заигрываний, которые иногда переходили в домогательства, Игорь предложил альтернативный вариант. Секс - только с мужем и только дома, а остальные девиантные наклонности я могу реализовывать где и с кем угодно. Не сказать, что подобный выход осчастливил. Царапнуло. Всё-таки хотелось одного - законного и родного, а не каких-то бордельных мальчиков… Но предложением я воспользовалась.

- Откуда взялась лестница под карнизом? И что значит: «я сто раз так делал?» - отвлекаюсь я от поруганного самолюбия.
- Ну, может, не сто раз, - морщит лоб Антон, -, но частенько. Из клуба не всегда выпускали. Если рабочий день, то сиди и жди клиентов. Есть заказ, нет заказа - неважно, даже до магазина нос не высунешь. А потом ещё Катя… узнала про таблетки, велела охране вообще не выпускать, еду носили… Вот я и подсуетился, без палева…
- И всё равно таскал таблетки, - парень пожимает плечами, особого раскаяния не заметно. - Дома я этого не потерплю, - предупреждаю жёстко.
- Да, понял. Понял… - вздыхает он. - Сам знаю, что переборщил.
- Чего ты вообще худеть взялся? На тебе же ни жиринки!
- Мастер Алекс любит тоненьких, - не хотя выдаёт Антон. - А мне нужен мастер… постоянный… как в книжках.

Хотела было съязвить на тему расхождения немецкой эротики и российских будней, но опошлять мечту… рано. Тем более, есть и другие аспекты, с которыми пора разобраться. Пока мы мило болтаем в небольшой пробке на въезде, моего мальчика, открыв рот, рассматривает какая-то девица из соседнего авто, при этом активно тормоша и пытаясь привлечь к этому процессу ещё и мужика за рулём. Так, не надо светиться в своём районе. Открываю бардачок и передаю парню пакет.
- Надень.
С хрустом лопается упаковка, и на свет божий извлекается новая фирменная рубашка насыщенного тёмно-лазоревого цвета.
- Красиво, - Антон пробует ткань пальцами и неспешно застёгивает нижнюю половину пуговиц, оставляя большую часть груди открытой. - Великовато только.
Ну, ещё бы. Игорь себя диетами не изводит. Стройный, не придерёшься, но и не мальчик уже. Специально заезжала сегодня за этой рубашкой. Знаю, что он любит хорошую ткань и интересный цвет, а тут как раз новое поступление, его размер… Конечно, это не подарок, нет. Подарков мы не дарим. Это так… просто захотелось.
- Может, ты ошейник снимешь? - продолжаю я подготовительную работу.
- Зачем? - натурально удивляется Антон, словно я прошу его расстаться с любимыми часами. - Вам за меня стыдно? Или он из композиции выбивается?
Парень аккуратно поправляет ворот рубашки, чертит длинными пальцами по шее, ключице, покачивает серебряные штанги в сосках…
- Если у вас есть желание поэкспериментировать с цветом… с размером… с границами… - многозначительно смотрит он, слегка наклонив голову вбок, - то я буду счастлив в этом поучаствовать.
- Нет, родной, - тяжело вздыхаю я, - эксперимент закончился ещё в «Азазелло». А дома муж. Дом - это табу.

В квартире тихо и пусто. У Игоря свои планы на выходной. Наверное, пополняет запасы мастерской или ушёл в бассейн. Я, конечно, рада, что моя половинка - не среднестатистический мужик с пивом на диване, что он чем-то увлечён, мыслит, чертит, творит… Не копит сало и не нажирается с друзьями на рыбалке, но последнее время мы сталкиваемся только за столом или в постели… чтоб поудобней улечься на разных полюсах двухметровой кровати.

Провожу Антона по своим хоромам, показываю где и что. Обустраиваем для него свободную комнату, вытаскиваем оттуда лишние вещи и устанавливаем старенький телевизор из чулана. На кухне разогреваю обед, парень чуть удивлённо улыбается, глядя на мои хлопоты. Ну, а ты думал? Госпожа Ольга, госпожа Ольга… да тут рабыня Изаура бы уже давно руки на себя наложила, чтоб после ночной смены в больнице, ещё и дома впахивать, и на даче… и хобби ещё!
Не успеваем мы расправиться с едой, как из прихожей слышен тихий поворот ключа, шорох одежды, знакомые шаги… Сцена из анекдота: муж возвращается домой, а там…
Игорь тормозит, переступая порог кухни, роняет на пол спортивную сумку и обводит нас тяжёлым взглядом. Да, он ревнивый…
- Я не помешал? - утробно порыкивая, осведомляется благоверный.
- Нет, мы тебя ждали, - как можно непринуждённей отвечаю я. - Есть будешь?
Муж сверлит тёмными глазами мою расслабленную позу, ожидая, видимо, срыва и покаяния. Антон слился с табуретом и это правильно. Натруженные кулаки сжаты до предела и взгляд такой… не совсем адекватный. За себя я не боюсь, но вот парню сейчас лучше не совершать резких движений. А то пока я оттаскиваю моего спортсмена от моего саба, последнему может не хило достаться.
- Это кто? - выразительно произносит муж, судя по взгляду, взвешивая и измеряя потенциального противника.
Парень поводит плечами и набирает воздуху, чтобы представиться, но тут Игорь замечает ошейник.
- Ясно… - сопит он, разворачиваясь ко мне, - можно, тебя на минутку?

Мы переходим в гостиную, благоразумно прикрыв за собой дверь.
- Ты притащила домой проститутку? - возмущённо таращится муж. - Мы же договаривались! Тебе клуба мало? Я и так себе на горло наступаю, каждый раз когда ты там кого-то…
- Во-первых, не ори, - пытаюсь сама не сорваться в крайность и не начать вспоминать «как же мы дожили до жизни такой», - во-вторых, тебе не интересно, почему от одежды гарью несёт, почему я вернулась раньше?
Взгляд Игоря становится настороженным, он молчаливо слушает мою тираду.
- Потому, что нет больше «Азазелло». Сгорел. А этот парень мне, можно сказать, жизнь спас! - распаляюсь я. - А ты как дикий! Вместо того чтобы разобраться, сразу зубами щёлкать!
- Правда что ли? - растеряно прикусывает губу муж.
- Да! - в сердцах гаркаю я. Глаза начинают предательски слезиться. Отворачиваюсь к двери. Вот всегда у меня так, после злости - слёзы. Ничего поделать не могу с такой неудобной реакцией организма. Игорь тихонько обнимает за плечи, прижимая мою гордую спину к широкой груди.
- Ну, прости. Я как всегда… - сконфуженно шепчет он. - Пропал клуб, да и чёрт с ним. Главное, ты выбралась… и самое ценное из «горящей избы» прихватила.
Давлюсь истеричным смешком. Он, правда, думает, что я тут по клубу убиваюсь? Вот ведь… Отпихиваю локтём цельнометаллические объятия, разворачиваюсь к мужу лицом. Он виновато улыбается. Кажется, готов к адекватному диалогу и больше не смахивает на оборотня в своё первое полнолуние.

- Игорь, - муж протягивает руку, как только мы возвращаемся на кухню. Как-то подозрительно косится на тёмно-лазоревую рубашку несостоявшегося соперника, но не высказывается.
- Антон, - парень делает ответный жест, напряжённо поглядывая на приблизившегося мужчину.
Надо же, подобрался как, рукава закатал. Сразу видно, мальчиком для битья быть не намерен.
- Ладно, я всё понял. Я пойду, - Антон спрыгивает с барного табурета и направляется к выходу. - Шлёпанцы можно себе оставить?
- Стоять, - коротко окликает Игорь, и парень действительно замирает на полушаге. - Паспорт выправишь, тогда пойдёшь. Чего комедию ломать?

Остаток дня я провожу с Антоном. Город, как оказывается, ему совсем не знаком, как и множественные круги бюрократического ада. Счастливый человек - ни разу не восстанавливал документы. Не то, что я… Заявление о потере, паспортный стол, срочное фото, банк, оплата гос. пошлины, запросы по месту жительства… Ну, и конечно, очереди, неутомимо работающие локтями бабули и таблички с обеденными перерывами.
- Ну, вот, глядишь через месяц… - устало вздыхаю я, пока мы возвращаемся домой через парк.
- Месяц… - задумчиво тянет он, пиная камушек мыском новых кроссовок. - На шее сидеть буду. С чего такая халява-то?
- Ешь ты немного, шея не обломится, - отмахиваюсь я. - Потом купим билет, поедешь домой.
- Не поеду, - тут же отчеканивает парень. - Наверняка, «Азазелло» себе место найдёт. Другие комнаты будут, другие клиенты… Притрусь, главное найти, - упрямо поджимает он губы.

Вот и поди разберись. Говорят, в постельный бизнес от безнадёги идут, по принуждению. А тут не запуганный мальчик, не глупый и, как выяснилось, из хорошей семьи, с институтом…
- Ольга Викторовна, - улыбаюсь. Как официально… - А что вы такого мужу сказали, что он проникся? Я уж решил, мордобой будет.
- Волшебное слово, - тихо смеюсь, ловя на себе завистливые женские взгляды, ещё бы… с красивым парнем, в парке… Роскошь… - Вообще-то Игорь не злобный, компанейский. Надо просто донести до сознания, -признаюсь я. - Увидишь.

После ужина включаю комедию, обкладываюсь подушками и тёплым пледом. Схема отработана. Немного посмотрю, расслаблюсь. Если не пойдёт фильм, почитаю книгу из интернета, захочется общения - позвоню сестре, свободно проболтаем час, а то и полтора. Потом плавно перемещусь в спальню и баиньки. Где-то в первом часу ночи к своей половине кровати, поскрипывая паркетными досками, пройдёт муж. Сквозь сон, я ещё послушаю, как он возится, устраиваясь поудобней, а потом незаметно растворюсь в тишине спальни до следующего утра.
- Зачем госпожа спряталась? - Антон появляется в комнате как-то неожиданно в своих струящихся серых штанах, которые теперь, видимо, играют роль пижамных.
- За день не нагляделся? - возвращаю я мягкую полуулыбку.

Вместо слов, он медленно и вальяжно сокращает расстояние до дивана, не забывая намертво удерживать мой взгляд. Не пойму, то ли эта его природная грация, то ли умело поставленная. Движения простые, не вульгарные: шаг, шаг, наклон шеи, разворот плеч, мимика… гипнотизирующая. Свет торшера на гладкой, бронзовой коже, мерцающий в серебряном пирсинге. Никаких громоздких камней, пупок прикрывает забавно дрыгающий лапками лягушонок. Словно продолжая танец, парень припадает на колено, мягко перекатывается на спину, чуть прикусывает губу и требовательно протягивает ладонь.
Внимательно изучив эти нахально - смешливые глаза, высовываю ногу из недр пледа. Ступня тут же попадает в заботливы тёплые руки, знакомые с приёмами массажа.
- Целый день пробегали, - убаюкивающе шепчёт он, разминая каждый пальчик. - Такие красивые мягкие ножки, тридцать пятый размер… золушкин.
Если и играет, то очень талантливо. Разглядывает, уже без улыбки, вдумчиво, как произведение искусства, греет дыханием кожу. Кончик языка ползёт от косточки вверх, к нему добавляются губы, руки уже гладят лодыжку… Хорошо. Очень…, но как-то неправильно. Это не измена и секса не будет, а всё равно муторно. И в памяти всплывает совсем другой на этом самом ковре.
Антон уже сидит, облокотившись спиной о диван, мои ступни у него на бёдрах. Даже сквозь ткань я чувствую его тепло. Парень запрокидывает голову, скрываясь под пледом, пальцы гладят, едва касаясь, пробираясь всё выше… Пытаюсь совладать с нахлынувшими эмоциями, думать надо головой… Но так приятно жить не на экране телевизора, не в интернете, а здесь, сейчас, в этой комнате.
Отрываю взгляд от происходящего у моих ног и замечаю в тёмном коридоре замерший силуэт. Проходит ещё пара секунд, и он бесшумно скрывается за одной из дверей.
- Антон, - вытаскиваю парня из-под пледа. Пьяные серые глаза, раскрасневшиеся губы… Приседаю напротив, взяв его голову в ладони. - Мне понравилось и тогда и сейчас. Но дома не надо…

Захожу в спальню. Стеклянный «маяк» на стене подкрашивает густые сумерки в синие тона. Игорь сидит на своей половине кровати, босые ступни на полу. Неподвижен как изваяние. Что ему сказать? Всё в рамках договора. Просто он впервые увидел.
- Хорош, сволочь, - произносит муж с кривой улыбкой. - Твой любимчик? Ты к нему ездила?
- Нет, - голос звучит на удивление равнодушно и отстранённо, хотя ещё на входе меня пробирало до озноба. - Ты же знаешь, я люблю тёмненьких, широкоплечих… таких, как ты.
- Любила, - тяжело сглатывает он. - Ножки, пальчики, золушкин размер… У тебя так глаза горели… я и не думал…
- Фут фетиш тебя не заводит, зачем было навязывать? Мы играли в свои игры. Да, и я не страдала.
- Я видел, как тебе сейчас нравилось…
С печальной улыбкой смотрю на своего мужчину. Загоняется, сильно… Как же тебе объяснить?
- А что ты видел? - глядя перед собой, в никуда, осведомляюсь я. - Ты видел, как мне было приятно его желание, внимание к мелочам, общество одиноким поздним вечером… Ты в курсе, что я обязательно один день в неделю посвящаю полному уходу? Даже если устала, не в настроении, своими силами… Пемза, скраб, масло, педикюр…
- Зачем? - без затей ляпает Игорь.
- Чтоб чувствовать себя красивой, - с тоской в груди тяну очевидные истины, - чтоб тебе нравится, если вдруг мы случайно столкнёмся под одеялом… Хотя, конечно, последнее время это сродни вероятности падения метеорита.
Вот не хотела о наболевшем, но от замалчивания никому не легче.
- Ты меня бросишь, - со вздохом предрекает муж.
- С ума сошёл? - искренне удивляюсь. - Я тебя люблю. Ты самый лучший!
-Не самый, - снова усмехается он. - Но другим стать не сумею, - смотрит твёрдо и грустно одновременно.
- Знаю, - соглашаюсь я, по дороге гася светильник.

На следующий день - моё дежурство. Делаю всё машинально, разговор с мужем не идёт из головы. Думаю, мы друг друга поняли, но это ничего не меняет. Я живу с любимым, очень хорошим человеком… и одновременно отдельно от него. Листать в памяти самое начало: ухаживания, ночные посиделки в общаге с чаем, до рези в глазах, чтоб никак не наговориться, не надышаться, пара часов разлуки - как несколько лет, односпальная железная кровать с провисшими пружинами и два сплетшихся тела, между которыми невозможно просунуть и лист бумаги… Вспоминать - только делать больней. Наверное, все через это проходят.
Однако с чувством предаться меланхолии мне не дают. Привычный круг обязанностей и забот, коллеги со своими проблемами и радостями вытесняют сторонние мысли. И я забываюсь, пока не появляется Антон. Одет вполне по-деловому, никакого намёка на нестандартные интересы: кроссовки, джинсы, тёмная футболка с глухим воротом, скрывающая пикантные украшения. Просит денег на карманные расходы с возвратом, говорит, что нашёл одну халтурку на первое время.
- Грузчиком, - хмуро поясняет он на мой заинтригованный взгляд, - на овощном рынке, там документы не спрашивают.
Хмыкаю. С такой модельной внешностью и балетными килограммами… Не может он один в четырёх стенах сидеть, ну пусть…

Вечером прихожу в себя только после душа. Смыть суету, поесть… Поинтересоваться бы у парня, как работа, но в его комнате уже погашен свет. Видимо, день прошёл плодотворно. Расчёсываю мокрые волосы, не пользуясь ночником, ныряю в постель и… нахожу в ней мужа. Вроде ничего необычного, только вот Игорь не спит и обнаруживается непривычно близко.

- Я был очень плохим… Готов понести заслуженное наказание, - томно рокочет, нависающая надо мною глыба.
- Родной, ты лаком надышался? - переспрашиваю с опаской.

Глаза уже привыкли к темноте, и я хорошо различаю детали. Мне в руку вкладывают мужской ремень, из добротной толстой кожи, с металлической пряжкой. Одеяло летит на пол, и в тусклом лунном свете передо мной тело в коленно-локтевой позе. Если честно, на работе устала, и гораздо больше бы мне сейчас подошёл массаж и куни, но с Игорем всегда так было: «покой нам только снится». Многочасовые разноплановые игры с полной выкладкой обоих и неослабевающим накалом. Так или никак.
Подбираюсь к нему сзади, кладу руки на бёдра, ладони соскальзывают в пах. Нащупываю знакомый ремешок, стягивающий мошонку. Ласкаю пальцем головку члена, слежу, как он твердеет и натягивает холодную цепочку. В районе пупка металлическая змейка раздваивается, сдавливая жалами чувствительные соски, над которыми я тоже не упускаю возможности поизмываться.
- Готовился, значит? - ехидно уточняю я, накидывая кожаную удавку ему на шею, слегка подтягивая, и упираясь коленом между лопаток. - Небось, и попку смазать не забыл?
- Если уж делать что-то, то как следует, - невозмутимо вещает муж, запрокидывая голову под давлением петли. - Все игрушки помыты и готовы к использованию, у нас вся ночь впереди.

Кошусь на разложенные и откалиброванные девайсы.

- Нет, родной, на шестичасовой марафон меня не хватит, - сразу расставляю акценты. - Но воспитательные мероприятия мы всё же проведём.
- Вот так и бывает, - шутливо вздыхает Игорь, - как отыметь любимого - так на работе устала, а выпороть - завсегда, пожалуйста.
- Сам предложил, - плотоядно усмехаюсь я.

Нет уж, такой шанс я не упущу. Давно руки чешутся, вроде игра, вроде шутка, но такое чувство, что вот заслужил. Выдрать, как сидорову козу.
Пока я слезаю с кровати и примериваюсь к воспитательному аргументу, Игорь возится и оглядывается через плечо на свой любимый ремень. Вообще он не фанат подобных процедур или, скажем так, в весьма дозированном количестве, как разогрев.
- Ты сейчас отыграешься за все годы загубленной супружеской жизни? - нервно посмеивается мой благоверный.
- Ну, не такой уж загубленной, - справедливости ради, отзываюсь я. - Но ноги лучше сдвинь, темновато здесь, а мне от тебя ещё детей рожать.
- Чего прям сильно бить будешь? - с долей опасения уточняет Игорь.
- Нормально буду бить, - пожимаю плечами. - Поехали?

Пряжку перехватываю подальше, не изверг я всё-таки, а муж не мазохист, хотя чувство самосохранения частенько перекрывается у него азартом. Спальню наполняет приятный хлопающий звук под аккомпанемент сопенья и оханья. Иногда я делаю паузы и любуюсь, как любопытный супруг начинает приподниматься, дабы увидеть меня и убедиться в окончании экзекуции. Тогда я неодобрительно цокаю языком, просовываю руку ему между ног, проверяя наличие эрекции и, если надо, поддерживаю её, а потом добавляю ещё резких увесистых ударов, расслабившимся мышцам.
Ну, пожалуй, и хватит, а то как же бассейн, спортзал… Я взбодрилась и разгулялась, словно и не клевала носом полчаса назад, но щедрое предложение насчёт «всей ночи» всё же опущу, а то какой с меня завтра работник? Оставляю ещё тёплый ремень на стуле и ныряю в постель под стоящего на четвереньках Игоря. Закусив губу, хулигански тяну за цепочку, обхватываю ногами, роняя его на себя.
- Садюга, - театрально стонет муж, тут же сгребая меня в охапку и попутно освобождаясь от сбруи.
Пока он разбирается с ремешком, я, предвкушая эффект, раскрываю одновременно оба зажима с порядком натянутых сосков. Игорь шипит и тихонько стонет, отбрасывая на пол ненужную больше конструкцию. Крепко прижимает к кровати всем телом. Я его давно жду. Направляю напрягшийся до предела член, подаюсь навстречу. Руками глажу сильные плечи, горячую от воспитания попу и предусмотрительно скользкий смазанный анус. Хорош. Весь, с головы до пят. Великолепен… и мой.
- Ну, и какой конкуренции ты боишься? - интересуюсь я, держа в объятиях всё это богатство.
Ответом мне служит чертовски завораживающая, самодовольная улыбка, которую я больше чувствую, чем вижу в нашей неожиданно ожившей спальне.

Опубликовано: 19.12.2015

Автор: marrikka

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 94 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 11 человек:

  1. Спасибо автору, великолепно

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Жаль, что вот так бывает: был интерес и нет интереса. Сочувствую Ольге — когда есть свой саб, а нужно ходить к кому-то еще. Но концовка порадовала)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Порой надо почувствовать, что конкуренцию можешь и не выдержать, чтобы ломануться в бой и раскидать всех конкурентов :)
    Классно всё, люблю ваш слог, картинка оживает прям)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Спасибо! Наверное, действительно интересы со временем меняются. Очень жизненно)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Все таки ревность бывает полезна, неправда ли?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Вау. Очень интересная история, люблю, когда есть психологизм. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Шифруется Игорь..Не доверяет(.. Спасибо))

    Оцени комментарий: Thumb up 0