10 капель — 12

- Ну, всё? Пошли? - лейтенант отодвинула от себя пустую чашку, встала.

Кадык у эдайца заплясал, и побледнел он так, словно из лёгких с ноги вышибли воздух.

- Уже?
- А чего тянуть-то? Куртку вон ту, старенькую, бери и за мной.

Травка под ногами мелкая, вытоптанная, как ковёр глушит шаги, лужи и дорожка к дому гравием засыпаны. Его идея была, чтоб в дождь не развозило. Дядька одобрил, осенью в карьере набирали... А вон там дрова, не успел все распилить. Думал, потом, когда Вардан уедет. В среду за зерном...
Тимур потёр лоб, пытаясь вернуть ощущение реальности. Не будет у него "потом", у всех будет, а у него нет.
Провожатая шла спокойно, не оборачиваясь. Вот обогнули дом. Тимур мимоходом бросил взгляд на дверь с тяжёлой металлической ручкой: коврик при входе, оставленные дядькой сапоги... Что и зайти, попрощаться не даст? Хотя... может, так оно и лучше... без сцен.

- Яблок можно с собой взять?
- Бери, - притормозив, пожала плечами лейтенант.

Пленный расторопно выцепил из корзины с опадышами четыре краснобоких яблока и завернул в куртку.
Больше дорогой он съесть не успеет, а там уже не до фруктов будет. Крупы в основном и хлеб. Лагерникам изыски не положены. Допрос, распределение... Мешковатый, серый комбинезон с номером, длинный барак с бетонным полом, однообразная работа до отупения и постоянный животный страх остаться без пайка, налететь на карцер, зимой обморозиться...

"А может, рассказать? - внутри предательски заныло. - Ну, почему всё так?! А?! А вот и гараж уже..."

На траве, возле металлической двери стояли приготовленные к погрузке коробки. Тимур привычно прошёлся взглядом по скарбу: еда, палатка, спальники, посуда, какие-то банки...
Ну, да... майор, похоже, опять с ночёвкой собрался.
Успела мелькнуть ехидная мысль, что собутыльники на сей раз останутся без прислуги, но толком порадоваться не получилось. Им - неудобство, а ему... При первой же сортировке так носом повозят, что мало не покажется. Охрана-то, ладно... без нужды не цепляется. А вот соседи по бараку... "Стриженная" тогда, возле храма правду сказала: в трудовых лагерях не только пленные.

- Ты меня вообще слышишь? - парень растерянно вскинул голову, отрываясь от неприятных воспоминаний и бессмысленного разглядывания коробок.

Лейтенант была уже в гараже и, похоже, окликала его не в первый раз. Распахиваясь, раздражённо взвизгнули петли задней дверцы микроавтобуса.

- Давай, давай поживее, - душевно поторопила она, выдирая из окостеневших рук и забрасывая на сиденье набитую яблоками куртку. - Куда полез? - девушка ухватила за ворот футболки собравшегося следом "головешку". - Коробки грузи. Ночная вылазка.
- А я? - в конец запутался пленный.
- Ты с нами до ближайшего поста. Там тебя и примут, и оформят, и объяснят почему гражданских трогать нельзя...
- Гражданских?! Да он такой же гражданский, как и я! - не выдержал Тимур, отворачиваясь.
- Кто "он"? - помолчав, поинтересовалась Ариана.
- Брат её, - махнув на всё рукой, поморщившись, выдал горец.
- Та-аа-ак, - недобро хмыкнула лейтенант, пропихивая его в салон.

Парень уселся, упершись локтями в колени, с силой потёр ладонями виски. "Стриженная" заняла место напротив. Ждёт. Тимур глянул исподлобья . Так... с чего бы начать...

Начать пришлось с того визита в храм и приглашения златовласки. Ну, что говорить, захаживал он к ней по мере возможностей. Звала же, вот и пришёл! Сперва, конечно, с опаской, как на разведку, тропками да огородами... Домик крайний на улице, скамейка красная во дворе... Всё как объясняла.
Кругом пробежался, в окна заглянул. Одна. Не спит. Как там стучать положено? Легонько выбил пальцами по стеклу условленную дробь и зашёл в открывшуюся дверь не пленным "головешкой", а желанным гостем. И... гостить понравилось. Не из-за того, что стол всегда накрыт, на ферме кормили не хуже. А вот отношение... Девчонка ведь вокруг него волчком вилась, рядилась, глазки строила, угодить старалась, байки его как откровения слушала... Вспомнить приятно. Не то, что эта сейчас.
Горец откашлялся, прервав тихий, сбивчивый рассказ, оценивая реакцию лейтенанта. Ну, да... Эта смотрит как на недоразумение.

- Ладно, с девчонкой понятно, - нарушила молчание Ариана. - Про драку давай.


Драка, драка... А чего про неё рассказывать? Пленный угрюмо подковырнул носком сапога прилипшую к резиновому настилу грязь. Рожу начистили, эка невидаль. Один на один, по-честному всё. А синяки такие, потому что дурак.

Из старших у Лирги один брат остался, фронтовик, недавно из госпиталя вернулся. На заработках в городе всю неделю, вот они попасться и не боялись.
А вчера в роще гуляли затемно, прохожих стереглись. Во двор вернулись, калитку заперли... и ничего ведь не насторожило. Всё как всегда: над крыльцом фонарь, в доме темно. Лирга пошла телёнка новорождённого проверить, а он в дом. Шагнул за порог и сразу родственное приветствие получил. Но про брата тогда ещё не подумалось, решил, что воры забрались...
Когда по полу катались, девчонка прибежала, свет включила. И тут горец обомлел. Всего-то секунд пять глазами хлопал, а успел и преимущество потерять и в рожу получить. Лирга, конечно, рассказывала, что брат в танке горел, что лицо обожгло. Но слышать это одно, а нос к носу столкнуться - совсем другое.

- Объясниться пробовал? - методично, словно составляя протокол, поинтересовалась Ариана.

Парень усмехнулся, вспоминая перекошенное от злости и без того непропорциональное лицо, глаза навыкате без ресниц и бровей, по-звериному оскаленные зубы... Да тут не говорить, тут драпать хотелось. Словно варана*- людоеда из материных сказок увидел. Но объяснять, да... тоже что-то пытался. Толку-то... Ведь не случайная встреча, ждал их не просто так, а знавши... И девчонка визжала, на руке у братца висла, тараторила, что фермерский эдаец, что сама звала, что неопасный...

- Сбежал я, - выдохнув, закончил рассказ Тимур, вскидываясь в ожидании приговора.

А лейтенант... лейтенант молчала оценивающе, издевательски... словно ждала чего-то ещё.
Покаяния? Признания? Да какого...?!

- Ну, что?! Виноват? Опять виноват?! - Тимур понимал, что надо бы заткнуться, что понесло. Но нервы, страх и напряжение последних суток сами собой выливались в слова, лавину было уже не остановить. - Не я его в танке жёг! И сестру не трогал, хоть она и лезла! За что опять?! За что в лагерь?!
- А за что в лагерь? - раздалось сзади, почти за самым сиденьем.

Тимур, замерев на высокой ноте, бледнея, повернулся к приоткрытой задней двери. Лицо майора было ещё расслабленно заспанным, но уже весьма заинтересованным.

- Ни хрена себе... - удивлённо присвистнул мужчина, разглядывая эдайца в профиль. - Арька, ну зачем так-то... Совсем работать не умеешь...
- Это я что ли? - возмутилась девушка. - В селе красоту навели.

Вардан недобро прищурился, ставя ногу на борт машины.

- Подожди, - остановила лейтенант, предупреждая попытку мужчины забраться внутрь, - давай на улице поговорим.

Одна за другой гулко хлопнули дверцы. Пленный остался в салоне один, в пол оборота поглядывая на вышедших из гаража вояк.
"Медведь" и "стриженная". Спорят, чего-то решают... Она говорит, он хмурится, но слушает... отвечает... И взгляды, взгляды многообещающие.
Тимур поёжился. Кипит майор, но пока ещё держится. Интересно даже какие такие аргументы у лейтенанта, что пленного до сих пор за шиворот не выволокли. Видать, мягко стелет. "Медведь" уж не рычит, а посмеивается, и она в ответ... Гогочут оба...

- Поехали... Всё собрали? - расхаживая по гаражу и заглядывая в салон, Вардан басил уже другим, благодушным тоном.
- Для ночёвки всё, - отозвалась Ариана, пересчитывая коробки. - Кора тебе с собой грибов навертела. Двадцать банок. Возьмёшь?
- "Лесное мясо", - хмыкнул майор. - Возьму. Авось, кого прикармливать придётся...

Тимур вертел головой, наблюдая за движением вокруг, в котором ему отводилась роль мебели: всё нашли, уложили и закрепили без его участия. Сборы сопровождались взаимными подколками и малозначительным трёпом, так что горец вконец запутался, плохо себе представляя, к чему это...

- Боец, ты машину-то сможешь вести, или гляделки совсем заплыли? - когда приготовления были окончены, мужчина всё-таки про него вспомнил.
- Смогу, - встрепенулся "головешка". - А... куда?

Под насмешливо - снисходительным взглядом командира хотелось провалиться сквозь землю, но пришлось выдержать и не ерепениться.

- Ладно, не дрейфь. Раз драку не ты устроил и огрёб единолично... То всё по плану: к озеру. Повыше возьми, где сосны, там посуше будет... А наказание физкультурой отработаешь.
- Так я же... - осторожно начал парень.
- Хочешь с местными девками гулять, умей не попадаться. Понял?
- Так точно, - вздохнул эдаец, отправляясь в кабину.

* * *

Дорогой про него снова забыли. Пассажиры оживлённо болтали, но слов из-за гула двигателя было не разобрать.
Тимур упрямо гнал от себя накатывающую слабость. Ещё двадцать минут назад кровь кипела: и страх, и злость, и силы были, хоть снова в драку. А сейчас… мутит. Лицо тяжёлое, налитое, даже моргать больно. Нагретая солнцем кабина, дорога длинная, монотонная. Редкий встречный транспорт и раскалённый асфальт. Зарыться бы сейчас с головой на сеновале и вырубиться, хоть на пару часов. Но… полдня ещё, а может, и ночь прихватят, это как приятели угомонятся.
В лесу стало не до самокопания, парень боялся засадить машину. После недели дождей накатанные колеи превратились в болота и даже успели подёрнуться неприхотливой водной растительностью. Вёл он внимательно, чуть ли не на ощупь, и полный привод в помощь, и не перегружены, но лучше перестраховаться. Спрос-то с него будет…

- Ну вот, не красота ли! – хлопнув дверью, майор, с удовольствием потягиваясь, спрыгнул с подножки на землю.
- Красота, красота… - Ариана, обошла машину, присоединяясь к созерцанию водной глади, заключённой в изумрудную оправу лесов. – А к матери перед отъездом всё-таки зря не зашёл…
- Ой, Арька, не нуди. Вернусь, соскучиться не успеют. Не люблю, я этих прощаний…
- Как знаешь, - пожала плечами девушка.

За спиной послышалось расторопное шебуршание, вздох петлей и недвусмысленное звяканье. Не было нужды оборачиваться, чтоб понять – эдаец занялся разгрузкой.

- Удобно, когда всё налажено, - Вардан, кивнув, подтвердил её мысль. – Купаться?
- Не охота, - поморщилась лейтенант.
- Ну, давай тогда пройдёмся. С прошлого года на этой стороне не был.

Высокие, редкие сосны вперемешку с осиной, смолистый дух застывшего на пергаментных стволах янтаря, резные листья папоротника и сухая хвоя под ногами…

- Эх, Арька, Арька… Уедешь, и опять я здесь один, - уныло вздохнул майор. – А может, тебе к нам перевестись, в военную часть?
- Ага, и чего я там делать буду? – скептически усмехнулась девушка, дивясь очередной спонтанной, не самой лучшей идее.
- Молодёжь учить. Придумаем чего-нибудь… Не нравится? – досадливо нахмурился мужчина. – Не сошёлся свет клином на твоём департаменте. Миграционный отдел… подумаешь… Реальное дело – это армию укреплять, бойцов натаскивать. Рано мы расслабились, не ровен час опять начнётся… Ну, скажи, что я параноик! – раздражённо засопел командир.
- Я не знаю, может и начнётся, - пожала плечами Ариана. – Вот только давай начистоту: я не настолько ценный кадр. Чего тебе неймётся? Бабы давно не было?
- Да ты… Вот ты как! – задохнулся Вардан, полоснув по спутнице обиженно-злым взглядом.– Что ты всё к койке сводишь? За другим к тебе не ходят?
- А по-всякому бывает, - колюче прищурилась лейтенант. - Девки в камуфляже, они же до секса сами не свои – это все знают. За тем в армию и идут, чтоб побольше солдатиков перещупать да удачно под генерала лечь. Разве нет?
- Я не то хотел сказать, - досадливо потёр шею мужчина. – И вообще не про это начал… Как же сложно с тобой разговаривать!

Ариана не стала спорить, полностью переключившись на созерцание скачущей по веткам сороки. Тёплый день, светлый лес… Есть на что посмотреть. Тут вон, кабаны нарыли, и костяника как бусы рассыпана; кислица, сыроежки, черничник уже обобранный, ужик под ногами мелькнул, и муравьи сапог штурмуют…
Прямо перед ними, на трухлявом огрызке ствола высился огромный муравейник. Вардан уважительно присвистнул, отдавая должное маниакально-трудолюбивым козявкам, и потянулся за ножом. Девушка поняла задумку, уголки губ сами собою дёрнулись вверх. Ребячество… А ведь помнит, зараза!
Сняв кору с двух прутиков, мужчина аккуратно, чтоб не скатились, положил их на мельтешащую горку и отошёл назад.

- Давай мириться, что ли… - вздохнул он, выжидательно складывая руки.
- А мы и не ссорились. - Ариана присела на замшелый пенёк, вороша попадающиеся под руку ягоды. – Так… рабочий момент.
- Сразу надо было спросить… - майор помедлил. – Есть у тебя кто?

Девушка кисло улыбнулась, хмыкнув в такт своим мыслям: «Не показалось». Чего уж тут, открытым текстом… А так не хотелось усложнять.

- Когда приспичит, всегда можно кого-то найти.
- Это-то понятно, - отмахнулся Вардан. – А… постоянный? Друг… сожитель... надёжное плечо…

Лейтенант нехотя оторвала взгляд от мшистого узора на камне и медленно покачала головой:

- Вард, не надо…
- Почему?! Я ведь…
- Вот поэтому и не надо, - устало попросила она. – Друзья, приятели – отлично. Собутыльники – тоже хорошо. Сослуживцы… уже хуже. А дальше вообще не стоит экспериментировать.

Мужчина скептически усмехнулся и пошёл к муравейнику.

- Вроде и не девочка с косичками, и лет не пятнадцать, - вздохнул он, стряхивая с прутиков последних тружеников, - а дурёха дурёхой… На, держи и не парься.

Ариана взяла угощение, задумчиво вертя прут между пальцев:

- Примирительная доза муравьиного спирта? – усмехнулась она. – И по традиции ягодами закусить…
- Традиции – вещь полезная, - деловито согласился командир. – В них порядка много. А порядок это…
- Не начинай, - кривовато улыбнулась девушка, пробуя на язык результат муравьиных трудов.
- Хорошо… Оставим для плаца, - Вардан поморщившись, провёл губами по уксусно-кислой деревяшке, отбросил прут в кусты и зацепил с земли гроздь костяники. – А теперь купаться. Всё! И слышать ничего не хочу. Арька, это ведь тоже традиция…

Этого лейтенант отрицать не стала. Грех в лесную купель не окунуться: хвойная вода, живая… И солнце стелется дорожками по прозрачной глади, прорываясь сквозь тучу, как через дырявый плафон. И тишина вокруг… Разве что майор отфыркивается, завершая очередной заплыв. Плещется, глубину меряет, но её метров за пять стороной обходит.
Прогретая толща держит надёжно, и такое блаженное оцепенение, что даже гадать не хочется, что он вынес из недавнего разговора, что решил… Тело невесомое, приятно уставшее, и есть уже хочется.
Вардан, видимо, тоже вспомнил про ужин, и его широкая спина вскоре замаячила возле берега. Эдаец как раз успел дожарить шашлык. Удачно получилось в селе барашка прикупить: вовремя, но… всё же дороговато. Соседи – не соседи, а живут все, как могут.
Ариана на сушу не торопилась: пока майор доклад об обустройстве стоянки примет, пока лично всё проверит… Зачем под ногами путаться? Ну вот, для него это важно, и не может он по-другому. Да и «головешка» вроде привык… а может, отвыкнуть не успел. Армия она и есть армия. Порядки-то не сильно отличаются.
Негромкое бормотание с берега, вытянувшаяся в уставной стойке фигура, обход: палатка, спальники, дрова, вода; снятие пробы с шашлыка, осмотр накрытой поляны… То ли кажется, то ли лицо у горца ещё больше «поплыло», весь национальный колорит растерял: глазки – щёлки, нос как помидорина, уж ни горбинки характерной, ни скул – ничего не видать. Разве что по волосам догадаться можно: тёмные слишком, да и не вьются они так у местных… Тяжёлая рука у танкиста и обиды много. Вовремя «головешка» смылся. Раз так по черепушке мутузили, то явно не для профилактики… Но вроде обошлось: речь, координация – в норме, даже возмущаться силы есть, значит, ничего, жить будет. Руку только правую поджимает, зараза. Если рана на плече открылась, то хреново…
Ну вот, кажется, и всё. Лагерь принят, и без придирок обошлось. А потом… Лейтенант, уже не скрывая интерес, наблюдала, как мужчина вытащил бумажник, отсчитал пару купюр, передавая их эдайцу. И тот, пробубнив привычную формулировку, сел в машину и уехал…

- Ты его на ферму, что ли, отпустил? – удивилась девушка, подсаживаясь к уже жующему командиру. – С утра успеет подхватить?
- Да вот ещё, на ферму… ближний свет… - отмахнулся Вардан. – Сейчас на заправку съездит, машину помоет, физкультуру и попозже устроить можно… Дело молодое, чего просто так штаны просиживать!

Ариана накинула поверх футболки тканевую куртку и, придирчиво оценив, выбрала себе один из предложенных шампуров. А ведь неплохо… и аджика в самый раз… То ли хороший продукт как-то невзначай испортить сложно, то ли руки у «головешки» из правильного места растут…

- Ну, давай, - майор свинтил пробку, плеснув ей и себе первую дозу. – Как всегда, сначала павших помянем. И Самата заодно… - отрывисто выдохнул он, перед тем как опустошить кружку. – Мать сильно обиделась, что на день поминовения не приехал?
- Да что она не понимает, что ли? – морщась и закусывая, отозвалась девушка. – Переживала только, что в храме ты давно не был, исповедь пропустил… Ну и ещё тяжко ей, что хлеб нести некуда. Отец Зальц опять отчитывал… ведь если могила пустая, то и угощение ставить нельзя…
- Вот ведь святоша! – мужчина в сердцах грохнул кулаком, зацепив тарелку с зеленью. - Своего-то мальца под ружьё не пустил… прям по зарез ему при храме был помощник нужен. Пересидели как крысы! Теперь послушать, так вся победа только их молитвами и случилась! А не теми пацанами зелёными, что с Саматом ушли…
- Потише, - кашлянула лейтенант, обшаривая взглядом пустой берег. – Святому отцу за рвение – благодарность епархии, а тебе за такие разговоры…
- Да знаю, знаю… Не дурней тебя, - огрызнулся командир. – Обидно только получается… Тебе мать писала? Они ж до последнего высоту держали… Приказ был любой ценой прорыв остановить…
- Помню я… самое начало: паника, неразбериха… Отцы-генералы думали малой кровью обойтись… Дыры в границе затыкали… - Ариана перехватила бутылку, разливая по второму кругу. – Отряд, в котором Самат служил, в первую же неделю полёг… Ближе всех были… Всем «звёзды» посмертно.
- Вот и выходит: коробочка бархатная есть, благодарность у матери письменная хранится, на обелиске памятном имя выбить обещали… Герой -братуха! – зло скривился майор. – А хлебом его помянуть нельзя… Потому что тела нет! Эти ж твари на первых парах как звери куражились. С трупов кожу сдирали, жетоны именные на трофеи обрывали…

Ариана осторожно перевела дыхание и облизала занемевшие губы. Слышала она такое, бывалые рассказывали. Самой пару раз видеть довелось, и до сих пор комок в горле. И хотелось верить, что уродовали именно трупы, а не…

- Психологическая атака, запугивание противника с целью подрыва боеспособности, упадка морального духа и поощрение дезертирства… - фраза из лекции замполита выскочила сама собой, лейтенант повторила её бесцветно и привычно-затвержено, а перед глазами стоял исполосованный в клочья школьный приятель, бьющийся в корчах под горским ножом.
- Куски мяса… фрагменты… - добил прорывающийся сквозь пелену наваждения рык командира. – В общей могиле всех…
- Старики твои по осени туда собрались, - произнесла девушка, глядя на воду остановившимся взглядом.
- Зачем?!
- Искать…

Мужчина тоскливо вздохнул, отхлёбывая прямо из горлышка:

- Нечего им в Кимовке делать. Я уже ездил. Там такое… Нельзя родителям смотреть.
- А мне? Мне… можно?

Вардан замер, озадаченно разглядывая слегка невменяемую, решительно сжавшую кулаки подругу.

- Неделя Даров в сентябре – это ведь семь выходных. Если взять машину, то два дня - туда, два обратно…
- Арька, не блажи! - командир без сантиментов оборвал лихорадочно-торопливые подсчёты, словно пригвождая к месту тяжёлым взглядом. – Ни черта там уже не разобрать! Тем более, ты Самату обещала… Он писал, что обещала… Помнишь, что?

Опубликовано: 08.11.2017

Автор: marrikka

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 22 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 3 человека:

  1. Спасибо! Интересно, припомнят ему стрелу? Так быстро глава закончилась( Бедный Тимур, все-то у него не слава Богу)

    0

  2. Спасибо за продолжение! Готовился в лагерь отправляться, бедняга, да обошлось. Впрочем, это товарищ себе везде приключения найдет, хотя и понять «головешку» можно — живой человек, вроде особо работой не заморили, заскучал что-то, а тут девица, да еще сама позвала. Брат ее, конечно, кошмары ему надолго обеспечил.
    Лес так красиво и живо описан, как будто сама побывала.

    0

    • Спасибо) Дело молодое, конечно, Тимура к противоположному полу влечёт, хоть он и внешне весь такой непробиваемый. Только Лирга сама ещё недалёкого ума, чтоб последствия просчитать и парня не подставить.

      0