10 капель — 11

И как всегда, кому-то развлечение, а кому-то брикеты с соломой таскать. Но тут обидно не было: сам он всё равно не умеет, а посмотреть охота… Молча дивился, облокотившись о забор – целая наука, оказывается. Как встать, как держать, когда тетиву отпустить… Поначалу, правда, у «стриженной» так себе получалось. Стрел насажала… то выше, то ниже. Весь брикет как ёж иглами топорщился, а мишень чистая. Тимур даже успел про себя закономерность подметить, что баба – она и есть баба… А лейтенант тем временем, похоже, пристрелялась.
За полчаса бумагу в клочья измочалила.
«Десяток, конечно, маловато… - придирчиво прикинул парень, оценивая результаты. – Наш бы старшина её за такую целкость… Но зато кучно, - в последний момент смягчился он, глядя на подрагивающие от напряжения руки лучницы. - Мужское оружие, сразу заметно…»

- Рискнёшь? Или плечо болит? – окликнула его Ариана, возвращаясь на исходную с пучком собранных стрел и на ходу снимая с предплечья защитную крагу.
Тимур замешкался. Барский подарок. Прямо не ожидал… Ноги сами начали движение. Может, и надо было отказаться, а уже азарт пошёл! Ведь всё ж видел, как надо, и руки зудели попробовать. С оружием у него никогда проблем не было. А плечо? Ну, что плечо… терпимо. Ради такого случая - уж точно. Второй раз вряд ли когда предложат…

Мандраж, будоражащий кровь, отозвался в пальцах лёгким покалыванием. Вроде и игра, и глупость, а всё одно… Ему ж даже ножницы острые брать не разрешено, а лук… Лук можно? Серьёзно?

- Ну… куда клешни тянешь?

Пленный застыл, едва дотронувшись до рукоятки. Опомнившись, убрал руку. И сразу лицо и шею словно кипятком обдало. Дурацкая наивность и реакция дурацкая… Как пацан купился! Мало того, что повод дал лишний раз над собой поржать, так ещё и цветом подтвердил – крепко задело!

– На, надевай, - «стриженная», не глядя, сунула ему жёсткую кожаную пластину с ремешками и зачем-то снова пошла к футляру.
- Да я бы и так… - помаленьку отходя, пожал плечами парень, вертя в руках защитную конструкцию.
- Это ты пока не прочувствовал, как тетивой в обратку прилетает, - радостно просветила Ариана. – Давай, давай… не умничай. И вот тебе ещё…
- А это…?
- Напальчник, - тесного контакта всё же хотелось избежать, но девушка уже закрепляла непонятную штуковину между указательным и средним пальцем, не отвлекаясь на его неприязненные подёргивания.
- Ты без напальчника стреляла… - вовремя справился с голосом Тимур.
- Потому что он для меня широкий, - терпеливо пояснила лейтенант, продолжая подгонять снаряжение. Похоже, к его стыду, поняла, что под упрямством натянутые нервы. – Всё это добро – с мужской руки. Самат тренировался, к соревнованиям готовился… А я просто за компанию баловалась.

После одевания пошёл инструктаж: руки - ноги, спина – локти, метки - хвостовики, докуда тянуть, и как сбрасывать…

- Бери.

Наконец-то, горцу передали оружие и выставили на исходную. И… и он понял, отчего у «стриженной» подрагивали мышцы. Нет, тетиву, как надо, растянул и зафиксировал, но вышло это не играючи.

– Не держи долго. Прицелился – выстрелил… Прицелился – выстрелил. Лук тугой, для дальних расстояний. Сейчас тебя вести начнёт...

Голос «стриженной» звучал где-то на заднем плане, размеренный, монотонный. Прямо как у инструктора на стрельбах. И он словно первогодок, в первый раз не знает, как ловчее ухватиться, как руку удержать… А всё ж и тут не совсем салага. Есть общее: вон, прицел, мушка и нить кручёная – как спусковой крючок, деликатности требует.
Стрелок прикрыл один глаз и задержал дыхание на полувыдохе: «Ну, поехали…»
Сухо щёлкнула тетива. Стрела сорвалась легко, с певучим свистом и… воткнулась в землю в метре от мишени.
«Как же?» - Тимур, не веря, уставился на торчащее поверх низенькой травки древко с эффектным бело – красным оперением.

- Тетиву не дотянул, - флегматично констатировала Ариана. – Сначала правильно – к подбородку, а потом аж в половину сбросил. Ещё раз.

Требовательный тон быстро привёл в чувства. Пленный вытянул из стоящего на подставке колчана новый метательный снаряд. И вновь методично, прогоняя в голове первичный инструктаж, постарался скоординировать движения. Спина, предплечье, распределение веса, хват… Пьянящая радость и предвкушение иллюзорной свободы постепенно сошли на нет. Попасть и не позорится. Надо попасть.
Второй выстрел и снова недоумение.
Ведь правильно же всё сделал, как она! Точь-в-точь скопировал!
Наконечник уткнулся в землю шагов на пять дальше, чем прошлый раз.

- Давай прицел подкрутим, - задумчиво выдала девушка, занявшись винтами. – Ну-ка, так попробуй.

Помогло! Или… нет… В сарай же лучше чем под ноги? Но… от себя Тимур ожидал большего, да, похоже, и «стриженная» тоже. Всем известно, горцы - первые кинжальщики, наездники, лучники…Три века так было.
После набегов и шального военного фарта даже слух пошёл, будто каждый эдаец по крови - рубака: что предки умели – то и он с рождения умеет, а в бою чего не знает, тому сходу обучится. С любым оружием поладит, любого коня объездит! Грех такую байку среди данью обложенных не поддержать. Пусть боятся и не рыпаются. А на деле… По отцовской линии целых пять лучников в княжеской охране состояли. Птицу на лету били почище ястреба. А он, прямой потомок, эвнек, не смыслит в этом ни хрена!
Ещё один выстрел, ещё… Снова в землю, а потом в забор. Это, что ж такая косоглазость, что ему даже в брикет с соломой не попасть?

- Собирай стрелы и на второй заход, - не давая уйти в ступор, легонько хлопнула меж лопаток лейтенант. – Не дрейфь, сейчас пристреляемся. Попробуй, что ли, второй глаз не закрывать. Если лучше станет, то… - размышления вслух прервало невнятное бормотание «головешки». Ариана слегка опешила: что-то про сарай, мешки, тучу на горизонте, про то, что ему некогда, и надо работать… Пользуясь моментом, парень быстренько сунул ей в руки лук и ретировался с завидной скоростью. Вежливо, тактично, но, да… сбежал.

***

- Вот, она какая рыбка-то! Самый смак. Аккурат на жарёху, - Дамир блаженно вдохнул ароматы, идущие от плиты, и нетерпеливо поёрзал на стуле. – Ну скажи, бабка, ведь не зря ходил, а? Гляди, сколько добыл!
- Добытчик, - прыснула со смеху тётка, переворачивая на сковороде уже третью порцию окуней. – Ведром ты, что ли, черпаешь головастиков этих?
- Мясо на костях есть? Есть, значит…
- Да они ж как семечки! – не утерпела Кора. – Ещё и из пруда! На вкус сладимые. Каждый день по полведра притаскиваешь. Жарим, парим, на суп, на консервы, на фарш… Даже уж котов соседских от «добычи» твоей воротит!
- О! Видали, как заговорила? – притворно-жалостливо вздохнул дядька, обводя глазами сидящих, как и всегда, по разные стороны стола Тимура и Ариану. – А ведь в войну, нахвалиться не могла: какие жирные, да какие наваристые. Сама с удочкой сидела!
- Ну, так… - одёрнула цветастый передник фермерша. – Когда, есть нечего и подмётке будешь рад. А теперь-то живём, слава Единому и всем ангелам лучезарным, коими творится воля Его, и разносится над правоверным миром благодать. Сказано первым шестикрылым: « Не бегите от слова божьего, ибо оно свет. Во тьме же погибель ваша! Лишь гадам, да погани крыться в тени. Истребляйте нещадно нечисть ползучую! Во славу веры и любви наивысшей, на кою так щедр отец небесный к благодарным детям своим…»
- Да не… Хорошие караси! Сегодня даже и тиной не пахнут… - улучив момент, пока Кора набирает в грудь побольше воздуха, торопливо вступила девушка. – С того же пруда за старой баней? – заинтересованно уточнила она у копающегося в тарелке рыболова.
- Да, именно с того, - серьёзно подтвердил Дамир, подхватывая игру. – Вот, я сейчас расскажу, как мы с мужиками сегодня посидели…
- Чего там рассказывать? Каждый день одно и то же! – поморщившись, попыталась вновь перехватить инициативу Кора. – А зато передача по радио сегодня была… Заслушаешься! Сам архиепископ выступал: новый взгляд на сущность благодати. А про карасей… Кому про них интересно-то?!
- Ну, я бы послушал… про карасей, - оторвавшись от тарелки, облизнул губы пленный. – Вдруг ловить придётся…

Тётка устало вздохнула и выключила плиту.

- Нате вам, енту рыбу проклятущую, - ворчала она, выкладывая со сковороды на общий поднос жареных мальков. – Ужинайте, и посуду - в тазик. А я пойду куру ощиплю и спать, - накидывая поверх платья старый халат, буркнула фермерша. – Уж не лягушками же этими завтра Вардана угощать…

Тимур не стал засиживаться. Не хотелось сегодня ни разговоров, ни баек старого фермера. Светло ещё, сумерки совсем прозрачные. До утра никому не нужен. Личное время. Можно себя развлечь, по селу пошариться, ведь последняя же ночь перед майором. Потом за ворота и шагу не ступишь, а уж если чего тому в голову взбредёт…
Пленный шагал через двор, заложив руки в карманы, пропуская через лёгкие запах остывающей земли и буйно разросшегося медового донника. Сейчас он может себе позволить именно прогуливаться, не спеша и даже с удовольствием, а не передвигаться по просматриваемой территории перебежками, стараясь слиться с забором.
Тимур почти и вышел, но на глаза попался соломенный щит с новенькой мишенью. Радужно-яркие, хорошо различимые цветовые полосы… без единой отметины. Это у него-то, лучшего стрелка в отряде? После школы снайперов? После фронтового опыта, спец. подготовки, отдельных заданий?
Парень перевёл взгляд с бумажной цели на водружённый на стену под навесом лук, потом на футляр без замка и не поленился сбегать обратно к дому, чтоб воочию пронаблюдать погасшие, спящие окна.

Нет, нельзя так просто это оставить. Не может истинный эдаец с оружием опозориться.
Слава предкам, лейтенант лук разобрать не сподобилась, только тетиву сняла. Видимо, на завтра развлечение оставила. Вот она, нитка эта кручёная, в ячейке футляра. Что там было дальше? За ногу зацепить, согнуть, набросить…
Покрутиться, конечно, пришлось. Хоть и видел, а пока руками не прочувствуешь… Вышло! Не до конца отупел… А то прям страшно, что и, правда, как бычок стал…
Тихо во дворе, но копаться некогда. Мало ли кому и зачем приспичит…
Лук готов, стрелы в колчане на подставке. Мишень… Таких бумажек в свёртке много. Главное не забыть вместо стреляной потом свежую повесить.
С крагой защитной Тимур возиться не стал, а напальчник всё же надел. Попробовал тянуть без него, и оказалось, что пальцы, в самом деле, больно.
Ну, вот он шанс оправдаться, вот она черта на земле, «стриженная» сама провела…
Настрой боевой, концентрация предельная… а руки снова творят непотребство!
Да что за…?!
Первая же выпущенная стрела стала нехилым пробником на реакцию, так как, угодив вместо мишени в металлические петли сарая, отпружинила обратно, метя хвостовиком аккурат в лицо изумлённому лучнику.
Вторая, третья и четвёртая повели себя менее агрессивно, застряв на разной высоте в импровизированном сенном щите, а вот пятая… Куда она делась, горец так и не понял. Свистнув мимо сарая с выставленной мишенью, мимо хоз. построек, мимо поленницы… мимо…мимо всего… Как в воду канула.
Признаваться не хотелось, но вот тут струхнул по-настоящему. Весь двор облазил и просмотрел, даже в потёмках по забору на ощупь шарил, мало ли в доски воткнулась, упала, перелетела… Не до шуток и не до смеха, аж озноб прошиб. Снаряд потерял! Лейтенант говорила, что стрелы штучные, дорогие, а после войны, так и вообще…
Ну, куда она?! Где?! Ведь вся ж земля вокруг за два часа на брюхе прошарена, поленья пересчитаны, а теперь… Теперь и не видно уж ничего! Всё, капец. Отстрелялся.

* * *

До времянки дошёл в самом препоганом расположении духа. Вот не умеет он тихо сидеть! Не лезть ни во что, не вляпываться… Ладно, допустим про поножовщину лейтенанту и самой докладываться не с руки, может, и про побег смолчит, тогда, авось, обойдётся. А вот со стрелой… ни хрена не понятно.
Спать почти не пришлось, даже раздеваться не стал. Ночь короткая, всего пара часов. Так… глаза закрыл, подремал… И снова белёсый, размытый свет сочится сквозь стёкла. Дополнительное время. Пока «хозяева» не проснулись, есть ещё возможность всё переиграть. Значит и нечего разлёживаться, мысли только по кругу гонять… Встал, умылся и во двор. Искать, носом землю рыть… Должна же она где-то быть, стрела эта проклятущая?!

***

- Арька, ты тут не взвыла ещё? – мужчина потёр лицо и кинул в ведро очередной очищенный от сора гриб. – Я понимаю, старики в глуши сидят. Лес, огород, рыбалка – им больше ничего и не надо. А ты то? Через две недели отпуск кончится, и кроме комаров не видела ничего!
- Есть предложения? – лениво усмехнулась девушка, обрезая у сыроежки земляной корешок.
Вчерашний коллективный поход за грибами оказался на редкость плодотворным, и у неё, и у майора возле ног притулились объёмные бельевые корзины с «лесным мясом». Это богатство надо было очистить и отсортировать, а уж потом Кора навертит разносолов. На месяц вперёд на стол, да и на зиму останется…
- Конечно, есть, - довольно отозвался Вардан. – Поехали ко мне! Квартира служебная в городе пустует. Кафешки, магазинчики… Фестиваль музыкальный скоро, бардовская песня… А хочешь гонки на полигоне? Технику любую достану... Или просто напьёмся без затей… Возьмём ящик для согрева. Закроемся хоть на все выходные, и на хрен всех! Повспоминаем, песни поорём… Ну, как?

Ариана с трудом сморгнула остолбеневшее выражение лица, откашлялась, разглядывая обыденно скоблящего гриб командира.

- Не слишком круто виражи закладываешь?
- А чего? – запросто пожал плечами мужчина. – Двум старым приятелям отдохнуть нельзя?
- Видали мы такое «приятельство» на служебных квартирах. В курилках оно, правда, по-другому называется…
- Арька, да ты совсем, что ли? А то ты меня не знаешь!
- Знаю, знаю… Не горячись и не обижайся, - усадила она обратно, возмущённо сопящего командира. – А ты знаешь, какие слухи пойдут?
- Да причём здесь?! Ну, да… Ну и что! Хотя…

Девушка молча выжидала, пока мысль майора оформится в нечто более конкретное, соответствующее возрасту и званию.

- Вот… засада, - вымученно улыбнулся Вардан, протяжно вздыхая. – Ведь на самом деле может боком выйти, всем языки не завяжешь… Так что теперь? Только по лесам вместе? Да по болотам ночные вылазки… А то тебе на службе этого не хватило…
- Ты не обязан меня развлекать, - командир отряда зачистки, расстроено ковыряющий ножиком стол, смотрелся как-то уж совсем… неправильно. – Ты домой приехал, к родителям… - оставив корзинку, потормошила она хмурого мужчину. – А я так… Сегодня есть, завтра нет.
- А меня давно уже здесь нет, - негромко выдал майор, продолжая бессмысленно терзать деревяшку. – Как первый раз по контракту уехал, так и не вернулся… А они всё ждут… - досадливо поморщился он, выскабливая пальцем стружку. – Тяжко... Посидели вчера и ладно, сегодня «головешку» возьму и к озеру, с ночёвкой. Ты со мной?


Наверное, нужно было отказаться. В самом деле, чего она ночью в лесу не видела? Как очередная облава или учения, так этой походной романтики выше головы. К тётке на блины приехала, а не на… На что?

- Ну, какое вам? Яблочное, смородиновое, слива, малина… - ворочая в погребе бутыли с вином, принялся перечислять фермер.
- И малиновое есть? – невольно оживилась Ариана, разглядывая пыльные десятилитровые ёмкости, самодельные этикетки на которых были испещрены только дядьке понятными цифирно-буквенными сокращениями.
- Есть, а как же? Два года выдержки… - усмехнулся Дамир, явно польщённый мелькнувшей в голосе ноткой восторга. – Насухо выгуляло, крепкое…
Фермер достал тряпку с ближайшей полки, и сквозь толстый стеклянный бок заиграло насыщенно-рубиновое великолепие.
- Продегустируешь?
- А то, - хмыкнула лейтенант, принимая из его рук мерный стаканчик.

Густое и ароматное… Не спирт, конечно, горло не обожгло, но кровь согрело. Знакомый эффект: пьётся легко и в голову вступает не сразу. Многие на таких «компотах» погорели…

- Ну, как? – выжидательно замер винодел. – Его возьмёшь?

Девушка вернула стаканчик и, что-то обдумывая, покачала головой.

- Вкусное, но… Самогонки бы…

Дамир раздражённо накинул покрывало на угол, занятый бутылями с хмельным нектаром и, ворча, зашагал к стеллажу.

- Эх, вы… - сокрушался фермер, наполняя прямо из канистры припасённые ёмкости. – Что за радость сходу упиться? Вино – это же… это же… - не найдя слов, он только досадливо махнул рукой, закручивая пробку второй прозрачной полторашки. – С вином можно всю ночь просидеть и поболтать в охотку…

Ариана покивала, виновато развела руками и, подхватив самогонку, покинула погреб. Обиделся, наверняка, старик. Вино на ярмарках влёт уходит, даже молодое. Мог бы продать, на удочку новую, на снасти…а он хранил. Для дорогих гостей, для семьи… для них.
И кругом дядька прав. Только вот как объяснить, что, чем длиннее ночь, тем больше у эдайца шансов на разукрашенную морду? Всё-таки сильно майора по пьяни клинит… «Тогда» и «сейчас» путает, отказов не принимает. И этот ещё, осёл упрямый, эвнек…
Кора, если и была расстроена скорым убытием первенца, то виду не подала. Умеет она собраться, когда надо, и действовать расторопно, без сантиментов.

- Пирог же хотела ему с собой испечь! – спохватилась фермерша, опираясь мыльными руками на таз с бельём. – Надо с собой домашнего… Арья, поможешь?
- Тётя Кора, - озадаченно потёрла затылок девушка. – Я в жизни пекла всего раз… Тогда с Саматом… блины затеяли… Помните? Кухню мы, конечно, быстро совсем потушили... Вроде только обои по краю обуглились…
- Что ты, что ты… Пирог я сама, - испугалась фермерша. Похоже, даже не рассматривая всерьёз столь щедрое предложение. – Ты только для теста всё на стол собери, чтоб я не копалась. Вот достираю сейчас и сразу возьмусь.


Так, ладно. Собрать продукты по списку – на это она ещё способна. И даже мясо с луком на начинку порубить – тоже вполне.
Отложив в сторону листок, Ариана задумчиво оглядела кухню. Что там первым номером? Мука… Ага, вот она на полке в шкафу, к ней миска и стакан мерный. Дальше масло… в тепло поставить, чтоб подтаяло. Есть. И простокваша есть, и соль, и специи… А яиц нет. Хотя, где их добыть, в общем-то, понятно.
Прихватив с собой подходящую плошку, лейтенант направилась в курятник. Пошарив по гнёздам, собрала на всякий случай даже с излишком. Дело осталось за малым – унести добычу в целости, не запнувшись по дороге за одну из множества снующих и лезущих под ноги наседок. Прокладывая себе дорогу среди бестолково-суетящейся птицы, девушка всё-таки пару раз на кого-то наступила, опрокинула поилку и до кучи зацепилась за что-то в подстилке, на ходу потеряв шлёпанец. Вытаскивая из-под ноги злополучную ветку, Ариана удивлённо хлопнула глазами: стрела…

И всё же хорошо Вардан устроился: у него послеобеденный сон. Час-два отдай и не греши. А она тут бегает провиант, снаряжение собирает, ещё и пироги печёт. Словно ей больше всех надо, поездка эта и ночёвка… «Головешку», что ли, сходить попинать, чтоб присоединился? Сидит целый день в своей времянке, носа не кажет, от работы отлынивает… Да и обрадовать заодно, а то ведь майор вылазку с его участием уже утвердил, а боец не в курсе.
Поднявшись на крыльцо, лейтенант для приличия всё же слегка потарабанила костяшками пальцев в дверь, внутри что-то неясно буркнуло и засопело – ну, небось, приглашение зайти, только по-эдайски. Радушный же человек живёт! Гостей любит – хлебом не корми…
Ариана толкнула дверь и неспешно переступила порог жилища.

- Эй, хозяин, чего не встречаешь… гостя дорого, - с заминкой договорила она, разглядывая завернувшееся с головой тело на кровати.

«Чего? И этот спит? – дивясь подобной наглости, опешила лейтенант. – Охренели они, что ли?!»

- Подъём, родной! - бодро гаркнула Ариана. – Солнце высоко…

Кулёк еле заметно шевельнулся, но выполнять указание не спешил.

- Меня плохо слышно? – поинтересовалась девушка. – Подойти поближе?

Неразборчивое выражение недовольства на эдайском можно было и пропустить мимо ушей, тем более что кокон всё же распался, являя миру нечто не слишком похожее на бабочку. Ну… разве только богатой цветовой палитрой сиренево-красных тонов. Эдаец сел на постели, одарив гостью хмурым взглядом, и со вздохом уставился в пол.

- И чего это? – опешила лейтенант.

Не мог Вардан! Физически не мог… Все выходные на виду: и в лесу вчера, и за столом – все вместе. Ариана выматерилась сквозь зубы. Опять Кора за сердце хвататься будет: «Ах, ты боже мой! Мальчика покалечили…»
С вечера не битый был, когда со стариками ужинали! Дядька молодость свою озорную вспоминал, смеялись… «Головешка» первый к себе ушёл, светло ещё было. А Вардан до последнего сидел, пока наливка не кончилась. Заносит его иной раз по пьяни, конечно, но чтоб после мамкиных посиделок ни с того, ни с сего пойти солдатика мутузить… Да не… И… Стоп! Руки!
Девушка шагнула к набычившемуся горцу, откидывая в сторону прикрывающее кисти покрывало. Ну, точно! Кулаки сбиты.
Выходит… дрался, а не «воспитание» получал.

- Тебе говорили с местными не цапаться?
- Говорили, - шевельнул распухшими губами пленный.
- И?

Парень пожал плечами.

- Долго будем в «гляделки» играть? Чего ночью было? Рассказывай.
- Не ваше дело… - снова тихо, почти на грани слышимости.

«Головешка» напрягся, но продолжал сидеть неподвижно.

- Ты сейчас ничего не перепутал? – давя изумлённый смешок, поперхнулась лейтенант. – Даю пять минут на осмысление: нападение на гражданского – это лагерь. Без реабилитации.

Ариана глянула на часы и примостилась на любимом табурете.

- Давай-ка чаю мне завари. На ходу лучше думается.

Эдаец скользнул по ней пустым взглядом, встал, опираясь на спинку кровати, пошёл к плитке. Механические, заторможенные движения, окаменевшее лицо… Как контуженый. Гляди того сейчас бульонную приправу вместо заварки насыплет и холодной водой зальёт.
Но нет… всё-таки справился.

- Себе, почему не заварил?
- Не хочу… - хрипло отозвался пленный, ставя перед ней ещё и варенье.

Гостья облокотилась о стену, не торопясь, цедя обжигающий чай и не мешая парню на соседнем табурете талантливо изображать памятник самому себе. Ещё минуты две у него есть.

Опубликовано: 01.11.2017

Автор: marrikka

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 18 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Спасибо за продолжение!! Жду еще))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо за продолжение. Мне вот только очень интересно одно. Старики жизнь прожили и неужели не замечают ничего странного? Упал с яблони, там споткнулся, тут оступился…. Прям неудельный какой))) Неужели не настораживает ничего в поведении Тимура? Жду развития событий с нетерпением.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Жизнь-то они прожили, но у них такого никогда не было ни в семье, ни в окружении. Да и подумать плохо про сына… где-то не видят, где-то не хотят видеть. А в поведении Тимура можно многое на особенности менталитета списать: скрытность, не общительность, упрямство, наивность… Внешне ведь горец не забитый и не зашуганный. Синяков в процессе «воспитания» майор обычно тоже не оставлял, это только последнее время накладка за накладкой: то спьяну, то при задержании, то Ариана неудачно зайдёт…

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Спасибо за продолжение! Глава «мужских развлечений» — лук, рыбалка, лес. Только у Тимура скоро комплексы начнутся: как же, каждый эдаец с луком в руках, вроде бы, рождается, а он хуже «стриженой» стреляет.
    Ну, и приключения себе нашел, конечно… И вот что интересно, у Арианы первая мысль — это что его Вардан «повоспитывал».

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Тимур, не смотря на своё нынешнее положение, во всём что касается «истинно мужских» занятий очень самоуверен. А тут с наскоку не выходит и опозориться страшно… Он, конечно понимает, что сказки про «заговорённую кровь» — это всего лишь сказки, но сам не такой уж матёрый, чтоб в них хоть чуть-чуть не верить))
      У Арианы первая мысль про Вардана, потому что на ферме больше некому, да и видела она уже такое… Но на этот раз майор чист, а побои совсем не профилактические.

      Оцени комментарий: Thumb up +1