Лови меня — 18

Ужин получился паршивенький. Да и аппетит как-то пропал. Роб механически отламывал куски хлеба и сыра, запихивал их в рот и жевал, мысленно в который уже раз перелезая через стену замка – и в который же раз попадаясь. Само-то по себе не страшно. Скажет, что красть лез. И привратница, если что, подтвердит – шнырял, расспрашивал, вел себя подозрительно. Ну, побьют, ну, выкинут за ворота. Ерунда. Бывало хуже. Но вот второго-то шанса уже не будет, наверняка. Поэтому надо бы, чтобы сразу. Роб пошарил перед собой рукой и, ничего не нащупав, удивленно опустил глаза. Действительно, хлеб кончился, сыр тоже. Хорошо хоть земли не нажрался, мыслитель. Все же была в рабстве и некоторая прелесть. Например, не нужно было ничего решить. Сказали – делаешь, не сказали – не делаешь. Красота ведь. Никаких тебе душевных терзаний.
Тоскливо воздохнув, Роб поднялся, отряхнул штаны и принялся собираться. Уже почти стемнело, нужно подготовиться, пока еще хоть что-то можно разглядеть. Потом, в темноте, ни черта сделать невозможно будет. Да и по лесу ходить он давно разучился. Топотать будет, как панцирная пехота на марше. Так что лучше подойти поближе засветло, а потом просто подождать. Часа в три – самое оно. В это время спят все – и те, кто бессонницей маются и те, кто в койке плоть тешат. Вот тогда и попробовать.

* * *

Леа осмотрела отведенную ей комнату. Да, паршиво. В плане комфорта, конечно, не поскупился отец Гийом – и кровать, и письменный стол с креслом. Даже зеркало притащили и ванну. Вот только была эта проклятая ванна не из мрамора, а из железа. И стены деревом обшиты, и пол, и даже, мать его, потолок. Вот же сука высокопоставленная предусмотрительная.
- А почему ванная жестяная? Ничего приличнее не нашли? Подсказать, где стоит мраморная?
- А чем вам, собственно, не нравится жестяная? Отличная глубокая ванна. Прикажете нагреть воды?
- Прикажу. И через двадцать минут она будет холодной. В железных ванных вода остывает омерзительно быстро.
- Это не страшно. Вам достаточно только позвонить или крикнуть – и слуги принесут еще.
- Вам не жаль бедняг, которые будут бегать по лестнице с ведрами кипятка? А вдруг обварятся? У вас избыток прислуги, хотите избавиться от лишних?
- У вас чудесное чувство юмора, мадемуазель. Но, во-первых, мраморной ванны я вам все же дам – до того момента, пока не буду абсолютно уверен в вашей лояльности. Ничего каменного в этой комнате не будет, уж извините. А во-вторых, моим помощникам ничего не угрожает. Я, как-никак, скромный служитель ордена Открывающих путь.
Леа, забыв о любезностях, вылупилась на отца Гийома совсем уж непротокольно.
- Ты сюда демонов припер?
- Ну конечно! Не бродяг же мне в трактирах нанимать. Быстро, аккуратно, эффективно и – заметьте – абсолютно бесплатно.
- И чем же вы их кормите?
- Не беспокойтесь, во время… нашего проникновения в обитель демоны насытились. Так что не нужно воображать, что я кормлю их вашими братьями и сестрами по ордену. Те, кто сопротивлялись, уже, к сожалению, мертвы, а те, кто приняли мое предложение, могут не опасаться моих слуг. Мы же не разбойники какие-нибудь.
- Да уж. Действительно. Демоны в обители. Твою ж мать. Какие, нахрен, разбойники.
- Ну что вы… не ожидал, что эта новость так вас поразит. Вы же знали, кто я. Можно было ожидать подобного.
- Ну уж извините. Кстати, вы их отлично спрятали. Я абсолютно ничего не почувствовала. Хотя, я так понимаю, наш карцер для стихийных магов оборудовали непосредственно во время нашей беседы.
- Вот видите, какие они расторопные! Разве люди смогли бы с эти справиться? Нет, если перед вами будет стоять выбор: демон или человек, выбирайте демона, не ошибетесь! И действительно, я немало сил потратил на экранирование эманаций. Рад, что вы отметили мои старания.
- Нет уж, спасибо. Мне привычнее с людьми. К демонам у меня, знаете ли, некоторое предубеждение.
- Да, конечно. Издержки специализации, я понимаю. Но поверьте, вы их даже не заметите. И они очень, очень исполнительны. Вам понравится.
- Сомневаюсь. И, кстати, чем вы их будете кормить, когда проголодаются? Закупите на рынке отару овец?
- Боюсь, это не решит проблемы. Свежина, конечно, важна составляющая рациона, но, увы, не единственная.
- Вы призвали абаасов? Вы что, рехнулись? – Из всех возможных разновидностей демонов именно к абаасам Леа испытывала стойкую и глубокую неприязнь. Были они, действительно, и исполнительны, и просты в обращении. Но эта их манера жрать чужие страхи вызывала у Леа чувство гадливости. Было в них что-то то ли от падальщиков, то ли от паразитов. Обычный демон-хищник, который попросту, без затей отрывал жертве голову и спокойненько съедал тело, был хотя бы понятен. Естественен. В коне концов, все едет мясо. Львы, волки, люди. Но абаасы, долго, вдумчиво издевающиеся над беспомощной жертвой, подъедая эманации отчаяния и страха, казались Леа похожими на каких-то омерзительных пиявок.
- Зря вы так категоричны. Это всего лишь предрассудки. Отличные работники, и весьма экономные в содержании. Уверяю вас, любой другой вариант был бы еще хуже. Абаасы едят редко.
- Зато эффектно.
- Вы упускаете из вида тот факт, что приближается война. И жертвы будут в любом случае. На поле боя абаасы всегда найдут себе что-нибудь подходящее, и не нужно будет искать жертву. А потом, после победы, я просто отправлю их назад. Либо это сделаете вы – как настоятель ордена Преграждающих путь.
- Роскошные перспективы. Но вы правы. Войны, так или иначе, не избежать, поэтому волноваться по этому поводу глупо. Так что скажите своим упырям, чтобы нагрели мне воды. Да, и пускай принесут что-нибудь из библиотеки – мне тут две недели сидеть, это будет ужасно скучно. Жестяная ванна в качестве собеседника бесперспективна.

* * *

Роб прищурился на неторопливо ползущую по небу луну, встал и со вкусом потянулся, хрустя суставами. Подпрыгнул несколько раз, проверяя, не звенит ли снаряга и, пригнувшись, двинулся к стене. Это место он облюбовал сразу, а потом, сидя в густых, будто специально для этого созданных кустах, убедился – лучше варианта просто нет. Сверху кладка раскрошилась, угловатые камни выпирали из стены, а плети дикого винограда вполне могли заменить веревку.
Роб потянул тихонько за жесткую ветку, потом, подогнув ноги, повис на ней. Ничего, держит. Отлично. Главное, чтобы и дальше держала. Подтянувшись, Роб уперся ногами в стену и перехватил виноградную плеть. Потом еще раз, еще… Листья дрожали и раскачивались, несколько раз Робу казалось, что ветки оборвутся и он с грохотом и лязгом полетит на землю – но ничего, обошлось. Наконец пальцы нащупали острый край кладки. Роб ухватился за обломки камней, напрягся, подтянулся и выглянул из-за стены. Пред ним лежал пустой и темный двор. Смутные лунные тени лежали на траве, в стороне тускло светилось одно-единственное окно – видимо, караульная. Роб дунул вверх, отбрасывая с глаз волосы, тихо выругался и, рванувшись, перебросил тело через стену. Тихо, почти бесшумно приземлился на поросшую густой муравой лужайку и, пригнувшись, побежал вдоль стены. Когда виноградная ветвь поймала его за руку, он только досадливо двинул плечом, обрывая некстати подвернувшуюся плеть. Вторая петлей легла на сапог и Роб, чуть не упав, беззвучно выматерился, брыкнул ногой, отшвыривая помеху. А потом чертов виноград взвился, будто восьминог на виденной в детстве картинке, растопырил плети-щупальца и рухнул на Роба, спеленывая его, как младенца.
- Сука, мать твою! – Роб дернул руку, на секунду освобождаясь от виноградной хватки, уцепился пальцами за рукоять ножа. Сейчас… сейчас… вот почти… А ведь можно же было догадаться. Не к соседу за грушами лез, тупой чурбан. Маги, чтоб их. Вот же гадство. Наконец лезвие вышло из ножен, и Роб провернул клинок, подцепил кончиком ближайшую ветвь.
- О! А что это у нас тут такое? Как думаешь, Жак?
Голос раздался сзади, внезапный, как гром в солнечный майский полдень. Роб застыл, будто неподвижность могла каким-то образом сделать его невидимкой. Полуперерезанная ветка колола в бок.
- Не знаю, Тибо. Может, белочка?
- Не, не похоже.
Голоса были на редкость поганые – глумливые и самодовольные. Роб мысленно застонал и рванулся, пытаясь хоть немного растянуть плети.
- Тогда, наверно, лиса.
- Лисы, Жак, он рыжие. Масть не та.
- Ага. И размеры. Крупновато для лисы.
- Вот и мне так думается. Поглядим?
- Поглядим.
Роб почувствовал, что его тянут за волосы, разворачивая.
Ожидания подтвердились. Две склонившиеся над ним рожи выглядели ровно так, как Роб и представлял. Тупые самодовольные уроды. Хотя, будь стражники хоть красавцами писанными, мнение Роба о них вряд ли изменилось бы.
- О! Гляди-ка! Девочка!
- Не! Не девочка! Мальчик!
- А по-моему, девочка! Гляди, глазки какие! Правда, красавица? – один из говоривших, смуглый брюнет с широким, простоватым лицом наклонился над Робом, вглядываясь в него, будто в какую-то невидаль.
- Нахуй пошел, - мрачно посоветовал ему Роб, сплевывая попавший некстати в рот лист.
- Ты гляди! Еще и ругается! Хорошие девочки так себя не ведут.
От затрещины ночь взорвалась роем искр.
- Не груби дяде Жаку.
Роб облизал губы – соленые. Да. Давно по морде не получал. Отвык.
- Конь хромой тебе племянник, дядюшка. Снимите с меня это дерьмо.
- Слышь, Тибо? Он хочет, чтобы мы его распутали. Чудной, да?
- Ага, чудной.
Тибо наконец-то появился в поле зрения – такой же широколицый, как и Жак, но не брюнет, а блондин. Родственники, они, что ли? Или сюда только таких вот мордатых в стражники берут?
- А что нам за это будет? Что у тебя, к примеру, хорошего есть? Чтобы дядю Жака порадовать?
- Нихера у меня нет, - честно ответил Роб, предусмотрительно оставивший деньги в импровизированном лагере.
- А чего ж ты тогда к нам лез?
- Так вот хотел что-нибудь взять. У вас всего много, с одного раза не обеднеете.
- Красть, что ли? – Изумленно вылупился на него белобрысы Тибо. – В обитель к магам? Ну ты придурок. Всяких я видывал, но таких как ты – ни разу. Слышь, Жак! Он у магов скрасть чего-то хотел!
- Ага. Губа не дура. Ну, это ты, красава моя, не угадал. Скрасть тут ничего не выйдет. Не про твои ручки тут добро.
- Да понял я, понял. Давайте уже, развязывайте меня.
- А чего нам тебя развязывать?
- А что, в город на суд поведете? Побьете же и за ворота выкинете. Ну так чего тянуть? Начинайте.
- Ну вот… - Лицо у Жака стало обиженным и огорченным. – Тибо, он думает, что мы злые. Он думает, мы его обижать будем. Ты слышал, Тибо?
Тот разочарованно поцокал языком.
- Ты чегой-то так о нас, а? Что ж мы, звери какие? Такого хорошего мальчика бить? Неужто мы на злодеев каких похожи? – Тибо, огорченно подняв брови, с искренним любопытством вглядывался в Роба, словно что-то необыкновенное искал – и никак не мог найти.
- Нет, блядь, на принцев.
Удара Роб не увидел. Просто на месте лицо Тибо на секунду расцвело белой слепящей вспышкой, а потом на мир рухнула темнота.
Роб смутно ощущал, что его тянут и дергают, и даже пытался сопротивляться, барахтаясь медленно и неуклюже, как снулая рыба. Плети винограда разжались и телу стало легко и свободно, Роб словно парил в теплой темной воде, поддерживаемый невидимыми руками.
- Эй! Оклемался? Башкой кивни, если очухался.
Слова долетали как сквозь слой ваты. Голова гудела, будто в ней свил гнездо осиный рой, в виске и над ухом пульсировала боль. Остальное тело он не чувствовал, оно ощущалось бесполезной тяжестью ниже шеи, такой же, как онемевшая нога – только целиком, от шеи, до пяток. Какое-то время Роб думал, как можно отсидеть все тело, потом перестал. Рядом позвучали шаги, его дернули за волосы, заставляя поднять голову. Накатила волна тошноты, земля качнулся, как днище лодки.
- Эй!
Пощечина. Больно.
Роб медленно, с усилием поднял веки. Пряжка ремня. Блестящая, начищенная. Дешевая гарда тяжелой шпаги. Заляпанный жиром камзол. Роб тупо пялился на эту картину, дожидаясь, пока адский круговорот в голове не утихнет.
- Ты меня слышишь? Тьфу, дьявол. Перестарались. Жак, ты ему чуть череп не проломил, олух косорукий. Совсем одурел? Нахрена так лупить было?
Толчок сбоку. Его держат. Он не стоит, его держат. Поэтому так низко. Висит. Роб опустил глаза. Действительно, ноги болтались, как у поломанной игрушки, и он застонал, завозился, пытаясь упереться пятками в раскачивающийся, верткий пол. Сука. Не получается.
- О! Зашевелился! Живой! Ты ж моя умница!
Сверху засмеялись, и Роб шевельнул губами, пытаясь сложить их так, чтобы получилось что-то кроме коровьего мычания.
- С… Су… Сука.
Его дернули за волосы, заставляя запрокинуть голову. Тибо наклонился, дохнул в лицо запахом пива и чеснока.
- Не без этого. Но так же лучше, чем мечами махать. Правда же?
- Пошел… на хер… я бы… тебе… помахал.
- Ох как грозно. Все уже, все. Отвоевался. Что ж ты так? Красть ведь грех. А грех искупать нужно. Ты в церкви ходил? Проповеди слушал? Неотмоленный грех – он в ад тащит.
- Так пустите – я прям в церковь и пойду. – Язык у Роба заплетался, и слова получались липкими и бесформенными, как комья переваренной каши.
- Ну так уж и в церковь… А ну как обманешь? Откуда нам знать? Мы – люди добрые, мы о твоей душе заботимся. Ежели с нами по-хорошему, то и мы не обидим. Правда, парни?
Невидимые парни согласно забубнели.
- Чего ж тогда чуть голову не проломили? – Роб наконец-то смог встать, хоть и опираясь на стоявших с боков и сзади нечаянных помощников.
- Ну дык сам виноват. За нож хватался, ругался. Мало ли чего ты выкинул бы, ежели бы мы тебя освободили. А так – все тихо, культурно. Ну так что, не хочешь добрым дядям спасибо сказать? За помощь, за понимание? – Тибо наклонился к Робу, улыбнулся и медленно провел потной ладонью по щеке – мерзко, словно улитка проползла. Роб мотнул головой, брезгливо вытер щеку о плечо – движение отозвалось волной тошноты.
- Себя по яйцам погладь.
- Надо же! Тебе не нравится! Ему не понравилось! Видели? - с радостным удивлением обратился усач к кому-то, кто стоял у Роба за спиной. – К нему с лаской – а он недоволен! Ты чего грубишь, а?
Он ухватил Роба за волосы, взглянул в упор. Роб задохнулся, физически ощущая эту близость. Тепло и запах немытого, разгоряченного тела, шорох одежды, шумный звук дыхания... Роб дернулся, выворачивая руки.
- Отвали!
- Ох ты. Что ж ты так вскинулся? Тебя же никто не обижает. Ну дали по голове – так уж извини, нужно было. По-другому никак, сам понимаешь. А больше не будем, не бойся. Теперь мы по-хорошему, теперь мы с лаской. Тебе понравится, вот увидишь. – Он опять провел ладонью по щеке, и Роб выгнулся, почти завалившись на державших его стражников, уперся в них плечами – и брыкнул ногами ласкового Тибо в живот. Тот хрюкнул и отлетел к стене, звонко ударившись затылком.
- Отвали, блядь! Жака своего лапай, если бабы не дают.
Тибо поднялся, мотая головой, как бык, оглушенный колотушкой забойщика. Харкнул на землю, вытер ладонью рот.
- Зря ты это. Бабы мне дают. И ты дашь. Держите-ка его, парни.
Роб почувствовал, как чьи-то руки впиваются ему в плечи, заставляя выпрямиться. Тибо медленно, чуть пошатываясь, подошел, ухватил его за подбородок. Роб широко распахнутыми глазами глядел на него, часто, загнанно дыша. Тибо бы слишком близко. Роб видел крупные поры на мясистом носу, светлую, как у свиньи, щетину, пробивавшуюся на подбородке – и от этого наваливалась тошнота, словно желудок сжимали и выкручивали, как половую тряпку. Тибо надавил, заставляя разжать челюсти, наклонился и поцеловал, липко и мерзко. Стало нечем дышать, чужой язык шевелился во рту, будто раздавленный червяк, слепо тыкался, исследуя, изучая. Роб замычал, давясь чужой слюной, отдающей пивом и чесноком. Рвотный спазм сжал горло, и Тибо едва успел отпрыгнуть, когда Роба стошнило полупереваренными хлопьями сыра.
- Кажется, я тебе правда не нравлюсь… - разочарованно протянул Тибо, брезгливо обходя остатки робова обеда. – Видал, Жак? Воротит от меня парня. Как думаешь, может, ты приглянешься? Да ты, красава моя, не переживай. У нас тут есть из кого выбирать.
Жак хмыкнул.
- А если раком поставить, так похуй, блюет он или нет. Давайте, ребята, тащите его в подвал. Если уж парень к нам в гости заглянул, так негоже его без угощения отпускать.

Опубликовано: 15.05.2015

Автор: ju1a

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 37 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 24 человека:

  1. Жду,очень жду продочку. За Роба волнуюсь, демоны ли стражники,что те что другие страхом жертвы упиваются.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. :-) мы вас ждем

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Я знаю. Но, поскольку я уже не раз объясняла изменившиеся обстоятельства, думаю смысла повторять все еще раз нет. Будет текст — принесу, честно слово. Даже без напоминаний. ))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. …да уж…глубиные страхи это вещь нетеряемая…чем бы заместить…Спасибо!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Спасибо! Как всегда просто замечательно. Вариантов развития событий может быть много, остаётся только фантазировать, как выпутается из этого Роб и ждать продолжения.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. … и как отбиться от этих? … ужас какой…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Диалоги восхитительны и язык под стать Робу — прямой и эмоциональный. С нетерпением жду проду) Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Во влип.
    Я, конечно, параноик, но вот прямо у меня засело в башке, что это не просто стражники, а эти самые демоны-дементоры. А то прям как по заказу ему встреча. Чего боишься — получи и распишись. Да и вообще, нафиг там стражники, раз демоны так хорошо со всем справляются. И с охраной бы справились; подозрительно даже, откуда стражники взялись.
    А светская беседа Роба со стражниками была прекрасна. :) Так и хочется цитировать целыми абзацами. :) Невзирая на надвигающийся полный абзац)))
    Я мужественно запасусь валерьянкой и сяду под стеной обители ждать проды. :)
    Нет-нет, не надо ничего из задуманного в сюжете менять, пожалуйста!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Паршиво… У Роба и так психоз по известной причине в паре с неврозом хороводы водят , а тут явно пакость светит отменная. И ведь предупреждал нас автор заранее, а все равно тошно. Печалька!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Ух ты, кажется слэш намечается?))) Иех оторвемся! ;)

    А вообще бедный Роб, ему только «слеша» не хватало, с его то прошлым…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Это даже не самоповтор. Это — самоксерокопирование.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Эээм? Самоповтор в смысле что у него опять насилие над телом и личностью намечается?

        Оцени комментарий: Thumb up 0

        • На да. Именно.

          Оцени комментарий: Thumb up 0

          • Это не у тебя ксерокопирование, это у него ретравма. Прямо как по учебнику.

            Оцени комментарий: Thumb up 0

            • Одназначно порой не хватает значка «+1» у комментариев) Но тогда народ вообще обленится.. )))))))))))))))))

              Оцени комментарий: Thumb up 0

              • Я чувствую себя полной скотиной по отношению к Робу, но как читателю мне очень хочется сказать что-то вроде «как же мне нравится все происходящее». Не потому, что вижу завязку на херт-комфорт, который кинк из кинков, а потому что я сейчас вижу, как чисто и грамотно в художественном тексте реализуется поведенческая модель, становясь из абстракции реальностью. То есть вот автор же не сидит с методичкой по психологии в руках, отмечая галочками «вот это учла, вот это учла, еще это осталось». Хотя я, конечно, наверняка не знаю, но подозреваю, что не сидит))) А задала себе вводные, держит в уме характеры героев, а дальше они сами едут, дерутся, костер жгут, препираются, болтают и жрут яблоки. Живые, настоящие. И при этом в итоге получается то, что получилось: что можно брать методичку и отмечать галочками. Все по правде. :)

                Оцени комментарий: Thumb up +1