Сундук 24. Сюрпризы продолжаются

На следующее утро я проснулась не сразу, а только после того, как меня начали трясти за плечо. С трудом открыв глаза, увидела перед собой любимое лицо - жаль, без счастливой улыбки, как было совсем недавно. Я, по привычке, попыталась понять, что случилось: такое выражение, как правило, бывало у него, когда приключались очередные проблемы.
О том, что связи между нами больше нет, я вспомнила только тогда, когда у меня ничего не вышло, Ангел остался "тайной за семью печатями". Меня вновь охватило острое чувство утраты. Значит, теперь, вместо того, чтобы понимать друг друга без слов, мне придётся постоянно спрашивать, что случилось?
- Что-то случилось? - спросила я обречённо.
- Насколько я знаю, нет, - ответил мой любимый, пристально вглядываясь в меня. - Просто уже одиннадцать часов, а ты всё спишь. Стаки давно пришёл, они с Цветаном опять сидят в гостиной. Я ждал-ждал и не дождался твоего пробуждения... Нам скоро выходить, так что вставай, как раз успеешь умыться и позавтракать.
Я с некоторым облегчением вздохнула. Ничего не произошло, по-крайней мере, пока, - это уже неплохо... Ну, для самого начала дня, сойдёт.
Несмотря на то, что я проспала так долго, выспаться всё равно не удалось. Придя в ванную и глянув на себя в зеркало, я ужаснулась и немедленно принялась исправлять положение. Полчаса спустя, на меня уже можно было смотреть без внутреннего содрогания, и я рискнула выйти.
На кухне меня ждали Ангел, чашка кофе, свежий омлет и несколько тостов. Зная искреннюю нелюбовь вампиров к человеческой еде и даже к издаваемым ею запахам, я по достоинству оценила старания любимого.
- Завтракай, - улыбнувшись, предложил Ангел, - и поедем. Сегодня сложный день, приготовься: будем разбираться в юридических казусах.
Я уселась за стол и принялась намазывать тост маслом, в этот момент на кухню вошёл Цветан. Почти мгновенно он, словно споткнувшись, остановился и глубоко вдохнул, тонкие ноздри затрепетали. Ещё секунду спустя, как будто убедившись, что ему не почудилось, он с удивлением воззрился на меня:
- Ого... Похоже, пока я спал, у нас что-то случилось? Неужто, брат, ты, по здравому размышлению, решил остаться холостяком?
Я бросила на него возмущённый взгляд.
- Нет, не всё так плохо, - усмехнувшись, ответил Ангел. - Мы просто решили разорвать связь.
- А что так, припекло? - заинтересованно спросил Цветан.
- Пожалуй, можно и так сказать, - задумчиво ответил мой любимый.
- Значит, всё-таки что-то случилось, - скорее, утвердительно, чем вопросительно, заметил брат Ангела.
- Да, усилилась эмпатия, причём тоже очень быстро, и почти сразу до уровня болезненности. Для Рады это сейчас совершенно ненужной напряжение.
Цветан фыркнул:
- Н-да, ни одного спокойного дня... В жизни никогда так весело не отдыхал.
- А ты разве отдыхаешь? - удивился Ангел.
- Да, представь себе, - на конюшне у меня считают, что я в отпуске, причём, затянувшемся. Через день шлют на мобильник ядовитые приветы и пожелания приятного времяпрепровождения. Хотя, с этим не поспоришь, давненько я так не веселился...
У меня вырвался унылый вздох. Цветан, наконец, уселся за столик и пристально посмотрел на нас:
- Стало быть, ты решил напоить её своей кровью? Это была, пожалуй, самая здравая мысль, зародившаяся в твоей голове. Я уж думал, что ты эту голову потерял безвозвратно. Ну, теперь вы можете существовать параллельно, и есть шанс, что угробите друг друга не слишком быстро. Плюс - больше мне не придётся одному отдуваться за весь вампирский род... Как, кстати, прошла сама церемония? Без проблем?
- Не-а, - с некоторым злорадством вмешалась я. - Жаль тебя огорчать, но мой организм кровь Ангела не принимает...
- Да ну? И как же её в тебя всё-таки влили? Внутривенно? - осведомился Цветан, наливая себе в чашку кофе.
- Нет, под гипнозом, - сообщила я и вонзила зубы в хрустящий тост. - Ммм, восхитительно!
Вампир слегка поморщился:
- Это ты сейчас о чём? О крови моего бедного брата?
- Нет, о поджаренном хлебе... Ангел ухитрился сделать из него настоящий деликатес!
Цветан снова скорчил гримасу:
- Не чавкай, ты мне всё удовольствие от кофе испортила... Так, значит, кровь сосать ты, по-прежнему, будешь из меня? Ну, не девушка, а ночной кошмар любого вампира! Брось ты её, брат, пока не поздно...
- Боюсь, что уже поздно, - ответил мой любимый с улыбкой и обнял меня за плечи. - Не обижайся, маленькая, на самом деле Цветан так выражает своё беспокойство...
- Догадываюсь, - как можно более невозмутимо ответила я, надеясь, что Ангел не обратит внимания на сбой в ритме моего сердца и недвусмысленное желание треснуть его брата чем-нибудь по голове. Н-да, пожалуй, это и вправду переходит все границы, связь уже разорвана, но, похоже, теперь я сама терзаю себя - вот уже неадекватная реакция на шуточки Цветана. А давно ли они казались мне смешными...
А он, тем временем, продолжал:
- Вот и я догадываюсь, что у вас самые ненормальные отношения из всех, какие я видел! Всё не просто, всё нелегко, всё через... ну, сами знаете, через что! Даже интересно становится, что вы ещё выкинете?..
- Ничего особенного, - сухо ответила я. - Всего лишь поедем к юристу и закончим оформление документов на эту чёртову квартиру! Чтобы хотя бы жилищные проблемы закончились!
- Дай-то Бог! - с энтузиазмом откликнулся этот невозможный вампир. - Идите и попытайтесь никуда не влипнуть сегодня! Хотя, кому я это говорю...
Под это ободряющее напутствие мы и отправились на встречу.
Контора бабы Люкиного юриста располагалась аж на Московском проспекте. Проще всего было ехать туда на метро, поэтому мы и пошли к ближайшей станции, с соблюдением всех обычных мер безопасности (на всякий случай). Ангел вышел первым, и подождал меня на улице. Мы, уже почти привычно для меня, пошли по Каменноостровскому проспекту, провожаемые женскими взглядами со всех сторон. Я думала по дороге: бедные знаменитости! Какая сложная у них жизнь. Никакой приватности. Если б они знали, как я их понимаю и сочувствую. Впрочем, повелась с самым красивым вампиром на свете - будь готова к тому, что он будет нравиться не только тебе!
Мы добрались до "Горьковской" (я уже успела привыкнуть к ней), миновали турникеты (теперь жетонами запасалась я сама и заранее, чтобы не травмировать персонал Метрополитена) и начали спускаться, когда у меня зазвонил телефон. Это оказалась мама. Она почему-то вдруг забеспокоилась обо мне и учинила настоящий допрос с пристрастием, пытаясь выяснить, где я и что делаю. С трудом убедив её, что у меня всё в порядке, и сообщив, что я еду к юристу, заканчивать оформление наследства, я отключилась и задумалась.
Вообще-то, мама иногда поражала меня своей интуицией. Не надо далеко ходить: когда я прыгала от восторга, узнав о завещании Леокадии, она, единственная, уговаривала меня от него отказаться! Можно и ещё припомнить пару случаев, когда её предчувствия сбывались. И если сейчас она забеспокоилась, то это что-то да значило! Внутри, в животе, стало как-то противно и пусто от плохих предчувствий. Ангел, видимо, почувствовав это, ободряюще сжал мою руку и прошептал на ухо:
- Это уже почти конец. По крайней мере, виден просвет. Ещё одно небольшое усилие - и мы сможем вполне законно жить вместе. А там можно будет говорить с твоими родителями насчёт свадьбы...
Я вздохнула, не очень-то вдохновлённая перспективой разговора с мамой на эту тему. Особенно, если учитывать, что мама сама не знала, к чему относятся её предчувствия, и вполне могла подумать, что интуиция предостерегает её против Ангела... Не зря же она приняла его за квартирного афериста!
Ладно, всему своё время, так меня учил папа, и эта тактика, как правило, срабатывала. Не стоит беспокоиться о том, что ещё не случилось, а, может, и не случится. Разберёмся со всем по порядку, сначала - юрист и документы.
Хотя мы уже ездили с Ангелом в метро, и я знала, как всё будет, но всё равно оказалась не готовой к тому, чтобы быть объектом самого пристального внимания такого множества женщин. Вернее, сначала все они видели, конечно, моего спутника и только потом обращали внимание на меня.
Наверное, и к этому можно было бы привыкнуть, если бы не одинаковое выражение, появляющееся у них на лицах: "Как? Такой красавец достался вот этой?" Честное слово, пятнадцать минут спустя, я уже была готова рычать и бросаться тяжёлыми предметами. Ангел, поняв, что я на грани, решил дело просто: как-то очень собственнически обнял меня и прижал к своей груди.
По вагону пронёсся стон разочарования.
Интересно, что теперь, когда я была совершенно уверена в том, что Ангел меня любит, переносить поползновения чужих девиц легче не стало! Ужас какой-то... Даже не подозревала, что я настолько ревнива. Как бы там ни было, но смириться с моим присутствием рядом с Ангелом смогли далеко не все заинтересованные лица, так что скучать по дороге нам не давали. Более или менее свободно вздохнуть я смогла только на эскалаторе, когда мы ехали вверх.
От метро нужно было ещё пройти пешком, и я с удовольствием прижалась к плечу Ангела, не обращая внимания ни на кого вокруг. Так, обнявшись, мы и дошли до огромного, серого здания с колоннами, в котором размещалась контора юриста. Открывая тяжёлые деревянные двери, я уже почти успокоилась и думала о том, что скоро нелепое распоряжение бабы Люки, обрекающее меня на одиночество, потеряет силу, и я смогу дышать свободнее. Ангел молчал, полностью уйдя в свои мысли, но вид у него был скорее грустный. В сотый раз я пожалела, что не могла теперь понять, что его тревожит.
В офисе нас встретил уже знакомый помощник, расточающий мне улыбки, как давней приятельнице, хотя искоса он бросал подозрительные взгляды на Ангела, явно спрашивая себя, кто бы это был.
Я просто представила их друг другу, ничего не объясняя. Ещё не хватало оправдываться и разъяснять ситуацию этим крючкотворам! Они попортили мне достаточно крови за последний месяц, и всё, чего я хотела - поскорее распрощаться с ними. Впрочем, всё продвигалось не так быстро, как мне хотелось бы. Нам пришлось ждать около двадцати минут, прежде чем нас пригласили в кабинет, и в течение этого времени нас "развлекали", как могли, девушки, работавшие в конторе.
Вообще-то, сначала там была только секретарша юриста, но скоро, не иначе, как каким-то волшебством, о нашем приходе узнали все, и в приёмную началось паломничество. Буквально через пять минут рядом с нами столпились пять умопомрачительных девиц, все, как одна, с ногами от ушей, в стильных офисных костюмах, ухоженные, и как будто даже отлакированные. Вот интересно, зачем их столько в юридической конторе?!
Деловито шушукаясь между собой, они плотоядно разглядывали Ангела и только что не облизывались. Поминутно отказываясь от чая, кофе, минеральной воды, и заверяя, что нам не жарко и не холодно, я опять начала мучиться мрачными предчувствиями. Похоже, спокойная жизнь мне светит только в глухой тайге. Ну, ещё необитаемый остров подойдёт...
Когда, наконец, нас пригласили в кабинет, я демонстративно вздохнула с облегчением. Напрасно старалась! Девицам было море по колено, они и не смотрели на меня. Всё их внимание полностью поглощал Ангел, который, едва заметно улыбаясь, самым внимательным образом изучал обстановку приёмной.
Юрист был на месте, вполне живой, здоровый и вовсе не обременённый какими-нибудь недугами или проблемами, как мне иногда казалось в последнее время. Я не очень хорошо понимала, как можно выполнять волю такой злобной ведьмы и чувствовать себя при этом прекрасно? Хотя, возможно, что весь свой яд Леокадия приберегла для нас с Ангелом, и никому другому уже не досталось ни капельки...
Господин Воробьёв, как значилось на табличке, висевшей на его двери (и почему, спрашивается, я напрочь не помнила его фамилию?), был действительно похож на птичку. Маленького роста, толстенький, беспокойный, - он постоянно вертелся в своём роскошном кожаном кресле, подпрыгивал, жестикулировал и казался озабоченным делами воистину мирового масштаба. Он уложил всю вступительную часть в несколько фраз и сразу перешёл к делу.
- Поскольку мы можем заключить, что все требуемые завещателем условия передачи недвижимого имущества, а именно, двухкомнатной квартиры, были добросовестно выполнены, то можно подписать соответствующий акт. Будьте добры, вот здесь, пожалуйста...
И он пододвинул мне несколько листов, скреплённых между собой. Я машинально пробежала глазами первую страницу, поняла, что потеряла смысл ещё на середине пятой или шестой фразы и просительно улыбнулась:
- А не могли бы вы попонятнее объяснить мне, что здесь написано? Я всегда теряюсь, когда слишком много специальных терминов...
Тем временем Ангел ненавязчиво вынул у меня из рук бумаги и принялся внимательно читать их. Бросив на него неодобрительный взгляд, господин Воробьёв нахмурился и сказал:
- Конечно, если вы предпочитаете своими словами... Так вот, этот акт закрепляет окончательно передачу вам квартиры вашей двоюродной бабушки, на уже изложенных ранее условиях, которые я, помнится, объяснял вам месяц назад.
- Да-да, помню, - подхватила я. - Не прописывать, не сдавать, пожизненное пользование...
- Именно. И унаследовать квартиру после вас имеют право только первоочередные наследники, а именно, ваши дети, если таковые у вас будут.
- Угу, - кивнула я. - А если бы их не было? В смысле, детей?
- Ну, тогда, согласно дополнению к основному завещанию, квартира должна была бы перейти к весьма дальней родственнице, имени которой, к сожалению, я не имею права разглашать.
Я взглянула на него с удивлением. Баба Люка планировала ещё кого-то осчастливить этой квартирой? Неужели был кто-то, кого она не любила так же сильно, как нас? Или, наоборот - теперь это был жест доброй воли? Если уж она рассчитывала, что Ангел меня убьёт, и никаких детей, естественно, у меня не будет, может, она хотела кого-то облагодетельствовать?
Дальняя родственница... Что-то я не могла припомнить никаких дальних родственников, которые интересовали бы Леокадию. Наоборот, она была, в полном смысле этого слова, одиночкой, и родственные связи для неё ничего не значили. Во всяком случае, наша родственная связь не помешала ей запланировать моё убийство... Что же это за таинственная родственница? Надо будет поговорить с мамой, может, она что-нибудь припомнит...
Задумавшись, я не сразу поняла, что юрист замолчал и теперь ждал чего-то.
- Простите... Я отвлеклась. О чем вы говорили?
- Я сказал, что это очень удачно вышло, что вы пришли к нам не одна, понадобятся подписи свидетелей, двоих. Конечно, я могу пригласить кого-то из своих сотрудников, но так получится даже лучше...
И тут, неожиданно, вмешался Ангел.
- Простите, - вежливо, но твёрдо сказал он, - я хотел бы прояснить кое-что. Здесь у вас подколот документ о том, что Рада добровольно отказывается от претензий на любое другое имущество покойной Леокадии, за исключением того, что отходит непосредственно ей. Я хотел бы узнать, что имеется в виду? Надо ли понимать это так, что есть и ещё какие-то дома, или участки, или что-то, о чём Рада не знает?
- Можно понимать это, как вам будет угодно, особенно, если учитывать, что вы, насколько я понимаю, к завещанию не имеете никакого отношения, - ледяным тоном ответил господин Воробьёв, мгновенно становясь похожим, скорее, на рассерженного попугая.
- Некоторое отношение всё-таки имею, - ответил Ангел ещё более вежливо. - Но, если вам так удобнее, что ж, Рада может попросту запросить полный список имущества покойной, которая, как вы справедливо заметили, приходилась ей двоюродной бабушкой, только уже не частным, а законным порядком. Это, конечно, будет немного дольше, но мы готовы подождать...
Юрист посмотрел на Ангела так, словно жалел, что не может его придушить, не сходя с места. Но довольно быстро оправился и показал, что умеет держать удар.
- Да зачем нам, собственно, тратить зря время? - дружески усмехнувшись, спросил он. - Я думаю, что вы заинтересованы в том, чтобы закончить наши дела в самое ближайшее время, не так ли? Прекрасно... Тогда я готов предоставить вам требуемый список, Рада Анастасовна...
Я уже открыла было рот, чтобы сказать, что вовсе не настаиваю на немедленном исполнении этого требования моего друга, но Ангел под столом чувствительно наступил мне на ногу, и я поспешно рот закрыла. Не зная, что за игру он затеял, не следовало вмешиваться и всё ему портить.
Юрист, тем временем, полез в стол и вынул довольно толстую, плотно набитую папку-скоросшиватель.
- Одну секунду, - сказал он, принимаясь листать бумаги. - Так...так... Ага, вот, пожалуйста, - это копия списка, который вы хотели видеть.
Я взяла протянутый им лист, Ангел наклонился ко мне, и мы вдвоём принялись изучать перечень недвижимого имущества бабы Люки. Не знаю, что понял оттуда мой любимый, но я, прочитав список, выпала в осадок. Оказывается, у Леокадии была куча всякого имущества, я насчитала две квартиры и три загородных дома, причём один вообще был в Крыму! Пребывая в состоянии, близком к обмороку, я принялась обдумывать новые сведения. Обладая таким количеством жилья, почему Леокадия продолжала сидеть в той квартире? Только из чувства мести? И куда подевалось всё остальное имущество? Не то, чтобы мне оно было нужно, просто я вдруг очень остро захотела узнать, кому и за какие заслуги Леокадия его раздала...
Видимо, Ангел мыслил схожим образом, потому что он сказал:
- Ну, вот этот адрес - квартира, которую получила Рада... А что с остальной недвижимостью, можно поинтересоваться?
Юрист, улыбаясь, вежливо развёл руками.
- Только самые общие сведения... Практически, все уже передано, согласно воле завещательницы.
Ангел задумчиво покивал, словно вполне всё понял, - в отличие от меня.
- Ну, теперь мы можем вернуться к нашим баранам? - весело, хотя и несколько нетерпеливо, спросил господин Воробьёв, которому, судя по всему, так же, как и мне, не терпелось завершить дела.
- Конечно, - ответил Ангел. - Прошу вас.
- Отлично, - пропел юрист и снова подсунул мне акт о передаче. - Здесь нужны будут ваши подписи, на обоих экземплярах. Секундочку...
Нажав кнопку на селекторном телефоне, он попросил кого-то зайти в кабинет. Почти тут же открылась дверь, и на пороге появился помощник. Я облегчённо вздохнула, - дело двигалось к концу.
Вопросительно взглянув на Ангела, я взяла ручку. Он незаметно слегка кивнул мне, и я быстро расписалась. Следующим поставил свою подпись юрист, тоже подчиняясь ненавязчивой режиссуре Ангела. Затем последовал примеру начальника и помощник. Последним документы заверил Ангел, и сияющий Воробьёв отпустил помощника восвояси.
Когда за ним закрылась дверь, мой любимый внезапно встал, мгновенно очутился перед юристом и заглянул ему в глаза, - всё произошло так быстро, что тот и пикнуть не успел. Что до меня, то я просто потеряла дар речи и наблюдала за происходящим, открыв рот.
- Что ты получил за свою работу для Леокадии? - быстро спросил Ангел. - Отвечай правду!
- Дом... дачу... на побережье... на Финском заливе... - пролепетал Воробьёв, откинувшись в самый угол своего огромного кресла и испуганно таращась на вампира.
- И всё?
- Н-нет, ещё драгоценности... Леокадия Борисовна сама отдала... Точнее, продала... За символическую плату...
Ангел сухо усмехнулся.
- Может быть... Только вот это, - он поднял безвольную руку юриста и потряс ею в воздухе, - принадлежало не Леокадии. Это принадлежало мне, поэтому будь любезен, верни.
Воробьёв, не колеблясь, принялся сдирать с пальца кольцо с крупным тёмным камнем. Как странно, я даже не заметила этого перстня! Ослепла, что ли? Пока Ангел не ткнул в него, практически, пальцем, я его просто не видела!
Стянув кольцо, юрист почти бросил его на край стола. Мой любимый несколько брезгливо взял украшение и сунул в задний карман брюк, а потом продолжил допрос:
- Кого Леокадия назначила наследниками? Всех называй!
- Р-раду... Анастасовну... Ольгу Меняеву... Ованеса Ованесяна... Ну, и мне кое-что... Всё.
- Мне нужны адреса.
- С-секундочку... - пробормотал юрист и попытался, не отводя глаз от Ангела, и не отлипая от кресла, дотянуться до ящиков своего роскошного стола.
В первый раз в жизни я видела, чтобы человек так трусил! У него даже цвет лица стал каким-то мучнисто-белым, как у личинки жука. Впрочем, я его понимала, потому что сама боялась Ангела сейчас! В нём вдруг появилось что-то незнакомое, пугающее до обморока. И это был вовсе не звериный оскал, или жуткое "истинное" лицо вампира, - нет. Я внезапно увидела в нём абсолютную готовность, не колеблясь ни секунды, сломать или убить другого человека. Я даже представить подобного не могла: мой нежный, ранимый возлюбленный стоит над потеющим человечком и смотрит на него мёртвыми глазам убийцы! Такое может привидеться разве что только в ночном кошмаре...
Ангел чуть-чуть пододвинулся, чтобы не мешать Воробьёву, но продолжал его контролировать. Порывшись в ящиках, юрист, почти наощупь, нашёл записную книжку и сунул её в руки моему любимому.
- Здесь... здесь всё...
Ангел взял её и тоже сунул в карман.
- Что именно Леокадия приказала тебе сделать?
- Выполнить то, что было написано в завещании... Больше ничего! Клянусь вам...
- Хорошо, - медленно проговорил Ангел, вглядываясь в его глаза. - Слушай меня внимательно... Ты сейчас забудешь обо всём, что только что произошло. Перстня ты вообще никогда не видел, поэтому и вспоминать будет не о чем. Записную книжку я тебе верну через неделю, она будет лежать справа от крыльца. Подберёшь и будешь думать, что случайно сам обронил. А теперь успокойся, тебе не о чем тревожиться и беспокоиться... Камеры в кабинете есть?
Юрист замотал головой.
- Н-не поставили... дорого...
- Вот и славно, - ласково продолжил вампир. - У тебя всё в порядке, ты никого не боишься, мы только что подписали акт. Через десять секунд ты очнёшься и продолжишь жить, как будто ничего этого и не было.
Ангел отпустил, наконец, взгляд несчастного, вернулся на своё место рядом со мной и откинулся на спинку стула, делая вид, что только что положил на стол ручку.
Я уставилась на документы, избегая встречаться с ним глазами. Пожалуй, мне срочно был нужен тайм аут, чтобы прийти в себя...
Тут Воробьёв, сидевший в прострации, вдруг очнулся и заморгал глазами.
- Ээээ... Ну, что? Подписали? Прекрасно... Так, очень хорошо. Одну секунду, этот экземпляр мне, а это - вам.
Я взяла свои документы и начала укладывать их в сумочку, когда Ангел нетерпеливо встал, всем своим видом показывая, что нам нужно как можно быстрее уйти. Я тоже машинально поднялась, и тут юрист сказал:
- Погодите-погодите, вопрос, касающийся квартиры, мы решили. Но есть ещё кое-что.
- Что? - почти в унисон спросили мы с Ангелом.
- Дополнение к завещанию, по которому, при окончательной передаче квартиры Раде Анастасовне, она также должна получить загородный дом завещательницы.
- Какой ещё дом? - не веря ушам, переспросила я. - Зачем... дом?
- Я же вам объясняю - согласно дополнению к завещанию, написанному собственноручно завещательницей, вы должны вступить во владение...
- ...Загородным домом, я поняла, - перебила я его. - Что за дом? И почему вы сообщаете мне об этом только сейчас?
- Что за дом, я могу сказать лишь в общих чертах. Небольшой деревенский дом, в деревне Кошкино, он был в том списке недвижимого имущества, который я вам показывал...
- Гос-споди... - пробормотала я.
- Я его видел только один раз, но это было довольно давно. А время введения в наследование определила сама завещательница: ровно в тот самый день, когда будет подписан акт об окончательной передаче квартиры. Так что, я просто выполняю её инструкции.
- Гоос-споди... - простонала я.
Юрист с недоумением воззрился на меня. Ангел взял мою руку и крепко сжал, словно предостерегая от опрометчивых поступков. Я глубоко вздохнула, и мы с ним снова обречённо присели за стол.
- Всё-таки, поясните, откуда взялся этот дом, и что теперь я должна делать? - спросила я, стараясь, чтобы голос не слишком дрожал.
Юрист поднял брови и важно посмотрел на нас. Я некстати подумала, что это выглядит очень комично, по сравнению с тем, как он вёл себя всего несколько минут назад.
- Суть дополнения я вам уже сообщил. Это дом, бывший в собственности завещательницы, который она пожелала оставить вам, если вы выполните все условия, касающиеся передачи вам квартиры. Всё это изложено в дополнении к завещанию, как я уже говорил...
Юрист откашлялся и продолжил:
- Остались только несколько деталей. Во-первых, вот адрес наследуемого вами дома. Во-вторых, соответствующие документы, вводящие вас в права наследования. В-третьих, вам необходимо будет выполнить ещё одно условие: вы должны прямо сегодня приехать туда, взять ключи и, так сказать, посмотреть свою собственность.
- А... разве ключи хранятся не у вас? - вяло удивилась я.
- Нет. Ваша бабушка...
- Двоюродная бабушка, - машинально поправила я его.
- Э?.. Да, ваша двоюродная бабушка доверила их другому человеку, с тем, чтобы он отдал их вам, когда придёт время.
- А почему мы должны нестись туда именно сегодня? - поинтересовался Ангел.
- Ну, потому что промедление в данном случае приведёт к тому, что этой части наследства вы рискуете лишиться.
- Вот как? - я подняла брови. - Всего лишь из-за того, что приедем туда, например, завтра?
- Увы! - юрист развёл руками.
И тут меня осенило.
- Но... тогда, может быть, нужно просто отказаться от этого дома? - спросила я. - Взять, да и подписать бумаги, что этот дом мне не нужен! Я могу это сделать?
- Ну, конечно, можете, - удивился господин Воробьёв, - только зачем? Неужели вы не хотите дачу?
- Не хочу, - решительно ответила я. - Вот нисколечко не хочу! Что я должна сделать?
- В таком случае, вам нужно написать отказ от завещанного имущества, заверить его, - и всё.
- Так давайте! Что писать? - я нетерпеливо схватила ручку, лежавшую на столе. - Мне нужна бумага...
- А могу я спросить, кому перейдёт этот дом после того, как от него откажется Рада? - вдруг спросил Ангел.
- Ну, следующим получателем будет Ипполита Анастасовна Серебрякова... Я тогда прямо сейчас позвоню ей, чтобы сообщить о наследстве.
Ручка выпала у меня из рук.
- Что? Следующей наследницей является моя сестра?.. - я даже осипла немного.
- Да. А в чём дело? Такова была воля вашей бабушки...
- Двоюродной бабушки, - процедила я сквозь зубы.
- Хм, а если и Ипполита откажется? Вернее, её опекуны, ведь она несовершеннолетняя? - осведомился Ангел.
Я поняла, что он лихорадочно ищет выход из сложившейся ситуации.
- Тогда этот дом перейдёт Марку Анастасовичу Серебрякову.
Я застонала: всё, тупик. Марк ни за что на свете не откажется от наследства, даже если это будет разбитое корыто. Чёртова Леокадия! Опять она нас переиграла. Спихивать её "подарочек" на кого-то другого просто нельзя - значит, мы снова идём туда, куда она толкает нас...
- Я передумала, - мрачно сказала я, смиряясь. - Я приму этот... дом бабы Люки. И сегодня же поеду туда... Где нужно подписать?

Опубликовано: 10.10.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 14 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 3 человека:

  1. мммм как страшно…. надеюсь, что ребята разгребут эти завалы ведьминых пакостей и бабкины планы обломаются!!!!! Спасибо, Солнышко!!! А продолжение???

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. А в избушке будет ждать их сама бабка Ёжка, тоесть Люка ; ) зажарит и съест… брррр. Я надеюсь на ХЭ, плиз скажите что не зря, а?

    Оцени комментарий: Thumb up 0