ПВ. Книга 1 — 9

Две тени скользили в ночном лесу. Будущая «еда» расположилась очень удачно – недалеко от выхода из подземелья. Демоны, конечно, выставили двух часовых, но разве это препятствие для Богини и пусть новообращённого, но невероятно сильного птенца? Остальные восемь членов отряда спокойно спали.
Часовой даже не ощутил, как из сгустившихся за его спиной теней появилась красивая девушка, он успел лишь почувствовать легчайшее шевеление воздуха и в следующий миг его сознание поглотила тьма… Второму же не повезло – он оказался слишком бдителен. Подчинившись неясной тревоге, мужчина оглянулся, и короткий вскрик сорвался с его губ, чтобы уже не повториться. Алые глаза твари, подкравшейся сзади, неясно замерцали и подавили волю жертвы, приказывая молчать. Последнее что увидел воин, было стремительное движение и сверкающие белые клыки, приближающиеся к его горлу.
А лагерь продолжал спокойно спать. Никто не услышал полного ужаса вскрика часового. Ведь Богиня в этот момент просто накинула на спящих принудительные сонные чары…
………
Альдавар окинул спящий лагерь внимательным взглядом. Интересно, а что здесь делает разведка Императора? Неужели это по его приказу был уничтожен его род? Как же узнать?
- Когда ты пьёшь кровь прямо из источника, то есть из живого существа, при желании сможешь узнать то, что знает и он…
Мужчина вздрогнул – он всё никак не мог привыкнуть, что Создательница легко читает его мысли, и вообще они могут общаться таким способом.
- Экселенца, эти воины принадлежат Императорской разведке, а не враждебному клану. Может всё же не трогать их?
- И где же ты в таком случае будешь искать пищу? – Раздался в его голове насмешливый голос. – Так даже лучше – никто не подумает, что их исчезновение может быть связано с выжившими. Скорее начнут подозревать заговор. А тебе нужна еда, которой здесь в изобилии и хватит на несколько дней… Довольно размышлений. Обезвреживаем часовых и возвращаемся в убежище. Я перенесу всех телепортом.
Он двигался совершенно бесшумно, но, видимо, у часового было слишком обострённое чутьё – он обернулся. Дальше Альдавар действовал интуитивно – послал мысленный приказ воину замолчать, услышал бешено стучащее от страха сердце (злорадно подумал: Страшно, да? А каково мне было увидеть себя такого «красивого» в водном зеркале?! Сам чуть не заорал…), втянул носом такой манящий запах… и очнулся лишь тогда, когда с наслаждением вытянул из обмякшего тела последнюю каплю крови.
Мужчина смущённо посмотрел на тихо смеющуюся рядом девушку.
- Простите, экселенца, я не смог сдержаться… Я всегда буду так терять голову от жажды?
- Ничего, малыш. Зато теперь ты сыт и не будешь отвлекаться. И – нет, со временем ты, конечно, научишься себя контролировать, не переживай. А сейчас вытащи-ка всех наших спящих «гостей» из палаток, да сложи в одном месте. И забери всё ценное – нечего добру пропадать… – Девушка наклонилась к осушённой жертве и внимательно всмотрелась в распахнутые остекленевшие глаза – зрачок медленно вытягивался. Она задумчиво хмыкнула. – Этого тоже кидай к остальным, в подземелье отсортируем. Кажется, ты умудрился обратить свою первую жертву. Придётся кое-чему учить тебя в срочном порядке…
Альдавар виновато потупил глаза и пошёл выполнять распоряжение. Ночь была в самом разгаре, а он чувствовал небывалый прилив сил. «Страшная плата» за помощь Тёмной Богини обернулась для него шансом начать новую, полную волнующих тайн жизнь. И главное – он сможет отомстить! Жутко, кроваво и жестоко – это знание согревало его и делало почти счастливым…
Вскоре ничто на поляне не говорило о том, что здесь побывали посторонние. Лагерь стоял, как и прежде, но в ночи не раздавалось ни единого биения сердца.
………
Альдавар с интересом наблюдал, как его Богиня накладывает какие-то мудрёные чары на цепи, сковывавшие руки пленников. Ощутив его взгляд, девушка поманила птенца пальчиком.
- Хочешь знать, что я делаю? – Спросила, как только он послушно подошёл. – Это моя личная разработка. Знаешь свойства амарилла? Вижу, что да… Так вот, этот металл очень редок и сложен в обработке. Я создала специальное заклинание, которое позволяет любому металлу блокировать магические и физические силы! И держится оно очень долго. Интересная  и полезная штучка, не находишь?
Девушка с улыбкой наблюдала за сменой эмоций на лице бывшего демона.
- Невероятно… Да это же величайшее открытие!
- Но есть маленькое условие – пользоваться им смогут лишь те, в ком есть достаточная доля моей крови… То есть – никто. Хотя, ты и твои потомки сможете, до определённого поколения. Научить? Думаю, тебе в будущем очень пригодится.
- Я даже не смел надеяться на подобный подарок!
И Богиня научила. Причём в прямом смысле – она заставила Альдавара отрабатывать заклинание, пока оно не начало получаться на рефлексах. Вдвоём они быстро зачаровали оставшиеся кандалы и отправились разбираться с обращённым демоном.
Воин ещё не пришёл в себя, хотя его зрачки уже полностью вытянулись, кожа посерела и отросли клыки. Богиня решила, видимо, не тратить даром время, которого до рассвета оставалось всё меньше, и объяснила птенцу некоторые моменты.
Так Альдавар узнал, что же за существом он стал.
Во-первых, Богиня не зря назвала новую расу Детьми Ночи. День принадлежит слишком многим разумным существам. А ночь станет вотчиной его и тех детей, что он обратит. Ночь – время хищников, и не будет среди тёмных созданий существа опаснее, сильнее и стремительнее их. Создательница назвала их вампирами (дословно с древнего демонического языка это переводилось как «поглощающий жизнь без преград»), и уже одно название внушало страх и желание укрыться где-нибудь. Для него самого и для первых десяти помощников, которых он должен будет найти и обратить в течение месяца, и которые в последующем станут Высшими вампирами, основателями новых кланов, солнце не будет помехой (также, как и для остальных вампиров в некоторых мирах) – лишь будет вызывать чувство лёгкого дискомфорта, да днём их будет тянуть в сон  (с возрастом – всё меньше). Но первые дней десять попадать на солнце не рекомендовалось даже им. Во многих же мирах для всех последующих обращённых солнце станет смертельным врагом, испепеляющим неосторожных. Однако, для большинства рождённых Детей Ночи оно тоже не будет представлять особой опасности. Проблема в том, что, поскольку изменения свойственные живому организму с обращением почти прекращаются, зачатие и вынашивание детей у вампиров будет крайне редким событием.
Ещё Альдавар узнал, что с окончанием обучения, его станет практически невозможно убить. Вампиры вообще не смогут умереть естественной смертью – они и так мертвы, хотя сердце бьётся, пусть и медленно. И убить их будет сложно – солнце, особым образом зачарованное серебряное оружие, некоторые заклинания против нежити (впрочем, весьма редкие и сложные в применении), ну и ещё небольшие особенности, разные в различных мирах, и зависящие от самого мира.
От мира также будет зависеть восприимчивость к солнечному свету, магические возможности, рождение детей обычным путём и условия обращаемости. Хотя основное останется неизменным – чтобы сделать полноценного птенца с возможностью его дальнейшего развития, необходимо осушить донора почти полностью, впрыснув при этом в ранку свой яд, а потом напоить его своей кровью. Вампира можно сделать и просто осушив жертву и заразив её (что собственно в этот раз и проделал сам Альдавар), но тогда получится вампир-слуга (вамп), подчинённый воле хозяина и не способный предать или не исполнить приказ. Птенец же не может ослушаться своего Мессира не потому, что не способен к этому, а потому, что его тело полностью находится во власти обратившего, и за непослушание будет жестоко наказан, однако это не значит, что он слепо следует приказам и не будет пытаться противоречить. Если жертву выпьет досуха и заразит слуга, то из неё получится полуразумный упырь. Так же Альдавар узнал, что при окончательной смерти вампира, тело его будет обращаться в прах. А если он не захочет обращения выпитой и случайно заражённой жертвы, то надо отделить ей голову от тела и сжечь останки. Так же можно убить и вампира, если он окажется настолько слаб (или противник силён – всё может случится), что позволит себя обездвижить и отрубить голову, правда тут понадобится серебряное заговорённое оружие, потому что даже раненый Ребёнок Ночи будет смертельно опасным противником для большинства существ.
А вообще, обратить можно представителя почти любой расы и в любом возрасте. Но Создательница рекомендовала использовать в основном людей – гибкая психика, большие магические способности, высокая внушаемость. Гномы и орки в большинстве своём не подходили чисто по эстетическим соображениям – никакая магия обращения не сможет сделать первых выше и изящнее, а вторых привлекательнее. А Богиня хотела, чтобы её создания были исключительно прекрасными внешне. Что светлых, что тёмных эльфов обратить было почти невозможно, только выпить. А демоны слишком сильные и опасные противники – сам Альдавар и его будущая десятка Высших ещё смогут с ними конкурировать, по причине принадлежности к этой расе (пусть и в прошлом) и большой концентрации в них усвоенной крови Создательницы. Но последующие обращённые не смогут справится с демоном в одиночку. Про драконов вообще речи не шло – слишком несопоставимы силы. Нечисть же и нежить и так принадлежала Тьме.
Вся иерархия в мире вампиров будет основываться на силе, боли, подчинении и страхе, что для Альдавара не явилось шоком – в мире демонов отношения строились примерно так же, поэтому он прекрасно осознавал действенность этих основ. В среде хищников не может быть мягких законов. Саму структуру общества вампиров Создательница советовала оставить на откуп представителям конкретных миров – сами разберутся, надо будет лишь задать им общее направление и просветить относительно некоторых законов. Альдавару же предназначено стать основателем общего правящего клана и выбрать себе понравившийся мир с неопасным солнцем.
………
Ночь заканчивалась. Новорожденного вампира начало клонить в сон, а от обилия информации уже трещала голова. Но ещё один вопрос, мучавший его всё время, он задал.
- Экселенца, вы сказали, что вампиры – должны быть прекрасными внешне. Почему же мой вид довёл бывалого воина до истерики?
В ответ он услышал заливистый смех.
- Ах, Альдавар, какое же ты ещё дитя! Это просто твоя боевая ипостась – ты же демон, должен понимать. Всё основано на одних и тех же принципах. Для тебя не должна стать проблемой смена облика. Обращённым из людей да – им придётся этому учиться… О, кажется, твой слуга приходит в себя. Запомни, он не может нарушить прямой и чёткий приказ хозяина, так что старайся точно формулировать его. И мне уже пора. А вы отдыхайте. Слуга проснётся на закате, ты, возможно чуть раньше. Как придёт ночь, зови меня – продолжим твоё обучение.
Богиня растаяла лёгкой дымкой, а Альдавар посмотрел на зашевелившегося слугу. Тот открыл мутные ещё глаза, посмотрел на хозяина и зевнул.
- Господи-и-ин… Можно мне поспать?
Вампир хмыкнул и вспомнил совет экселенцы.
- Можно. Но, когда проснёшься, не смей выходить из комнаты без моего разрешения.
- Слушаюсь, господин.
И слуга мгновенно заснул. Альдавар почувствовал, что тоже сейчас уснёт, дошёл до кровати и, не раздеваясь, упал на мягкую перину.
Проснулся он уже на закате, полностью отдохнувшим и… голодным.
………
Вэрс почувствовал изменение магического фона и мгновенно проснулся. На комнату было наложено столько магических охранок, что попасть сюда постороннему было просто невозможно. А значит, вернулась Госпожа. Но оглядев комнату, дроу увидел только Храна, вольготно развалившегося возле кровати хозяйки.
- А где же Повелительница?
Он не ожидал ответа – слишком редко наглый кошак снисходил до общения с ним. Но в голове внезапно прозвучал порыкивающий голос:
- Хозяйка будет позже, она нашла новое развлечение.
- Интересно, какое же?
- Интересно – спроси. Может она и расскажет.
Ну конечно, что ещё можно было услышать от верного яграза? Даже Вэрсу он никогда ничего не расскажет без разрешения Богини. Мужчина попытался уснуть, но понял, что это бесполезно. Два года уже у Госпожи не было постоянного любовника – уж он-то, как телохранитель знал такие вещи. Может она нашла кого-то на эту роль? Вэрс оборвал мелькнувшую мысль и запретил себе думать об этом. Теперь это не его дело. Он больше не личный раб, и его не должно волновать, с кем проводит ночи… самая прекрасная из известных ему женщин.
Анжелика появилась на исходе ночи, уставшая, но невыразимо довольная. Поняв, что телохранитель не спит, она сказала в пространство:
- Разбуди меня в девять, сегодня надо навестить здешний невольничий рынок – говорят, прибывает новая партия детей. Может, увижу что подходящее…
Девушка моментально разделась, с довольным вздохом устроилась под одеялом и сразу заснула. Вэрс тоже закрыл глаза. До рассвета ещё есть время. Может всё же получится уснуть?
………
Альдавар проснулся от неясного чувства. Странные ему снятся сны, однако. Но, открыв глаза, понял, что ничего не приснилось – он лежал на огромной кровати, а вокруг царил мрак, который, тем не менее, ничуть не мешал прекрасно видеть обстановку. Подземелье. Тюрьма его разрушенного замка. А сам он стал вампиром. И это неясное чувство называется голод, а вернее жажда! Он тихо зарычал и соскочил на пол. Тут, совсем недалеко, бьётся несколько сердец, а запах крови проникает даже сквозь стены.
На границе комнаты и кабинета на полу скорчился слуга и тихо поскуливал от страха. Альдавар одним слитным движением оказался рядом с ним и рявкнул:
- Немедленно прекрати скулить!
Слуга съёжился ещё больше, но хныкать перестал.
- Поднимись.
Он тут же поднялся на ноги и оказался несколько выше хозяина.
- Ты никуда не ходил?
- Нет, господин! Вы же приказали. Пожалуйста, не наказывайте меня, я ничего не делал!
Интересное поведение. Вроде бы Альдавар и не показал недовольства, а слуга панически его боится. Инстинкт? Но это и к лучшему…
- Почему ты думаешь, что я накажу тебя?
- Я… Я чувствую ваш гнев, господин, и ваши глаза горят…
- Да? Хм… Просто я очень голоден. Идём.
- Господин…
- Ну что ещё?
- Вы сегодня выглядите как-то по-другому…
Альдавар метнулся назад в спальню, где в дверцу шкафа было встроено большое зеркало. Вспомнив про магические светильники, вампир активировал их и взглянул на своё отражение. Существо, отразившееся в зеркале, можно было бы назвать демоном, но никто не узнал бы в нём черноволосого, со сталью в глазах, Альдавара ше'Ссарртоша. На холёном лице светились янтарные глаза с вертикальными зрачками, красиво очерченные красные губы сулили наслаждение, а волосы рассыпались по плечам белым покрывалом. Движения мускулистого тела были плавными и отточенными. Вампир улыбнулся отражению и тут же спохватился – а куда же делись клыки? Как он теперь будет прокусывать кожу?!
Мысль о голоде как будто что-то сдвинула в его сознании, и Альдавар с удивлением наблюдал, как у него зеркального загораются алым глаза и выдвигаются клыки. Какая прелесть – прямо, как у змеи! Поднеся палец ко рту, он увидел, что ногти тоже заметно удлинились и чуть загнулись. Интересно, острые? Провёл по стене и с недоверием уставился на глубокий след. Потрясающе! Стоя перед зеркалом, потренировался в частичном изменении облика и отдельных элементов, пока не добился от своего тела полного послушания. Великолепно! Вот теперь можно и перекусить.
Подойдя к первой же камере, Альдавар рывком распахнул решётку и шагнул внутрь. Сдавленный хрип позади: «Еда!» предупредил его, и он успел перехватить метнувшуюся тень. Со всего маху впечатал слугу в каменную стену, аж трещина появилась, и навис над оглушённым вампом:
- Никогда. Не смей. Питаться. Вперёд меня!!!
- Господин, пожалуйста, простите! Я не знал… Они так вкусно пахнут… Я голоден…
- Я тоже!!! Но здесь хозяин я! Запомни – ты ешь только после меня и только с моего разрешения! И никого здесь не трогаешь тоже без разрешения.
Не зная как спустить энергию разросшейся ярости, вампир просто скинул её на слугу. Эффект превзошёл его ожидания – вампа вдавило в пол и он завыл от ужаса и боли. Успокоившись, Альдавар приказал слуге подняться и повернулся к пленникам. Кажется, он перестарался с демонстрацией силы – слуга-то понятно, теперь будет его бояться уже обоснованно, но двое прикованных воинов смотрели на него с не меньшим страхом на побелевших лицах, хотя и старались это скрыть изо всех сил. Один из них, видимо старше и опытнее, попытался взять себя в руки и выяснить ситуацию.
- Кто вы, и по какому праву удерживаете нас в столь унизительном положении? Неужели вы не знаете на кого осмелились напасть? И что вы сотворили с Раждаром?
- Хм, вот как его, оказывается, зовут. Я знаю, кем вы являетесь. А находитесь вы в таком положении потому, что еда не заслуживает уважительного отношения. Я на всё ответил?
С противоположной стены раздался надменный молодой голос:
- Да как вы смеете?! Вы хоть представляете, к какому клану я принадлежу? Мои родичи разорвут вас на клочки!
 - Пра-а-авда?! – В голосе вампира пробились вибрирующие ноты. – Что-то я никого из могущих разорвать меня здесь не наблюдаю… И к какому же клану мы принадлежим?
Прикованный демон заворожено смотрел в алеющие глаза своего пленителя и послушно прошептал: «шес'Ассард». А вампир приблизил к нему лицо вплотную и почти промурлыкал:
- Как интересно получается. Клан, дружественный шшас'Риссадам… Может быть, у тебя есть интересная информация? – И, глядя жертве в глаза, прошептал пусковые слова. – Властью, данной мне Кровью, повелеваю – открой истину.
Отклонив голову для удобства, Альдавар вонзил выдвинувшиеся клыки и сделал первый глоток. Вчера он даже не распробовал толком напиток – лишь бы утолить жажду. Сегодня же, из последних сил сдерживаясь, смаковал терпкий солоноватый нектар и старался следить, чтоб не выпустить в ранку яд. Он пил медленно, одновременно анализируя поступающую информацию, а жертва в его руках сначала стонала (и явно от наслаждения! Надо спросить у экселенцы, в чём дело), а потом просто обвисла, но он аккуратно придерживал тело на весу. Решив учиться контролю не откладывая, Альдавар заставил себя оторваться от пиршества, хотя крови ещё было достаточно, и сделал шаг назад. За спиной тихо повизгивал от нетерпения вамп. Ну что ж, этот экземпляр оказался бесполезен. По-настоящему ценной информацией он не владел. Так что не жалко.
- Раждар! Можешь выпить его. Но не смей выпускать яд, иначе накажу!
Вампир повернулся к другой жертве – он всё ещё был голоден – а слуга жадно накинулся на милостиво предоставленный обед. Опытный воин вжался в стену под его задумчивым взглядом. Вид вроде бы вполне благородный. Надо бы узнать его таланты. Может обратить? Ведь экселенца велела искать кандидатов… Но не будем торопиться – сначала спрошу её мнение. Да и критерии выбора она ещё не сказала, а они ведь наверняка есть. Он мягко провёл пальцем по шее вздрогнувшего демона и прижал его к стене. Решил опробовать передать приказ крови мысленно, и проговорил слова, молча глядя в глаза воину. Почувствовал, как ноги того подкосились, и услышал тихую мольбу:
- Нет, пожалуйста, я не хочу умирать… так…
- Я подумаю. – Прошептал на ухо и впился в податливую плоть.
В этот раз он почувствовал насыщение быстро – даже не успел ополовинить сосуд. Оторвался и слизнул капли с кожи, одновременно зализывая ранки. Создательница говорила, что если не пускать яд и пить из жертвы понемногу – её хватит гораздо дольше. А этого, вполне вероятно, имеет смысл оставить пока в живых. Он может стать ценным приобретением – Клан Воздуха, довольно сильный маг Бурь, к тому же хороший воин. Слуга давно опустошил первую жертву и ждал своей очереди на вторую. Но Альдавар уже решил не спешить.
- Этого не тронь! Я ещё не решил насчёт него…
- Но господи-и-ин, я всё ещё голоден.
- И что? Потерпишь! Марш в мои покои.
Слуга тихонько всхлипнул, но поспешил выполнить волю хозяина – он и так его опасался, а после сегодняшнего наказания так вообще панически боялся вызвать малейшее неудовольствие.
Альдавар внезапно ощутил родственное присутствие, развернулся, безошибочно определив местонахождение, и опустился на одно колено, почтительно склонив голову.
- Экселенца.
- А ты прогрессируешь, мой мальчик. Великолепно! Смотрю, один сосуд вы уже опустошили? Ненасытность юности… Ты хоть проверил, не заразили ли вы труп? Поднимись, дитя.
Вампир легко встал и подошёл к телу. Внимательно осмотрел, принюхался – в себе он был уверен, а вот слуга мог и напортачить. Но нет, вроде бы всё прошло гладко.
- Нет, он чист. Экселенца, я как раз хотел с вами посоветоваться. – Он бросил взгляд на находящегося в ступоре демона. Чего это с ним? Если только… Альдавар мысленно пробежался по воспоминаниям воина. Вот оно – оказывается он из правящего рода клана! И просто узнал посетительницу. Тем более, что она сегодня почти при полном параде.
Словно в ответ на его мысли демон сделал попытку упасть на колени и выдохнул:
- Первозданная Тьма!

Я с интересом взглянула на прикованного воина – надо же, и откуда в Императорской разведке оказался член правящего рода? Приподняла ему голову и всмотрелась в расширенные зрачки. Ах, вот оно что – изгнанник из своего Клана, лишённый прав и всё это по навету! Идеальная кандидатура… Да и птенец, судя по всему, именно так подумал, раз оставил его в живых. Молодец мальчик, на диво способный оказался! Продолжая всматриваться в глаза пленника, велела:
- Открой мне свой разум!
Если не дурак – подчинится. В противном случае есть риск стать бесполезным идиотом. Мне ж вовсе не обязательно пить кровь, чтобы прочесть душу и разум. Но не все могут это вынести. Этот дураком не был и послушно расслабился. Интересно, интересно. Прямо кладезь талантов! И невероятное желание жить – любой ценой. Что ж, почему бы и нет? Зная, кто стоит за плечами его Мессира, этот будет верен как никто другой.
- Сегодня на рассвете тебе придётся делать выбор, изгнанник. Он прост – или смерть, или служение. Думай, у тебя есть время.
………
Коршез, принадлежавший когда-то роду ше'Сташш клана Ветра, очнулся с тяжёлой головой и понял, что влип. Шестьсот лет он благополучно избегал смерти, при этом участвуя во всех мало-мальски значимых войнах и ни разу не побывав в плену, даже обвинение в измене роду (ложное!) обернулось для него лишь изгнанием, а не казнью. И вот в результате простенького задания – понаблюдать, не объявится ли кто на развалинах уничтоженного неизвестно по чьему приказу замка со всеми обитателями – он попал в руки непонятно кому и неизвестно как! Стоит у этой проклятой стены, Первый Демон знает сколько, в абсолютной темноте, слушает, как ругается у противоположной стены этот сопляк шес'Ассард (только у него даже брань звучит невыносимо надменно), пытается хоть как-то размять затёкшее тело и на все лады, но мысленно, поносит хозяина этих казематов, где-то раздобывшего оковы из амарилла! Конечно, его дар вряд ли способен помочь им освободиться, но, по крайней мере, он смог бы напасть на их пленителя, да и остальные члены отряда не слабы в магии. Но этот гад всё предусмотрел. Кто же он? Тот, кто уничтожил клан ше'Ссарртош?
Ну наконец-то, хоть что-то сейчас прояснится! В коридоре появился яркий свет и двигался по направлению к их камере. Сцена, произошедшая после открытия решётки, повергла бывалого воина в шок. И дело было не в странном демоне, с вертикальными зрачками и невероятной силой, от которой даже трескались стены, а в его спутнике, которого Коршез знал уже не первый десяток лет… и не узнавал. Он просто не мог узнать благородного, серьёзного и осторожного воина в этом дрожащем и скулящем существе с лицом его товарища и голодным блеском алых глаз, выпрашивающем у жестокого хозяина позволения утолить «голод». Что это чудовище сотворило с Раждаром?! Ещё не отойдя от потрясения, он и потребовал ответов на свои вопросы. Лучше бы промолчал… От полученных объяснений невольно поёжился. Они – еда?! Что такое о себе возомнил этот маньяк? Он что, ест сородичей? Ой, не к месту решил проявить свой гонор молодой шес'Ассард, что-то в этом глубоком вибрирующем голосе ему не нравится, и очень не нравится… Дальнейшие события Коршез наблюдал уже в состоянии ступора. Вот молокосос затих, а странный демон наклоняется к его горлу, что-то тихо нашёптывая… Тёмные боги! Да он что, действительно собрался его есть?! Прямо здесь? Это просто ужасно… Вот мальчишка аж стонет от наслаждения, и чудовище вскоре отрывается от обмякшего тела.
Когда же пленитель повернулся лицом, воин успел заметить в его глазах затухающие алые отблески, и несколько капель крови на губах, которые тот довольно слизнул. А перед этим он велел своему слуге выпить бессознательного демона до конца, но не заражать. Это что, передаётся?! С другой стороны, это объясняет столь невероятное преображение Раждара… А тот уже утоляет свой «голод», причмокивая от удовольствия. Воин невольно сжался под взглядом существа – так рассматривают неведомый десерт, лениво решая, стоит ли его попробовать сейчас или всё же отложить?
В этот момент Коршез отчётливо понял, что не хочет так умирать. Он столько всего пережил, что погибнуть столь глупо и страшно не желает ни за что! И он пойдёт на всё, чтобы выжить. Даже, если придётся идти в услужение этому странному созданию. Но не такой ничтожной тварью, какой стал бедняга Раждар. Хозяин то его вполне вменяем.
Тем временем тот, словно играя, провёл пальцем с весьма острым когтем по шее Коршеза и впился в него взглядом. Демон только и успел понять, что его только что ментально закодировали, как ноги вдруг стали ватными, а сам он страстно захотел, чтобы эти белоснежные клыки впились в горло и доставили то неземное наслаждение, что обещали вновь ставшие кровавыми глаза… Борясь с наваждением из последних сил, бывший неустрашимый воин взмолился о пощаде. Ему послышалось, или мучитель обещал подумать? Кровь шумела в ушах, а острые клыки почти безболезненно проткнули кожу.
Это было… неописуемо… Восторг, наслаждение, потом разочарование – ну почему, почему его лишили этого чудесного ощущения? Вновь хотелось почувствовать тёплые губы на своей коже…
Коршез постепенно освобождался от тумана в голове и ужасался – что же за власть у этого существа, что он сам желал своей смерти, только бы тот не останавливался? Прикрыв глаза, встал на ослабевшие ноги. Всё же пока его, видимо, решили не убивать. О, какой чудесный голос. Кого это чудовище величает Экселенцей? Демон открыл глаза… чтобы опять впасть в оцепенение – в который раз за сегодня. Единожды увиденная, но ни на миг не забываемая… Богиня! Он узнал бы её даже без этих крыльев, окутывающих её живым мраком, в другой одежде, а не в этом ничего не скрывающем платье. Не было лишь короны, но не будет же она носить её где ни попадя! И она называла этого своим дитя. Внезапно поняв, что он уже несколько секунд стоит неподвижно перед самой Тёмной Богиней, Коршез сделал попытку пасть на колени, но цепи, конечно, этому помешали, выдохнул:
- Первозданная Тьма!
Но вот Прекраснейшая уже заставляет его посмотреть ей в глаза. Сейчас она прочитает его душу. Да пожалуйста! Ему нечего скрывать от Богини. Он готов ради неё на всё. Только… так хочется жить!
Он слушал нежный голос, оглашающий решение Тьмы. Да хоть сейчас! Ему не нужно время. Но никто не дал Коршезу озвучить свои мысли – две тёмные фигуры уже исчезли, а он остался прикованным, обессиленным, но с надеждой в сердце.
………
Вопросы, вопросы… Как их много, и как мало времени для получения ответов! Сегодня он с Создательницей опять много разговаривал, прерываясь на практические занятия. Притащив из камер кого-то из воинов, она заставила Альдавара отрабатывать на нём гипноз, некоторые заклинания подчинения, учила быстро сортировать поступающие из крови сведения по степени их важности. То, что осталось от пленника, он позволил осушить слуге – чтобы тот, наконец, прекратил хныкать про голод. На слуге же отрабатывал методы наказания сородичей. Приятно грела мысль, что после обучения он станет самым могущественным представителем своей расы, единоличным правителем, решение которого никто не посмеет оспорить или не исполнить.
А сейчас он тренировался и слушал спокойный голос экселенцы.
Пока кровь будет единственным источником пищи. Но в последующем он вполне сможет питаться обычными продуктами. Вот только чувство голода полностью ими удовлетворить невозможно.
Ещё он узнал, что кровь не только источник пищи и силы, но и может стать опасной при определённых условиях. Например, попробовав крови уже умершего существа, вампир и сам с большой вероятностью может погибнуть. И существует опасность попасть под чужое влияние. Если один вампир насильно заставит попробовать своей крови другого, не связанного с ним родством, или отношениями птенец-мессир, три раза, тот станет его собственностью, рабом. В отличие от слуги-вампа, такой вампир будет полностью вменяемым, с нормальными психическими и мыслительными способностями, но также полностью подчинённым и не способным сопротивляться воле хозяина. Исключением являлись только укусы во время секса.
На существ же других рас кровь вампира оказывает наркотическое влияние – однажды попробовав, они уже не смогут побороть зависимость, и также поступают во власть напоившего, но тут от поступления крови хозяина зависит сама жизнь – без постоянной подпитки они попросту умрут. Это свойство окажется очень полезно в мирах, где солнце будет гибельным для вампиров – должен же кто-то, безоговорочно преданный, охранять господина во время сна, да и мало ли можно найти применений дневному слуге?
Узнал Альдавар и ответ на свой вопрос – почему жертвы, когда он пил кровь, стонали от наслаждения. Ведь до этого они его панически боялись. Как оказалось, вампир не только может обратить жертву с помощью своего яда, его слюна также содержит обезболивающий и возбуждающий ферменты, влияющие независимо от желания вампира. Поэтому укус воспринимается организмом как мощнейший афродизиак. Так что жертва, укушенная однажды, будет хоть и бояться, но всей душой желать повторения. Это очень выгодно, потому что, если выбрать себе несколько сосудов и чередовать их, не выпивая до конца и заботясь об их здоровье, то можно использовать их довольно долго, не прибегая к ежедневной охоте. Но это дело предпочтений. Потому что загонять преследуемую испуганную жертву, играя с ней, гораздо приятнее.
Юный Высший сидел в кресле, погрузившись в раздумья и отдыхая от тренировки. Экселенца обещала, что с практикой магия Разума будет отнимать всё меньше сил. Но пока он чувствовал себя полностью опустошённым. А ещё он просто до дрожи в коленях мечтал вновь попробовать её кровь! Видимо это и есть та самая зависимость, о которой она говорила… И, конечно же, она всё это чувствовала, потому что зелёные глаза насмешливо сверкали из-под опущенных ресниц.

Я ощущала дикое желание птенца и думала, рискнёт ли он попросить моей крови? Вообще-то надо, чтобы попросил. Вчера действия были сумбурными, я наскоро задала своей крови нужные свойства. За день же проработала характер и свойства новой расы более детально и внесла установки в кровь. Теперь нужно вновь напоить его, чтобы завершить изменения в соответствии с моим желанием… А ведь нет ничего проще. Просто совместим приятное с полезным! От мелькнувшей мысли я резко поднялась и направилась в спальню, бросив на ходу:
- Иди за мной Альдавар.
Тот послушно двинулся, а в комнате нерешительно замер. Я же остановилась у кровати и развернулась.
- Раздевайся.
Он не посмел ослушаться, но от вопроса не удержался.
- Зачем, экселенца? – А голос внезапно охрип.
Сделав голос низким, от чего по телу мужчины пробежала дрожь, а волоски встали дыбом, я мурлыкнула:
- По-твоему такой вопрос надо задавать девушке, находясь с ней в спальне?
Вампир в одно мгновение оказался рядом и внимательно всмотрелся в глаза.
- Вы хотите сказать, что сейчас… вы… и я?
Я весело рассмеялась. И всё-то ему надо уточнять! А ведь он уже дико хочет меня и еле сдерживается… Какой взрывной…
- Я хочу оценить своё дитя со всех сторон! Дай-ка мне на тебя посмотреть, малыш.
«Малыш» был выше меня ростом головы на полторы. Мощное сложение, стальные мышцы под гладкой кожей… Рука скользила вслед за взглядом всё ниже и ниже. Ммм… Какая прелесть… С таким орудием он просто обязан быть первоклассным любовником! Мужчина вздрагивал под лёгкими прикосновениями и учащённо дышал, но не смел пошевелиться, пока я изучала его тело. Подняв голову, встретилась с янтарным взглядом. А на губах блуждала шальная улыбка.
- Я покажу тебе, что может дать укус во время постельных утех. Но ты должен дождаться моего разрешения. Теперь же, поцелуй меня. И постарайся не разочаровать, – добавила, намеренно провоцируя вампира.
- Я могу причинить вам боль, я ведь… хм… не мелких размеров…
- В самый раз, – шепнула я и притянула его за шею.

И Альдавар слетел с тормозов. Он набросился на манящие губы, покрыл поцелуями прекрасное лицо, одновременно освобождая от платья и лаская желанное тело. Когда на девушке не осталось ни клочка материи, плотно прижал её к себе, давая почувствовать его возбуждение. Хотелось бросить её на кровать и придавить сверху, но чувствовал, что если она не захочет, он при всём желании не сможет подчинить это тело. Доказательство своим ощущениям он получил незамедлительно – легко оттянув за волосы от своих губ, девушка толкнула вампира на кровать и немедленно устроилась на его животе, прижав ноги стройными бёдрами, захватив одной рукой оба запястья, и без труда удерживая их, а другую уперев ему в грудь.
- Совместим удовольствие с обучением. Попробуй вырваться.
Альдавар с сомнением глянул на Богиню и попробовал всё же освободиться. Какое там! Теперь он достоверно узнал, насколько она сильна – на него словно навалилась каменная глыба, позволяющая шевелить лишь некоторыми частями тела, но вырваться из плена которой не было никакой возможности. К тому же он начал ощущать странную слабость в теле и нарастающую боль. Немного испугавшись, мужчина прекратил сопротивляться, а у его уха раздался жаркий шёпот:
- Это одно из свойств связи птенец-мессир – сопротивление хозяину отнимает силы и вызывает наказание болью. Тебе не сильно досталось, потому что это был мой приказ, а вот без разрешения подобные ощущения будут сильнее десятикратно. Но вернёмся к укусам. Запомни, кровь возбуждённого партнёра обладает необыкновенным волнительным вкусом и вызывает многократно усиленное удовольствие. Ни одной расе и не снилось такое наслаждение сексом!
В подтверждение этих слов влажный язычок пробежался по его коже, вызвав глухой стон, и в шею немедля вонзились острые клыки… Альдавар впервые сознательно переживал укус экселенцы, и впечатления поразили его. Неудивительно, что его жертвы сегодня так странно себя вели. Ощущения были просто волшебными! Он и так был уже почти в полной боевой готовности, но сейчас моментально дошёл до кондиции, а тело начала сотрясать крупная дрожь. Он вновь застонал от наслаждения. В ответ послышался тихий довольный смех, а к его губам прижались другие, со следами его собственной крови, которую вампир тут же слизнул. В следующий миг мужчина почувствовал, что его уже не удерживает стальная хватка, а тело Богини расслаблено и словно чего-то ожидает. Действуя по наитию, он тот час же перекатился, оказавшись сверху, и покрыл поцелуями сладкую плоть, одновременно лаская руками и умело возбуждая. Девушка под ним начала постанывать и извиваться. Мучительно хотелось впиться в бешено бьющуюся жилку у горла, но он сдерживался, помня, что это можно сделать лишь с разрешения. Ну, когда же?
Почувствовав пик возбуждения партнёрши, любовник понял, что дальше тянуть нельзя, и с силой вонзился во влажное тепло. Девушка закричала. Но мужчина, желавший её наказать за всё не получаемое разрешение попробовать кровь, с удивлением услышал в этом крике не боль, а наслаждение… Он мерно задвигался в ней, уже не сдерживая себя, и, наконец, услышал: «Теперь… Три глотка. Кусай!». Ему не надо было повторять. Наконец попробовав полившуюся в горло кровь, сделал долгий глоток и на мгновение ослеп и оглох. Настолько сильным было нахлынувшее наслаждение…
………
Альдавар медленно приходил в себя. Голова немного кружилась. Создательница была права – уж насколько демоницы считались страстными любовницами, но ни с одной из побывавших в его постели, он не испытывал таких ощущений! Но как теперь ему вести себя с экселенцей?
- Как и прежде… Это был очередной урок, весьма приятный надо сказать. Мессир вправе пользоваться своим птенцом так, как сочтёт нужным. Кстати те, кого обратят обращённые тобой, тоже будут находиться под твоей властью… И ещё, то, что было у нас, следствие скорее моего статуса, чем особенность отношений в твоём виде. Но я заложила в вас понятие «пары», второй половинки. Ты и твои десять Высших обязательно встретите их, другие – уже как повезёт. И ты это почувствуешь. Только со второй половиной своей души ты сможешь вновь испытать подобное. Кстати, ею будет обязательно демоница!
Девушка легко соскользнула с кровати, и мужчина тут же поспешил помочь ей с одеждой. До рассвета оставалось всё меньше времени. И они ещё немного поговорили о критериях подбора первых вампиров. Один был уже готов – Богиня не сомневалась в решении пленника. Про остальных же… Альдавару следовало понаблюдать за молодыми демонами. Лучше всего, если это будут младшие, но совершеннолетние наследники родов, изгнанники, или просто недовольные своим положением. Они в первую очередь клюнут на возможность круто изменить жизнь, получив огромную силу и власть. Но прежде чем выходить на разговор с кандидатами, следует тщательно изучить их характер, привычки и тайны. Подчинение это хорошо, но надо быть уверенным в благородстве и благодарности будущих птенцов. Иначе амбиции приведут их к гибели – победить своего создателя они всё равно не смогут, а оставлять за спиной затаившегося врага очень глупо. И других, таких же сильных как эти первые десять Высших, Альдавар сделать уже не сможет без помощи самой Создательницы. Так что он должен будет выбирать очень тщательно.
Ещё он узнал об очередной возможности обращать вампиров. Можно не выпивать жертву досуха, но выпустить в неё яд. Тогда превращение будет длительным и весьма болезненным – всё же своего рода смерть, но получатся полноценные вампиры, сочетающие в себе способность совершенствоваться птенцов и полную подчинённость вампов. Рядовые сородичи, из которых можно воспитать личную гвардию, но которым не суждено, подобно птенцам, со временем освободиться от власти хозяина – только после его смерти, и если перед этим он не сделал им установки на смерть одновременно с ним.
- Кстати об обращении… – Богиня потянулась и поднялась с кресла. – Пойдём ка проведаем нашего, так жаждущего жизни, друга… И подумай, куда приказать слуге сносить тела – у тебя уже два трупа здесь, так что надо позаботиться о собственном комфорте, но и так, чтобы никто ничего не нашёл. Кажется, в конце тюремного коридора была специальная яма?
Альдавар кивнул и позвал за собой слугу. По пути к камерам объяснил ему, куда скинуть ненужные тела.
Войдя, вампир внимательно оглядел живого пленника. У того выдалась тяжёлая ночь – он почти висел в кандалах, лицо посерело, но глаза… В них светилась решительность и надежда. Уже зная ответ, Альдавар, тем не менее, спросил:
- Ты сделал выбор, воин?
Тот обречённо кивнул.
- Я хочу жить… Но скажите… Я стану таким же, как Раждар? – В голосе демона прорвались отвращение и страх.
Его пленитель рассмеялся:
- Раждар – просто случайность, по незнанию, так сказать. Ты останешься вполне вменяемым, если это тебя беспокоит.
Коршез облегчённо выдохнул – такой участи он боялся, она не менее страшна, чем смерть. У него было ещё много вопросов, но демон решил благоразумно промолчать. Всё прояснится со временем – главное выжить. Альдавар же повернулся к молчаливой девушке.
- Экселенца?
- Нет, малыш. Это твои птенцы. Теперь всё сам.
Вампир вздохнул – теория это хорошо, и даже вроде не сложно… Но ведь в первый раз же! Подойдя к прикованному пленнику, ещё раз оглядел его, как будто сомневаясь, облизнулся.
Поняв, что сейчас произойдёт, Коршез напрягся. Опять! Неужели и сейчас придётся пережить столь недостойные эмоции? Ну почему это не сделала Первозданная? Он бы даже встал на колени, чтоб ей было удобно и сам подставил шею… Но испытывать подобные ощущения в руках мужчины? Брр… Конечно, его никто не спрашивал. Жёсткие пальцы впились в шею, отклоняя голову, а горячие губы прижались к горлу. Короткий укол… И вновь эти сладостные волны поглощают его сознание.
Альдавар почувствовал, что жертва уже почти перешагнула порог смерти – сердце ещё билось, но скоро это трепыхание сменится покоем. Сосредоточившись, впрыснул в остатки крови яд и отстранился от обвисшего тела.
- Положи его на пол, прокуси запястье и приложи к его губам. Мысленно вели глотать. – Тихо напоминала экселенца.
Вампир выполнил всё и с интересом наблюдал за начавшимся подёргиваться телом.
- Отойди в сторону, а то он сейчас немного побуянит, – засмеялась девушка.
Он послушался и уже со стороны наблюдал за обращением. Альдавар очень смутно помнил, что сам чувствовал при этом, так что с внутренним содроганием не только смотрел, но и чувствовал, как его птенец корчится от боли.
- А почему он не сменил ипостась, и волосы с глазами остались прежними?
- Потому что я лишь тебя сделала таким особенным, чтоб все узнавали хозяина безошибочно. А остальные поменяются незначительно – красота, остановка старения, даже некоторое помолодение – у кого как, ипостась у демонов останется прежней, разве что некоторые изменения возникнут. Скорость, помощь Тени, огромная физическая сила, некоторые смогут летать, а кто-то наоборот не будет иметь другой формы, отличной от первоначального тела. Тебе придётся выяснять всё постепенно, многому учиться, и моя помощь будет минимальной – лишь чтобы новая раса выжила на первых порах. Но, кажется, твой птенец уже очнулся…
Альдавар перевёл взгляд на поднимающегося новообращённого и улыбнулся. Тот посмотрел на него и внезапно прекратил движение, оставшись на коленях и склонив голову в знак покорности. Хорошее начало. Вампир подошёл к птенцу и, подцепив его подбородок, заставил посмотреть себе в глаза:
- Ты должен обращаться ко мне Мессир, а приветствуя – опускаться на одно колено. Ты не сможешь сопротивляться моей воле, так что не советую даже пытаться. За непослушание я наказываю очень жестоко, помни это. Как твоё имя?
- Коршез, Мессир.
- Ну что ж Коршез, близится рассвет, и нам пора на отдых. Идём.

Я с удовлетворением наблюдала за своим Дитя. Начало положено. Из него выйдет отличный правитель для новой расы. Пора дать ему самостоятельность. Пусть учится и действует. Дав Высшему двадцать дней на подбор кандидатов в птенцы, ещё немного понаставляла его и со спокойной душой вернулась к слугам. В оговоренное время я приму у него этот маленький экзамен на выживание. А пока – пусть развлекается.

Опубликовано: 10.08.2015

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 18 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*