ПВ. Книга 1 — 13

Сидя в кресле, я задумчиво рассматривала юную вампиршу, преклонившую одно колено и старающуюся под моим взглядом даже дышать пореже. Неплохая девчушка… Умеет отстаивать то, что ей дорого, но в то же время чётко осознаёт допустимые рамки поведения с теми, кто заведомо сильнее. Ну а по поводу слабости – всё решаемо при желании. Но не забыть бы просветить Детей, что возможность опускаться на одно колено – привилегия только Первых Высших вампиров и их рождённых потомков. Кстати, это мысль. Сделать подобную привилегию отличительным знаком высокого положения… Например, позволить подобное лишь моим воинам и особо приближённым. Надо будет обдумать…
И всё же, как удивительны бывают дороги судьбы. Я и не предполагала, что замысел о парах начнёт воплощаться в жизнь столь стремительно. Да ещё и оба – бывшие демоны. Только взглянув на этих двоих рядом, сразу заметила незримую прочную нить, связывающую их души. Разбивать такую сильную (в скором будущем) и выгодную для новой расы пару было бы глупо. Сами они, конечно, ещё не осознали, что отныне связаны навсегда, но и откуда бы им знать, что притяжение и потребность друг в друге, охватившие их, являются не просто плотским влечением, а прочной связью, действующей лучше любых клятв в верности? В любом случае, просветить девочку стоит. Да и пора уже действовать дальше – время слишком быстро бежит, чтобы тратить его на размышления. Вампирша должна быть готова подчинить своего будущего супруга.
- Вериасса… – Заметив, что девушка вздрогнула, я добавила ласковых ноток и постаралась её успокоить. – Да не трясись ты так! Я же не собираюсь тебя наказывать. Тем более за то, чему ты по определению сопротивляться не в силах…
- О чём вы, Темнейшая Мать? – Недоумение вампирши было столь искренним, что я рассмеялась. Забавная малышка – настолько боится свою Создательницу, что мягкий тон и спокойные слова вызывают растерянность.
- Я о том, девочка, что тебе первой из вампиров посчастливилось найти свою пару вот так быстро и без усилий. Ведь Альдавар наверняка рассказал вам о моём нововведении? – Дождавшись подтверждающего кивка, продолжила. – Но дело в том, что эта связь обоюдная, а Дальсан, по незнанию, воспринял внезапное влечение к тебе за зов изголодавшейся по ласке плоти… Не вини его. Он на самом деле влюбился в тебя, просто не сразу это осознал.
Девушка восхищённо посмотрела на меня и, мучительно покраснев, выговорила:
- Спасибо вам, Темнейшая. Вы… вы совсем не такая, как вас представляют. И подарили мне надежду на счастье – я никогда этого не забуду!
- Не забывай. Но и не заблуждайся на мой счёт. Я именно такая, как обо мне говорят – жестокая, властная и требовательная. Но и справедливость мне не чужда. К тому же, твоё поведение не вызывает моего недовольства или гнева. Вот если бы было наоборот, то даже обретение пары не спасло бы тебя. Помни это, девочка. Сейчас мне придётся причинить тебе боль, но это цена, которую ты должна заплатить за будущее могущество. И по мне – так она весьма мала. Протяни руку.
- Я с радостью заплачу любую цену – вы слишком много для меня сделали.
Легко полоснула когтями по запястью девушки. Глубокие раны тут же начали медленно, но неумолимо затягиваться. Однако я уже чуть прокусила палец и, дождавшись появления маленькой капли крови, тут же затянула ранку под ней. Втирая эту каплю в кровь вампирши, одновременно ускоряла её регенерацию, так что уже через несколько секунд лишь небольшая лужица крови на полу напоминала о произошедшем. Конечно, можно было поступить и менее кроваво – просто дать слизнуть кровь с пальца, но я твёрдо решила, что пробовать её на вкус, было позволено только первому Дитя, да и то несколько раз. В отдалённом будущем, когда первые вампиры сменятся своими потомками, кровь станет орудием их подчинения, ведь не все смогут правильно понять чувства, которые будет вызывать моя близость… Но это всё в будущем. Пока же я обездвижила вампиршу, чтобы за время внедрения моей крови в её тело, та не могла себе повредить – всё же сильная боль может полностью снять с тела контроль разума. Девушка приятно удивила – по глазам было видно, какие мучения она испытывает, но она позволила себе лишь одинокую слезинку… и ни единого звука, хотя молчание на неё и не было наложено.
- Что ж, вот всё и закончилось. Можешь расслабиться. Осталось только проверить, насколько сильнее ты стала. Идём в тренировочный зал.

………

В кабинете, куда зашла вслед за Богиней, Вериасса тут же опустилась на колено и замерла в ожидании её действий. Ей обещали увеличение силы, но она просто не могла представить, каким образом это возможно. Да и находиться наедине с Темнейшей Матерью было страшновато – слишком свежи ещё были в памяти и рассказ отца (при ритуале передачи образа Тьмы) и недавнее наказание Мессира. Занятая размышлениями о жестокости их Богини, девушка не смогла удержать тело под контролем и вздрогнула от первых слов Богини. Каково же было её удивление, когда, вместо проявления раздражения, та постаралась успокоить! Ласковый тон просто вогнал Вериассу в ступор, а последовавшие слова никак не вязались с уже сложившимся образом Темнейшей. Но осознав смысл, девушка преисполнилась такой радости, что легко высказала свои предположения. И пусть Создательница уверяет в их ошибочности, она-то теперь точно знает, что Богиня вполне может быть и доброй и справедливой.
А то, что сейчас предстоит испытать боль… Что ж, за всё надо платить, и за то будущее, которое уже виделось вампирше в мечтах, она была готова заплатить и больше. И как она сразу не догадалась, что усилить её способна лишь кровь Богини? Но, конечно, такой милости, как попробовать на вкус, она не удостоилась. Это и неважно, ведь самое главное, что она станет первой после Мессира, а это само по себе огромная привилегия. А боль действительно сильная, но главное сдержаться, не издать ни единого звука или судорожного движения. Хотя, двигаться она, кажется, и не может. Сомнительно, что с образом сильного вампира у Богини ассоциируются слёзы и стоны, не говоря уж о криках боли. И Вериасса терпела – когда от маленькой капельки крови, втёртой в её запястье, вверх по руке, а потом и по всему телу распространилась волна нестерпимо жгущего изнутри жара, и когда миллионы игл жалили каждую клеточку, а разрывающая голову пронзительная боль грозила погрузить сознание во тьму… Лишь на самом пике этого, слава Богам – кратковременного, кошмара она не удержала единственную слезинку.
Всё закончилось абсолютно внезапно. Вериасса даже не сразу осознала, что чувствует во всём теле лишь звенящую лёгкость. И сразу же – бесподобное ощущение бурлящей в крови мощи, знание, до сего дня сокрытое от неё, просто потому, что было раньше не по силам. Девушка волевым усилием заставила себя успокоиться – как бы ни опьяняющи были ощущения, нельзя забывать, что Мессир, а уж тем более Богиня неизмеримо сильнее и могущественнее. Но испытать свои новые возможности было необходимо.
Зайдя вслед за Темнейшей в тренировочный зал, Вериасса без удивления наблюдала, как, почти сразу за ними, входят Мессир с Коршезом. Сначала ей было велено сразиться со вторым птенцом. Потрясающие ощущения! То, что ещё совсем недавно выполнялось на пределе напряжения сил, сейчас происходило легко и непринуждённо. Девушка с удивлением поняла, что сражается с Коршезом вполсилы, и увеличила темп. И всё же для неё стало полной неожиданностью, что уже через несколько минут соперник был повержен на пол, а в его горло упирался кончик клинка… Никогда раньше ей не удавалось не то что обезоружить вампира, а и нанести ему хоть маленькую ранку, даже если он сражался не в полную силу (а это было почти всегда). Волна радости поднялась из самого сердца и выплеснулась счастливой улыбкой – наконец-то она стала по-настоящему сильной!
- Не расслабляйся, девочка. Теперь тебе предстоит сразиться со своим Мессиром. Альдавар, как долго тебе может противостоять Коршез?
- В настоящем бою он, пожалуй, смог бы продержаться секунд пятнадцать. Но, поскольку в учебном поединке уничтожение противника не является целью, то он выдерживает минуту с небольшим…
- Что ж, проверим, на что теперь способен твой второй птенец.
Вериасса побаивалась предстоящего боя, ведь она никогда ещё не сражалась с Мессиром. Но собственное любопытство, в конце концов, перебороло страх. Остался лишь исследовательский интерес к своим возможностям. И сразу вампирша с удивлением поняла, что Альдавар лишь слегка сдерживает свои силы, а она, между тем, вполне в состоянии отразить его атаки… какое-то время. Они чуть ли по стенам не бегали, выполняли невероятные кульбиты, стремительные неожиданные атаки на немыслимой ранее скорости… Ей очень понравился бой. Несмотря даже на то, что она всё равно оказалась разоружена и прижата к стене – это было абсолютно закономерно. Когда же Создательница озвучила время – целых две минуты! – девушка была совершенно счастлива. Поймав восхищённый и чуть завистливый взгляд второго птенца – теперь уже точно второго – Вериасса порадовалась отсутствию в нём злости и горечи поражения. Не хотелось бы, чтобы Коршез стал воспринимать её как врага.
- Альдавар, Коршез, приведите сюда новообращённого птенца. Его необходимо обуздать в ближайшее время. Пока я здесь, это произойдёт наименее тяжело для него.
Вампиры молча вышли, а Богиня продолжила, обращаясь к Вериассе.
- Ты должна заставить его не только любить, но и уважать тебя, признавать твою силу, как бы тяжело это ему не далось. И лучше сделать это сразу. Иначе он будет по-прежнему воспринимать тебя как восхитительное, но заведомо слабое создание. Так что, как бы ни любила, сейчас тебе придётся быть жестокой со своим возлюбленным. Он должен публично покориться тебе – как физически, так и морально. На ваших отношениях это скажется положительно, а заодно он поймёт, что тебя можно и нужно уважать и порой – бояться.
Всё это очень не нравилось вампирше, но она понимала, что Богиня права. Дальсан должен понять, что она сильнее его, что заслуживает не только восхищения, но и почтения, тем более, что она сама уже в полной мере осознала свою мощь. И лучше действительно причинить ему боль сейчас (а в том, что ей придётся поступить именно так, девушка не сомневалась, ведь демоны уважают лишь того, кто сильнее), пока между ними ещё нет по-настоящему близких отношений, чем пытаться потом исправить последствия своей мягкости. А уж как сделать больно, даже не применяя физического воздействия, она теперь знала и умела. Прежняя Вериасса наверняка бы ужаснулась от мысли, что придётся самой жестоко мучить возлюбленного, и вряд ли смогла бы переступить через любовь и жалость, но нынешняя – прекрасно осознавала необходимость подобных действий и была готова, пусть и без особого желания и радости от предстоящего, использовать свои возможности.
Меж тем, вошли вампиры и, подведя новенького к девушкам, ловко поставили его на колени и отступили назад к дверям.

………

Дальсан очнулся с раскалывающейся головой и стойким желанием кого-нибудь разорвать… И почему он не удивлён, что его не предупредили о некоторых особенностях этого обращения? С другой стороны, кто он такой, чтобы предупреждали? Просто бесправный пленник… ну да ничего, он себя ещё покажет. Легко поднявшись, новоявленный вампир с удовольствием потянулся. И тут же выругался, поняв, что так и остался в камере, а на запястьях по-прежнему красуются антимагические браслеты. Вот гады! С другой стороны, ему всё ещё не доверяют, так что неудивительно…
Мысли вернулись к недавним событиям. Вериасса… Каким-то образом она узнала всё о его планах, и ему было по настоящему плохо, когда увидел в прекрасных глазах страдание и разочарование. Даже её последующая жестокость и боль переломанного тела не вызвали таких ощущений. Кстати, о переломах. Потрясающая регенерация! Будучи демоном, он восстанавливался бы несколько часов, а то и дней (в зависимости от тяжести и множественности повреждений), а сейчас, судя по ощущениям, прошло не больше получаса. Но, вспомнив последние слова вампирши, Дальсан погрустнел. Она обещала сделать его рабом… Неужели так и произошло? В любом случае, ему оставалось лишь ждать.
Поймав себя на мысли, что из-за пересохшего горла немилосердно хочется пить, он тут же вспомнил, как вампиры припадали к его шее, и… жажда усилилась в разы. С удивлением ощупал языком увеличившиеся клыки. Он теперь тоже вампир, и также будет пить чужую кровь. Почему-то эта мысль не вызвала ни отвращения, ни былого негодования – как сказал однажды желтоглазый, право на жизнь и свободу имеет лишь тот, кто окажется достаточно сильным, а все остальные – лишь бесправная еда…
Внезапно Дальсан насторожился. Он впервые услышал, что кто-то приближается к дверям камеры! Но, прислушавшись к себе, понял – это не слух, это ощущение. Он чувствовал, что за решёткой стоят двое вампиров! И Вериассы среди них нет… Подавив в себе привычное желание вжаться в стену, он остался в центре камеры. Вошедшие вампиры остановились напротив, и желтоглазый с усмешкой уставился на него. Дальсан тоже смотрел, не понимая, что ему делать и что от  него хотят. Сопротивляться сейчас, пока его ограничивали оковы, было бессмысленно и глупо.
- Итак, я очень кратко объясню правила поведения, нарушать которые ты не имеешь права. Остальное и более подробно тебе расскажет хозяйка. – Усмешка на лице желтоглазого превратилась в радостный оскал. – Для начала – при моём появлении ты обязан опускаться на одно колено.
Дальсан с сомнением глянул на того, кого ненавидел и боялся с самого своего пленения. Пусть попробует заставить! До сих пор он преклонял колени лишь перед главой правящего рода, да перед членами императорской семьи. А тут какой-то вампир… Полыхнувшее в глазах того злое веселье, очень ему не понравилось, и не зря.
- Как же я люблю учить непокорных… Отныне я для тебя и глава рода и император в одном лице!
На плечи навалилась неимоверная тяжесть, а одна нога вдруг перестала быть опорой и подломилась. Дальсан упал на колено, но всё же попытался подняться. Куда там… Казалось на плечи давит скала, грозя раздавить непослушную букашку. Ещё немного и его просто распластает по полу! Что ж, как ни неприятно, но придётся подчиниться превосходящей его силе. Как только Дальсан это понял и прекратил сопротивление, тяжесть тут же исчезла. Подавив глупый порыв немедля подняться, он лишь распрямился и посмотрел в глаза вампира, которого невольно начинал уважать.
- Хорошо. Первый урок ты усвоил. Меня зовут Альдавар и я Повелитель всех вампиров. Никто из вас ни сейчас, ни в будущем не сможет мне сопротивляться. Осознай это и запомни. Коршез и Вериасса мои птенцы, а ты – птенец Вериассы. Ты обязан во всём подчиняться своему Мессиру и принадлежишь ей целиком и полностью. Однако мои приказы имеют высший приоритет для всех. За непослушанием всегда следует жестокое наказание, опять же – либо от меня, либо от твоего Мессира. Так же ты обязан выказывать почтение и уважение другим моим птенцам, но приказы тебе отдаёт лишь Вериасса. А теперь вытяни руки вперёд.
Дальсан размышлял над услышанным. Он, конечно, любит Вериассу, но подчиняться женщине? Да к тому же более слабой? Он всегда чувствовал в ней какую-то хрупкость, несмотря на то, что легко справлялась с ним. Но, во-первых, он постоянно был ослаблен, а оковы блокировали магию, во-вторых, он был обычным демоном не правящего рода (а те значительно сильнее), и, в-третьих, если бы его так к стене отшвырнул хотя бы Коршез, то, наверняка, переломом руки и пары ребёр дело не ограничилось. Вот если бы она сделала его рабом, тогда да, выбора бы у него не было. Дальсан не знал, как делают рабов вампиры, но чувствовал, что прав. А так – она упустила шанс подчинить его. Ничего, всё это можно прояснить и позже.
Машинально выполнив приказ Альдавара, вытянул руки и почувствовал, как разомкнулись браслеты, а тело наполнила такая родная и близкая магия. Наконец-то! На мгновение мелькнула мысль о попытке побега, но тут же исчезла. Повелитель вампиров не просто так безбоязненно освободил его, а значит, он прекрасно осведомлён о его уровне силы и уверен, что легко справится в случае сопротивления. Да… Как раз с Альдаваром ему придётся серьёзно считаться и покориться. Но он этого вполне достоин – не зазорно подчиниться столь сильному существу.
- Теперь иди за мной, – Голос желтоглазого вампира ворвался в его размышления, – Сейчас ты предстанешь перед Темнейшей Матерью – нашей создательницей и Богиней. И упаси тебя все Тёмные Боги допустить в общении с ней хоть малейший намёк на непокорность! Я сам с трудом выдерживаю её гнев, если допускаю ошибки, а тебя просто разнесёт на кусочки, и это совсем не значит, что мучения твои прекратятся. Да, и перед ней ты должен стоять на коленях полностью. Идём.
Так, сопровождаемый двумя вампирами, Дальсан и вошёл в большой зал – явно для тренировок. И сразу залюбовался двумя совершенно разными, но невероятно прекрасными девушками. Теперь, при нормальном освещении, он лучше смог рассмотреть ту, которую Альдавар называл Богиней. Как-то не верилось, что это хрупкое красивое создание может быть опасным. За размышлениями он совершенно забыл, о чём его предупреждал желтоглазый вампир, но тот, видимо тщательно контролировал ситуацию, поскольку, только они остановились перед девушками, Дальсану под колени резко ударил точечный магический заряд. Ему пришлось приложить значительные усилия, чтобы не свалиться мешком им под ноги.
На лице той, которую величали Богиней, промелькнула усмешка, а Вериасса, стоящая до этого чуть позади, поравнялась с ней и вопросительно посмотрела. Та в ответ легко кивнула и вновь улыбнулась – теперь уже более тепло. Девушка тоже кивнула и обратила синий взгляд на Дальсана. А он никак не мог понять, что же смущает и напрягает в её поведении?
- Дальсан, я решила дать тебе последний шанс доказать искренность своих чувств и сделала моим птенцом. Но ты должен понять, что не сможешь быть ведущим в наших отношениях. Я твой Мессир, и ты обязан уважать меня и беспрекословно выполнять приказы. Ты сейчас при всех должен поклясться мне в верности и покорности, а также в том, что не будешь пытаться сбежать. Чему улыбаешься, интересно знать?
Новорожденный вампир действительно улыбался. Эта девочка чересчур многого от него хочет.
- Вериасса, я люблю тебя всем сердцем! Я не оставлю тебя и готов выполнять твои капризы и защищать. Но покорность? Место женщины за спиной её мужчины. Каким образом ты сможешь заставить меня выполнять приказы?
- Каким? Что ж, ты не оставил мне выбора…
Взгляд девушки впился в его глаза и уже не отпускал, зрачки засветились алым пламенем. И в это короткое мгновение Дальсан внезапно осознал, что его смутило в вампирше – она стала спокойнее и величественней, в жестах сквозила твёрдая уверенность в своих силах, чего никогда не было раньше. А потом его поглотила боль… Неумолимая, вгрызающаяся в тело и рвущая его на части, не позволяющая сосредоточиться и возвести барьер. Но он терпел. Никогда бы не подумал, что его любимая способна на такое. Но в алеющих глазах не было торжества и наслаждения – лишь осознание необходимости и грусть. Ей не нравилось происходящее, но целью было полное подчинение строптивого птенца. А Дальсан не хотел сдаваться… До тех пор, пока девушка не вздохнула с сожалением, а на него немедленно обрушился необъяснимый липкий ужас и вдвое усилившаяся, хоть это и казалось невозможным, боль.
Он перестал что-либо соображать, упал на пол, тем не менее, не разрывая зрительного контакта, и закричал. Спустя целую вечность боль вновь уменьшилась, но парализующий и сводящий с ума ужас никуда не делся. Почти не понимая, что говорит, он взмолился:
- Пожалуйста… Не надо больше… Я всё сделаю, госпожа… Не надо, пожалуйста, умоляю!
Всё прекратилось так же внезапно, как и началось, но память о пережитом намертво впечаталась в душу. Как же сильно он недооценил эту хрупкую на вид синеокую девочку. Никогда и ни у кого он не просил ещё пощады, а она добилась этого так легко. Словно издалека до него донеслись тихие слова:
- Я жду твоего ответа, Дальсан. Готов ли ты подчиняться мне?
Вампир с трудом вернулся на колени и, низко склонив голову, ответил.
- Я подчиняюсь власти моего Мессира. Клянусь быть верным и покорным её воле, быть рядом столько, сколько она того захочет.
Он старался говорить тихо и ровно, вот только предательскую дрожь в голосе до конца так и не смог подавить…

………

Я наблюдала за молодой вампиршей, не вмешиваясь в «воспитательный процесс». Да, девочка резко повзрослела… Мощно она взялась за птенца – таким воздействием и Высшего вампира можно будет подчинить. А ведь лишь одну каплю крови ей дала! Хотя, по силе всё равно с Альдаваром даже не сравнится. Что ж, последствия своей резкости она потом сгладит – наедине. Мне же было от чего испытывать удовольствие – всё складывалось весьма удачно. Но коль уж сегодня как добрая фея исполняю желания, надо осчастливить ещё кое-кого.
- Молодец Вериасса! Быстрая и очень эффективная работа. Но советую закрепить результат – погоняй-ка своего птенца по залу с мечом. – На лице девушки расцвела предвкушающая улыбка, а Дальсан чуть заметно вздрогнул, ведь теперь он не представлял, что ещё можно ожидать от Мессира. – Кстати, Коршез, насколько я знаю, ты тоже определился с кандидатурой птенца? Вот пока я переговорю с Альдаваром, иди и обрати его. Если правильно помню – Кредаш су'Ташшат, из Повелителей Земли? Потом приведёшь его в зал, заодно захватишь кого-нибудь из пленников – одного для обоих молодых птенцов.
Коршез поклонился, даже не пытаясь скрыть своей радости.
- Спасибо, Темнейшая Мать!
Затем быстро развернулся и буквально вылетел из комнаты. Мы с Альдаваром тоже вышли и устроились в кабинете. Спустя минуту из тренировочного зала послышался звон мечей.
- Экселенца. – Альдавар остановился и склонил голову.
- Нет, больше ты меня так звать не будешь. Ты начинаешь создавать свой народ и теперь это твой титул. Ко мне обращайся, как сам придумал, или просто – Богиня, ведь имя мне не нужно. А твоих первых птенцов будут называть Мессирами не только их собственные птенцы, но и все последующие вампиры. И найдите достаточно источников пищи: чтоб по одной жертве на двоих новообращённых сразу – всё равно они в первый раз выпьют досуха – и потом по одному сосуду на каждого на то время, что будешь их учить. Итак, у тебя шесть дней на обращение птенцов, потом ещё десять, чтобы обучить их всему необходимому. И учти, что после обучения проверкой для всех станет полное уничтожение клана твоих врагов – и выжить обязаны все птенцы. Затем они должны создать себе тоже по птенцу… и я отправлю вас по разным мирам. Новая раса должна появиться в как можно большем их количестве. Так что, готовь Детей как следует – потом возможности чему-то научить уже не будет, и им придётся познавать всё самим.
- Я всё выполню, моя Богиня.
- Хорошо. Позовёшь меня ещё раз перед нападением на клан шшас'Риссад – скажу напутственную речь. Сейчас же мне пора.

Звук последних слов растаял одновременно с ней самой и появлением в кабинете Коршеза с птенцом и жертвой через плечо.

Вериасса, оставшись наедине с Дальсаном, задумчиво посмотрела на продолжавшего стоять на коленях мужчину. Не перегнула ли она с воздействием? По ментальной связи доносились отголоски бурлящих в нём эмоций – недоумение, страх перед ней и своим будущим, сожаление об ушедшем и покорность судьбе… Да… Если он совсем сломается, будет очень нехорошо. Как же исправить?
- Дальсан, поднимись. – Вампир немедля выполнил, но голову по-прежнему не поднимал. – Посмотри мне в глаза.
Она почувствовала его страх – вот глупый, думает, что опять она его будет наказывать!
- Я не буду делать тебе больно, милый. Своим поведением ты сам вынудил меня, тем более при свидетелях. И, кстати, чтобы наказать, мне совсем не нужен полный зрительный контакт. Так что перестань трусить и веди себя достойно воина! Я не собираюсь больше поступать с тобой так без достаточно веской на то причины, это была лишь демонстрация возможностей.
Дальсан подчинился и нерешительно заглянул ей в глаза. А Вериасса почувствовала волну надежды и… восхищения? Вот всё же странные создания эти мужчины – ты скручиваешь их в бараний рог, унижаешь, а они потом восхищаются твоей силой… Что ж, сейчас она даст ему ещё один повод для уважения. Велев птенцу выбирать оружие, обнажила свой меч и встала в стойку.
Они сражались минут десять. Не потому, что Вериасса не могла справиться с соперником – просто она подстроилась под его темп и с удовольствием погоняла по залу, выясняя степень мастерства своего птенца. Но как только в чувствах того начало просвечивать самодовольство и снисходительность к ней, быстро закончила бой, разоружив воина и обозначив смертельный удар.
А потом пришёл Коршез со своим птенцом и пленником, которого оба новообращенных выпили буквально за несколько мгновений. Жизнь налаживалась.

На очередном постоялом дворе в очередном мире мне вспоминалось прощание с первыми Детьми Ночи. И повод гордиться своей работой, несомненно, был. В расправе над целым кланом не погиб никто. Правда, перед нападением я пообещала, что если они позволят себе подставиться под удар и умереть, то выдерну их души из небытия и обреку на такие страдания, какие только смогу придумать. А отсутствием фантазии я никогда не страдала.
Также дала в руки Повелителя вампиров средство, с помощью которого в будущем он или его потомки могли бы обратиться ко мне за помощью в случае сильной необходимости. Отныне главными реликвиями вампиров стали текст заклинания, кубок чёрного хрусталя для жертвенной крови и лист бумаги с вычерченной на нём хитрой пентаграммой призыва и руководством к начертанию.

Мелом, что чернее ночи, расчерти рисунок тайный,

Свечи, что алее крови, по лучам звезды расставь.

В центре избранная жертва кровь свою отдаст сосуду.

Тьма откликнется немедля, обращая мечты в явь.

С первым же пришлось помучиться, чтобы сделать максимально направленным на себя, для предотвращения прорыва через открывающийся портал демонов астральных уровней или других миров. Попутно создала для вампиров свой язык (на основе демонического, так что там образовался некоторый избыток шипящих, но и ладно – загадочнее и страшнее, да и дополнительный ориентир, что зовут именно меня). В итоге смысл вызова сводился к иносказательному обращению к создателю вампиров с просьбой о помощи и обещанием платы, которой становилась кровь правящего рода. Причём по самому тексту вызова непосвящённый ни за что не смог бы догадаться, кого именно он вызывает – на случай, если реликвии вдруг попадут в чужие руки. Но подобное само по себе можно счесть за неуважение и невнимание, так что рекомендовала беречь их как зеницу ока. А также не вызывать по всяким мелочам. А если я всё же сочту вызов необоснованным, то плата вполне может оказаться вызвавшему не по силам.
Запугав молодых вампиров как следует, – лишним не будет, – также вручила каждому главе будущего клана мой магический портрет, который надлежало хранить в тайне, и показывать лишь наследникам.
Перед окончательным прощанием велела вампирам за три года охватить возможно большее число миров, нигде не задерживаясь подолгу, и, создав лишь костяк будущего народа, двигаться дальше. Потом каждый сможет выбрать для жизни понравившийся. Но они обязаны будут отправить в мир, выбранный их Повелителем самого сильного своего птенца для основания там клана и служения. Хотя могут к нему присоединиться и сами. Но это вряд ли – при возможности стать единоличным правителем и лишь поддерживать связь со своим Создателем, кто захочет вновь быть подчинённым, пусть и с большой властью?
Возможность путешествовать через пространство вампиры получали, пройдя через мой портал, настроенный таким образом, чтобы каждая следующая вошедшая в него пара оказывалась в другом мире. Последним уходил Альдавар со своим новым птенцом, обращённым, вернее обращённой, уже накануне перехода. Вполне предсказуемо – здоровому сильному мужчине давно надоело вынужденное воздержание, и он просто сделал себе подходящую партнёршу. На прощание я шепнула своему дитя, чтоб позвал мысленно, когда обустроится в выбранном мире и соберёт представителей всех кланов, пообещав устроить ему сюрприз.
Что ж, случайный призыв обратился весьма удачным начинанием. А за развитием моих Детей буду периодически наблюдать, но не вмешиваться. Свободное плавание тем и хорошо, что в итоге остаются лишь сильнейшие.

Опубликовано: 14.09.2015

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 14 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Хочется главу, где Повелитетельница вершит правосудие в своей мужской ипостаси, интересно, как бы это выглядело:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо за проду) Вериасса просто прелесть. Здорово она с Дальсаном управилась.
    Жду дальше:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0