ПВ. Книга 1 — 12

Завтра истекал срок, выделенный Темнейшей Матерью, но он справился с задачей. Альдавар не только отобрал нужных кандидатов, но и заручился их согласием на обращение. Правда, безопасности ради, наложил на всех временно блокирующие память чары, но при следующей их встрече будущие птенцы всё вспомнят. Он решил вернуться в гнездо пораньше, чтобы проверить, чему научились птенцы за время самостоятельной жизни.
Увиденное не очень понравилось. Во-первых, в учебном поединке Коршез явно сдерживал свою силу, и всё равно Вериасса с трудом ему противостояла. Нет, без сомнения, девочка была очень сильна и без труда справилась бы с демоном. Но проблема в том, что и для Раждара подобное было по силам, разве что справиться он смог бы только с довольно слабым противником. И это означало, что Вериасса слишком слаба для Высшей вампирши, и может не удержать контроль над будущим кланом. А это плохо. Запасной кандидатуры у Альдавара не было, и очень не хотелось бы её заменять. Впервые он задумался, почему экселенца сказала ему лишь найти кандидатов, а не обращать их. Возможно, для этого были серьёзные основания, и девушка являлась их олицетворением. Холодная змея страха сжала сердце вампира – как отреагирует Тёмная Богиня на нарушение приказа? Раньше он думал, что в этом нет ничего страшного, теперь же начал подозревать, что сильно сглупил.
Второй факт, вызвавший неудовольствие Альдавара, опять же был связан с молодой вампиршей – эта мечтательная дымка в глазах женщины всегда свидетельствовала лишь об одном. В Коршеза девушка точно не могла влюбиться (кто-то назовёт это хвастовством, но птенец явно не мог быть конкурентом своему Мессиру), а значит, вывод был только один – она нашла Дальсана. В принципе, это было неизбежно, ведь Альдавар не собирался пока убивать беловолосого демона, но он не думал, что её чувства столь глубоки… Жаль, он и сам был не прочь заполучить девочку в свою кровать, но уже обещал ей неприкосновенность и свободу в личной жизни.
Исходя из увиденного, Альдавар уже понимал, о чём пойдёт речь, когда Вериасса, краснея, попросила о личном разговоре. Только вот те качества, из-за которых Дальсану была сохранена жизнь, сейчас становились серьёзной проблемой – он был очень сильным демоном, и вампир из него получится соответствующий. Для Вериассы – чересчур. Альдавар мысленно настроился на девушку, и на него обрушился шквал эмоций, обрывков мыслей, планов, надежд. Как всё запущено… Девочку надо вернуть на грешную землю. Поэтому, как только она подняла полный надежды взгляд, жёстко припечатал:
- Нет, Вериасса. Я не могу выполнить твою просьбу!
На её лице отразилось недоумение, смятение, разочарование… Как много эмоций. Следует при обучении птенцов особо уделить время науке держать себя в руках.
- Почему, Мессир? И как вы узнали? Это Коршез рассказал, да? – Под конец этой сумбурной речи в синих глазах плескались слёзы.
- Прекрати реветь! Коршез здесь ни при чём – в кои-то веки он вёл себя благородно, кстати. Ты помнишь, девочка, что я говорил о полной власти над птенцами? Это касается и ваших мыслей – при желании я легко могу прочитать их и ваши чувства, намерения… А у тебя красавица всё вообще на лице написано, так что учись хладнокровию. И… Пойми, Вериасса, он слишком силён для тебя, ты не сможешь удержать контроль в своих хрупких ручках. Да, сейчас ты сильнее, но для вампира, тем более Высшего, ты слаба, а Дальсан после обращения будет сильнее. Я даже не уверен, что Коршез сможет с ним справиться, по крайней мере, легко и быстро точно не получится.
- Но я люблю его, а он меня! Он не причинит мне вреда, даже если и станет сильнее!
- Ты в этом так уверена девочка? Как же ты ещё наивна… Поверь моему опыту, любой мужчина в безвыходной для себя ситуации пойдет на всё, если увидит хоть малейший шанс на спасение. А уж если этот шанс представляет собой красивую влюблённую дурочку… Так сказать, совмещение приятного с полезным. Ты ведь наверняка сама ежедневно ходила к нему, вместо Коршеза, да? А когда пила кровь, хоть раз смотрела его память? Можешь не отвечать, знаю, что нет. Думаешь, поступала благородно? На мой взгляд – весьма глупо.
Девушка побледнела и сжала кулачки.
- Я вам не верю. Вы специально это говорите!
- Конечно специально – чтобы ты хоть немного начала думать своей хорошенькой головкой. – В следующий момент из его голоса исчезли ласковые ноты, остался только приказ. – В общем так, ни сегодня, ни завтра ты не имеешь права ходить к нему в камеру. Это приказ, Вериасса! Завтра нас посетит Темнейшая Мать, ведь Коршез рассказывал тебе о нашей Богине и Создательнице? Вот она и решит участь Дальсана. А теперь иди тренироваться, ты слишком слаба.
Девушка убежала, едва сдерживая слёзы, а Альдавар на минуту задумался и направился к камерам. Необходимо было кое-что выяснить.
Неслышно подойдя к решётке, он внимательно рассматривал сидящего у стены пленника. Тот явно чувствовал себя гораздо лучше, чем в их последнюю встречу, поза расслаблена, голова откинута, глаза прикрыты – чувствует себя в безопасности. Влюблённая дурочка не слишком сильно его обескровливала. Ну да ничего, сейчас он всё исправит, думал Альдавар, входя в камеру и наблюдая, как лёгкая улыбка открывшего глаза демона сменяется напряжённой настороженностью. Мгновенно сократив расстояние до пленника, вампир вздёрнул того на ноги и прижал к стене. А глупый демон решил, что сможет оказать сопротивление, и стремительно (ну так, наверное, ему казалось) атаковал. Вампир же лениво следил за плавным движением рук – разнонаправленная атака, и с обычным демоном могла бы сработать – легко перехватил обе на середине движения и, развернув противника спиной к себе, заломил их, удерживая одной рукой, снова оказался спереди, прижимая Дальсана к стене и неимоверно выкручивая суставы, второй рукой сжал его горло – не сильно, но болезненно. Поняв, что попытка провалилась, демон перестал сопротивляться и замер, глядя на желтоглазого противника со смесью страха и ненависти.
- Ммм… Мне кажется, или мой обед пробовал взбунтоваться? Смешно и глупо…
Вампир ещё немного поиздевался над своей жертвой, потом впился в его шею. Он забрал даже больше половины и ушёл, оставив бессознательного демона валяться на полу. Всё оказалось не совсем так, как он думал… Ладно, пусть с влюблёнными и в самом деле разберётся экселенца. Уж она-то точно найдёт самое правильное решение.
………
Я с нетерпением ждала оговоренного срока. Было очень интересно, чему научился и кого нашёл птенец для развития расы? И специально не следила за его действиями, желая объективно потом судить о развитии, а иначе велико было бы желание вмешиваться. Да и без этого время прошло довольно плодотворно – я покинула предыдущий мир, и посетила ещё один. А всего за двадцать дней нашла ещё семерых мальчишек!
И вот настала двадцатая ночь, и Изначальная Тьма предстала перед двумя коленопреклонёнными вампирами… и вампиршей?! Вот и пожалуйста, не вмешивалась. Как этот придурок посмел меня ослушаться?! И что теперь делать с этой откровенно слабой девчонкой, не годящейся для роли Высшей? О, я сейчас ооочень зла! Придётся показать мальчишке, насколько опрометчивый поступок он совершил. Главное – не перестараться… хотя… Что ему будет? Вампир всё же, зато проникнется. Да и девочка в принципе не безнадёжна, вполне реально всё исправить…
………
У него было сильное желание спрятать Вериассу и показать её немного позже. Но, в то же время, Альдавар понимал всю глупость этого порыва. Экселенца всё равно узнает и наверняка рассердится – теперь он был уже уверен, что поспешил с обращением демоницы. А уж если он попытается скрыть свой промах, пусть и ненадолго, то силу гнева Богини даже страшно представить. Поэтому, едва стемнело, трое вампиров собрались в гостиной и ждали свою создательницу, преклонив колено. Альдавар надеялся, что такое проявление почтения хоть немного смягчит её гнев. О том, что надежды напрасны он понял очень быстро…
Вампир ощутил колебания реальности и с восхищением увидел появившуюся прямо в его кресле прекрасную девушку с нежной улыбкой… Но уже через мгновение улыбка исчезла, глаза сузились и потемнели от гнева. Вот попал! Между тем голос Богини оставался нежнейшим, но эта нежность была опаснее и страшнее любой угрозы.
- Альдавар, Дитя моё, у тебя проблемы с памятью, или недопонял моё распоряжение?
- Нет, экселенца, я всё понял и ничего не забыл. Но…
- Тогда какого демона ты нарушил приказ?! – Вот теперь её голос звенел от ярости.
Все три вампира уже давно стояли полностью на коленях, а птенцы ещё и испуганно вжимали головы в плечи. Альдавар же не смел поднять взгляд на разозлившуюся Создательницу и понимал, что оправдания сейчас бессмысленны. Оставалось лишь ожидать наказания, в неотвратимости которого он уже не сомневался. Раздался отрывистый приказ.
- Оставьте нас наедине!
Коршез и Вериасса поспешили покинуть покои Мессира, по прежнему не поднимая головы и ничуть не сомневаясь в том, кому был адресован этот приказ. Едва они вышли в коридор, как вход затянуло чернильной тьмой и отгородило мощнейшим пологом тишины. Вериасса посмотрела на спутника испуганно и недоумённо.
- Я не понимаю… Почему она так разозлилась? Мне ещё никогда не было так страшно!
- Вряд ли существует что-то более страшное, чем гнев Богини, особенно Тёмной… Ох и достанется же Мессиру. А насчёт «почему»… Всё просто – обратив тебя раньше намеченного срока, он нарушил прямой приказ пока только подбирать кандидатов в птенцы. Наверное, Темнейшая Мать не зря ставила это условие, хотя я и не могу понять, что тут страшного.
- О, так всё из-за меня?! – Девушка побледнела, поскольку такое недовольство Богини не сулило лично ей ничего хорошего, и теперь даже нечего надеяться, что та снизойдёт до удовлетворения просьбы нежеланного птенца. И ведь она даже не может напоследок увидеть Дальсана – прямой приказ Мессира не позволял и близко к камере подойти. Вериасса еле сдерживала слёзы…
Между тем, в гостиной, Богиня стремительно подошла к вампиру, продолжавшему стоять на коленях, и оградила покои защитой от подглядывания и прослушивания.
- Посмотри на меня.
Не смея ослушаться, Альдавар поднял лицо вверх и тут же отлетел к стене от мощного удара. И как только голову не оторвало? – промелькнула нечаянная мысль. С тихой паникой он осознал, что собственное тело напрочь отказывается подчиняться, и чужая воля вновь ставит на колени, с той разницей, что руки теперь раскинуты в форме креста. Смазанное движение и вот уже из-за спины слышится вновь ставший нежным голос.
- Кажется, ты слишком рано начал заигрываться, мой мальчик. Стоит показать тебе, что нарушение моих приказов обычно имеет весьма болезненные последствия.
В этот раз не было ни радостного ожидания, ни влечения. Предчувствуя укус Тёмной Богини, Альдавар испытывал лишь безотчётный ужас и беспомощность. Сначала был резкий рывок за волосы, заставляющий сильно запрокинуть голову. Потом показалось, что длиннющие клыки прошили его шею до самого позвоночника… Это было очень, очень Больно! Пытаясь не раствориться в океане ощущений, вампир даже не заметил, как эти кинжалы покинули его тело, и, не задумываясь, проглотил первую порцию терпкой жидкости. Продолжая стоять, удерживаемый чужой волей, он лишь поднял взгляд на девушку, прижимающую окровавленное запястье к его губам. Лучше бы не смотрел… На губах экселенцы играла злая усмешка, а в голове раздался холодный голос: Моя кровь может дарить не только наслаждение… Силу ты всё же получишь, но вот каким образом, это другой вопрос. А от живота по всему телу уже расходились волны нестерпимого жара, сменяющиеся бесконечной болью.
Сколько длилась эта пытка, Альдавар не знал, но когда закончилась, у него было ощущение, что в организме не осталось ни одной целой кости, ни одного неповреждённого органа. Когда же ему вернули возможность управлять телом, оставалось лишь одно желание – сползти на пол, свернуться зародышем и не шевелиться несколько часов. Но нельзя. Его вина неоспорима, а наказание вполне обоснованно. Он не имеет права показать экселенце свою слабость.
Пока вампир приходил в себя, Богиня уже расположилась на краю кровати. Осмелившись посмотреть на неё, Альдавар с облегчением отметил спокойное и задумчивое выражение прекрасного лица. Кажется, пронесло… В тот же миг, улыбнувшись и выгнув бровь, девушка посмотрела на него.
- Ты так думаешь? В общем-то, так и есть. За прошедшее время это была единственная твоя ошибка. Только не разочаровывай меня, говоря, что не понял, в чём она состояла!
- Конечно, понял. Вериасса получилась слишком слабой. Единственно, я не понимаю причину.
- На самом деле, причина очень проста. Чтобы Первые Высшие вампиры получились самыми сильными и смогли удержать власть над кланами, при обращении они должны получить часть моей крови. Не чистой, конечно, а адаптированной – через тебя. Но моя кровь сохраняет свои свойства в вашем организме только шесть дней – после этого она перерождается в собственную. Ты обратил Вериассу спустя двенадцать дней, после получения моей крови. Теперь всё понятно? – Альдавар молча кивнул. Действительно, теперь всё абсолютно объяснимо. – Насчёт вампирши же… Придётся исправлять твои огрехи. Правда после такого исправления девочка станет сильнейшей – после тебя.
Вампир облегчённо перевёл дух – он боялся, что девчонку прикажут просто уничтожить… В ответ на такие мысли в комнате поплыл нежный смех.
- Ну, я всё же не настолько кровожадна… Да и нерационально зря переводить прекрасный – во всех смыслах – материал. Итак, мою кровь ты получил. Кандидатов я одобряю и у тебя шесть дней на их обращение. Когда со всем закончишь, пошлёшь мне зов. Только прими небольшой совет – не обращай в один день носителей конфликтующих стихий, твой организм тогда плохо усвоит их способности. А теперь зови своего влюблённого птенца – хочу как следует с ней познакомиться…
………
Получив мысленный зов, Вериасса вопросительно посмотрела на Коршеза, он же непонимающе – на неё. Девушка вздохнула, значит, Мессир зовёт только её. Проходя через стену мрака в проходе, невольно передёрнулась. Показалось, что её изучили со всех сторон и пропустили лишь потому, что ожидали, а вот если бы попробовал пройти кто-нибудь посторонний, ему б сильно не поздоровилось…
Представ перед Богиней, украдкой бросила взгляд на её лицо – вроде бы уже успокоилась, даже улыбается, а вот Альдавар выглядит несколько бледновато…. Что же с ним тут делали? Впрочем, не её дело. В любом случае, раз Темнейшая Мать уже не сердится, значит, можно излишне не трепыхаться, а вести себя, как учил Мессир. Вериасса опустилась на одно колено и склонила голову. Кто именно вызвал её, вампирша не сомневалась ни мгновения.
- Хм… Гордая девочка, и сильная духом… Хороший материал!
Вериасса резко вскинула голову, негодующе посмотрела на Богиню, но наткнувшись на насмешливый взгляд зелёных глаз, резко передумала возмущаться отношением к себе, как к вещи, вспомнив, кто перед ней. Зеленоглазая же девушка, выглядящая ещё моложе, чем сама вампирша, резко приказала:
- Смотри мне в глаза! – Ослушаться Вериасса не посмела. – Радует, однако, что чувство самосохранения у тебя преобладает над смелостью отчаяния. Иначе, я даже не стала бы рассматривать твою кандидатуру…
И тут Вериасса не выдержала. Она понимала, что лучше бы было промолчать, но сердце разрывалось от неопределённости и страха потерять любимого. Девушка вздохнула поглубже и выпалила:
- Темнейшая Мать! Умоляю вас хотя бы выслушать мою просьбу…
- Просьбу? Вот так сразу? – Нежный голос просто сочился издёвкой. – А знаешь ли ты девочка, что за выполнение просьб я требую очень большую плату?
- Мне всё равно. Я сделаю что угодно, если вы позволите…
- Сделать возлюбленного твоим птенцом? И не смотри так удивлённо! Мне по статусу положено многое знать. – Опять эта насмешка…
- Если вы всё знаете, зачем мучаете меня неизвестностью?
- Пытаюсь понять – это тебе любовь настолько перемкнула мозги, или ты сознательно не пыталась узнать через кровь, что твой избранник на самом деле о тебе думает, так ли он искренен в демонстрируемых чувствах? Ты не задумывалась, хоть на мгновение, что тебя просто используют, как шанс на освобождение?
Девушка опустила плечи. Глупо даже пытаться что-либо скрыть от Богини…
- Задумывалась, Темнейшая, но я просто боялась узнать правду. Я уже давно люблю Дальсана, впрочем, как и многие другие мечтательные юные демоницы. И я просто увидела шанс для себя всё же получить так сильно желаемое… Надеялась, что сделав его вампиром, смогу удержать первое время, а потом он просто смирится. Но я понимаю, что это вряд ли – он сильный и гордый воин…
- Что ж, ты не так уж и безнадёжна… Я кое-что расскажу тебе. Альдавар совершил ошибку, обратив тебя до моего возвращения. Ты сама должна чувствовать, что заметно слабее того же Коршеза. Это следствие того, что моя кровь уже полностью слилась с собственной кровью твоего мессира, и не передала тебе необходимую силу и способности. Это всё к тому, что, по мнению Альдавара, твой демон обещает стать очень сильным вампиром, так что ты не сможешь удержать над ним контроль… Ну что, всё ещё хочешь сделать его птенцом? Ведь есть ещё выход – сделай его просто рядовым вампиром, не давая свою кровь. Он станет рабом, и уж точно не сможет тогда выйти из под твоей власти.
- Нет! Я хочу, чтобы он жил, но только не таким образом. У меня всё же есть надежда, что он тоже неравнодушен ко мне.
Богиня весело рассмеялась, но следующие её слова оставили на сердце кровоточащую рану.
- Хорошо, я позволю сделать из него птенца – если сама захочешь этого. Потому что ценой за твою просьбу станет истина. Ты просмотришь его душу, особенно планы по отношению к тебе. И тебе придётся жить дальше с этой правдой. Идёмте.
Вериасса была готова на всё, чтобы спасти Дальсана. Но почему же, по мере приближения к камере, у неё всё сильнее сжималось сердце от плохого предчувствия? Она ведь почти уверена в его любви к ней… Почти…
………
В последние дни Дальсан всё чаще ловил себя на мыслях о юной вампирше. Всё же Вериасса очень красива, а ещё нежна и трогательно беззащитна. Нет, он, конечно, не справится с ней – пока. Но вот потом… Демон уже вполне спокойно воспринимал своё будущее – в конце концов, он станет намного сильнее, а какой воин откажется от столь заманчивой перспективы? Только вот отказываться от девушки уже не хотелось. Как-то незаметно она стала очень важна для него. Дальсан был уверен, что сможет уговорить Вериассу бежать с ним. Став вампиром, он вполне сможет её защитить, а влюблённые женщины обычно следуют велениям своего сердца, что, определённо, ему на руку. Мысли опять переключились на стройную соблазнительную фигурку и мужчина улыбнулся. Может со временем они и расстанутся, но пока он не собирался упускать столь желанную добычу. Странная штука эта любовь…
Стоп! Какая любовь?! Он просто истосковался по нежному женскому телу, по страсти… Или всё же не только это? Вроде бы раньше, как бы он ни желал обладать женщиной, стремления оберегать её от всех бед как-то не возникало… И никогда не влюблялся. Ничего, пока ещё есть время разобраться в себе.
Только судьба вновь сыграла с демоном злую шутку, сломав планы.
Услышав скрип решётки, Дальсан улыбнулся и открыл глаза – сегодня Вериасса немного задержалась. В следующее же мгновение он насторожился – вошедший не спешил показаться на свет и пах… мужчиной. Смазанная тень метнулась столь быстро, что демон пришёл в себя, лишь оказавшись довольно грубо поднятым и прижатым к стене. Вновь этот желтоглазый! Если ублюдок что-то сделал с его любимой… Немного отстранённо подумал – всё же любовь…
А тело уже рефлекторно начало действовать в глупой (это он понял позже) попытке освободиться – правая рука нацелена на глаза противника (всего лишь отвлекающий манёвр), а левая, почти без замаха, движется к особой точке под грудиной – при правильном нажатии у вампира будет кратковременный болевой шок и дезориентация. А ему много времени и не надо. Дальсан справедливо гордился своими навыками – слишком многие демоны сильно проигрывали ему в скорости и знании слабых точек тела… Вот только вампир, к сожалению, не относился к этому самому большинству, да и демоном уже не был.
Он даже не заметил движений своего противника – просто свист ветра вокруг, и вот демон уже лишён возможности двигаться, руки так заломлены за спину, что удивительно, как ещё суставы не вывернулись, а на горле сжимаются холодные пальцы с острыми удлинившимися когтями, опять же причиняя сильную боль… Как же он ненавидит своего желтоглазого мучителя… и боится. Впервые Дальсан действительно сильно кого-то боялся – потому что чувствовал себя абсолютно беспомощным в руках этого монстра. Осознав бесполезность сопротивления, он расслабился и приготовился к расплате. Вампир издевался и упивался своей властью.
- Ммм… Мне кажется, или мой обед пробовал взбунтоваться? Смешно и глупо… А ведь, вроде бы, ты сначала даже мне обрадовался… Или всё же не мне? – После этих слов Дальсан побледнел, стало понятно, что этот гад узнал про визиты Вериассы. Что же случилось с девушкой? – Конечно, я понимаю, ты ждал моего птенчика – такую всю юную, неопытную, влюблённую… Грех не воспользоваться случаем, не правда ли?
Сердце панически забилось. Что же теперь делать? Надо при следующей же встрече уговорить Вериассу бежать! Но его планы тут же безжалостно разрушили. Вампир словно читал его мысли. Впрочем, кто знает, на что он способен?
- И не надейся, что я позволю тебе ещё раз увидеть мою подопечную! Она слишком порывиста, так что я запретил ей даже близко подходить к камере. Твою судьбу решит наша Богиня.
И пока демон осознавал сказанное, Альдавар издевательски продолжил:
- А пока я исправлю упущения влюблённой дурочки, поддавшейся твоему очарованию и своим желаниям, уж больно ты шустрым стал в последнее время. Но всё будет для тебя не так просто…
В камере что-то ощутимо изменилось, Дальсана охватила странная слабость, в голове поплыл туман. Держащий его вампир вдруг стал казаться невыразимо прекрасным, а его прикосновения щемяще нежными… Он всей душой захотел продолжения! В ожидании, когда же острые белоснежные клыки погрузят его в пучину удовольствия, демон слегка застонал и отклонил голову. Ну почему же он медлит?
А на губах Альдавара играла насмешливая улыбка – как же легко теперь было управлять чужим сознанием…
Дальсан всё ждал, а мягкие губы так и не прикоснулись к обнажённой коже… Желание становилось непереносимо мучительным. Ну почему это прекрасное существо так жестоко к нему? Словно в ответ послышался тихий шёпот:
- Я сжалюсь над тобой и доставлю то удовольствие, которого ты так жаждешь. Но, во-первых, ты раскроешь мне своё отношение к Вериассе, а во-вторых… Я укушу тебя, только если ты попросишь меня об этом.
Упоминание знакомого и такого близкого имени, на мгновение вернуло демону ясность мысли – мгновение, достаточное, чтобы осознать всю унизительность происходящего, но чужая воля тут же вновь подчинила сознание, и вот он уже лихорадочно шепчет: «Да, да, пожалуйста, я вас прошу, я умоляю… возьмите мою кровь… Пожалуйста…». Ответный издевательский шёпот: «Ну, только если ты так умоляешь…». Укол, лёгкая, но такая желанная боль, и вот сознание уносит на волнах запредельного удовольствия, а потом – темнота.
Дальсан не помнил, как ушёл вампир. Но прощальные слова намертво отпечатались в его голове. Ты будешь помнить всё произошедшее до мельчайшей подробности. Пусть это послужит уроком. Надеюсь, теперь ты запомнишь, что в полной моей власти, и я могу сделать с тобой всё, что угодно… Действительно – всё!
Мучительно переживая унижение, демон ещё больше возненавидел своего пленителя, хотя, казалось бы, куда уж больше? Но, в то же время, он понял, что, даже после обращения, вряд ли сможет освободиться. Противное чувство безысходности поселилось в сердце. А тут ещё и ситуация с Вериассой. Теперь вампир знал все его планы в отношении девушки. Чем это обернётся для них? Простит ли его любимая? Что самое обидное, он теперь и в самом деле отвечал на её чувства, и предыдущие намерения не имели ровно никакого значения. Только вот… поверит ли она? Лишь сейчас, не видя девушку уже вторую ночь, Дальсан понял, насколько привык к её посещениям, и как тяжело не видеть нежную улыбку и не ощущать поцелуи сладких губ.
Сегодня опять приходил желтоглазый, правда, взял крови чуть меньше, чем в прошлый раз, так что сознание демон не потерял. Но выглядел он озабоченным, и Дальсан тоже стал ощущать какое-то беспокойство. Скоро должно что-то произойти…
………
Видимо, даже старая решётка боялась Тёмную Богиню, поскольку, когда они входили в камеру, не раздалось ни звука. Та вошла первой, а Вериасса держалась позади. Поэтому вполне отчётливо увидела, какое впечатление произвела на подскочившего Дальсана прекрасная незнакомка – ошеломление, восхищение, быстро промелькнувшее желание… Впрочем, разглядев вампиршу, он переключил своё внимание на неё. Вглядываясь в её лицо как-то напряжённо, словно ожидая чего-то. Неприятные предчувствия лишь усилились… Богиня хмыкнула и пробормотала что-то вроде «Надо же… Как интересно. Вот и первая связующая нить…»
Вериасса не дала себе труда вдуматься в прозвучавшее – сочтут нужным, всё равно позже объяснят. А вот растерянный и виноватый вид Дальсана ей совершенно не нравился!
- Девочка, и долго ты будешь с ним играть в гляделки? Я поставила своё условие, дело лишь за тобой… У меня нет времени долго возиться с вами.
Демон перевёл взгляд с одной девушки на другую, явно не понимая, почему незнакомка ведёт себя столь властно. Ну да, конечно, откуда ему знать, как выглядит Изначальная Тьма, он же не принадлежит правящему роду… Решившись, Вериасса подошла к нему вплотную и вглядываясь в глаза, мысленно послала приказ крови. Он всё понял, значит, в словах Богини была изрядная доля правды. Как обидно… Между тем, Дальсан, не отрывая от неё взгляда, медленно опустился на колени и беззвучно прошептав что-то одними губами, покорно отклонил голову. Она прекрасно поняла его послание: «Я люблю тебя», но вот только теперь уже не верила безоговорочно. Внезапно желание узнать правду стало её собственным.
Запустив пальцы в белые волосы и зафиксировав голову, вампирша обнажила клыки. Такая привычная горячая кровь потекла в горло, но теперь она не молчала. Всего лишь инструмент, способ выжить и сбежать, приобретя дармовую силу… Ах да, не забыть ещё позабавиться с красивым телом наивной дурочки. Как же велико разочарование, и как больно! Потом ещё какие-то планы, эмоции, но она уже не слушала. Взбешённая обманутая женщина – это страшно, особенно если у неё ещё и немеряно силы. С криком, в котором смешались и злость, и боль, и разочарование, Вериасса отшвырнула от себя немелкого демона, словно пушинку. На послышавшийся хруст и стон она уже не обратила внимания.
Девушка стояла посреди камеры, обхватив себя и слегка раскачиваясь, а по щекам катились слёзы. Еле слышно она постоянно повторяла: «Почему, ну почему так? За что?». Потом властный голос прервал начинающуюся истерику.
- Теперь убедилась, насколько глупым было твоё поведение? Но, как я и говорила, времени у меня нет. Сейчас ты должна решить, что будешь делать с этим демоном. Как понимаешь, вариантов только два. Убивать его нецелесообразно – действительно, ценное будет приобретение.
Вериасса медленно подошла ко всё ещё лежащему Дальсану. Прогнала беспокойную мысль о том, что он, кажется, получил несколько переломов. Холодно посмотрела и приказала:
- На колени! – Демон молча подчинился, лишь чуть заметно скривившись от боли. Хорошая выдержка, настоящий воин, ведь левая рука плетью свисает вдоль тела, да и бок явно старается щадить. Вдруг в голове мелькнули смутные воспоминания об ощущениях – удивление, осознание, любовь?... Но она уже продолжала. И куда подевалась нежная наивная мечтательница? Всё затмила боль. – Я хотела подарить тебе свободу и свою любовь, сделать равным себе. Взамен просила лишь ответных чувств и нежности. И ты легко убедил меня, что с радостью дашь всё это. Знаешь, очень больно узнавать, что твои чувства используют… Теперь я не считаю тебя достойным такой награды. А вот чего мне хочется, это отплатить за предательство. И такой способ есть. Я обращу тебя, но не птенцом, а полностью подчинённым рабом, не способным ни предать, ни ослушаться. По-крайней мере, тогда я буду в тебе уверена…
Дальсан от этих слов вздрогнул, видимо представив, что его ожидает, и с отчаяньем посмотрел на неё. Но вот плечи опустились, и он глухо сказал, хотя ответа никто и не ждал:
- Я понимаю, что полностью нахожусь в твоей власти… И я приму любое твоё решение, лишь бы остаться рядом… Так случилось, что я всё же полюбил, Вериасса. Хоть и сам осознал это довольно поздно. Тебе решать.
Она хотела верить. И ведь мелькали на краю сознания какие-то обрывки его чувств. Что ж, способ проверки известен… Резкое движение, рывок за волосы, вонзить клыки, не думая о том, что делает больно – именно боль Вериасса и хотела причинить, а демон лишь молча терпел. Но с первым же глотком на вампиршу обрушились его эмоции, ошеломив, закрутив в дикой мешанине из нежности, сожаления, надежды и… любви… Она ликовала –не обманул! Наконец-то он ответил взаимностью. Сделала ещё глоток, наслаждаясь погружением в океан чувств… и не замечая, что демон безвольно обмяк и лишь её рука удерживает его вертикально. Равнодушный голос Богини вернул девушку к реальности.
- Если ты собралась сделать тупого вампа, можешь продолжать в том же духе. Я чувствую, яд ты уже выпустила из-под контроля. Но если хочешь сотворить нормального вампира, пора уже принять решение. Хотя по твоим сияющим эмоциям и так понятно, каким оно будет. Поторопись, Вериасса, он уже почти на грани.
Теперь девушка и сама это чувствовала. Торопливо полоснув когтями по запястью, поднесла его к губам любимого демона и мягко приказала пить. После нескольких глотков того начала колотить крупная дрожь. И тут Богиня велела оставить обращающегося в камере и идти за ней. Вериасса попробовала возразить, что это жестоко, и раз он станет одним из них надо хоть снять с него оковы. Ответ её не порадовал.
- Мне некогда разбираться с вашими «семейными» проблемами. Ещё надо решить вопрос с тобой. А с ним ничего не случится, если побудет немного в привычном уже положении. Надо вырабатывать в новорожденных послушание. Ты начинаешь испытывать моё терпение, девочка!
Богиня явно начала раздражаться, и Вериасса благоразумно поспешила молча последовать за Создательницей. Но, идя мимо решётки, не удержалась бросить последний взгляд на Дальсана, тело которого ломали судороги превращения.
В комнату Альдавара вошли только Богиня и она.

Опубликовано: 01.09.2015

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 14 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*