ПВ. Книга 3 — 7

ГЛАВА 6. Метод кнута и пряника

Кириас просыпался тяжело, словно выныривая из вязкого тумана. Затёкшее тело немного ломило, особенно справа. Давно ему не снились такие реалистичные кошмары – боль, унижение, насилие, даже тело ноет. Внезапно справа что-то шевельнулось и дроу, резко распахнув глаза, увидел на своём плече черноволосую макушку и ощутил прижавшееся к нему стройное тело. Не приснилось! Вот он, тот, кого ему пришлось назвать хозяином, спокойно спит рядом, закинув на него руку и ногу. Так, словно вчера не творил с его телом весь этот кошмар.
Смутные до этого, воспоминания словно дождались какой-то команды и ринулись в мозг. Как он вообще смог такое пережить?! Память о чудовищной, разрывающей боли отозвалась в теле судорожной волной и участившимся биением сердца. Хотя странно – по идее, после подобного вторжения его тело вообще должно было отзываться вспышками боли даже на дыхание, но Кириас не чувствовал ничего, кроме небольшого дискомфорта. Разве такое возможно? Если только… Проклятый ошейник! Из-за него совершенно не получалось понять, было ли оказано на его тело магическое воздействие. По-другому объяснить своё состояние дроу был не в силах. Хозяин позаботился о нём, подлечил? Не хочет поломать раньше времени новую игрушку?
Он неосторожно дёрнулся от переизбытка эмоций, вспомнив, как от спокойно лежащей на его груди ладони ранее по телу расходились волны мучительной боли, и тут же в плечо впились вмиг удлинившиеся когти, а недовольный сонный голос пробормотал:
- Лежи спокойно! Я ещё не выспался.
И дроу замер, боясь даже дышать слишком глубоко и часто. Не стоит забывать, что это хрупкое на вид, изящное создание неизмеримо сильнее его, а кроме того, принц находится сейчас в полной власти этого демона. Подумать только, и угораздило же его перейти дорогу и вызвать интерес Повелителя Высших астральных демонов! И выхода нет, совсем. Раз Энджиал так спокоен, зная, что покусился на сына императора, следовательно, он уверен в своей безнаказанности. А Кириасу остаётся лишь смириться.
Времени прошло не так уж много, когда Энджиал зашевелился и объявил подъём. Потом велел дроу следовать за ним в ванную. Получив в руки мыло и мочалку, Кириас внутренне горько усмехнулся – да уж, принц в роли помывочного слуги… Но делать нечего. Поняв в процессе намыливания своего хозяина, что тот совершенно однозначно возбуждён, со страхом посмотрел в зелёные глаза и встретил насмешливый горящий взгляд. Скользкие, но всё равно цепкие пальцы впились в его подбородок, а низкий вибрирующий голос отправил по телу россыпь мурашек.
- Даже и не знаю, когда мне теперь надоест моя новая игрушка… Ты такой сладкий.
Уж лучше бы поскорей! Вспомнив вчерашнее, дроу мелко задрожал, а в душе начала нарастать паника. Тем не менее, он заставил себя не сопротивляться, когда сильные руки развернули его лицом к стене и прижали к ней же, а скользкие пальцы вторглись в непроизвольно сжавшийся проход. Мыло весьма сомнительная замена смазке, но хоть так. Кириас с удивлением понял, что сегодня прикосновения и движения хозяина не причиняют ему такой боли, как вчера (несмотря на общую субтильность телосложения, гениталии его были весьма внушительны), тот даже озаботился немного подготовить тело своей игрушки перед соитием. Получив удовлетворение, демон велел ему привести себя в порядок и присоединиться к нему за завтраком.
С этого дня начался новый этап дрессировки. Хозяином. Каким же идиотом он был, считая, что с одним разумным справиться куда легче, чем с тремя? Перед внутренним взором тут же замелькали события прошедших двух дней. Всего двух, но… целых двух.
Его волю опять ломали, хотя, чего там ещё было ломать? Оказалось, есть чего. Энджиал виртуозно сминал его личность, перекраивал характер и мировоззрение, а от того, что теперь его мучили не три демона, а только один, было ничуть не легче. И всего за два дня хозяин добился гораздо большего, чем его подручные за пять (время ему, конечно, любезно сообщили, ибо сам он полностью тогда потерялся в переживаемом кошмаре). Кириас приходил в омерзение сам от себя, но не мог пересилить страх. А он боялся Энджиала просто до икоты – слишком быстро и жестоко тот показал строптивому рабу его место. Но не это было самым страшным.
За прошедшие дни на нём снова применили безотказную методику демонов: дроу бесчисленное количество раз избивали, пытали и насиловали, не давая ни минуты передышки. Любое наказание заканчивалось жёстким сексом, и хозяина не останавливало даже бессознательное состояние раба – после грубого вторжения он всё равно тут же приходил в себя (наверняка не без помощи магии…).
И, к своему ужасу, уже к концу первых суток Кириас стал понимать, что собственное тело не подчиняется командам разума. Его разума. Несмотря на мучения, унижение и страх, он всё равно возбуждался и стонал от странного, смешанного с болью удовольствия, от извращённой радости находиться в полной власти хозяина. И осознание этого ломало куда сильнее физических мучений. Даже несмотря на понимание, что эти реакции не могут быть его собственными, а однозначно навеяны обладавшим неизвестно какими возможностями демоном. Но и легче одновременно тоже почему-то становилось. Ведь это не он, он просто не в силах бороться с чужой мощью. Хозяином.
Кто-то назвал это психологией раба, и сейчас дроу понял, что всё-таки смирился со своим положением, на этот раз окончательно. Больше не было второго принца, сына могущественного Императора, остался раб, раздавленный, покорный, готовый сделать всё, лишь бы не рассердить хозяина, и с затаённой надеждой ожидающий его внимания, пусть грубого, но приносящего, тем не менее, яркое удовольствие. Кошмар!
Сейчас бывший младший принц дроу тихо лежал на ковре у кровати своего хозяина, терпеливо дожидаясь, пока тот проснётся. Сон демона был чуток, и малейшее движение могло разбудить, а если что-то происходило не по его воле, Энджиал… раздражался. Кириас успел достаточно узнать своего хозяина, чтобы стараться не допускать его плохого настроения, по мере своих возможностей.
Жизнь давно уже разделилась на ДО и ПОСЛЕ. А ведь прошло даже меньше десятицы по субъективному ощущению. Не произойди всё это с ним, Кириас бы восхитился такой способностью привести строптивцев к полной покорности, сейчас же оставались только горечь поражения и страх перед будущим. Что ещё придумает демон? Он полностью подчинил новую игрушку, но по себе дроу знал – такие покорные и сломленные рабы быстро приедаются. Что потом будет с ним, когда всё же надоест хозяину?
Хорошо, если просто выкинут за ненадобностью, хотя не факт, что свобода сможет вернуть его прежнего. Да и дадут ли ему её, эту свободу? Вряд ли… слишком многое узнал. Просто убьют? Его бы это устроило – какой-никакой, а конец мучениям. Хотя, как вариант – стирание памяти, но тогда точно уже не стать прежним. Однако тоже не плохо, ведь он сможет жить.
Самыми страшными были ещё два возможных исхода: если заскучавший хозяин начнёт срывать на нём плохое настроение (тогда он тоже умрёт, но что предстоит до этого перенести, даже подумать страшно), или решит кому-нибудь передарить надоевшую игрушку. Пойти по рукам ещё страшнее, и Кириас готов был сделать что угодно, лишь бы не допустить этого – умолять, валяться в ногах, просить о смерти… Только прекрасно понимал, что ничего не сможет изменить, если Энджиал примет какое-либо решение.
Но это всё дело будущего, раб же живёт только настоящим. Кириас беззвучно усмехнулся – вот это точно психология раба в действии. Даже несмотря на понимание мотивов собственных поступков. Он уже не думает о спасении, а все мысли только о том, как бы не рассердить хозяина, да подольше остаться с ним – знакомое зло ведь предпочтительнее неизвестности. Мимолётная удивлённая мысль о выносливости и сексуальной энергии демона мгновенно привела тело в возбуждённое состояние. Мучительная истома разлилась внизу живота, наполняя тяжестью и огнём. Внезапно вновь захотелось почувствовать глубоко внутри каменную плоть, умеющую дарить наслаждение наравне с болью.
Дроу прерывисто вздохнул и тут же ощутил на себе внимательный взгляд. Распахнув глаза и стремительно заливаясь краской стыда, столкнулся с оценивающим взглядом хозяина, в котором разгоралось возбуждение. Кириас тут же подскочил и, встав на колени, низко склонился к полу. О том, как раб должен приветствовать господина, ему разъяснили почти в самом начале их общения с Энджиалом, и Кириас до сих пор боялся своим промедлением вынудить хозяина повторить объяснения. Тягучий, с лёгкой хрипотцой голос заставил всё внутри завибрировать от предвкушения.
- Ммм… Какой горячий мальчик. Выпрямись – хочу внимательно рассмотреть, как ты рад мне.
Не смея ослушаться, краснея от смущения, круто смешанного с неожиданным возбуждением, дроу выпрямился и завёл руки за спину, чтобы не возникло соблазна прикрыться – вызвать гнев демона слишком легко. Он знал, что красив, впрочем, все дроу славились своей физической красотой, и всё равно горящие удовольствием глаза Энджиала тешили остатки его самолюбия.
Кириас опустил ресницы, потому что выдержать жаркий взгляд, как и вид наливающегося желанием члена, было выше его сил. Напоследок, уловив в глазах хозяина неуместную сейчас задумчивость, успел удивиться – о чём таком тот может думать, что это даже прорвалось сквозь вечную маску невозмутимости? А потом он оказался на кровати, и все мысли вмиг покинули голову. Остался лишь стук сердца в ушах и (наконец-то!) чувство наполненности – тягуче-болезненной, но такой сладкой… Странно – в этот раз демон был почти нежен.
***
О, какой прогресс! Малыш сам пожелал меня, возбудился от одной лишь мысли о сексе. Хотя, собственно, я к этому тоже приложил руку, потихоньку меняя восприятие, выстраивая в разуме определённые закладки. Но предыдущие его самокопания заставляют задуматься. Кажется, с подчинением и ломкой характера я перестарался… И как теперь из этого сломленного существа лепить будущего Императора?! Эх, дорвался до новой игрушки, блин. Запомнить бы на будущее, что дрессировка методами демонов применима только тогда, когда хочется исключительно послушное существо без проблеска собственной воли. Впрочем, я не я буду, если не смогу исправить ситуацию! Не сейчас, конечно, а потом, и в образе Анжелики.
Так будет попроще – другой хозяин, другое отношение, другие методы. Думаю, всё получится. Пока же и в самом деле буду получать удовольствие от ситуации по полной программе. Правда, пора подсунуть мальчику «пряник», а то, боюсь, он не сможет достоверно сыграть задуманный мною спектакль. Так что сегодня придётся обойтись без лишней грубости. Ну да ладно, всё ещё впереди. Да, я извращенец и садист, иногда, но как же заводит покорность жертвы и осознание, что, даже испытывая боль, она получает и яркое удовольствие! Разве можно удержаться?
***
Кириас с удивлением прислушивался к своим ощущениям. Вроде бы и не старался хозяин быть с ним нежным, а вот, поди ж ты – специально не причинял боль и даже обычный трах почти без подготовки вызывал уже не страх, а приятное возбуждение и радость от отсутствия дискомфорта. Странно всё же устроен организм… И Энджиал сегодня тоже странный. Помянутый демон тут же напомнил о себе.
- Кир, сходи-ка, приведи себя в порядок, да оденься, нам надо поговорить. Ты, несомненно, привлекателен, но обнажённый будешь сбивать меня с мысли.
Дроу поспешно поднялся и направился в ванную комнату. Желание Энджиала поговорить не могло не радовать (как-то он не думал, что демон соизволит что-либо с ним обсуждать, так что был приятно удивлён), но и пугало одновременно. Что ещё поменяется в его жизни, раз хозяин решил серьёзно поговорить? Быстро помывшись и накинув лёгкие штаны и тунику, Кириас вернулся в спальню.
Энджиал уже сидел в удобном кресле недалеко от кровати и встретил раба задумчивым взглядом. Чувствуя себя несколько неуютно и неуверенно, так как не представлял, что ещё за испытания его ожидают, дроу приблизился и опустился на колени. За короткое время это начало получаться почти грациозно. И тут демон заговорил, сразу же вогнав Кириаса в ступор.
- Через несколько часов мы вернёмся в Академию. И тебе необходимо чётко уяснить, что должен будешь говорить и делать, если, конечно, хочешь обрести хотя бы частичную свободу и продолжить обучение…
Кириас в шоке смотрел на своего мучителя и никак не мог осмыслить его слова. Ему великодушно предоставили несколько минут, чтобы справиться с эмоциями. Но это было слишком хорошо, чтобы быть правдой! А демон внимательно наблюдал.
- Вы на самом деле отпустите меня? Позволите учиться в академии дальше? Но… Меня же там наверняка обыскались за столько-то дней! Как я всё объясню? И… вы не боитесь, что, оказавшись на свободе, я сдам вас отцу?
Понимающая, но холодная усмешка заставила принца вздрогнуть.
- Ты плохо слушал меня, малыш. Я сказал о ЧАСТИЧНОЙ свободе, и ты по-прежнему будешь под моим контролем, так что попросту никому не сможешь ничего рассказать. Впрочем, если хочешь остаться навсегда запертым в моих покоях…
- Нет! Я просто не понимаю, как возможно то, что вы предлагаете. Маги отца легко смогут вытащить мои воспоминания.
Вот так вот запросто разговаривать с хозяином оказалось… волнующе… и страшно.
- Хорошо, я объясню подробнее. На самом деле, тебя пока ещё не слишком активно ищут. На Ристориане прошло всего лишь чуть более суток, поскольку в своём подпространстве мне по силам как угодно играть со временем. Теперь ты великолепно вышколен, чего я в принципе и добивался, так что можно возвращать в обычную среду, не боясь, что взбрыкнёшь и начнёшь делать глупости, вроде жалоб на похищение. Поверь, ты просто не сможешь теперь не быть моим рабом, ведь в душе уже СМИРИЛСЯ. Ну и про подстраховку я не забуду, – в тонких пальцах неожиданно блеснула изящная цепочка из белого золота и с небольшим опалом в такой же оправе. То, что это явно не простое украшение, Кириас понял сразу и сглотнул – новый ошейник! – Да, ты правильно понял. Сейчас на тебе просто магический блокиратор, а это… Великолепная вещь! Она позволит тебе по-прежнему пользоваться магией, но… ты никогда не сможешь даже попытаться направить свою силу во вред мне. Кроме того, не сможешь никому рассказать правду или каким-то иным способом сообщить о том, что с тобой было, только ту легенду, что я придумал. И память твоя будет надёжно защищена. Хочешь спросить, каким же образом тогда будет выражаться статус раба? Всё просто – в восемь часов вечера последнего учебного дня каждой десятицы ты обязан быть в моей комнате, до позднего утра. И вот там… Я не позволю тебе забыть прошедшие дни дрессировки, тогда же получишь и свои наказания, если за десятицу умудришься натворить что-нибудь, не одобряемое мной. Но ходить ко мне придётся тайно. Заинтересованные лица со временем, конечно, узнают, где ты пропадаешь на всю ночь, но не хочу, чтобы это случилось сразу. Согласись, всего одна ночь полного подчинения и возможных наказаний за десятицу свободы, не такая уж большая цена, и я очень щедр – ведь мог бы просто доломать, наиграться и выбросить… или отдать другому. Хотя нет, я собственник, и ты навсегда останешься во власти моей семьи.
Демон всё рассказывал и разъяснял план, а Кириас не мог поверить в новый поворот своей, казалось бы, уже совсем безнадёжной судьбы. Энджиал был прав – платить ночью боли, унижений, жестокого секса (по-другому демон и не умеет, кажется) за целую десятицу свободы не так уж и дорого. Пережил же он эти дни, а уж всего лишь ночь и подавно выдержит!
Вдруг его внимание зацепили слова Энджиала о взгляде. Тому не хотелось, чтобы при встрече в Академии, что неизбежно в учебном учреждении, во взгляде принца дроу проскальзывал даже малейший намёк на тот страх, что он испытывает перед хозяином! Но это ведь невозможно! Кириас просто не может смотреть на него иначе, слишком тщательно демон постарался, чтобы внушить это чувство рабу. Дроу с мольбой уставился на юношу, но тот был непреклонен – это одно из основных условий его свободы! Что делать? Надежда, вспыхнувшая совсем недавно в сердце, стремительно гасла – никогда он не сможет изгнать страх из своего взгляда, слишком ярко в памяти возникают самые жуткие эпизоды последних дней при виде демона.
А тот смотрел на раба и улыбался, словно читая все его мысли и эмоции. Впрочем, почему «словно»? И в самом деле ведь читает. А может, это очередная завуалированная пытка – поманить свободой, а потом жестоко отобрать надежду? С полным раздраем в душе Кириас услышал заливистый смех Энджиала. Отсмеявшись, демон сделал вид, что утирает несуществующие слёзы, и неожиданно серьёзно продолжил.
- Это не пытка. Вот если бы ты ещё до конца не покорился, тогда я и мог бы использовать подобный метод, но сейчас он без надобности. И запомни, если я что-то затеваю, значит, знаю точно, каким образом воплотить это в жизнь. Есть в мире людей такая поговорка: «От любви до ненависти один шаг». А все в Академии знают, что ты ненавидел меня за вмешательство в твои дела. И появившийся после недолгого отсутствия страх, может вызвать много вопросов. Но если ты начнёшь смотреть на меня с любовью или хотя бы страстью… Это тоже многое скажет наблюдателям, но совсем не то, что есть на самом деле. И прежде чем попытаться что-то возразить, вспомни, что я уже говорил – я всегда знаю, как реализовать свои планы. А теперь – надевай цепочку, сам!
Не смея ослушаться, дроу протянул руку и взял новый ошейник. Металл казался тёплым на ощупь и каким-то живым, что ли… Глубоко вздохнув, Кириас защелкнул маленький замочек на шее и тут же выгнулся от боли – в кожу, там где она соприкасалась с цепочкой, словно вонзились тонкие длинные иглы. Особенно болезненные ощущения были на шее, в области позвоночника, казалось, что от металла что-то вторгается в его тело, закрепляясь в коже, мышцах, нервах, срастаясь с ними. Неприятные импульсы прекратились так же внезапно, как и начались, будто их и не было. Не решаясь задать вопрос, эльф посмотрел на хозяина, надеясь, что тот что-нибудь сам объяснит.
- Объясню, объясню. Просто произошла привязка к тебе ошейника. Никто, кроме меня, естественно, не сможет теперь его снять, да даже увидеть не сможет без моего позволения. Артефакт полуразумен, так что он будет отслеживать твои мысли, настроения и намерения, и если сочтёт, что замышляешь что-то против меня или просто делаешь то, что не дозволено, сам накажет тебя. И поверь, внешне это никак не проявится, так что никто не сможет ни о чём догадаться, даже если будешь в толпе адептов или преподавателей, а вот твои ощущения при этом…
Кириас поёжился от столь многозначительной фразы. Энджиал действительно всё предусмотрел и лишил его малейшей надежды на спасение даже в стенах Академии. В то, что сможет перенести наказание ошейником легче, чем хозяйское, он ни на миг не верил – ещё свежо было воспоминание, как невидимые иглы распределяются по позвоночнику, словно срастаясь с нервной системой, а насколько болезненны наказания посредством воздействия на нервы, он прекрасно знал. Занятый невесёлыми размышлениями, дроу не заметил, как хозяин потянулся к нему, и, лишь когда почувствовал тёплые пальцы на шее, перевёл осмысленный взгляд на оказавшиеся вдруг так близко зелёные глаза.
В тишине раздался лёгкий щелчок, а Кириас был вынужден резко опустить ресницы – острые, на грани эйфории ощущения обрушились нестерпимой лавиной. Магия возвращалась в изголодавшееся тело. С губ сорвался стон наслаждения, от которого у внимательно наблюдающего за рабом демона расширились зрачки, но дроу этого не видел, впитывая целительные потоки силы, отдаваясь им до последней капли. В этот миг он выглядел таким красивым и одухотворённым…
Постепенно в голове прояснялось, но внезапная мысль, что теперь можно было бы попробовать и освободиться, напугала Кириаса до дрожи. Немедля прогнав её, дроу как заклинание повторял про себя: «Нет, нет, нет, я даже думать об этом не буду! Это опасно, невозможно! Это всё эйфория, не я…». Вот только цепь, обвившаяся вокруг его горла, всё равно успела отреагировать. Внезапное чувство удушья и лёгкого головокружения здорово напугало – если на спонтанную мимолётную мысль такая реакция, что же будет, попытайся он всерьёз предпринять что-либо против хозяина?
Продолжая мысленно убеждать ошейник, что он послушен, что не сопротивляется, Кириас замер, плотно зажмурив глаза. Лёгкий смешок хозяина заставил вздрогнуть – тот ведь тоже мог услышать эту глупую мысль! Накажет? Сильные руки, сжавшие плечи, потянули вверх и заставили встать.
- Что ж, у нас несколько часов, так что пора заняться переделкой твоего взгляда и переводить ненависть и страх в страсть.
От неожиданности ресницы дроу взлетели вверх, но на обычном уровне он увидел не глаза хозяина, а широкую грудь! Не веря себе, медленно заскользил взглядом вверх, отмечая раздавшиеся плечи, твёрдую линию подбородка, узкие и чёткие красные губы, сейчас чуть растянутые мягкой улыбкой, тонкий, но более крупный, чем обычно, нос. Наконец остановился на глазах, которые единственные остались неизменными, но оказались непривычно высоко. Теперь Кириас во все глаза смотрел на совершенно незнакомый облик хозяина снизу вверх. Пусть разница была и не сильно велика, сантиметров десять всего, но, тем не менее…
Прежний Энджиал не мог не нравиться – невысокий, хрупкий, красивый и насмешливый, но на подсознательном уровне воспринимаемый опасным. И только сейчас дроу полностью ощутил всю притягательность демона – крупная фигура подавляла, подчиняла властностью, красивые хищные черты восхищали и притягивали взгляд, ощущение силы и опасности просто зашкаливало, заставляя втягивать голову в плечи… и желать оказаться в полной власти мощных рук, покоряться им, принадлежать.
Возбуждение накатило волной, заставляя чаще дышать, бросая жар на скулы и в пах, пугая своей силой и туманя голову. Где-то на задворках сознания Кириас отмечал, что это не простое сексуальное воздействие, а смешанное с магией, но все издавна знали, что притягательность демонов имеет магическое происхождение, и если они хотят её проявить в полной мере, то сопротивляться совершенно бессмысленно и невозможно. Да молодой мужчина этого и не хотел.
Полностью отдавшись незнакомым ощущениям, он послушно приподнял лицо вверх, подчиняясь нажиму сильных пальцев на подбородке, и когда твёрдые губы коснулись его рта – щемяще нежно, но властно, а горячий язык начал уверенно хозяйничать внутри, внезапное наслаждение молнией прошибло от макушки до кончиков пальцев, оставляя горящий след во всём теле, отзываясь резкой теснотой и тяжестью в штанах, вырывая низкий горловой стон и заставляя желать большего, сейчас же, немедленно!
- Какой горячий мальчик… Такой отзывчивый.
Чувственный шёпот прямо в приоткрытые губы стал последней каплей – Кириас почувствовал, как подкашиваются ноги, и стал оседать на пол. Но чужие руки не дали упасть, поддержали, а потом и вовсе подхватили под колени и поясницу так легко, словно невесомую тростинку. Впрочем, в физической силе хозяина он никогда и не сомневался. Губы демона же продолжали прерванную атаку, терзали, ласкали, посылая по телу всё новые и новые волны возбуждения. Как оказался на кровати и полностью обнажённым, дроу уже не помнил. Остались лишь сводящие с ума поцелуи, ласки, ощущение требовательных, но таких нежных пальцев, и собственные стоны.
Тело ощущалось невесомым и расслабленным, качаясь на отзвуках минувшего наслаждения. Губы припухли, на коже чувствовались следы демонической страсти – от поцелуев и укусов, поясницу тянуло, а зад заметно саднило, но… чувствовать всё это было так сладко! Многочасовой сексуальный марафон вдребезги разбил все сомнения Кириаса в том, что никогда не сможет смотреть на демона иначе, чем со страхом.
Теперь при воспоминании о хозяине перед глазами вставала не его жестокость и надменность, а нежность последних часов. Нет, принц дроу отнюдь не перестал дико его бояться, просто отныне он знал, что эти руки и… другие выступающие части тела могут нести не только боль, но и запредельное удовольствие! Энджиал не просто показал ему свой настоящий облик в человеческой форме, а не ту иллюзию, под которой его знали в Академии, что само по себе было честью. Он показал, какой может быть его любовь…
Оглядываясь на прошедшие, пусть и невеликие годы, Кириас осознал то, что раньше не затрагивало его мысли: НИКОГДА и НИКТО его не любил, да и сам он ни разу не испытал похожего чувства. Страсть, желание обладать, использование тела, боль – всё это было, но что такое любовь дроу никогда не знал. Даже со стороны отца и матери видел только равнодушие и бесконечные требования, никакой нежности и заботы.
Вряд ли Энджиал будет баловать своего раба добрым отношением слишком часто, но Кириас понял, что готов на всё, лишь бы испытать подобное ещё хоть раз! А ещё лучше – много, много раз, пусть это скорее недостижимая мечта. Зато теперь он будет подчиняться демону не только из страха, но и ради возможности когда-нибудь вновь ощутить эту нежность, да хоть отголоски её… Понимая, что такое, истинно рабское восприятие унизительно и лишь подтверждает окончательное смирение, дроу, тем не менее, уже ничего не хотел менять. Твёрдые пальцы, обрисовывающие контуры лица, заставили вздрогнуть.
- Время вышло, Кир, тебе пора. Одевайся. И да, в кулон встроен портал прямо ко мне в комнаты. Тебе остаётся только нажать на камень, когда убедишься, что тебя не видят, и окажешься у меня. Но если в течение десяти минут от назначенного мною времени не появишься, портал активируется самостоятельно. Своеобразная подстраховка от неожиданностей. Не думаю, что ты сознательно станешь непослушанием провоцировать меня, но ситуации бывают разные, в том числе и не зависящие от нашего желания.

Ректор Академии Ристориан вздохнул с облегчением, когда ему сообщили, что к воротам подъехал наёмный экипаж с пропавшим младшим сыном Императора дроу, пусть и не слишком значимого мира. Если бы взбаломошный мальчишка не появился к началу учебной десятицы, мог разразиться дипломатический скандал. Прошедшие два неполных дня здорово заставили Антуана понервничать, а младший принц стоял перед ним с совершенно невозмутимым выражением лица, пока его отчитывали за безответственное поведение.
Может быть, никто бы и не стал суетиться – подумаешь, загулял богатенький эльф в городе, в каком-нибудь борделе… Но когда охрана принца, учившаяся с ним под видом друзей, утром ворвалась в дом ректора с заявлением, что дроу пропал прямо из комнаты борделя и маячок не срабатывает, Антуан напрягся. А уж когда он сам не смог обнаружить принца в мире Ристориан, да и в окружающих мирах, куда хватало дотянуться его дара, взволновался уже всерьёз. Пусть Кириас и не являлся наследником, но Академия несла ответственность за всех своих адептов, и пропажа члена Императорской семьи могла очень негативно сказаться на репутации.
Юного принца искали тайно, но тщательно. И ничего! Как будто его уже нет среди живых… Подобные мысли ректор старался гнать как можно дальше. Император дал на поиски срок до начала занятий. В том, что он так быстро узнал о случившемся, не было ничего удивительного. Скрывать такое для проштрафившихся охранников весьма чревато, особенно, если бы мальчишку не нашли. Им и так грозило наказание, так что усугублять своё положение дроу не хотели.
И вот сейчас пропажа стояла перед ректором и невозмутимо выслушивала нравоучения. Лишь от вопроса, где и с кем принц так ловко прятался, что его не смогли засечь маги, маска спокойствия дала трещину и сквозь неё выглянули хоть какие-то чувства, окрасив скулы лёгким румянцем и отразившись блеском в глазах. Однако дроу не был бы сам собой, если бы мгновенно не взял себя в руки и не ответил с лёгким холодком, что личная жизнь принца ректора не касается никоим образом. Антуан вынужден был согласиться с этим, но необходимую информацию он всё равно уже получил из этой мимолётной вспышки чувств. Неужели ветренный, известный своими похождениями и жестокостью дроу влюбился? Интересно…

Опубликовано: 01.03.2020

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 14 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. От так мне нравится больше👍
    Зачем совсем ломать-то?!
    ЛагоДарю за проду💐💐💐

    1