Нимфа — 8

Древо Жизни

Очнулся Сергей от легких прикосновений к своему лицу.
«Мара?» - подумал он, не открывая глаз, и тут же понял, что это не она.
Просыпаться не хотелось, но молодой человек сделал над собой усилие и открыл глаза. Рядом с ним на коленях сидела бывшая нимфетка, одна из его подопечных и будущая ватерполистка.
«За именем пришла, - догадался Сергей. - Сутки прошли, наверное, уже. Ох, как не вовремя все это… Или быть может наоборот, самое время? Им ведь Древо Жизни нужно, а на кого я больше всего сейчас похож? На человека что ли. Ой! Не смешите меня! - он глянул на себя со стороны и убедился, что попал в самую точку. - Дерево деревянное и самое что ни на есть древесное. Разве что физиономия торчит из ствола. Ну, так это частности».
Молодой человек больше не был погребен в землю. Теперь на этом самом месте торчал толстый ствол в полметра диаметром у основания и метра четыре в высоту, завершавшийся на конце небольшой копной веток, покрытых зеленой листвой. И вот в этом самом дереве на высоте примерно половины человеческого роста и находилась сейчас голова Сергея. Нимфа смотрела ему в глаза, робко улыбалась и молчала.
«Интересно, почему она молчит» - подумал парень и тут же понял, что по правилам ей нельзя заговаривать первой. По сути все, что от нее требовалось, это ждать, пока Древо не назовет ее имя.
«Только в нашем случае этого будет недостаточно, - подумал молодой человек, - мне ведь ее еще проинструктировать надо. Кем она станет и какую роль ей предстоит сыграть».
Он заглянул в свою базу данных и тут же нашел необходимые материалы. Тила предоставила ему исчерпывающую информацию. Тут были достаточно подробные сведения как о личной жизни ватерполисток: их самих, родителях и родственниках, так и об их спортивной деятельности. И всю информацию следовало передать бывшим нимфетками.
«Интересно, как бы это попроще сделать?» - подумал Сергей, прикидывая сколько времени уйдет на инструктаж каждой девушки.
Но вспомнив, с кем имеет дело, он нашел более оптимальный способ. Нимфам следовало его выпить, вот и все дела. Оставалось только понять как, ведь тело его самым натуральным образом было замуровано в дереве?
Молодой человек погрузился в свои ощущения, пытаясь установить, что же все-таки с ним произошло, пока он спал. Разлитой в пространстве эссенции больше не наблюдалось, как и изрядной доли его собственной энергии. Соответствующая емкость была заполнена едва ли на треть. Видимо все это пошло в дело. И одновременно он ощутил просто массу амброзии, сконцентрированной, правда, не в нем самом, а в корневой системе дерева.
«Интересно, как я умудрился произвести такое количество, будучи в полной отключке? Впрочем, известно как, Мара, конечно же, постаралась!»
Сергей закончил внутреннюю инвентаризацию и сосредоточил свое внимание на нимфе. Он сразу ее узнал. То была одна из самых шустрых его девчонок, та самая, которая урезонивала остальных, когда они разложили его на берегу Морена, та, что пришла выяснить судьбу нимфеток, и отсиживалась у него под одеялом в гостинице, прячась от Терции и Константы.
«Вот значит, кто у нас будет капитаном команды. Первое имя определилось легко. Надеюсь, и с остальными проблем не будет».
- Привет, - сказал Сергей и улыбнулся девушке.
- Привет, - сразу откликнулась она, тоже широко улыбаясь.
- Ты уж извини, я тут зарос весь, - сказал молодой человек и засмеялся получившейся игре слов.
- Все отлично! - возразила девушка, не разделяя его веселья.
Ее настрой оставался весьма торжественным, и Сергей догадывался почему. Сейчас он выглядел как самое настоящее Древо Жизни, а не просто человек, случайно сыгравший его роль.
- Ну ладно, раз так. Ты знаешь, что вам всем придется последовать за мной в мой мир?
- За тобой мы пойдем куда угодно, - заверила нимфа.
- Вы будете носить человеческие имена, и жить в городе.
Глаза девушки при этих словах алчно сверкнули. Она выглядела сейчас как лиса, которой сообщили, что ее определяют на постой в курятнике.
- Мы приспособлены для этого, - сказала нимфа, хищно улыбаясь.
- Вам придется жить чужой жизнью и носить чужую внешность.
- Человеческое тело нужно скопировать полностью, со всеми… изъянами? - уточнила девушка.
Сергей сверился со своей библиотекой и ответил:
- Нет. Лишь настолько, чтобы вас приняли за этих людей, и чтобы наша медицина не выявила в вас ничего аномального.
- Это будет совсем не сложно.
Парень внимательно посмотрел на нимфу, ухватывая разом все ее возможности, и мысленно покачал головой. «Боже мой! Она же еще совсем юная. Им бы всем развиться, набраться сил. Пусть не старшими нимфами стать, так хоть взрослыми и настолько мощными, насколько это возможно, за такой короткий отрезок времени».
Он спросил у Библиотеки, может ли передать девушкам часть амброзии, что находилась сейчас в его распоряжении, и получил положительный ответ.
- Тебя зовут Елена Водорезова, - сказал Сергей фразу, которую от него давно уже ждали. - Спортсменка ватерполистка, мастер спорта, капитан команды. Вся необходимая информация находится во мне, и ты знаешь, как ее взять. Подожди, я попробую немного открыться.
Он определился уже с возможностью предоставить себя девушкам и сейчас отдавал соответствующие команды дереву. Ствол завибрировал, и кора его стала медленно оплывать, растекаться в стороны, обнажая постепенно всю переднюю часть мужчины от груди до бедер. Ноги остались большей своей частью под землей, но это было сейчас не существенно.
- Я могу тебя выпить? - переспросила девушка, моментально зажигаясь энтузиазмом на этот счет. Руки ее уже гладили кожу молодого человека, глаза сверкали от предвкушения.
- И не только выпить, - улыбнулся Сергей. - Я хочу, чтобы ты взяла амброзию. Столько сколько сможешь усвоить. О количестве не беспокойся, я сделаю потом еще. Ну и… ты, наверное, хотела бы оторваться? Сколько времени каждой из вас нужно, чтобы получить полноценное удовольствие?
Нимфа смотрела на него в немом изумлении.
- Ты это серьезно? - спросила она.
- Ну конечно, я хочу всем вам… помочь, - он едва не ляпнул "сделать подарок", но вовремя поправился.
- Подожди-подожди! - она зажмурила глаза, сладко улыбаясь, потом открыла их и сказала. - Пятнадцать минут, нет, даже десять.
- Так мало? Почему?
- Потому что нас пятнадцать. И все хотят поскорее получить имена. Любая из нас готова хоть целые сутки тобой наслаждаться, все равно будет мало. Но мы не можем думать только о себе. Так что десять минут - это оптимальное время. Его хватит, чтобы успеть перепробовать все виды удовольствия и не заставить долго ждать других.
- Хорошо, я твой, - сказал Сергей улыбаясь.
И нимфа прижалась к нему, прикрывая глаза от удовольствия, потерлась щекой, поцеловала в губы.
- Мне всегда хотелось это сделать, - засмеялась она. - Пожалуй, я потрачу минутку своего времени, чтобы к тебе приластиться. Обними меня, - попросила девушка. - Ты ведь можешь освободить свои руки.
Молодой человек сделал, как она хотела. Ему и самому приятно было ощутить изящную фигуру нимфы. Он погладил ее бархатную кожу на спине, опустился руками на ягодицы, ощущая упругую мягкость, сжал их ладонями, и в этот момент девушка захватила его и заставила кончить, поглощая столь любимый всеми нимфами сок.
Сергей даже охнул от неожиданности, а нимфа уже обмякла у него в объятиях, сползая вниз, так что ему пришлось придержать ее руками, чтобы она не упала. Она положила голову на его плечо и мурлыкала посапывая от удовольствия. Лицо ее неуловимо стало меняться, принимая другие черты. Волосы постепенно светлели из черных превращаясь в каштановые. Поплыла фигура, подстраиваясь под телосложение спортсменки, но сохранила при этом свою неуловимую волшебную округлость, свойственную всем нимфам. В общем, девушка прямо на глазах превращалась в Елену Водорезову, невероятно точно копируя ее внешность, но умудрялась при этом каким-то непостижимым образом сохранять хищную привлекательность нимфы.
- Я думал, ты оставишь это напоследок, - сказал Сергей, когда девушка открыла глаза.
- Сперва дело, а потом удовольствие, - ответила та. - У меня есть еще семь беззаботных минут, чтобы тобой насладиться. Назови меня по имени. Пожалуйста.
- Лена, Леночка.
- Как красиво, мне очень нравится. И тело не плохое, сильное. В нем, конечно же, меньше гармонии, чем в моем прежнем, но это не страшно. Я буду его постепенно совершенствовать, медленно и незаметно, чтобы для людей это выглядело естественным, - мечтательно произнесла нимфа.
- Почему ты не взяла амброзию, - удивился Сергей.
- Потому что успею еще, - улыбнулась Лена. - Амброзия - это десерт, которым следует насладиться в конце. После нее я надолго буду выключена из реальности, - а потом она без какого либо перехода поинтересовалась. - Ты правда способен поглощать эссенцию?
- Правда.
- У меня она уже есть и мне хотелось бы немного потратить.
- Я в полном твоем распоряжении.
- Хорошо!
Сергей в очередной раз убедился, насколько направленно лесные красавицы умеют получать удовольствие. Их отличала совершенная увлеченность этим процессом, не отвлекали никакие посторонние мысли. Они четко видели цель и двигались к ней уверенно и быстро, но одновременно и без спешки. Они успевали прочувствовать все грани удовольствия и накопить максимум возбуждения, прежде чем разрядить его в мощнейшем пламени завершающего экстаза.
За оставшиеся шесть с половиной минут Лена успела перепробовать буквально все, и кунилингус, и секс, и гормональный оргазм, и обычный. Выплескивалась она, может и не так мощно, как другие нимфы, с которыми Сергею довелось уже сталкиваться, но что называется от души, с максимальной для себя интенсивностью. В самом конце серия ее гормональных вспышек слилась в один непрерывный поток наслаждения, и она длила его сколько могла, заставляя Сергея кипеть от возбуждения.
Вспенилась и стала подниматься вверх амброзия, проникая в молодого человека, концентрируясь в его сексуальных центрах. Нимфа готовила себе изысканный десерт, собираясь сорвать под конец, своего рода, "Джек пот". И парень даже стал беспокоиться, не переборщит ли она со всеми этими своими приготовлениями.
Лена добилась почти такого же по силе эффекта, какой был от Терции или Константы, когда те выпивали его. Сергей почувствовал, что просто взрывается от наслаждения и девушка содрогнулась, принимая в себя его коктейль. Она упала на грудь молодого человека, медленно завалилась в сторону и сползла на землю, теряя сознание.
Сергей перенес это потрясение не в пример легче. Испытывая нешуточные опасения за девушку, он хотел даже полностью освободиться от пут дерева, чтобы ей помочь, но к счастью этого не потребовалось. Рядом возникла другая нимфа и вполне профессионально со знанием дела стала ее ощупывать, считывая состояние.
- С ней все в порядке? - обеспокоенно спросил молодой человек.
- Да, - ответила нимфа, - просто объелась, да еще и амброзии поглотила много. Теперь наверняка часа три проспит, не меньше.
Сергей с облегчением перевел дух.
«Слава богу!» - подумал он.
Нимфа тем временем подняла голову и с удивлением спросила:
- Что с ней такое произошло? Почему она изменилась? Эта новая внешность, зачем она?
Молодой человек на секунду прикрыл глаза, и нужное имя само всплыло из памяти.
- Татьяна Стрельцова, - сказал он улыбаясь. - Это твое имя, и даже не просто имя. Это конкретный человек, которым тебе предстоит стать. Я думал, Лена ввела вас в курс дела, перед тем как меня выпить.
- Лена, - повторила девушка и провела пальцами по плечу своей подруги. - Нет, не успела. Хотела видимо сделать это после, но не рассчитала своих сил. Она у нас увлекающаяся натура. Ничего страшного, я уже все знаю. Мы станем спортсменками и будем жить среди людей. - В глазах девушки при этих словах мелькнули те же чувства, что и у Лены десятью минутами раньше. - И у меня десять минут, верно? - добавила она. - И я тоже могу взять амброзию. Ох! Как здорово! Ну, держись. Теперь все знают. Каким бы крутым ты ни был, тебе придется туго.
***
Таня не ошиблась в своих прогнозах. Нимфы просто вынули из Сергея душу. Они наслаждались им без спешки, со вкусом, расчетливо используя все отведенное им время, и именно благодаря этой размеренности каждый раз опустошали парня по максимуму. По отдельности это было не тяжело. Ни одна из них не могла серьезно утомить молодого человека, но вот в совокупности они "дали ему прикурить" по полной программе. Очнувшись после очередного потрясения, тот обнаруживал перед собой следующую претендентку, сидящую перед ним на коленках в притворном смирении, и ожидавшую когда назовут ее. Он, как правило, сразу знал, кем будет та или иная девушка, но не спешил вслух произнести ее имя, потому что только в эти моменты мог передохнуть.
Ни кто из них не тратил время на разговоры, стоило Сергею сказать два заветных слова, как нимфа брала его в оборот. Несколько секунд жарких объятий с поцелуями - вот и вся прелюдия. Потом следовало взятие крепости, стремительное опустошение, трансформация, а дальше по вкусу. Хотя в той или иной последовательности девушки проходили одну и ту же программу.
Молодой человек давно бы уже потерял счет времени, но внутренний счетчик четко подсказывал ему, сколько имен уже роздано и сколько еще осталось. Это очень помогало рассчитывать свои силы и поддерживать бодрость духа. Без малого три часа прошло, с начала этого марафона, когда его опустошила последняя лесная дева. Она судорожно сжала его в своих объятиях и затихла. Парень мысленно перевел дух и улыбнулся.
«Уф! Кажется все. Никогда не буду больше укомплектовывать женские ватерпольные команды. - Сергей обнял нимфу, поглаживая ее по спине, и тихо засмеялся. - Боже! Они меня едва не доконали!»
- Когда-нибудь доконают, - прокомментировала Мара его мысли.
Сергей повернул голову в сторону, откуда шел голос, и увидел девушку, сидящую на траве.
- Мара, привет! - сказал он радостно и королева ему улыбнулась.
- Привет-привет, - сказала она, а потом, прищурившись, посмотрела на последнюю девушку из его команды. Та моментально проснулась, глянула на королеву и испарилась, оставив их наедине.
- Зачем ты все это себе устроил? - продолжила Мара. - Всю эту экзекуцию?
- Ну как, мне же нужно было раздать им имена и информацию о тех девушках, которых они будут изображать.
- И?
- Для этого им надо было меня выпить.
- Так-так, дальше.
- Что дальше? Они меня выпили.
- За три часа? Сергей, у тебя какое-то странное представление об этом процессе, честное слово. Может, ты не понимаешь, но я точно знаю, всем им хватило бы максимум минут двадцать. Так что ты сейчас бы был огурчик, а не выжатый лимон.
- Мара… - молодой человек замялся, - понимаешь, я хотел дать им еще амброзии. Они попадут в другой мир, где лишняя сила не помешает.
- Ладно, пусть так, - согласилась королева, а потом, понизив голос, добавила словно бы по секрету. - Вообще-то, девушки и без нее бы прекрасно справились, но я тебя понимаю. Это твои нимфы и ты хочешь, чтобы они были сильными, чтобы можно было ими гордиться. Команда супервумэн, джедай-вумэн или что-то типа того? Хорошо добавим амброзию, получается двадцать пять минут, ну полчаса от силы. Что там еще? Продолжай.
- Но… - Сергей замялся, хлопая глазами. - Полторы-две минуты на каждую, это же так мало.
- Предостаточно.
- А как же чувства?
- А они были? - парировала Мара. - Нимфам не нужны чувства, пойми. Мы не любим мужчин, мы их используем. И будем это делать хоть в старом виде, хоть в новом, насколько бы точно мы женщин не копировали.
- Вчера на берегу озера, мне казалось, ты думала по-другому.
Королева улыбнулась в ответ.
- Это было мило, - сказала она. - Мне даже понравилось. Очень. Но, видишь ли, романтика требовалась, прежде всего, тебе. Твоя энергетика должна была приобрести определенные свойства, необходимые для дела. Себе бы я такое устраивать не стала, даже в голову бы не пришло.
- А сейчас? Тоже не стала бы? Когда узнала как это хорошо.
Девушка задумалась, таинственно улыбаясь, а потом призналась.
- Не знаю, если бы свободное время было, может быть… Но его всегда так не хватает, вздохнула она. - В любом случае, Сергей, молодым нимфам этого точно не нужно, поэтому они и распорядились предоставленной им роскошью по-своему. Выжали из тебя максимум энергии всеми возможными способами.
- А Лена - нет, - возразил молодой человек, - с ней немного романтики получилось.
- И в результате она хапнула больше остальных, - хихикнула Мара и тут же подняла руку останавливая контр аргументы оппонента. - Ладно-ладно, признаю. С ней что-то такое было, но она, как бы это сказать, исключение. Ты же ее кумир, понимаешь?
- Я? - Сергей покраснел. - Почему?
- Потому что ты дал им полноценную жизнь, а потом спас, - ответила нимфа. - Вступился, когда им всем нужна была помощь.
- Но… я ведь за всех вступился, не за нее одну.
- Правильно. И это самое главное. Коллективность в нас сильнее индивидуальности, мы это особенно ценим. Собственно все они тебя обожают. Но именно она в тебя верила больше других, и ты оправдал ее надежды.
- Но почему она?
- Потому что в ней больше чувственности, чем в остальных.
- Вот видишь! - обрадовался Сергей. - А ты говоришь, что нимфам чужды эмоции.
- Вообще-то я имела в виду достаточно конкретные чувства, а не эмоции вообще, - возразила Мара. - Эмоции имеют немаловажное значение. Они привносят энергию в любое действие, понимаешь? И они у нас есть. Мы только умеем держать их в узде и использовать когда нужно. Другое дело чувства к мужчинам, любовь. Я уж молчу, о том, что с продолжением рода у нас мужчины никак не ассоциируются. Если мыслить абстрактно, нимфа не должна выделять кого бы то ни было из всех остальных. Это помешает ей хранить гармонию, помешает действовать объективно. Благо одного индивида станет для нее превыше всеобщего блага, а это недопустимо.
- Выходит ощущений дружбы, товарищества, родства у вас нет?
- Почему же нет? Есть конечно, но эти чувства всеобщие. Я люблю всех нимф одинаково. Все мы одна семья. Я люблю и других существ в той мере, в какой они полезны гармонии. Даже людей люблю, несмотря на все их пороки, но любовь эта не носит половой окраски. Точно так же чувствуют и другие нимфы. Знаешь, а ведь я, кажется, поняла суть твоих заблуждений. Ты испытываешь на себе повышенное внимание с нашей стороны. Отношение к тебе очень теплое и эмоциональное, эти чувства похожи на симпатию, и даже любовь, а мы так похожи на женщин. В общем, ты не правильно все это истолковал. Нимфы любят тебя не потому, что ты мужчина. И даже не потому, что в тебе есть амброзия. Ты центр, равновесия, источник гармонии. Я не понимаю как, почему так получилось, но в тебе сосредоточилось все самое светлое, что есть в мире и это невозможно не любить.
- Не правда, - возразил Сергей, - я обычный.
- Хорошо, - согласилась королева, улыбаясь. Она не собиралась спорить с ним на этот счет. - Пусть так, но мы несколько отклонились от темы нашего разговора. Речь, если не ошибаюсь, шла о неправильных интерпретациях.
- Так-так, - проворчал Сергей. - Почему-то мне кажется, что сейчас прозвучит какое-то нравоучение.
Мара откликнулась смехом на его слова.
- Ты прав, - сказала она, - позволь дать тебе совет. Пока ты будешь считать нас женщинами, мы будем это использовать. Кто-то в меньшей степени кто-то в большей, но использовать будут все. Даже я. И в особенности это касается секса. Пойми, мы умеем любить, но никогда наша любовь не будет связана с процессом питания.
- Но как же романтика отношений? Ведь я ее чувствую. Она есть и самая настоящая. С Тилой, с Леной, даже с тобой.
- Сергей, ты неисправим. Ну конечно она есть. Ведь ты же нам нравишься. Но эти чувства не сексуальны, хотя многие и не прочь маскировать их под вашу любовь, чтобы ввести тебя в заблуждения. Даже у меня был такой соблазн. Но я осталась с тобой искренней. Вспомни, в каком ключе развивались между нами, так называемые, платонические отношения, в каком сексуальные и все встанет для тебя на свои места.
Молодой человек открыл и закрыл рот. Ему нечего было ответить. Его вчера еще озадачил невероятный контраст нежности и грубости, который он испытал с Марой, а сейчас, получается, тот нашел объяснение с самой неожиданной стороны.
- Ну, хорошо, - не сдавался Сергей, - не все же нимфы одинаковые, ты говорила, что и у вас есть чувственные натуры, такие как Лена.
- Да, есть, - подтвердила королева. - У нас рождаются нимфы, подверженные страстям. Редко, но рождаются. И Лена одна из таких. В этом нет ничего плохого. Из них, например, получаются преотличные ученые, но вот в качестве хранительниц гармонии они уступают остальным. Личные предпочтения им мешают. И они, кстати, сами признают этот факт. Такие нимфы не редко выделяют для себя нечто частное, что может быть предметом их повышенного интереса. И теоретически они могут испытывать страсть к конкретному человеку без каких либо разумных на то оснований. Просто потому, что ему каким-то образом удалось зажечь ее чувства, но… - Мара сделала эффектную паузу, - эта страсть будет не сексуальной.
- А какой?
Нимфа пожала плечами.
- Ну, я не знаю, чувственной наверно, платонической. Помнишь, как мы целовались? - улыбнулась она. - Это было здорово.
- Погоди-погоди, - Сергей поднял руку и закрыл глаза, сосредотачиваясь на своих мыслях. - Но ведь это родственные понятия, разве нет?
- Для вас видимо да, потому что страсть к мужчине опосредованно связана у женщин с продолжением рода, а для нас нет.
- Поцелуи - это же акт сексуальности, по сути своей они прелюдия к сексу. Их обычно даже исключают из платонических отношений.
- Здесь все от мужчины зависит, - пояснила Мара. - Поцелуи с тобой были весьма платоническими.
- Не понимаю, объясни.
- Ну, все зависит от того, что мужчина чувствует, когда делает это. Мы все эмпаты, понимаешь? И нам нравится чувствовать эмоции людей. Твои эмоции так красивы, что ими можно бесконечно любоваться. Однако стоит только тебе испытать сексуальное возбуждение, как все. Просыпается другая наша страсть, и она значительно сильнее эмоциональной. Ох! Я не знаю, как объяснить! - воскликнула Мара. - Ты не поймешь, потому что не являешься нимфой, у людей этого нет… Она как голод… очень сильный. Она несет другие потребности и другие желания, имеющие значительно более высокий приоритет. У тебя, правда, есть одна очень интересная особенность, которую я не встречала в других мужчинах. Ты испытываешь невероятно красивые эмоции во время секса. Так что если настроиться должным образом, то можно получить два удовольствия одновременно: сексуальное и эмоциональное. Тиле это удавалось, в особенности после того как она усовершенствовалась. Мне пока нет, прежние нимфы не властны над своим голодом. Но может быть теперь, после изменений, удастся.
- Ты тоже изменилась? - обрадовался Сергей.
- Да! - засмеялась Мара. - Хоть это было и не просто. Но оно того стоило!
- У меня большая надежда на новых нимф, - сказал молодой человек. - Это совмещение удовольствий, про которое ты говорила. Мне кажется, оно очень похоже на то, что испытывают наши женщины, когда занимаются сексом по любви. Оно дает максимальное удовлетворение. Самое полное из того, что может достичь человек.
- Не обольщайся, - улыбнулась королева, - относительно нимф такое вряд ли применимо, но мечтать ты можешь, конечно, ни кто не запретит.
- Хочешь знать, почему именно у меня вы встретили эмоции во время секса, а у других мужчин нет?
- Ну, скажи.
- Потому что я испытываю "психологическое" удовольствие, а тех мужчин вы брали силой. Поверь, вы еще найдете чувственную красоту с другими. Просто нужно соблазнить их на добровольный секс.
- Может быть, - улыбнулась Мара. - Новые нимфы на это способны.
- Очень интересная беседа, - улыбнулся Сергей. - Я получил огромное удовольствие.
- И я тоже, - засмеялась нимфа. - Но в основном от твоих эмоций.
Она поднялась на ноги, и парень невольно залюбовался ее фигурой. Казалось, что формы девушки стали еще совершеннее. Та замерла на несколько мгновений, а затем подошла и встала напротив, самым бесстыдным образом демонстрируя себя.
- Эти чувства, - заметила Мара, - совсем не платонические.
- Ты меня соблазняешь, - признался Сергей, зачарованно глядя на ее интимное место.
- Пока не нет, просто стою. Если бы хотела тебя соблазнить, то сделала бы так.
Нимфа повела бедрами и стала эротично двигаться как стриптизерша, вот только вместо шеста у нее было дерево. Молодой человек оказался в самом эпицентре сексапильного воздействия и моментально вспыхнул от возбуждения. Словно в трансе он потянулся губами к девушке и та, присев, жестко схватила его за подбородок, моментально приводя в чувства.
- Не шути с огнем, - прошептала Мара, хищно сверкая глазами. - Физически я избавилась от своих слабостей по части мужчин, но психологически мне останавливать себя еще очень не просто. За две с лишним тысячи лет выработались стойкие инстинкты. И сейчас они требуют определенных действий.
- Я хочу твою силу, я готов ее принять, - в ответ прошептал Сергей, глядя на девушку сумасшедшими глазами, и та еще сильнее сжала его скулы пальцами.
- Мы с тобой не в бирюльки и играем! Я не могу кончать, когда захочу или когда ты этого захочешь! Древо требует определенного времени!
- Прости.
- Поздно извиняться, - плотоядно улыбнулась нимфа. - Я слишком возбуждена и не собираюсь терпеть.
Она опустилась на колени, сжав Сергея бедрами, и тот почувствовал жаркое прикосновение внизу. Мара еще не взяла его, но была очень близка к этому.
- Самое время попробовать новое удовольствие! - прошептала она и стиснула парня в своих объятиях.
***
В этот раз Сергей еще легко отделался. Нимфа его только выпила, испытав попутно парочку гормональных вспышек. А вот четырьмя часами позже она снова проводила испытание своего тактического ядерного оружия, и это уже было гораздо серьезнее. Молодого человека ни капельки не страшили мощнейшие выплески королевы. Наоборот, он просто жаждал ощутить их вновь. Его совместная с деревом емкость стала в несколько раз больше и эссенция уже не выплескивалась в окружающее пространство.
- Еще! Можно еще? - прошептал он, когда Мара, переживая остатки бурного наслаждения, расслабленно присела рядом.
- Нет, лакомка моя, - сказала она, нежно целуя его глаза, нос, губы. - На этот раз хватит. Но не расстраивайся. Древо теперь быстрее перерабатывает энергию. Так что скоро повторим.
- Когда?
- Не будь таким нетерпеливым, - засмеялась девушка. - Мне нужно идти, а ты лучше поспи. Тебе следует отдохнуть, да и время пролетит быстрее. Ну, пока.
Она исчезла, и Сергей впервые ощутил, как нимфы перемещаются. Они делали это через деревья, стремительным током жизни двигаясь по системе корней.
«Тогда как они попадают в наш мир? - подумал он и тут же получил массу информации на этот счет. Через сознание его потекли умозаключения, теории, формулы. - Нет-нет! - мысленно воскликнул молодой человек, останавливая этот поток. - Такие подробности мне не нужны. Спасибо».
Его внутренняя база данных приняла необъятные размеры. Стоило ему прикоснуться к ней, как он чувствовал просто бездну знаний, которую человек не смог бы освоить даже за сотню лет. К счастью Сергею и не требовалось этого делать. Достаточно было лишь задать вопрос, как ответ тут же становился достоянием его памяти.
Близилась полночь, а следовательно, без малого сутки прошли с того момента, как он врос в землю. Он знал это точно. Время теперь ощущалось легко. Может быть, связь с Древом помогала этому, а может молодой человек сам приобрел новые возможности. Он прислушался, что с ним происходит и ощутил как растет ствол. Он вытягивался вверх и разрастался в ширину, перерабатывая поглощенную эссенцию, и происходило это с невероятной для растения скоростью.
«Каким же оно станет? - подумал молодой человек. - За трое то суток, если уже сейчас достигло приличных размеров».
Ответ пришел в виде образа. Древо не было исполином, этаким колоссом, возвышающимся над всем остальным лесом. Оно представляло собой центральный ствол трехметрового диаметра и пятнадцатиметровой высоты, который окружали по кругу наподобие Стоунхенджа вторичные побеги примерно таких же габаритов, как и все остальные деревья в лесу.
«Так вот почему рейнджеры до сих пор не смогли обнаружить старое Древо. Оно не больно-то выделяется на фоне леса. Неплохо придумано».
Сергей увлекся созерцанием того как растет Древо и не заметил, как уснул.
***
Мара разбудила его поцелуями часа через три. Она была весела и нарядна. Голову ее украшал венок из каких-то невероятно красивых, светящихся в темноте цветов, на груди же висела целая их гирлянда. Они отличались разнообразной раскраской, но похоже представляли собой растения одного и того же вида.
- Это как же называется? - шутливо возмутился Сергей. - Королева нимф, можно сказать покровительница природы и срывает бедные цветы в таком огромном количестве!
- Это Тиоры, - засмеялась Мара. - Их можно рвать, ни размножаются бутонами.
- Как размножаются?
- А вот увидишь. Я сейчас станцую для тебя, а ты смотри и любуйся. Проверим твое чувство прекрасного. Пока эмоции будут оставаться в рамках эстетики, я тебя не трону, но лишь только похоть проникнет в твое сознание, держись! - предупредила девушка и снова засмеялась. - Ну что же ты так быстро сдаешься! - воскликнула она. - Так не интересно. Я даже не начинала еще танцевать.
- Подожди-подожди! - заторопился молодой человек, стараясь поскорее успокоить разыгравшуюся фантазию. - У меня вопрос и он очень важен. Ты должна мне ответить обязательно.
- Хорошо, спрашивай, - хихикнула Мара, забавляясь этим его пассажем.
- Причем здесь Тиоры?!
Нимфа залилась веселым смехом.
- И это важный вопрос? Ну, хорошо, ты сумел отсрочить расправу. Хотя был очень близок к ней. Только ответ ты получишь чуть позже, - интимным тоном добавила она, - когда не справишься… Так-так. Опять эти чувства. Неужели ответ для тебя интереснее танца?
- Ох! - простонал Сергей. - Ты же сама меня интригуешь и соблазняешь. Так не честно. Сделай снисхождение. Начни танцевать, а там уже я попробую держать себя в руках.
- Хорошо, будет тебе снисхождение. Но только один раз.
- Да благословят боги твою доброту! - торжественно произнес молодой человек, чем вызвал у Мары новый приступ веселья.
- Только больше не смеши, ладно, - попросила она, с трудом успокаиваясь.
- Не буду.
Заиграла приятная медленная мелодия и девушка стала плавно двигаться, словно растение на ветру. Она скользнула в сторону, как сорванный лист и закружилась по поляне, чаруя взгляд отточенной пластикой движений и какой-то необыкновенной природной естественностью.
«Боже мой! - мысленно поразился Сергей и затаил дыхание. - Как красиво!»
Цветы следовали за нимфой необыкновенным светящимся потоком, то вытягиваясь в полосу, то свиваясь в кольца, в петли, формируя и другие, вовсе уж замысловатые фигуры. А девушка кружилась рядом с ними, как гимнастка-художница, танцующая с лентой. Ее движения столь органично вписывались в окружающую природу, что молодой человек совершенно забыл, кто перед ним танцует. Он любовался танцем, как любуются пламенем или текущим потоком воды, листопадом, дождем, радугой. Его душа переполнилась эстетическим наслаждением и даже слезы готовы были выступить на глазах от восхищения.
Нимфа скользнула совсем рядом, окатив Сергея волной невероятно приятного запаха цветов. Глаза их встретились, и молодой человек уловил во взгляде девушки игривые искорки или быть может, ему это лишь показалось. Но с этого момента мелодия слегка изменила свою тональность, и в пластике танцовщицы стало незаметно исподволь проявляться женское начало. Движения ее постепенно преисполнялись эротичностью, заставляли сердце биться быстрей и наполняли его томлением.
«Ох!» - мысленно воскликнул Сергей, чувствуя, что очарован, но теперь уже не столько танцем, сколько самой танцовщицей.
Случайно или намеренно нимфа сокращала дистанцию между ними. И чем ближе она становилась к молодому человеку, тем большей сексуальностью преисполнялся ее танец. Сергей понял, что давно уже проиграл это состязание. Он не просто испытывал сексуальное возбуждение, он уже сгорал от желания, и девушка прекрасно это чувствовала, сужая круги, как акула вокруг своей жертвы. В какой-то момент она схватила его, заставив испытать чуть ли не физическое блаженство от одних лишь этих объятий.
- Ах! Какой фейерверк эмоций! - воскликнула нимфа, сладко целуя Сергея в губы. Она обвила ногами его за талию и крепко прижалась, жадно поглощая в себя, вовлекая в другой танец, танец страсти и любви.
А когда пятью минутами позже оба они взорвались от наслаждения, цветы неожиданно вспыхнули ярким светом и прекрасными огненными бабочками разлетелись в разные стороны, сияя в темноте и улетая все дальше и дальше.
- Боже! - восхитился Сергей и счастливо засмеялся. - Как красиво, боже! Просто какое-то волшебно!
А нимфа смотрела, улыбаясь, и таяла от удовольствия, купаясь в его эмоциях. Потом они долго целовались, сжимая друг друга в объятиях, потом смотрели друг другу в глаза.
- Как романтично, - сказал молодой человек. - Так чарующе. Это именно то, о чем я тебе раньше говорил. Именно так чувствуют мужчина и женщина, когда любят друг друга.
- Я поняла, - улыбнулась нимфа. - Очень красивые эмоции, я получила от них огромное удовольствие.
- Погоди-погоди, - удивился Сергей. - А ты сама разве ничего не чувствовала? Никаких эмоций?
- Я чувствовала, но по-другому, - сказала Мара, - не как женщина, как нимфа. Я наслаждалась, совместила два удовольствия, и это было волшебно.
- Ох, - вздохнул молодой человек и засмеялся.
- Ты разочарован?
- Нет, что ты. Но я, кажется, начинаю вас понимать.
- Это хорошо.
- Нет… не очень. Можно мне дать нимфам один совет?
- Конечно.
- Никогда не посвящайте мужчин в… эти детали, и вы сможете получить от них максимальную отдачу.
Нимфа улыбнулась.
- Я знаю. Конечно же, мы так и сделаем. А ты тоже хотел бы быть обманутым?
- Не знаю, - Сергей потер переносицу и улыбнулся. - Мне очень импонирует, что между нами такие доверительные отношения и в тоже время… эти откровения нарушают все волшебство.
- Не огорчайся. Ты скоро забудешь и снова очаруешься. Мы умеем очаровывать. И я не буду больше напоминать тебе про специфические особенности нашего питания.
- Питание! Боже! - парень засмеялся. - Очень романтично звучит!
- Кстати, насчет еды. Вкусненького чего-нибудь хочешь?
Мара наклонилась в сторону, потянувшись куда-то за дерево, и поставила рядом корзинку, наполненную светящимися плодами.
- Силайские яблоки? - удивился Сергей. - Откуда они здесь взялись?
- Другие нимфы принесли, пока я для тебя танцевала. - Королева один плод протянула собеседнику, а другой взяла себе. - Угощайся.
Молодой человек взял яблоко и покрутил его в руках.
- Как странно, - сказал он. - Я уже больше суток ничего не ел и не испытываю голода.
- Древо тебя кормит.
- Да-да… я знаю, - растерянно улыбнулся Сергей. - Получил ответ за мгновение до того как ты мне сказала.
Нимфа пожала плечами.
- Ты все равно поешь, - предложила она. - Это ведь не столько еда, сколько удовольствие.
Сергей рассмеялся вдруг пришедшей ему в голову мысли.
- Я буду есть яблоко, а ты - мои эмоции? - уточнил он.
- Эмоции - это тоже не еда, - с улыбкой возразила Мара, - это удовольствие.
И она откусила от своего яблока. Парень, улыбаясь, последовал ее примеру, и волшебная сладость растеклась по его языку. Он даже глаза прикрыл на несколько мгновений, наслаждаясь бесподобным вкусом. Потом посмотрел на девушку и снова засмеялся.
- Съешь еще, - попросила нимфа, - ты так здорово это делаешь.
- Я не могу, - смутился Сергей, - я знаю, как это на тебя действует, и чувствую себя странно.
- Съешь, - настаивала Мара и протянула ему свое яблоко прямо укушенной стороной.
Это выглядело так эротично, что парень послушался. Нимфа откусила сама и снова протянула ему яблоко. Потом снова откусила и поцеловала его, передавая кусочек плода изо рта в рот. Сергей даже застонал от блаженства. У него возникло четкое ощущение, что сейчас его снова выпьют. Но вместо этого Мара поднялась и встала напротив, слегка расставляя ноги. Молодой человек посмотрел вверх и увидел огромные глаза, в которых плавилось предвкушение. Нимфа зарылась пальчиками ему в волосы и притянула к себе…
***
Они сидели в обнимку, переживая остатки сумасшествия, которое недавно охватило их обоих, и наслаждались покоем, изредка касаясь друг друга губами. Сергей чувствовал бурлящую внутри себя эссенцию. Она занимала даже меньше половины его объема и быстро усваивалась деревом, стимулируя его рост.
- Послушай, - прошептал он. - Может можно еще, а? У меня много места.
- Можно, - улыбнулась нимфа. - Ты такой сладкоежка, - засмеялась она. - В следующий раз мы встретимся с тобой часов через двадцать. Тем более имеет смысл себя побаловать.
- Почему? А раньше нельзя?
- С утра к тебе пожалуют гости, - сказала Мара, - ты будешь занят.
- Гости? - удивился Сергей - Кто?
- Мои незаменимые помощницы Флора и Лин. Им понадобится амброзия и кое-какое знание, которое хранится в тебе. И потом сами они тоже хотят пополнить твою библиотеку. Им есть что добавить, можешь быть уверен.
- Разве ты с этим уже закончила?
- Да, солнышко мое, теперь в тебе есть все, что знаю я. Ты разве не чувствуешь, что объем знаний больше не изменяется?
- Я ощущаю, бездну, когда прикасаюсь к нему. Как можно почувствовать увеличение бесконечности?
- Это не бесконечность, поверь. Скоро ты сам убедишься. Твоя сила быстро растет.
Нимфа встала на ноги и сжала пальцы в кулаки, накапливая в них свет.
- Что ты делаешь? - поинтересовался Сергей.
- Сейчас поймешь.
Мара прижала ладони к дереву на уровне шеи молодого человека и, плавно потянув их на себя, стала вытягивать в воздухе прозрачную радужную ткань. Она формировалась в виде упругой вогнутой поверхности и очень походила бы на стенку мыльного пузыря, если бы не светилась. Когда королева соединила ладони на высоте своего лица, у нее получилось нечто очень напоминающее кресло, сделанное из света.
- Ого, - удивился Сергей. - Зачем это.
Вместо ответа нимфа забралась на сиденье, которое тут же прогнулось, подстраиваясь под формы ее тела. Ноги девушки обняли ствол дерева, а интимное место оказалось у самого лица Сергея. Она слегка подвигала попой, устраиваясь поудобнее и расслабленно откинулась на спинку кресла.
- Если не возражаешь, я бы хотела немного поблаженствовать, - сказала она, глядя сверху со сладкой улыбкой на устах.

Опубликовано: 03.02.2016

Автор: Дмитрий Бирюков

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 7 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*