Нимфа — 2

Общественное достояние

Молодой человек сидел на траве, прижавшись спиной к дереву и испытывая смешанные чувства. Слишком много событий произошло в этом лесу. Много обескураживающего и удивительного, такого, что совершенным образом изменяло всю его жизнь. И Сергей до сих пор не мог определиться радоваться ему или переживать. Но давайте все по порядку.
Вначале был секс. Или что-то на него очень похожее. Тила набросилась на парня как тигрица на антилопу, пленила своими объятиями и поглотила в один момент. А затем он почувствовал себя словно в раю, испытывая такое тонкое и изысканное ощущение кайфа, что душа заходилась в экстазе. Его тело необыкновенно приятно пронизывалось потоком волшебного электричества. Заработали чакры-вулканчики, запустили вдоль позвоночника поток энергии, который поднялся от копчика к макушке и спустился вниз, замыкаясь в кольцо. Напряжение в половой сфере быстро снизилось, а избыток удовольствия стал распространяться по телу, охватывая каждый орган, подключая его в общую цепь, разделяя наслаждение между всеми его частями. Не прошло и минуты, как Сергей с головой окунулся в счастье, излучаемое каждой частичкой своего организма. Это напоминало невероятно красивую музыку, звучащую со всех сторон, окрашенную причудливыми переливами света, мягко изменяющего окраску, завораживающего необыкновенной гаммой цветов. Слушать, видеть и ощущать ее в безмолвном восторге можно было вечно, искренне желая, чтобы волшебство не прекращалось никогда.
- Ааааа-аах!!! - простонала Тила, глядя на любовника сумасшедшими глазами, а потом она поспешно перебралась вверх, заключая его рот в плен интимного поцелуя и изверглась потоком эссенции. Ошеломление, которое испытал при этом Сергей, нельзя было сравнить ни с чем. Разве что с тем восторгом, который ему предшествовал.
Выплеснувшись до конца, нимфа засмеялась от избытка чувств, легла рядом, и стала целовать парня в губы, глядя с удивлением и нежностью. А тот улыбался и целовал ее в ответ. Он чувствовал странный дискомфорт внутри, но сейчас его это мало заботило. Душу переполняло такой радостью, что все посторонние ощущения казались незначительными.
Кажется, с ним что-то происходило. Под влиянием сильных чувств организм снова стал претерпевать какие-то изменения. Это не было так кардинально и опасно, как в первый раз, поэтому Сергей не обратил на сей факт никакого внимания, но нимфа отстранилась и стала с беспокойством его разглядывать.
- Ты что? - спросил парень. - Что случилось?
- Зачем ты это делаешь?
- Делаю что?
- Изменяешься. Ты можешь переработать мою энергию полностью, но почему-то немножко оставляешь и изменяешься. Зачем?
- Я не знаю, я не специально.
Глаза Тилы вдруг удивленно расширились, она судорожно вздохнула и прошептала едва слышно.
- Продолжай!
- Что? Я этим не управляю.
- Не управляй, расслабься, - казалось, она сейчас задохнется от восторга, разглядывая его широко отрытыми глазами. - Да, еще! - шептала она, словно боясь что-то испортить громким голосом.
Сергей смотрел на нее и улыбался. Она походила сейчас на маленькую девочку, которой купили дорогую красивую куклу, и теперь на ее глазах распаковывали. Ему было очень приятно и радостно на нее смотреть, в душе пробуждались чувства глубокой нежности и любви. Очевидно с ним происходило что-то хорошее, происходило само собой, без его участия. «Ну и замечательно, - думал Сергей, - пусть будет так, как она хочет. Пусть исполнятся все ее желания!»
Вздох восхищения вырвался из груди девушки.
- О да! Бог мой, получилось! Теперь моя очередь.
Она снова оседлала Сергея, но в этот раз даже и не пыталась его выпить, хотя собственно уже и было что. Тила деловито стала хозяйничать в его организме, напоминая оператора-наладчика, щелкающего рычажками и поворачивающего рукоятки сложного механизма. Снова заиграли-запульсировали чакры, потом каждая из них вдруг разделилась на две, словно клетки во время митоза, и они разошлись друг от друга, выстраивая причудливую конструкцию. А далее произошло нечто совершенно необычное. Чакры парами стали вращаться вокруг общей оси, проходящей где-то в области позвоночника, причем делали это в разных направлениях. Сергей ощутил что-то вроде гула у себя внутри, и его стало подташнивать. Причем дискомфорт возникал не в области желудка и не в горле, как обычно это бывает при тошноте, а значительно ниже, там, где располагались половые органы.
- Амброзия! - прошептала Тила восхищенно.
- Что ты делаешь? - спросил молодой человек. - Мне неприятно.
- Потерпи немножко, - попросила девушка, - люди всегда тяжело переносят амброзию. Ты еще хорошо держишься, другому в твоем положении совсем было бы худо.
Сергея затошнило сильнее. Потом что-то вновь изменилось у него внутри и самочувствие улучшилось.
- Шшшш, тише! - сердито сказала нимфа. - Я запрещаю тебе изменяться.
Горячая волна, излученная девушкой, пробежала вдоль всего тела Сергея, словно склеивая каждую его клеточку. И тот почувствовал, что его организм зафиксировался, и не в состоянии больше самопроизвольно мутировать. В каком-то смысле это его вполне устраивало, тем более, что тошнота разом прошла. Остался лишь общий дискомфорт вперемежку с чувством легкого недомогания.
Чакры закрутились с удвоенной скоростью, и Сергей ощутил, что заполняется изнутри какой-то субстанцией, от которой его бренная оболочка была не в восторге.
- Что ты делаешь? - снова забеспокоился он.
Нимфа в ответ только радостно что-то мурлыкнула, передавая интонациями, что все будет хорошо, и чтобы он не беспокоился. Вращение чакр замедлилось, они стали сближаться, затем слились, возвращаясь к исходному состоянию, и погасли одна за другой. Точнее как бы вышли на обычный, полу дремлющий режим работы.
- Ммммм, готово, - сказала Тила, и в голосе ее звучало благоговение. - Мне, наверное, рано еще принимать амброзию, но вреда от нее все равно не будет.
Разрешения она, конечно же, не спрашивала. Сергей ощутил, что дискомфорт вытесняется накатывающим как тайфун кайфом, а затем часть субстанции в нем, которую девушка называла амброзией, вспенилась, стремительно разрастаясь в объеме. Это было похоже на образование сладкой ваты, или попкорна. Нимфа с жадностью поглотила эту пену и сразу же блаженно обмякла, отпуская Сергея.
- Боже! Как хорошо!
- А остальное, - возмутился молодой человек, - так и будет во мне?
- Ммммм? Не сейчас… - бормотала Тила, - Это потом… сестры заберут ее… скоро…
И она словно уснула, прижавшись к нему щекой и сладко улыбаясь.
«Вот она прелесть супружеских отношений, - со смехом подумал парень, - жена уснула, а муж остался неудовлетворенным».
- Хотя обычно бывает наоборот, - хихикнул он.
Тила приоткрыла один глаз, потом оба и рывком поднялась на ноги.
- Хватит валяться, - бодро сказала она, - у нас еще куча дел.
- Быстро ты. Я думал, продрыхнешь еще пару часов.
- Ерунда, я и не спала.
- Может скажешь все-таки, что такое амброзия?
- Зачем?
- Ну, так интересно. И потом она же у меня внутри. Должен же я знать что таскаю, тем более, мне совсем не нравится эта субстанция.
- Тебе и не должна нравиться, эта штука не для людей. Впрочем, и ты не человек больше, но… многое от человека в тебе осталось.
- Так для кого она?
- Для нас, для нимф, конечно же. Это своего рода эликсир молодости и здоровья. Да ты же слышал о ней из греческой мифологии. Она дает возможность обратить увядание, вернуть прежнюю силу.
- И что, это такая редкость?
- К сожалению да. Мы иногда находим мужчин, в которых содержатся ее споры, но ты первый кто сам может ее производить.
- И что теперь со мной будет?
- Вначале тебя выпьют несколько старших нимф. Они изучат, как у тебя получилось стать таким, а потом мы попробуем найти еще кого-нибудь, кто мог бы это повторить. Амброзия периодически нимфам требуется, но далеко не так часто, как сперма. Я бы даже сказала, что совсем не часто. Однако пойми, она очень важна. Среди нас есть многие, которые в ней нуждаются.
- Мне что теперь придется спать со старушками? - испугался Сергей.
Нимфа захохотала.
- Ну-ну! Тоже мне старушек нашел. Нимфы не стареют как люди, не теряют привлекательности, они лишь утрачивают силу, угасают и растворяются в лесу. Это всегда так печально. Мы ведь редко рождаемся, хоть и живем тысячи лет.
- Конечно, редко! Коли лопаете сперму вместо того, чтобы использовать ее по назначению, - пошутил молодой человек.
- Да нет, - засмеялась Тила, - мы рождаемся не как люди и сперма нам для этого не нужна.
- Постой! Сколько вы живете?! - дошло, наконец, до Сергея. - Тысячу лет?!
- Можем и дольше, можем и вечно, если с амброзией.
- Обалдеть! А сколько тебе сейчас?
- О! Я еще совсем молода, а сколько - не скажу - ты комплексовать будешь.
- Я?! - возмутился Сергей.
- А кто, я? - смеясь, парировала Тила. - Ладно, не будешь - не будешь, не надо только начинать этот спор.
- То-то, - довольно улыбнулся парень, но возраст, тем не менее, переспрашивать не стал. - И что станешь делать лет так через сорок, когда от меня уже не будет проку?
- Почему это не будет? - удивилась нимфа.
- Потому что я состарюсь, люди так долго не живут.
- Во-первых, ты теперь не человек и сам стариться будешь медленно, - пожала Тила плечами, - годочков через сто пятьдесят-двести возможно и почувствуешь какие-то признаки преклонного возраста, а во-вторых, с чего это ты взял, что я позволю тебе состариться. Тебе, милый, суждено быть теперь со мной… мммм, даже трудно сосчитать сколько, проще сказать - вечно.
- Погоди, ты серьезно?
- Конечно да, - подтвердила девушка. - Нимфе омолодить человека ничего не стоит. Мы, правда, такими вещами не занимаемся, чтобы не нарушать природный баланс, но для своего мужчины любая нимфа сделает исключение. Я уж не говорю о том, что ты источник амброзии, и должен понимать, что из этого следует. Мы просто не можем себе позволить тебя потерять.
- Я что теперь ваше достояние? - удивился Сергей.
- Ну, в некотором роде да, - кивнула Тила. - Это все меняет, абсолютно все: твою жизнь, твой статус, отношение к тебе. И ты теперь наш, я говорю это на полном серьезе. Игры закончились.
- В каком смысле ваш?
- В самом прямом. Я предупреждала уже тебя, что другие нимфы тоже будут с тобой дружить, как с мужчиной. Но то, что ты стал источником амброзии делает тебя исключительным. Любая нимфа будет теперь относиться к тебе с большим пиететом. И я, кстати, тоже.
- Ой, только не надо так, а то я зазнаюсь! - смутился Сергей. Он взъерошил себе волосы на голове и пробормотал. - Подумать только. В голове не укладывается. Я теперь буду омолаживать вас, и сам жить вечно? Сумасшествие какое-то. Я наверное сплю.
- Не только омолаживать, - улыбнулась Тила.
- А что еще?
- Рождаемся мы тоже благодаря амброзии. Мы уже больше сотни лет не можем ее найти, поэтому нас стало меньше чем раньше.
- Постой! Только не говори, что я сделал тебе ребенка, - опешил Сергей.
Девушка удивленно на него посмотрела, а потом засмеялась.
- Что испугался?! Ой как прикольно! Нет-нет, ты не правильно все понял. Отцом ты быть в прямом смысле этого слова не можешь, как и я не могу стать матерью. Мы рождаемся в лесу, у нас есть для этого специальное место. Но для рождения нужна амброзия. И теперь она есть, так что очень скоро появятся молодые нимфы. Бог мой! - вдруг опешила она. - Ты же можешь поглощать эссенцию жизни. - Девушка прикрыла рот ладошкой и смотрела теперь на Сергея во все глаза, переваривая какие-то интересные мысли, возникающие у нее в голове.
- Что такое, что ты еще надумала? - забеспокоился тот.
- Нет ничего. Это потом. Мне и вправду надо идти. Полечу, улажу кое-какие делишки.
- Погоди, ты меня здесь одного оставишь?
- Не одного, - улыбнулась девушка. - Жди гостей и очень скоро. И не надо сопротивляться, и строить из себя верного супруга. Поверь, все, что с тобой сделают - это не чья-то прихоть. Нам действительно нужна твоя помощь.
Тила вдруг обросла изящной одеждой незнакомого покроя, которая, тем не менее, очень хорошо вписывалась в окружающую обстановку. Длиннющие ее волосы сами собой заплелись и свернулись в замысловатую прическу. Она махнула ручкой и пропала. А парень остался один, в состоянии полного замешательства и просто не знал что думать, и чего ждать. Добавить к этому, что был он совершенно голый. Тила забыла его одеть или посчитала это излишним. Собственно и сама она до сих пор не больно-то нуждалась в одежде. Видимо, в среде нимф принято было ходить раздетыми, благо температура воздуха к этому располагала.
Сергей уселся на траву под кроной дерева и прижался к нему спиной. Именно в этом положении мы и застали его несколько страниц выше. Поднялся ветер, но это было не простое движение воздуха. Сергей чувствовал, как его касаются десятки жадных рук, гладят, пробегают пальцами, ощупывая тело. Слышал смех и шепот. «Мужчина…», «Какой хорошенький, слааадкий!...», «Он полный, какая прелесть!» - говорил ветер на разные голоса. Ветер забавлялся и проказничал, щекотал его и обнимал. Вдруг он разом стих, замер и со всех сторон, словно отраженное эхо, на разные голоса послышалось: «Амброзия!… Амброзия!... Амброзия!». А потом они стали появляться, и это выглядело очень эффектно.
Девушки выходили прямо из деревьев, поднимались из травы, из вихрей воздуха, закручивающих пыль и опавшую хвою. Прилетела диковинная пестрая птица и тоже стала нимфой. Их было много, десять, пятнадцать, двадцать пять, еще больше и они были прекрасны, они окружали Сергея со всех сторон и с любопытством его разглядывали. Парень физически ощущал их возбуждение, стремление взять его, хотя бы прикоснуться, но его не трогали. Пока не трогали. Почему? И ответ не замедлил последовать. На поляне, в четырех-пяти метрах перед молодым человеком возникли еще пять женщин, и они разительно отличались мощью.
«Старшие нимфы» - догадался Сергей, - вот кому я предназначен. В первую очередь, по крайней мере».
Он совершенно не боялся, понимая, что никакого вреда ему не сделают. Двое из прибывших поддерживали третью. Она представляла собой смесь запредельной силы и слабости. Как тайфун на грани своего истощения, как гигантское светило перед угасанием. Тила была права, это действительно выглядело очень печально.
«Вот кому нужна Амброзия, - понял молодой человек, и ему вдруг очень захотелось передать ей этот заряд молодости, увидеть, как она зажжется новой силой и расцветет, - Она должно быть очень сильна! Боже, это будет что-то! Уж не саму ли королеву этого леса мне выпала честь лицезреть!»
Старшие нимфы тем временем в быстром темпе обменивались мыслями и, как ни странно, Сергей их слышал.
«В нем слишком много амброзии, - говорила одна, напористо. В ней сочетались резкая агрессивность, властность и воинственность, так что молодой человек мысленно назвал ее Военноначальницей. - Это может оказаться ловушкой рейнджеров!»
«На рейнджера он не похож, - сказала другая, чему-то улыбаясь, и парень мысленно окрестил ее Советницей. - У него все на месте».
«Он может быть их орудием, суперприманкой, неужели непонятно», - возразила Военноначальница.
- Зачем все эти споры? - удивился Сергей. - Разве Тила не сказала вам, что я друг. К чему эти сомнения в моей лояльности?
«Он воспринимает лесное наречие! - воскликнула Военноначальница, - даже рейнджеры нас не слышат! Очень подозрительно!»
- Я перед вами, просто возьмите меня и все узнаете.
- Ты прав, - сказала нимфа и схватила его. Схватила не физически, а как бы на ментальном уровне.
Сергей вдруг почувствовал, сильное эстетическое воздействие. Красота лесной девы поглотила парня с головой, затмила разум слепым восхищением, заставила подчиняться, вызвала неодолимое желание сделать все, что та захочет. Он впервые такое испытывал, Тила с ним ни чего подобного не проделывала, но его это ничуть не испугало. Сергей спокойно отдался этой власти. Воздействие было столь мощным, что поставило его на колени перед нимфой. А потом он обнял ее за талию и прижался, излучая переполнявшие его теплые чувства нежности и любви.
«Ну почему ты такая сердитая, - мысленно обращался к ней молодой человек. - Ведь я так люблю вас всех. Я никогда не сделаю вам ничего плохого. Я хочу, чтобы у вас все было замечательно».
И нимфа расслабилась, размякла в его объятиях на несколько долгих секунд, а потом вдруг встрепенулась и отшатнулась от него, как от чумного.
- Он управлял мной! Вы все видели! - воскликнула она.
- Нет Лин, - улыбнулась королева. - Ты лишь почувствовала его к себе расположение.
- Это невозможно, Мара! Люди враждебны к нам по своей природе. Он притворяется. Я не знаю, как ему это удается, но никакого другого объяснения я найти не могу.
- Не забывай, что он - иномирянин, - напомнила советница. - У них нет войны с нимфами, значит, нет к нам и ненависти. - Она улыбнулась и добавила. - А я ему верю. Посмотрите, какими чистыми красками светится его аура. Ненависть лишь тогда невидна, когда ее нет.
Военноначальница вновь приблизилась и склонилась над парнем, внимательно глядя ему в глаза.
- Я чувствую любовь, но не вижу причины, - сказала она. - А то, что я не могу объяснить, меня настораживает. Почему ты так хорошо ко мне относишься? Ведь я обошлась с тобой очень жестко.
- Потому что ты очень красивая, а красота достойна поклонения. Потому что я люблю одну из вас, и все вы мне очень дороги.
- Подойди ко мне, - сказала Великая, - я хочу, чтобы ты так же обнял меня как перед этим Лин. Я давно не видела столь ярких и чистых чувств.
- Мара! - предупредительным тоном попыталась остановить ее Военноначальница.
- Оставь, - отмахнулась та. - Пусть даже ты права в своих подозрениях, что я теряю? Если я не получу амброзию, я все равно исчезну. Так какая разница, сейчас или чуть позже.
Сергей подошел и обнял ее, прижимаясь и замирая сердцем. Он чувствовал какое-то благоговение перед этой нимфой и сильное желание ей помочь. И она тоже его обняла и улыбнулась.
- Боже, какой ты славный, - сказала Мара, сжимая Сергея крепче. - Лин, а ты многое потеряла отвергнув его симпатию… Так приятно.
«Интересно, - думал Сергей, тая в объятиях королевы. - Они набираются небывалой мощи лишь к концу своей жизни, когда она становится уже неподъемной для них самих. Почему так? Может это составляющая их баланса? Что будет, если я сейчас верну ей молодость? Это поднимет всю их силу. У них же война с людьми. Как это может быть? Зачем? Боже! Какая нелепость! И что станет с людьми в этом мире?»
«Ничего страшного не станет, - успокоила нимфа, отвечая на его мысли. - Мы вновь обретем свою недоступность, и люди не смогут нам вредить. Война закончится сама собой. Я позабочусь, чтобы никто больше не пострадал».
«Тогда возьмите, то, что Вам нужно, - улыбнулся Сергей. - Я, если честно, не в большом восторге от субстанции, которая поселилась у меня внутри».
Но нимфа не спешила это делать.
«Как странно! - продолжила она их мысленный диалог. - Обычно все происходит само собой. Я беру мужчину и это неотвратимо для меня и для него. Но с тобой все иначе. Я могу выбирать, и это, оказывается, создает какие-то сложности».
Сергей почувствовал, как тело его стремительно охватывает возбуждение. Похоже, нимфа все-таки сделала свой выбор.
- Ложись, - сказала она, и молодой человек подчинился. Сейчас он не смог бы ей противиться, просто не в состоянии был этого делать.
Мара легла сверху. Она была столь легкой, почти невесомой, что казалось, будто бы она зависла над ним. Может, так и было?
- Мне потребуется много амброзии, - предупредила нимфа и в голосе ее послышались нотки сожаления. - Ее извлечение займет некоторое время, тебе придется потерпеть.
- Хорошо, - откликнулся молодой человек, и улыбнулся. Ему очень льстило, что королева была столь предупредительна с ним. - Вы можете не беспокоиться на этот счет, Тила уже проделывала со мной нечто подобное. Я легко выдержал. Мне это даже понравилось.
- Со мной будет по-другому, - сказала нимфа. - Извини.
А в следующую секунду Сергей почувствовал, как амброзия внутри него вспенивается и клокочет. Объятия Мары судорожно сжались, и она с жадностью принялась вытягивать эту субстанцию, постанывая от удовольствия, как это делала недавно Тила. Всеобъемлющее наслаждение стало стремительно растекаться по телу молодого человека и с каждым мгновением оно усиливалось, затмевая все другие ощущения. Прошло не более десятка секунд, а ощущения были уже просто невыносимыми.
«Боже! - мысленно взмолился парень. - Как мне все это пережить?!»
Нимфа меж тем разгоралась светом и расцветала. Ее сила нарастала и заполняла собой все вокруг. Это было великолепное зрелище, которое захватило мысли Сергея, очаровало его и понесло куда-то вверх в самый эпицентр бушующих красок. И стало вдруг очень легко и приятно. Он не чувствовал больше бренной оболочки та осталась где-то внизу, угнетенная наслаждением, как бы парадоксально это не звучало.
А потом перед глазами возникло лицо. Оно было огромным и прекрасным. Сергей даже не сразу узнал Мару, настолько та помолодела, превратившись в юную девушку.
- Извини, - сказала она, шевельнув одними губами, - я не нарочно заставила тебя страдать.
- Пустое, - ответил Сергей, глядя на нее восхищенно. - Боже! Какая Вы красивая!
- Я хочу, чтобы ты обращался ко мне на "ты", - сказала нимфа. - Наверное, пришла пора представиться. Я Мара, здешняя королева.
- Сергей, - назвал себя молодой человек.
Он вдруг обнаружил, что сидит у собеседницы на ладонях, а она держит его на уровне своего лица. По сравнению с ним Мара была теперь просто великаншей.
- Ой! Что со мной?! - воскликнул он, удивленно. - Почему Вы… ты… такая огромная? Или это я уменьшился?
- Таковы наши энергетические пропорции. Моя сила много больше твоей, поэтому меня ты видишь большой, а себя маленьким. Тебя это пугает?
- Нет, наоборот, это прикольно. Так необычно оказаться в руках здоровенной женщины!
Нимфа приблизила Сергея к своим губам и поцеловала его так, что поцелуй пришелся на все лицо.
- Боже! - выдохнул парень ошеломленно и засмеялся.
Мара смотрела на него и улыбалась. Ее огромные изумрудного цвета глаза были прекрасны и глубоки. Длинные и густые ресницы обрамляли их как экзотические опахала. А когда девушка моргала, легкий ветер обдувал Сергея, словно от взмахов крыльями двух сказочных плиц. Он невольно заглянул в эти глаза и тут же стал в них тонуть. Они пленили, затягивали его душу и чувства, заставляли млеть и таять, заставляли влюбляться.
«Господи! Я пропал, - думал молодой человек. - Сейчас она слопает меня! Просто возьмет, и я ничего не смогу сделать, я стану принадлежать ей. Тила!» Он попытался вспомнить лицо своей нимфы и не смог. Королева, казалось, полностью все затмила собой. Она была сейчас как Солнце. Такое же яркое и ослепительное.
«Ты звал меня?» - послышался голос его девушки.
«Тила, я погибаю!»
«Ты серьезно или это речевой оборот?»
«Меня влюбляет в себя другая нимфа, и я не могу этому противиться».
«Глупости. Никто не станет тебя влюблять. Ни одной нимфе это не нужно».
«Но я влюбляюсь!»
«Ты можешь влюбиться в кого угодно, - засмеялась Тила, - я потом обратно тебя перевлюблю. Главное не делай никому подарков, если хочешь сохранить свою свободу. Другая может оказаться не столь либеральной как я, особенно с учетом новых обстоятельств».
«Легко сказать не делай! А если она попросит меня. Я сейчас, что угодно для нее сделаю».
«Мы не можем просить подарок. Впрочем, все зависит от ситуации. Кто тебя очаровал?»
«Мара».
«Ого! И что она делает?»
«Держит меня на своих ладонях перед лицом и смотрит».
«Тебе она нравится?»
«Спрашиваешь? Да я сейчас умру от ее красоты».
«И ты не хочешь подчиниться ей также как мне?»
«Боюсь еще немного, и у меня просто не будет другого выбора».
«Это было бы не плохо. Источник амброзии должен быть при королеве. Она лучше всех тобой распорядится».
«Господи! Да что ты говоришь такое, тебе разве не жалко меня терять?»
«Жалко? Почему мне должно быть жалко? И почему ты считаешь, что я потеряю тебя? Я же тебе все объяснила. Ох уж эти ваши стереотипы. Опять ты путаешь нас с женщинами. Ты должен понять, что мы иначе чувствуем, и к мужчинам по-другому относимся. Если ты сделаешь Маре подарок, то не будешь принадлежать ей больше, чем кому-либо другому и не перестанешь принадлежать мне. Она лишь обретет власть над тобой, такую же, какую имею я. Не бойся, она очень добрая. Ты можешь смело отдать себя в ее руки».
«Но я не смогу вернуться домой, - простонал Сергей. - Я это нутром чувствую, она меня не отпустит!»
«Извини, но теперь ты в любом случае не должен возвращаться домой, - ответила Тила, - Ты стал источником амброзии. Если с тобой случиться что-нибудь, это будет просто невосполнимой потерей. Ты очень дорог, ты нужен здесь. Пойми это и прими, пожалуйста».
Молодой человек готов был впасть в отчаяние, но волна счастья, посланная королевой, накрыла его с головой и растворила все панические мысли. Как ни странно новые эмоции не мешали мыслить логически и позволили рассуждать спокойно.
«Что такого может со мной случиться? - спросил Сергей. - И потом, при любой опасности, ты же в состоянии мгновенно перенести меня в ваш мир. Мы могли бы жить вместе у меня. Я куплю домик возле речки в лесу, обещаю. А к вам бы я приходил по первому требованию. Ты же сама сказала, что амброзия требуется не часто».
«Не рационально, - возразила девушка. - Амброзия очень нужна нашему миру и совсем не нужна вашему. И мне нечего делать у вас кроме как развлекаться охотой».
«Но как же я? Как же моя свобода?»
«Прости, но личные чувства, не имеют в нашем социуме высокого приоритета. С ними считаются лишь до тех пор, пока они не касаются общих интересов. Ты должен понимать, что теперь не принадлежишь себе. Вот если бы ты стал золотоносной жилой, неужели твое правительство выпустило бы тебя за рубеж?».
«Но я не ваш гражданин. Я не принадлежу вашему миру».
«Уже принадлежишь».
«С каких это пор?»
«Как только сделал мне подарок».
«Господи!»
Самое время было снова паниковать и впадать в отчаяние, но Сергей сейчас не мог этого делать. Окружающая его аура вызывала чувство благодати.
«А что имеет самый высокий приоритет в вашем обществе?» - спросил он.
«Гармония, - ответила Тила. - Все наши действия направлены на то, чтобы ее создавать и поддерживать».
«Ваш мир гармоничен?»
«Не до конца. Последний конфликт с людьми в известной степени пошатнул гармонию нашего мира, однако сейчас появилось сильное средство эти изменения обратить».
«Это средство - я?»
«Да».
«Но я ведь не отказываюсь помогать, просто хочу жить в своем мире».
«Тогда назови причину, достаточно вескую в наших глазах».
«Ваш мир гармоничнее нашего?»
«Конечно. У вас гармонии очень мало. По сравнению с нашим миром ее все равно, что нет».
«И это вас не трогает?»
«Нет».
«Почему?»
«Потому что ваш мир вне сферы нашей ответственности. Мы не можем его изменить, поэтому и не чувствуем себя обязанными делать это».
«Даже с амброзией не можете? - переспросил Сергей. - Я бы столько дал сколько нужно».
«Ты не понял. Мы в состоянии изменить ваш мир, но не имеем возможности сделать это».
«Почему?»
«Потому что нам закрыт туда доступ».
«А как его открыть? Что надо сделать? Я могу подарить подарки стольким нимфам, скольким потребуется».
Глаза королевы удивленно расширились. Похоже, она слышала весь этот разговор, но до селе в него не вмешивалась.
- Ты серьезно? - спросила Мара. - Ты действительно хочешь открыть для нас свой мир?
- Конечно! - с энтузиазмом откликнулся Сергей, в мыслях его забрезжила надежда на возвращение. - Я хочу, я готов. Сколько нужно подарков?
- Ни сколько, подарки не нужны.
- А что нужно? Я могу это сделать? Это сложно?
- Для тебя не сложно. Нужно лишь попросить нас позаботиться о гармонии вашего мира.
- И все? Так просто? Можно прямо сейчас? Я прошу, позаботьтесь, пожалуйста, о гармонии нашего мира. Она нам очень нужна. - Молодой человек осознал вдруг, что это правда и с энтузиазмом продолжил. - У нас экология ни к черту. Я боюсь даже… что наш мир гибнет. Вы бы нам так помогли. Пожалуйста, я вас очень прошу.
Королева смотрела на него в замешательстве и похоже не верила своим ушам.
- Твоя просьба принимается, - ответила она медленно, - но ее потребуется скрепить даром. По сути это контракт. Ты должен будешь расплатиться.
- Чем? - спросил Сергей настороженно.
- Амброзией. Я не случайно сказала, что именно ты способен открыть нам доступ. Правила требуют, чтобы это был носитель амброзии, и ты таковым являешься. Обычно платой становится вся амброзия, которой владеет носитель, но… ты особый случай. Ты можешь произвести любое ее количество, поэтому цену назову я.
- Хорошо! - Сергей улыбался во весь рот, дело кажется, выгорело.
- Древо жизни, - ответила королева, и парень "услышал", как мысленно ахнула Тила. - Нам потребуется амброзия, чтобы вырастить новое.
- Это… долго по времени? - осторожно переспросил молодой человек.
- Совсем нет, - улыбнулась Мара. - Чуть дольше лунного цикла. Тридцать пять дней.
- Согласен, - не колеблясь, ответил Сергей, и тут же что-то переменилось вокруг. Как будто стало слегка холоднее или наоборот потеплело. Это трудно описать словами, но в мире что-то изменялось, какие-то фундаментальные его основы. Молодой человек воспринимал это всем своим существом, каким-то шестым чувством что ли.
«Договор вступает в силу! - услышал он голос Тилы у себя в голове, и, казалось, тот звенел от восторга. - У нас получилось! Как это здорово!»
- У тебя получилось, - улыбнулась Мара ее словам. - Прости, я до самого последнего момента не верила.
Сергей хотел переспросить, о чем они говорят, как вновь погрузился с головой в необъятное блаженство. Он вернулся с небес, как говорится, на грешную землю, из мира грез в мир физических явлений. И таковые происходили с ним самым интенсивным образом. Мара не выглядела теперь уже как эфирное существо. Она обрела вес и весьма приличный. Парень чувствовал это всем своим телом, стиснутый в страстных и сильных объятиях, прижатый к земле весьма рослой под два метра особой.
«Еще немного, - шептала она, улыбаясь и целуя его в губы. - Боже! Как мне хорошо!»
Когда Мара его отпустила, он чувствовал себя полностью обессиленным и опустошенным. Королева не просто взяла большую часть пребывавшей в нем амброзии, она еще как истинная нимфа досуха выпила его самого.
«Если я - ягодный куст, - вспомнил Сергей аналогию, сделанную Тилой, - то объели меня прямо с листочками».
Однако состояние это сохранялось не долго. Силы возвращались к нему, причем очень быстро, стремительно наполняя изнутри. Вероятно, со стороны такое восстановление выглядело весьма впечатляюще. По рядам нимф окруживших место действия пронесся восхищенный вздох. Лишь леди, облеченные властью, отнеслись к этому внешне спокойно. Толи они готовы были увидеть нечто подобное, то ли им по статусу полагалось проявлять невозмутимость.
«Ну, вот и еще одна легенда в сказочном мире родилась, - мысленно пошутил Сергей. - О скатерти-самобранке или о мужчине-фениксе, возрождающемся из пепла? Хотя, учитывая лесную тематику фольклора, скорее уж о вечно плодоносящем ягодном кусте».
Королева с большим интересом наблюдала за происходящим. Когда молодой человек полностью восстановился, она слегка коснулась ладонью его груди вызвав целую серию пробежавших по всему телу импульсов.
- Поразительно! - сказала Мара. - Ты снова полный. Мне известно, в чем секрет и как это работает, но все равно выглядит чудесно. Я знаю, что избыток твоей жизни имеет предел, но он пополняется, причем весьма очаровательным способом. - Глаза девушки сверкнули от предвкушения. - Я бы хотела помочь тебе с этим… не сейчас, позже. Пусть вначале мои помощницы с тобой познакомятся и получше тебя изучат. Не хотелось бы навредить тебе, действуя вслепую. Наверное, нужно представить моих подруг. - Королева повернулась к Военноначальнице. - Это Лин. Возможно, она показалась тебе самой неприветливой из нас, но это лишь потому, что сферой ее компетенции является безопасность нашего сообщества. И так вышло, что люди как раз представляют основную угрозу для него.
- Я сожалею, - сказал Сергей, - и хочу извиниться за своих соплеменников. Кроме того, мне очень приятно познакомиться со столь красивой и решительной леди.
- Мне тоже очень приятно, - улыбнулась Лин и парень с удивлением отметил, как разительно она переменилась с последнего их разговора. Совершенно исчезла ее подозрительность и агрессивность. - Не стоит принимать на свой счет чужие проступки, - продолжила тем временем нимфа. - Тем более, что ты все исправил. Даже и не знаю, радоваться мне или огорчаться тому, что не суждено будет реализовать некоторые мои военные замыслы, - пошутила она.
Мара повернулась к Советнице и представила ее.
- Это Флора. Она моя помощница по внутренним делам.
- Я знаю это имя, - улыбнулся Сергей, - и звучит оно так символично в вашей среде. Будет очень приятно узнать Вас поближе.
- Взаимно, - ответила нимфа, улыбаясь, - тебе представится такая возможность, обещаю. И пожалуйста, обращайся ко мне тоже на ты.
- Хорошо, - смутился молодой человек.
- А вот эти две леди, - королева обратилась к оставшимся нимфам, - мои самые талантливые исследовательницы: Терция и Константа. - Те кивнули в той последовательности, в которой прозвучали их имена, предоставляя Сергею возможность сопоставить кто из них кто. - Они как раз и должны выяснить, что ты собой представляешь, и как получилось, что ты таким стал. Но сделают они это в конце, да? Первой будет Лин. Она хотела оценить степень твоей опасности.
- В этом больше нет необходимости, - улыбнулась нимфа.
- Но тебе ведь нужна амброзия.
- Я возьму ее позже.
- Я тоже, - откликнулась Флора.
Нимфы посмотрели друг на друга и улыбнулись чему-то понятному им обеим.
Мара пожала плечами и обратилась к ученым.
- Наш гость может усваивать эссенцию жизни. Вы понимаете как это важно. Узнайте сколько он в состоянии поглотить, чтобы это не навредило ему и амброзии тоже. Ну и все остальные вопросы, которые мы обсуждали. Потом приведите его ко мне. И я жду очень подробный отчет о проделанной работе.
- Я могу увидеть Тилу? - спросил Сергей.
- Конечно, - ответила Мара, - но чуть позже. Ты готов последовать с моими помощницами?
- А что со мной будет?
- Ничего такого, что бы тебе не понравилось. Прежде всего, они избавят тебя от оставшейся амброзии.
- Я только за.
- Тогда желаю вам троим приятно провести время.
Нимфы подошли к молодому человеку, взяли его за руки, а затем он на мгновение испытал чувство невесомости и оказался в другом месте.

Опубликовано: 29.12.2015

Автор: Дмитрий Бирюков

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 16 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 7 человек:

  1. Согласна с предыдущими комментаторами: круто закрутилось. Даже немного завидую, что я не Сергей ))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Завертелось все реально круто) Начали с хотелок и прекрасных женщин, а продолжили изменением мира. С большим вниманием жду продолжение. И спасибо за столь необычную тематику!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  3. Полёт фантазии восхищает! Чем дальше, тем он стремительнее. При этом ничего для себя ужасного я не прочёл :).
    Весь в предвкушении следующих частей.

    Оцени комментарий: Thumb up +2