Вторая сказка о царевне Илане

Жанр: Фэнтези, приключения, романтика, откровенная эротика
Фэндом: Monster Girl Quest (MGQ) – Квест девушек-монстров
Пэйринг: гетеросексуальная эротика (гет)
Рейтинг (предупреждения): nc18 (мистические существа, ксенофилия, смена сущности) Статус: Закончена

Описание: Это вторая известная сказка, переделанная мной под мир MGQ, и опять я промолчу о первоисточнике. Параллели довольно прямые, так что догадаться какая история послужила основой для фанфика не сложно. В очередной раз перевернуты гендерные роли, монстродевушка (и опять лизард) является главным персонажем. Несмотря на совпадения имен и социального статуса главных персонажей в первой сказке и во второй (Илана и царевна), эта история повествует совсем о другой девушке и другом царстве-государстве. В сказке опять же встречаются эротические сцены с необычными девушками, природа которых нечеловеческая.

Действующие лица:
Илана – девушка-ящерица (лизард), дочь царицы Мелисы и царя Никодима. Смелая, решительная, благородная, как и многие представители этого вида. Блестяще владеет мечом, другим холодным оружием, а так же приемами рукопашного боя. Описания лизардов и стереотипы их поведения уже были мной подробно даны в другой сказке.

Доппельгангер – двойник, мамоно искусственного происхождения, способная превращаться в то, что съест (хоть в живое существо, хоть в предмет, хоть в то и в другое одновременно). Этот вид был генетически выведен ученой ангелом Промештейн. В промежуточной форме своей доппельгангер внешне похожа на девушку-слизь, но сделана она словно бы из жидкого стекла или мармелада, а не из слизи. Это хищные создания, которые способны обволакивать и растворять живьем живых существ или превращать свои руки в стеклянные копья и пронзать жертву, растворяя ее изнутри. Многие мамоно и люди приписывают двойникам качества агрессивных хищников, которые в погоне за новыми формами, едят всех подряд. Им действительно порой приходится нападать на людей и других мамоно. Но не столько для новых обликов, сколько для того, чтобы продвигаться в классе и становиться сильней, повышая свой уровень.
Тем не менее, доппельгангер не может съесть кого угодно. Темная сила жертвы не должна существенно превышать ее силу, а иначе она не справится с новой формой и погибнет. Чтобы превращаться в людей, доппельгангерам не обязательно их есть. С мужчинами они могут заняться сексом и, получив их сперму, извлечь из нее духовную энергию, а вместе с ней и матрицу для превращения в человека. Переспав с мужчиной или съев его, доппельгангер способна стать его двойником или превратится в женщину, похожую на него как сестра-близнец.
Доппельгангера очень сложно убить. Обычное оружие вреда ей не причиняет. Только магически зачарованное. Однако у мамоно есть эффективный способ борьбы с доппельгангером – метнуть в неё свою темную ячейку (элементарный фрагмент ауры). Монстродевушка потеряет один уровень силы, но может от хищницы отбиться. Если ячейка окажется больше, чем доппельгангер способна усвоить, та ее убьёт. Если же доппелька сможет ее усвоить без вреда для себя, у нее отпадет надобность нападать на мамоно, так как она получит от нее все, что ей было нужно.
Кроме способности к превращению доппельгангеры обладают и другими незаурядными способностями. В частности они умеют читать мысли и брать под контроль сознание существ, если превосходят их темной силой. А еще, начиная с седьмого уровня, они способны удерживать в своем теле душу съеденного существа. Размножаются доппельгангеры так же, как и слизи, делением. Но они не делят свое тело на части, а создают дополнительную массу подобной себе субстанции для последующего ее отделения, затрачивая на это огромное количество темной маны. Такие высокие энергозатраты становятся доступными доппельгангеру уровня так с двадцать пятого.

Девушка-единорог – кентавроподобная девушка-монстр с белоснежной лошадиной частью, на месте головы которой расположен женский торс от поясницы и выше. В центре лба девушки растет рог такой же длинны и формы как у классического единорога.
Единороги считаются "символом чистоты" и ведут себя как непорочные девы. В мужья они выбирают себе исключительно девственников и сами также остаются чистыми до брака. Единороги возят на своих спинах исключительно мужа и никого более. Катание на спине для них это интимный процесс, который наполняет их сердце любовью и страстью к возлюбленному.
В роге единорога содержится мощная исцеляющая сила, благодаря которой они могут использовать очень сильные целебные заклинания. Чем чище будет "энергия единорога", тем сильнее станет сила излечения. Именно данный момент формирует в менталитете этих монстродевушек столь высокие моральные устои.

Сказка:

Давным-давно, в одном далеком царстве-государстве в высоком и большом замке, во дворце жил-был царь Никодим, и было у него две жены, как и полагается в добропорядочных семьях материка Сентория. Ну, просто в землях этих жили не только люди, но и девушки-монстры. Жили они в мире и согласии несмотря даже на то, что люди были детьми Пресветлой богини Илиас, а монстродевы-мамоно – дочерями Темной матери Кайгорвэн. Вот только человеческие мужчины для продолжения рода нужны были обеим расам, и чтобы их хватало на всех, чтобы прекратить конкуренцию и соперничество между людскими женщинами и мамоно, решено было образовывать смешанные браки, когда мужчина мог взять в жены как женщину, так и мамоно.
От человеческой жены, которую звали Анастасия, у царя родилось два красавца сына Петр и Николай, а от жены-мамоно Мелисы, которой была девушка-ящерица, появилась на свет симпатичная и веселая доченька Илана. Всех детей своих царь очень любил и души в них не чаял. Вот только сыновей Настя с детства баловала, потакая их лени и капризам, а Мелиса, в отличие от нее, воспитывала свою дочь в традициях вида, смелой и трудолюбивой воительницей, как и полагается растить ящеродев.
Славилась великолепная царская семья необыкновенным садом, в котором Никодим собрал самые редкие и красивые растения мира, и заботились о них лучшие садоводы страны. Но истинной жемчужиной этого сада была особая яблоня с прекрасными наливными яблоками, которые ярко сияли в ночи.
Шли годы, дети царя росли. Петр и Николай стали статными мужчинами, а Илана превратилась в прекрасную девушку, которая, тем не менее, оставалась бойкой и боевой мамоно. С самого детства мама учила ее виртуозно обращаться с разнообразным оружием и вырастила из дочки своей настоящую амазонку. Илана очень любила братьев, проводя с ними все свободное время, она всячески пыталась заинтересовать их воинским искусством. Но те отмахивались от уговоров сестры, предпочитая дни напролет бездельничать, да бегать на пруд подсматривать, как голышом купаются деревенские девушки.
И вот однажды возникла в царском саду серьезная проблема. Кто-то стал по ночам воровать светящиеся яблоки с необыкновенного и редкого дерева. Созвал Никодим детей своих и поставил перед ними задачу вора того изловить и царский сад защитить от его посягательств. В первую ночь пошел сторожить дерево старший сын Петр. Спрятался он в кустах недалеко от яблони и стал ждать, но постепенно заклевал носом, заснул и проспал до утра. Пришел Петр с утра к отцу на доклад и сообщил, что никого в саду ночью не обнаружил. Однако стали считать драгоценные яблоки, глядь, а с десяток то их и нет.
«Что за мистика такая?» – подумал Никодим и поручил младшему сыну своему вора изловить. Однако и тот вернулся под утро, не соло нахлебавшись. Не привыкли царевичи ночку сидеть, глаз не сомкнув, вот и не выдерживали, засыпали.
– Что ж делать? – расстроился царь.
– Дозволь мне, батюшка, сад наш поберечь, – попросила Илана.
– Негоже царевне сторожевыми делами заниматься, – засомневался Никодим. – Ловить преступников – это мужское дело.
– Послушай-ка, муженек мой, – елейным голосом сказала ему Мелиса. – Али забыл ты, как недели напролет проводил со мной в тренировочном зале, набираясь от невесты своей воинскому искусству, потому что не мог меня в бою одолеть? Дочь наша, если хочешь знать, ни одному мужчине не даст спуску. Потому как воительница из нее выросла не слабее меня, когда была я в ее возрасте. И достигла она в молодые годы свои аж восьмого уровня, так что справиться с каким-то там вором для нее не проблема.
– Ладно, пусть будет так, – улыбнулся Никодим, уступая напору своей супруги-ящерки.
И вот настала третья ночь. Притаилась Илана в саду, охраняя ценное дерево, а чтобы не заснуть, стала смотреть на небо и звезды считать. Прошла уже половина ночи. Пришел час самого глубокого сна всех людей и созданий этого мира, но девушка стойко сопротивлялась чарам Морфея и не думала засыпать. И вот видит она, что вдруг стало светло.
«Неужели день уже наступил?» – подумала Илана.
Но нет, звезды на небе по-прежнему видны, а свет идет от яблони. Встрепенулась девушка, в яркое свечение вгляделась и видит, что порхает по дереву прекрасная огненная птица и яблоки царские ест. Не стала юная ящерка сломя голову на вора бросаться, а действовала скрытно и аккуратно, как учила ее матушка, подкралась к воровке незаметно, сблизилась с ней на дистанцию броска и схватила голыми руками. Но не учла того бдительная охранница, что чудо-создание оказалось очень горячим. Обожглась она и выпустила добычу. Испугалось жар-птица, в панике улетела, и осталась расстроенная Илана одна, только перо у нее одно светящееся в руках и сохранилось.
Но вот наступило утро. Понурая ящерка пришла к царю-батюшке на доклад и честно призналась, что так, мол, и так, вора видела, и кто яблоки воровал, узнала. Мол, необычная огненная жар-птица воровкой той оказалась, но изловить её не удалось, так как уж больно горячими перья этой прохиндейки были, и не удержала её девушка, обожглась.
Братья стали потешаться над сестрой. Мол, придумывает она эти небылицы, дабы выгородить себя. Оба брата ратовали за то, что глаз ночью не сомкнули и никакую птицу не видели, а яблоки не иначе как нечистым духом с дерева уносило.
– Вот как?! Придумываю, значит?! – возмутилась Илана. – А это тоже, по-вашему, от нечистого духа?
И вынула она из сумки своей огненное перо, да так полыхнуло то, что весь тронный зал светом залило.
Охнул царь от восхищения и обе царицы, и братья. Все дара речи лишились на несколько секунд. А потом царь взял в руки чудо перо, полюбовался им и дает новое задание детям своим. Поймайте для меня эту жар-птицу, и кто первым её добудет, тому я и трон по наследству передам.
Встрепенулись братья, возрадовались. Никак появилась возможность царями стать. И вызвались они оба одновременно:
– Я поймаю, я!
– Полно Вам, батюшка, – возразила отцу своему Илана. – Рано Вам еще на покой. Не заменим мы Ваше мудрое правление, молоды еще и не опытны. Но птицу эту я для вас обязательно добуду. Дабы не угрожала она более любимой яблоньке нашей.
Решили дети царские следующей ночью воровку ловить и в этот раз все втроем пошли. Но вот беда, птица к яблоне более не возвращалась. Напугала ее Илана тем, что едва не пленила, и, видимо, боялась она теперь в царский сад залетать. Одну ночь прождали, вторую, третью. Все без толку, птицы как не было, так и нет. И ясно стало тогда, что не вернется она более. Так что решено было идти за ней в поход.
Братья по-быстрому вскочили на лошадей, и вперед умчались, а Илана малость задержалась, получая от мамы своей наставления. Уж больно хотелось той, чтобы дочка ее мужа себе поскорее нашла. Но вот и девушка отправилась в путь-дорогу, собрав перед этим сумку свою к дальнему переходу. Путешествовать ей пришлось пешком, потому как не любили лошади мамоно, не соглашались возить на себе дочерей Темной Богини. Прошагала девушка весь день, поспала ночку и к следующему полудню наткнулась на дорожный камень, на котором написано было следующее: «Прямо пойдешь – погибнешь, налево пойдешь – богатым будешь, а направо пойдешь сама живой останешься, а коня потеряешь».
Ящерка рассудила так. Богатство ей ни к чему, она ведь принцесса, и всем обеспечена. Да и вряд ли там, где богатство раздают, жар-птицы водятся. Прямо ходить без разведки не разумно. Вдруг опасность неодолимой окажется и действительно жизнь ее заберет. А вот направо пойти – самое то. Тем более что и нет у нее никакого коня, пешим ходом ведь тяпает. Решено – сделано, пошла направо, и углубилась в темный лес.
Долго ли коротко шла она по узкой тропинке, но почувствовала вдруг впереди темную энергию и остановилась. По всей видимости, поджидала ее на пути какая-то мамоно. И коли могла она коня отнять, решила девушка быть с ней осторожной.
– Эй, кто там прячется, выходи! – крикнула Илана. – Чувствую я твою темную ауру, не имеет более смысла тебе скрываться.
Ветви раздвинулись, и на тропинку впереди выступила необычная монстродевушка голубого цвета. Была она прозрачная, словно бы целиком сделанная из жидкого стекла, или мармелада. На первый взгляд эта мамоно напоминала девушку-слизь, только более твердую, чем обычно, густую как смола. Пригляделась к ней ящерка внимательнее, и по спине у нее пробежал холодок.
«Доппельгангер!» – узнала она.
Руки сами выхватили меч и направили на опасного неприятеля.
– Стой, где стоишь! – выкрикнула Илана. – Не приближайся! Иначе на части тебя порублю.
Но мармеладка будто не слышала ее слов. Она удивленно хлопала глазами и пыталась заглянуть ящерке за спину, словно та что-то там прятала.
– Эй, а где конь? – спросила доппельгангер. – Куда ты его дела? Я не чувствую никакой духовной энергии.
– У меня нет коня. Я пешком передвигаюсь.
– Как нет?! – расстроилась и даже вроде бы обиделась незнакомка. – Зачем же ты тогда направо от камня пошла?
– Потому и пошла, что коня нет, – усмехнулась Илана. – Чего нет, того не потеряю.
– Это не честно! Не честно! – всплеснула мармеладка полупрозрачными своими руками. – Ты какая-то неграмотная ящерица, что ли? Ведь нормальным языком написала я на камне, что коня потеряешь, – разорялась она. – Так какого хрена было идти направо без коня?!
– Куда хочу, туда и иду, – хмыкнула лизард. – И всякие надписи мне не указ.
– И что же мне тогда кушать? – расстроилась хищница. – Я кушать хочу.
– Без понятия. Это не моя проблема. Уходи с дороги, и разойдемся по-хорошему.
– Ну, раз так, то я с тобой пойду, – сердито сказала доппельгангер. – Ты мне коня не привела, значит, теперь кормить будешь.
Ящерка от такой наглости возмутилась, но разве ж эту проныру прогонишь? Та вдруг просто испарилась бесследно, а сама в сумку к ящерке в качестве кристаллика хайорита спряталась. Потом уже на первом привале стоило только путнице костёр разжечь и снедь свою походную разложить, как доппелька тут как тут появилась, потирая свои мармеладные ручки, и тоже присела у костра:
– Что будем есть? – спросила она довольным голосом.
Ящерка в испуге вскочила, наставила на незваную гостью меч и заявила:
– Проваливай подобру-поздорову! Не попутчица ты мне, и не буду я с тобой едой своей делиться!
Доппельгангер тут и расплакалась:
– Бедная я, бедная, – горевала она, – никто меня не любит, все меня гонят, а я, между прочим, за все время своей жизни никого и не съела из разумных созданий, потому что мне их жалко. Но все равно никто мне не верит и никто дружить со мной не хочет.
Тут ящерка пожалела ее и опустила оружие.
– Что серьезно есть никого не будешь? – спросила она. – А как же ты в классе без новых ячеек повышаться собираешься?
– Ну, не знаю, – вздохнула доппелька. – До второго уровня я уже повысилась, питаясь в лесу. Теперь бы еще мужчину найти, тогда бы я смогла взять человеческую матрицу, и мне хватило бы ее, чтобы подняться до четвертого класса. Ну а потом, не знаю, но есть монстродевушек и людей я не хочу.
– Как-то мне слабо верится, – скептически заметила лизард. – Ты не ешь меня, наверное, потому, что ячейка моя для тебя слишком большая.
И тогда доппелька вдруг опустилась перед Иланой на коленки и произнесла клятву верности, в которой обещала ей быть искренней подругой, если та ее примет, делить с ней и горе, и радости, помогать в любых ее начинаниях и во всем поддерживать. Поклялась она также не есть других разумных существ без их добровольного на то согласия, за исключением случаев самообороны в условиях серьезной опасности для своей жизни и жизни своих друзей.
– Эта клятва, – сообщила мармеладная девушка, – не может быть мной нарушена никогда, потому что произнесена она по особым правилам чести доппельгангеров. Я лишусь поддержки и помощи своих соплеменниц, если её нарушу, и это истинная правда, клянусь именами Кайгорвэн и своей создательницы Промештейн.
Лизард очень удивилась и не до конца поверила новой знакомой, но не стала ее прогонять, решив разделить с ней трапезу. Тем более что та действительно не могла съесть ее на текущем своем уровне, и ей нечего было опасаться.
Наевшись, попутчицы легли спать у костра. Доппельгангер так мило обняла ящерку своими мармеладными руками и так доверчиво прижалась к ней, что та сразу смягчилась и прониклась к ней доверием. А ночью на них напала стая волков, которых монстродевушки почувствовали в последний момент и едва усели встретить во всеоружии. И пока лизард отбивалась от нескольких свирепых хищников, доппельгангер съела половину стаи и обратила всех остальных волков в бегство.
Все ещё находясь под впечатлением от опасной схватки, Илана с трудом перевела дух и вытерла свой окровавленный меч. А ее мармеладная попутчица вдруг превратилась в огромного серого волка размером с пони и, очень довольная собой, села на задние лапы, весело размахивая хвостом.
– Ну что? – сказала она. – Правда, ведь, я полезная подруга? Дальше тебе идти пешком не придется. Я тебя на спине своей повезу.
И девушки снова отправились в дорогу, переживая новые интересные приключения. Они попадали в опасные и забавные ситуации, помогали в пути другим монстродевушкам и сами выкручивались из передряг. И везде мармеладка проявляла себя как верная и самоотверженная подруга, с которой ящерка настолько сдружилась, что считала её уже названной сестрой. Иногда доппельгангер столь изобретательно и удачно использовала способности в превращении, что буквально очаровала свою попутчицу и та не единожды порадовалась, что взяла ее с собой.
И наконец, в результате долгих и тщательных поисков подруги выяснили, кто является владельцем жар-птицы и у кого она живет. Доппельгангер предложила съесть воровку, раз та яблоки без спросу таскала, но ящерка возразила ей:
– Нельзя, я обещала доставить своему отцу эту огненную красавицу.
Пришли девушки к царю, владельцу птицы, и спросила у него Илана: можно ли её выкупить? Правитель задумался ненадолго, были видать у него относительно этого какие-то свои мысли, а потом благосклонно кивнул и попросил за жар-птицу привести к нему великолепную волшебную девушку-единорога, способную скакать по воздуху быстрее ветра. Монстродевушка томилась в плену у другого правителя, мечтающего приручить ее и объездить. Хозяин жар-птицы рассказал, в какой стороне находится это государство и как к нему пройти.
И вот пришли девушки по названному адресу ко второму царю с просьбой выкупить у него чудо-девушку. А тот им и говорит:
– Хорошо, я согласен отдать вам девушку-единорога, потому что уже совсем потерял надежду приручить эту строптивую дуру. Ей, видишь ли, нормальных мужчин подавай, а я, значит, не нормальный?!
«Ну, старый, наверно, – с сочувствием подумали подруги. – Бывает. Не многим монстродевушкам нравятся пожилые мужчины».
Но оказалось все гораздо хуже. Царь тот попросил у них за свою невольницу выкрасть для него красавца принца из соседней державы, на которого он давно уже слюнки пускал и к которому неоднократно подкатывал. Да только юноша был нормальным парнем и даже слышать не хотел о гомосексуальной любви. А матушка его, королева, едва только узнала о сути предложений соседа, чуть войной на него не пошла. Да как-то удалось все-таки утрясти конфликт дипломатическим путем.
«Ох уж эти мне мужеложцы! – кипела от возмущения Илана, едва сдерживаясь, чтобы не наброситься с кулаками на царя. – Что за ужасное извращение?! Как Кайгорвэн темная это терпит и куда Пресветлая богиня смотрит, позволяя продолжаться этому возмутительному беспределу своих детей?! Мало того, что мужчины эти естественную для природы и продолжения рода любовь отвергают, так еще и других мужчин украсть и смутить норовят!»
Лизард отвела свою подругу в сторонку и шёпотом предложила ей, мол, давай ты его съешь. Но доппельгангер грустно развела руками и вздохнула:
– Извини, но я не могу. Я ведь клятву давала никого из разумных не есть. А царь этот хоть и извращенец, но разумный.
– А хочешь, я его разозлю, – не унималась ящерка. – Он стражу на нас напустит, и тогда ты сможешь съесть его, обороняясь.
– Это будет нечестно, и клятва моя все равно окажется нарушенной, – вздохнула подруга.
– Но что же нам делать? – расстроилась Илана. – Неужели хрычу этому извращенному красавца-парня отдавать? А вдруг тот воином доблестным окажется?
Как сказала она это, так сердечко в груди часто-часто забилось.
– Давай принца сперва увидим, – предложила доппелька, – тогда и решим. Хороший воин и тебе самой сгодится, права ведь?
Почему-то она именно о ящерке заговорила, а не о себе и как-то странно маслено на нее смотрела в этот момент.
– Ох! Представляешь, Илана! – мечтательно говорила доппельгангер. – Вот полюбите вы друг друга и поженитесь, как будет здорово!
Лизард благодарно кивнула ей и улыбнулась. Посовещавшись, девушки решили сделать вид, что согласны на условия гомосексуального царя. И после того, как получили от него необходимую информацию о местонахождении принца, отправились за ним в соседнее государство.
Пробраться в покои к молодому человеку удалось не с первого раза. Уж больно тщательно и строго стража охраняла королевского сына. Проблема была в том, чтобы провести Илану, доппельгангер могла и через канализационную систему протечь. И вот, наконец, им удалось обмануть бдительную охрану и проникнуть во дворец. Девушки воспользовались тем, что мармеладка могла по вертикальным стенам подниматься, прилипая к ним руками и ногами, а заодно и подругу на себе нести.
Проникнув в спальню принца через окно, они притаились возле двери, одев воровские маски, скрывающие лица, и стали ждать хозяина комнаты с мешком наготове. Хотели набросить парню мешок на голову, легонько оглушить и вынести его наружу, тем же путем каким они сюда и попали. Но не тут то было! Мужчина ловко увернулся от захвата мешком и, выхватив меч, принял бой.
– Мой! – крикнула Илана, и подруга поняла ее, отступила.
Она встала в сторонке и принялась с азартом смотреть за поединком, болея за мужчину. Уж очень хотелось ей, чтобы тот ящерку победил и стал ее суженым. Принц оказался очень умелым мечником и оправдывал ожидания девушек, проявляя недюжинное мастерство в фехтовании.
Почувствовав, что не способна мужчину в бою одолеть, Илана стала испытывать любовную эйфорию и терять концентрацию. Принц провел несколько хитрых финтов, и девушка в последний момент едва избежала смерти. Но она все равно ничего не поняла, пребывая в томлении чувств. Лишь доппельгангера осенила ужасная мысль: то, что подруга ее принимала за брачный поединок, для парня было смертельным боем, и он собирался убить противника своего, не иначе.
Девушка прочитала мысли принца и поняла, как ей следует поступить. Первым делом она выстрелила длинным и тонким щупальцем и сдернула с Иланы маску вместе со шляпой. Это действие оказалось очень своевременным. Молодой человек как раз выбил оружие из рук ящерки, но увидев перед собой прекрасную девушку, опешил. Рука его дрогнула и остановила остриё в сантиметре от ее груди.
– К…как? – заикаясь, спросил он. – За… зачем?
– Дурак ты, – ответила ему доппельгангер. – Эта девушка пришла к тебе свататься, а ты ее чуть не убил.
На парня напал полный ступор, и он выронил из рук свой меч.
– Пр… простите, из… вините! – заикался он. Но доппелька знала, в чем дело и потихоньку хихикала в ладошку. Ведь принц этот был еще девственником и от того испытывал большую робость перед девушками, от которых все детство его оберегала строгая маменька.
Сама ящерка тоже выглядела словно пьяная, и также сгорала от природной своей застенчивости перед незнакомым мужчиной. Желая им помочь, подруга, взяла под контроль сознание парня и стала телом его управлять. Под ее руководством молодой человек неожиданно для самого себя обнял Илану, притянул ее к себе за шею и страстно поцеловал в губы. После этого манипулятор освободила принца от своей власти и, проказливо хихикая, стала смотреть, что же дальше будет.
Молодой человек, поняв, что сделал только что, от смущения лишился чувств. У ящерки тоже на время улетучился рассудок, но только в другую сторону. Она зажглась безумной страстью и поволокла парня в постель, азартно стягивая с него одежду. Тот пришел в себя как раз в тот момент, когда девушка овладела им. Он понять не мог, что происходит и от чего ему так приятно и хорошо.
Наполненный темной энергией член стоял как железный, так что оседлавшая парня девушка во всю этим пользовалась и наслаждалась мужским естеством. Она кончила один раз, потом второй, третий, выплескивая в ошарашенного принца потоки своей темной энергии, заряжая его силой своего желания и своим возбуждением. А потом ее тело потребовало спермы, и она стала сладко сосать влагалищем захваченный член. Так что молодой человек, который буквально ходил по самому краю, сдался этому неумолимому приказу и отдал свой сок в сумасшедшем по силе оргазме.
Любовные утехи продолжались до поздней ночи, пока принц не лишился чувств. Илана заснула вместе с ним, а доппельгангер с волнением приблизилась к молодому человеку и присела рядом, испытывая смятение. У нее не было до сих пор мужчин, не было секса. Она тоже оказалась девственницей. Но в парне находилась матрица человека, которую она могла взять, поглотив его духовную энергию вместе со спермой, и это вожделение пересилило робость. В общем, до утра бедному принцу пришлось еще парочку раз кончить, витая в эротических снах, навеянных ему хитрой доппелькой.
Наутро принц проснулся и, наконец, смог познакомиться с девушками, хотя им, по-хорошему, следовало сделать это до секса. Но уж как случилось, так случилось. Парня звали Елисеем. Осознав, что потерял девственность и что секс – это оказывается очень и очень приятно, он стал гораздо смелее и охотно поддержал беседу. Из разговора выяснилось, что принц устал сидеть взаперти. Ему надоела опека матушки, которая его никуда не выпускала. В общем, он не против был сбежать, но не знал, как это провернуть. Так что доппельгангер снова пришла на помощь, предложив хитрый план.
Во-первых, молодому человеку следовало принести два комплекта дамской одежды для маскировки и комплект запасной мужской, чтобы было потом во что за пределами замка переодеться. Во-вторых, доппельгангер должна была превратиться в принца и проводить девушек к воротам. И чтобы настоящего принца не узнала стража, тому следовало облачиться в женское платье и надеть шляпу с вуалью. То же самое требовалось сделать и ящерке. Доппелька планировала представить все так, будто принц отваживал настырных невест, которые, якобы, пробрались к нему в покои. Да еще и стражу должен был отчитать, что как-то проворонили они девушек.
– Такого еще не случалось, – сказал принц, – поэтому может сработать. Я свободно хожу по замку и по двору, меня только за ворота не пускают. А ты и вправду можешь в меня превратиться? – спросил он у мармеладной девушки.
Вместо ответа та за пару секунд приняла его облик и при этом оказалась совершенно нагой.
– Ой, прикрой мое тело, – смутился принц, набрасывая на нее одеяло.
– Когда ты успела его отыметь? – слегка опешила ящерка, одаривая подругу возмущенным взглядом. И доппельгангер смутилась.
– Извини, – сказала она. – Но мне нужна была его матрица, чтобы увеличить свои ячейки. Теперь я смогу подняться до четвертого уровня. А кроме того благодаря моей прозорливости мы сможем из дворца улизнуть. Разве это плохо?
– Не плохо, – вздохнула Илана, признавая правоту подруги и успокаиваясь. – Да, ты, наверно, права, это было необходимо.
Так или иначе, но план доппельки удался. Для начала в облике принца, отдавшего ей свою одежду, она выпроводила парня и ящерку за ворота. Потом отчиталась перед строгой матушкой в происшествии и получила ее одобрение. А затем девушка пошла к себе в покои, якобы отдыхать, съела мужскую одежду, в которую была облачена, чтобы потом ее скопировать, и через канализационную систему замка вытекла наружу.
Встретилась троица уже в лесу. И стала гадать, как поступить с гомосексуальным царем. И снова доппельгангер предложила идею. Она могла превратиться в принца и пойти к старику вместе с Иланой вместо Елисея. Ящерка сдает ее извращенцу, забирает у него девушку-единорога и они уходят, а доппельгангер тем временем сбегает от царя.
Задумали – сделали. Царь очень обрадовался, когда Илана с поддельным Елисеем вошли в его тронный зал, руки к груди прижал, раскраснелся, спустился навстречу гостям и обошел вокруг парня-красавца, осматривая его.
– Ах! Как я счастлив, свет очей моих! – сказал он юноше. – Наконец-то мы будем вместе, сердце мое так пылает!
– Где девушка-единорог? – деловито спросила Илана.
– Сейчас, сейчас тебе ее отдадут. Стража! Отведите мою дорогую гостью к непутевой строптивице. Пусть забирает ее и делает с ней что хочет.
Бедную изнуренную единорожку вывели из темницы, и лизард предупредила ее, чтобы та вела себя спокойно и потерпела немного, мол, они как раз хотят ее освободить. Попутно они познакомились. Кентавру звали Снежаной, что весьма сочеталось с ее белоснежной лошадиной частью, хвостом и платиновыми волосами на голове. Царь же не стал дожидаться, пока девушки покинут его замок и, сгорая от нетерпения, повел красавца-парня в свои покои. Принц вел себя на редкость покладисто и застенчиво, что разжигало в изнуренном эротическими фантазиями уме старика волчий сексуальный аппетит. Приняв изрядную порцию темной энергии из кристалла, чтобы немолодое уже тело в неподходящий момент не дало сбой, он завел свет очей своих в спальню и стал его раздевать.
Доппельгангер попросила царя обождать, мол, он (юноша) смущается. Типа он девственник, а потому с ним следует обходиться нежнее и аккуратнее, да и с духом молодому человеку собраться следует. Кроме того он хотел бы посмотреть, как новые друзья его уедут из замка, так что бы соглашение было исполнено до конца.
Глядя в окно, доппельгангер проследила, как ящерка с единорожкой покинули замок, и повернулась к изнемогающему от желания мужчине. Вначале она хотела сразу напугать его, обликом огромного серого волка и сбежать, но потом увидела в этом человеке просто массу нерастраченной духовной энергии и почувствовала жадность до этого добра. А, кроме того, несмотря на не молодой уже возраст, царь оказался физически крепким и подтянутым мужчиной с привлекательным телом воина. Поэтому девушка прониклась желанием попробовать его сперму и насладиться человеческой праной. Она задернула шторы, чтобы создать интимный полумрак и направилась к царю.
Ну а дальше началось извращенное непотребство. Доппельгангер постепенно наполняла мужчину своей темной энергией, так что тот совсем голову потерял, а после этого она превратила свое мужское тело в женское, оставшись похожей на Елисея как его сестра-близнец. В женской ипостаси девушка уже от души насладилась сексом и опустошила любовника своего досуха, проведя с ним в постели не менее трех часов. Когда же любовное помрачение спало, и бедный царь понял, что все это время занимался сексом с женщиной, его чуть удар не хватил от ужаса, и он лишился чувств. Доппельгангер пожалела его и погладила по голове. Она была благодарна мужчине за то, что тот дал ей много энергии. Монстродевушка сумела даже перейти на третий уровень и заполнить все три свои энергетические ячейки по максимуму.
– Эх, бедный ты неразумный дурачок, – сказала она. – Не понимаешь ты нормального человеческого счастья. И семьи у тебя поэтому нет, а меж тем мог бы обзавестись уже и женой, и детками, наследниками. Может еще не поздно, а?
И она проникла мужчине в голову, а потом немного подправила ему либидо, так что бедолаге стали нравиться не только мужчины, но и женщины. Причем последние должны были привлекать его гораздо больше. Потом девушка обратилась в царя, съела его одежду и создала ее на своем теле. Выйдя из покоев, она закрыла их на ключ и предупредила стражу, что там остался её двойник, который был приглашен в замок на случай покушения, да так перепил вина, что спит беспробудно. Мол, в пьяном виде он решил почему-то, что он царь и есть. Верить ему не следует и стоит в спальне подержать взаперти, до его, настоящего царя, возвращения. Ну, а сам он пока погуляет на свежем воздухе и развеется. Доппелька прекрасно понимала, что хитрость ее продержится недолго и стража заподозрит неладное. Ей просто хотелось позабавиться напоследок и малость пошкодить, а улизнуть она и прямо из спальни могла.
Выйдя в сад, "царь" тут же испарился без следа. Доппельгангер обернулась в нематериальную свою форму и полетела в лес. Она впервые испытывала прелести перемещения в призрачном виде и наслаждалась новыми для себя ощущениями. Полет ее был неспешным пока, но зато совершенно безопасным. Ее никто так и не увидел, и она спокойно без забот покинула пределы замка.
Минут через двадцать путешественники встретились в лесу.
– Почему так долго? – накинулась на подругу ящерка, которая от волнения места себе не находила, а потом опешила, заметив в доппельке перемены. – Третий уровень? – удивилась она. – Но как?
Затем до Иланы дошло, что случилось, и она рассмеялась.
– Значит ты его того? Да ты сама извращенка! Получать удовольствие от такого?! Впрочем… – задумалась лизард, – А почему бы и нет? Раз для тебя это возможно и дает пользу.
– А я, межу прочим, только вначале в мужском теле была, – возразила доппельгангер, – а потом сделала себе женское. Елисей, хочешь сестренку свою увидеть?
Она превратилась в девушку, похожую на принца как сестра-близнец, но с весьма аппетитной грудью четвертого размера и соблазнительными женскими формами.
– Ой, оденься! – крикнул молодой человек, стыдливо отворачиваясь, и доппелька звонко рассмеялась.
– Какой же ты скромник, братик, – промурлыкала она. – Надо тебя развратить.
– Нет-нет, – еще больше испугался мужчина. – С сестрой я не могу. Это противоестественно!
– Это действительно противоестественно! – строго сказала девушка-единорог и сердито топнула копытом. – А ну-ка прекращайте этот разврат, барышня!
– Ой, ладно-ладно, – подчинилась ей доппелька и облачилась в мужскую одежду принца, в которой меж тем выглядела ничуть не менее сексапильно. – Но давайте решать, как будем жар-птицу добывать. Со Снежаной я переспать не смогу, а съесть ее мне клятва не позволяет. Следовательно, не смогу я в нее превратиться, и прежним планом нам воспользоваться не получится.
– Я тебе покажу переспать! Покажу съесть! – возмутилась белоснежная кентавра. – Вот сейчас метну в тебя свою темную ячейку, а потом затопчу! Не обрадуешься!
– Точно! Ты умница! – воскликнула Илана, прикидывая на глаз разницу между темными ячейками монстродевушек. – Примерно в два раза у Снежаны ячейки больше, чем у тебя, подруга. Не так уж и сильно. Значит, может прокатить.
– Что прокатить? – не поняли друзья.
– Ну как что?! – удивилась ящерка тому, что такую простую идею они не понимают. – Снежана бросает ячейку в доппельку, та получает матрицу, перестраивает свою структуру, а потом сможет в нее превращаться. И энергетический голод у подруги моей получится не очень большим, так что наш принц вполне сможет утолить его своей спермой.
– Это непотребство, до брака заниматься сексом! – возмутилась девушка-единорог.
– А ты не смотри, – хмыкнула лизард. – Или, может быть, хочешь к другому царю в темницу?
– Я уровень свой потеряю, – расстроилась кентавра.
– Всего-то на одну ступеньку опустишься, ее и вернуть потом можно, – стала уговаривать Илана. – А вот долг платежом красен. Забыла, благодаря кому ты на свободе теперь?
– Но ведь Елисей твой суженый, – с жалостью улыбнулась ее подруга. – Тебе больно будет, если я возьму его сперму.
– Один раз брала уже, – проворчала ящерка, – и второй уж как-нибудь я стерплю.
– Я… я не смогу с сестрой, – замотал головой парень.
– А с кентаврой сможешь? – улыбнулась доппельгангер. – Я ведь могу потом в нее превратиться.
Снежана уже открыла, было, рот, чтобы снова высказать свои упреки, но парень ее опередил.
– Нет-нет, с ней тем более не смогу!
– Это почему это тем более?! – возмутилась единорожка уже по этому поводу.
– Потому что ты – лошадь!
– Нахал! – воскликнула Снежана и отвернулась, а потом обиженно добавила. – Не лошадь я, а девушка-единорог.
– Ох, извини, – стал каяться принц, – не хотел я тебя обидеть. Ты очень симпатичная. Но в плане секса, э-э-э… немного не в моем вкусе… вот.
– А как тебе моя промежуточная форма, – спросила доппельгангер и стала мармеладной.
– Лучше все-таки в человеческой, – вздохнул молодой человек. – Вот только давай сперва познакомимся. А то я не знаю даже, как тебя зовут.
– А у меня и нет имени, – улыбнулась мармеладка. – Просто доппельгангер и все. Ну, можешь еще Серым Волком меня называть.
– Не хорошо это, – возразил принц. – Раз ты человеком можешь теперь становиться, то значит и имя человеческое должна носить.
– Тогда назови меня сам. Какое имя хочешь для своей сестренки?
– Ой, не напоминай, – страдальчески сказал парень. – Давай все-таки ты не будешь мне сестрой… хотя бы временно, а? Ведь ты ей и так не являешься, верно? Просто похожа на меня?
Доппельгангер хотела ответить, что у них одинаковые матрицы, а, следовательно, они почти идентичны генетически. Точнее идентичны, как родные двойняшки брат и сестра. Но девушка проглотила эти слова, и вместо них повторила:
– Так какое у меня будет имя?
– Э-э-э, я думаю, что лучше всего подойдет тебе Елена. Точно! Ты будешь у нас Елена Прекрасная, – сказал принц и улыбнулся. – Но ты ведь действительно очень красивая.
– Ну, ты и скромник, – хихикнула девушка, намекая, что они похожи друг на дружку.
И вот спустя несколько часов, провернув все нужные действия, компания отправилась к последнему царю за жар-птицей. Елена превратилась в единорога и с удовольствием везла на своей спине Илану и Елисея. А рядом с ней скакала Снежана и сердито шипела, что это все непотребство и что приличные девушки-единороги возят на спинах только своих мужей.
– Но ведь я не единорог, – хихикала доппельгангер, и на это оппонентке нечего было возразить.
Обмен решили провести по старой схеме. Илана отвела в царский дворец поддельную девушку-единорога и по дороге та сообщила ей телепатически:
«Не жди меня. Поезжай сразу домой к батюшке. Покажи ему жар-птицу, порадуй старика. Представь матушке суженого своего. И зовите меня уже на свадьбу».
«А ты? – расстроилась ящерка. – Неужели у царя этого останешься?»
«Хе-хе, – рассмеялась доппелька. – С моей новой ячейкой на две с половиной единицы я смогу подняться аж до семнадцатого уровня! Есть я никого не могу, сама понимаешь, зато сексом заниматься мне никакие клятвы не мешают. А в этом замке просто масса воинов и все они полны духовной энергией».
«Что-то ты мне суккубу стала напоминать», – хмыкнула ящерка и доппельгангер рассмеялась ее словам.
«Не сравнивай меня с ними, – подмигнула она. – Ни одна суккуба не способна на то, что станет вытворять вошедшая во вкус доппельгангер. Удачи тебе, родная. Как только достигну семнадцатого уровня, я к тебе прибегу, и снова будем вместе шалить».
«Я буду скучать, сестренка моя названная. Не задерживайся долго, ладно?».
«Хорошо».
Илана и Лена вошли в тронный зал, где царь встретил их с распростертыми объятиями. Но приблизившись к строгой кентавре, он растерял часть своей уверенности и, лишь галантно поклонившись девушке, поцеловал ей руку.
– Где жар-птица? – спросила ящерка.
Вместо ответа царь хлопнул в ладоши и в зал вошли слуги, неся клетку, укрытую шелковым чехлом, которая светилась изнутри как китайский фонарик.

Передала Илана девушку-единорога хозяину птицы, забрала у слуг его клетку и покинула замок. А счастливый правитель тут же стал готовиться к охоте, чтобы опробовать новую лошадку.
– Эй-эй, осади коней, – строго хмыкнула Лена, подражая высокоморальным устоям своего прототипа. – Разве ты не в курсе, что единороги возят только своих мужей и никого другого?!
– Но я уже женат… – опешил царь.
– Это ничего, по новым законам возможны и смешанные браки, так что я буду второй твоей женой.
– Мне нужно еще с королевой посоветоваться, боюсь, она не согласится.
– Ну, хорошо, – пошла на уступку доппельгангер и хитро улыбнулась. – В исключительных случаях мы возим также и любовников своих. – Это было неправдой, конечно, но царь об этом, судя по всему, не знал и еще больше смутился.
– Любовников… – промямлил он. – Я… по… подумаю.
«Ах, ты засранец, – шутливо возмутилась в своих мыслях девушка. – Хочешь и рыбку съесть, и косточкой не подавиться? Ну, я тебя сейчас!»
– Так значит, я тебе не нравлюсь? – расстроилась девушка. – Тебе отвратителен мой вид?
– Нет-нет, – стал оправдываться мужчина точно так же, как оправдывался до этого Елисей.
– Ты прекрасна, но… я не могу так сразу. И я не могу изменять жене.
– А как же служанка Лидия? А фрейлина Алевтина? – читая мысли царя, разоблачала его похождения доппельгангер. – С ними, значит, ты не изменял?
– Откуда?.. Откуда ты знаешь?!
– Хи-хи, сам сознался, – рассмеялась Лена. – Видимо, всё-таки мой внешний вид с лошадиным телом тебя смущает. Но как быть? Мне очень нужна духовная энергия, и я планировала хорошенько поднять свой темный уровень. И за каждую новую ступеньку я буду с удовольствием тебя катать. Ну что договорились?
– Нет-нет, – замотал головой царь. – Я не смогу… с тобой…
– Ох, какая жалость, – вздохнула доппельгангер. – Тогда, может быть, человеческое тело тебя устроит? – спросила она и превратилась в Елену Прекрасную.
– Ах, – выдохнул царь, пораженный ее красотой, но потом до него дошло. – Ты не девушка-единорог! – выкрикнул он. – Кто ты такая?!
– Почему это, не единорог? – попробовала блефовать доппельгангер. – Мы, мамоно, способны запечатывать свою темную силу и принимать облик женщин.
– Нет, ты обманываешь! – замотал головой царь. – В запечатанной форме девушки-единороги становятся обычными единорогами-лошадьми. Стра!.. – попробовал царь позвать стражу на помощь, но тут же потерял дар речи.
– Эх, какая жалость, что ты знаешь об этом. А так бы все здорово получилось, – вздохнула Лена. – Ну, ничего не поделаешь. Не хочешь по-хорошему, значит, будет по-плохому. Пойдем-ка в спаленку, мой временный муженек. Не беспокойся, наше супружество долго не продлится. Как только поднимусь до семнадцатого уровня, так сразу отпущу и тебя, и твоих подданных. А стражу ты попозже позовешь, ладно? Когда я опустошу тебя до конца. Потом мне и воины твои тоже понадобятся. Ох! Сколько тут вкусных мужчин! Чувствую, я задержусь здесь у тебя на недельку-другую!
А путники тем временем спешили к Илане домой, быстро ехали, торопились. Через пять дней они были уже рядом с дорожным камнем, да стемнело только и решили друзья заночевать. Однако произошло одно неудачное совпадение. Возвращались из своего похода непутевые братья Иланы. Они ведь от дорожного камня налево ходили, хотели разбогатеть, да попали в город купцов и игорного бизнеса. Сперва царевичи славно покутили в там, просаживая свои сбережения, а потом решили отыграться в казино, да и спустили все оставшиеся у них деньги, даже лошадей своих проиграли. И вот, не соло нахлебавшись в погоне за легкими деньгами, возвращались они домой. Вдруг видят, спит их сестренка, а рядом с ней красавиц-парень, девица-единорог и… жар-птица невиданной красоты!
Разгорелась в братьях зависть лютая. Как же так?! Почему какой-то там ящерице достанется трон их батюшки, а им ничего?!
– Похитим птицу у нее, – шепнул Николай Петру, – и сами ее батюшке свезем. А он нас простит за то, что много денег проиграли и лошадей. Все-таки не с пустыми руками явимся. Поручение его выполним.
– А вдруг сестра нас разоблачит? – сказал Петр. – У нее и свидетели есть. Вона сколько!
– Убьём ее и свидетелей тоже, – был ответ.
Подкрались братья к безмятежно спящим путникам и замахнулись мечами, собираясь заколоть и сестру свою, и мужчину её одновременно.
А далеко от этого места, в соседнем царстве кормилась всласть духовной энергией людей доппельгангер Елена Прекрасная. В первый день она еще скромничала. Выжала как лимон бедного царя, потом велела ему вызвать к ней воинов. Находясь под ментальным контролем, царь приказал своим стражникам ублажить единорожку. Дескать, требуется ей много духовной энергии, чтобы по воздуху скакать.
Девушка внушала воинам эротические видения, а сама, день за днем закачивала в себя максимум духовной энергии, который могла принять, и любовников у нее с каждым уровнем становилось все больше. Отправив мужчин отдыхать, она засыпала, вырабатывая массу темной маны и поднимаясь на следующую ступеньку. Таким образом, на пятый день Лена достигла восьмого уровня и постепенно набирала энергию для девятого, когда испытала сердцем смертельную боль своей подруги.
Девушка встрепенулась и, чуя страшную беду, рванула вон из замка, превращаясь на ходу в белоснежную девушку-единорога, способную бежать по воздуху и развивать скорость до двухсот километров в час. Но и это было медленно! Очень медленно сейчас!
От мгновенной смерти спящих путников спасла жар-птица. Она закричала, предупреждая их об опасности и разбудила. Елисей увидел над собой разбойника с мечом, тут же понял всю опасность ситуации и резко крутнулся в сторону, от чего меч недруга вместо сердца ударил парня в бок, проколов ему легкое. А Илана, узнав брата, обрадовалась встрече и не заметила меча у того в руке. Только крик любимого заставил ее сдвинуться, и удар не пронзил ей сердце, а лишь слегка надрезал его. Братья-разбойники могли завершить свое злодеяние вторым ударом, но девушка-единорог бросилась на них и отогнала, грозя им своим рогом.
«А, ладно! И так помрут!» – решили злодеи и, схватив клетку с жар-птицей, бросились наутек.
Не могла единорожка преследовать их, оставив друзей своих умирать.
– Ох, как же так, горе-то какое?! – плакала она. – Если бы я не артачилась и подвезла бы вас на своей спине, то ничего бы этого не случилось. Были бы сейчас ребятки уже в доме отчем! Горе мне, горе! Виноватая я!
– Не плачь, – слабым голосом сказала ей ящерка. – У тебя ведь рог целебной силой обладает. Вылечи Елисея, пожалуйста, а меня уже не спасти. Эх, жаль, не погуляю я на свадьбе и не увижу больше свою любимую подругу Леночку.
– Я Вас обоих спасу, обоих! – плакала единорожка и лечила молодого человека изо всех сил. А после того, как рана его затянулась и стала не смертельной, она принялась лечить ящерку, но энергия подруги уже утекала безвозвратно и кентавра могла лишь отсрочить неизбежное.
Лена примчалась к ним через час, ровно столько ей потребовалось, чтобы преодолеть разделявшее их расстояние. Она упала рядом с названной сестрой, склонилась к ней, поняла всю безнадежность ее состояния и разрыдалась.
– Иланочка! Сестренка моя любимая! Да как же это?! Неужели потеряла я тебя навсегда?! Проклятая жадность моя! Надо было мне с вами ехать! Горе мне, горе!
– Не печалься, родная, – слабо прошептала ей Илана. – Как хорошо, что я увидела тебя перед смертью! Как спокойно будет мне теперь уходить.
– Нет!!! – в отчаянии закричала Лена. – Не отпущу! Ты нужна мне, любимая моя подруга!
– Извини, – улыбнулась ящерка, – но не могу я остаться с тобой. Дни мои сочтены. Ты позаботься об Елисее, пожалуйста. Съешь меня, пока я еще жива. Вижу, что теперь для тебя это безопасно. Возьми мою матрицу и обернись мной, пока царевич спит целебным сном. Скажи суженому моему, что ты – это я. Выполни мою последнюю просьбу. Он очень хороший мальчик и успел полюбить меня. Плохо будет лишать его счастья.
– Да, – решительно сказала Лена, и слезы вдруг высохли с ее глаз. – Я выполню твою просьбу, подруга, а за одно и свое желание.
И доппельгангер вонзила свои стеклянные копья в тело ящерки, выпивая ее жизнь и наполняя последние секунды ее бытия сладким блаженством, пришедшим на смену боли.
«Так вот что чувствуют жертвы доппельгангера, когда их едят, – подумала Илана улыбаясь. – Как приятно». И это были последние мысли ее перед тем, как канула принцесса в беспамятство.
Через полчаса молодой человек очнулся и к счастью своему обнаружил любимую свою в полном здравии. Снежана усадила себе на спину Илану и раненого, но уже выздоравливающего Елисея, а потом помчалась по воздуху, глядя с небес на землю. Она выискивала злодеев и вскоре обнаружила их по свету жар-птицы. Кентавра спикировала вниз и быстро настигла беглецов. Увидев сестру свою живой и здоровой, братья перепугались и стали просить у нее пощады, но та почему-то не вымолвила ни слова и даже с единорожки не спустилась, только сверкнула недобро глазами, и взгляд братьев сразу остекленел. Они подошли к ней молча, отдали жар-птицу и так же молча пошагали вперед, переставляя ноги механически, как големы.
Шли путники весь день до самой ночи, легли спать прямо в чистом поле, а под утро отправились вновь. И все это время люди и монстродевы сохраняли гробовое молчание. А ближе к обеду подошли царевичи к отчему городу.
Их увидели издалека и из города к ним выбежали земляки, приветствуя братьев и ящерку радостными криками.
– Ура!!! Царевичи вернулись! Слава им, слава!
Но вот только путники не радовались радушному приему и все так же мрачно продолжали идти ко дворцу.
Навстречу им вышли отец и две матушки. Чуя неладное, они не улыбались. Печать озабоченности появилась на их лицах. Царь увидел жар-птицу, но сердце его ныло от тяжелого предчувствия, и он ждал, что скажут его дети.
Тут братья рухнули к его ногам и монотонными голосами стали рассказывать обо всех своих прегрешениях. Как кутили и пили они беспрестанно, спуская в праздных развлечениях свои деньги вместо того, чтобы жар-птицу искать. Потом решили попытать счастье в казино и спустили остатки средств, даже коней своих проиграли. Затем же, возвращаясь домой, они недалеко от дорожного камня увидели спящую сестренку свою, и рядом с ней стояла клетка с жар-птицей. Рассказали царю сыновья его, как задумали они недоброе. Решили убить сестру, а трофей забрать и представить все так, как будто они сами его добыли. Однако им не удалось это злодеяние. Они только сильно ранили жениха сестры, Елисея, и слегка ранили сестру, а девушка-единорог их вылечила. И вот теперь братья пришли с повинной головой и ждут суда своего батюшки.
Высказав эту самообличительную речь, царевичи вдруг словно очнулись от наваждения и преисполнились ужасом. Зарыдали они, понимая, что сделали, и что сами же признались во всех своих тяжких прегрешениях.
– Ой! Прости-прости нас батюшка, непутевых! Ой, больше не будем, только прости!
Отец стоял с каменным лицом и молчал, и только мать их родная скривилась от стыда и с горечью выкрикнула:
– Убирайтесь! Убирайтесь вон! Чтобы глаза мои вас больше не видели. И если появитесь в царстве, Пресветлой богиней клянусь, что самолично вызову к вам палача!
Вскочили сыновья на ноги и бросились бежать. А мама их заплакала.
– Ну, за что, за что Пресветлая послала мне этот позор?!
Елисей же подошел к ней, ступая осторожно, держась за раненый бок и обнял.
– Не печальтесь матушка. Дозвольте мне теперь быть Вашим сыном.
А потом была свадьба Иланы и Елисея, на которой все гуляли и забыли на время о горестях и печалях. Счастливы были и жених с невестой. Они искренне радовались своей женитьбе и при криках: «Горько!» – страстно и долго целовались, все продлевая и продлевая свои поцелуи.
И вот наступил вечер и, наконец, первая брачная ночь, во время которой девушка-ящерка и молодой парень вовсю нарезвились в постели. Потом отхлынули друг от друга и замерли, отдыхая.
– Илана, – прошептал Елисей.
– Да, – ответила ему невеста.
– Это правда ты?
– Ну, конечно, дурачок, – я ведь тебе уже говорила.
– А как ты в теле доппельгангера очутилась? Я так и не понял, объясни? – спросил Елисей.
– Тебе Лена разве не рассказала?
– Нет. Сказала только что она – не ты, но ты не умерла и вместе с ней в одном теле. Еще там, возле дорожного камня сказала. А позже я не успел ее расспросить со всеми этими хлопотами.
– Все очень просто, – ответила Илана. – Доппельгангеры, уровень которых выше седьмого, съедая друзей, могут удерживать их души в себе.
– Ух ты! Здорово! – восхитился Елисей. – И Вы сейчас там вдвоем?
– Сейчас нет.
– Почему?
– Провалилась куда-то, прохиндейка, – вздохнула ящерка. – Как только братья мои сбежали со двора, так и оставила меня. Сказала лишь: «Веселитесь, наслаждайтесь друг другом, дарую тебе свое тело на время».
– Не сказала на сколько? А что будет потом?
– Эй, дружок мой сердечный. Ты должен помнить, что тело это заемное, и лично меня больше беспокоит не насколько мне оно дано, а где сейчас моя лучшая подруга и почему молчит уже вторые сутки.
«Ленка! Ну, ты где?! Отвечай немедленно, коза такая!!!»
«Ну, чего ты кричишь? – откликнулась вдруг доппельгангер. – Выспаться не дают нормально. Я им, понимаешь ли, рандеву устраиваю с медовым месяцем, а они еще и не довольны!»
– Ура! Леночка откликнула-а-ась! – счастливо рассмеялась Илана. – Зачем так пугаешь-то меня, а? Не могла раньше отозваться?
«Ой, пугаю я, прям, напугала я ее, – проворчала подруга. – Да куда мне деться-то отсюда. Только и делать, что спать. А ты пользуйся и наслаждайся пока моим телом и копи мне уровни, – добавила она со смешком. – Привыкай к новым для себя возможностям, осваивайся, скоро и у тебя такое же тело будет, свое личное».
«Когда!» – мысленно встрепенулась ящерка.
«А это от тебя зависит, подруга. Как поднимешь меня до двадцать пятой ступеньки, так и смогу я для тебя образовать отдельные ячейки и отделить для тебя твое собственное тело. Уровень у тебя, правда, будет только второй, зато своя родная матрица с твоим прежним размером ячейки. Так что искать другие матрицы для повышения уровня тебе не потребуется. Без забот сможешь подняться до двадцать седьмой ступеньки. Как тебе такая перспектива?»
«Кла-а-ассно! Ура!»
«Ну, вот и хорошо, а я снова спать. Занимайтесь любовью, голубчики, прокачивайте меня, а я буду отдыхать, как Емеля на печи!»
«Строишь из себя хитрюгу-лентяйку, а ведь ты – хитрюга-альтруистка, любимая сестрёнка моя, – вздохнула Илана. – Жертвуешь своей жизнью ради нашего счастья и любви».
«Так ведь не навсегда же, – рассмеялась Лена. – Не надо меня жалеть. Просто радуйтесь, так и мне будет хорошо».
«Но ты не оставляй нас надолго, – попросила лизард. – Я ведь скучаю без тебя».
«Совсем соскучишься, буди, – разрешила доппелька. – Но не очень часто, ладно? Все-таки мне скучновато не у руля пребывать. Ты лучше прокачай побыстрей меня до двадцать пятого уровня. Вот тогда мы и будем с тобой вместе каждый день, любимая моя сестренка, теперь и не названная уже, а настоящая».
«Хорошо! Мы постараемся!»
«Вот это уже другой разговор. Пока-пока».
– Все, снова уснула, – расстроилась Илана.
– Что она сказала? – спросил Елисей.
– Что трахаться нам надо, вот что! Радоваться жизни, жить от души и уровень ее поднимать. А как до двадцать пятого дойдем, то я получу свое собственное тело.
– Ура-а-а! Так чего же мы ждем, любимая? Ну и где там твой ненасытный язычок? Ой! Стой! Я пошутил! Как неожиданно он всегда хватает! Ты мне член им когда-нибудь оторвешь! Что делать тогда будешь?
– Отведу к Снежане, и она тебе новый отрастит, засунув рог в одно место.
– Ой, только не туда! – с шутливым испугом воскликнул Елисей, а потом рассмеялся. – Представил я, как будет она ворчать: Какое распутство! Совсем озверели, членовредительством заниматься!
Влюбленные рассмеялись и заключили друг друга в жаркие объятия. А через пару годочков Илана с Елисеем отправились в супружеское путешествие и вернулись из него со своей подругой Еленой. Но это уже другая история.
Вот и сказочке конец, а кто прочел ее молодец!

Визуализация героев:

zharptitsa

doppelganger Unicorn

lizard2

Опубликовано: 16.05.2017

Автор: Дмитрий Бирюков

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 21 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 5 человек:

  1. Прелестно, просто прелестно! Месье знает толк в извращениях! )))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо за веселую, жизнеутверждающую и поучительную сказку, за хорошее настроение после ее прочтения! Вдохновения для новых сказок !

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  3. Классная сказка)

    Оцени комментарий: Thumb up +1