Азмирк. Выбор бога

azmirk

Азмирк, сжав зубы, стоял на коленях и смотрел в землю. Ненависть распирала его изнутри, мешая сосредоточится и придумать выход. Хотя какой может быть выход, когда храм Тевавора Мохеса уничтожен, а почти все жрецы - перебиты. В живых остались только трое тихса-кан, причем совсем еще юных, не проведших самостоятельно еще ни одного ритуала или обряда. И пятеро рахса-кан, воинов при храме.
Их обучали убивать все живое… все и всех, кроме аусваингов. Грязь и пыль осталась от когда-то прекраснейшего здания, высушенные бескровные тела - от тех, чьи предки жили здесь более шести сотен лет.
Какая странная насмешка судьбы… Майра Бойнейра исчезла во время битвы с Тевавора Мохесом, тем самым проиграв и битву, и очередную вселенную, а ее забытые создания, аусваинги, генетический эксперимент, игрушка богини… медленно, но верно отвоевывают мир за миром у поклонников бога-победителя и тот не вмешивается… уже очень давно не вмешивается ни во что.
Вот и сейчас, вместо того чтобы явить свою мощь, разнести этих вампиров, харакел парах… Азмирк был уверен, что Тевавор палец об палец не ударит, чтобы защитить последних выживших, и их всех принесут в жертву Майре.
Хорошо, что его с детства определили в воины, иначе изгнали бы из храма за крамолу. Хотя… Тогда бы он не стоял сейчас связанный на коленях у первого попавшегося подходящего камня, который варвары-Высшие нарекли жертвенным алтарем.
Весна, как нарочно, маняще радовалась, отмечая свою личную победу над зимой. В лесу, за стенами храма, громко пела счастливая пичужка. Одуряющий аромат растоптанных цветов и поломанных деревьев смешался с запахом гари, крови и пота.
Весна… его девятнадцатая весна… Умирающие цветы пахли сильнее, чем люди. Или просто Азмирк хотел запомнить напоследок именно весну, а не смерть...
Тут рядом истошно завопил Кнек. Полное имя этого тихса-кан было Кнек`т-тшун-фун, но кто же станет ломать язык ради семнадцатилетнего мальчишки? Уж точно не его ровесники!
Азмирк оторвался от изучения муравья, ползущего по своим мирным делам и огляделся. Да, лучше снова вернуться к муравью… старается, тащит что-то в свой домик. Хорошо, что его дом не разрушен и ему есть куда тащить…
Кнек, передохнув, снова набрал в грудь воздуха и приготовился опять издать вопль.
- Заткнись, - сквозь зубы процедил Азмирк, хотя еще за час до нападения на храм должен был вежливо склоняться в поклоне, когда Кнек`т-тшун-фун величественно шествовал мимо.
Но Кнек даже не отреагировал на грубость, он с ужасом, хватая ртом воздух, смотрел, как трое аусваингов когтями разрывают на куски тело одного из его друзей.
Азмирк кинул взгляд на алтарь и снова уставился в траву. Муравей уже скрылся, сосредоточить свое внимание было не на ком, просто сконцентрироваться для медитации - невозможно. Кнек рядом визжит, парнишка на алтаре кричит… Харакел парах! Хорошо хоть третий тихса-кан благополучно упал в обморок. Даже завидно…
Главное не думать о том, что скоро на этом камне окажется он сам… Главное - не думать! Иначе внутри все сжимается от противного липкого страха и в голове начинает пульсировать только одна мысль: «Не хочу! Не хочу! Не хочу!». Иногда ее сменяет заунывное: «Только не так!», или совсем обреченное: «Главное, чтоб быстро…».
Тут к алтарю подошел еще один аусваинг. Похоже, молодой, хотя кто их в боевой форме разберет? Азмирк как раз нашел достойный наблюдения объект - маленького жучка, медленно ползущего вверх по травинке. Но следить за новым аусваингом было интереснее. Высший произнес что-то приказным тоном на рычаще-гортанной тарабарщине, при этом махнув рукой в сторону пленных.
Трое испачканных в свежей крови аусваинга, подъедающие с камня то, что еще несколько минут назад было человеком, явно были против того, на чем настаивал вновь пришедший. Даже по выражению их страшных морд это было понятно. Но они еще и вступили в перебранку друг с другом.
Слушать их пререкания было отвлекающе-приятно. Азмирк расслабился и очередной раз вспомнил добрым словом своего учителя, утверждавшего, что между мозгом и мышцами есть не только прямая, но и обратная связь. Сжатое от напряжения тело тоже расслабилось, и сердце перестало стучать так, как будто сейчас пробьет ребра.
«Только не так»… «Не хочу!» «Главное - не думать!»

Молодой аусваинг прорычал последнюю фразу и что-то выкрикнул в воздух. Тут же отовсюду начали слетаться большие черные вороны, превращающиеся на земле в страшных, грязных, уродливых древних старух. Одни из них были совсем лысыми, у других торчали клочки волос, крючковатые носы, сморщенные лица, безумство в мутных глазах…
Азмирк с презрением, смешанным с легкой завистью посмотрел на поникшего без сознания Кнека. Харакел парах! Жаль, что его разум так легко не расстается с телом. Потому что старушки начали сновать вокруг пленных, изучая, разглядывая, мерзко хихикая и протягивая к ним свои уродливые трясущиеся руки.
Все пятеро рахса-кан сгруппировались, образовав круг, лицом к странным тварям. Да, их связали так хитро, что не пошевелить руками, не встать с колен не получалось, но стоять вот так, плечом к плечу, было привычно и, поэтому, спокойнее. В середине этого круга находились два тихса-кан, оберегать которых считалось основной задачей всех воинов храма.
Аусваинг, вызвавший страхолюдин, сидел на жертвенном камне, скрестив ноги, и с интересом наблюдал за людьми. Как будто выбирал, причем прислушиваясь к каким-то своим внутренним чувствам и ощущениям.
- Элифаирабтизак! — прогремело над развалинами храма, и страшные старушки разбежались в разные стороны, разлетелись воронами, взмыли в небо и исчезли.
А аусваинг, спрыгнув с камня, подошел и, раздвинув круг, завис над еще не совсем пришедшем в себя Кнеком. С сомнением оглядел его, потом перевел оценивающий взгляд на стоящего рядом Азмирка. Снова посмотрел на Кнека. Презрение на его страшной морде было написано большими яркими буквами.
Подошедший следом один из жрецов приподнял застонавшего мальчишку одной рукой, когтем на пальце перерезал веревки, и, поставил Кнека на землю. Потом прицокнул с какой-то мерзко-противной ухмылкой и когтем же срезал с паренька всю одежду, с шорохом, лоскутками опавшую на землю. Тихса-кан, замерев от ужаса, мог лишь только приоткрывать рот, издавая странные полухрипы-полустоны.
Азмирк и два аусваинга смотрели на него почти с одинаковым выражением презрения на лице. Еще один тихса-кан продолжал лежать в глубоком обмороке и не мог приободрить друга. Да, наверное, и не стал бы…
Время как будто остановилось, и только довольная жизнью пичужка в лесу продолжала петь свою песенку. Азмирк даже глаза закрыл, так не совпадали счастливые трели из леса, запах распускающихся цветов вокруг, смешивающийся с потом, кровью, гарью… и страшная в своей спокойной обыденности картина перед глазами. И если от вони войны и смерти избавиться полностью было нельзя, то смотреть на Кнека его точно никто не заставит!
- Посмотри на меня, - произнес кто-то рядом.
Голос был приятный, с легкой хрипотцой и немного усиленной «р». Азмирк напрягся, догадываясь, что говорят это, скорее всего, ему.
Чтобы он не сомневался, тяжелая лапа хлопнула его по плечу. Не стой он уже на коленях - ноги бы подкосились. Решив не нарываться в последние минуты жизни, Азмирк приоткрыл один глаз. Страшная морда аусваинга нависала прямо над ним.
- Какому богу ты будешь молиться перед смертью? - выдохнули в него вопрос, и в нос шибанул запах сырого мяса, причем не первой свежести.
Аусваинг пристально смотрел на Азмирка, ожидая ответа. Чтобы их лица находились примерно на одном уровне, странному существу пришлось присесть на корточки и все равно он возвышался над человеком, хотя юный рахса-кан никогда не считал себя хрупким и был довольно высок, по меркам людей.
Обдумывая ответ, Азмирк изучал сидящего напротив него монстра. Черно-коричневая кожа, обтягивающая гору мышц, лысая голова с огромными раскосыми глазами сине-зеленого цвета. Рога, острые и длинные, как у козлов при храме. А за спиной кожистые, огромные крылья.
Четверо остальных рахса-кан с изумлением смотрели на своего товарища. Им не надо было столько времени, чтобы быстро выпалить: «Тевавора Мохес».
И тут тот, кто тем более не должен был сомневаться в выборе бога, пролепетал: «Я буду молится Великой Матери аусваингов, Майре Бойнейра. Ведь меня собираются принести в жертву именно ей…».
Аусваинг поднял взгляд на Кнека и хмыкнул, вложив в интонацию сразу очень много. И то, что по его мнению такой трус не достоин молится его богине, и то, что ничего другого он не ожидал, и то, что…
Жрец из Высших тоже хмыкнул, и тоже очень эмоционально. Но он хотел сообщить миру о своем разочаровании, и о том, как он расстроен, но возражать против случившейся несправедливости не видит смысла.
Молодой аусваинг, так и не дождавшись ответа, встал, коротко пророкотал что-то, ткнув пальцем сначала в сторону Кнека, потом - Азмирка.
Жрец отчаянно замотал головой. Аусваинг снова пророкотал, отрывисто, одно-два слова, не более того и все возражения на этом закончились. Однако на морде жреца появилась очень нехорошая, противная такая ухмылка, когда он посмотрел на Азмирка.

Несколько взмахов когтем, и вот веревки и одежда валяются на земле. Юноша даже не сразу понял, что произошло. Обнаженность не смущала его. Рахса-кан до пятнадцати лет тренируются голыми, чтобы учитель мог видеть движение каждой мышцы на теле и чтобы не рвать одежду во время тренировок.

Окинув Азмирка оценивающим взглядом, аусваинг одобрительно кивнул, и, перекинув Кнека через плечо, ухватил своего второго пленника за руку и потянул за собой.
До леса они дошли довольно быстро.
Азмирк старался не замечать, с какой чудовищной силой сжимает монстр его запястье. В лесу весной пахло еще более одуряюще-пьяняще, и птиц тут было слышно лучше. Не только одну, самую громкую, но и тихие перефьюти, и опасливо-настороженное чьиви, и даже прицокивание из травы суймеры, маленькой серенькой пичужки, совершенно незаметной на земле из-за своей окраски.

Но громче всех радостно разливались по всему лесу уже ставшие родными тирли-лирли-трели. Азмирк благодарно улыбнулся неизвестной птичке - ее пение отвлекало его все то время, что он ожидал своей участи у жертвенного камня и сейчас помогает не замечать боль в запястье.
Болезненность в освобожденном от веревок теле Азмирк пережил стоически, а вот стальной захват пальцев аусваинга терпеть было сложнее.

- Приготовься, - прорычал Высший и мир дернулся, расплылся и вновь стал четким… но другим.
К ним тут же подбежал еще один аусваинг, судя по восторженному выражению мордашки, более поджарому телу и ощущению какой-то внешней и внутренней тонкости и хрупкости - совсем молоденький.
Подхватив Кнека и кинув заинтересованный взгляд на Азмирка, он радостно унесся куда-то, от куда и появился.

Их перенесло в небольшой городок-крепость, три высоких каменных здания, несколько десятков одноэтажных каменных домиков и множество деревянных построек. Стояли они на довольно широкой улице, вымощенной круглыми гладкими булыжниками.
Обернувшись, Азмирк увидел стену наугольной башни, высоченной, порядка семидесяти челоростов. Даже голову задрать пришлось, чтобы разглядеть верхушку и последнее смотровое окно. Забывшись, Азмирк принялся считать все окна, но аусваинг дернул его за руку и парень даже чуть скривился от боли. Странно, что кость до сих пор не захрустела…Своих пальцев Азмирк уже давно не чувствовал.
Нахмурившись, аусваинг поизучал лицо юноши, как будто пытаясь найти там ответ на свой незаданный вопрос, потом, вдруг, ослабил захват. Отметив промелькнувшее на лице пленника чувство облегчения, удовлетворенно фыркнул.
Весной в этом новом мире тоже пахло, но не так осязаемо, как у храма и тем более в лесу. Тут больше пахло жизнью, причем военной - пот, лошади, отходы лошадей… Аусваинг уже не бежал, а просто шел по улице. Не тащил за собой, а вел за руку. Так что юноша успевал крутить головой, разглядывая встречающиеся на пути дома.
Тут мимо проехала телега со свежескошенной травой и Азмирк глубоко вдохнул, наслаждаясь.
Парой запряженных в телегу лошадей управлял человек, ну или аусваинг в обличье человека… В храме рассказывали, что они умеют перевоплощаться. И, кстати, учитель говорил, что свою страшную, крылатую ипостась, они используют только во время войн, драк или в процессе оплодотворения.
А в этом городке уже четверо пробежавших мимо молодых аусваинга были именно рогатыми и крылатыми. А вот возница на телеге был первым встречным, похожим на человека. Он очень заинтересованно оглядел Азмирка и уважительно кивнул идущему рядом с юношей Высшему.
Лишь встретившись с его любопытно-оценивающим взглядом, юноша вспомнил, что совершенно обнажен. Не то чтобы его смутило осознание полной открытости тела, но вот то, как его изучал мужчина... Как одну из девиц, приглашенных для увеселения живущих в храм. Пальцы сами собой сжались в кулаки, захотелось с размаху залепить этому человекоподобному по наглой морде.
- Остынь! Можно подумать, раньше на тебя так никто не смотрел, - усмехнулся аусваинг, приобняв Азмирка за талию и подтянув к себе поближе. Юноша попытался вырваться, но хватка у монстра была стальная. Пришлось просто проводить телегу и ехидно улыбающегося возницу злобным взглядом.
Выдохнув, Азмирк попытался вновь сконцентрироваться на чем-нибудь отвлекающем, но умиротворяющее спокойствие не возвращалось. И даже любопытство куда-то исчезло. А на поверхность выплыли тщательно запрятываемые страхи.
Пока он стоял на поляне у жертвенного камня - все было понятно. Ужасно, жестоко, но понятно. Что ожидает его здесь? Почему выбрали именно его? Хотя… выбрали-то Кнека! Потому что маленькие древние ведьмы пытались дотянуться именно до него. Нет, лапали они своими сморщенными крючковатыми пальцами всех, но Кнек вызывал наибольший интерес.
А вот чем Азмирк заслужил изменение своей судьбы? Или…
- Ты спрашивал, какому богу я буду молиться в последние минуты жизни? - аусваинг, целеустремленно тянущий юношу за собой, обернулся, едва заметно кивнул и слегка напрягся. Ответ, очевидно, все же имел какое-то значение.
«…а если он сейчас развернется и снова вернет меня на ту поляну?» - промелькнула трусливая мысль, напугав до потери уверенности в правильности своего решения.
Азмирку пришлось помолчать несколько секунд, собираясь снова с силами.
«Пусть Тевавор уже давно отвернулся от нас, но другие боги еще прислушиваются к нашим молитвам. Ложь одобряет только Бог притворства, а остальные любят правду. И если я промолчу - получится, что я стыжусь своей богини… или что я - трус, которому не хватило смелости признаться?»
- Я молился Наинэ, богине воинов.
Аусваинг хмыкнул удовлетворенно-довольно: «Хороший выбор!», и снова потащил Азмирка за собой.

Опубликовано: 05.03.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 29 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 17 человек:

  1. этот мальчик прямо как мой папа в плане обдумывания ответов) долго, но надежно и достоверно)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Заинтересовали,, старушки-веселушки,, какуя роль им отведена во время ритуала выбора? Наверное генетическая подборка совместимости?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Открой глаза, — произнес кто-то рядом.
    Голос был приятный, с легкой хрипотцой и немного усиленной «р»
    как-то странно, что во фразе «Открой глаза,»нет звука «р» , нечего усиливать. Я понимаю, что они могут на другом языке говорить, но все равно…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Чудесная история. Все три хороши, но эта для меня самая интересная )))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Прелестно, прелестно))
    Такая таинственная недосказанность, так и хочется поскорее прочитать продолжение.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Мням-мням! Прелесть, как вкусно, обонятельно-слухательно и даже прикосновения ощущаются…
    Да, с именами богов я тоже не очень разобралась, но смирилась сразу, — ещё проявятся, значит, разберёмся. А вот между званиями людей попуталась: тихса-кан, рахса-кан… Одинаково звучат, ИМХО.
    Ещё тапок можно?
    «…сморщенные лица, безумство в мутных глазах… Его собеседники
    Азмирк с презрением…» — То ли недописанное предложение, то ли остаток удалённого.
    Получается очень интересное и завлекательное начало. С удовольствием буду ждать продолжение.))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ну звания и должны быть похожи, это же разновидности жрецов просто… воины и те, кто молятся.
      Оно информационно кстати несущими не является — дальше героев по именам будут звать.
      Тапок поймала, поправила) Спасибо

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Образно и интересно, очень затягивающе, но , коллега, может, стоит подобрать менее экзотичные имена?))))) Понятно, что не Джек и Мэри, но здесь просто язык ломается)))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Спасибо)
      А чем вам Кнек и Азмирк не угодили?)))) Или вы про имена богов? ;)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Как и всякий лентяй, я упрощаю своё восприятие, сокращая незнакомые имена в удобоваримые))) Думаю, все так делают. Вот богиня воинов у меня в голове уже уложилась как Ай Нэ- Нэ ))))И если там по тексту потребуется пафос, то мне будет трудно воспринять его так, с такой — то цыганской кликухой))))

        Оцени комментарий: Thumb up 0