ИП2 4. Добро пожаловать, а вот посторонним…

Эльдерик:
Что-то холодное притрагивалось к моему лбу и щекам, а потом за шиворот полилась самая настоящая мокрая и холоднющая вода. Я дернулся и открыл глаза. Первое, что вспомнилось, обвившие мое тело щупальца кротокрыса и холодное чавканье с тянущей болью в местах, где к коже присосались его маленькие рты-пиявки. Эта дрянь медленно выпивала меня, похрюкивая от наслаждения. Я с криком попытался вскочить, но мир вокруг рассыпался и закружился в туманящем сознание хороводе. Затошнило. Я вынужденно упал на колени и, чтобы побороть тошноту, низко, к самым коленям склонил голову. Чья–то мокрая, но теплая рука участливо погладила меня по спине, а голос Эльги начал ворковать, увещевая, прося немного потерпеть и обещая, что все обязательно будет хорошо. Стыдно признаться, но то, что со мной сейчас обращались, словно с младенцем, было неожиданно приятно и действительно помогло успокоиться. Наконец я решился медленно поднять голову и оглядеться. Мы были уже в совсем другом месте - у ручья, но не на поляне. Медленно, чтобы вновь не закружилась голова, обвел глазами по кругу - тварей нет и не видно. Дар склонился над неподвижным Миром и Альгертом. Еще двоих воинов нет. Я чуть было не спросил - где они, но понял и остановил не сорвавшийся с губ вопрос. Было горько. Мы почти вернулись. Но ведь почти - не считается. Жаль.
- Где тела? - с трудом ворочая непослушным языком спросил я.
Дар остро кольнул взглядом и промолчал, а вот Эльга, вздохнув, ответила:
- Остались на поляне. Если хочешь - возвращайся за ними сам. Я устала, Дар - тоже. Мог хотя бы поблагодарить - это он спас ваши жизни.
Дар бросил на нее удивленный взгляд, но снова промолчал. Видимо, Эльга что-то не договаривает… Но, ладно, с этим можно разобраться потом, когда мне не будет так плохо и так больно.
- Спасибо, - тихо сказал я Дару.
Темный дернулся и на несколько секунд замер, недоверчиво разглядывая меня.
- Ты как - умом не повредился? Я же дарк, - наконец сказал он с легкой ехидцей в голосе. Но было заметно, что он просто пытается скрыть свою неуверенность и удивление.
- Вижу, - успокоил его я. - И еще умею видеть и ценить настоящую смелость. Потому приношу свои извинения за то, что когда-то счел и назвал вслух тебя трусом. Позволь мне взять свои слова обратно, темный брат.
Дар покраснел. На его темной коже это выглядело довольно своеобразно, словно щеки стали еще темнее обычного. Я чувствовал, что ему приятна моя похвала. Ничего, моя мать учила меня быть справедливым. То, что я сделал сейчас - проявление справедливости. И не важно, что по отношению к врагу. Что ж - он заслужил. Наши жизни все же чего-то стоят. Дар чуть скосил глаза в сторону женщины. Что это? Ему не безразлична ее реакция? Вот уж не думал, что она может понравиться эльфу, пусть даже и темному. Совсем не наши каноны красоты. Немного тяжеловата в кости, приземиста, да, милое личико и неплохие волосы, но не тот разрез глаз и нет изящества в движениях. Проще говоря, на вид - совсем не леди. Что он нашел в ней? Интересно, сам то он понимает, что уже зависит от ее мнения? Хотя, у дарков другая культура. Почитание женщины они превратили в нечто непотребное, полностью извратив сам смысл. У них там правят женщины, и только женщины. Наследование по мужской линии вовсе недопустимо. Они жестоки и нашим патрулям не раз доводилось находить несчастных темных воинов, заживо привязанных к муравейнику или прибитых за ноги и руки на солнцепеке к дереву. Некоторые были еще живы, но даже спасенные от жестокой смерти, дарки всё же стремились обратно в Подземье. Понимая, что этот путь для них невозможен, осознанно начинали искать смерти и, как правило, довольно быстро ее находили. Может, и с Даром сыграла злую шутку как раз такая зависимость от главы рода, от женщины вообще. Говорят, что там, в Подземье, нет традиционных семей и нет любви. Просто женщина выбирает мужчину из тех, которым разрешается иметь детей, и использует его до получения потомства. А потом отправляет обратно. Отец не принимает участия в воспитании детей, а часто даже не знает об их существовании. Ужасно! Не мудрено, что при таком раскладе темный так зависит от внимания женщины.
Эльга же между тем, принялась за Мира, пытаясь и его привести в сознание. Через некоторое время Мир застонал и медленно открыл глаза. Он даже не пытался подняться, а только неверяще остановившимся взглядом уперся в меня.
- Все хорошо, - невольно повторяя интонацию Эльги, сказал я. - Мы живы.
Он всхлипнул, в уголках глаз заблестели несдержанные слезы. Я потерянно смотрел на него и не знал, что делать. Нелепо - утешать плачущего воина. Но Эльга словно бы и не заметила этой неловкости, просто обняла Мира, словно ребенка и, чуть укачивая, начала что-то умиротворенно шептать на ухо. Он закрыл глаза и, кажется, успокоился, расслабился. Да что она со всеми нами делает! И как ей это удается?! Я посмотрел на Дара - он с жадностью наблюдал за ее движениями, ловил каждый жест, кажется, впитывал сам звук голоса. Точно, темный попал под ее влияние полностью. Хорошо это или плохо, я пока был не в состоянии понять. С трудом передвигаясь, добрался до лежавшего без сознания светлого брата. Неужели сам выгляжу сейчас так же? Прямо скажем, не лучший вид для живого, зато отличный для умертвия. Прислушался - он жив, просто милостивая Богиня отключила его сознание, не позволив, как мне, почувствовать, каково это - когда тебя едят заживо. Можно сказать, ему повезло. Эльга же тем временем оставила в покое совсем пришедшего в себя Мира и, зачерпнув холодной ключевой воды, аккуратно обтерла лицо последнего живого. Да, печально понимать, что двое братьев уже никогда не увидят близких. Вот бы еще была уверенность, что все это не зря. Альгерт фыркнул, отмахиваясь от мокрых капель. Ему досталось меньше всех, и он быстро осознал нежданное спасение.
- Как вы донесли нас? - задал я тревожащий сознание вопрос.
- С трудом, - фыркнула Эльга. - Знаешь, дорогуша, ты непростительно много весишь для эльфа. По-моему, тебе нужно меньше есть.
От неожиданности я потерял дар речи и ничего не нашелся сказать в ответ, а она ехидно рассмеялась и абсолютно ребячливо показала мне язык.
- Вот теперь мы в расчете! Что, не очень-то приятно, когда тебе в лицо говорят гадости?
Да. Стоило признать - неприятно. Но что у нее за мстительный характер!
- Тебе место в Подземье! - Невольно сорвались с языка обидные слова. - Там ты бы сошла за свою!
Я тут же пожалел о сказанном и виновато посмотрел на нее, но Эльга, казалось, ничуть не обиделась, только прищурилась, словно сытая кошка и почти промурлыкала:
- Надеюсь, что у меня еще будет такая возможность. Мне кажется, что там должно быть интересно.
- Нет, совсем не интересно!
Мы с удивлением обернулись к Дару. Он зло смотрел на Эльгу и нервно продолжил:
- Тебе нечего там делать. Пресветлый не прав - ты совсем не похожа на наших женщин, ты не выживешь среди них. И вовсе там не так уж красиво. Темно и сыро, и очень опасно.
Эльга мягко улыбнулась и спокойно ответила:
- Спасибо, Дар. За попытку меня защитить. Но я как-нибудь сама разберусь, что и когда мне посмотреть в этом мире. А уж выжить в Подземье - думаю, не проблема. Это ты еще мой Малый совет не видел. Вот уж где скорпионы.
И хотя мне не понятно было значение слова скорпионы, но общий смысл улавливался без труда. Настораживало лишь одно - она сказала «мой малый совет». Значит ли это, что кроме малого есть еще и большой? И значит ли это, что она все же леди? Как же тогда себя с ней вести? Я недовольно встряхнулся. Правильно возражала матушка против моего участия в походе - я все же совсем не владею навыками сбора и анализа информации. Нужно найти время, запереть гордость поглубже в душу и поговорить с наблюдательным Миром. Уж он-то наверняка успел сделать нужные выводы. Хорош будущий правитель Светлой Дубравы - нечего сказать… Но самая глупая вещь - тратить время на бесплодные сожаления. Потому я предложил не торопясь и экономя силы все же уйти подальше от зловещей поляны. И по возможности, придерживаться прежнего курса. Мы обошли наше неудачное место отдыха по широкой дуге и еще часа два, пока хватало сил, двигались вперед. По моим подсчетам, даже с нынешней небольшой скоростью, расстояние, отделяющее нас от территории проживания кротокрысов, было теперь достаточно большим. Можно остановиться на ночлег и на отдых. Костер мы разжигать все же поостереглись. Без огня было не только холодно, но и весьма неуютно. Отовсюду мерещилось чье-то злобное присутствие, а краем глаза ухватывались в лесной темноте неясные мрачные тени. Но стоило посмотреть прямо - и взгляд не улавливал ничего. Обычные темные кусты, обычный ствол дерева. Я предложил ставить патрули по двое, разделив ночь на две смены. Но Эльга тепло улыбнулась и посоветовала «не заморачиваться».
- Сейчас я одну фишку использую, только под руку с вопросами не лезьте - потом объясню.
После этого она взяла в руку мой уцелевший меч и провела вокруг нашей плотно сбившейся в кучу группы кривой неровный круг на земле. Нарисовала по четырем сторонам какие-то непонятые мною знаки. Вернула мне грязное, испачканное в жирной земле боевое оружие.
- И что? - иронично поднял бровь Дар.
- И все, - она вытирала руки о пучок сорванной травы. - Ложитесь баиньки, мальчики. Если тут и есть какая бяка, то мне ее уже жалко.
- Боишься, что она споткнется о канавку и сломает лапку? - участливо уточнил темный.
Эльга от души рассмеялась.
- Не-а, это защитный контур. Работает по типу - всех не впускать и никого не выпускать. Потом, утром сниму. Так что - спи спокойно, дорогой товарищ! - прошипела она зловещим шепотом и тут же последовала собственному совету. Было видно, что и она за прошедший день устала не меньше нас. Постепенно все улеглись. Как ни странно, никто больше не выразил ни малейшего сомнения в том, что полоска на земле может служить достаточной защитой в ночном лесу. Но если все так в нее верят, то мои сомнения на общем фоне будут выглядеть нелепо, словно я маленький перепуганный юнец. Увольте!
Шли минуты, а мне все не удавалось заснуть. Неожиданно я заметил, что Мир тоже пока не спит. Он все никак не мог улечься, поворачиваясь с боку на бок. Тогда я решительно подполз к нему и прошептал:
- Ты что?
- Да вот, - смущенно признался он, - следы эти от присосок - болят, заразы. Просто огнем жгут. Как ни лягу - все плохо.
Я согласно кивнул. У самого болит - не сахар.
- У них на кончиках когтей яд. Для нас слабый, но кожу ужасно раздражает. Вот и болит все. Сутки-трое поболит еще. Потом яд из организма сам выйдет.
- Тебе видней, - согласился он. - Это ты у нас специалист по флоре с фауной.
- А ты - по сбору информации. Поделись своими соображениями о нашей гостье, - попросил я, смирившись с собственной неспособностью к анализу.
Мир фыркнул и все же не удержался, подколол:
- Неужто сам не видишь?
Но тут же стал серьезным и щедро поделился подмеченным.
- Она не просто лекарь - это, во-первых. Ты видел этот ее защитный круг?
- Ну, естественно. И что?
- А на знаки внимание обратил?
- Ерунда какая-то непонятная.
Мир протяжно присвистнул.
- Ты мало думаешь, друг мой. Не обижайся, но уж эту «ерунду» следовало бы распознать сразу. Это руны драконов!
Он восторженно всматривался в мое лицо. Ожидая какой-то реакции.
- Ну и что? - не подкачал я.
- Да то, подумай сам - если она не из нашего мира, как мы решили вначале, и вообще неизвестного вида, то откуда ей известны охранные руны Драконов?
Я только плечами пожал. Определенно, это вопрос, на который мы пока не имеем ответа.
- И самое интересное - как это они с Ридом вдвоем, вооруженные одним мечом, вытащили нас от кротокрысов? Не кажется ли тебе, что как ни хорош может быть темный в качестве воина, но никакого искусства для этого не достаточно. А из этого следует…
- Что ему помогли!
- Верно, - удовлетворенно кивнул Мир. - И единственный, кто ему мог помочь - Эльга. А вот как она это сделала, если у нее совсем не было оружия?
- Магия! - уверенно сказал я. - Боевая магия.
Мир кивнул.
- Но что же это получается, брат, - возбужденно зашептал я, - выходит, она универсал?
- Выходит, - согласился он.
- Но последний и единственный универсал - моя мать, Правительница Дубравы. Откуда же взялась тогда она? Ведь маги такого уровня неизбежно вызвали бы искажение магических нитей пространства. Мать бы знала об ее существовании.
- Но она не знала! - твердо сказал Мир. - А это значит, что ее и не было. Понимаешь? Ее не было в нашем мире раньше!
Я фыркнул:
- Ты сам себе противоречишь - то она не может знать руны Драконов, если она не из нашего мира, то она не из нашего мира, иначе мы бы о ней знали. Бред какой то получается!
- Нет противоречия, Эльдерик, - усмехнулся Мир. - Она не наша, не местная - это точно. Руны Драконов - очень старая магия, древний язык. Если она его в совершенстве знает и умеет им пользоваться то…
- Она и есть дракон! - удивленно выдохнул я.
- Да, вернее, драконица. Мы же имеем в некоторых летописях упоминания о том, что Драконы умели разрывать ткань миров и уходить из одного мира в другой. А потом они все ушли, и знание было утеряно. Только теперь, наверное, решили вернуться.
Мы замолчали и задумались каждый о своем. Эмоции Мира были восторженными, он светился в предвкушении новых знаний. О чем-то своем неведомом мечтал. И мечты его окрашены были нетерпением. А я думал о том, как воспримет Матушка, если вместо ключа я приведу к ней живую легенду - Драконицу. Не ясно, как вообще с ней теперь общаться, чтобы не задеть, не оскорбить, не обидеть. Я тут же покраснел, вспомнив, как невежлив был с ней порой. Но раз уж она до сих пор не испепелила меня за дерзость, то, может, позволит вести себя в Дубраву и дальше? Тогда она всенепременно Леди! Да еще какая! Такая и три Совета может иметь. Интересно, кто в этих советах заседает? Если самые умные и опытные, то точно - скорпионы - с уважением и новым пониманием произнес я употребленное ею слово. Но отчего же она выбрала столь невзрачную оболочку? Ведь наверняка умеет менять внешность так, как пожелает. И тут же укорил сам себя за глупость - вот для того и выбрала, чтобы таких, как я скудоумных проучить - не кубок делает вино драгоценным. Важно содержание кубка, а не оболочка! Как же глуп, наверное, я в ее глазах!
Но усталость все же взяла свое. Незаметно я тоже провалился в глубокий и беспокойный сон.

Дарлэйн:
На следующее утро светлые были какими-то пришибленными. Они рафинированно вежливо поздоровались с Эльгой и даже вежливо кивнули мне. Взялись сами приготовить завтрак, самую лучшую и большую порцию отдали женщине. Не то, чтобы кто-то был против. Любой темный эльф поступил бы так же. Только до этого дня они делили все почти поровну. И довольно часто забывали обо мне. Приходилось заботиться о себе самостоятельно. Мне было не привыкать, потому я не держал ни на кого нелепой обиды. Но сегодня они превзошли самих себя. Эльга тоже заметила - не слепая - посмотрела удивленно, но промолчала. Она молчала довольно долго. Даже когда весь путь до следующего привала каждый из светлых отводил и придерживал встречные ветки, суперзаботливо предупреждал о канавке и камушке под ногами. Но вот когда на привале Эльдерик возвышенно сообщил, что сегодня она особенно замечательно выглядит, ее щеки сравнимы лишь с ранним рассветом…
- А губы с зеленью листьев? - ехидно уточнила она. - Что ты за пургу несешь, роднуля?
Эльга иронично изогнула бровь, ожидая ответа, а светлый наследник усиленно краснел и сопел, вдумчиво изучая травинку.
- Так чем вы так ушиблись? Ах, нет - не отвечай! Наверное, кротокрысы были неправильными - отравленными были кротокрысы. Ох, бедолаги, как яд-то на мозги подействовал! - и картинно всплеснула руками.
Я решил вмешаться, прекратив уничижение этих младенцев.
- Животные действительно ядовиты, но яд действует не на мозг и вовсе не опасен для светлых эльфов. Фактически вызывает неприятные кожные реакции. И только.
Но она неожиданно обеспокоилась.
- Почему мне сразу не сказали о яде? - серьезно спросила, скомандовав: - Немедленно снимайте одежду, покажите раны.
- Да нет там никаких ран, - стесняясь, прошептал принц, но послушался, начал стаскивать довольно помятую рубаху. Несмотря на его заверения, вид был неважный. В тех местах, где щупальца присасывались к телу, кожа распухла, побагровела, растрескалась и сочилась сукровицей. Эльга по-простому отвесила принцу подзатыльник (странно, но он не стал уворачиваться и молча стерпел унижение) и начала лечить. Второй раз вижу, как она это делает, и снова удивляюсь легкости и быстроте этого процесса. При этом сама она становилась строже, подтянутей, глаза начинали светиться изнутри ясным синим светом, и от этого она казалась особенно красивой. Да, конечно, Эльга ничуть не походила на наших эльфийских женщин, но и это было хорошо. Если привыкнуть к необычному цвету кожи и внешнему виду, становилась заметной ее природная неяркая, не выставляемая напоказ красота. И сейчас я остро сожалел, что ее руки прикасаются не ко мне, и не я привлекаю к себе все ее внимание. Она быстро закончила с Эльдериком и его оставшимися в живых сопровождающими, а потом неожиданно и строго обратилась ко мне:
- А ты ждешь особого приглашения?
- Я не ранен.
- Неужели?! Вчера мне так не казалось. Давай я сама оценю, нужна ли тебе моя помощь. Или ты, может быть, стесняешься? Так не переживай - приставать не буду - ты не в моем вкусе, - и усмехнулась.
Разумом я понимал, что, скорее всего, женщина так шутит, но в сердце вспыхнула обида. Я ей не нравлюсь. Конечно, а чего еще ожидать? Пора привыкнуть, что выродки настоящими женщинами ощущаются сразу же и отбраковываются немедленно. И то, что она не эльфийка, в сущности ничего не меняет - кому нужно потомство от ущербного? Я до скрипа сжал зубы и, стараясь сохранять спокойное и независимое выражение на лице, снял одежду. Она хмыкнула и тихонько прошептала:
- Ну, как я и думала…
Потом я ощутил ее теплые руки, которые, нагреваясь, стали перемещаться вдоль оставленных глубоких царапин на моей спине. Я замер, забыв о сожалениях и обидах, просто растворился в ощущении тепла и заботы. Жаль, что все хорошее так быстро заканчивается. Со вздохом сожаления потянулся за рубахой и поймал на себе внимательный, понимающий взгляд принца. Ответил безмолвно: да, мне нравится! И что с того?! Он вызов не принял и отвел глаза. Так то. Не будь я выродком, тоже имел бы право именоваться принцем. Пусть без права наследования, но по происхождению мы - ровня. Хотя, они же этого не знают. Тогда непонятно, отчего он сейчас не поставил меня на место. «Ой, что-то темнят светлые!» - усмехнулся я.
- Дар!
От неожиданности я вздрогнул. Нет, все же рано списал принца со счетов. Вот сейчас, наверное, и получу сполна.
- Ты не мог бы раздобыть чего-то съедобного? Все припасы потеряны, на растениях долго не протянуть. Есть все же нужно сытно. Ты же понимаешь?
Я понимал. Яд кротокрысов уже давно попал в кровь, и вывести его быстро можно только при помощи белковой пищи. Меня с утра уже немного знобило. То, что Эльга залечила внешние раны, не меняло ситуации. Нам всем срочно нужно по приличному куску свежего мяса. Если светлые еще могут обойтись без него, то мне - никак. У дарков нет природного иммунитета к тварям, живущим на поверхности.
- Отчего не пошлешь своих? - не удержался, спросил я.
Эльдерик смущенно замялся.
- Понимаешь, мы не охотники - воины. Кажется, из нас всех в охоте ты самый умелый.
Я только фыркнул раздраженно. Воины они. Как же! А вот как эти воины будут выживать одни в лесу и без охоты - очень хочется знать! Ведь не всегда рядом будет столь презираемый ими темный дарк. Чему их в Светлой Дубраве вообще учат? Немыслимо - воины не умеют охотиться! Но, конечно, я ничего этого вслух говорить не стал. Не мое это дело - разбираться в подготовке светлых воинов. Это проблемы Светлой Правительницы. Но вот у нас за такое точно принесли бы в жертву Богине. Чтобы не путался под ногами. Нянек у нас не было лет уже с трех - только наставники. А с 13 лет - наставницы. Собственно, основное обучение и начинается с этого возраста. До того - простейшие упражнения на укрепление тела и его поддержание. А вот с 13 лет - начинают работать над становлением силы духа. Это ведь важнее намного. Я раньше маленький был, с душой слабой - не понимал, обижался, когда наставница требовала послушания и смирения. Сейчас уже понимаю. Она не ломала, но сгибала, а, значит, гибким делала. Чтобы не сломался при любых трудностях, чтобы выжил. А то, что порой жестко действовала, так и это мне во благо. Мир ведь тоже не цветок бирюзовника. Бывает и очень жестко, больно. Вот сейчас взглянул на светлых - мягкие, ранимые, как выживают - непонятно. У нас в Подземье и трех дней не продержались бы. Но, наверное, и они на что-то нужны Великой Никос, раз уж живут на свете. О! Вот и следы. Свирка проползла. Свирки вкусные, хоть внешне и невзрачно выглядят. Их можно просто просушить часа два на солнцепеке - и уже кушать можно. Внешне - серая склизкая гадость, когда ползет - влажный след оставляет. А мясо сладкое - очень питательное. Если свирка большая, то на всех будет достаточно…
И тут я почувствовал это… тягучее неприятное чувство, словно чем-то холодным медленно водят между лопатками. Если бы был в Подземье, сказал бы, что так чуется взгляд врага, тяжело уткнувшийся в спину. Оглядываться? Значит, сразу себя выдать. Лучше сделать вид, что все, как прежде, что занят охотой. Вот я присел на корточки, вроде бы разглядываю внимательно след, на самом же деле - бросаю осторожный взгляд почти по самой земле в ту сторону, откуда пришел недружественный посыл. Все чисто. Но это только на первый взгляд. Мой наставник был опытен и хорошо учил меня, потому я заметил, как колыхнулась чуть-чуть ветка кустарника. Вроде бы ничего особенного, если только не учитывать, что ветер дует в другую сторону. Значит, тот, кто там есть, тоже получил хорошую школу. Я снова встал и продолжил неспешное движение по следу. А мысли бешено кружились в напряженном мозгу. Если хорошая выучка, значит, воины. Вот только какие. Светлые? Не страшно. Я и так вроде как пленник. Убить теперь, после того, как мы спасли наследного принца, не убьют. А вот если темные братья, беда. Светлым с ними в теперешнем состоянии и почти без оружия не совладать. Еще хуже, если это дарки из соперничающего с нашим клана. Этим убить врага - удовольствие. Еще и растянуть его попробуют. Это всенепременно. Тогда их нужно увести от стоянки как можно дальше. После встречи с кротокрысами мы не разжигаем костров, так что лагерь довольно трудно заметить, если, конечно, не знаешь, где и что искать. Да. Тогда у светлых и Эльги есть шанс. Жаль, что я не смог дойти к Книге. Видимо, не судьба. Надо же было родиться таким невезучим. Все это время я почти бежал по следу, уже реально слыша, как за мной двигаются чужие ноги. Человека четыре, не меньше, как подсказывало мне чутье. Все. Теперь достаточно далеко. Не найдут, не услышат. Жаль только, что Эльга и светлые подумают, что сбежал. Но с этим ничего не поделать. Я повернулся лицом к погоне и встал, демонстративно переплетя руки на груди, показывая, что не намерен сражаться и не имею оружия. Спустя несколько мгновений ветви кустарника бесшумно раздвинулись, пропуская вперед группу из пяти дарков. Одна из них женщина. Я вздохнул спокойнее - младшая сестра. На самом деле - ничего удивительного. Совсем недалеко последний и крайний к Светлой Дубраве выход из Подземья. Видимо, мне повезло наткнуться на постоянный патруль. Это дежурство на поверхности - строго регламентированная обязанность для всех кланов. Наверное, сейчас наша очередь. Я тихо опустился на колено.
- Здравствуй, сестра.
Даже не поднимая головы, представлял себе, как презрительно искривились ее губы. Младшая в семье, сестра отчего-то сразу отчаянно меня невзлюбила.
- Немедленно объясни, что ты делаешь на поверхности? И где сопровождавший тебя воин? - не здороваясь, потребовала она отчета.
- Воин погиб. Несчастный случай. На нас напал кротокрыс.
Этим враньем я старался скрыть светлых. Это меня самого несколько удивило. По большому счету, что мне до них. Пусть погибнут. Но все же не хотелось этого совершенно. Нет, пусть живут. Может, Никос, мать всего сущего, зачтет этот добрый поступок и когда-нибудь позволит выжить мне.
- Почему ты тут же не вернулся?
Что же ответить? А ведь нужно что-то убедительное, иначе не поверит. Она хоть и вредная, но умная. Именно младшую сестру Мать готовит себе на смену. Но она уже решила все за меня.
- Сбежать хотел? - в радостном предвкушении прошипела она. Молчу. Сейчас главное - увести ее от поляны. А там, когда вернемся в Дом, с Матерью объясниться легче. Скажу, что испугался наказания за смерть воина Дома. Она не будет убивать, а остальное - не важно.
- Молчишь? Значит, хотел. Тогда ты не только никчемный неудачник, но еще и глуп. Невозможно уйти из Дома, если только Дом не отвернулся от тебя. Разве ты этого не знал? Отвечай!
- Знал, сестра.
Резкая боль обожгла плечи, сестра применила свой хилсс - магическую плеть. В умелых руках - страшное оружие, ничуть не уступает мечу, а вот по дальности действия и наличию яда - многократно превосходит. Я тихонько зашипел сквозь сжатые зубы. Она дала команду и хилсс впрыснул какую-то мерзкую жидкость, которая сейчас разъедала кожу пострашнее, чем яд кротокрыса. За что же ты так ненавидишь меня, сестра?
Она подошла вплотную и резко дернула за волосы, заставляя поднять голову и смотреть ей в лицо. Напрасная попытка, я просто закрыл глаза. Что я там не видел? Злобу? Удовольствие от осознания собственной власти? Радости от причиненной боли? Все это уже не раз было - не ново.
- Встать! - приказала она. - Ты (ткнула хилссом в сторону одного из воинов сопровождения) накинь ему на шею подвижную петлю, чтобы бежать не вздумал.
Ну да, конечно! Я незаметно усмехнулся. Это, драгоценная сестрица, версия для всех. На деле же тебе просто нравится самой вести меня на поводке-удавке, чтобы сначала перекрывать воздух, а после слегка ослабить затягивающий шею жгут и возмущаться: мол, тоже мне - неженка - лежит, хрипит, мешает всем двигаться вперед. И это уже не ново, сестра. Ну отчего же ты так предсказуема?
Воина, затянувшего шею в петлю, я смутно помнил. Пару раз нам приходилось вместе ходить в дозоры. Он виновато прятал глаза. Право, зря. Ты ведь тут не при чем. Это все наша с сестрой давняя неприязнь. Точнее, не наша - ее. Если бы Дирлена дала мне хоть один шанс, непременно постарался бы наладить отношения. Но она не хотела… А я не навязывался. Все равно ничего не изменить. Сестра резко дернула за поводок.
- Следуй за мной, предатель.
- Не рано ли для таких заявлений, сестра?
- Я тебе не сестра, урод. Называй меня госпожой.
- Как скажете, госпожа, - покладисто согласился я. Если ее злить поменьше, может, удастся по дороге домой обойтись малой кровью. А с меня не убудет. Не все ли равно, как ее называть? И вдруг отчетливо вспомнил, как Эльга просила обращаться к ней только по имени. Ей-то господства совсем не хотелось. Как-то очень быстро привыкается к хорошему отношению, больно будет вспоминать обычную действительность. Уж в Подземье я четко знал свое место. Спина болела невыносимо, и двигался я несколько скованно. Сестра это приметила сразу же и мстительно ткнула тупым концом хилсса в самую рану на спине. Я невольно вскрикнул, а она довольно засмеялась.
- Добро пожаловать Домой, - прошептала она в самое ухо.
- «Скорее уж, в посмертие», - невесело подумал я.

Опубликовано: 03.03.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 31 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 11 человек:

  1. Действие затягивает,расужденя об окружающем с разных сторон интересно и не повторяется.Характер,, младьшенькой,, не радует, девочка с перекосами в воспитании -девочке в детстве даже пальчиком не грозили,а очень даже зря!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. спасибо большое

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Читала главу как только проснулась — впечатление осталось на весь день особенное, приятное я бы сказала тематическое — он как эльфы начали вести себя с Эльгой, жаль конечно что темного уволокли, но думаю это не надолго:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. После этого она вязла в руку мой уцелевший меч — взяла

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. И тут Аспожа затесалась нечаянно… темноэльфийская…
    А вообще обидно, только все выжившие подружились и на тебе.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ну, не совсем Аспожа. Скорее, удачно маскируется под нее). Впрочем, об этом — в следующих главах (не реклама — не?))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Да кто ж тебе мешает собственную книгу рекламировать?))) Тем более на странице с главой к собственной же книге?))) Наоборот, рекламируй на здоровье!

        Оцени комментарий: Thumb up 0

        • Рекламировать собственную работу — все равно как целовать свое отражение в зеркале — немного странно и глупо)). Нет, годам к восьмидесяти, когда я честными трудами заработаю маразм, это будет вполне себе нормально!))
          Подождем-с!
          Ирин, спасибо за поддержку — очень ценю.

          Оцени комментарий: Thumb up 0