ИП 18. Откровенный разговор

Эльга:
Этой ночью я не просто плохо спала, я спала отвратительно. Сначала сон долго не шел, потом раз пять вскакивала то от жажды, то от кошмаров. Под утро обозвала себя идиоткой - во сне вспомнила, что могу залечивать раны руками. И даже, вроде бы, снимать боль. Какого черта я потащилась за таблетками, когда могла помочь Яну в любую минуту? Взглянула на часы: половина шестого утра. Да, для визитов к больному немного рано. Ничего, отложим на пару часов. Главное, что в мою дырявую голову все же пришла здравая мысль. Определенно, я не безнадежна. Вот только чем бы себя занять? Уснуть уже точно не получится. В углу на стуле посверкивал глазами охранник - не спит. Сегодня был не Данечка - какой то другой, постарше.
- Ты в карты играть умеешь?
- Да, госпожа, - немного удивленно ответил он.
- Давай сыграем в дурачка что ли… Все равно не усну.
- Если я Вас правильно понял, госпожа, Вам просто нечего сейчас делать? - осторожно уточнил охранник.
- Совершенно верно. А вот мыслей неприятных полон череп. Хочется отвлечься. Так что - раскинем карты?
Надо отметить, что охрана уже не шарахалась от моих неподобающих статусу предложений: человек не муха - ко всему привыкает. Вот и они пообвыклись. Но в этот раз охранник неожиданно предложил другое решение.
- Может, если Вам, госпожа, не спится, Вы навестите одного из мятежников. Господин Шахри вчера вечером просил Вас об аудиенции.
Шахри… Шахри… что-то знакомое. А, один из несостоявшихся женихов. Как же, помню. Впрочем, к нему у меня не было особых претензий. В чем-то он даже был мне симпатичен. По крайней мере, отказался от мерзкого предложения покойного ныне Советника.
- Что вчера не сказали?
- Вы уже легли спать.
- Понятно. Но сейчас он, наверное, спит.
- Тюрьма не очень располагает к отдыху. Тем более - подземелье. Там всегда холодно.
Да уж! Меня передернуло от собственных неприятных воспоминаний.
- Хорошо, проводи меня. Я сейчас быстренько - умоюсь и переоденусь.
Я уложилась в рекордные семь минут. Охранник одобрительно улыбнулся.
- Следуйте за мной, госпожа.
Дворец еще спал. Только охранные патрули попадались нам по дороге, но они знали меня в лицо и не задавали ненужных вопросов. Если Императрица идет куда-то в пять часов утра, значит, так оно и нужно. Не возникло вопросов и у поста охраны на подземном уровне. Моему провожатому молча выдали ключ от нужной нам камеры.
В коридорах было сыро и непривычно холодно. Все же пренеприятнейшее это место. Ключ мерзко скрипел, и я ожидала, что дверь огласит коридор еще одним душераздирающим воплем, но она неожиданно тихо повернулась на смазанных петлях. Я щурилась, привыкая к полумраку камеры. У стены загремел железом, завозился и приподнялся человек. Присмотревшись, узнала неудавшегося мужа. Интересно, мне с ним первой положено здороваться, или ему со мной? Блин, вечно путаюсь в местном этикете!
- Здравствуйте, госпожа, - он с почтением опустился на одно колено. Значит, первым все же здоровается он.
- Хм. Что-то я не припомню подобной учтивости в нашу с вами последнюю встречу! - не удержалась я от вежливого укора.
- Обстоятельства несколько изменились, - хрипло ответил он. - Как видите, не в мою пользу.
- Вижу, вижу. Вставайте Даниэл. Чего уж там.
- О, вы даже запомнили мое имя - большая честь.
- Да не очень большая. Просто склерозом не страдаю. Мне сообщили, что вы хотели со мной встретиться?
- Да, госпожа, - цепи снова лязгнули, когда Шахри поднялся с колен.
- Надеюсь, не с прежними целями?
Он невесело усмехнулся.
- Вовсе нет. Жаль, что все так получилось. Глупо как-то.
- Мне тоже жаль.
Он явно затруднялся начать разговор, а я не спешила приходить ему на помощь. Я также очень хорошо помнила, что этот же мужчина приказал оставить меня без воды и еды. Нет, я не злопамятна, что вы! Просто не люблю, когда на меня давят. Он молчал, пауза затягивалась. Я неожиданно для себя зевнула.
- Дорогой мой, еще немного - и я засну, - напоминаю о себе.
- Да, конечно. Невежливо заставлять даму ждать, - он вздохнул и улыбнулся немного задумчиво. Так мне показалось.
- Я хотел поговорить с Вами о Вашем начальнике охраны, уважаемая, - наконец приступил он к делу.
- Вот как? И чем же вас заинтересовал мой начальник охраны?
- Да, собственно, мне-то он как раз не интересен. Я, видите ли, придерживаюсь традиционных направлений в любви.
- О! Это вы мне в прошлую встречу вполне четко объяснили. Спасибо. Я в курсе. Что? Что вы сказали? - наконец дошел до меня подлинный смысл его заявления. - Что вы имели в виду?
- Только ради Вашего спокойствия вынужден довести до Вас эту щепетильную информацию, уважаемая, - продолжал между тем он. - Вы знаете, что сейчас я являюсь владельцем школы Карона. Вместе со всем имуществом, я получил право и на некоторую информацию. Видите ли, уважаемый Карон вел довольно специфический учет - он записывал отличительные особенности всех рабов, которых выпускала школа. Совершенно случайно я наткнулся на интересную информацию касательно некого раба Марка, который был продан поставщику Его Императорского Величества. Право, если бы не забота о Вашей репутации, репутации двора, я никогда не стал бы предавать ее гласности.
- Что вы имеете в виду? - теряя терпение, спросила я.
- Скажите, уважаемая, вам известно, что Марк предпочитает, чтобы его жестко имели мужики комплекцией поплотнее, причем именно его и, простите за грубость, в задницу? - внимательно глядя на меня, спросил он. - Полагаю, что, не имея постоянного партнера, ваш раб давно стал доступной подстилкой для всех желающих.
Я хмыкнула и пожала плечами.
- Нет, впрочем, какая разница? Это его личное дело. Жалоб на насилие с его стороны мне не поступало, а чем там взрослые люди занимаются в свободное от работы время - меня не касается.
Мой собеседник выглядел ошарашенным. Видимо, он рассчитывал совсем на другую реакцию.
- Но как же… репутация двора… и ваша… - неуверенно протянул он.
- А при чем тут моя репутация? Я свечку у него над постелью не держу. А репутация двора, по-моему, и так хуже некуда. Думаю, что эти творческие показатели выходки Марка не изменят. Это все, что вы имели мне сказать, драгоценнейший?
Он только молча кивнул, переваривая собственное поражение.
- Тогда доброго сна, - вежливо улыбнулась я, выходя из камеры.
Охранник так же молча запер двери. Интересно, мне показалось, или из камеры доносились тихие всхлипывания? Нет, наверное, показалось… Как-то это не соотносится с образом «очень опытного мужчины». Да бог с ним!
- Тебя как звать-то?
- Угу.
- Ты слышал?
- Да, госпожа.
- Так вот, все, что слышал - забудь. Это приказ. Понятно? - я строго взглянула ему в глаза.
- Да, госпожа, - четко ответил он.
- Если узнаю, что языком, как помелом молол, мало не покажется! - на всякий случай пригрозила я. Он промолчал. Я же думала об услышанном. Интересно, зачем этот Шахри мне про Марка гадости рассказывал. Ведь не моя репутация его в самом-то деле заботила? Нет, об этом даже думать смешно. Для чего-то он это сделал. Для каких-то своих, неизвестных мне целей. Нет, определенно, с утра голова думать без чашки кофе отказывается. А вот с кем эту чашечку распить, я, кажется, знаю!
- Проводи меня к комнате Марка и можешь быть свободен, - попросила я охранника. Черт! Опять забыла, как его зовут, какое-то у него совсем незапоминающееся имя.
Марк располагался на первом этаже. Как мне рассказал по дороге охранник, в этом коридоре кучно проживали приближенные к Императрице рабы. Я сначала тихонько, а потом уже и посильнее постучала в указанную мне охранником дверь. Если бы не он, ни за что не отыскала бы - ни табличек, ни указателей, естественно, не было. Наконец, за дверью кто-то громко упал, тихо выругался, повернулась в пазах щеколда, и на пороге возник, покачиваясь, заспанный, полуодетый Марк.
- Ой! - воскликнула я. - Извини, я как-то не подумала, что ты еще спишь.
Увидев, кого принесло к нему в такую рань, Марк моментально проснулся, подтянулся и тут же ответил:
- Доброе утро, госпожа. Ничего страшного, мне уже все равно пора вставать, - и посторонился, пропуская меня в комнату.
Охраннику кивнул, как давнему знакомцу, что меня порадовало. Может, он и воздержится от неуместных сплетен.
- Марк, у тебя не найдется чашечки кофе со сливками? Я сегодня отвратительно спала, а теперь зеваю.
Он улыбнулся и, сказав «минутку», улизнул куда-то в соседнюю дверь. Оттуда слышался плеск воды и звяканье ложек. Я пока оглядела небольшое помещение. Да, скромненько, если не сказать - скудненько. Кровать, стул, небольшой столик, крючок на стене для перевязи с оружием, однодверный шкаф. Наверное, для одежды. Никаких даже самых отдаленных намеков на его нездоровое пристрастие. Да, как же с ним об этом поговорить? Как-то надо. Это, конечно, его личное дело. Просто нужно расставить акценты, чтобы свои «глубоко личные» дела он проворачивал таким образом, чтобы никто ничего не видел и не знал. Хотя и жаль - такой парень, загляденье. Не была бы сторонницей серьезных отношений, да еще и местной начальницей, кто знает…
Между тем, светало. Небо за окнами постепенно окрашивалось в переплетение алых, голубых и дымчатых полосок. Очень скоро над горизонтом покажется ослепляющая горбушка солнца.
- Вот, кофе не лучших сортов, но вполне приличный, - оторвал меня от созерцания хозяин помещения.
Чашечка была явно чайной, видавшей виды и с отколотым краешком на ободке, но зато ее содержимое источало столь желанный знакомый аромат. Я с наслаждением отхлебнула умело приготовленный напиток.
- Спасибо, хоть и не дорогой, но вкусный, - улыбнулась я. - А что это у тебя на окнах решеток нет?
- Да зачем? Что ж я - зверь, что ли? - удивился Марк.
- Ну мало ли… вдруг кто залезет ночью.
- Кто к нам с чем и зачем, тот от того и того! - улыбнулся он.
- Я, собственно, почти об этом и поговорить собиралась. Я сегодня утром по его просьбе посетила господина Шахри.
Марк стремительно побелел, небольшая чашка, жалобно хрупнув, раскололась в его руке.
- Ты что? Тебе плохо?! - я не на шутку испугалась. У него даже зрачки резко увеличились, почти мгновенно затопив всю радужку. Похоже на какую-то шоковую реакцию. Может, аллергия на кофе? Боже мой! Я же отсюда дороги не знаю! Я же к доктору просто не добегу - потеряюсь!
- Ты дышишь нормально? - тряхнула я его за плечо. Насколько я помнила, резкая аллергическая реакция называется «анафилактическим шоком», при ней быстро отекают дыхательные пути. Внешних признаков нехватки воздуха я у Марка не наблюдала, но кто его знает, может, это самое начало. Он, наконец, отреагировал на мои попытки его расшевелить и внятно ответил:
- Да.
- Что да?
- Нормально дышу.
- Уффф! Тогда чего ты меня пугаешь?! - чуть не плача, возмутилась я.
Он посмотрел на меня, зрачки уже были почти нормальными. Что бы там с ним ни произошло, но оно прошло. Я вернулась на стул и подрагивающими от недавнего испуга руками вцепилась в подостывший кофе.
- Он Вам все рассказал, госпожа? - тихо спросил Марк.
Хорошо, что он сам начал этот разговор.
- Да, конечно. Марк, я понимаю, что личная жизнь - дело каждого. Но в данном случае ты занимаешь определенный пост при дворе. Мне не хотелось бы, чтобы пошли ненужные нам сплетни. Понимаешь?
Он сидел, опустив голову и сцепив руки в замок. И молчал.
- Марк?..
- Да, госпожа, понимаю.
- Ты извини, я не должна была бы об этом говорить, но положение обязывает, - с сочувствием сказала я.
- Я все понимаю, госпожа. Прошу только об одном - не затягивайте с этим. Пусть лучше все будет быстро.
Я почувствовала себя имбецилкой и заторможено переспросила:
- Ты, Марк, о чем?
- О продаже, - чужим натянутым голосом ответил он.
- Продаже чего? - удивилась я.
Марк посмотрел на меня каким-то очумелым взглядом и пояснил:
- Продаже меня.
- А что - положено? - расстроилась я. Марк мне был очень симпатичен, и известие о том, что его надо продавать, меня не радовало.
Марк посмотрел на меня с обидой. Понимаю, я ж влезла в его интимную часть жизни. Мне бы тоже не понравилось, если кто-то сапогами начал бы топтаться в моем замкнутом мирке.
- Извини, Марк, - искренне сказала я.
Он молча кивнул. Ой, как все нехорошо получается - ни за что, ни про что обидела человека. Одно хорошо - выяснилось, что есть какие-то особенности в части купли-продажи. Меня же никто не предупредил! Я ни в зуб ногой! Надо уточнять, чтобы совсем идиоткой не выглядеть.
- Так почему я должна тебя… кхм…продавать? Я как-то запамятовала, - не очень искренне соврала я.
- Должны? - как то заторможено отвечал Марк.- Не должны, но ведь собираетесь.
- Я?! - возмутилось мое Величество.
- Да. Я понимаю, Вам просто противно меня видеть.
Марк говорил совершенно ровным, безжизненным голосом, но я отчего-то очень четко осознала, что ему очень неприятен этот разговор.
- Мне? Тебя?
«Если так дальше пойдет, я все местоимения вспомню», - подумалось мне.
Марк кивнул.
- Да с чего ты это взял? - воскликнула я.
Он, наконец, поднял на меня взгляд. Лучше бы не поднимал. Такой безнадежности в глазах я ни у кого в своей недолгой жизни не видела. Мне показалось, что у человека, сидящего напротив меня, разом умерли все родственники, землетрясением разрушился дом, и, вдобавок ко всему этому, врачи нашли жуткую болячку, жить с которой ну просто совсем невозможно.
- Марк, солнышко, ты что? - тихонечко спросила я. - Ты обиделся, да?
- Нет, - ровно ответил он.
Я поставила чашку и пересела к нему на кровать. Он дернулся, когда я его попробовала обнять за плечи. Понятно, ему женщины не интересны и, наверное, неприятно, когда я его касаюсь. Поспешно убрала руки.
- Марк, так тебя не обязательно продавать? - задала я свой самый главный вопрос.
- Нет.
- Ну и хорошо! - успокоилась я. - Давай без обид договоримся: я не лезу в твои интимные дела, а ты стараешься, чтобы о твоей личной жизни никто не знал. Договорились?
В глазах Марка промелькнуло удивление.
- Да нет у меня никакой личной жизни, - спокойно сообщил он. - И никогда с той поры, как ваш поставщик выкупил меня у Карона, не было.
- Ого! Это сколько же лет?
- Чуть больше десяти лет.
- И как же ты обходишься? - удивилась я.
- Да после того, через что меня пропустили у Карона, мне даже думать ни о какой личной жизни не хотелось! - с горечью ответил Марк.
- Так, что-то я совсем запуталась… Шарон мне немного другое сказал.
У Марка потемнели глаза.
- Извините, госпожа, но Вы не могли бы рассказать мне, о чем Вы говорили с господином Шароном?
- Да, собственно, ни о чем таком. Просто он мне сказал, что беспокоится о моей репутации, и что я должна знать, что… умм… мой начальник личной охраны предпочитает в постели мужчин, - я невольно покраснела. Как-то неудобно было говорить об этом вслух.
- Я предпочитаю? Он так и сказал?
- Да.
- Понятно, - напряженно сказал Марк. - А Вы ему поверили?
Он требовательно смотрел на меня, ожидая ответа.
- Так это все ложь?! - наконец-то дошло до меня.
- Значит, поверила, - невесело усмехнулся Марк и отвернулся к окну.
- Марк, - дернула я его за брючный ремень, - ну, ты чего? Я же не знала. Но, заметь - сразу пошла к тебе, чтобы поговорить обо всем.
Он молчал и продолжал смотреть в окно.
- Марк?.. Ну, Марк?.. Ну, а кому мне верить, если ты ничего не рассказываешь?! - возмутилась я.
- А если я просто не могу об этом говорить? Просто не могу? - не поворачиваясь, спросил он.
- Почему? Думаешь, что я тебя не пойму?
- Дело не в этом, - вздохнул Марк.
- Так объясни, в чем! Что ты все молчишь-то? Я же мысли не читаю. Или читаю?... - задумалась я, вспомнив о недавно приобретенных способностях к магии.
Марк резко вскочил с кровати, напугав меня, и одним размытым движением тела оказался почти у самого выхода.
- Только не мысли! - отчаянно воскликнул он. - Я лучше расскажу сам.
- Хорошо, хорошо, расскажи сам! - поспешила я его успокоить.
Оставшись у двери, Марк быстро, глотая слова, рассказал о том, что же в действительности произошло в школе Карона. Даже учитывая, что он обходился без подробностей, я была в ужасе. Все оказалось совсем не так, как представил мерзкий Шахри.
- Извини, - еще раз сказала я. - На этот раз за то, что плохо подумала о тебе. А этого урода мы скоро больше не увидим - отправится до конца своих дней в ссылку. Непонятно только, зачем он так извратил факты.
Марк нервно хмыкнул:
- Это Вам, госпожа, не понятно. А вот для меня - не секрет. Просто, сначала он о том же говорил со мной и торговался: сведения и его молчание в обмен на подтасовку фактов и свободу.
- Так он тебя шантажировал! - возмутилась я.
- Неудачно, - уточнил Марк. - Я отказался. Тогда он пригрозил, что расскажет все Вам.
- Почему ты тут же не пошел ко мне и не объяснился?
Марк тяжело вздохнул.
- Сказать правду - не могу, а врать вам, avanta-mou, язык не поворачивается.
- Марк, опять? - угрожающе спросила я.
Он еще раз вздохнул и, видимо, решившись, быстро подошел ко мне.
- Встаньте, пожалуйста, - вежливо попросил он.
Я встала: что мне, трудно, что ли? А Марк неожиданно крепко обнял меня и поцеловал - в губы - нежно, трепетно и требовательно. И самое ужасное, что мне это очень понравилось - я ему ответила. Вот так, неожиданно для себя и вопреки всем своим принципам. Наконец, Марк оторвался от моих губ, отпустил меня из своих объятий и спокойно, чуть улыбаясь, сказал:
- Я не мог прийти и сказать об этом, потому что люблю тебя. Я это давно понял. Просто боялся, что ты не захочешь меня видеть, что тебе будет мерзко после того, что ты узнаешь, даже просто разговаривать со мной. Вот это и есть правда.
Потом он опустился на колени и, не поднимая склоненной головы, сказал:
- Это я говорил с любимой женщиной. А сейчас я говорю с Императрицей: только что я превысил все границы дозволенного и готов понести за это любое наказание, которое Вы, госпожа, сочтете достаточным.
- Бред! Марк! Какое наказание? Ты о чем? За что?
- Любое, которое сочтете нужным. За оскорбление Вашего достоинства.
Я уселась рядом на пол. Хм, живет один, а пол чистенький. Интересно, сам убирается? Губы все еще чувствовали его прикосновения. Мне до сих пор было приятно.
- Марк, вот уж не думала, что ты такой, извини уж, дурак!
Я обняла его, точнее, попыталась обнять. Длины моих рук не хватало на ширину его плеч.
- Не дури, Марк. Разве ты не понял?
Он плавно перетек из положения «на коленях» в положение «сидя по-турецки» и, улыбаясь, спросил:
- Что я должен был понять?
Я, немного стесняясь, призналась:
- Что мне понравилось. Я же ответила тебе - неужели не заметил?
- Заметил, - ответил он. И тихо спросил: - Повторить?
- Не знаю… - так же тихо ответила она. - Я же вроде как Императрица. Не положено, наверное?
- А кто тебе указ? - улыбнулся он. - К тому же, я не набиваюсь к тебе в мужья.
- А в кого набиваешься?
Он ответил очень серьезно:
- А это уже как сама решишь.
Я замялась, очень хотелось спросить, но я боялась снова его задеть и вспугнуть ту странную атмосферу, которая только-только сложилась в наших отношениях. Но Марк не зря возглавлял охрану, все заметил сам.
- Что-то не так? - мягко спросил он.
- Марк, только не обижайся, - решилась я. - Получается, что ты все же нормальной ориентации? Ну, если я тебе нравлюсь?
Он улыбнулся.
- Видимо, да.
- Ты это как-то неуверенно говоришь.
- Есть немного, - признался он. - Просто я никогда никого не любил. Так уж получилось.
- Это ужасно, Марк. Сколько тебе сейчас лет?
- Тридцать пять.
- И ни одного разика за все эти годы ты ни в кого не влюбился? - поразилась я.
- Почему? Вот, в тебя, - лукаво улыбнулся он.
- Нет, это не считается. Я имею в виду кого-то другого.
- Так получилось, - пожал он плечами. - Ты правда не злишься?
- Нет, скорее рада, что все так вот определилось.
Марк осторожно взял меня за подбородок и приподнял мою голову так, чтобы мы встретились глазами.
- Я только об одном тебя прошу: как-нибудь определись со своим решением поскорее.
- С каким решением?
- Кем я для тебя буду, - серьезно ответил он. - Что бы ты ни решила, я приму все. Просто очень прошу, сделай это скорее.
- Хорошо, - пообещала я. - Я постараюсь. Мне нужно время, чтобы разобраться в себе, но я постараюсь побыстрее. Да! Ты представляешь, какая я идиотка! - вспомнила я. - Поперлась за таблетками для Яна, и совсем забыла, что лечу руками. Помнишь, как с Артуром?
Марк улыбнулся:
- Бывает. Может, еще по чашечке кофе?
- А который час?
- К Яну собралась?
- Ага.
- Тогда еще рано.
- Ладно, давай кофе!
Марк ушел в соседнюю комнату, забрав мою чашку и осколки своей, а я присела у окошка, за которым совсем уже рассвело, и попыталась привести мысли в порядок. Забавная штука жизнь, идешь к человеку по одному вопросу, а получается все совсем не так, как думалось… Не успела определиться, что Марк мне нравится - нате, получите и распишитесь. Это, оказывается, взаимно. Ой, а вдруг это магия так проявляется? Нет, вряд ли… Он сказал, что уже давно…ммм… неравнодушен ко мне. А флакон я выпила совсем недавно. Нет, эти события друг с другом не связаны.
В комнату вернулся Марк. Следом за ним шлейфом плыл аромат свежего кофе.
- Держи. Осторожно, горячий, - заботливо предупредил он. Сейчас Марк был совсем другим, я раньше его таким не видела. Он все время улыбался, и у него были совершенно сумасшедшие искрящиеся глаза. И еще, когда он подходил близко, от него шла совершенно одуряющая волна тепла и нежности. Мне это нравилось, но внутренние запреты голосили уже совершенно откровенно: ты же не сможешь выйти за него замуж! Не-по-ло-же-но!!! Вот незадача! Что мне теперь со всем этим делать? Сначала Ян, а теперь вот Марк. Учитывая мое серьезное отношение к любви и браку, это даже не шведская семья, это какой-то гарем наоборот получается. Я тайком посмотрела на Марка. Ну, это я думала, что тайком. Он без труда уловил мой взгляд и тепло улыбнулся.
- Кстати, ты не забыла, что у нас запланировано на одиннадцать? - уточнил он.
- На одиннадцать? А что у нас там?
- Ну, я так и думал! - ухмыльнулся он совсем по-мальчишески. - Показательное наказание, между прочим. С Вашим и моим участием в главных ролях.
- Ууу! - скривилась я. - Зачем хорошее утро портишь?
- Положено! - ухмылялся он.
- Знаешь, Марк, я совсем не уверена, что смогу на все это смотреть, - честно призналась я в своих страхах.
- Эля, - он взял меня за руку и тихонько поглаживал кожу кончиками пальцев. - Придется. Можешь не смотреть, но присутствовать ты должна. Остановить наказание вовремя можешь только ты. - Он чуть коснулся моего запястья губами. - Если, конечно, собираешься останавливать.
Я тихонько таяла, купаясь в волне исходящего от Марка тепла, и не сразу поняла, что он сказал, а когда поняла, воскликнула возмущенно:
- Конечно, собираюсь!
- Спасибо! - серьезно поблагодарил он. - Кофе допивай, остывает. И пойдем к Янеку - попрактикуешься в лечении.

Опубликовано: 12.02.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 30 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Читаю и все время себя отдергиваю-не язви, ты читаеш сказку,которая случайно попала в библиотеку для взрослых.

    Оцени комментарий: Thumb up 0