ИП 15. Странный доктор, или как вылечить друга…

Эльга:
Все неспешно возвращалось на круги своя. Во дворце заменяли ковры, мебель и зеркала, отмывали полы и стены от следов сражений, вставляли разбитые стекла и заново сажали порушенные клумбы. А я потихоньку приходила в себя под мудрым и непреклонным взором доктора Эзры. Так зовут замечательного эскулапа, который сейчас практически голыми руками (страшно подумать - без антибиотиков!) боролся за жизнь Янека. Ну и в свободное время немного занимался мной. На пару сломанных ребер он наложил довольно тугой бинт, отказываясь слышать мое нытье, что, мол, «дышать неудобно». Внимательно выслушал мои бредовые объяснения насчет странного предыдущего состояния. В дурку не упек - и слава богу! Но и ничего не сказал. Молча выслушал. По коленкам постучал, в глазки посветил, заставил язык до колен вывесить и за пальчиком глазенками поводить - и успокоился. Но доктор он был отличный. О таких говорят «от Бога».
Я когда увидела Янушку, искренне расстроилась, так как видно было, что он не жилец. Но вот прошло уже три дня, а Ян не только был жив, но и чувствовал себя немного лучше. Я ему очень признательна была, это он из-за меня ранение получил - спасал! Он, как ребенок, всякий раз, когда я его навещала, хватался слабыми пальцами за мою ладонь. Очень трогательно. Вот только непонятно, что с ним дальше делать - после того, как он выздоровеет.
И еще меня очень тревожил Марк. Какой-то он не такой был последнее время. Наверное, из-за предстоящего наказания переживает, хоть и хорохорится. Вот ведь дурацкий мир! И не хочешь, но против воли монстром будешь. Да ладно… Хорошо хоть успела запретить пытки пленных. На мой неискушенный взгляд хватало свидетелей, чтобы твердо установить факт измены. Марк недовольно ворчал, как гризли, но смирился и занялся сбором показаний. В его отсутствие за мной теперь присматривал Рик. После случившегося меня не оставляли в одиночестве даже по ночам. В кресле у стены частью интерьера маячил охранник. Я пробовала «качать права» и возмущаться. Я сообщала о патологической стеснительности и пускала слезу. Но добилась лишь мрачного взгляда и обещания Марка «положить охрану мне в постель для пущей сохранности».
- Чего? Постели? - желчно возмутилась я.
Марк хмыкнул и даже отвечать не счел нужным.
- Вот, Эзра, все рвутся, рвутся к этой власти… А что в ней резону? Даже зубы почистить без надзора не дают. И времени свободного - ноль без палочки! И ответственности по гланды! Да еще нужно зверствовать периодически в угоду общественному мнению.
- Минуту тишины, Ваше Величество, - спокойно прервал меня Эзра, простукивая полусогнутым пальцем где-то в области лопатки.
Я только вздохнула - нашла, кому жаловаться. Они тут все одержимые - каждый на свой лад. Артур, и тот через день уже притащил мне аж две стопки документов для рассмотрения и подписи.
- Я болею!
- Не умираешь! Голова вполне соображает, раз близнецов в карты играть обучила.
- Уже донесли?
- Не донесли, а поделились радостной новостью о выздоровлении госпожи Императрицы, - назидательно сообщил он.
Пришлось целый день убить на документы.
- У меня в глазах резь и двоится, - мрачно пожаловалась я Эзре.
- Бывает. Просто нужно немного отдохнуть. Скажем, по парку пройтись.
- Ни за что! - возмутилась я. - Вчера попыталась, так каждый встречный дворянин по пять минут высказывал соболезнования и уверял в собственной благонадежности. А каждый слуга смотрел жалостливо, как на убогую! В гробу я наблюдала такие прогулки.
- Ну а что Вы хотели? У Вас очень подходящий для жаления вид. Некоторым женщинам это даже нравится.
- Фу!
- Целиком разделяю Ваше мнение.
- А у тебя есть жена и семья? Есть, кого жалеть-то?
Эзра помрачнел и нехотя ответил:
- Нет.
Я уже поняла, что лучше не продолжать расспросы, но проклятое любопытство просто не давало правилам приличия ни одного шанса.
- А почему?
- Боюсь, госпожа Императрица, Вам не понравится мой ответ.
- Ну, Эзра, чтобы это узнать, нужно вначале его услышать.
Он внимательно и чуть печально посмотрел на меня. У него были совершенно чудные глаза с почти прозрачными фиолетовыми радужками, которые в минуту сосредоточенности могли произвольно менять свой цвет и становиться совершенно серыми, почти стального холодного оттенка. Я таких еще ни у кого не видела.
- Вы действительно желаете знать?
- Вот как - «желаете»… Как официально у тебя получается, Эзра!
- Хорошо.
Он словно «сдулся»: опустились плечи, руки. Присел на самый краешек стула и вежливо и тихо попросил:
- Только, пожалуйста, не выгоняйте меня до того времени, пока я не буду уверен в безопасности жизни Яна.
- Хорошее начало, Эзра. Обещаю.
- Жена сошла с ума и повесилась после того, как родился наш ребенок. Пожалуйста, не перебивайте! - попросил он меня. - Ребенок был мертворожденным. И не только. У него отмечались многочисленные уродства. Рина просто не вынесла его вида. Но она не была в этом виновата - это целиком моя вина.
Он с отчаянием посмотрел на меня.
- Дело в том, что я принимаю алкорин.
- Мне это ни о чем не говорит, Эзра, - осторожно ответил я.
Он сглотнул, сцепил руки в замок и объяснил:
- Алкорин - вид психотропных веществ, вызывающий чувство успокоения, тепла, уверенности в себе - ведь всего этого так не хватает только начинающему свою карьеру доктору. К алкорину очень быстро привыкаешь. И хотя он не разрушает организм человека, но полностью перекрывает половое влечение и исключает возможность иметь детей.
- Мне очень жаль, Эзра…
Он дернулся, как от пощечины, побледнел и, отведя взгляд, напомнил:
- Вы обещали… за Яна.
- Нет! Ты неправильно понял. Я не собираюсь тебя выгонять. Мне жаль жену и ребенка. Но, послушай, ты же сам врач - разве нельзя избавиться от этой зависимости?
Эзра печально усмехнулся.
- Одному не справиться. Нужно всего три дня. Три дня не принимать алкорин. Но при этом вся нервная система просто «горит» от боли. Кажется, что болит каждый, даже самый маленький нерв. Я пробовал. Просто не смог выдержать даже одного дня.
- Надо было попросить о помощи кого-нибудь из знакомых врачей!
Он покачал головой.
- Нет, невозможно. Это равносильно признанию в профессиональной непригодности. Я потерял бы всю практику, и ни один врач больше не подал бы мне руки при встрече.
- Но почему?! - с возмущением воскликнула я. - Почему? Ведь от этого никому, кроме тебя не плохо.
- Алкорин запрещен к приему. Если врач так поступает, его ждет одиночество. Госпожа, я Вас прошу, если не хотите моей смерти, не говорите об этом никому!
Мне его было жаль, просто по-человечески жаль. Эзра потерял все, что ему было дорого. Осталась только любимая работа, ради которой он, видимо, и жил. Вот уж не думала, что тема наркотиков будет актуальна и в этом мире.
- Не беспокойся, Эзра. Я ничего никому не скажу. И знаешь, по-моему, ты очень хороший врач. Алкорин на это никак не влияет. И вообще, у меня к тебе деловое предложение, - я улыбнулась. Эзра немного недоверчиво смотрел на меня. - Давай ты будешь личным врачом Императрицы?
- Нет, простите, это невозможно, - улыбнулся он. - Посудите сами: я растеряю весь опыт, если у меня не будет обширной практики.
- Ой, ну разве это вопрос? Будет тебе практика. Я ж не только себя лечить предлагаю, а всех, кто живет во дворце. И, думаю, тебе будут нужны помощники, помещение и деньги на его оборудование. Вон - левый флигель пустует - забирай! Но с условием.
- Слушаю, госпожа.
Меня перекосило, словно от дольки лимона без сахара. Эзра снова неправильно понял.
- Я не смогу бросить прием алкорина, - тихо сказал он.
- Не в этом дело, дорогой. Ну что вы все заладили - госпожа, госпожа… Ладно ребята - они привыкли. Но ты-то чего?
- Из уважения, - развел он руками.
- Если действительно уважаешь, зови по имени. А условие у меня другое: лечить придется всех, и несвободных тоже.
Эзра едва заметно улыбнулся, но вот в глазах вовсю плясали веселые искорки смеха.
- А я думал, что Вы наблюдательнее, Эльга. Видите ли, я уже сейчас лечу одного такого пациента. Так что об этом условии Вы могли бы и вовсе не упоминать.
- Увы, не могу, Эзра. Хотела бы, но вот жизнь постоянно показывает, что не все в мире прекрасно, и не всем в нем хорошо. Ну, согласен?
- Согласен, - застенчиво улыбнулся он. - Вы не пожалеете, Эльга.
- Я знаю, Эзра. А если тебе захочется все же отказаться от алкорина, ты только скажи, чем тебе помочь. Я буду очень стараться.
- Спасибо, - серьезно ответил он. - Я подумаю об этом.
- Но сначала подумай о том, что тебе нужно, чтобы переделать флигель в клинику. Сделай список, и не очень ужимайся в средствах - все же это Императорская лечебница.
- Спасибо! Я даже не думал, что у меня когда-нибудь будет своя клиника! - воскликнул он с восторгом.
- Да ладно, не жалко для хорошего человека. Ты мне лучше скажи, как Янек?
Эзра помрачнел.
- Без изменений.
- Это хорошо или плохо?
- Скорее, плохо. У него явно не хватает сил, чтобы справиться с этой раной. Я начинаю серьезно опасаться развития осложнений.
- Но хоть небольшой шанс у него есть?
- Надежда всегда есть. Она просто должна быть у каждого до последнего вздоха. Только так можно жить и побеждать смерть. Ян держится. Очень помогают ваши визиты - добавляют позитива. Но… у него низкий болевой порог. Это от человека не зависит - природная особенность его нервной системы. Он просто измучен болью, не может нормально спать. Силы его тают с каждым днем. Я уже все ресурсы исчерпал. Но я не сдамся! - решительно закончил он.
- Боль, говоришь… - задумалась я. - А обезболивающие препараты ты использовать пробовал?
- Да - настой горчанки с корнем мигра.
- Травы?
- Ну да.
- И больше ничего?
- Да что же еще?! - искренне удивился мой собеседник.
- Значит, других препаратов нет? - все же уточнила я.
- Нет.
- Ага. Ладно. Эзра, ты иди - займись пока подготовкой клиники. Мне тут подумать надо.
Похоже, у меня образовался весомый повод для того, чтобы вернуться в свой мир. И у Марка, и у Артура не должно возникнуть возражений - ведь на чаше весов жизнь Янека.
Недолго поразмыслив, я отправилась на их поиски. Просто сама я вряд ли бы нашла дорогу к пещере кристаллов, да и машину водить так и не научилась. Стыдно признаться, но до сих пор путала право и лево - куда уж тут за руль. Конечно, можно позвать слугу и отправить его на поиски нужных людей, но я все еще не могла к этому привыкнуть и отчаянно стеснялась гонять слуг впустую по моим мелким прихотям. Полезно и самой иногда пятую точку от стула отрывать. Оба потеряшки обнаружились в одном месте - развлекались с оружием. Ловко, следует признать, у них получалось. Со стороны это выглядело, как очень стремительный и опасный танец. Если бы не желание как можно скорее достать лекарство, с удовольствием бы посмотрела, но не сейчас. Есть у меня такая фамильная черта: если что-то загорелось, вынь да положь немедленно, и ожидание абсолютно неприемлемо. Впрочем, прерывать эту стальную феерию смерти не пришлось. Они сами опустили мечи, увидев меня на пороге тренажерного зала.
- Здравствуйте, госпожа, - опустился на одно колено Марк.
- Здравствуй, Эля, - коротко с достоинством поклонился Артур.
- Всем привет. Марк - не искушай меня - встань. Я же просила… Впрочем, не важно. Вы в курсе, как себя чувствует Ян?
Марк кивнул. Артур, чуть прищурившись, настороженно посмотрел на меня.
- Что ты предлагаешь?
- Эзра сказал, что ему просто не хватает сил. Он не может нормально отдыхать из-за боли. В моем мире есть лекарства, снимающие боль. Нужно быстро смотаться за ними. Ну?
Я в возбуждении смотрела на ребят, а они… они не сделали ни одного движения, не сказали ни одного слова.
- Ну? - с вызовом повторила я. - Кто повезет меня к жрецу? Мне нужен кристалл.
Марк, не глядя, со зловещим лязгом вогнал оба клинка в заплечные ножны.
- Вы никуда не поедете, госпожа.
- Не… не поняла…
- Вас никто никуда не повезет.
- Это еще почему? - я уперла руки в бока и нахмурилась. - Вовсе не такого ответа я ожидала!
- Эля, Марк прав. Мы не можем так тобой рисковать, - мягко сказал Артур. - Каждый раз, когда ты соприкасаешься с кристаллами, что-то происходит с твоим сознанием. Кто знает, что принесет еще один раз? Я беседовал со жрецом. Он считает, что кристаллы имеют некое излучение, которое для тебя просто гибельно. Видимо, во время обряда ты уже получила его предельную дозу.
Я молча открывала и закрывала рот. Из осипшего горла не удавалось выдавить ни звука. Это что же получается - я навеки заперта здесь?!
- Но ведь мы так не договаривались! - наконец смогла воскликнуть я. - Марк, ты же обещал - обещал! - что я смогу в любое время вернуться обратно. А получается, что я все навсегда потеряла?!
Я так разнервничалась, что начала задыхаться - тугая повязка не давала мне вздохнуть полной грудью. Еще немного, и я потеряю сознание.
- Успокойся! - властно прикрикнул Артур. - Эля, немедленно прекрати истерику. Никто даже не думает о том, чтобы насильно удерживать тебя вдали от родителей и тех, кто тебе дорог.
- Но как же? Я не понимаю… - я измучено опустилась прямо на пол тренировочного зала. Артур, скрестив ноги, присел рядом.
- Если ты не можешь вернуться к родителям, то они вполне могут в любое время прийти к тебе сюда. - Он улыбнулся. - Видишь, как все легко решается.
- Для кого прекрасно? - мрачно спросила я. - Вот уж великое счастье для моих близких - на всю жизнь окунуться с головой в чужой незнакомый мир. Я вот недавно на своей шкурке ощутила все великолепие. И ты думаешь, что я для них такую жизнь выберу? Ха!
- Извини, другого выхода я пока не вижу, - серьезно ответил Артур. - А что касается Яна, я прекрасно понимаю, что ему нужен тот препарат, о котором ты говоришь. Но не думаю, что мы сможем ему помочь.
- Почему?
Ответил неожиданно Марк.
- Потому, что сутки мы потеряем на дорогу и добычу лекарства. Но вряд ли мы его достанем. Если мне не изменяет память, в том мире деньги тоже играют большую роль. Так вот - у нас этих денег нет. Даже если ты напишешь название лекарства и мы найдем его, то все равно не сможем купить. Совершать ограбление и сажать себе на хвост погоню из местной службы безопасности - безумие. У нас даже документов нет. А разрешение на убийство ты, скорее всего, не дашь.
Я, временно задвинув в глубину сознания мысли о родителях, мучительно пыталась найти выход из ситуации с лекарством. Заложить в ломбарде какое-нибудь местное ювелирное изделие - не выход. На местном золоте нет клейма - это раз, и опять же - нет документов. Сбагрить перстни скупщикам краденого на вокзале? Не для моих подопечных задача. Этих скупщиков нужно знать, где искать, да и большинство из них курируется милицией. Могут возникнуть некоторые скользкие вопросы, а ответов то на них - нет. Отправить с запиской к друзьям с просьбой одолжить денег? У друзей сразу резонный вопрос возникнет: почему не сама зашла, отчего не позвонила? Чего доброго, решат эти вопросы милиции задать. Вот тут и всплывет кверху пузиком и так шитая белыми нитками история про санаторий. Просто заколдованный круг какой-то!
- И что же ему теперь - умирать? - воскликнула я, стукнув кулаком по полу.
Глаза у Марка стали отчего-то очень грустными.
- Я понимаю, avanta, Ян дорог Вам - все же близкий к Вам человек.
- Да при чем тут это! Марк, разве я хоть словом, хоть жестом дала понять, что мне нужен любовник?! Он, как и ты, между прочим, мой друг! Он меня спасал, понимаешь? Тебе хотя бы знакома такая вещь, как элементарная благодарность? - жестко выговорила я ему.
Но упрямец посмотрел исподлобья и явно остался при своем мнении.
- Вам никто не даст воспользоваться кристаллом. Даже ради жизни друга.
Я в бешенстве вскочила на ноги, чувствуя, как от ярости горит лицо и дрожат руки. В самой глубине души шевельнулась неконтролируемая слепая ярость. Но я еще вполне руководила своими эмоциями и постаралась не выпускать ее. Это не мои эмоции, а ее - той темной части, которая живет глубоко во мне, которая мучила Артура и издевалась над Марком и Миррой. Нет, врешь! Останешься там, где тебе место - в вечном заточении. Я на несколько секунд заставила себя замолчать, повторяя про себя «спокойно, спокойно, девочка!». Это немного помогло.
- Знаешь, дорогой Марк, я была о тебе лучшего мнения. Я не знаю, что там тобой движет - забота о моей безопасности или нечто иное. Все равно. Но так просто отказать другу в шансе на жизнь… Я просто не желаю тебя знать после этого… Это недостойно человека!
Я крутанулась на пятках и, держа спину идеально прямой, вышла из зала, от всей души шарахнув об косяк дверью. Уж на это маленькое проявление ярости - вполне имею право!
Что же делать? Что делать? Теперь, когда я по наивности поделилась с ними своим планом, Марк наверняка удвоит охрану и перекроет все выходы из дворца таким образом, чтобы я не выскользнула незаметной. Значит, до кристаллов мне не добраться. Но сидеть и тупо надеяться на чудо? А ведь Эзра явно дал понять, что только оно и остается… Что же делать? Я оглянулась - приставленный ко мне охранник бесшумно следовал в двух шагах. М-дя… и тут засада. Он вежливо догнал меня только у входа в мои покои и, приоткрыв двери, первым вошел в помещение. Я уже не удивлялась, как в первый раз, когда решила, что это мне так галантно приоткрыли двери. Черта с два! Просто он первый заходит и проверяет - нет ли там опасных посторонних. Работа у него такая. А я могу сама себе открывать двери, сколько моей душе угодно.
- Проходите, госпожа, - наконец разрешил он.
Даже имени его не знаю. Что толку запоминать, если они меняются? Интересно, откуда Марк набрал столько людей, которым согласен доверить мою охрану? Я представила себе объявление в местной газете:
Ищу мужчину юных лет без вредных привычек на должность личного секьюрити Императрицы. Маньяков и извращенцев просим не беспокоиться.
И не удержавшись, хмыкнула. Охранник отчего-то смутился и покраснел. Ух ты! В объявление еще нужно параметр добавить: не просто «мужчину», а «мужчину-девственника юных лет»! Я уже откровенно ухмылялась во весь рот. Паренек неуверенно попятился от меня подальше.
- Не бойся, дитятко, сегодня тетя добрая - насиловать не будет! - успокоила его я.
Парень побледнел и тихонько, чуть слышно уточнил:
- А завтра?
- Что завтра? - не поняла я.
- Завтра будете? - затравленно зыркнул он испуганными темными глазами.
- Что буду-то?
- На…насиловать? - выдавил он, и еще больше побелел.
Тут я уже не выдержала и откровенно расхохоталась в полный голос. Смеялась от души - до слез. Чуть успокоившись, еще нервно подхихикивая (видимо, сказался недавно пережитый стресс), спросила:
- А тебе, солнце, зачем расписание-то знать?
Совершенно белый, под цвет стены, паренек ответил:
- Чтобы приготовиться.
Я фыркнула:
- Ты что - девственница на алтаре, чтобы готовиться?
Он нервно сглотнул и ошарашил:
- В некотором роде - да…
Вот, блин - угадала! Пошутила! И как это называется, а, госпожа Императрица? «Развращение малолетних» это называется! Все, завязывать нужно с таким казарменным юмором. А мальчика - немедленно успокоить.
- Расслабься, солнце, никто тебя не тронет. Попадешь в руки невесты в целости и сохранности. Девушка у тебя есть?
- Нет.
- А почему? Вполне симпатичный парень!
Он печально улыбнулся:
- Я раб. Кому нужны рабы, госпожа. Только вот господа иногда развлекаются. И, если понравишься, могут какую-нибудь рабыню подложить, чтобы было потомство.
- Фу. Пакость какая!- возмутилась я. - А разве среди рабов не практикуются браки?
- Нет, - покачал он головой. - Зачем? Им же придется отдельное место для проживания выделять. А так - проще. Есть женский барак, есть мужской. Дети обоих полов до пяти лет с матерью. А дальше - сдаются в школы.
- Дикость! - воскликнула я.- Неужели так - везде?!
- Я про другое не слышал, госпожа.
- Ужас! Немедленно нужно заняться этим вопросом. Это хорошо, что мы с тобой поговорили, дорогой. Это хорошо…
- Я не очень дорогой, - тихонько возразил парень.
- В смысле? - не поняла я.
- Ну, меня недорого купили, - пояснил он.
- Где купили?
- На рынке.
Я тут же представила себе стандартные ряды прилавков с ценниками: парень двадцати трех лет - сто рублей за килограмм - и содрогнулась.
- Ну-ка - поподробнее мне про рынок расскажи. Как зовут-то, кстати? Даниэл? Красивое имя. Так что там с рынком, Данечка?
И мальчик рассказал. Вот так… хреновая из меня правительница, раз за такое время я даже не удосужилась узнать, как рабы передаются хозяевам. А передавались они самым тривиальным образом - покупались и продавались, выставляясь без одежды (Данечка пояснил, что это нужно, чтобы видеть, нет ли дефектов) на аукцион. Кто больше заплатил, тот и забирает. А чтобы не путать, кто чей - выжигают клеймо. При перепродаже - перечеркивают старое клеймо и выжигают новое. Такой ужастик я уже видела на плече Марка… Но как-то забыла… не спросила, как он туда попал. И у Яна видела - услужливо подсказала мне память… Значит, и у Артура наверняка есть. Первым желанием было немедленно разыскать Артура и вытребовать у него обещанное «Установление о рабстве» со всеми изменениями. Но я решила быть последовательной - прежде нужно решить вопрос с Янеком, потом - все остальное. Так и быть, подождет мое свидание с родителями еще немного. Да, я очень скучаю по ним. Но что делать - не могу сейчас бросить Атлантиду. Я обещала. Возможно, кто-то скажет - думать нужно только о себе. Скорее всего, он даже по-своему будет прав. Вот только отчего-то о таких людях никто никогда не вспоминает, словно нет их и никогда не было. Так уж устроен мир, что ты получаешь ровно столько, сколько готов отдать другим. Я это хорошо знаю. Сейчас пришло мое время отдавать. Просто отдавать, не спрашивая, не считая. Для начала - свой долг жизни Янеку.
Кажется, я забыла об одном нежданном подарке судьбы. Судя по тому, что рассказали мне о нем мои знакомые из снов, подарку довольно редкому и дорогому. Я имею в виду флакон со светлой субстанцией - квинтэссенцией волшебства, как я успела его назвать про себя. По идее, его нужно просто выпить. Но вот одно до сих пор удерживало меня от столь скоропалительного решения: пить неизвестное содержимое было банально страшно - вдруг это яд, вдруг я просто умру. Противоядия ведь явно нет. И хотя мои всезнающие знакомые уверили меня в совершеннейшей безопасности странного содержимого, страх перед отравлением остался. Думаю, что вряд ли решилась бы на эксперимент, если бы Марк и Артур не загнали меня в безвыходное положение. Я перебрала все возможные варианты и просто не видела другого решения. Ведь не разрешать же в самом деле вооруженное нападение на какую-нибудь аптеку в моем мире? Чем жизнь Яна дороже жизни аптекарей или милиционеров? Правильно! Ничем.
Это все лирика, это я себя уговаривала, чтобы не так страшно было глотать неизвестную светящуюся жидкость. Ах! Будь, что будет! Я отвинтила колпачок флакона и, зажмурившись и затаив дыхание, залпом в два глотка выпила содержимое. Создавалось впечатление, что через пищевод в желудок скользнуло холодное плотное тело живого существа. Я испуганно всхлипнула, некстати вспомнив лорха. Нет! Не может быть, чтобы Марк подложил мне такое! Но страх рос в душе волной, и я с ужасом прислушивалась к собственным ощущениям, ожидая неминуемой боли. Но, боли не было… Холодный ком на несколько десятков секунд улегся на самое дно желудка, а потом внезапно взорвался обжигающим сгустком огня, выкручивающим все внутренности. Страшные спазмы скрутили мое тело, не в силах даже стонать, я упала на пол и молча корчилась, ударяясь головой о некстати оказавшееся рядом кресло. Слава богу! Все это длилось не более нескольких минут, а потом боль начала постепенно втягивать свои щупальца в глубину моего тела. Вот уже чувствуется лишь слабое ноющее покалывание в сердце, но и оно проходит. Я лежала на полу, боясь пошевелиться. Вдруг боль вернется снова? Но шли минуты, а ничего ни во мне, ни вокруг не изменялось. Я решилась осторожно подтянуть под себя ноги… все хорошо… и сесть… никаких проблем. Наконец, держась за злополучное кресло и за ушибленную голову, я встала. Посмотрела на себя в зеркало и тихо охнула: во мне ничего не изменилось. Вот только глаза… Они сияли совершенно нереальным ярким синим цветом - не было видно ни белка, ни радужек - только яркое синее сияние, словно вместо глаз какой-то шутник вставил мне в череп пару фонариков с противотуманными лампочками. М-да, дорогая, теперь ты точно - одним взглядом мужчин будешь с ног сбивать. Впрочем, думаю, не только мужчин. Вслух же сказала первое, что пришло в голову и вертелось на языке:
- Иван Осипович Крузенштерн - человек и хм… кажись, паровоз. Гибрид тепловоза с Анной Карениной… Эй, товарищи кураторы, вы мне, кажется, это советовали применить? Тогда, будьте любезны, подскажите, что делать с иллюминацией?
Честно говоря, я не ожидала ответа. Так, скорее успокоиться пыталась. Приятно было слышать, что хоть голос остался прежним, а не превратился в паровозный свисток в дополнение к фарам. Но тем неожиданней было услышать голос. На этот раз даже засыпать не пришлось. Чей-то тихий, явно женский смешок раздался прямо в моей многострадальной голове. И знакомый по сновидениям голос посоветовал:
- Ты глаза-то прикрой, а потом открой вновь.
Я на автомате последовала совету. Уря! Теперь и глазки вполне обычные.
- Спасибо!
- Можно думать - я услышу.
- Хорошо! - подумала я. - А что эта жидкость, кроме неприятностей, мне даст? Я смогу, к примеру, без кристаллов переместиться в мой мир?
- Сможешь. Но не спеши. Для столь непростого действия тебе нужен проводник и кое-какие знания. Не в первый день твоего рождения следует заниматься прокладыванием межмировых порталов, дорогая.
- Но я не могу ждать! Мой друг умирает! Я эту гадость только потому и выпила, что иначе - никак.
- Не надо кричать, - голос явно был недоволен. - Совсем не обязательно шастать по мирам для того, чтобы помочь ему. Он ранен? Или болен?
- Ранен. Но почему я не могу перейти в свой мир? Разве ты не сможешь быть моим проводником?
Голос вздохнул.
- Смогу. Ты уверена, что других вариантов нет?
- Да.
- Ты осознаешь, что переход - это совсем непросто и, скорее всего, ты потеряешь очень много сил. Думаю, что такая короткая прогулка туда и обратно на несколько дней уложит тебя в постель с жестокой слабостью.
- Я согласна.
- Он так дорог тебе? Стоит ли его жизнь этого?
- Конечно стоит! И он мой друг - только друг. Но этого достаточно.
Голос хмыкнул и ответил:
- Что ж, как знаешь. Только для открытия портала нужно пространство. Тебе придется выйти в сад.
Я обрадовано выскочила из покоев, громко хлопнув дверью, и со всей возможной скоростью поспешила к выходу из здания. Оглянулась: мой провожатый неслышно следует в паре шагов за мной.
- А охранник не сможет помешать? - мысленно обратилась к своему куратору.
- Вряд ли. Только если близко подойдет, рискует вместе с тобой попасть в чужой мир. Просто попроси не приближаться к тебе. Расстояния в три метра вполне достаточно.
Я распахнула двери и невольно зажмурилась от яркого полуденного солнца. Атлантида вообще была очень солнечным местом - большую часть дней облака даже в перспективе на наплывали на небо. Видимо, именно по этой причине местные жители поклонялись солнцу. Все увиденные мною храмы посвящены были этому небесному светилу. Корона Императрицы представляла собой обруч с лучами, имитирующими восходящее солнце. Чтобы изобразить солнечные лучи наиболее точно, в желтое золото были оправлены медового тона бриллианты. Получалось очень эффектно. При всем этом, солнце не идентифицировалось с человеком, как это происходило во многих ранних религиях человечества. Оно так и воспринималось - в форме обжигающего и ослепляющего шара. Мои робкие попытки выяснить, что местное население ожидает от своего «бога» не увенчались успехом - народ пугался и отвечать на вопросы отказывался. Краткий разговор с Артуром тоже не принес удовлетворения. Дело в том, что у местного «бога» ничего не просили. Ему просто поклонялись, потому, что «великий» и «если погаснет, умрем».
Я вытерла невольно набежавшие на глаза от яркого света слезы и решительно отправилась по левой дорожке в глубину сада. Там была моя любимая полянка с небольшим искусственным прудиком и скамейкой, утопающей в кустах мелких алых роз. Полянка достаточно большая для моих замыслов. Хорошо это место было еще и потому, что не вызывало ненужной сейчас настороженности у моего сопровождающего. Я любила этот пруд и всегда заходила сюда во время прогулок по саду. Да и идти до него было совсем недолго.
- Ну, я на месте. Это подойдет?
- Вполне. Встань подальше от деревьев. Вода и скамейка не помешают.
- Встала. Что дальше?
- Закрой глаза и постарайся выровнять дыхание. Я понимаю, что с повязкой на ребрах это немного затруднительно, но нужно добиться, чтобы дыхание было легким, незаметным. Расслабь тело - тебя ничто не должно тревожить. Ничто не должно мешать. Потому сразу отдай распоряжения охране.
Я кивнула, соглашаясь с моей собеседницей, и обратилась к сопровождающему:
- Данечка, мне нужно время для медитации. Ну, отдыха такого. Не мешай мне, сам не подходи ближе, чем на три метра и не подпускай никого. Пусть меня никто не окликает. В том числе ты. Понятно?
- Да, госпожа.
Мальчик послушно отошел подальше и занялся внимательным осмотром окрестностей. То, что надо: не будет ненужных слишком внимательных глаз. Я, следуя указаниям своей собеседницы, выровняла дыхание, максимально расслабила тело. На это ушло около десяти минут.
- Ничего, - успокоила меня она, - Это в первый раз сложно, потом ты будешь добиваться этого гораздо быстрее. Теперь… теперь тебе нужно четко представить себе тот мир, в который нужно попасть. Просто думай о нем, вспоминай все его отличительные особенности - количество и форму материков, их названия. Число спутников и планет в системе… Зафиксируйся на том материке, который тебя интересует. Выбери ту его часть, в которую тебе нужно попасть. Представь город, в который ты должна переместиться. Что? Уже представила? А что именно ты представила? Центральную площадь? Не очень хорошая идея. Потому, что там наверняка будут люди, а им станет очень любопытно, отчего в воздухе светится дыра, отражающая кусок чужого пространства, и как из этой дыры выскакивает человек. Парк? Ну, пожалуй… Четко представила? Хорошо. Теперь представь, что на уровне солнечного сплетения у тебя формируется теплый комок… На уровне третьего глаза?… Хм, это где? А… понятно. Пусть там, если тебе так проще. Теперь отдели комок от тела и подвесь в воздухе перед собой и растягивай, растягивай его края, увеличивая в размерах. Ну… наверное, метра два в диаметре достаточно. Молодец! Просто отлично для первого раза. Теперь шагай. Что значит «куда»? Туда, в растянутый комок. Ну, поздравляю. Открывай глаза-то.
Я открыла глаза. Серое, затянутое тучами небо, грязная трава и кем-то выкинутый под куст детский испачканный подгузник. Ну, здравствуй, страна героев, страна спасателей, страна ученых! Только в родном отечестве гадят там, где живут. Обалдеть! Я дома!!!
- Как себя чувствуешь?
- Да неплохо, голова побаливает, слабость небольшая.
- Ты особо не радуйся - еще обратно портал открывать.
- А я и не радуюсь. Хотя… все же радуюсь. Ты даже не представляешь себе, как это здорово, что теперь, независимо от чужих желаний я могу возвращаться в свой мир. У меня тут семья!
- Я знаю. Хочешь с ними увидеться?
- Очень хочу, но не могу. Я ж вроде как в санатории. Ой! Вот дура!
- Кто? - удивилась собеседница.
- Я, конечно! Я ж не переоделась!
- На мой взгляд, вполне приличная одежда.
- Приличная, конечно, вот только не вполне обычная для этого мира.
- Не заостряй внимания. Главное, чтобы ты сама не стеснялась своего вида, тогда и окружающие будут считать, что все в порядке.
Пожалуй, она права. Будем изображать этакую экстрамодную супероригиналку, которая просто надела дизайнерский прикид. Не голая же, в самом деле?! Я встряхнулась и… вспомнила, что у меня нет местных денег!
- Идиотка!!! - еще раз убедилась я в своих умственных способностях.
- Что на этот раз?
- Я забыла деньги.
Собеседница хмыкнула и посоветовала:
- Постарайся зафиксировать взглядом местную купюру нужного тебе достоинства.
- И что?
- Давай без лишних вопросов. Просто делай то, что я тебе говорю.
Я послушно отправилась к входу в парк. Насколько я помнила, там торговали сладостями и детскими надувными шариками. Значит, наверняка водятся деньги. Точно. Как раз сейчас молоденькая продавщица маялась, не зная, принимать ли ей пятитысячную купюру.
- А вдруг она фальшивая, - тянула она, - У меня тут аппарата для проверки нет. Может, есть деньги помельче?
- Нэт! - категорично отвечал очень нерусский мужчина, держащий за руки троих очаровательных кудрявых близнецов с шоколадными глазенками. - Давай шарыки, дэвушка. Хароший дэньги.
- Позвольте взглянуть! - решительно вмешалась я. - Я работаю в банке и уж качественную купюру от некачественной отличу легко.
Про себя добавила:
- Серьезно - можно понять фальшивка или нет?
- Конечно! - успокоил меня «внутренний голос».
Ошеломленная моим натиском девушка безропотно выпустила деньги из рук, а я с видом знатока стала просвечивать купюру в лучах отсутствующего на небе солнца. Ни черта не понимаю в фальшивках!
- Ну как?
- Отлично. Можно отдавать.
- Я не о том! Деньги хорошие?
- Вполне. Качественная фабричная полиграфия с водяным рисунком и дополнительной кучкой защиты.
Я вздохнула и вернула девушке деньги:
- Не сомневайтесь, хорошая купюра.
Молоденькая продавщица облегченно вздохнула и, убрав денежку поглубже в кошель, начала отсчитывать сдачу.
- Эй, дэвушка! - внезапно окликнул меня нерусский мужчина.
- Вы меня? - удивилась я, оборачиваясь.
- Да, тэбя! Вот! Вазьми, купы сэбэ цвэты, - он протягивал мне двести рублей.
- Зачем? - не поняла я.
- Читобы красыво было! Я с этой дэнгой ужэ пят днэй хажу! Никыто нэ брал! Нэ вэрат минэ! Абидно! Я в Армэнии уважаэмый чэлавэк, а аны нэ вэрят! Купы цвэты!
- Спасибо! - вежливо поблагодарила я.
Деньги были очень кстати. Как то с сомнением я относилась к идее подделки банковских купюр - даже волшебными методами. А вот эти - вполне настоящие. А доброму жителю солнечной Армении, я думаю, все равно, что я на них куплю - цветы или кетанов. Кетанов были самыми забойными таблетками от боли, которые я знала. Правда, их не очень то просто отпускали без рецепта, всегда уточняли для каких целей, но все же, получив ответ, продавали. По моим прикидкам, этих денег мне должно хватить на две пачки. Потому я тут же отправилась в ближайшую аптеку. Благо до нее было минут пять пешком. Дождавшись нужного сигнала светофора, перешла дорогу и решительно толкнула аптечные двери. Скучающий при входе охранник заинтересованно уставился на мой несколько необычный наряд, но, увидев в руках деньги, успокоился и продолжил чтение газеты с вдохновляющим названием «Ваше здоровье». На мой взгляд, больше на тост похоже! Перед кассой стояла только одна бабулька. Ну, правильно, сезон соплей еще не настал и за лекарствами обращаются только часто употребляющие их от всего на свете пенсионеры. Бабушка уже расплатилась и убирала в сумку какой-то коричневый пузырек. Потому я решительно затребовала нужный мне препарат. Молоденькая женщина у кассы вовсе не стала интересоваться, что и зачем, а сразу же пробила мне две пачки, выдав сдачу и вожделенные таблетки. Уря! Седьмой этаж, полет нормальный. Можно возвращаться.
- Как ты думаешь, - мысленно уточнила я у собеседницы, дожидаясь зеленого света для пешеходов, - Там, в Атлантиде, прошло много времени?
- Не очень. Часов шесть.
- Шесть часов! А тут все заняло минут пятнадцать! Надеюсь, что Янеку не стало хуже!
- Не думаю. Он же не был при смерти, когда ты уходила?
- Нет, конечно.
- Тогда, серьезных изменений наверняка не произошло. Возвращайся на то же место в парке. Будем открывать обратный портал.
Минут через пять ходьбы и десять мучений, я устало выдохнула и открыла глаза уже в залитой солнцем Атлантиде. Моего «недорогого» охранника нигде не было. Это и понятно, кто ж будет шесть часов стоять у пустого места. Накатила обещанная собеседницей слабость. Да, откат был, что надо: ноги противно дрожали в коленях, во рту ощущался вкус крови, голова кружилась, перед глазами мелькали черные точки, в ушах противно «шумел истребитель». Не упасть бы в обморок под ближайшим розовым кустом! Это будет по-настоящему глупо: достать таблетки и не суметь их вовремя передать больному.
«Немедленно соберись, идиотка!» - прикрикнула я на себя и отправилась в непростой дальний путь. Янека к тому времени - слава богу! - перевели во временное помещение на первом этаже. Хоть по лестнице не придется карабкаться. Сцепив зубы и зажав в руке пачки с таблетками, я со второй попытки открыла дверь и ввалилась в коридор правого флигеля. Отдышалась, прислонившись к стене. Ничего, мадам Дуремарша, еще триста тридцать три шага - и вы на месте. И нетвердой спотыкающейся походкой отправилась в самый конец неимоверно длиннющего коридора.

Опубликовано: 12.02.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 20 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Книга мне очень понравилась. Динамичная и интересная) но в этой главе много несастыковок: у неё же есть дар целителя (она Артура лечила); она собирала и привезла сумку из своего мира без денег? Она могла дать эти деньги Марку и он бы купил таблетки; и квинтесенция творения должна дать возможность сотворить таблетки, на то она и квентесенция творения. В общем не поняяяятно.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Автор! Вы куда дели целительские способности героини?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Вот и мне непонятно, почему она сама не сняла боль и не залечила рану.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. А Эльга, вроде бы, в предыдущих главах сама лечила и обезболивала — безо всякого кетанова и флаконов, простым наложением рук. Артуру помогла, во всяком случае. Или это была «одноразовая» возможность?

    Оцени комментарий: Thumb up 0