ИП 14. Заговорщики

Марк:
Артур с доктором отправились к Яну. Судя по мрачной физиономии первого, дела у Янека явно плохи. Боюсь показаться жестоким, но это сейчас волновало меня не так уж сильно. Я разрывался на части сразу несколькими чувствами. Во-первых, жгущей изнутри ненавистью к тем тварям, которые посмели поднять руку на мою любимую. Да, я уже смирился со своими чувствами, уже понял, что буду любить эту женщину столько лет, сколько отпущено моей никому не нужной жизни. Это просто часть меня, это неизбежно. Думаю, что когда-нибудь смогу научиться с этим жить. А сейчас… сейчас хотелось немедленно встретиться с ее врагами в допросной и медленно и методично познакомить их со всеми кругами боли. Низачем. Просто так. Чтобы получить удовлетворение от их боли взамен той, что они причинили ей. А сердце словно резало острой бритвой - за нее, за то, что не успел, оттого, что меня не было рядом, когда они издевались над ней. Эту боль невозможно было ничем унять, а из нее неубиваемым монстром вырастала вина. Да, это я виноват. Во всем: и в том, что проморгал заговор, и в том, что не сумел защитить свою avanta-mou. Думаю, когда схлынет горячка боя и восстановится подобие прежнего порядка, с меня за все это еще спросят. И это будет справедливо. Я даже жду этого с нетерпением: может, наказание избавит меня если не от боли, то хотя бы от чувства вины. Ко всему примешивалась острая приправа безнадежности и беспомощности. Совершенно непонятно было, как помочь госпоже. Я готов был на все, только никто ничего от меня не требовал.
Я стоял у ее постели, до боли сжимая кулаки, и сквозь пелену слез вглядывался в такие знакомые черты. Сейчас я мог позволить себе эту маленькую слабость, я один и мне не от кого скрываться. Я вытер рукой глаза… Забавно… думал, давно разучился плакать. А что, если никто так и не найдет средства ей помочь? Тогда она насовсем, по-настоящему умрет?! И ее больше никогда не будет рядом? И никогда я не услышу ее голоса… никогда уже не выполню свое единственное желание - не смогу ее поцеловать… Какое страшное слово - НИКОГДА. Везет Яну, если он умрет, будет сопровождать ее в царство мертвых. Впрочем, тогда и я недолго задержусь на этом свете. Может быть, если суд будет недолгим, я даже успею догнать их на дороге в Страну вечных сумерек. И тогда тоже буду рядом с моей маленькой госпожой. Нет, это было бы слишком хорошо для меня после всего, что я тут натворил. Наверное, она не захочет меня видеть.
Чувство вины жгло не хуже раскаленного железа, я уже не вытирал бегущих по лицу слез. Что толку? Это не зависело от меня - на смену одним вытертым соленым каплям глаза рождали их точных близнецов. Вот только, вопреки расхожему мнению, легче от этого не становилось. Я сглотнул застрявший в горле комок. Будь, что будет! Наклонился и, закапав слезами ее лицо, нежно, чуть прикасаясь, поцеловал ее разбитые, запекшиеся от крови губы.
- Прости меня… Если только сможешь - прости меня… - тихо попросил я и с любовью погладил ее спутанные волосы.
Я тихонько гладил ее по голове, стараясь придать ее прическе какое-то подобие порядка, когда мне показалось, что алебастрово-белая кожа госпожи до того расцвеченная только синяками, начала принимать более естественный смуглый оттенок. Нет! Не показалось! И кожа становилась ощутимо теплее, и веки чуть дрогнули, словно она моргнула, не открывая глаз. В комнату кто-то вошел. Я оглянулся - Артур.
- Марк! Что это? Она дышит! - удивленно воскликнул он. И его голос, словно дверной колокольчик, разбудил нашу спящую императрицу окончательно.
Она чуть шевельнулась, перевернулась на спину и потянулась всем телом, точно спавшая на кресле кошка. Но тут же жалобно, по-детски захныкала и наконец открыла глаза. Взгляд ее был каким-то мутным, а зрачки забавно свелись чуть к переносице, потом она проморгалась и посмотрела на нас уже совсем осмысленно. И улыбнувшись пересохшими разбитыми губами, чуть хриплым голосом сказала:
- Мальчики, если бы вы только знали, как я рада вас видеть!
- Ага! Если бы только знала, насколько это взаимно! - очень вредным голосом съязвил Артур, но не сдержался - широко улыбнулся и засмеялся с облегчением. - Лучше объясни, что ты тут за фокусы устроила? Мы от волнения чуть с ума не сошли! - возмутился он.
Госпожа серьезно взглянула на наши лица.
- Вижу, что беспокоились. Марк, ты хоть умойся что ли… Извините, друзья. Просто по-другому было никак.
Я покраснел и, отвернувшись, быстро вытер от слез лицо подвернувшейся салфеткой. Мда… не краснел я тоже очень давно - примерно столько же, сколько не плакал. А госпожа тем временем кратко объяснила, кто и что от нее требовал.
- Понятно, - напряженно отозвался Артур.
- Думаю, что после общения этих господ со мной у нас будет достаточно доказательств измены, - поддержал его я. И очень нехорошо улыбнулся.
- Бррр… Марк, не делай так, иначе пожалею, что вернулась, - передернуло госпожу.
Боги! Все время забываю, что она изменилась. Я виновато опустился на колени у кровати.
- Простите, госпожа.
Она нахмурилась и с неудовольствием покачала головой.
- За что, Марк? Если уж есть, за что - выкладывай сейчас. Тут все свои, в своем кругу и разберемся.
- Есть за что, - тяжело вздохнул я. Потом собрался с силами и высказал все до конца. Если наказание неизбежно (а я знал, что оно неизбежно), то уж лучше пусть все произойдет скорее. Ожидание хуже всего. Она слушала не перебивая, очень внимательно. Потом спросила у Артура:
- Это все так? За обнаружение всяких заговоров тоже отвечает он?
Артур молча кивнул, подтверждая.
- Один человек? - уточнила она.
- Ну, у него есть помощники.
- Сколько? Сколько у тебя помощников, Марк?
- Десять человек, госпожа.
- Прекрати меня так называть! Это на все про все?
Я совсем не понял ее вопроса и с недоумением поднял на нее глаза.
- Что вы хотите узнать, госпожа?
- Эти десять человек помогают контролировать всю Империю?
Я удивился еще больше.
- Нет. Только столицу.
Она смотрела на меня, словно на ребенка, который только научился даже не ходить - нет! - ползать! Наконец, затянув паузу до невозможности, она сказала:
- Дорогой мой мальчик! Неужели ты всерьез считаешь, что столь малых сил достаточно для того, чтобы обеспечивать безопасность?
Я неуверенно кивнул. Она хмыкнула.
- Тогда позволь тебя разочаровать. Ты человек умный - выводы сделаешь сам. Думай! Если высшее дворянство соберется, скажем, не в столице, а на окраине и спланирует какую-нибудь бяку - ты сможешь об этом узнать и все предотвратить? Ну, что молчишь-то?
- Не уверен, - вынуждено согласился я. - Но есть другие способы.
- Это какие же? - с интересом прищурилась она.
- Мне вовсе не обязательно охватывать надзором всю Империю. Достаточно приглядывать за теми аристократами, которые могут быть реально опасными и отслеживать их контакты и перемещения.
- Умно! - согласилась Императрица.
Я тяжело вздохнул.
- Вот потому я и говорю, что в этом заговоре моя вина. Не отследил вовремя. И это чуть не стоило Вам жизни, госпожа.
- Чуть меньше трагизма, Марк. Как видишь, я жива. А то, что мы теперь знаем врагов в лицо - просто отлично. В моем мире сказали бы так: если этого нападения нет, то его нужно организовать! Ловля «на живца» всегда приносит самые лучшие результаты. Не грусти! - она взлохматила мои короткие волосы. - Все произошло так, как и должно было. Поразмысли сам - одни плюсы.
- Какие? - с легкой полуусмешкой спросил Артур.
- А такие! Узнали и нейтрализовали врагов. Проверили в деле новых союзников и, считай, заручились полной поддержкой подполья. Ну, и я тут мимоходом кое-чему полезному научилась.
Тут я вспомнил про бутылочки и добавил:
- И еще одно полезное есть.
Они оба посмотрели на меня: Артур серьезно, а госпожа улыбаясь.
- Мы шли во дворец через лабиринт. И совершенно случайно нашли то сокровище, о котором упоминали в старых легендах. Вот.
Я достал из мешочка на шее оба флакона и передал их госпоже.
- Это сокровище? - недоуменно вздернул бровь Артур.
- Говорят, да.
- Кто говорит?
- Да уже, похоже, никто, - ответил я, вспомнив предупреждение каменной дамы о скорой гибели всего лабиринта.
- Что-то ты загадками изъясняешься, - недовольно проворчал Артур.
- А ну, тихо оба! - неожиданно резко приказала госпожа.
Мы немедленно умолкли. Не выполнить прямой приказ? Увольте - самоубийц нет. А она закрыла глаза и, зажав один флакон в правой, а другой в левой руке, замерла. Казалось, даже дышать перестала. Это странное оцепенение, впрочем, длилось недолго - минуты три. А потом госпожа открыла серьезные и задумчивые глаза и тихо поблагодарила меня:
- Спасибо, Марк! И за то, что делишься этим со мной - отдельная большая благодарность. Вот только красный флакон, извини, не для меня.
Я улыбнулся. Было очень приятно принимать ее благодарность. Оказывается, делать подарки любимой женщине - отдельное, ни на что не похожее удовольствие. Пожалуй, эти несколько минут стоили всех ужасов подземелья. Я тихо сказал:
- Да не за что. Могу рассказать, что для чего и как пользоваться.
- Не надо. Я уже знаю, - ответила она. - Кстати, ты долго собираешься так стоять? Лучше присаживайся рядом.
Я вздохнул. Что это - не понимает или издевается?
- Простите, госпожа, не могу.
- Заболел? - обеспокоено спросила она. - Что-то с позвоночником? Ранен? Встать не можешь? Это давно почувствовал?
Она просто засыпала меня вопросами, не давая даже рта раскрыть, чтобы объясниться. Артур тихо положил руку ей на плечо.
- Нет, все с ним в порядке. Просто, как начальник службы безопасности, действительно несет ответственность за происшедшее. И ты должна принять решение о мере и сроках его наказания.
Лицо ее поскучнело, она серьезно посмотрела на Артура и спросила:
- А это обязательно?
- Да.
- А какое наказание? Да я, собственно, вовсе считаю, что его не за что наказывать.
Артур осуждающе нахмурился.
- Ты, дорогая, можешь считать, как угодно. Но существует так называемое «общественное мнение». И вот тут я тебе со всей ответственностью заявляю - если ты спустишь все без последствий как для виновных в измене, так и для службы безопасности, тебя не поймут! Более того - сочтут слабой. А значит, очень скоро на горизонте появятся новые желающие получить власть.
- Понятно, - убитым голосом согласилась она. - И что я должна делать, чтобы все было, как надо?
Артур вздохнул и словно непонятливому ребенку растолковал:
- В отношении взятых живыми изменников провести следствие. Его результаты предать огласке, а виновных публичной казни.
Она скривила лицо и передернула плечами, тут же зашипев от боли в сломанных ребрах.
- Я не хочу никого убивать!
- Не обязательно. Достаточно лишения звания, поместий, состояния и публичной порки. Потом - вечное заключение. В таком раскладе - никаких трупов.
- Варварство!
- С тобой, как я погляжу, тоже не особо церемонились, - напомнил Артур.
Она вздохнула, но промолчала.
- Теперь, что касается службы безопасности.
Артур бросил на меня короткий, полный сожаления взгляд.
- Тут ничего не поделать. Ответственность и наказание несут глава и его заместитель.
- А кто заместитель?
- Рик, госпожа, - ответил я. - Вы его видели: невысокий, гибкий, с темными волосами и немного оливковым цветом кожи.
- Ах, да! - воскликнула она. - Он еще очень красиво мечом махал, когда на нас тогда на дороге напали.
Я невольно скривился. Ну кто так говорит - «мечом махал»? Не махал, а работал!
- Ну и что с ними? - спросила она Артура.
Я замер, ощущая, как по позвоночнику скользнула волна холодных мурашек и онемели губы.
- Вариантов много. На твое усмотрение: от продажи на рабском аукционе и смертной казни до ссылки и публичного наказания.
- Я не хочу их наказывать, - чуть слышно, не поднимая глаз, сказала госпожа.
- Понимаю, - так же тихо ответил Артур. Потом взял ее маленькую ладонь, накрыл сверху другой рукой и твердо сказал: - Надо.
- Не хочу.
- Эля!
- Не буду…
- Не капризничай!
- Не кричи на меня! - воскликнула она со слезами в голосе.
- Все, извини! Извини! - всполошился Артур. - Только без слез. Давай все вместе посоветуемся и найдем какой-нибудь самый нестрашный вариантик.
Я решительно наплевал на все правила, присел на кровать, осторожно обнял ее за плечи и, притянув к груди, нежно успокаивающе гладил по голове, полностью игнорируя обалдевшего от моих действий Артура. Я держал ее так до тех пор, пока не почувствовал, что она успокоилась. Тихонько чуть коснулся губами лохматой макушки и отстранился. Очень надеюсь, что госпожа не оторвет мне руки прямо сейчас. Я старался даже не смотреть в ее сторону. Но текли секунды и… ничего не происходило. Я рискнул чуть-чуть, краешком глаза взглянуть на нее. Госпожа, ссутулившись и нахохлившись, словно больной воробышек, сидела на кровати и с тоской в глазах смотрела в окно. И молчала.
Первым нарушил тишину Артур. Он кашлянул, привлекая внимание, и сказал:
- Теперь, когда все успокоились, давайте без эмоций найдем нормальное решение.
- Давайте, - безучастно отозвалась она.
- Эля, без наказания не обойтись. Самое безобидное, на мой взгляд, ссылка.
- Нет! - в один голос воскликнули я и она. Переглянулись.
- Я против! - снова одновременно.
Я ошарашено тряхнул головой, а она улыбнулась и пояснила:
- Ага! Мира после ссылки до сих пор как тень по дворцу скользит. Совсем безобидно, конечно же!
Артур нахмурился.
- Ну хорошо, пусть не ссылка. Тем более что кому-то нужно вести дознания. Но другой вариант тебе еще больше не понравится.
- Это какой?
Я жестом остановил Артура.
- Позволь мне.
Он согласно кивнул.
- Другой вариант - публичная порка на дворцовой площади.
Эльга возмущенно дернулась, собираясь возразить, но я приложил палец к губам с просьбой о молчании.
- Дослушайте, госпожа. Обычно наказание ведется до потери сознания наказуемым. Тут уж кому как повезет. Но если госпожа Императрица остановит палача, никто не будет возражать. Формально все исполнено: и волки целы, и львы накормлены.
Она задумалась, хмуря лоб.
- Все равно, мне это не нравится.
- Эля, это самый мягкий вариант, - поддержал Артур. - Отсчитаем ударов по десять и все.
- Десять?!
- Всего десять! Когда меня лишали титула, я потерял сознание после шестого десятка. Так что это не много. Честно.
Она с ужасом смотрела на Артура.
- Боже мой!
- Успокойся, с ними все будет в порядке.
- Я не о них. Я о тебе, - потерянным голосом отозвалась госпожа.
Артур нахмурился.
- Дела давно минувших дней. Забудем.
Она обняла себя за плечи, будто пытаясь отгородиться от всего.
- Я там была… во время этого?..
- Да. Не стоит…
- Хорошо… Я понимаю, тебе неприятно об этом.
Артур вздохнул.
- Все нормально. Я прекрасно понимаю, что там была не совсем ты, и тогда вообще ты не отдавала себе отчета в своих действиях. Вернемся к делу. Мы останавливаемся на этом варианте?
- А нельзя просто выговор?
- Ты еще в угол поставь! Нет!
- Да.
- Отлично!
- Спасибо, avanta, - я благодарно прикоснулся к ее плечу. Просто было очень приятно прикасаться к ней - пусть даже так - самыми кончиками пальцев.
- Чудак, - печально сказала она. - Чудаки вы оба. Один уверяет, что все хорошо и ищет мне оправдание, хотя должен прибить на месте «за все хорошее». Другой за то, что изобьют, спасибо говорит. Или я чего-то не понимаю, или мир сошел с ума.
- Ты кое-чего не понимаешь, - тепло улыбнулся Артур.
- А с миром все в порядке! - добавил я. - Вы только с флаконами решите что-нибудь побыстрее.
- Я подумаю, - серьезно ответила моя avanta-mou.

Опубликовано: 12.02.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 28 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Странная у нас императрица да и как может быть по другому в мире где, а собственно чего я вредничаю? Вот в Британии и кролева и консерваторы с опозицией, хоть они сами чато не понимают чем друг от друга отличаются, и живут себе британцы, и не плохо живут, а я тут со своей критикой в сказку! Тьфу, пошла читать дальше.

    Оцени комментарий: Thumb up 0