ИП 11. Нападение. В плену

Марк:
Они напали внезапно. Хорошо, что я никогда не расстаюсь с коротким засапожным ножом. Только благодаря ему и зеркалу, которое отразило замах первого противника, я среагировал вовремя: поднырнул под высокий мах длинного тяжелого меча и всадил нож в печень первого нападавшего, для верности провернув его влево. Следующий просто не успел отреагировать - он умер, так и не поняв, что его убило. В третьего слева я метнул свой нож и перехватил чужое оружие - тонкую обоюдоострую рапиру предыдущего покойника. Нож вошел в горло и пробил его насквозь. Последний пытался бежать, но слишком торопился и потерял в дверях несколько роковых секунд. Он умер, унося рапиру в мозжечке. Впрочем, его оружие - неширокий и недлинный сбалансированный клинок - было мне более удобно. Идеально вернуться в свою комнату и обзавестись обычным снаряжением, но не сейчас. Краем уха я отмечал приглушенные крики и лязг оружия в правом коридоре и на боковой лестнице. Значит, скорее всего, нападение идет по всему дворцу. Нужно пробиваться к Императрице. В том, что придется именно пробиваться, у меня не было ни малейших сомнений. Ведь все нападение происходит явно не из-за моей скромной персоны. Ближе всего - на лестницу. Выглянув, я увидел внизу Рика и двух его ребят, которые успешно сдерживали семерых нападавших, прикрывая невооруженного Яна. Быстро перепрыгнув через перила, я оказался за спиной у последнего нападавшего и резким движением меча перерубил ему шейные позвонки. Следующий обернулся, услышав хрип за спиной, и получил удар меча в правый глаз. Дальше мы просто и незамысловато вырезали уцелевших, попавших в наш маленький круг.
- К Императрице! - скомандовал я.
- Поздно, - покачал головой Ян. - Я видел, как ее уносили на нижние ярусы.
- Кто уносил?
- Отпусти рубашку, - Ян разжал мои пальцы и отряхнулся. - Откуда мне знать?
- Ее состояние?
- Без сознания, но никаких внешних повреждений я не заметил.
Я задумался. Лезть сейчас на нижние ярусы в таком составе - просто самоубийство. Мы не знаем ни числа напавших, ни их вооружения, ни, собственно, на каком из подвальных ярусов нужно искать госпожу. Неясна и раскладка с внутренней охраной дворца. Словно прочитав мои мысли, Рик сказал:
- Охрана приняла первый удар, но даже не успела поднять тревогу. Лишь ненадолго задержала продвижение нападавших. Думаю, на этот момент выжили единицы. В коридорах, насколько мы видели при отступлении, мелкие стычки. Работают наши - личная охрана императрицы. Все идут к выходам из дворца, как это и предписывает порядок действия в подобных ситуациях. Думаю, мы сможем найти прорвавшихся в течение ближайших трех суток на месте рандеву.
- Что ж… - решение давалось мне нелегко. - Придется отступать, оставляя Императрицу в руках врагов. Я думаю, что их цель иная, нежели тривиальное убийство. Если хотели бы убить - сделали бы это сразу. Значит, у нас будет хотя бы пара дней на подготовку ответного удара. Или диверсионной группы. Будет зависеть от того, сколько наших людей сможет прорваться из дворца. Стараемся идти без боя, тихо.
Надо сказать, что это нам почти удалось. Уже в самом конце небольшого коридора к кладовым около кухни мы услышали лязг оружия и сдавленные проклятия нескольких голосов. Я дал знак остановиться. Какая-то из наших групп выбрала тот же выход. По шуму попробовал оценить общее число людей. Выходило - человек шесть-восемь. Я показал на себя и Рика, потом на Дика и Нортона. Это значило, что мы пойдем волной - сперва из-за угла в коридор выметываемся мы, убираем первую пару противников и резко прижимаемся к стенам, Дик с напарником, на поясных сумках которых я приметил метательные ножи, убирают следующую пару, которая среагирует достаточно быстро и обернется лицом к новому противнику. Потом снова «танцуем» мы. Такой расклад был неизбежен ввиду слишком узкого коридора, в котором с трудом могла развернуться пара бойцов. Полезь мы большим числом, обязательно мешали бы друг другу. Что, собственно, и произошло с нападавшими. Это я увидел сразу, как только мы с Риком скользнули за угол. Двое против пяти. Я почти не ошибся с раскладом. Даже жаль, что так мало противников. Двоих мы сняли без заморочек. Еще двое легли от ножей. Последнего быстро уложили оборонявшиеся. Кстати, у этих ребят под ногами уже лежала пара тел, явно не имеющих шансов продолжить наслаждаться жизнью. Неплохо. Кто это у нас? Ого! Нежданная покупка госпожи - братишки-близняшки!
- Приветствуем вас, - робко и неуверенно отозвался один из них. Ребята по-прежнему не опускали оружия. Это правильно, меня они видели пару раз. Отчего бы доверять?
- Вот что, расшаркиваться некогда. Решайте быстро - или вы идете с нами и четко выполняете мои указания, или выбирайте свою дорогу.
Близнецы молча переглянулись, словно советуясь, а потом тот, что здоровался, ответил:
- Мы идем под вашим руководством, уважаемый Марк.
Вот как, у ребят, значит, неплохая, я бы сказал профессиональная память. Нужно будет в более спокойной обстановке пообщаться с ними поближе. Как-то я упустил из виду их проверку, они все это время были в лазарете. Я коротко кивнул:
- Займите места в центре отряда рядом с Яном.
Они улыбнулись, но не стали перечить. Это хорошо, значит, приучены к дисциплине.
Так мы и вышли на неширокий двор кухонного входа. Из него за территорию дворца вела небольшая калитка. Именно через нее торговцы приносили свежие продукты на продажу. У калитки лежали тела четверых охранников - все мертвы. Сама дверца была распахнута настежь. Значит, прорыв в здание шел с помощью кого-то изнутри. Он убил охрану, а потом открыл нападавшим двери. Видимо, этого кого-то охрана неплохо знала, я заметил, что первые два охранника даже не вытащили оружия. Разбор полетов будет потом. Сейчас же я аккуратно выглянул в калитку, оценив опасность для нашего передвижения. Улица была пустынной. Потому я сделал знак: идем парами. Каждая следующая - прикрывает предыдущую, последнюю прикрываем все.
Так мы передвигались на два квартала вглубь от дворца. Потом я приказал убрать оружие - незачем привлекать к себе повышенное внимание. Ближайшее место сбора - небольшой гостиный двор на самой окраине города с названием «Дубовая ветвь». Ее хозяин - человек нашей службы безопасности. О том, что он работает на императрицу, не знал никто, кроме меня и Артура. Правда, список мест рандеву был наизусть выучен всей сотней личной охраны императрицы, но в преданности этих людей я уверен. Вспомнив карту города, я взял немного левее.
- Куда мы идем? - спросил один из близнецов.
- Не важно.
- Я не в том смысле, - с досадой скривился он, - Мне не нужен адрес. Просто - мы знаем, куда идти?
Я внимательно посмотрел на него:
- Да.
- Ну и хорошо, - пожал он плечами.
- А вы неплохо владеете мечом. Откуда навыки?
- Мы гладиаторы. Бывшие, - невесело улыбнулся он.
- Ты Нэд?
- Нет, Нэд - это он. Нас легко различить на самом деле. У меня шрам на левой щеке. Не очень заметный, но если специально смотреть - видно, - он демонстративно повернулся ко мне профилем.
- Почему «бывшие»?
- Хозяин немного не рассчитал, выставляя нас на ринг в один день. В результате нам пришлось сойтись в паре друг против друга. Победил он, - Лэд кивнул на молчаливого брата. - Зрители требовали моей смерти, но брат не смог. Хозяин уплатил огромный штраф. Потом избил, когда немного пришли в себя - продал на рудники. Там было совсем нерадостно. Пытались бежать, но глупо попались. Остальное вы знаете.
- Не «вы», а «ты», - поправил его я. - Я такой же раб.
Оба близнеца недоверчиво разулыбались.
- Мне что - клеймо показать?
- Не стоит. Просто что бы там у вас на плече не стояло, но вы - командир. И приближенный госпожи. Для того, чтобы это заметить, не нужно ничего, кроме обычной наблюдательности.
Разубеждать их мне не хотелось, тем более, что среди нечастых машин, следовавших по этой улице на невысокой дозволенной скорости, я внезапно увидел знакомый дворцовый номер - одна из машин Императрицы. Мелькнула и безжалостно была запихнута в дальний уголок сознания надежда, что ей все же удалось каким-то невероятным способом вырваться из западни. Но в машине явно кто-то из своих. Потому я, недолго размышляя, сорвал с пояса Дика метательный нож и резко бросил в направлении заднего стекла авто. Оно было бронированным и потому, конечно, не пострадало. Но неожиданный звук привлек внимание пассажиров, и автомобиль плавно пристроился у обочины. Дверь водителя чуть приоткрылась, оттуда выглянул Артур. Он узнал меня и жестом попросил подойти.
- Вы? Что вы тут делаете? - удивился он.
- Значит, ты ничего не знаешь?
- О чем? Что-то случилось?
- Кто с тобой? - я просунул голову в салон и, привыкая к приглушенному свету, рассмотрел пассажиров.
- Приветствую! - коротко кивнул старым знакомым.
- Вы знаете друг друга? - удивился Артур.
- Есть такое дело, уважаемый, - мягко улыбаясь, ответил Бальтазар. - Если вам будет интересно, я объясню позднее.
Артур согласно кивнул. При этих людях можно было чувствовать себя спокойно. Я коротко доложил диспозицию. Лица у всех были серьезными и напряженными.
- Странно… когда я уходил, охрана была на месте и с Элей все было в порядке, - сказал, наконец, Артур.
- Все меняется, а кое-что, как выяснилось - стремительно, - заметил Волант.
- Мы будем рассуждать?! И ничего не делать? - воскликнул Ричард.
- Странно, что это волнует вас, уважаемый, - усмехнулся Бальтазар. - Что-то я не замечал вас среди поклонников Императрицы.
Молодой человек покраснел, но, зло сверкнув глазами, поддел графа: - Как точно заметил господин Волант, все стремительно меняется.
- Будет вам, дорогой Ричард, никто над вами не смеется. И, конечно, мы все окажем Императрице обещанную поддержку. Правда, мы и предположить не могли, что она понадобится так скоро. Вот что… - Бальтазар ненадолго задумался. - Марк, давайте-ка сегодня вечером часиков в одиннадцать ко мне в городскую резиденцию. Через боковой вход. Ну, ты знаешь. С собой кого-то возьмешь?
- Да, Рика.
- Я предупрежу охрану и слуг. Вот там посоветуемся и поработаем над планом совместных действий. Думаю, что к этому времени у вас будут предварительные данные о том, сколько ваших людей свободны.
Я коротко кивнул, соглашаясь. Вообще-то, я уже сейчас мог дать примерную раскладку по численности, поскольку хорошо знал всех своих людей. Но не стоит спешить - лучше дождаться вечера. Воистину - большая удача, что Бальтазар и Волант свободны. Значит, мы в большей степени, чем ранее, можем опереться на подполье. Это уже сила и вполне реальный шанс вернуть дворец в кратчайшие сроки и с минимумом потерь. Я захлопнул двери, и машина неторопливо тронулась своей дорогой. Мы же продолжили наш путь.

К вечеру стало ясно, что нападавшие очень неплохо подготовились и, скорее всего, располагали точной информацией. Мои прикидки относительно численности потерпели полное фиаско. На явках собрались не более пятидесяти человек - половина от всего численного состава личной охранной сотни. Казалось невероятным, что пятьдесят опытных бойцов не смогли пробиться из дворца. Я ждал до последнего, но в 10.30 вечера вынужден был в сопровождении Рика отправиться в дом Бальтазара. Охрана была предупреждена, и нас без лишних слов проводили в небольшой круглый зал без окон. Отличное место - четыре выхода, отсутствие лишней мебели и просматриваемых для стрелков окон - просто идеальное для тайных собраний. Кажется, мы были последними. Я удивился, увидев полный состав руководителей подполья. Мне кивнули, как давнему знакомому и указали на свободные места. На наших собраниях ко всем относились подчеркнуто одинаково, независимо от социального статуса и благосостояния. Если вначале я чувствовал себя довольно стесненно (большая часть собравшихся представляли высокие аристократические фамилии Атлантиды), то после вполне освоился. И теперь с улыбкой наблюдал за внутренними метаниями Рика. Ничего, пусть привыкает.
- Все на месте. Еще раз приветствую вас, господа. - Бальтазар был строг и серьезен. Он успел привести себя в относительный порядок. Но следы пребывания в тюремных подвалах все еще были заметны.
- Мы тоже рады видеть вас с господином Волантом живыми и в добром здравии, - добродушно улыбнулся чуть полноватый субъект с простым лицом. Этого человека звали Феликсом - единственный имперский князь во всей нашей компании. Его внешность была весьма обманчивой, и под напускным добродушием скрывался неординарный ум, цепкость в ведении дел и жесткость принимаемых решений. Бальтазар благодарно поклонился.
- Однако я собрал вас по очень важному делу. Важному и настолько срочному, что оно не терпит отлагательств. Как вы, должно быть, уже наслышаны, Императрица не только сохранила наши жизни, но и полностью восстановила утраченный статус. Кроме того, в приватной беседе мы получили предложение принять самое активное участие в процессе преобразования существующей политической и социальной системы Империи. Для начала - путем вхождения в Малый Императорский Совет.
- «Мы», уважаемый Бальтазар, следует понимать, как Вы и господин Волант? - уточнил Феликс.
- Не совсем так. Императрица предлагает нам шесть из десяти мест Совета.
- Нам?
- Нашей организации.
В зале поднялся чуть слышный ропот.
- Значит, ей известно о нашем существовании? Несмотря на всю осторожность? - возмущенно воскликнул рыжеволосый высокий мужчина - граф Патрик. Бальтазар поднял руку, требуя тишины.
- Позвольте объясниться, господа. В ходе приватной - я подчеркиваю, что наши слова никто не слышал - беседы я и барон Волант поняли, что Императрица приступает к формированию особой группы людей, на которую намерена опираться в планируемых ею преобразованиях. Было бы непростительной глупостью отдать такой шанс другим. Потому я принял единовластное решение и сообщил Императрице о том, что такая группа людей уже существует и готова оказать помощь в решении ряда вопросов. Если вы считаете мои действия неверными - вы вправе отказать в этой поддержке. Но ресурсы моего дома и дома барона Воланта, а так же любезно присоединившегося к нам виконта Ричарда эту поддержку Императрице оказать намерены.
Думаю, все присутствующие примут свое решение прямым голосованием в конце нашего заседания, - уточнил Бальтазар. Это решило все вопросы. По крайней мере, все успокоились, и восстановилось подобие прежнего порядка.
- Однако, после нашего отбытия из дворца там произошел ряд событий, которые требуют незамедлительного нашего решения в принятии этого вопроса и быстрых организованных действий. Думаю, что об этих событиях лучше расскажет их участник. Прошу вас, Марк.
Я предполагал такое развитие событий и заранее подготовил краткую информацию. Сказать, что события прошедшего дня удивили присутствующих, значит не сказать ничего. Гвалт, который поднялся после моего краткого выступления, не шел ни в какое сравнение с последовавшим за известием о том, что Императрица в курсе существования подполья. Только те, кто был осведомлен о нападении, оставались спокойными. Феликс дал на обмен мнениями даже меньше, чем я ожидал. Ровно через три минуты он резким ударом кулака о столешницу завоевал внимание присутствующих и, не повышая голоса, сказал:
- Очень похвально, что всех вас так волнует судьба Империи. Я думаю, что всем присутствующим ясно, что мы говорим именно об Империи, а не об участи Императрицы. Хотя бы потому, что одно тесно связано со вторым, и последствия внезапной смерти Императрицы или узурпирования власти новым лицом каждому известны и крайне нежелательны. Следовательно, вопрос о необходимости срочной поддержки группы личной императорской охраны в нападении на дворец обсуждению не подлежит.
- А вы сами, дорогой герцог, не хотите взойти на престол? Ведь Ваш род имеет на это косвенное право! Нам всем было бы удобнее, если Императором станет наш человек.
Я напрягся, такого я не ожидал. Если сейчас они примут это решение, нам с Риком и Артуру отсюда не выйти живыми. Феликс хищно улыбнулся.
- Не хочу, дорогой Патрик. И всем остальным хотеть не рекомендую. Совсем не сложно захватить власть - гораздо труднее ее удержать. И вовсе невозможно ее удержать без серьезных экономических и территориальных потерь для Империи. А управлять разоренным огрызком, населенным проклинающими тебя за глаза людьми? Увольте! Для таких поступков меня слишком хорошо обучали. Смена власти - не обсуждается! - припечатал он жестким тоном, не допуская возражений и дальнейшего обсуждения этой темы. Я тихонько выдохнул.
- Уважаемый Марк, сколько ваших людей живы?
- На тот момент, когда я уходил на собрание, в нашем распоряжении был пятьдесят один человек.
Артур посмотрел на меня в крайнем изумлении.
- Всего? - потрясенно спросил он.
- Да. Я надеюсь, что подойдут еще люди. Все же, это была сотня отлично обученных бойцов. Но, думаю, не более десяти человек.
- С кем же тогда мы столкнулись?
- В первую очередь, с изменой, Артур. По моим наблюдениям и выводам, нападавшие знали о расположении стационарных постов охраны и действующих передвижных пикетах. Кроме того, на некоторых постах большая часть охраны не успела воспользоваться оружием. Я думаю, никому из присутствующих не нужно объяснять, что это означает.
- Конечно, нет, уважаемый, - согласился Бальтазар. - У вас есть конкретные предложения относительно наших совместных действий?
- Да. Пока собирались мои люди, мы с Риком разработали на ваш суд два варианта возможных действий.

Через полчаса обсуждений был выбран план, который удовлетворял даже придирчивого Феликса. Однако на сбор и вооружение основных ударных сил опять требовалось проклятое время! Казалось, что в моей голове тикают минуты часового механизма смертельной бомбы, взрыв которой будет означать мою собственную смерть. С момента нападения я совсем не мог есть - в горле стоял тугой ком, который просто не пропускал пищу, и только иногда, когда совсем пересыхали губы, с трудом я проталкивал в себя несколько глотков воды. Я так волновался, что с удивлением заметил, что листы бумаги с планом, протянутые Феликсу, мелко дрожат. Это была дрожь моих рук. Кажется, Рик заметил мое состояние, потому что в его взгляде была видна неприкрытая тревога. Я попробовал улыбнуться ему и с ужасом увидел в настенном зеркале, как далека от улыбки была та мучительная гримаса, которая исказила мое лицо.
- Успокойтесь, Марк, мы успеем, - мягко одернул меня Феликс. Он всегда был очень наблюдательным человеком и сейчас правильно понял мое волнение. - Ее не убьют сразу. Эти три дня у нас есть. Если вам интересно мое мнение, то я на месте организаторов захвата попробовал бы сделать положение узурпатора правомерным. Добиться этого можно только двумя способами - либо «добровольное» отречение Императрицы от власти, или женитьба на Императрице и провозглашение супруга полновластным Императором. Естественно, второй путь выгоднее, так как всегда найдется группа несогласных с отречением. А это снова - внутренняя война и потери. Насколько я знаю характер Императрицы, быстро она не сдастся. Я думаю, что в запасе у нас даже не три, а верные семь дней. Но мы уложимся в три! - быстро добавил он, заметив, с каким отчаянием я взглянул на него, услышав о неделе.
С трудом разомкнув снова пересохшие губы, я хрипло сказал:
- Лучше быстрее. Характер императрицы несколько изменился. Я вовсе не уверен в том, что она выдержит грамотное давление.
- Что вы подразумеваете под грамотным давлением? - уточнил Феликс.
- Физическое воздействие, - с трудом выдавил я.
- То есть, вы считаете вероятным, что к ней применят пытки?
Мне оставалось только согласно кивнуть.

Эльга:
Я пришла в себя от холода. Вокруг разливалась лужа не очень чистой воды. Мокрые волосы облепили лицо, и я дрожащей от холода рукой, убрала их наверх и за уши. Потом открыла глаза и огляделась. Судя по обстановке - подвал. А судя по его наполнению - у меня о-о-очень большие неприятности. Кроме моего тельца, живописно располагавшегося в центре комнаты посреди лужи, у противоположной стены на единственном стуле, вольготно закинув ногу на ногу, сидел не кто иной, как Председатель Малого Совета… как там его имя? Кажется, Артур называл… Аврон, Аврелий? Не важно. У двери - пара нехилого телосложения охранников; значит, я под арестом? Уточним.
- Как это понимать, любезнейший? Видимо, я неважно себя почувствовала и столь оригинальным способом вы решили оказать мне помощь? - вставая из лужи, как можно непринужденнее поинтересовалась я.
М-дя, а самочувствие и впрямь не особо… Голова малек кружится и ноги дрожат. Может, лучше обратно - в лужу? Но не при этом типе - не дождется! Кажется, выражение «сесть в лужу» сейчас очень применимо ко мне, и не только в переносном смысле.
Он отвратительно улыбнулся:
- Помощь? Хе-хе, можно сказать и так! Дорогуша, - меня передернуло от такого обращения! - думаю, тебе, - он нарочно подчеркнул тыканье! Вот урод! - точно очень нужна помощь. Например, в управлении таким большим и сложным государством. Такой красивой женщине нужен рядом сильный и умелый мужчина. Тогда она сможет заниматься тем, что ей интересно - балами, выездами, новыми платьями и украшениями. А все сложности и неинтересные бумажки возьмет на себя супруг и Император.
- И кто же этот благородный спаситель и помощник? - вежливо уточнила я, сгорая от ненависти.
- Он перед тобой, дорогуша! Разве ты меня не видишь?! - делано удивился он.
Что ж, теперь понятен весь расклад. И, кстати, очень ясен тот страх, который я заметила в этом мерзком субъекте во время приема - он просто решил, что стало известно о задуманном. Но почему я здесь? Где охрана, служба безопасности? Не думаю, что Марк или Артур позволили бы забрать меня сюда просто так. Что происходит? Как мало данных!
- Ваше предложение понятно. Полагаю, мне следует подумать над ним, взвесить все «за» и «против». Вы же понимаете, любезнейший, что такие решения не принимаются сразу? Так что соблаговолите проводить меня в мои покои. Мне необходимо переодеться ко второй части церемонии.
- Думаю, тебе не стоит торопиться - второй части не будет, поскольку все гости уведомлены о внезапном плохом самочувствии Императрицы и уже разъезжаются по домам. Тихо, мирно и спокойно разъезжаются. А подумать ты можешь прямо здесь, - он криво ухмыльнулся, - и сейчас!
- Вот, значит, как… - протянула я. - А если Императрица не согласится?
Он внезапно вскочил со стула и, в два шага преодолев разделявшее нас расстояние, грубо, больно схватил меня в охапку, прижав к своей груди и заплывшему жиром животу, и смачно впился губами в мои губы. Слюняво, мерзко и противно. Я попыталась отпихнуть его, но куда мне с моим весом и силами против этой туши! Он попытался раздвинуть мои губы и проникнуть в рот языком, но тут мой организм банально не выдержал - тело сотряс рвотный спазм, и его парадное одеяние приобрело довольно необычные новые украшения в виде полупереваренных утренних булочек с джемом. Он брезгливо оттолкнул меня и сморщился.
- Дерьмо! Вот дрянь! Да дайте же воды!
- Можете считать это моим ответом! - сплевывая тягучую слюну, хрипло сказала я.
Он уже успел с помощью тряпки, воды и одного из охранников кое-как избавиться от моего «подарка». Потому, отпихнув старательного холуя в сторону, снова подошел ко мне и резко со всего размаха отвесил пощечину. Голова мотнулась, и я, потеряв равновесие, упала на пол. Снова в ту же лужу. Щека горела - наверняка останется след. Но, как ни странно, я не боялась. Просто как-то противно было его бояться.
- Кстати, меня ни разу не ударил ни один мужчина, - медленно сказала я. - И я склонна сделать вывод, что раз мужчины этого не делают, значит, вы, любезнейший, к ним не относитесь.
Ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять это изящное оскорбление. А потом он взревел и начал бить меня ногами - по ребрам, в живот… Потом я свернулась клубком, защищая руками голову… Потом - просто потеряла сознание.
Очнулась от очередной порции холодной воды. На этот раз лужа была окрашена кровью. Моей кровью. Тело била непроизвольная крупная дрожь - от холода и боли. Но я все же нашла в себе силы и вытолкнула через разбитые губы:
- Тот, кто бьет беззащитного - унижает себя.
Меня услышали, потому что следующий удар подкованного сапога пришелся по голове, и я снова потеряла сознание.

* * *

На этот раз я пришла в себя от боли и холода. В подвале никого не было. Это хорошо, будет возможность хоть немного привести себя в порядок. Я все еще лежала в сырой луже на холодном полу. Потому первой моей задачей стало сесть, встать и доползти до узкой каменной скамьи, которую я заприметила у правой стены. Это оказалось совсем нелегко - вставать было не просто больно, а очень больно. Было трудно дышать, наверное, так должны болеть сломанные ребра. Пренеприятно, однако. Голова казалась чужой и ужасно тяжелой. Из опыта поднятия тела я поняла, что в ближайшее время ею лучше не качать. Еще не слушалась левая рука. Попытка воспользоваться ею закончилась острой болью. Трещина или тоже перелом? Хорошо хоть рука не правая. Я все же добралась до этой скамьи. Она тоже была холодной: камень - он и есть камень. Но хотя бы не мокрый. Хорошо, конечно, отжать одежду, но одной рукой сделать это не реально. Будем надеяться, что тепла моего тела все же хватит на ее самостоятельное высушивание. Я, стараясь не делать резких движений, осторожно прилегла на холодный камень скамьи и свернулась комочком - так создавалась хоть какая-то иллюзия тепла. Хорошо, первую задачу будем считать выполненной. Теперь - анализ небогатых данных. Да, я понимаю, бедная головушка, что тебе плохо и больно, но надо, надо думать! Что мы имеем: сомнительное предложение замужества, я избита, никого рядом нет и помощи тоже нет. Судя по тому, что я очень хочу пить и есть, прошло немало времени. Если до сих пор никто из принцев на белом коне не появился, значит, меня не ищут, а с Артуром, Марком, Яном и другими что-то случилось. Уж они точно бы меня нашли - с их-то знанием дворца. Стоп! А отчего я, собственно, решила, что это дворец? Меня могли куда-нибудь перевезти, пока я была без сознания. Ум… как голова болит! Нет, это дворец. Он сказал, что гости «уже разъезжаются» - значит, без сознания я была недолго. Этого времени не хватило бы, чтобы куда-то меня увезти. Значит, что-то плохое случилось с ребятами. Это все из-за меня! Вообще, у них со мной одни неприятности - сперва ранили Марка, потом я чуть не угробила Яна, да и Артуру тоже из-за меня досталось! А теперь всех их, может, вообще убили! От обиды и боли я тихонько заплакала. Было жаль и себя, и ребят. Причем ребят почему-то жальче. Может быть, потому, что у меня все же были десятки лет прекрасной счастливой жизни, а у них - ничего не было. Ну, разве что у Артура, но давно и недолго. Все, хорош носом хлюпать! Если так дальше пойдет, то и тут станет мокро и неуютно. Нужно искать решение. Даже если вас съели, есть два выхода! Попробуем найти два выхода.
Первый напрашивается сам - не соглашаться с предложением этого урода. Скорее всего, меня в этом случае просто придушат. Умирать, честно говоря, не хочется. Жаль. Как то это направление печально заканчивается. Рассмотрим альтернативный вариант. Допустим, я принимаю предложение о замужестве. Тут веточка возможного развития событий многовариантна. Первое, что может быть - замужество состоится. Второе - я сумею сбежать и попытаюсь спрятаться. В первом варианте - после состоявшегося замужества опять много вариантов. Или меня оставят при троне ряженой куклой, фактически устранив от управления государством. Или меня снова убьют через какое-то время, достаточное, чтобы муженек крепко уселся на троне. Подстроить несчастный случай - не такая уж проблема. Все поскорбят и забудут. Ууу… как болит голова от всех этих вариаций. А ведь еще нужно определиться с правильным. Ужасно хочется пить. Я огляделась. Вот гады! Даже воды не оставили - пусто. Только лужа на полу, из которой я недавно выбралась. И вода в ней - грязная. Но пить хотелось очень сильно и, стараясь не обращать внимания на боль, я сползла со скамьи и, встав на четвереньки над полом, попыталась вытянуть разбитые губы трубочкой и втянуть воду с самой поверхности лужи. Она была солоноватой от крови, немного пахла болотом, на зубах скрипел песок, но все же это была вода. И жажда хоть немного отступила. На голод можно было не обращать внимания. Пару раз в далекой земной жизни мне удавалось тройку недель сидеть на диетах, и я знала, что через пару часов он притупится. Неторопливо (так я скоро в улитку превращусь!) добралась до скамейки и на этот раз села на нее. Вернемся к нашим баранам. Пока я не приму решение, ни о каком отдыхе и сне не может идти и речи. Уже сейчас понятно, что шанс выжить есть. Но только в том случае, если я соглашусь принять предложение Председателя. Значит, в следующее его прибытие, а в том, что оно будет, я не сомневалась, нужно согласиться. А вот дальше - будем посмотреть. В идеале - сбежать и добраться к жрецу. Я примерно представляю себе, где это. Там взять кристалл и вернуться в свой мир. Да, возможно, переход и новое использование кристалла для меня не безопасно, но уж лучше умереть так, чем в холодной камере. Если сбежать не получится, можно попробовать убить муженька. Как я знаю, для прежней Императрицы это вполне логичное поведение. Надеюсь, мне пригодится ее опыт и навыки. Случай, когда я становлюсь реальной женой ненавидимого мной урода, я даже рассматривать не собираюсь - лучше умереть! Меня от него просто тошнит - причем буквально. Итак, соглашаюсь - а там, как кривая вывезет! «Авось, небось и как-нибудь» еще никто не отменял. И я довольно улыбнулась. Как выяснилось, решение было принято весьма вовремя - в дверях заскрежетал отодвигаемый снаружи засов. В открывшуюся дверь сначала вошли те же два охранника, а потом и мой мучитель. Я вежливо улыбнулась, чувствуя, как треснула подсохшая корочка и от губы по подбородку побежала тонкая струйка крови. Председатель мрачно смотрел на меня, но не спешил приближаться и пока не проявлял агрессии. Самое смешное, что я его по-прежнему совсем не боялась. Вот уж не думала, что у меня полностью отсутствует чувство самосохранения. Впрочем, сейчас он был не один. Следом за ним вошел еще один мужчина. Среднего роста, крепкого телосложения. Недурственно одет - мне понравилось подобранное в его одежде сочетание цветов. На вид - лет около сорока. Довольно приятное лицо с некрупным носом и красивыми глазами темного карего оттенка. Хорошая стрижка умело подчеркивала чуть седые виски, намекая на опытность. Весь его вид говорил о самодостаточности и, как ни странно, настораживал, вызывая подсознательную тревогу.
- Чем обязана вашему очередному визиту? - вежливо спросила я.
Председатель угрюмо ответил:
- Если уж я вам так не нравлюсь, то вот второй кандидат в мужья. Вибирай…те.
- Представь нас, - велела я.
Он передернулся, уловив в моем голосе тон приказа. Но снова не стал возражать. Неужели так благотворно на него влияет присутствие этого незнакомца? Хм. Тогда я, пожалуй, должна быть ему признательна.
- Даниэл Шахри, владелец школы рабов Крона, ненаследный барон Шахри, - коротко представил его Председатель.
- Отчего это школу Крона возглавляет господин Шахри? - удивилась я.
- Обстоятельства, - коротко поклонился Даниэл и вежливо осведомился:
- Вы желаете принять решение сейчас или предпочитаете несколько дней подумать?
От переспективы застрять в холодном подвале на достаточно продолжительное время меня охватил нешуточный ужас, и я довольно поспешно ответила:
- Лучше сейчас. Откровенно говоря, вы, господин Шахри, устраиваете меня больше.
- Отлично. Я почти не удивлен. Думаю, вы в этом случае не откажете мне в маленькой формальности? Ну, коли уж наш брак - дело решенное?
Я внутренне напряглась. Интуицию просто зашкаливало от беззвучного вопля: «опасность!».
- Поясните.
- Охотно. Дело в том, что удерживать трон формально - весьма утомительно. К тому же, как вы наверняка заметили по звучанию моего имени, я не принадлежу к аристократии. Будет странно и непонятно, отчего это у императрицы такой муж.
- И как вы предлагаете решить этот вопрос - присвоить вам наследный титул?
- Что вы! Слишком вызывающе, пойдут кривотолки. Ведь такой титул присваивается за особые, очень весомые заслуги, а таковых за мной нет, - развел он руками. - Наше решение намного проще и будет всеми понято именно так, как надо.
Он умолк, видимо, ожидая моих вопросов, но я решила, что показать любопытство - значит, проявить слабость. Подожду. Сам все расскажет. Он, между тем, подчеркнуто опечаленно вздохнул и продолжил:
- Решение, собственно, на поверхности. Ведь если Императрица, - тут глаза его сощурились, превратившись в две узкие бойницы, - будет ждать моего ребенка, то ясно, отчего таков выбор супруга. Да и само мое положение на троне приобретает совершеннейшую законность.
- Что?! Да вы с ума сошли!
Они деланно рассмеялись.
- О, вовсе нет! Обещаю, дорогая, что вам понравится. Я довольно умелый любовник.
Я уже сумела прийти в себя после этого наглого заявления и вместо сердца заставила себя думать тем, чем и положено - головой. Потому ответила вполне спокойно и без лишних эмоций.
- И как же вы себе это представляете? Дети - не котята, за сорок дней не родятся.
- Разумеется. Оттого нам следует поторопиться. Это, кстати, будет хорошим способом скрепить наш договор и научит немного доверять друг другу.
- Боюсь, что для этого я несколько не в форме, - ядовито сообщила я. - Мой предыдущий «жених» имеет весьма своеобразное представление о том, как следует вести себя с женщинами.
Толстяк что-то тихо прошипел сквозь зубы, а я еще раз порадовалась, что с ним сейчас этот странный Шахри. Но вот ответ его меня весьма не обрадовал.
- Я уже говорил - я опытный мужчина. Даже в этом плачевном положении я смогу все сделать так, чтобы вам не было больно.
М-да… ну и что тут сказать?! Опытный он, видите ли!
- Скажите, а Камасутру, случайно, не вы написали? - невинно уточнила я.
Мужик задумался, а потом на полном серьезе ответил:
- Нет, что-то я такого названия не припомню. Вы меня, наверное, с кем-то путаете.
Я неприлично заржала и поплатилась за это болью в ребрах. Отдышавшись, заметила:
- Извините, лично к вам - никаких претензий. Но даже ради спасения собственной шкурки я не торгую своим телом. Родить ребенка для меня значит - любить его отца. А к вам я не испытываю ровным счетом никаких чувств.
- Да что мы с ней разговариваем! - вызверился председатель, - Привязать к койке и весь вопрос!
Но Даниэл прервал его властным жестом.
- А вот до этого уже не опущусь я.
Он чуть поклонился и вежливо улыбнулся мне:
- Жаль. Вы мне всегда нравились. Давайте договоримся так: вы подумаете… скажем, еще три дня. А чтобы вам легче было принять решение, извините, придется обойтись без воды и еды, - он с сожалением посмотрел на меня, - и без медицинской помощи. Это должно ускорить процесс. Право слово, я хоть и не аристократ, но вовсе не животное, и мне неприятна вся эта ситуация. Просто другой выбор еще хуже. В первую очередь для вас. Три дня! - напомнил он, покидая мою камеру.
Ну, что, дорогая, все твои планы и рассуждения - перья на ветер? Так оно обычно и бывает. Я горько усмехнулась - моей жизни, кажется, осталось совсем немного. Глупо все как-то… А может, принять это его предложение? На секунду я даже задумалась. Но лишь на секунду! Нет, не для меня эти игры - слишком это унизительно. И дело тут вовсе не в гордыне, а в обычной человеческой гордости. Трое суток голода - справлюсь. А вот с водой - засада. Не уверена, что продержусь. Но нет другого выхода! Больше нет! Надо настроиться на самое худшее и беречь силы. Спать! Немедленно спать…

Снова этот город. И снова ни одного человека на площади. Только на бортике высохшего фонтана сидит та же странная женщина.
- Привет, - тихо здороваюсь и присаживаюсь рядом. - Спасибо за дар.
- Какой?
- Умение залечивать раны.
- Да не за что, - улыбается она. - Вообще-то, это побочный эффект.
- Полезный. А еще чего-нибудь в том же роде ожидать?
- Не о том думаешь, - укоряет она. - Почему не попросила о помощи? Ведь сейчас она нужна тебе, как никогда.
- А чем вы тут поможете? - философски пожимаю плечами. - Вот - не оправдала ваших надежд?
- Глупый ребенок… - ее ладонь ласково накрывает мою руку. - Мы можем очень многое, почти все. А насчет надежд… Напротив, оправдываешь. Даже больше, чем мы могли надеяться.
- Если все можете, то сделайте что-нибудь! Я не хочу замуж и не хочу умирать.
Она смеется, голос колокольчиками - кажется слишком громким на пустынной площади.
- Могу кое-что предложить! - молодо и задорно улыбается она. Я с нетерпением и странной надеждой жду продолжения.
- Как на счет очень глубокого сна? Почти комы?
Честно говоря, я разочарована. Ожидалось чего-то большего. Она понимает и объясняет.
- Это многое даст. Ты перестанешь чувствовать боль, а тело станет твердым, как камень, и никто больше не сможет причинить тебе никакого вреда. В таком состоянии ты можешь провести без изменений не одну тысячу лет.
- Кажется, эта идея начинает мне нравиться.
Теперь я тоже улыбаюсь.
- А как в него попасть? В это состояние?
- На первый раз я тебя поведу. Уловишь суть и дальше, при необходимости, сможешь все делать сама.
- Хорошо, а обратно как?
Она задумалась ненадолго.
- Вообще нужно делать зацепки. На чей-то голос, или слово… или действие. Достаточно зафиксировать: услышу голос такого-то человека, и представить при этом его образ, хранящийся в памяти, как можно более подробно, и очнусь. Так оно и будет.
- Угу! А если не услышу, то буду памятником! Отличная перспектива. Кажется, я уже начинаю не любить голубей!
Она смеется:
- Вот для этого и делают несколько зацепок. Как правило, все три сразу - голос, действие, отдельное слово. Как вариант, можно и запах. Но с этим сложнее: почти никогда не бывает двух идентичных запахов.
- Хорошо. Где и когда начнем?
- Сейчас, здесь. Устраивайся поудобнее на бортике фонтана - он достаточно широк для этого.
Я послушно ложусь.
- Закрой глаза, - командует она.
Странно - я закрываю глаза во сне!
- Расслабься. Будешь дышать, следуя моим указаниям. Не бойся. Твоему телу достаточно одного неглубокого вдоха в день. Остальное поступает через поры кожи. Непосредственно в кровь, минуя легкие. Вдох… Выдох…
Я послушно следую ее командам. В ушах появляется негромкий гул, похожий на шум морского прибоя. Сколько себя помню, всегда любила море. Мне кажется, что сейчас я даже чувствую его аромат, что еще чуть-чуть - и я услышу резкие гортанные крики чаек. Но в мысли врывается чужая властная воля:
- Первая зацепка - голос. Вспомни человека, чей голос станет сигналом к пробуждению.
Я послушно вспоминаю. Пусть будет Артур. Он вселяет уверенность. Это именно то, чего мне сейчас так не хватает.
- Вторая зацепка - слово!
Слово… что могут сказать те, кто не желает мне зла? «Вот она!» - нет, не то. «Жива?» - снова не то. «Прости!» - да, если они увидят меня, такую всю из себя красавицу, то наверняка посчитают умершей. Может, извинятся, а может, порадуются? Ну да ладно - пусть будет так.
- Третья зацепка - действие!
Мое почти уснувшее сознание вовсе не стремится работать. Хочется покоя, встречи с морем, шума прибоя и ласкового тепла солнечных лучей. Но чужая воля по-прежнему не отпускает меня. И только для того, чтобы отвязаться, я шепчу - "поцелуй".
- Принято. Отдыхай.
Меня отпускают. Здравствуй, море…

Опубликовано: 12.02.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 29 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 3 человека:

  1. ,,Спящая красавица,,? Ну что-ж, тоже вариант.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Жесткие ребята! И если первый «жених» понятен сразу, то второй не зря руководит школой рабов. Такие самые опасные. Психологическая ломка — его всё. Эльга даже не понимает, как ей повезло с помощью. Не всем так «везет» в застенках. Будем ждать ответных действий подполья…

    Оцени комментарий: Thumb up 0