Подарок. (с) Negative

Конец года – всегда некоторого рода подведение итогов; как в личной жизни, так и на работе. Поэтому в тот день из душного офиса на морозный воздух я вышел только в девять. Глаза закрывались, голова гудела от усталости, ветер продувал насквозь, будто на мне не было надето моего старого добротного пальто. Купив в ларьке бутылку пива, я спустился с ней в метро. Ну вот оно – наконец-то заслуженный отдых – три дня отпуска и сразу за ними – новогодние праздники.
Потягивая в переполненном вагоне своё Лёвенбрау, я начал строить планы на свободные – ого, целых 12 дней! Пожалуй, будет неплохо поехать в Питер к знакомым – ни разу не встречал Новый год в северной столице, столь горячо мною любимой. Недавний разрыв отношений с девушкой давал мне большой простор для действий. Езжай куда хочешь! Делай что хочешь! До чего же приятно быть ничем не связанным! Как здорово, когда тобой никто не командует!
В таких мыслях я доехал до Преображенки. Выйдя из метро, зашёл в магазин. Да-да, ещё за одной бутылкой пива, за чем же ещё. В очереди передо мной стояла компания – два парня и две девушки. Они кипули несколько бутылок вина, после чего, смеясь и переговариваясь пошли к выходу. Тут я заметил, что у одного из парней, когда он убирал бумажник в карман, на пол упало пятьсот рублей. Я крикнул вслед:
-Эй, дядь! Пятихатку посеял!
-О! Спасибо,- приветливо улыбнулся он мне, поворачиваясь.
Компания, ожидая своего товарища, остановилась у дверей и смотрела на нас, о чём-то переговариваясь. К моему удивлению, они не торопились уходить. Пристально смотрели на меня, перешёптывались, тихо посмеивались. Под их пристальными взглядами мне становилось неловко. Купив бутылку, я попытался пройти через двери на улицу, но тут тот парень, которому я вернул его деньги, окликнул меня:
-Слушай, спасибо тебе!
-Не за что, не за что…-я оглядел их внимательным взглядом. Не пьяные, на быдло не похожи, наоборот, лица у этой четвёрки, как на подбор, интеллигентные. Чего же им надо? В разговор вступил второй парень:
-Меня Рома зовут,- он протянул руку,- это Лена, это Катя. Это тоже Рома,- указал он на своего товарища. Ты никуда не торопишься? Мы решили позвать тебя с нами. Старый год провожать и всё такое, - он демонстративно звякнул пакетом с бутылками.
-Мы друг другу уже надоели, наша компания нуждается в свежей, так сказать, крови,- в разговор вступила девушка, которую мне представили как Лену.
Видимо, чувство навалившейся на меня свободы заставило меня согласиться. Усталости как не бывало. Мы пили вино на набережной Яузы, затем углубились в какие-то дворы. Оказалось, мои новые знакомые – отличные ребята. Рома… будем называть его, для ясности, Рома-П-П-Р (Рома, потерявший пятьсот рублей) оказался вообще почти моим коллегой, так что разговор завязался сразу. Его развязно-доброжелательная манера вести разговор сразу располагала к себе. Улыбка удивительно шла ему к лицу, нестандартные черты которого делали его немного похожим на Стивена Тайлера. Он размашисто шёл, будто прыгал в своём пальто по заснеженной набережной, как большой чёрный грач и поминутно смеялся любой произнесённой в компании шутке. В первые пять минут своего знакомства он вывалил на меня кучу информации о себе. Что ему 25, что он живёт на Соколе, играет на гитаре и т.д. и т.п... Второй Рома работал скульптором (!) и был очень рассудительным и спокойным человеком. Сразу было видно, что эти двое – закадычные друзья, гармонично дополняющие друг друга. Второй Рома был почти на голову ниже своего товарища, но немного шире его в плечах (хотя возможно, мне так казалось из-за его оранжевой дутой куртки). Он не так много рассказывал о себе и вообще говорил не много, но его ненавязчивые реплики удачно вплетались в разговор, как контробас в звучание ансамбля – не мешая общему течению, но устанавливая некий ритм и общий тон. По большей части он шёл, мягко улыбался и почти незаметно кивал на все реплики своей головой с коротким ёжиком, который он, несмотря на конец декабря, и не собирался прикрывать шапкой.
Да, практически сразу я понял, что свободных девушек на нашей вечеринке нет. Лена обнималась и целовалась с Ромой-П-П-Р в те редкие моменты, когда он не говорил и не смеялся, Катя же шла под руку со Вторым Ромой. Обе девушки были так похожи друг на друга – в куртках (разного цвета, но практически одинакового фасона), с выбивавшимися из капюшонов тёмными волосами, тонкими чертами лица и умными глазами, что я сначала подумал, что они сёстры (-нет, нет, просто слишком много общаемся друг с другом, сначала в школе вместе учились, теперь МАрхИ вместе заканчиваем в этом году,- с улыбкой ответила Катя на мой вопрос.) Вообще девушки говорили мало. По прошествии некоторого времени мне стало казаться, что они вообще молчат и раскрывают рот только с разрешения своих кавалеров. На мой вопрос Катя ответила (это не ушло от моего внимания) только после одобрительного кивка головы со стороны Второго Ромы. Всё это показалось мне странным, но я не стал забивать себе голову такими пустяками.
За разговорами – о музыке, о политике, о личной жизни – стандартный набор при распитии алкоголя– время летело незаметно. В какой-то момент я понял, что пальцы на руках и ногах у меня совершенно занемели от мороза.
-А кстати! Куда мы идём?- спросил я у всех, как бы намекая на то, что пора бы и в тепло.
-К Насте! У неё днюха сегодня,- весело и вразнобой затараторили мои новые знакомые,- Мы приглашены – и ты, соответственно, тоже. Кстати, кто будет цветы дарить?
Не знаю уж, как так получилось, но букет алых роз оказался у меня в руках в тот момент, когда Рома ППР, звонил в дверь в торце здания, около которого мы стояли. Наконец кто-то открыл дверь (ого, не простая квартира, видимо, раз вход отдельный, не через подъезд). Мы прошли в тёмный коридор. Девушки внезапно втолкнули меня с букетом в какую-то комнату. Именинницы я до сих пор не видел…
-Давай, давай, быстро раздевайся! Сделаем ей сюрприз,- зашептали Катя и Лена. Я, ничего не понимая, поставил букет в стоящую на полке вазу и снял пальто и ботинки.
-Носки!- требовательно произнесла Лена.
-Свитер, рубашку тоже снимай! Она очень обрадуется, когда ты преподнесёшь ей букет, обнажённый по пояс.
Я остался в одних брюках. И тут события приняли весьма неожиданный оборот… Лена захлопала в ладоши. В комнату вошли оба Ромы, в руках они держали какие-то верёвки. Меня толкнули. От неожиданности (да и от выпитого вина) я упал на кровать. Оба парня навалились на меня, связали мне рук за спиной и… стянули с меня брюки и трусы! Сначала я хотел вырваться, но вскоре понял, что это бесполезно. Все четверо продолжали связывать меня. Вскоре я уже лежал на животе, лицом к стене, со связанными за спиной руками, с ногами, привязанными к ножкам кровати, не имеющий никакой возможности обрести свободу или хотя бы увидеть, что происходит в комнате.
-Ребят, вы что, вы что, вы что???- повторял я, но мои слова не имели никакого действия. Сказать, что мне стало не по себе значит ничего не сказать.
В конце девушки подошли ко мне и начали перевязывать меня красными подарочными лентами – руки, туловище и, наконец, одна из девушек (мне не было видно, кто) аккуратно и довольно крепко перевязала лентой мои яйца. Звук открывающейся двери. Этот удивительный квартет хором пропел:
-С днём рождения, Настя!
Им ответил радостный женский смех… Отсмеявшись, женщина (которую я по прежнему не видел) ответила:
-Ну спасибо, дорогие! Порадовали!- узкая холодная ладонь с длинными твёрдыми ногтями провела мне по спине, похлопала по ягодице и внезапно крепко, до боли сжала мне мои перевязанные красной ленточкой яйца. Я вскрикнул. Как можно было предвидеть, никакой реакции на мой крик не последовало, как будто меня здесь не было.
-А теперь, пойдёмте выпьем,- оставив моё тело в покое, сказала гостям Настя.- А к тебе, дружок, я ещё вернусь, - склонившись ко мне, прошептала она мне на ухо.- Веди себя тихо и смирно, а то пожалеешь…
Затем все вышли и весело переговариваясь ушли вглубь квартиры. Последний выходящий (или выходящая) выключил свет и закрыл дверь. Я остался лежать голый, связанный, в унизительной позе, в темноте. В воздухе остался терпкий аромат духов именинницы…
Страх наполнил меня – я думал даже не столько о том, что ещё эти извращенцы сделают со мной, осушив свои фужеры где-то в другом конце квартиры, а о том, что они сделают потом. То, что они со мной делают – уголовно наказуемо, а я сам рассказал им, что меня ещё долго никто не хватится. Соответственно, получив от меня всё, что им надо, они, практически ничем не рискуя, могут физически избавиться от меня. Первой мыслью было заорать. Просто заорать, как ребёнок, призывая на помощь хоть кого-нибудь. Бешено заколотилось сердце. Кажется, я весь вспотел, несмотря на то, что был «одет» только в подарочную ленту. Затем я вспомнил совет этой Насти – вести себя тихо и смирно. В противном случае предполагалось, что я «пожалею». Что бы не скрывалось под этой угрозой, испытывать на себе мне это совершенно не хотелось. В конце концов, сказал я сам себе, едва ли мне оставили бы шанс докричаться до кого-либо. Скорее всего, они всё предусмотрели и теперь мой единственный шанс выжить – убедить их отпустить меня, убедить, что я не пойду в милицию-полицию. Верёвки, которыми я был связан, больно врезались в моё тело. Все суставы лишённые подвижности, затекли. Минуты шли, возможно, даже часы (в кромешной темноте трудно судить о течении времени). Наконец я услышал звук шагов. Дверь приоткрылась.
-Ну что, поговорим?- это был голос Насти. Секундой позднее запах духов как бы запоздало возвестил о прибытие девушки.
-Да, я как раз думал…- начал я выдавать заранее заготовленную фразу, но тут же выгнулся от резкой боли – Настя, явно не скупясь, стеганула меня по ягодицам. Я чувствовал, как на моей заднице проступает розовая полоса от удара…
-Тогда давай сразу договоримся – я спрашиваю – ты отвечаешь. Согласен?
-Да, согласен,- уныло отозвался я.
-Тогда сразу вопрос – хочешь увидеть меня?
-Да!- сквозь зубы произнёс я.
-А я вот этого не хочу, - с усмешкой произнесла моя мучительница. Через несколько секунд на глаза мне была надета плотная, туго затянутая повязка. Щёлкнул выключатель, но мне с моими завязанными глазами он уже был как мёртвому припарка.- И запомни, будешь называть меня только на Вы. Для тебя я Анастасия. А тебя как называть?
Я назвал своё имя.
-Не-ет,- довольным голосом протянула Анастасия. Видимо, наш разговор шёл чётко по заготовленному ей сценарию.- Нет, что у тебя написано в паспорте, я уже прочла.
Я вздрогнул. Мне на плечи легли её руки. Такие холодные и мягкие. Женственные, но отнюдь не слабые… Голос был им под стать – достаточно низкий, ровный, он будто обволакивал мой мозг. Возможно, не источай голос Анастасии такую власть, я бы уже сорвался, ударился бы в истерику, начал бы кричать и т.д., но когда говорила она, соглашаться и повиноваться было очень легко.
-Нет, дружок, меня интересуют не твои анкетные данные, это всё там,- по интонации я понял, что она махнула рукой куда-то вдаль.- Сейчас ты выберешь себе кличку. Унизительную кличку… ммм… скажем так, кличку сексуального раба. Если мне не будут нравиться твои варианты, ты сам поймёшь это. Начинай!
В голове завертелись мысли. Унизительная кличка? И я сам должен её выбрать? Дурак, идиот, дебил – унизительно, но без сексуального подтекста – явно не подойдёт.
-Долго думаешь!- С громким щёлкающим звуком полоса боли огненным экватором пересекла мой зад.
-Э-э-э…. Блядь?- Наугад выпалил я.
-Никакой матершины в моём доме!- последовавшая серия ударов убедила меня в том, что ругаться в этом доме действительно не стоит. Хотя от ударов плётки или что это ещё было мне захотелось выразиться ещё и не так – боль была непереносима. Я сквозь зубы завыл, но после сурового окрика послушно заткнулся.
-Итак… Тебя зовут…- Вопрошающая фраза завершилась свистом плётки.
-Меня зовут сучка!- закричал я.- Умоляю, Анастасия, не надо больше! Меня зовут сучка! Прошу Вас!
-Хм, тебе подойдёт такое имя.- в бархатном голосе слышалось удовлетворение. Ну так вот, сучка, разъясню тебе ситуацию. Ты все праздники будешь моим рабом. Это подразумевает под собой абсолютную покорность. Тебе всё ясно?
-Да, Анастасия. Я всё понял.- страх парализовал меня, но теперь было ещё какое-то чувство. Удовлетворённости своим унижением, так что ли…
-Тогда продолжим. Я буду говорить, а ты будешь показывать свою покорность всеми доступными тебе методами.
-Да, Анастасия.- Мой голос сильно дрожал, когда я говорил это.
Внезапно моя повелительница несильно, но грубо ткнула мне в лицо своей обнажённой ногой. Сразу поняв, в чём дело, я начал целовать, а потом (после удара плетью через всю спину) вылизывать нежную кожу на ноге Анастасии.
-Так вот.- Ты, сучка, наверное, думаешь: а что же потом? Меня убьют, а труп закопают в подмосковном лесу? Сразу скажу – нет. Этого можешь не бояться. Просто в течении новогодних праздников ты будешь ещё и фотомоделью. Ну, чуть позже увидишь всё сам.
После этих слов Анастасия отвязала мои ноги от кровати. По её приказу я, морщась от боли в затёкших членах, с трудом сполз на пол, стал на колени. Мои руки были по очереди (сначала левая, потом правая) прикованы наручниками к ногам в районе голеностопного сустава. Только после этого верёвки, больно врезавшиеся в кисти рук были перерезаны. Я отметил, что эта поза ничуть не даёт мне никаких возможностей для проявления своей воли. Единственное, что я мог сделать – это склониться к полу. Ну или упасть на него. Но теперь мне было гораздо проще морально – я знал, что моей жизни и, по всей видимости, здоровью ничего не угрожает.
-Но это ещё не всё.- Анастасия, видимо присела передо мной на корточки, так что моё лицо очутилось напротив её.- Тебе должно это нравиться, понял?- Снизив тон, объяснила она.
Одной рукой она сжала моё горло, другой стала поглаживать мой член – не дотрагиваясь рукой, только проводя вдоль – туда и обратно – длинными крепкими ногтями.
Теперь, когда остатки страха улетучились из головы, стало легче распознать чувство, доселе скрывавшееся за его пеленой. Это было непреодолимое желание Принадлежать, Служить. Желание быть рабом, желание быть униженным. Скрыть это было невозможно – появившаяся эрекция говорила сама за себя. Похоже, Анастасии моя реакция пришлась по душе, но руку от моего члена она убрала.
-Ну что же, ты быстро схватываешь, сучёнок, да? Поделись своими чувствами, не держи их в себе!
-Я… я… мне так нравится! Нравится быть Вашим рабом! О, Анастасия! Умоляю, дайте мне увидеть Вас, прикасаться к Вам! Прошу Вас, позвольте вашей сучке увидеть Вас!
-О-о!- Засмеялась Анастасия.- Может, хочешь поцеловать меня?- Её сладковатое дыхание приблизилось к моим губам. Совершенно обезумев от возбуждения, я изо всех сил тянул свои губы к её губам… Внезапно я услышал звук плевка и заливистый смех Анастасии, почувствовал её слюну на своём лице. Жгучая обида захлестнула меня и в этот момент Анастасия ещё дала мне пощёчину. Я пошатнулся и с трудом устоял на коленях. Щёку захлестнуло волной жара.
-Ну что же ты не благодаришь свою госпожу за поцелуй? Почему не просишь ещё? Мне расценивать это как неуважение?- она издевалась надо мной от души. Я стоял подавленный перед ней на коленях и молчал, но как только в воздухе послышался уже знакомый мне свист плети, я торопливо заскулил:
-Благодарю Вас, Анастасия, за поцелуй, который Вы осчастливили меня! Благодарю вас за то, что снизошли к своему жалкому рабу! Молю о повторении!- Произнося эти слова, я понимал, что ничуть не кривлю душой! Мне действительно хотелось быть оплёванным, избитым и униженным своей повелительницей… Вот такие метаморфозы произошли с моей личностью за этот вечер.
Повторение не заставило себя ждать. Анастасия плевала мне в лицо, пощёчины сыпались градом. Наконец всё это прекратилось. Дрожащим голосом я шептал благодарности, понимая, что настолько возбуждён происходящим, что, казалось, одного прикосновения к моему члену будет достаточно для того, чтобы я кончил.
-Хорошая сучка!- в голосе слышалось явное одобрение. Затем прекрасная рука моей госпожи крепко взяла меня за волосы. Холодное прикосновение металла к шее заставило вздрогнуть. Судя по ощущением, Анастасия надела на меня что-то вроде стального ошейника. Дышать он не мешал, но обхватывал шею достаточно плотно. Резкий рывок подсказал мне, что я сидел на поводке, как и полагается сучке. К этому моменту я, не в силах сдерживаться, начал производить конвульсивные движения телом, имитирующие фрикции. Но строгий окрик, подкреплённый ударом коленом в солнечное сплетение заставил меня застыть как изваяние.
-Уже готов кончить, да?- Как прекрасна была её насмешка! Кивая, я начал дрожать всем телом, жадно вдыхая воздух, улавливая в нём ароматы духов.
Внезапно Анастасия с силой потянула поводок на себя. Я подался телом вперёд и уткнулся носом в её ноги. Следуя туда, куда меня тянул поводок, я то целовал ступни, вылизывал пальцы на ногах моей хозяйки, то поднимался вверх вдоль гладких ног, пахнущих чем-то невыразимо приятным (на ней была надето что-то вроде шёлковой ночнушки, короткой и расстёгнутой, а почти не прикрывающей ноги). Один раз, не больше чем на секунду, мне было дозволено прикоснуться губами к мягкой груди Анастасии. После этого я начал спускаться вниз, целуя обнажённый живот и наконец, мой язык скользил по кружевной ткани трусиков госпожи. Это продолжалось, к моему великому огорчению, недолго. Потянув за поводок, моя хозяйка отстранила моё лицо от себя плюнула прямо в мой открытый рот.
-Ну а теперь можешь меня увидеть… но сначала ты должен сделать ещё кое-что…- Интригующий шёпот на ухо. Я, будто находясь в каком-то трансе, кивал головой и повторял как заведённый – «Да, да, да…»
Поводок потянул меня вверх, сталь впилась в шею. Я вытянулся, насколько это возможно сделать, стоя на коленях с прикованными к ногам руками. Я пытался представить, уже далеко не в первый раз за этот вечер, как может выглядеть Анастасия, эта девушка, о существовании которой несколько часов назад я даже не знал, и которая в этот момент была для меня всем. Какие у неё волосы, какой взгляд? Пока что, на основании того, что я слышал и чувствовал, я мог сказать, что она довольно высокая, стройная, сильная, с превосходным маникюром и педикюром, с глубоким низким красивым голосом. Одним словом, ещё не увидев её, я знал, что она прекрасна. Вместе с тем я чувствовал, что возможность увидеть Анастасию – своеобразная милость с её стороны, подарок; и благодарность переполняла меня.
Пока я предавался этим размышлениям, моя хозяйка отошла от меня. Через минуту она потянула меня за поводок и провела так несколько метров. Насколько я мог сориентироваться с завязанными глазами, сейчас я находился в центре комнаты. Приняв свою обычную позу – стоя на коленях с прямой спиной, я вдруг почувствовал, что к моему межъягодичному пространству прикоснулось что-то скользкое. Я чуть отстранился.
-Итак, если ты, сучка, ещё не понял, под твоей задницей на полу установлен резиновый член. Я хочу посмотреть, как ты сядешь на него!- В её голосе было столько власти, что я не посмел даже в мыслях отвергнуть этот приказ. Я начал опускаться, сперва быстро, потом, после того, как начал испытывать сильную боль в анусе, куда медленней. Анастасия ходила вокруг меня, подбадривала и, судя по звукам – щёлк-щёлк-щёлк – фотографировала меня. Теперь до меня в полной мере дошёл смысл её слов относительно того, что я стану фотомоделью. Теперь, когда у неё на руках такой компромат, меня смело можно отпускать домой – я на крючке. Хотя уже в этот момент я отчётливо понимал: всё происходящее настолько мне нравится, что никакой компромат мне не нужен, я бы и сам с радостью продолжил своё приключение! Наконец я почувствовал, что мои ягодицы коснулись пола.
-Отлично, сучка,- Тонкая рука потрепала мою щёку.
Щёлкнул выключатель – в комнате был потушен свет. И наконец-то повязка была снята с моих глаз. В тёмной комнате был единственный источник света – жёлтый прямоугольник открытой двери. По бокам угадывались очертания современной мебели, но на неё я не обратил ни малейшего внимания. На фоне ослепительно сверкающего светом электрических ламп дверного проёма я увидел тёмный силуэт моей повелительницы – тонкая талия, изящные ноги, длинные волосы. Через несколько секунд, когда мои глаза привыкли к свету, я различил черты лица – тонкие губы, небольшой, идеально прямой нос, глаза… цвет их было не различить, но выражение… в этих глазах явно читалось превосходство, насмешка, властность… Я стоял перед ней – покорный раб – и не мог отвести взгляда. Наконец Анастасия одной рукой подвинула к себе компьютерное кресло с подлокотниками, села на его край и элегантным движением сняла с себя трусики. Её полураспахнутая туника довершала её образ самой совершенной женщины на свете… Тут я заметил что-то в её руке и с удивлением понял, что это тот самый букет, который я должен был преподнести ей на день рождения.
-Это мне, да?- Иронично протянула моя госпожа,- Кажется, я знаю, как поступить с этими розами… Анастасия подъехала на кресле ко мне вплотную. Пощёчина… Ещё одна…
-Работай задницей, сука!
Дважды мне повторять не пришлось. Превозмогая боль, я начал ритмично приподниматься на коленях и опускаться обратно, насаживаясь на фаллоимитатор. Возбуждению моему не было предела. Судя по участившемуся дыханию Анастасия тоже возбудилась. Левой рукой она наклонила мою голову и я начал вылизывать её половые губы, уже сочащиеся смазкой… Через минуту мой язык практически полностью переключился на клитор, так как я понял, что моей госпоже нравится, когда я тереблю языком именно его. По мере возможности я старался не забывать и насаживаться задницей на фаллос. И тут резкая боль обожгла мои уже иссечённые ягодицы и спину. Ощущения были такие, словно сразу несколько тысяч иголок вонзились в моё тело. Я взвыл, но усилием воли заставил себя не прерывать кунилингус. Вспышка боли повторилась, и я уже понимал – что происходит – меня пороли букетом роз и острые шипы прокалывали мою кожу сразу во многих местах, доставляя мне боль, которой я раньше не знал… и наслаждение, также доселе мне не ведомое! Удар следовал за ударом, но я с усердием работал языком, боясь не угодить своей хозяйке. Наконец, уже сквозь туман, я услышал стон Анастасии. Её тело выгнулось мне навстречу… стон оборвался, теперь было слышно только тяжёлое дыхание. Я в полуобморочном состоянии упал на пол…

В углу комнаты стоял монитор. В режиме слайд-шоу мелькали фотографии. Мужчины - связанные в разных позах, со спинами, покрытыми красными полосами, с искусственными фаллосами в задних проходах, стоящие в покорных позах… Сначала мы смотрели серию фотографий с одним парнем, невысоким и худощавым, примерно моего возрасту. Его сменил другой. Тому, второму, было за тридцать, но мало кто не позавидовал бы его фигуре атлета. Даже мне с моими весьма неплохими физическими данными, стало немного неловко стоять на четвереньках на полу перед госпожой, сидевшей позади меня в кресле и положившей на меня свои божественной красоты ноги, теперь обутые в изящные женственные тапочки небесно-голубого цвета. Далее пошли фото молодого рыжеватого и, на мой вкус, полноватого, парня лет двадцати… ещё несколько персонажей и наконец, на мониторе появился я. Привязанный к кровати, стоящий на коленях, садящийся на резиновый член… последняя фотография потрясла меня. Я лежал на боку, на полу, покрытым светло-серым ковролином. Рядом стоял фаллоимитатор. Лицо моё выражало неземное блаженство – закатившиеся глаза, полуоткрытый рот. Мой член ещё стоял, но около него, приглядевшись, я заметил небольшую лужицу спермы. В первый раз в жизни я кончил вообще без прикосновений к члену! Но в первую очередь моё внимание привлёк вид моих спины и ягодиц. Эти части тела были сплошь покрыты красными полосами, ссадинами, оставленными шипами роз, кровоподтёками, остатками красной подарочной ленты и… лепестками роз. Лепестки были раскиданы и по полу. В общем, композиция поражала и будоражила воображение.
-Что скажешь?- Голос Анастасии вернул меня к реальности.
-Я… так счастлив… так счастлив быть дополнением к… Вашей коллекции, Анастасия… Так счастлив…- Я с трудом, но всё же подбирал нужные слова.- Я буду счастлив и дальше служить Вам…
-В таком случае вставай на колени, сучка!- Я послушался (наручники к этому моменту были сняты - в них больше не было никакой необходимости; весь мой костюм состоял из простого стального ошейника с креплением для поводка).- На кухне много грязной посуды, которую надо вымыть. Если покопаешься в ней, наверняка найдёшь какие-нибудь объедки. Ими и поужинаешь. Передвигаться при мне только на коленях! Пошёл!- Дополнительного стимула для выполнения приказа мне не требовалось, но Анастасия не отказала себе в удовольствие ударить меня по спине чёрной кожаной плетью. Поблагодарив госпожу за удар и разрешение употребить в пищу объедки, я, вне себя от счастья, поклонился, после чего на коленях пополз в коридор. В голове всё мешалось, но одно я понимал точно – то, происходило этим вечером и ночью – именно то, чего мне никогда не хватало в жизни.

(с) Автор: Negative

,



На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 8 человек:

  1. Мда! ГГ — идиотик, которому «в жизни чего-то не хватало» и он сразу же согласился на такие отношения?! Ох, не верю! Притянуто за уши! Автору пожелание: впредь оформлять свои эротические фантазии в более удобоваримую сюжетную упаковку… Миниатюрка на троечку.

    1

  2. Довольно мило, но как-то быстро он сдался)) отрицания и ненависти не хватает))

    0

  3. Парень нашёл своё счастье. Отлично. Главное, он не побоялся это признать.

    0

  4. как быстро научился мальчик…))) такой внезапномилый и послушный)))) Леди Ирина, простите меня за непонятно выраженные эмоции.

    0