Отрывок из книги «Любой каприз за вашу душу» (2)

EYDzuM1KtlI

– Мадонна!.. – прозвучало, как мольба, и тяжело, с хрипом, словно он долго бежал.
Я замерла, заглянула ему в лицо. Его приоткрытые губы горели, и глаза наверняка туманились… как бы мне хотелось сейчас заглянуть ему в глаза! Увидеть в них…
Узнавание? Шок? Насмешку и холодность? Нет, не надо. Реальность – куда более хрупкая штука, чем фантазия. Один неверный шаг, и порежешься об осколки.
– Чего ты хочешь сейчас, Бонни? – я нежно погладила его по лицу, задержавшись большим пальцем на губах.
– Поцеловать тебя.
Слова были – как поцелуй, и от касания его губ по руке бежала жаркая волна, грозя унести прочь едва пойманный за хвост здравый смысл. Рано. И вообще ни к чему.
– Поцелуи в прейскурант не входили, – усмехнулась я и ущипнула его за сосок. – Но я готова оплатить их отдельно…
Он криво усмехнулся:
– Да ну.
– Ну да. Плетью. Один поцелуй – один удар.
Целую секунду он молчал, готова поспорить – восхищенно. Потом склонился ко мне, коснулся губами моих губ.
– Годится, – выдохнул мне в рот и поцеловал по-настоящему. Я едва устояла на ногах, голова закружилась. Пришлось держаться за него. А он, гад насмешливый, оторвавшись от моих губ, шепнул: – Раз.
Мою крышу сорвало окончательно (если она вообще сегодня была). Непослушными пальцами нащупав карабины, я отстегнула его от столбов и потянула к кровати, толкнула на нее спиной – он упал свободно и расслаблено, словно инстинкта самосохранения нет в принципе, раскинул руки и позвал:
– Еще поцелуй, мадонна? Я весь твой.
О да. Все двадцать сантиметров стояка (за точность не поручусь, но выглядело внушительно) – к моим услугам. Изумительная шлюха. Высший класс.
– Плеть – это больно, Бонни.
– Я и не сомневался, mia bella donna. Иди ко мне.
– Считать будешь сам, – хотела сказать насмешливо, а получилось… да плевать, как получилось! Никто и никогда не был готов платить за мои поцелуи собственной шкурой. Пусть для Бонни это игра, адреналиновая наркомания, да что угодно! Мне плевать, что он хочет не меня, а незнакомку без лица и имени. Сегодня Бонни – мой адреналин и мое сумасшествие. – Руки, Бонни.
Я привязала его запястья к изголовью. Ему не понравилось – раздул крылья носа, сжал губы, став похожим (на миг, не более!) на Джерри вчерашнего. Но он послушался. Тиран, деспот и сволочь Джерри повинуется! О, это божественное ощущение власти, именно его мне и не хватало до полного улета!
Он скользнул в меня так легко и естественно, словно мы черт знает как давно любовники. Словно у меня не было целого года одиночества. Словно… словно мы созданы друг для друга…
Кажется, я вцепилась в его плечи со всей силы и кричала. Не помню. Один сплошной туман, и головокружение, и ощущение правильной, самой естественной на свете заполненности, и вкус его губ… помню только, как перед самым пиком выдохнула:
– Не смей кончать!
Он выругался по-итальянски. И сдержался. Не знаю, чего ему это стоило, но когда я открыла глаза – лежа у него на груди, мокрая и не в силах пошевелиться – он был натянут, как струна, и тяжело дышал. А на нижней губе темнел след укуса.
Невероятно красиво и эротично. И я хочу еще. Что такое один раз после года воздержания? Правильно, ерунда какая-то. Даже такой горячий раз.
Он почувствовал. Или мысли прочитал. Неважно.
– Позволь мне, мадонна.
Я позволила. Освободила его руки и позволила себя ласкать – ладонями, пальцами, губами… Я снова кричала, держась за его волосы и прижимая его голову к своим бедрам, а мир рассыпался на бессмысленные и прекрасные кусочки – вечность и коньки в придачу. Бонни. Мой Бонни. С губ рвалось – люби меня, Бонни! И я искусала их почти до крови, чтобы только не сказать вслух. Я плохо соображаю, когда накатывает вторая волна… да черт бы побрал мою прекрасную семейную жизнь, у меня и первой-то ни разу толком не было! Ненавижу…
Он слизал мои слезы, и нежно, с ума сойти как нежно, целовал искусанные губы. Он вошел в меня – на последней, утихающей волне наслаждения, и третья накрыла меня с головой
почти тут же. Словно сквозь толщу воды я слышала его хриплое дыхание, видела сведенное судорогой лицо, бугрящиеся мускулами плечи. Его мокрые волосы путались у меня в пальцах, я растворялась в нем, в его жажде, в его напоре, и больше всего на свете мне хотелось ощутить, как он вздрагивает, с рычанием вбивается в меня последний раз и, всхлипнув, падает.
– Не смей кончать, больной ублюдок! – сжав его волосы в горсти, я дернула назад.
И под его невнятное рычание кончила в четвертый раз. Последний. Потому что больше… больше я не могла. Все. Пустота. И легкость, словно я падаю с сотого этажа, даже не вспоминая про парашют.
Не чувствуя собственного веса, и забыв про то, что Бонни на полголовы меня выше и килограммов на пятнадцать тяжелее, я толкнула его – чтобы скатился с меня на кровать. Огладила напряженное, мокрое тело. Заведя его руки наверх (он даже не ругался, только тяжело дышал, кусал губы и тянулся ко мне всем телом), прикрепила к изголовью. Секунду подумав, если так можно назвать созерцание божественно красивого мужчины в одном касании от оргазма, развела его ноги и тоже привязала. Затем огладила от ступней вверх, вслушиваясь в сиплый стон, впитывая рельеф напряженных мышц. Остановила руку на внутренней поверхности бедра, кинула взгляд на открытую коробку с девайсами… да, вот то, то мне нужно для высоконаучного эксперимента. Позволит он это с собой сделать или нет? Но сначала приласкать.
Проведя пальцами по его промежности, погладила между ягодиц – отстраненно удивляясь, что осмелилась это сделать. И куда подевалась хорошо воспитанная девочка? Заблудилась где-то, наверное.
Бонни задышал чаще, мотнул головой, пробормотал что-то неразборчивое по-итальянски и потерся задницей о мою руку.
О, черт. Я снова его хочу. В пятый раз?
Продолжая удивляться сама себе, я дотянулась до его рта, позволила облизать пальцы. Бонни сделал это так… так… горячо? Нет, обжигающе! И чуть сильнее, насколько позволяли путы, раздвинул ноги.
Как он умудряется оставаться красивым и брутальным в такой непристойной позе, я даже гадать была не в состоянии. Просто плыла по течению, не в силах думать. Завтра, все завтра! А пока – я просунула в него палец, сама чуть не задыхаясь от снова накатившего возбуждения, затем второй (с трудом), чуть помассировала… Он сжимался и подавался навстречу, а я едва удержалась, чтобы не склониться к его члену и не взять в рот. Нет уж, обойдется.
Тихий стон разочарования, когда я вынула пальцы и встала с кровати, был ожидаем, но от того не менее сладок. А предвкушение – еще слаще. Отыметь тирана и деспота не в фигуральном, а в прямом смысле, кто еще из его жертв может таким похвастаться?
Тут же мелькнула подлая мыслишка, что при таких развлечениях мистера Джеральда кто-то да наверняка может, но я ее отогнала. Предпочитаю думать, что это все только для меня. Эксклюзив.
Вибратор, смазка. Руки дрожат. Во рту сухо. На все гнездо разврата – самба, изумительная самба, под которую я танцевала с Ирвином. Видел бы милорд!..
Я засмеялась, представив его круглые глаза, или как там реагируют настоящие лорды, обнаружив ужасную непристойность? Я бы посмотрела, да. Хотя смотреть на Бонни все равно интереснее. Ждет, нервно облизывает губы, сглатывает. Как сучка в течке.
Опустившись рядом с ним на колени, я звонко шлепнула его по бедру.
– Ну же, мадонна!.. – его просьба была слишком похожа на требование. Не годится.
Я ударила его по губам. Он резко вдохнул, словно ему не хватало воздуха.
– Неубедительно. Еще разок, Бонни.
– Пожалуйста, трахни меня, – хрипло, голодно. Проникновенно.
Теперь я глотала воздух, внезапно закончившийся в легких. Как у него так получается, что я готова отдаться от одного только голоса?.. Я не додумала, потому что вибратор попытался выскользнуть из моих рук. Рановато. И вообще, не хватало еще, чтобы он догадался, что я делаю это в первый раз.
Итак, смазка – из тюбика на пальцы, пальцами между его ягодиц.
Стонет, закусывает губу, приподнимает бедра. Хорошо.
Теперь самое… э… смутительное. Я краснею, да? А ты все равно не видишь, Бонни. И не увидишь. И почему так туго? Такое впечатление, что тебя давно не трахали. Или я не умею… нет, этот вариант опустим, как неромантичный.
Я справилась. Даже не зажмурилась, хотя и хотелось. Потому что увидеть, как фаллоимитатор растягивает задницу Бонни, хотелось больше. Чисто чтобы поверить, что – да, я его отымела. Квест, мать его, пройден. Господи, как же хорошо – сделать, наконец, то самое, что нельзя ни в коем случае, ужасно неприлично и хорошие девочки так не поступают! Правильные мужчины тоже не дают трахать себя в зад и охаживать хлыстом, и к черту этих правильных мужчин.
Несколько секунд я просто смотрела на Бонни – распятого на кровати, мечущегося от жажды и удовольствия, на покрывающие совершенное тело капельки пота, на проступившие мускулы – он весь казался свитым из стальных канатов, а цепочка, удерживающая его – тонкой и хлипкой. Тигр. Нет, ирбис – тоньше и гибче тигра, но не менее опасен.
Мой. На ночь, на час, на минуту – неважно. Сейчас – мой.

(с) Любой каприз за вашу душу

Автор: Tigra Tia

,


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 14 человек:

  1. Клеопатра волосенки рвет, Аполлон нервно курит в сторонке ! ЧУдно! Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Неужели есть такие, кто хочет продолжения этого «безобразия»???
    Как по мне, так я… хочу начало!!!!!!!!!!! И я не имею ввиду предыдущую зарисовку, то есть не начало сцены, а начало истории. А потом и продолжение. Ну вообще историю целиком. Хотя бы миди!
    Безумно вкусно, чувственно, эротично! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Как чудесно! Еще хочу.
    Прекрасный отрывок, автор блистательно талантлив!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Очень понравилось! Большое спасибо)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Как же хорошо написано! Спасибо большое!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Какая же ж прелесть!

    Оцени комментарий: Thumb up 0