Выстрел рикошетом — 7

Земли Мевы

Джессика:
Ну и что я ожидала увидеть, выходя из здания портального центра. Честно говоря, я готова была уже ко всему. К единорогам, ходьбе на головах, традиции бить встречных дубиной по макушке. Любому бреду. САП зарекомендовал себя в моей голове, как очень неожиданный мир. А в тот момент я, вообще, думала больше всего о том, как натянуть на лицо раскованную маску, когда так хочется прикрыться. Я чувствовала себя голой!

Мир по ту сторону портала был иным. Мы как будто шагнули назад через десяток веков. Белый камень, пластик, стекло и ажурный металл сменили грубые каменные строения из натурального, неровного камня и дерева. Узкая грязная улица выложена брусчаткой. Возле одного из домов воняет какой-то кислятиной и алкоголем. Покосившаяся крыша из черепицы с заплатами. Женщины в хаутах с настоящими пускателями на бедре. Ни какого лоска. Какой-то древний, грязный мир.

Я пристроилась рядом с Темай:
- Где мы? Какие тут правила?
- Это свободные земли. Земли Мевы расы нэрми! Тут, вообще, нет никаких правил! Закон Мевы это хаос. Хотя, конечно, здесь, на Острове Богов, всё более-менее прилично. Здесь несут охрану Драконы и Короли.
Островом Богов, согласно моим познаниям географии, называлась одна из планет в свободных землях, религиозный центр Дуизма. Мы на том самом Острове Богов? В тех самых свободных землях? В том куске космоса, где все планеты и порты – полная анархия? Власть банд, сект и военных формирований? Центр работорговли, наркоторговли и всей остальной незаконной деятельности? Ээээ… Но конкретно тут-то ведь кто-то охраняет?
- Подожди Драконы – это партия САП?
- Можно сказать и так. Драконы эта структура Мевы, подчинённая Демократической партии САП. Если вдаваться в детали, в САП две политические партии: Демократы и Консерваторы. Обе имеют свои структуры Мевы. У консерваторов эти структуры именуются Королями, а у Демократов - Драконами. Впрочем, даже в землях Цуе официальные названия партий употребляют лишь в государственных бумагах. А так, женщины всегда выбирают между Драконами и Королями. Я служу в структурах Мевы демократов – Драконах. Ника ими командует.
- То есть тут правят Драконы?
- Нет. Тут никто не правит. Тут анархия. Мева не приемлет единовластия и правил. Но Драконы охраняют конкретно этот город и некоторые подобные территории, поддерживая некоторый порядок. Женщины, не особо принадлежащие Меве, приезжают сюда отдохнуть от правил. Чаще всего они плохие воины. Поэтому Драконы и Короли охраняют такие места, создавая некоторую безопасность.
Я ещё раз осмотрелась вокруг. Территория, чтобы отдохнуть от правил? Грязное средневековье, анархия, хаос. Нэрми приезжают сюда отдыхать? Нет, не то что бы я не понимаю их. Я всего два дня в их мире и уже страстно хочу отдохнуть от правил, представляю каково тем, кто тут всю жизнь живёт. Но всё же это место…
- Ты часто здесь бываешь?
- В землях Мевы? Последние лет семьдесят я здесь жила почти постоянно. Моя постоянная работа именно в этих землях. Это сейчас у меня длительный отпуск.
Отпуск… постоянная жизнь в этом? Семьдесят?! Это ж сколько ей лет?!
- Семьдесят? Эээ… Даниэлла просто назвала тебя молодой девушкой…
- Ну, Ника меня, действительно, так называет…
Хаинь, слушавшая наш разговор, рассмеялась:
- Темай молода не по дате рождения, а по образу мысли. Ребёнок просто!
Темай покосилась на неё, потом снова повернулась ко мне:
- Считай, что это особенность моего характера. Мне скоро сто лет, но я не особо повзрослела за последние восемьдесят.

Дорога перед нами коряво свернула влево и разделилась на две. Артур, обогнав всех, остановился, поджидая. Темай заметила его манёвр и обратилась к Хаинь:
- Вы хотите в «Эротический беспредел»?
Хаинь вопросительно посмотрела на своего мужа. Артур капризно надул губки:
- В вашем «Урагане секса» пиво безвкусное абсолютно. Какая вам разница?! И там, и там мужиков хоть попой ешь! А пиво нормальное есть только в Беспределе!
Темай пожала плечами:
- Да мне всё равно, пойдёмте в Беспредел. Если там ещё найдутся свободные столики на веранде, так я, вообще, «за».

Темай:
Приграничный городок кипел своей жизнью. Огромные вывески магазинов наркотиков и алкоголя, указатели к борделям и варьете. Этот городок жил потоком мирных нэрми, устроивших себе вдруг отдых в хаосе. По меркам остальных земель Мевы, здесь пользовались спросом довольно невинные развлечения: эротика, секс, алкоголь, азартные игры, просто возможность расслабиться и подурить.
Мы расположились за столиком в самом конце вытянутой деревянной террасы, нависающей над слегка запущенным, но всё равно милым, садом и дорогой, уходящей в центр городка, к портальному центру. Это было одно из самых дорогих заведений в этом городе: развлекательный центр, включающий в себя гостиницу, ресторан и бордель. Уютная атмосфера, ритм доносящийся с танцпола в другом конце сада, официанты обоих полов и десятка рас, порхающие по залу в одних коротеньких фартучках красного цвета. Любого из этих мальчиков-девочек можно употребить в желаемой для тебя позе хоть прямо в зале, хоть у себя в номере.

Мои спутники вернулись после размещения. Хаинь плюхнулась напротив меня за стол, рассматривая ассортимент угощений:
- Ууу! – Она протянула мне браслет-ключ от номера, – Всем показала их комнаты, браслеты на всех надела лично. Не потеряются. Всё! Можно начинать отдыхать!
У Хаинь была страсть к острой и копчёной пище, которую абсолютно запрещала её диетическая карта. В каждый наш приезд в Меву она наедалась этого всего так, что на следующий день была вынуждена пить таблетки, чтобы унять боль в желудке. Сейчас она тоже в первую очередь наколола на вилку копчёную креветку и, закинув её в рот, блаженно улыбнулась.

Джессика оглядывалась по сторонам, неторопливо попивая пиво. Алкоголь явно был ей привычен и помогал расслабиться. Она уже немного успокоилась, и теперь в её взгляде было скорее любопытство, чем непонимание.
Недалеко от нас, в другом конце веранды, женщина-нэрми с длинной толстой косой, почти до пояса, поймала мальчика-официанта и, расстегнув самый низ хаута, ткнула его носом прямо себе в пах. Я усмехнулась: кто-то едет сюда нарушать диету, кто-то заняться публичным сексом. Хаос может иметь разные проявления.
Джессика поморщилась:
- А что, подняться к себе в комнату она не может?
- Думаю, её привлекает именно присутствие зрителей. Судя по длине волос, основную часть своей жизни она принадлежит Цуе. Это её способ отдыхать.
Джессика ещё некоторое время наблюдала за тем, как мальчик-официант тщательно вылизывает указанную ему область тела женщины. Отвлекла её от этого занятия женщина-администратор, приблизившаяся к нашему столику:
- Добро пожаловать в наш уголок удовольствий, воины Драконов. Вижу, что среди вас есть совсем молодые, поэтому хочу предупредить. В городе сейчас бывает много даккарцев, в нашем заведении они тоже остановились. Они вполне доступны для секса, бесплатны, но у них есть одна экстремальная особенность: с ними нужно быть аккуратной в словах. Одна фраза, которую они сочтут оскорблением, и ответом вам будет удар в челюсть. Это в лучшем случае. Они сыновья Мевы!
Я повертела головой. Точно, на одной из дальних веранд виднелись чёрные силуэты даккарских воинов. Интересно, их тут бесплатно кормят? Скорее всего, да. Местные цены они не потянут. А женщинам в сексе почти никогда не отказывают. Так что их, наверное, можно пускать сразу, с учётом того, что они точно отработают натурой. Надо наведаться на ту веранду. Потом, конечно. Всё-таки главное в моём сегодняшнем выходе в Меву – это экскурсия для Джессики.

Джессика:
При всей моей готовности ко всему, САП меня удивил. Разумные и правильные женщины пересекли границу и где-то на этой границе оставили свою правильность. Забыв оставить там же любовь к публичности.
Вот, что нельзя было кунилингусом в номере заниматься? Честно, я тут ем! Вернее, пью. Артур оказался прав, и местное пиво действительно катилось по горлу удивительным букетом.
Темай заступалась за свой род:
- Не знаю, чему ты так удивляешься. Женщина, по своей сути, многовариантна и многонаправленна, наоборот, было бы удивительно, если бы женщины, настолько много сил отдающие Цуе, не проявляли себя в Меве.
Многовариантность – это приличный синоним двуличности? Да, такой двуличности я от амазонок не ожидала! Совмещать в себе противоположности! Не просто противоположности – крайности. Идеально белое с идеально чёрным.
На поляне, ниже веранды, молодые девушки дрались. Дрались без нежностей. С синяками, разбитыми в кровь губами, грубо с рыком. Голых официантов облапывали все кому не лень. А ещё иногда били, это было включено в прайс. Впрочем, мои спутницы пока вели себя вполне пристойно, в моём понимании. Мы пили пиво. Хаинь ворковала со своим пьяным мужем. Маркус, как и я, крутил головой. Темай подбирала аргументы оправдывая весь этот бардак:
- Это равновесие. Мева второе необходимое начало сущего.
- По-твоему, у каждого должно быть какое-то извращённое хобби? Трахаться за столиком в кафе или что-то подобное?
- Мир женщины не может состоять из одного белого, так же как не может быть только чёрным. Женщина изначально совмещает в себе несколько основ, подчас противоречащих друг другу. Ты не согласна?
Несколько основ? Нет, у меня, конечно, есть подруга, очень разумная девушка, верит только цифрам, фактам и науке. Но сделки заключает исключительно в дни, которые советует астролог в местной дешёвой телепередаче. Женщина! Моя мать, нежный творец изящного, но я ещё помню, как она строила пьяных соседей, когда мы жили в рабочем квартале. Женщина должна совмещать в себе несовместимое?
- Ну, с юношеским максимализмом я уже распрощалась и в утопические идеи не верю. Так что соглашусь, мир просто не может быть стерильно хорошим. Вы собрали всю грязь и гадость сюда?
Темай рассмеялась, потом ловко подкинула нож, так что он уткнулся ровно в середину нашей пиццы:
- Грязь здесь собрала Мева. Понимаешь… Женщина, по своей сути, единица структуры мира. Её роль - связывать мир, общество в единое тело, сохранять, удерживать, создавать каркас. Она, просто исходя из одного этого, не может быть однонаправленной. Что это за узел, который притянут лишь к одному месту каркаса?! Другое дело, разумная женщина способна понимать где, когда и какие свои направленности можно проявлять. Эта женщина безупречна в Цуе, и эта безупречность возможна именно потому, что иногда она отдаёт дань и Меве здесь, в её землях.
Слуга двух господ. Двуличность, как закон природы. Женщина - единица структуры? Я оглядывалась вокруг. Вот эти женщины тело мира.
- К мужчинам, как понимаю, это не относится?
- Нет. Мужчина, по своей сути, единица движения. Многонаправленное движение так же глупо, как однонаправленная структура. Роль мужчины – развитие, изменение, продвижение. Лучшие учёные чаще всего мужчины. Творцы почти любого направления искусства – мужчины. Бунтари, отступники, выброшенные телом мира за свою инаковость проходимцы – мужчины. Мужчина принадлежит или Цуе, или Меве. Одно из двух. В нём нет противоречащих друг другу направленностей. Он единый вектор. И мир или принимает его импульс или нет.
- И что вы делаете с теми, кого мир не принимает?
Темай пожала плечами:
- Изолируем. Берём под контроль. Общество должно защищать свою целостность.
Я сделала ещё глоток. Кажется, я наконец нашла тему, в которой матриархальность САП была явной.
- А если целостности общества грозит женщина.
- Разумная женщина, даже если в ней зашкаливает Мева, просто уезжает жить сюда, строит здесь карьеру и остаётся уважаемым членом общества. Хотя признаю, у нас до сих пор есть некоторый процент неадекватных женщин, которые не могут разделить в себе направления и проявляют Меву в Цуе. Их наказывают строже. Обнуляют рейтинг родителей, а саму женщину лишают гражданства и выкидывают в Меву, без права возвращения.
- Это за какое преступление?
- Любое. Мелкая кража, например. Женщина - тело нашего мира, основа, каркас. Если каркас даст трещину, мир развалится.
- Ответственность мужчины меньше?
- Да. Во-первых, чисто из генетики, природа экспериментирует на мужчинах, а женщинам передаёт лишь уже опробованные элементы. Поэтому, если мальчик, даже из хорошей семьи, тяготеет к разрушению, тому же воровству, – он не виноват, он просто неудачный эксперимент природы. Ему, и только ему, обнулят рейтинг и, если преступление было тяжким, лишат дееспособности. Он просто будет чьим-то мужем в меве, для постели. Мужчина - элемент движения. Каждый лишь один рывок, один шаг. Мир должен выбирать какие шаги делать, а какие нет. Делать все предлагаемые шаги – сумасшествие.
Какое милое оправдание дискриминации. Алкоголь будил во мне азарт:
- А что должен делать мужчина, чтобы его импульс, идея была воспринята миром. Например, экономическая реформа. Или закон, какой-то новый закон он может дать миру?
Темай усмехнулась:
- В САП мужчина не может заниматься политикой или быть чиновником. Это пошло. Власть грязная штука. Но мужчина может заниматься экономикой и быть консультантом политика или чиновника. Может заниматься юриспруденцией, психологией, социологией и быть консультантом того, кто пишет законы. В САП мужчина может дать хорошие идеи миру в любой области, просто, если инженер изобретатель, химик, биолог может делать это непосредственно, возглавляя направление в научном центре, то всё, что связано с властью, это опосредованное влияние: советник, консультант. Мы ценим мужскую изобретательность, но и учитываем риски шага не туда.
- И как определяется, туда это шаг или нет. Хорошо, если его исследования всем понятны, а если он изучает чёрные дыры или мембранные оболочки клетки? Из такого исследования может родиться и страшное оружие и лекарство, например.
Темай усмехнулась:
- Всё определяет рейтинг. Поведение мужчины, даже если он родился с нулевым рейтингом, постепенно двигает его показатель в ту или иную сторону. Рейтинг до сотни вполне реальный показатель для мужчины рождённого от безрейтингового отца, но в своей жизни строго следующего правилам Цуе. Я могу найти тебе в сети множество, в основном, инженеров с таким приобретённым рейтингом. Но большая часть таких мужчин рождены ангелами.
- Ваши ангелы работают? Я решила, что они для продолжения рода.
- Разве одно другому мешает? Ты же видела, мой жених учится на историка, его отец профессор в этом университете. Лорайн - писатель. Одна из его книг даже включена в фонд литературы, рекомендуемой для молодёжи. Мой отец инженер, автор нескольких штук, используемых в высокоточных прессах.
Темай отвлёк звонок по телефону, и она, извинившись, отошла поговорить. И я решила пока сосредоточиться на салате, мимолётом рассматривая своих спутников. Хаинь всё ещё шепталась с Артуром. Она при этом хитро улыбалась, он пытался кукситься, но тоже улыбался. Наверное, мы просто слишком разные, и я не понимаю красоты их отношений. Может быть даже, что эта поездка - для них романтика.
В конце концов, на Вебеке мы тоже отдыхаем в барах. Только нам по утрам бывает стыдно за то, что творили пьяные, да и пьём мы чаще всего, чтобы перешагнуть собственные ограничения и творить. А нэрми как разумные женщины разделили «тут творить можно, тут нельзя», «в женщине должны быть оба начала», и чувством вины не страдают… Придя к такой мысли, я как-то расслабилась. Это просто бар такой антуражненький. Да! И кстати, я, кажется, уже привыкла к своей излишне-облегающей-одёжке. Да, точно! В конце концов, никто не может сказать, что я не одета!

Я перевела взгляд на Темай и Маркуса. Она закончила свой разговор по телефону и вернулась к нам. Маркус разглядывал всё вокруг, в том числе меня.
- Вы давно женаты?
- А? – Он не сразу понял мой вопрос.
- Давно вы женаты с Темай?
- А… – он усмехнулся, – четыре дня, кажется.
Я удивилась. Четыре дня? То есть они поженились незадолго… да что там, за день до моего приезда. Эээ… Они не выглядели молодожёнами. Ну, или я ничего не понимаю в том, как должны выглядеть молодожёны. Или… или тут всё совсем иначе.
- А как вы познакомились с Темай? Или ты раньше жил в САП?
Маркус совсем развеселился.
- Нет, в САП я раньше не бывал. А как познакомились? Это была очень романтическая история. – Он слегка наклонился ко мне, но рассказывать стал все равно громко, так, чтобы слышали все за столом: – Представьте, Джессика, я стоял на коленях, на каменном полу, удерживаемый руками охранников. А Темай прошествовала ко мне лёгкой походкой, приподняла пальчиками за подбородок и сказала: «Я возьму этого». - Кажется, он откровенно ржал надо мной
Я повернулась к Темай. Ни сколько не смутившись, она убрала телефон в карман и пояснила:
- Я купила его, как раз перед твоим приездом.
Я хлопала ртом от удивления. Маркус уже вовсю откровенно хохотал. Моя наставница на это слегка поморщилась и принялась объяснять:
- В САП нет рабства. При этом я, конечно, имею в виду территорию Цуе, потому как на территории Мевы нет государства, а, следовательно, это уже не САП. Но, – она вздохнула, разговор ей явно не нравился, – в САП можно купить мужчину-инопланетника и продать его потом.

Маркус:
Белобрысая сморщила носик:
- Возможность купить и продать что-то, ещё не значит возможность владеть этим, как вещью. А рабство именно подразумевает, что раб не имеет никаких прав, вещь своего хозяина. В САП нет рабства. Все граждане, независимо от статуса, имеют некоторые права. Но у нас есть возможность оформить брак с мужчиной без его согласия. А также, впоследствии, разорвать этот брак, в пользу другого брака, с другой женщиной. И по старой традиции САП, невеста платит некоторую сумму матери или прошлой жене жениха, так что такую передачу можно условно сравнить с куплей-продажей.
Условно? Сравнить?! Сколько пафоса, чтобы не называть вещи своими именами. Веснушчатая Джессика тоже обалдевала:
- Но… это ведь так дико! Как бы ты ни назвала… Почему от этой традиции до сих пор не избавились?
- От традиции платить за мужчину?
- Нет, я не о плате. Дико, что мужчину можно передать без его согласия. Как не крутись, передавать что-то за деньги, это продажа! Попахивает каким-то средневековьем.
Белобрысая пожала плечами:
- На самом деле, лет семьсот назад такой возможности не было. Конечно, мать могла надавить на сына, но всё-таки он должен был лично признать, что согласен на брак. Это изменилось в тот самый период кризиса, при слиянии с основной вселенной. В САП тогда двинулся огромный поток инопланетников. Сначала мы все радовались. К нам ехали торговцы, наши предприятия увеличивали объёмы производства, прибыли росли, в стране начался экономический бум. Но скоро, когда эта самая вселенная получше разглядела наши особенности, к нам хлынул ещё один тип людей – мужчины-шлюхи. В их собственном мире им нужно было работать, обеспечивать если не свою семью, то хотя бы себя. Кроме того, большинство ближайших к нам государств значительно беднее нас. Эти мужчины ехали к нам, как в рай, где можно получить всё, о чём они мечтали, просто занимаясь проституцией. Мало того, традиционно в САП всегда был очень низкий уровень преступности, а тогда, при всей нашей публичности, нас просто захлестнуло волной воровства и мошенничества. Мы вынуждены были увеличивать штат полиции, организовывать целые отделы по моральным преступлениям. Но взамен двух депортированных с планеты проституток приезжало ещё десять. Провести закон, усложняющий выдачу виз, в Сенате не получалось. На фоне сверхприбылей от торговли с инопланетниками, все проблемы с проституцией и воровством казались сенаторам мелочами. И вот тогда, Регалистай дома «Корона постоянства» предложила изумительное по своей изысканности и логичности решение этой проблемы. Она предложила принять закон, сильно упрощающий признание инопланетного мужчины недееспособным. Фактически, теперь не нужно было ни медицинской комиссии, ни суда, только свидетельство о том, что данный мужчина не знает официального языка САП – Лингвцуе, не ориентируется в законодательстве, не имеет страховки, договора о медобслуживании и банковского счёта или наличных в количестве, достаточном, чтобы проживать на территории САП месяц, не имея доходов. На знание языка и законодательства были составлены тесты, остальное можно было пробить по базам соответствующих учреждений. В итоге, на всё про всё уходит полчаса. Далее за недееспособного мужчину отвечает старшая женщина из делегации, с которой он прибыл. А если он прибыл один, но с его родиной был заключён договор о депортации, его депортируют. Если такого договора нет, его передают в специальное агентство, которое принимает на себя обязанности его опекуна и подыскивает ему жену. А так, как мужчина признан недееспособным, его согласие на брак уже не требуется. Все решения за него принимает опекун, а этот статус, при подписании брачного договора, передаётся жене.
Тогда, менее чем за полгода, этот закон решил проблемы со всеми понаехавшими к нам мигрантами. Мало того, его принятие отпугнуло большую часть новых шлюх. БОльшую! Но не всех. Довольно большое количество мужчин ежедневно сознательно подписывает на границе документы о своей недееспособности, вместе с прошением пустить их на территорию государства. И это я, конечно, не учитываю мужчин, попадающих в страну усилиями неолетанок. С тех пор, как они поселились в САП, они прочно сели на местную сферу агентств опеки иностранцев и сватовских служб и нашли множество способов провозить мужчин мимо всех законов.
Рыжая Джессика хлопала ресницами, внимательно переваривая услышанное. Но информация была интересна и для меня тоже. Я реально заполнял на границе, кроме заявления «Пустите меня в САП», ещё кучу бумаг, в том числе тест на знание языка и местных законов. Ну, в смысле как заполнял – поставил крестики наугад.
- И что означает это ваше признание недееспособным, кроме того, что меня можно женить и переженить, не спрашивая?
- То, что все решения за тебя принимает опекун. Как за ребёнка.
Ага, или за идиота! Вот суки! Признали меня дебилом, втихаря, даже ничего не объяснив. Твари!
Рыжик тоже забеспокоилась:
- Но я тоже не знаю язык Лингвцуе и не очень разбираюсь в местном законодательстве.
- Поэтому мы с тобой подписали договор с адвокатской конторой, о предоставлении услуг консультаций и защиты, по необходимости. Они забиты в твоём браслете. При любых неприятностях их обязаны будут вызвать. И мы заключили договор с агентством перевода, на услуги по требованию. То есть, при необходимости, один звонок – и у тебя будет переводчик. Ну и главное: по закону не выполняться должны все условия, а ты, как минимум, прибыла на планету с деньгами. Кроме того, у тебя уже было жильё и партнёрский договор с Никой. Ты изначально, в любом случае, классифицировалась бы как предприниматель.
Вот гадство! Конечно, деньги решают всё! Во мне внутри просто всё кипело от злости.
Рыжик смешно потёрла нос, обдумывая услышанное:
- Но если их признают недееспособными, то зачем они сюда приезжают?
Ответил ей Артурчик:
- Например, кушать очень хочется! – Я посмотрел на него, усмехнувшись. Да, вот таким шлюхам здесь, наверное, рай. Артурчик огрызнулся: – И не надо тут ухмыляться. Мне тогда шестнадцать лет было. Куда я должен был деться?!
Моя усмешка, действительно, сошла на «нет». Гела-то, оказывается, подарком судьбы была. Она хотя бы воспитывала меня мужчиной, учила быть самостоятельным. А Артурчика тут вырастили капризной шлюхой. Хотя, может, у него и в шестнадцать были все задатки дешёвой проститутки.

Часа за два все, кроме нас с белобрысой, нехило набрались. Артурчик уже просто дрых на столе. Хайнь с пьяной упёртостью трындела о каких-то законах. Джессика по детски отрывалась: громко смеялась, вместе с Темай наперегонки щёлкала по игральному автомату, попрыгала на танцполе и пару раз дёрнула девочку-официантку за косичку.
Темай положила мне руку на плечо:
- Хочу тебя попросить кое о чём. – Она указала на Джессику. - Побудь с ней сегодня. Мне очень важно, чтоб она хорошо отдохнула.
- Предлагаешь мне её трахнуть?
- Если сумеешь сделать так, чтобы она этого захотела - да.
Как прямолинейно. Хотя девчонка хорошенькая. Чёрт! «Она захотела?» Да меня тут явно недооценивают!

Я плюхнулся на траву рядом с рыжиком. Она подняла на меня пьяный взгляд:
- Маркус?
- Угу. Темай послала составить тебе компанию.
- Боится, что я влипну в неприятности?
Я пожал плечами. Девочка была настроена болтать:
- По-твоему, не смешно, что там они все такие правильные, а тут ходят практически голые и занимаются сексом в общем зале?
Я осмотрел её «почти голую», - хаут не скрывал аппетитную девичью попку и маленькую грудь. Не то чтобы я не видел этого прикида раньше, видел, только не так близко.
- Конечно, смешно!
- Соблюдать всё это только на определённой территории? С одной стороны, это, наверное, удобно… с другой, разве мораль не должна быть внутри человека?
Мимо нас прошли две нэрми, одна из них тащила за волосы голого парня-раба. Он мелко семенил, согнувшись, пытаясь подстроиться под их широкий шаг. Рыжик проводила их по детски изумлённым взглядом, потом как-то обиженно сжала губки:
- Это нормально?
Честно говоря, так глубоко в свободные земли я залезал впервые. Шкура была дорога. И зная их репутацию… мне самому было не в кайф вот так лежать на травке рядом со всем этим бандитским безумием. Я даже, чёрт возьми, был благодарен белобрысой за напяленный на меня ошейник. Какая ни какая защита. Нэрми в этих землях уважают. Только показывать весь этот бардак в моей голове я не буду.
- Это свободные земли. Тут норма всё, что угодно!
Рыжик поёжилась. Поджала маленькие коленки и обняла их тонкими ручками. Шмыгнула маленьким вздёрнутым носиком. Каждый её жест, каждое движение… Девочка! Её хотелось защитить, укрыть…
Я обнял её за плечи. Типа, чтобы согреть. Она сначала откинулась мне на плечо, потом вдруг отпрянула, нахмурившись:
- А Темай ничего не скажет, что ты тут… со мной так…
Я усмехнулся: ребёнок! Хмуриться у неё тоже получалось как-то очень трогательно.
- Темай сказала, что будет рада, если ты захочешь секса со мной. Говорит, тебе нужен отдых.
Девчонка покосилась на меня недоверчиво:
- У них, действительно, принято делиться мужьями? Не, я читала… Хотя я не понимаю, как они так могут. Я бы загрызла. Меня бы от ревности порвало!
Высказав всё это, она всё же откинулась мне на плечо:
- Там сзади ещё пиво валялось, кинь.
Получив свою бутылку, она отвернула крышку. Я гладил её по мягким рыжеватым волосам, молчал и пялился на звёзды. Наверное, до утра бы просидел, но заметил, что девчонка скоро совсем вырубится.
- В гостиницу?
Она покосила на меня совсем пьяными глазками:
- Хочешь затащить меня в постель?
Я рассмеялся, её манеры, слова, взгляд меня веселили:
- Девочка, ты в САП, а до сих пор мыслишь, как республиканская школьница. Здесь безусловный матриархат, что бы не вешали тебе в красивых лозунгах. Здесь важны только твои желания. Пожелаешь, будет постель, не пожелаешь, доставлю твою тушку до кроватки и распрощаюсь.

По лестнице в гостиницу я тащил её на руках. Сама она, после всего выпитого, постоянно поскальзывалась и запиналась, хихикая.
Я разложил её на кровати, аккуратно расстёгивая хаут. Продуманный костюмчик: можно расстегнуть только в стратегических местах, можно снять частично.
- Ээ-эй, ты чего это делаешь?
- А ты собираешься спать в одежде?
Я бережно гладил ладонями её спинку, губами касался плеч, шейки. Её девчоночьи жесты, реакции, взгляды заводили. Рыжик не нападала, она урчала, как кошка, и подставлялась под поцелуи. Хотя и недотрогой не была, это явно. Особенно это стало понятно, когда она изогнулась, выпячивая попку, и зашипела:
- Кончай меня мариновать, приступай уже!
Я толкнулся в неё. Горячая и гибкая, но в то же время послушная моим движениям. Без претензий вести, позволяющая брать её. Она отдавалась.
В кульминационный момент рыжик выгнулась, скользя пальчиками по простыне, и очень тихо, но всё-таки вполне слышимо, выдохнула:
- Крис, ты волшебник!
Вот, чёрт, надо было так всё испоганить! Вот что этим бабам стоит помолчать?! Я к ней весь такой вежливый и внимательный, а она мне за это чужим именем в морду! Сука! Мелкая рыжая сука! Я откинулся на постели. Всё удовольствие от секса испоганила! И дрыхнет уже, по щенячьи улыбаясь во сне. И видит, наверное, сейчас там этого самого Криса. Вот мелкая…
Я встал, натянул одежду и отправился в комнату к Темай.

Опубликовано: 29.04.2016

Автор: Ольга Талан

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 23 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*