Выстрел рикошетом — 5

Девушка-нэрми

Темай:
Утром я была у своей новой подопечной. Девушка оказалась не то, что молода, вообще, ребёнок: лет двадцать – двадцать пять на вид. Пониже меня ростом, с пшеничным оттенком волос и веснушками на носу. Она мило куталась в халат и сонно улыбалась.
- Доброе утро, директор Джесика. Меня зовут генерал Темай. Надеюсь, я тебя не разбудила. В твоём доме пока нет трансляции, так что я не имела возможности узнать, встала ли ты уже.
Малышка моргнула, видимо стараясь проснуться:
- Эээ… здравствуйте, генерал. Очень приятно с Вами познакомиться. Я проснулась… Заходите.
Она ещё раз встрепенулась и подавила зевок.
- Я завтракаю. Хотите составить мне компанию?
На столе, в гостиной, стоял чай, вазочка с печеньем и ещё какие-то сладости. Я прошла в комнату, располагаясь в кресле:
- Из того, что стоит на твоём столе, мне можно только чай. И что-то мне подсказывает, что ты вряд ли заранее ознакомилась с моей диетической картой, чтобы иметь в запасе то, чем меня можно угостить.
Девчушка моргнула, кажется, просыпаясь окончательно. Я усмехнулась:
- САП очень отличается от планет Республики или Свободных земель. Я здесь, чтобы научить тебя этим отличиям. И да, я - друг. При мне можно ошибаться.
Поборов растерянность, она отложила печенье.
- У нас есть какая-то конкретная программа погружения? Мы куда-то пойдём или сначала будем разговаривать? Что мне надеть?
Собранность была ей к лицу. Именно в этот момент в чертах девочки проступило что-то другое. Я не предвзята к юным. Мне доводилось сталкиваться с восемнадцатилетним капитаном и восхищаться работой изумительного тридцатилетнего адвоката. Скорее всего, моя протеже была того же рода. Спешащая повзрослеть!
- На сегодня у нас плотный график. Нам нужно сделать множество обязательных вещей: оформить тебе договор с медицинским центром, решить вопросы со страховкой, с фитнес центром, с банком, чтобы не пользоваться наличными, завести твою страницу в сети, подключить трансляцию из этого дома и так далее. Все пояснения я дам по дороге. Если покажешь мне свой гардероб, посоветую с одеждой.

Джессика:
Утро выдалось гадким. Будильник поднял меня в шесть утра по местному времени. Три ночи по Вебеку. А если ещё учесть, что вчера, добравшись наконец до «своей квартиры», я обнаружила, что в данной части САП уже ночь… Чехарда просто. Они перемещаются между материками и планетами своего государства, как по соседним районам города. Пятиминутный тоннель, и ты на другой планете. Ещё один, и ты на её противоположном материке. Приземлилась я вчера я на Фриду, в межпланетный порт на северном материке, дом Даниэллы находился на Селене, а моя квартира - в столице самого крупного южного материка Фриды. Обратно Ирей, ещё объезжая пробки, проскочила… да, я даже не знаю, через что. Но время суток скакало зайцем, вместе с нашими прыжками через тоннели.

А ещё… Отсутствие солнца на небе как-то не убедило мой организм вчера отправиться спать. На Вебеке-то был ещё день, душа требовала свершений. В итоге, я до местных двух ночи сначала писала письмо Лили о первых впечатлениях, а потом изучала свою новую квартиру и настраивала домового робота. Прикольнейшая штука! На Вебеке робототехнику практически не используют, человеческая прислуга из бедного района и дешевле, и многофункциональней. А здесь ситуация явно обратная. Робот походил на силиконового осьминожку. Тремя ножками-лапками бегал по дому, тремя боле тонкими ножками-щупальцами ловко хватал предметы. Диапазон настроек поражал воображение, но моих мозгов вчера хватило, только чтоб научить его к моему подъёму готовить чай.

И так, вот она я, сонная, со взглядом зомби, грызу печенье, оставшееся ещё с корабля. Девушка-нэрми на моём пороге, можно сказать, стала неожиданностью. При том, что явилась, ровно как обещали. Высокая, крепкая, с какими-то мягкими текучими движениями борца, но добрыми глазами. Генерал Темай. Она выглядела немного старше меня, пока я не могла определить насколько.
- Я не ем ничего, из того что стоит у тебя на столе. И ты, наверное, не позаботилась изучить мою диетическую карту, чтобы реально иметь возможность меня угостить. Я друг. При мне можно делать ошибки!
Я отложила печенье. Мысли галопом складывали услышанное. Не ест? Почему? Диетическая карта? Тут принято где-то публично объяснять, что ты ешь, чтобы тебя могли накормить? Так, завтрак закончен. Печенька брысь! Займёмся делами.
- Тебе нужен договор с медицинским центром, – об этом мне вчера уже на границе поведали, – страховки по минимуму, - никогда не любила страховщиков, – договор с фитнесс центром, банком, пространственная идентификация. Нужно наладить трансляцию из твоей квартиры, прописать твой профиль в сети…
Обязательных пунктов, которыми разумная женщина не может пренебречь, только перечислять оказалось минут десять. Очень хотелось спросить: вы уверены, что это всё обязательно? Но передо мной не посторонний человек. Даниэлла отдала этой девушке два процента акций компании, именно за «ввести меня в культуру САП», уже одно это говорит о том, что это самое ввести совсем не плёвое дело.

Когда мы вышли из дома, Темай расслабленно улыбнулась утреннему солнцу.
- Убери со своего лица это напряжённое выражение, Джессика. Ты в надёжных руках. Со мной этот мир тебя полюбит.
Я не сразу сообразила, точно везде же камеры, а я с такой рожицей тут.
- Просто Вы столько всего перечислили.
- Это только звучит много. И давай на «ты», мы же партнёры.
Мы вышли на улицу. Темай, не сбавляя шага, свернула вниз по широкому тротуару, вдоль фасадов домовых территорий.
- Мы пойдём пешком?
- Да. Ты поселилась в деловом центре столицы. Район для молодых одиночек, занимающихся бизнесом. Всё, что тебе нужно, здесь находится в пешей доступности. Портал к медицинскому центру, куда я тебя веду, находится вон у того дома, – она указала на ажурный знак с какими-то цифрами, над аккуратной лестницей под землю, изначально принятой мною за подземный переход. – Минут десять хода, и мы будем на месте. Использовать транспорт не имеет смысла. Тем более, - она хитро улыбалась, - посмотри, какое замечательное утро. Разве тебе не хочется прогуляться?
Ответа на это у меня не нашлось. Деловые центры, в моём понимании, как-то представлялись кварталами с офисными небоскрёбами, бесконечным потоком машин и шумом. Здесь же вокруг тёрлись друг к дружке двух-, трёхэтажные домики в цветах, поражая чудненькой архитектурой, тихая улица с широченным, равным по ширине проезжей части тротуаром. Веранды кафешек, парикмахерская, какие-то ещё магазинчики. Ладно. Разберёмся.
Темай проворно начала спуск под землю:
- Запомни твой квартал ДиТи 14-56 «Площадь покорителей», 2-ая улица, дом 16, апартаменты 27. В пределах делового центра ты можешь задать в любой справочной этот адрес, и система составит тебе пеший маршрут домой через порталы. То же самое с любым адресом, любого нужного тебе заведения. Только чтобы попасть в загородные районы столицы и дальше, стоит пользоваться лайнером и транспортными порталами.
В подземном переходе, в смысле портале, народу было уже больше. Мостики и дорожки чётко предписывали направления движения, как на автостраде. Мы прошли несколько табличек и свернули к выходу на той, где кроме номера, рекламненько так красовалось: «Магия здоровья». Где был портал, я так и не поняла. Просто поднялись мы уже в совсем другом месте. Дома здесь достигали четырёх этажей. Вдоль улиц шли широкие полосы кустиков и деревьев, а по тротуарам неспешно топали люди, в количестве, по моим прикидкам уже почти дотягивающем до спального района мегаполиса.
- Это один из кварталов плановой медицины. Ещё, в столице, есть один девятисекторный квартал экстренной медицины и десяток кварталов, ориентированных на деторождение.
Мы свернули на внутреннюю аллейку и тут же сквозь широкие стеклянные двери вошли в обширный зелёненький холл клиники. Я с любопытством вертела головой. Весь покрытый зеленью город амазонок умилял. Такая нежная утопия из фантастического романа. Чистейшие улицы, цветочки, широкие окна, народ вокруг белобрысенький.
- Обрати внимание на линию на полу. Мы вышли из полной трансляции и вошли в трансляцию без звука.
Прямо у двери на полу проходила жёлто-голубая линия. Я покосилась на стены вокруг, в поисках камер. Но, видимо, они какие-то не явные тут.
- Эээ… а где началась полная трансляция?
- На пороге твоего дома конечно. Деловые кварталы целиком в полной трансляции, это же престижный район.
Я опасливо оглянулась, стараясь придать лицу лучшую из имеющихся в моём арсенале мин - «успешная и деловая».
- А кто эти трансляции смотрит? Они, вообще, для кого?
Темай остановилась возле ресепшна, назвала девушке администратору моё имя и, получив, обычное для медицинских учреждений любой планеты, предложение подождать, махнула мне в сторону диванчиков среди залихвацких таких розовых кустиков.
- Постарайся не задавать вопросов громко, когда кто-то есть рядом. Неважно кто. Трансляцию смотрят все желающие. Можно смотреть в прямом эфире, можно в недельном архиве. Более ранние архивы доступны только полиции и всяким заинтересованным службам. Вот это, – она махнула рукой, демонстрируя тонкий серый браслетик, – идентификационный браслет. То, что я его ношу, это мой добровольный выбор. Хотя политика или бизнес, без полной публичности, в САП невозможны. Этот браслет позволяет информационной системе САП опознавать меня на всём пространстве земель Цуе и, например, перенаправлять пользователей на ту трансляцию, где в данный момент меня видно. Если я, конечно, вообще, в трансляции. То есть пользователь может набрать моё имя и посмотреть, что я делаю.
Я опасливо пристроилась на диванчике:
- И часто, вообще, кто-то эти самые трансляции смотрит?
- Сегодня сделаем тебе браслет и профиль, с завтрашнего дня сможешь смотреть статистику, сколько пользователей наблюдали тебя в трансляции, и сколько из них при этом запросили наблюдать именно тебя. За мной в Цуе, в среднем, постоянно следит человек двадцать.
Эмм. Я сглотнула. То есть сейчас какие-то двадцать человек подглядывают за ней, ну, и меня тоже, заодно, видят? Маньяки! Цивилизация вуайеристов!
Мои размышления прервала шустрая девушка с белой косой до пояса, пригласившая нас наконец к доктору. Начинаю предполагать, что косы в этом мире - признак медицинского работника.

После того как, наверное, все приборы медицинского центра запечатлели меня каждый в своём диапазоне, уж не знаю чего, мы, наконец, снова вышли на улицу. Тут уже совсем поднялось солнце. Людей на улицах стало немного больше, хотя до уровня даже столицы Вебека трафик недотягивал, как минимум, на порядок.
- Твоя диетическая карта будет готова завтра. А идентификационный браслет сможем получить уже сегодня после обеда.
- Диетическая карта – это, что мне рекомендуется есть?
Темай показала мне тонкий браслет на левой руке:
- Да. Это схема того, что тебе можно есть и что нельзя, она формируется, исходя из того, что определили в медицинском центре, времени суток, твоего состояния и того, что ты ела недавно. Карта может быть публичной. Рекомендую этот вариант. Это поможет, например, дому, куда ты собираешься в гости, сориентироваться, чем тебя кормить. Или может предъявляться по твоему желанию. Например, ты заходишь в кафе, предъявляешь для сканирования браслет с картой, и они предлагают тебе меню, согласно этой карте.
- А если я что-то другое хочу?
Она хулигански улыбнулась:
- Это неразумно. САП не понимает неразумных поступков.
Чёрт! Что-то я совсем загрустила. Вспомнила недоеденное дома печенье. Как у них тут всё запущено!
Темай, видимо, заметив мою задумчивость, решила подбодрить:
- Это только выглядит сложно, а так очень даже удобно. Ты привыкнешь. И, - она снова усмехнулась, – никто не мешает тебе есть сладости дома, вдали от камер. Только заказывай их, как угощение для гостей иностранцев.

Мы снова топали пешком по улице. Всё вокруг чистенькое, зелёненькое, множество знаков и предупреждающих надписей. Сувенирный ларёк без продавца – просто полки с товаром с указанными ценами и приборчик для оплаты с пластиковых карт.
- Как я понимаю, у вас редко воруют?
Темай пожала плечами:
- Публичность. Мы в полной трансляции. Никто не станет подставляться сам и подставлять свою семью из-за копеечного брелока. Но, вообще, да, у нас очень маленькая преступность, даже по сравнению с Империей.

Взгляд выделил в толпе парня в платье. Покрой другой, чем я видела в космопорте, но сам факт:
- Это молодёжная мода?
- Скорее, вечерняя. Но юноши иногда злоупотребляют вечерними нарядами.
- То есть любой мужчина на вечер может одеться в платье?
Темай усмехнулась моему удивлению:
- Да. Не все так делают, но это вполне прилично для мужчины любого статуса.
- А женщины? Женщины платья носят?
- Здесь, в Цуе? Ну, только если на маскарад. Для чего?
- А высокие каблуки?
- Да, они являются обязательным атрибутом некоторых обрядовых костюмов. Но в повседневности, конечно, женщины их не носят, это неудобно. Для мужчин к вечернему наряду каблук сейчас очень моден.

Мы снова спустились в портал. Несколько поворотов, и выход на: «Государственная регистрация. Фрида». Опять жёлтые полосы полной трансляции. Планшет для снятия отпечатков пальцев, моё заявление на экране автоматического регистратора, что я желаю создать гражданский профиль в информационном пространстве САП и мелькающие на экране данные: моё имя, возраст, адрес проживания (когда только успели разведать), в графе «медицинский договор» - название медицинского центра, где я зарегистрировалась всего час назад. Да, хитрить тут, наверное, очень не просто. Просто раздетой на публике себя ощущаю.

После гос. регистрации, мы ещё заглянули к юристам, потом к переводчикам, потом ещё в пяток мест, и только после всего этого мытарства моя наставница, наконец, потащила меня в какой-то ресторанчик, знакомиться с местной кухней и культурой еды. Время было уже обеденное. Я попыталась не задумываться, что будет, если в это разумное для обеда время, у меня, у всех местных вуайеристов на виду, неразумно не полезет кусок в горло. Хотелось просто сесть и на некоторое время выключить мозг.
Место было стильненькое, если не считать доставших уже предупреждений о трансляции и мою моральную усталость. Темай отодвинула для меня стул, приглашая садиться. Столик она выбрала совсем в углу, у окна. Я не возражала. Мне как-то всё равно было.
Девушка официант считала браслет Темай и протянула ей свой планшет для выбора блюд. Со мной всё было сложнее. Выбирать в ресторанах из списка более трёх тысяч наименований, причём каждое блюдо с полным описанием ингредиентов и способов обработки, я как-то не приучена.
Темай шепнула: «Сейчас вернусь», и самым наглым образом улизнула. Я вытащила коммуникатор и отбила сообщение Крису: «Всего полдня, а меня уже выворачивает от местной правильности и эксгибиционизма, тут везде камеры, причём говорят, в них всегда кто-то смотрит». Через минуту пришёл ответ: «Приедешь ко мне, детка, я тебя просто искупаю в неправильности и аморальности, причём строго тет-а-тет».

Темай вернулась за столик с двумя чашками чая:
- Это мой фирменный рецепт! Я кладу туда несколько замечательных трав, но, главное, выдержать порядок и время заварки.
Почему-то это меня улыбнуло. Очень домашний такой поступок. Она, вообще, вела себя, как будто никто на неё не смотрит, и она просто сидит в каком-то маленьком уютном кафе.
- Эмм. Мило. Ты прямо тут это заварила? Сама?
- Конечно. Назвала нужные мне ингредиенты, они не сильно редкие, и мне предоставили всё необходимое.
Я попробовала небольшой глоток. Чай отдавал ягодами и какими-то пряными травами. Полный треш.
- Устала?
Я оглянулась, думая, стоит ли здесь, вообще, говорить, как меня не прёт от местного супер правильного, супер публичного порядка. Темай, видимо, поняв это, жестом показала мне на линию на полу вокруг стойки бара:
- Полня трансляция только возле бара и вон на той веранде. В нашей зоне трансляция без звука. И сейчас единственная, видящая нас камера, находится за твоей спиной.
Я усмехнулась. О да, теперь я чётко понимаю, почему в САП так мало иностранных бизнесменов. Бред, который они тут напридумывали, без провожатого не переварить. И это мы ещё даже не приступили к делам, не совершили ни одного делового знакомства, которых для продвижения бренда придётся совершить сотни. Без Темай я бы точно уже подставилась раз триста. Мне бы в жизни не пришло в голову сделать всё то, обязательное, что мы сделали сегодня. И я бы точно не уследила за тем, чтобы сесть к камере спиной и не светить своей кислой миной.
- Знаешь, - Темай похлопала меня по плечу, – я сначала планировала доделать всё по договорам сегодня, но это может подождать. У меня есть идея. Вижу, ты как-то слегка напряжённо воспринимаешь трансляцию. А я завтра уже хотела представить тебя кое-кому из общества САП. Мой жених будет защищать курсовую работу. Для него это важный этап, и я должна присутствовать. Ты мой партнёр, и будет объяснимо, если ты придёшь в университет вместе со мной. Моя будущая свекровь сенатор, очень известная личность. Кроме того, полагаю, ей уже доложили о тебе, а она страсть как не любит загадок. - Темай сделала глоток чая. – Так вот. Я вижу, что ты слегка мандражируешь. И для того, чтобы решить эту проблему, хочу пригласить тебя ко мне в гости. Я познакомлю тебя со своей семьёй. Мои эдзы тоже достаточно известные люди, но ты можешь не бояться совершить ошибку, они будут к тебе снисходительны, потому как тоже болеют за успех нашего бизнеса. Я устало кивнула, в гости, так в гости.

Когда мы выползли из ресторанчика, на улице лил дождь. Настоящий ливень! Тяжёлые капли с грохотом ударялись о покатую крышу, пригибая к земле разлапистые цветы и широкие листья деревьев. В небе периодически погрохивало и посверкивало. Ни фига себе, дождичек!
Темай вытянула из кармана пару цилиндриков, размером с ручку:
- Этот случай я предусмотрела. Вставляй в волосы и включай. У нас не часто дожди, но если случаются, то льёт от души.
Зонт раскрылся надо мной силовым куполом, почти до колен. Темай смело шагнула под ливень. Мгновение притормозив, я двинула за ней. Ливень зацокал по куполу каким-то очень своеобразным тонким звуком.

Мы прошли всего полквартала, когда моя наставница потянула меня в сторону одного из зданий. На широком крыльце, опасливо поглядывая на непогоду, стоял длинноволосый блондинчик, лет семнадцати. Мальчишка хлопал глазами и хмурился на лиловые тучи, закрывшие небо.
Темай шагнула под козырек на крыльцо, выключила зонт и протянула ему:
- Мы уже пришли, фале, а когда будем выходить, дождь давно закончится.
Мальчишка смущённо заулыбался, опуская глаза:
- Спасибо, Вы очень великодушны, – и, бодренько воткнув подаренный зонт в шевелюру, умчался легкой походкой.
Я оглядела здание:
- Ты тут живёшь?
Темай прикрыла рот ладонью и заговорчески прошептала:
- Я ему соврала. – Потом добавив громче – Конечно, я не могу жить здесь. – Она развела руками: – Но ты и так уже устала, так что спешка нам совсем не нужна. Кроме того, не могла же я оставить этого ангела мокнуть?
Вид смеющейся Темай как-то немного разрядил моё напряжение, и я даже попыталась пошутить в местной стилистике:
- То есть ты просто подарила зонтик красивому мальчику? Это разумно?
Вообще, ситуация была как раз показательна теми признаками матриархата, которые я так старательно искала. Мелочами, из которых складывается уклад мира. У нас не дарят зонтики красивым мальчикам. Только если авансом, в счет каких-то услуг. А вот красивой девушке на улице подарить что-то могут. Помочь, чтобы просто увидеть её улыбку, вдохновиться, почувствовать себя рыцарем.
Сейчас Темай тоже стояла рядом со мной какая-то слегка задумчивая и вдохновлённая. От улыбки этого мальчика?
Она подошла к вывеске возле одной из дверей здания:
- Кстати, возможно, это судьба? Это музей. Очень размеренный и достойный вид отдыха, который вдобавок позволит тебе лучше понять наш мир. Пошли.
Музей был художественного искусства. Множество картин, скульптур, в основном старых мастеров этой провинции Фриды. Через большинство залов мы проходили неспешной походкой, больше отдыхая и поглядывая за окна, чем рассматривая картины. Но у одного огромного полотна я остановилась поражённая. Здесь была изображена древняя битва: мечи, лошади, воины в латах. Но поразило меня нечто определённое, то, что большинство фигур воинов на картине, были мужчины:
- Я вроде читала, что в САП исторически был матриархат? Нет?
- Да, с первых государств.
- Тогда почему воины здесь мужчины?
- Это битва почти тысячелетней давности. Тогда войны были соревнованием физической силы. По-моему, это логично, что воинами были мужчины. Мужчина физически сильнее женщины, да и агрессивней.
Глядя на высокую и спортивную такую Темай, я в этом сомневалась. Хотя мужчины здесь тоже высокие, даже относительно местных женщин.
- А мне всегда казалось, что именно от того, что мужчины были воинами, и сильнее физически, в большинстве народов и складывался патриархальный уклад. Хотя я конечно не специалист в таких вопросах.
- А, ты об этом! Если копаться в истории, то причина доминирования женского пола в САП не физическая сила, а срок жизни. Нэрми, как и все розовокровые расы, живут дольше. В средние века, когда методы омоложения были неизвестны, да и медицина оставляла желать лучшего, средний срок жизни мужчины составлял около пятидесяти лет, а женщины около ста. Поэтому имущество, земли, титулы всегда передавались по женской линии. Род считался по женской линии. Семья жила в доме матери, ну, и многое другое, что в имперских учебниках называют признаками матриархата.
- И продавали и покупали мужчин?
Темай поморщилась:
- Эту тему лучше не поднимать в таком ключе, в приличном обществе. Но тебе, лично, для справки: в САП нет, и практически никогда не было рабства. А то, что невеста за жениха платит его матери или опекуну некоторую сумму, это обычный свадебный обряд выражения благодарности родителям. Ну, и сама подумай: женщине пятьдесят лет, её муж уже отжил своё и умер, а сама она в полном соку. Она берёт нового мужа, молодого, чтобы дольше прожил. Естественно, она должна отблагодарить мать, и так как сама уже не голоногая девчонка, то отделаться одним «Спасибо» было бы хамством. Не понимаю, что в этом так удивляет. Насколько мне известно, во многих культурах новобрачный носитель имущества материально благодарит родителей своего избранника.
Разговор был почему-то неприятен моей собеседнице, и я вежливо свернула тему. Тем более, эта сфера культуры САП мне не понадобится.

Портал вывел нас в район дорогих особняков. Вдоль улицы шла широкая полоса парка. Архитектурные шедевры утопали в шедеврах садовников. Уже знакомые мне полуметровые заборчики формально очерчивали границы владений. Вдоль них, на асфальте, тянулась жёлто-синяя линия: трансляция без звука на территории сада и полная на улице.
- У тебя большая семья?
- Четыре эдзы. Со мной пять. – «Женщины-супруги», с этим понятием я разобралась по книжкам.
- А мужья? Дети?
- Детей у нас в доме сейчас двое. Мальчик совсем кроха, он сын Мил. А девочка почти взрослая, через несколько месяцев у неё совершеннолетие. Она дочь Хаинь. Мужей на всех в сумме четверо. Мы очень публичная семья, все мои эдзы, так или иначе, занимаются политикой. А с этим делом содержание больших гаремов не сочетается.

На пороге красивого белокаменного особняка, с многоуровневой крышей и огромными окнами, нас встречала молодая женщина. Несмотря на все достижения омоложения, я почему-то сразу поняла, что она намного старше Темай. Не могу сказать, почему. Идеальная аккуратность. Длинные волосы уложены в косу вокруг головы. Брючный костюм бледно-бежевого цвета и закрытые туфли.
- Здравствуй, директор Джессика. Меня зовут общественник Миланирь, я основательница дома «Крыло дракона» и эдза твоего партнёра, Темай. - Она широко, как-то очень искренне, улыбнулась. - Мы, девочки, тут все просто умираем от любопытства по поводу этой вашей затеи с бизнесом. Поэтому не удивляйся, сейчас к нам сбежится весь дом.
«Весь дом» оказалось не таким уж большим количеством.
Сначала, пока мы ещё рассаживались в круглой гостиной, с трансляцией без звука, к нам присоединилась ещё одна женщина, высокая как Темай, худая блондинка с совсем короткой стрижкой. Политик Хаинь.
Разговор получался как-то легко. Эдзы Темай вели себя совсем раскованно, хотя линии показывали, что вокруг нас камеры. Они шутили, смеялись, подкалывали Темай, строили рожи. Их вопросы о задуманном мной проекте были вполне по существу, но в то же время без давления, любой намек на то, что я о чем-то не готова рассказывать, и разговор уходил в другое русло.
- Какие прибыли ты планируешь получить, Джессика?
- Около пяти миллионов в год с учётом вложений.
- Неплохая сумма. Могу спорить, Темай об этом даже не спрашивала. Любимая, ты хоть знаешь, чем вы торгуете?
Темай сидела абсолютно расслабленная в глубоком кресле. Было видно, что свои задачи на сегодня она считает выполненными и теперь банально расслабляется. Ну и что, что под камерами. Она пожала плечами:
- Мы торгуем салфетницами!
Худая женщина-политик перевела на меня вопросительный взгляд, и я уточнила:
- Аксессуарами для дома. Салфетницы там тоже есть, у Лили их большая коллекция.
Этот разговор многое поставил на свои места. Сейчас, рядом со взрослыми женщинами, я видела, что Темай действительно очень молода. Девушка. Хотя если честно, сегодня днём она показалась мне значительно старше.

Где-то в середине нашего разговора в комнату заглянула девочка подросток. Переступив линию трансляции, она слегка поклонилась старшим, потом отдельно мне:
- Здравствуйте. Я Пэс. Мам, а можно мне тоже послушать?
Я определила, что на вид ей лет пятнадцать, хотя волосы, длиной не более трех милиметров, и уши, утыканные пусетами, короткие шорты и майка с каким-то киногероем – скорее намекали на мальчишку, лет двенадцати.
Хаинь махнула девочке рукой, указывая сесть в уголок, мимоходом представляя мне:
- Это моя дочь. Она нам не помешает, – и сразу возвращаясь к разговору: – То есть ты хочешь раскрутить имя Лили Элиос, как дизайнерский бренд?
- Да… - родная стихия организации бизнеса тоже, по-своему, подпитывала. Эти женщины не были дилетантками. Их интересовали подробности, а мне было приятно делиться своими грандиозными планами с заинтересованной публикой.

В какой-то момент на пороге комнаты, появился ещё один персонаж: высокий блондин спортивного телосложения, с какой-то особенной аристократичностью в жестах и речи:
- Я заметил, что у нас гости, и подумал, что, возможно, вы не откажитесь от моей компании.
Ему было около двадцати пяти лет, на вид, может, чуть больше. Длинные, очень ухоженные, абсолютно белые как у нэрми, волосы распущены по плечам. Длинная рубашка с коротким рукавом, брюки и ботинки с намёком на военный стиль. Красавчик, не отнимешь. И явно привыкший быть эпицентром событий.
Мои собеседницы абсолютно все расплылись в улыбках:
- Директор Джессика, позволь тебе представить фале Лорайна, известного писателя нашей современности и, по совместительству, драгоценность нашего дома.
«Фале», – если судить по прочитанному мной, – было уважительным обращением к мужчине. В каких именно случаях и к каким мужчинам оно применяется, из тех текстов я не поняла. Но само отношение женщин было каким-то почти подобострастным что ли. С такими минами, наверное, представляют принцев. Хотя, возможно, блондинчик просто был любимчиком в семье, или что-то такое. Миланирь встала, освобождая ему место, на соседнем от меня кресле, а девочку, вообще, тут же заслали за фруктами.
Мужчина вежливо улыбнулся и тут же, как-то смущенно, опустил глаза куда-то в район моих туфель:
- Мне очень приятно, что в первый день своего знакомства с САП вы посетили наш дом, Директор Джессика. Мы, конечно, очень верим в Темай, но, признаться, были слегка взволнованы тем, что она осваивает абсолютно незнакомую для себя область с незнакомым нам проводником.
Если весь сегодняшний день я страдала от необходимости изображать правильность под тысячами камер, то сейчас я видела перед собой человека, которому скорее всего это не составляет никакого труда, он будто фонтанировал этой высокоморальностью и высоковоспитанностью. И если до него, под шутки жён Темай, я вполне так расслабилась, то тут пришлось снова напрячься, чтобы хотя бы следить за собственным базаром на предмет дворовых словечек.
Аристократические манеры этого парня заставляли почувствовать себя необразованной торговкой. Хотя, конечно, обвинить самого блондинчика было не в чем. Он же не виноват, что я такая деревенщина. Даже, наоборот, в нём было что-то такое… всё, что я рассказывала, ему абсолютно искренне очень нравилось. Ну, или он офигительный актёр. Он искренне и изысканно восхищался мамиными коллекциями, когда я, лично для него, вытащила из сети один из каталогов и открыла его на планшете. Хвалил мой настрой, смелость Темай в открытии новых горизонтов и, вообще… я не смогла полностью это проанализировать, но у меня сложилось какое-то очень светлое, вдохновлённое состояние от разговора с ним. Белый принц!

Темай:
Хорошая была идея привести Джессику домой. Слушая разговоры моих эдз с нашей гостьей, я, наконец, успокоилась: несмотря на молодость, Джессика, видимо, действительно, была опытным организатором бизнеса. Мил имела большой опыт организации разных учреждений, Хаинь неплохо разбиралась в торговле. И на их фоне мой юный партнёр смотрелась довольно знающей.
- И как ты собираешься привлечь этот самый сектор?
- Думаю, у вас есть своя специфика работы со СМИ, но в общих мазках: объяснение направления на каналах, специализирующихся на моде и стиле, а потом шумная презентация. Какая-нибудь выставка высокого уровня, показ. Ну, и конечно, из уст Темай это всё будет звучать понятней, весомей и лучше воспринимаемым, думаю.

Лорайн своим появлением склонил беседу в сторону эстетики. Он с лестными комментариями листал каталог, который мой юный партнёр открыла на планшете, расспрашивал о регалиях и прочих модных штуках.

Джессику я провожала до дома. Это было одним из требований Ники: не оставлять мою подопечную одну в зоне трансляций, пока она более-менее не освоится. Разговор Джессике явно понравился, и, кажется, она немного успокоилась. Я тоже вздохнула с облегчением. А то днём мне казалось, что эта девушка просто не сможет воспринять Цуе. Мева явно была основной в её душе.
Всю обратную дорогу она о чём-то размышляла:
- Ты самая младшая из женщин в своей семье?
Заметила, как меня подначивают эдзы? Да, тактом, особенно Хаинь, они у меня не блещут.
- Не самая. Серай младше меня. Ей больше достаётся.
Моя подопечная рассмеялась:
- Да, у нас тоже так бывает, но между сестрами разного возраста. – Она ещё о чём-то задумалась, потом неожиданно спросила. – Фале Лорайн муж Хайнь?
- Нет, Вайи. Её сегодня не было.
- Просто мне показалось, что девочка его дочь. Он так решительно отослал её спать.
- Всё верно, Пэс его дочь. У нас все дети в доме – его дети.
Джессика была явно озадачена. Я снова приняла на себя бремя просветителя:
- Лорайн – ангел. Как тебе объяснить? Во-первых, в нашей культуре принято делиться мужчинами с эдзами, родственниками, подругами. А отца для ребёнка выбирают не по тому, кто чей муж, а по тому, чья наследственность лучше. У Лорайна очень хорошая родословная, великолепные гены.

Когда я вернулась домой, ко мне почти сразу нагрянула Хаинь:
- Твоя Ника гений! Эта девочка, кажется, умница в деле предпринимательства. И как, впрочем, любой иностранке, ты ей действительно нужна. Научишь её плавать в наших водах, и она за шкирку протащит тебя в финансовые круги.
Потом она понизила голос:
- Тут Замиль говорит, что ты мальчика купила, инопланетника?
Замиль, муж Мил, был из того типа мужчин, кто от скуки (в профессиональном плане он так и не состоялся) целыми днями сидел дома и занимался подглядыванием по сети, кто что делает. Вот, откуда он узнал про Маркуса? Я дома о нём никому не рассказывала. В мои комнаты, теоретически, никто не заходит. Он нашёл трансляцию с торговой улицы, когда я свою покупку домой везла?
- Да, Семиньяка посоветовала купить.
- Дерётся и кусается?
Я удивлённо посмотрела на свою эдзу, чтобы понять, шутит ли она. У Хаинь тоже был муж-инопланетник. Звали его Артур. Красивый парень, но по мне так слишком изнеженный. Он жил в нашем доме уже почти четыре года. Умел не высовывать нос в трансляции, а если всё же угодил, вёл себя смирно и не привлекал внимания. Кусался ли Артурчик, когда Хаинь привезла его в дом, я не знала: у меня тогда большие соревнования были, а потом я не спрашивала. Как-то и в голову не приходило.
Что ему кусаться-то? Она его чуть ли не на руках носит. Любым капризам потакает. А в качестве компенсации только то, что он иногда позволяет затащить себя в постель. Дерущимся я Артурчика, вообще, представить не могла. Да и Хаинь, конечно, спорт оставила больше полувека назад, но и на то, чтобы скрутить этого нежного мальчика, ей бы практически не требовалось усилий.
- Нет, не дерётся. Попытался один раз, понял, что я сильней, и успокоился.
- Трусишка?
- Нет. – Почему-то я была уверена, что мой новый муж не трус. Интуитивно как-то. Замкнут в себе слегка, а так нормальный разумный мужчина. – Разумный.
- Даётся?
Я усмехнулась. Вчерашнее соблазнение до сих пор заставляло улыбаться.
- Смотря как подойти, но, вообще, да, даётся.
У Хаинь загорелись глаза:
- Покажешь? Угостишь?
Вообще, пока подпускать кого-то к Маркусу не хотелось. Я и сама пока не поняла, что он собой представляет. Но отказывать эдзе было неудобно. Тем более, отказать Хайнь в чём-либо, было довольно проблематично.
- А что Артурчик?
- Насморк. Ты же знаешь, стоит ему немного заболеть, и он, вообще, к себе не подпускает.

Маркус:
Бабёнкой из разряда «трахни и получишь всё» белобрысая явно не была. Поводок с меня не сняли, из комнаты тоже не выпустили. Правда, телек принесли, одежду, и три раза за день робот притаскивал жратву. Тупик!
Валяюсь на кровати, щёлкаю по каналам. Везде одни бабьи сопли: сериалы, всякие кулинарии, тряпки и детские мультики. Единственный канал, который хоть как-то можно смотреть – спорт. Там полуголые девки в баскетбол играют. Вообще, я не фанат спорта, но с девками даже можно посмотреть.
Да, и как будто выбор есть? Утром два часа смотрел фильм. Боевик, типа. Сюжет… вот просто, где они такого сценариста взяли?! Одна баба с подругой воюют с другой бабой. Дело в фантастической реальности, магия там, и всё такое. Мужиков за весь фильм, так чтоб не фоном, две штуки. Один был трусливой проституткой, и его подослали узнать у главной героини секреты. Второй был магом. Хорошим таким магом. Во, думаю, хоть одного мужика с мозгами показали. И что? В конце эта фиговая героиня приходит к нему, типа, хочу тебя мужем, и он сразу все мозги потерял. Расплылся, такой, в счастье невиданном. Ну, просто блевать потянуло. Как такое смотреть можно?!

Когда на двери щёлкнул замок, я выключил телевизор. На пороге появилась сначала моя белобрысая, потом ещё одна поджарая тётка, с совсем короткой мальчишеской стрижкой. Белобрысая представила:
- Добрый вечер, Маркус. Знакомься, это моя эдза, Хаинь.
И на фига ты её привела? Хотите меня вдвоём поиметь? А кто кричал, типа, «ты мне муж»?! Или тут мужей по кругу на всю компашку? Вслух я сдержанно выдал:
- Привет.
Поджарая ухмыльнулась:
-Узнаю твой вкус, дорогая: брутален, красив, нагл. Удивляюсь, что не брюнет.
Моя белобрысая скорчила ей злобную мину: «Заткнись». Но тётка, не унимаясь, уселась со мной рядом на кровать.
- Не обижайся, Маркус, мы просто подшучиваем над ней, по-доброму. Она у нас недавно в большие неприятности из-за одного наглого брюнета попала. До сих пор расхлёбывает. – И шёпотом почти мне на ухо: - Я, кстати, преувеличила, ты на него не похож. И вообще, ты намного симпатичней.
Ой, спасибо, приласкала! А то я уж думал, не расплакаться ли. Ссука! Я повернулся к белобрысой:
- Ты меня собираешься всем своим подругам подкладывать?
Белобрысая на минуту подвисла, а тетка расхохоталась:
- Ты права, он умненький! - тут же развернулась ко мне, накрывая ладонью пах. – Конкретно сегодня ты против?
Против ли я трахнуть их обоих? Так получилось, что жизнь научила меня прогибаться. Жизненный опыт показывал, что те, кто не умел прогибаться, погибали. Но, правда, те, кто прогибался всегда, ползали раком по дну…
Я был рабом в этом доме, как минимум одна из этих баб была сильнее меня. Мне было бы проще с понятиями, если бы со мной поступали как с рабом: заперли в чулан и доставали за волосы только попользовать. Я бы прогнулся тогда. Без вопросов. Или, раз уж я всё равно, как собака, привязан в этой комнате, раскладывали бы и пользовали, не спрашивая. Амосу - наркотик, за три минуты делающий из мужика безмозглую секс-машину, производят именно в САП. Так что препятствий не вижу. Проблема была в том, что мне зачем-то давали выбор. Зачем? Просто по-скотски поржать? Или я не замечаю каких-то козырей в своих руках?
- Что мне будет, если я откажусь?
Поджарая пожала плечами:
- Ничего. Но в следующий раз я своего мужа Темай тоже не дам. Будешь разбираться с её аппетитами в одиночку.
Что у неё там за аппетиты? Вчера она мне показалась нормальной девкой, без особых прибабахов в постели.
- А если соглашусь?
Белобрысая, наконец, отошла от офигения и забралась ко мне на кровать с другой стороны:
- А ты что-то конкретное хочешь?
Ну вот, она со мной торгуется. Смысл? По-моему, все козыри в её лапках, зачем ей эти разговоры? Что я могу выторговать? Могу? Ну, на большое зариться точно не стоит:
- Взаперти сидеть надоело. Гулять хочу.
Поджарая ухмыльнулась:
- Вывести тебя гулять, пока ты не научился вести себя пристойно, она не может. С твоими манерами, уж не обижайся, ты опозоришь её, ещё из дома выйти не успеете.
Моя белобрысая опять зыркнула на подругу с особой злобностью, потом на меня:
- Глаза опусти!
Поджарая как будто бы этого её взгляда и не заметила. Только усмехнулась на фразу:
- Если мальчику нравится выглядеть шлюхой, зачем мешать? Мне вот нравятся шлюхи. Есть в этой пошлости что-то притягательное.
Она начала легонько наглаживать мой член прямо через ткань штанов. Белобрысая ещё некоторое время попыхтела, потом нависла надо мной, почти касаясь губ губами:
- Могу взять тебя с собой в земли Мевы, когда в следующий раз поеду. Я бываю там, как минимум, раз в неделю. Пойдёт?
Что такое земли Мевы, я не понял. Но если это означало, что меня выведут гулять, то можно было начинать праздновать. Неизвестно почему, мне удалось хоть о чём-то сторговаться.
Не дожидаясь моего ответа, белобрысая полезла целоваться. Её подруга в это время уже бодренько спускала с меня штаны.
Вообще, смешно, в некоторой степени. Они же не старые, не страшные бабы. Белобрысая, вообще, симпатичная. А эта Хаинь тощая, конечно, но тоже не уродина. А на мужика кидаются, как будто год без члена. Так что я бы поспорил, кто тут шлюха.

Темай целовала меня, оглаживая со всех сторон и попутно стаскивая мою футболку. А её подружка уже стянула с меня трусы и вобрала мой член в рот. Вполне так умело, на среднюю портовую шлюху потянула бы. Облапанный четырьмя руками, вылизанный, зацелованный, я больше подставлялся под ласку, чем что-то делал сам. Оголодали бабы! Можно лечь звездой, сами всё сделают. Хотя, конечно, желая как-то выбраться из этого места или хотя бы получить какие-то преимущества, стоило приложить фантазию и использовать накопленный опыт. Поэтому, когда поджарая взобралась на мой член, я аккуратно подтянул за руку белобрысую, устанавливая её на колени над собственной рожей, чтобы потом с усмешкой слушать восторженные восклицания, по поводу своего умения работать языком.

Темай:
Я лежала, растянувшись на постели Маркуса, без каких либо мыслей в голове, просто наслаждаясь особой лёгкостью тела, которая бывает только после сокрушительного оргазма. Хаинь чмокнула меня в затылок, выдала Маркусу что-то типа: «Спасибо за сказку на ночь. Я в восторге», и, наконец, покинула мои комнаты.
Маркус ухмыльнулся:
- Эта твоя подруга та ещё сука.
Я повернулась к нему. Он сидел, закинув себе подушку под спину, расслабленный, ухмыляющийся и восхитительно притягательный в своей полной обнажённости и расслабленности. М-да, может, я и не права была, назвав его посредственностью. Он, действительно, красивый парень, причём не столько внешне, сколько чем-то внутренним. Обаяние – необъяснимая черта. К тому же, именно Маркус, кажется, ещё и был волшебным образом практически беспроблемен.
- Хаинь не подруга мне, а эдза. Жена.
Он смешно скосил на меня взгляд:
- Ты лесбиянка?
- Нет. Союз эдз не подразумевает обязательный секс. Это союз сторонников, единомышленников. Хаинь порой несдержанна на язык, но когда нам приходится сталкиваться с серьёзными неприятностями, вытаскивает нас именно она. Она любит меня, просто очень по-своему.

Опубликовано: 12.04.2016

Автор: Ольга Талан

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 26 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. Да уж тяжело новичку под постоянным наблюдением! А Маркус хитрюга:))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Отличная глава, очень нравится описание внедрения Джессики в САП, очень все продуманно и прописано хорошо. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0