Замуж за орка — 1

О траве и спонтанных идеях

- Госпожа маркиза!- Мальчишка паж не успел затормозить на скользком мраморном полу и с разбегу врезался в колонну, уткнувшись носом как раз в острый выпирающий крюк, на который вешали вазы с цветами, чем вызвал у Элизабет смех. Так смешно он смотрелся с разбитым носом, но при этом старался не реветь и сохранять достоинство. - Господин герцог хочет вас видеть. Он в Золотой гостиной! - выпалил мальчишка и зажал нос рукой, но несколько капель крови успели упасть на чистый пол, что вызвало на лице маркизы гримасу недовольства.
- Языком вылежишь, неблагодарный! - бросила она и, резким движением сложив веер, ударила им пажа по спине. - Совсем обнаглел, приживала!
Она прекрасно знала, что паренек - сын троюродного брата ее матери, что его род древнее ее собственного, но они обнищали еще в прошлом поколении, а это в глазах Элизы ставило их на один уровень со слугами. Нищие голодранцы должны знать свое место.
В коридоре недалеко от Золотой гостиной ей повстречалась виконтесса Лисан, подруга детства, которую Элиза презирала и ненавидела. Презирала за тихий и скромный нрав, за мягкость и покладистость, за вечную улыбку на губах и нежный голос. А ненавидела за популярность у мужчин, за вечно хорошее настроение, за любовь к ней челяди и воинов. Что у старых аристократов, что у молодых повес, Лисан вызывала какое-то странное желание оберегать ее и угождать ей. Даже папенька в ее присутствии становился более сдержанным и покладистым и все время улыбался. Не зря шепчутся люди, что у нее в роду были нимфы. Двуличная мерзавка!
- Доброе утро, Бети, - радостно улыбнулась Лисан, не замечая недовольно поджатых губ подруги. - Прекрасно выглядишь.
- Чего о тебе не скажешь, - вернула улыбку Элизабет. - Ты болеешь? У тебя синяки под глазами и на лбу вскочил прыщ. Я бы на твоем месте обратилась к травнице. Знаешь, прыщи - это так по-крестьянски. А через несколько дней Выбор. К нам съедутся женихи со всего королевства, и даже прибудет король! Сложно понравиться достойному мужу, когда у тебя лицо в красных гнойниках.
Лисан тихо рассмеялась и, подхватив подругу под руку, потащила ее по коридору в сторону Золотой гостиной.
- Ты такая смешная. Разве не знаешь, что мне Выбор не грозит? Я уже нашла свое счастье.
- Не может быть! - неприятным холодом кольнуло под ложечкой. - И кто же это? Наверное, барон Сверхордж? Он давно на тебя глазеет.
- Элиза! Ему же девяносто лет!
- Ну и что. Зато быстро овдовеешь. Не он? Тогда барон Кустовир?
- Он уморил трех жен! Я бы за него ни за что не вышла!
- Хм... а мне кажется, для тебя это была бы идеальная партия. Барон еще очень даже ничего. А ты меня не разыгрываешь? Больше у нас женихов и нет. Не позарился же на твою плоскую фигуру кто-то из молодых аристократов.
Элизабет распахнула веер и прикрылась им словно щитом, чтобы подруга не заметила презрительного взгляда, брошенного на ее декольте. У самой Элизы там как раз все было в норме. И там, и ниже. Тонкая талия, округлые бедра, высокая грудь. Она гордилась своей фигурой и чувствовала себя рядом с невысокой и худощавой виконтессой королевой.
- Так уж и нет женихов? - подозрительно посмотрела на нее Лисан. - Ну, раз ты не знаешь, то я тебе не скажу, даже не пытай! О нашей помолвке будет объявлено официально в день Выбора, после того, как холостые мужчины подберут себе невест. Это будет сюрприз!
- Да уж, представляю. Какой-нибудь отшельник, купившийся на рассказы о твоей неземной доброте и благочестии, - язвительно сообщила Элиза, ни секунды не сомневаясь в правильности своих выводов.
- И в кого ты такая вредная? - вздохнула подруга, открывая дверь в Золотую гостиную.
- Ее прабабка была фурией. Но, боюсь, это моя вина, что Лизонька стала такой. Когда умерла ее мать, я совершенно не уделял внимания воспитанию дочери, почти исчез из ее жизни, компенсируя свое отсутствие подарками и вседозволенностью. Но она моя дочь, и я ее люблю даже такой вредной и несносной.
Высокий, еще не старый мужчина с копной черных волос, собранных в низкий хвост, встал из-за стола, за которым работал с документами, и сделал несколько шагов навстречу девушкам. Лисан, опустив взгляд, присела в реверансе, а Элиза подставила отцу щеку.
- Я не вредная! Я красивая, умная, знаю, что хочу, и могу себе это позволить.
- За папины деньги, - мягко пошутил герцог, целуя дочь.
- Папенька, ну на кого вам их еще тратить? - нежно проворковала Элизабет и, расправив пышные юбки сиреневого платья, с достоинством села на диван.
- Скорее бы выдать вас замуж, - рассмеялся герцог. - Именно по этому поводу я тебя и пригласил. Ты же знаешь, что в этом году король избрал наш замок для проведения дня Выбора. Через два дня к нам прибудут женихи со всего королевства. И не только из него. Его величество собирается подписать договор с нашими северными соседями и скрепить его браком.
- С троллями что ли? - усмехнулась Элиза, рассматривая картину, изображающую битву между орками и зомби. Она видела ее тысячи раз, но всегда находила некие новые детали. Вот сегодня ее внимание привлек кожаный ремень, опоясывающий мощную талию предводителя орков. Элиза могла бы поклясться, что в прошлый раз на орке не было этого изумительного пояса с серебряной пряжкой, украшенной изумрудами. А еще она видела этот ремень в одном из своих снов, при воспоминании о котором щеки полыхнули жаром, а внизу живота приятно заныло. И тогда этот дивный ремень валялся на белоснежном ковре у ног ослепительного красавца Эриндриэля.
- И с орками.
- А с эльфами?
- Детка, ты же знаешь, что эльфы покинули наш мир еще триста лет назад. Никто не знает, куда они ушли и отчего. Они просто исчезли в одну из ночей из Игурбарда, их леса превратились в степи, а спустя несколько суток в этих степях появились орки.
- Говорят, что орки поклоняются богине Смерти, - тихо произнесла Лисан. - Кормилица рассказывала, что они сделали зомби своими рабами и приносят в жертву девственниц, что у них мужчина может иметь несколько жен, и что не обязательно жена должна быть женщиной.
- Часть этого правда, - улыбнулся герцог, бросая на Лисан одобрительный взгляд. - Существует теория, что эльфы устали от человеческой лжи и жадности, от постоянных войн за их леса, от интриг людских правителей, которые хотели то бессмертия, то красоту, то богатство. А так как эльфы всегда предпочитали заниматься любовью, а не войной, и отдавали преимущество хорошей траве, а не острому мечу, то в один из дней они взмолились своей покровительнице с просьбой оградить их от докучливых людишек. Богиня их услышала и перенесла в мир, где нет человеческих рас. Но кто знает, может быть, когда-нибудь они вернутся?
- Это было бы прекрасно, - вздохнула Элиза, мечтая о несбыточном. - Я точно знаю, если Эриндриэль существует, то он отыщет меня.
- Бети! - укоризненно воскликнул герцог с легким раздражением в голосе. - Забудь эти дурацкие сказки, написанные обкурившимся сказателем! И посмотри список женихов. Красным карандашом я подчеркнул самых богатых, зеленым - красивых, а синим - родовитых. Герцог Синек - для тебя идеальная партия. Племянник короля, двадцать семь лет и уже генерал. Богат, симпатичен и, говорят, не совсем идиот. С его отцом мы уже договорились.
- А есть его портрет? - заинтересовалась Элиза. Она была девушкой практичной и умела задвинуть свои романтические мечты подальше, когда дело касалось ее личной жизни.
- В картинной галерее выставлены портреты всех женихов нашего королевства. Невесты там уже давно крутятся, - усмехнулся герцог и подмигнул Лисан. - Не смею вас больше задерживать. Ступайте, мне нужно поработать.
Элиза еще раз окинула взглядом гостиную, изобилующую золотом: лепнина, золотые канделябры и люстры, золоченые подлокотники кресел и ножки столов. Даже рама картины была покрыта золотом.
- Папенька, а откуда у нас эта картина? - уже у двери поинтересовалась маркиза.
- Ее подарил нашему предку последний Владыка Зеленого Леса, перед самым исходом, - нехотя произнес герцог и взмахом руки дал понять дочери, что аудиенция закончена, и он больше не намерен вести глупые разговоры.
Не хватало еще, чтобы она начала расспрашивать об истории отношений их рода с эльфами. Девочка и так бредит этими длинноухими засранцами! И как он не досмотрел и не убрал из библиотеки «Похождения принца Эриндриэля»! Чтоб этому бабнику икалось, где бы он ни находился, извращенец несчастный! Да и деду, давно уже бродящему по сумеречным долинам, пусть не раз икнется за дружбу с такой сомнительной личностью! И что самое противное, эта личность была еще и очень сильным магом, владевшим искусством «Изменения пути», доступным лишь единицам из десятка тысяч. И надо же было такую мощную магию доверить пьянице, наркоману и ... и... приличных слов у герцога не осталось, поэтому он тихо выматерился, пожелав Эриндриэлю поноса, почесухи и кашля одновременно, и уткнулся в очередной договор.

…Сомнительная личность не знала о кровожадных мыслях внука своего давнего друга, впрочем, о существовании этого самого внука и его отцовских проблемах он тоже не знал. Эриндриэль лежал среди цветущих трав и самозабвенно строчил на обороте большой карты очередной любовный роман. Вдохновение пришло как всегда неожиданно, и бывший принц, а ныне глава эльфов, спешил облечь бессвязный поток мыслей в красивую и витиеватую форму, так любимую юными мечтательными девами.
«... Мои настойчивые ласки заставили ее сдать последние бастионы так долго хранимой невинности. Ее тело пело и танцевало в моих страстных объятиях, а сахарные уста шептали мое имя. Я целовал ее жадные губы, ласкал языком ее неуверенный язык и сам опускался все глубже в сумасшедшую бездну страсти. Мне хотелось обладать ею всею одновременно, и я жалел, что я не осьминог, и у меня всего одна пара рук. Я проложил поцелуями дорожку из экстаза и мечты от ее замечательного розового ушка вниз, через длинную шею к восхитительным холмикам грудей, нашел губами пьянящие вишенки и припал к ним как умирающий от вечной жажды путник. Я чувствовал, что мой возбужденный ключ готов к работе и он, как и я, стремится попасть в секретный замок, закрывающий сладострастную негу, огонь наслаждения, ураган эмоций. Сегодня ему суждено вскрыть этот затвор, выпустить на волю сдерживаемую строгой моралью чувственность. Мои руки нежно, но уверенно спускались вниз, лаская, дразнясь, покоряя и побеждая. Дева в моих объятиях выгибалась навстречу ладоням, приподнимая бедра и разводя ноги. «Открой раковину и возьми мою жемчужину» - шептала она. А я тихо смеялся, целуя и щекоча продолжал скользить руками по гладкой коже округлых бедер, неуклонно приближаясь к горячей влажной пещерке, скрывающей в своих недрах источник вечного наслаждения. Словно невесомые мотыльки, мои пальцы коснулись ее чувственной жемчужины, любопытно выглядывающей из-за строгих створок, заставив невинную деву кричать от жарких, как пламень вулкана, ласк. Я больше не мог сдерживать своего первобытного зверя, который живет в каждом мужчине, будь он эльф или злобный великан. Она сводила меня с ума, заставляя сердце раненой пичугой биться о ребра. Ножны ее невинности жаждали слиться с моим мечом. Мое осадное бревно уже стучало в ворота ее крепости, заставляя деву вскрикивать и царапать мою многострадальную спину... Что может быть слаще, чем сорвать завесу девственности прекрасной синеокой девы, что может быть желаннее, чем вонзить в ее разгоряченное зовущее естество свое копье вожделения и страсти!
Рубикон перейден, крепость пала на милость победителя...»

В портретной галерее толпились девицы разного возраста и наружности. Элиза снисходительно окинула взглядом невест и решительно прошла вперед, кивая головой знакомым и улыбаясь незнакомым.
- Ну, и кто у нас здесь? - громко поинтересовалась она, подходя к ряду портретов, выставленных на мольбертах вдоль стены.
- Ах, генерал Синек - такая душка, - пропела высокая дородная баронесса Шанари, обмахиваясь веером и закатывая подведенные глаза. - Я бы не отказалась от такого мужа.
- Генерал уже занят, - Лисан весело стрельнула глазами на Элизу, внимательно рассматривавшую портрет чернокудрого и кареглазого генерала. - Боюсь, герцог захочет породниться с герцогом, а баронессам здесь ловить нечего.
- Да уж, не эльф, но сойдет,- вынесла свой вердикт Элизабет. Не всем же дано быть такими, как красавец Эриндриэль. - Для человека вполне симпатичен, нужно только сбрить бородку, делающую его похожим на шелудивого кота. Надеюсь, у генерала хватит средств на нормальный гардероб, или он собирается всю жизнь проходить в казенном мундире? - она перешла к следующему портрету. - Синек уж точно посимпатичнее графа Пайрас, - Элиза ткнула веером в портрет белобрысого графа. - Интересно, он не падает вперед при ходьбе? Такой огромный нос должен перевешивать все остальное.
- Существует примета, что по размеру носа можно узнать и размер того, что ниже, - со смешком произнесла одна из девиц.
- Тогда я уже сочувствую его жене, - хмыкнула Элизабет.
- Говорят, он очень умен, и ему пророчат место казначея при королевском дворе,- заметила кто-то из девушек, когда остальные перестали смеяться.
- Его величество всегда слыл эксцентричным господином, - парировала Элиза, переходя к следующему портрету. - У этого такое выражение лица, словно он сидит на ежике в очень тонких штанах. Этот похож на папенькиного любимого мерина. У этого на голове явно взорвалась небольшая шумиха. Ой, какие уши! С такими ушами никакая жара не страшна! Ими же можно обмахиваться. Гляньте, этот кавалер, вероятно, забыл проснуться, хотелось бы мне знать, как он сможет рассмотреть невест такими узкими глазками? Богиня! Кто пригласил на Выбор этого коротышку? Да он только под юбки сможет заглядывать!
- Этот коротышка - наследник огромных территорий, рудников и золотых приисков. Он умен, честен, благороден, - громко заявила шикарная блондинка, одетая в простой дорожный костюм. Она стояла у окна и следила за маркизой с явным неодобрением.
- В постель ты тоже собираешься ложиться с рудниками? - Элиза даже голову не повернула в сторону говорившей. Много чести!
Нет, право, генерал был самой приличной партией из всего огромного количества женихов, и Элиза чувствовала себя на пьедестале, посматривая на всех остальных с высоты собственного величия.
- Жаль, что здесь нет портретов вождя орков и троллей, - громко посетовала баронесса Шанари. - Говорят, тролли огромны и страшны, а орки высокомерны и заносчивы.
- Да, так жаль, - притворно вздохнула Элизабет. - А то ты смогла бы заранее познакомиться со своим будущим женихом. Уж тебе точно не светит никого лучше тролля.
С этими словами она гордо удалилась, довольная выражением негодования на лошадином лице баронесски. И платье у нее из прошлогодней коллекции! Некоторые девушки совершенно не заботятся о своей внешности, вот пусть теперь и не возмущается. Такой образине только тролль и подойдет, идеальная будет пара.
- Ну и язва эта маркиза,- заметила блондинка. Высокая, статная, с огромными зелеными глазами и густой копной волос, она выделялась среди остальных девушек как бриллиант среди самоцветов. Она с прищуром посмотрела на Лисан. - Как ты с нею общаешься? Её гонора хватит на орду орков.
- Элиза остра на язык, но она умна, - попыталась защитить подругу Лисан.
- Я увидела только смазливое личико, шикарное платье и веер работы мастера Тинь, а ума я в ней как раз и не заметила. Умная девушка прежде, чем хаять всех без разбора, подумала бы о том, что у женихов есть родственницы и придержала бы свое мнение для узкого круга.
- Она же не со злобы, - нерешительно произнесла Лисан, и вокруг раздался смех. - Просто она всегда говорит то, что думает! Это хорошее качество, я считаю.
- Виконтесса, ты или наивна, или слишком добра. Я не хочу думать, что ты глупа как баронесса Вуронина, которая на каждом званом вечере пытается привлечь внимание моего брата, выливая на него то соус, то вино и оправдываясь тем, что в его присутствии у нее дрожат руки, - с холодной усмешкой в глазах пресекла незнакомка попытки Лисаны оправдать Элизу.
- А кто твой брат?
- Герцог Антон Синек, - улыбнулась красавица. - Амадея, - представилась она и кивнула в сторону ниши у окна, где они могли поговорить без свидетелей. - Я знаю, кто твой жених, и очень тебе сочувствую.
- Он хороший и любит меня! - вспыхнула Лисан.
- Несомненно, - кивнула головой герцогиня. - Но... ты ведь сама понимаешь, что после того, что я увидела и услышала, брак госпожи Элизы и моего брата вряд ли состоится.
- Но ты ведь ему не расскажешь? - робко спросила Лисан.
- О, даже не сомневайся! Расскажу! И ему, и остальным соискателям, какого мнения о них дочь хозяина замка.
- Амадея! - воскликнула Лисан, прижимая к груди ладони. - Не губи! Ты ведь понимаешь, если Элиза не выйдет замуж...
- Не волнуйся, виконтесса, - Амадея хищно улыбнулась. - Я поговорю с дядюшкой. Я слышала, что маркиза мечтает выйти замуж за принца? Будет ей принц!
Сердце Лисан глухо забилось, она с ужасом поняла, что племянница короля не шутит, и Элизу ждет не один, а два сюрприза. Но что она может сделать? Поставить свое счастье с любимым мужчиной против желаний ненавидящей ее Элизы? Ну уж нет! Хватит! Она всю жизнь потакала прихотям подруги, старалась не замечать ее презрительных и уничижительных взглядов, ее пренебрежительного к себе отношения. Лисан была добра, но не глупа. И свой выбор она сделала, а поэтому промолчала и только согласно кивнула, когда Амадея попросила ее никому не рассказывать об их разговоре.

* * *

Серокожий орк тряхнул косичками, осторожно, словно ядовитое насекомое, поднял верхнюю книгу со стопки стоящей на столе и внимательно изучил ее обложку. Мужественный эльф в кожаном прикиде и меховом плаще обнимал двух томных дев, одетых лишь в бикини и туфли на огромных каблуках. У одной из них в руках был окровавленный нож, а вторая держала огромный ростовой лук. Девы выглядели так, словно только что выскочили из портового борделя для элиты. Им только не хватало мешочков для монет, которые дорогие шлюхи цепляют к поясам, когда танцуют приватные танцы. На заднем плане шел снег и горел черный замок. «Принц Эриндриэль против короля демонов. Любовь на троих», серия «Все оттенки холода».
- А что, у принца не хватило золота, чтобы купить своим бабам зимнюю одежку? Король демонов оказался так беден, что грабить было нечего? - хохотнул орк. - Богиня, что за чушь! Неужели еще существуют дуры, которые это читают? - Поведя широкими плечами, словно кожаная безрукавка была ему тесна, он открыл последнюю страницу. - Триста тысяч экземпляров? Твой издатель рехнулся! - орк наугад раскрыл книгу и хриплым низким голосом зачитал,-«...Открой раковину и возьми мою жемчужину... секретный замок, закрывающий сладострастную негу, огонь наслаждения, ураган эмоций... Она сводила меня с ума, заставляя сердце раненой пичугой биться о ребра...». -Он брезгливо швырнул книгу на стол. - Да я просто разложил ее на камне и отодрал, как мне хотелось! О, да! Она стонала и выгибалась, в попытке вырваться, но кричала в основном проклятия и угрозы. Да и демон был так себе, далеко не король.
- Не будь таким занудой, - Эриндриэль расслабленно лежал на кушетке, свесив руку с дымящейся самокруткой. - Нет в тебе безумного упоения страстью, высокого полета вдохновения. Низменное существо ты Шеол, примитивное. Пожрать, набить кому-нибудь морду... или все же лицо... не знаю даже как правильно... потрахаться, поспать. Поэтому тебя девушки не любят.
Орк только фыркнул и плюхнулся в кресло, успев перехватить летящую в него запыленную бутылку. Он отгрыз сургуч и отхлебнул столетний коньяк прямо из горлышка.
- Не ешь стекло, это вредно для пищеварения, - безмятежно произнес эльф, выпуская в воздух тонкую струйку ароматного дыма. - Ты моя низменная, похотливая, воинствующая половина, тебе никогда не понять возвышенных чувств, которые так любят девы.
- Девы любят сильных самцов. Они хотят детей от сильного звери и всегда выбирают того кто сможет защитить их потомство. А все эти ути-пуси для таких слабаков как ты.
- Дурашка, - Эриндриэль рассеянно улыбнулся и попытался поймать голубого слоника, порхающего перед его лицом. - Хотел бы я научить тебя нежности и любви.
- Как только мне надоест жить, я приду в твои объятия, - орк скривился и вытащил изо рта кусок зеленого стекла. - А пока меня все устраивает.
- Примитивная животная страсть. Это так скучно...
- Из моей примитивной животной страсти ты черпаешь вдохновение, - прорычал Шеол и с силой запустил бутылку в стену. Раздался звон стекла и запах дорогущего коньяка.
- Ты поранился? - с тревогой в голосе поинтересовался Эриндриэль, приподнимая голову.
- Нет! - рыкнул орк, вскакивая на ноги. - Мне надоели твои нравоучения. Я знаю, что девы любят силу и власть! Все мои наложница в рот мне заглядывают и ждут когда я возьму их на ложе. Даже зомби! А я всех их брал силой! Так как хотелось мне, и плевать на их чувства! Но все они теперь липнут ко мне и готовы рожать мне детей!
Он стремительно переместился к стоящей на столе банке с маринованными мухоморами и запустил в нее длинные пальцы, увенчанные острыми когтями.
- О, он шантажом вынуждает свою жертву покинуть отцовский дом, насилует, унижает, издевается. Она сопротивляется, ненавидит его, а затем рассматривает, что под толстой кожей маньяка и садиста скрывается нежное любящее сердце и острый ум. Она влюбляется в своего мучителя, понимая, что все, что он с нею делал, он делала для ее же блага. Он отвечает ей взаимностью. Любовь, страсть, свадьба. Чем не сюжет для следующего романа?
- Что за бред! Ты это серьезно? - орк даже перестал выколупывать из трехлитровой банки грибок. - Трава начала действовать?
- Давно я не уламывал прекрасных дев, - глаза эльфа затуманились зеленой поволокой, самокрутка выпала из расслабленных пальцев, но он этого не заметил. Эриндриэль мечтательно уставился в потолок, словно увидел там лик прекрасной девы.
- В лесах Игурбарда не осталось девственниц? - хмыкнул орк и засунул в клыкастый рот сразу парочку тверденьких маленьких мухоморчиков. - Беж меня ты нишего не шумеешь, - прошамкал он с набитым ртом и растянул губы в презрительной усмешке. - Ух, забористая дрянь! - Он улегся прямо на пол, закинув руки за голову, и прикрыл глаза.-Хоррошо. Давно у меня не было такого прихода. А отчего твои слоны голубого цвета? Мой желтый в крапинку. Красивый.
- Угу, - меланхолично отозвался обкуренный эльф. - Скучно мне, поэтому и голубые.
- Зато мне весело. Правда, люди запросили мира, даже предложили закрепить его браком. Завтра еду за человечкой, - Шеол вновь потянулся к банке.
- Да? - встрепенулся Эриндриэль, которому вдруг пришла прекрасная идея, способная развеять скуку и привнести немного веселья в ставшей нудной жизнь. - Пари? Спорим, она выберет утонченную, нежную натуру и влюбится в меня?
- Ага. Влюбится в твою смазливую рожу и твое имя, - ответил орк, с отстраненным видом ловя своего желтого в крапинку слоника. Слоник хохотал, показывал неприличные жесты и выворачивался из-под ладоней.
- А я замаскируюсь под орка! Здесь не внешность главное, а подход!- глубокомысленно изрек Эриндриэль попытавшись поднять вверх палец. Отчего-то вид торчащего перед носом среднего пальца вызвал у эльфа безудержное веселье, и он громко расхохотался.
Шеол лениво повернул голову в сторону говорившего. На него смотрела очаровательная златокудрая дева, вокруг ее тела разливалось свечение, огромные зеленые глаза маняще сверкали таинственным светом, алые полные губы что-то шептали. Она махала перед орком изящным пальчиком и кокетливо улыбалась. Тонкий стан девы призывно выгибался, а большие полушария грудей вызывающе колыхались при каждом движении незнакомой гурии. Надо же! Сама пришла. Именно она станет матерью всех орков! В ней он посеет семя первобытного страха! Она выносит и родит ему орду воинов! И наконец-то орки смогут избавиться от влияния своих светлых ипостасей! Шеол хмыкнул и, не раздумывая ухватил красавицу за волосы, дергая на себя. Дева не устояла на ногах и с визгом упала на широкую орочью грудь, чем он и воспользовался, впившись в приоткрытые губы жадным поцелуем. Дева дернулась и вдруг с силой не достойной будущей матери и хранительницы очага засадила орку в ухо.
- Шеол, - произнесла она приятным мужским баритоном, когда орк, не ожидавший такой подлости от своей избранницы, к ногам которой он собирался бросить весь мир, выпустил ее из объятий. - Я хочу заняться с тобой любовью, но ты ведь знаешь, чем это может закончиться. Поэтому прости.
Дохнуло озоном, сверкнула молния и орк схватился за голову, сталкивая с себя вдруг ставшее жутко тяжелым тело Эриндриэля.
- Где она? - прорычал он, сжимая ладонями раскалывающиеся виски и еще не понимая, что действие галлюциногена закончилось.
- Да, - довольно произнес эльф.- Грибочки удались, раз тебя так торкнуло.
Период расслабленной лени сменился у Владыки Зеленого Леса периодом бурной деятельности. Он подскочил на месте, щелчком пальцев протрезвил орка и себя, при этом, чуть не разбив банку с грибами, которую Шеол едва успел спасти, совершив умопомрачительный кульбит через голову, и потащил орка к большому зеркалу.
- Сука! - заорал тот, мутным взором глядя на их отражения. - Дри, ты же знаешь, как для меня болезненны все твои заклинания! Я же темный! А ты скотина используешь светлую магию! Зачем? Мне было так хорошо! Убью, гада!
- Это будет весело, - попятился от него эльф, на ходу подхватывая горшок с коноплей и выставляя его перед собой, словно щит.
- Что весело, твоя смерть? - рычал злющий орк, наступая на смеющегося Эриндриэля.
- Соблазнениенепорочнойкроткой девы! Тихой, скромной и невинной!Шеол, я тебе подарю три банки этих грибов!
- Пять! И кинжал с изумррудами! Р-р-р...
- Договорились, не рычи, а то я возбуждаюсь.
- На что спорим? - моментально успокоился орк.
Ну не мог он долго злиться на собственное светлое отражение! Да еще такое беспомощное. Ткни в него пальцем и сломается. И как этот писака смог провернуть такое сложное заклинание по разделению душ? Как он смог усмотреть в каждом эльфе его низменные, кровожадные, темные мечты? Как смог угадать что инстинкты, доставшиеся дивному народу от воинственных предков, никуда не делись, а тихо покоятся на дне их светлых душ? Как смог вытащить их наружу, создав темных антиподов? Как смог скрыть леса Игурбарда за орочьими степями? И кто? Этот смазливый любитель возвышенных чувств! Этот сочинитель слезливых романов для романтических дев! Впрочем, зуд графоманства ему можно простить, надо же чем-то заниматься Владыке Леса, после того как проблему с людьми он решил, а других проблем у эльфов отродясь не было. Шеол тоже любил на досуге увлечься изготовлением мумий из голов поверженных врагов. А еще никто лучше Дри не готовил мухоморы. Сам он, как и все эльфы предпочитал траву, но для Шеола всегда хранил несколько банок забористых грибочков, лучших в Зеленом Лесу.
- На щелбан? - невинно поинтересовался Владыка Игурбада и по-мальчишечьи озорно сверкнув глазищами, достал из воздуха большую косметичку. - Становись рядом со мной у зеркала, я немного подправлю наш путь, и у тебя появится брат. Демонски обаятельный, привлекательный и сексуальный.
- Бу-га-га, - медленно произнес орк и ощерился, выставив напоказ немаленькие клыки.

Опубликовано: 12.09.2015

Автор: Heltruda

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 23 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 7 человек:

  1. Вот это заварушка! Даже грибы дела не портят)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Класс, король Дроздобород «отдыхает». Очень перспективно.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Ножны ее невинности жаждали слиться с моим мечом. Мое осадное бревно уже стучало в ворота ее крепости

    Уф, да… Это мой любимый момент в этой главе… Я завидую способности принца подбирать эпитеты… )))

    Оцени комментарий: Thumb up 0