Страницы — 2

Виолетта с яростью молотила боксёрскую грушу в спортзале.
Но обычно безотказный способ сбросить злость и напряжение сегодня не помогал.
«Сандра Стоун, подлая дрянь! Как она может поддерживать античеловечный режим Девианса? Я не ханжа, и прекрасно понимаю, что те, кто любят секс с наручниками и плётками, так же нормальны, как и те, кто предпочитают романтику. Но вся нормальность заканчивается там же, где и свобода выбора. В Девиансе людей вынуждают становиться рабами. Детей делят по воспитательным домам, где превращают в рабов и хозяев. В такой рабский дом перевели Эрика».
Сам Эрик говорил, что благодаря переводам в специализированные дома дети-девианты избавлены от насмешек цивильных сверстников и легче принимают свою природу, быстрее учатся с ней жить. А в школу ходят все вместе, потому никакой сегрегации нет. И родители навещают детей, поэтому никто не чувствует себя заброшенным или отвергнутым.
- Тысячелетиями дворяне и богатое купечество отдавали детей на воспитание нянькам и учителям, - сказал тогда Эрик. - И ни детям, ни человечеству это нисколько не повредило. Я, например, о своих нянюшках могу сказать только самые лучшие слова.
«Может он сказать! - саданула по груше Виолетта. - Как вообще можно слушать человека, чья психика целенаправленно уродовалась с рождения?»
А Робсон, тварь продажная, поддержал Стоун и ван-Рейгер. Да-да, эта рыжая холеная гадина примчалась в кабинет директора сразу же после его звонка и едва не полезла в драку с Виолеттой, орала, что не позволит капризным континентальным истеричкам издеваться над гражданами Шактириана.
- Если ты, курица безмозглая, берёшь раба, то не имеешь права пренебрегать им! На десять минут берёшь, на всю жизнь, но ты обязана удовлетворить его потребности ровно в той степени, в какой он удовлетворяет твои! А нет у тебя потребностей в рабе, так и не лезь в чужой огород, динамь своих цивилов!
Забирать себе Эрика обратно Госпожа Ингрид не стала. У неё, видите ли, новый практикант, и на бывшего раба нет времени. Поэтому формальной Хозяйкой стала Сандра Стоун.
- Ничего, - ван-Рейгер потрепала по затылку Эрика так, как приласкала бы пса. Сам он сидел на полу возле её кресла. - Раз такое дело, я привлеку к аукциону побольше солидных Госпожей.
Эрик поцеловал ей щиколотку с таким благоговением, будто припадал к святыне в церкви.
А ноги рыжей стервы лежали на спине скрючившегося на четвереньках парня лет семнадцати. Ещё один мужчина, тридцатилетний, стоял рядом с креслом на коленях и держал в руках поднос со стаканом воды.
В Шактириане такие сцены были повсеместно. И это ещё мелочи. В некоторых кварталах устраивали публичные порки, а то и чего похуже.
Поверить в то, что на такое кто-то согласится по доброй воле, без тотальной промывки мозгов, Виолетта не желала категорически. Потому-то и вмешалась, когда ван-Рейгер прилюдно дала пощёчину Эрику только за то, что тот купил в автомате банку нового напитка-энергетика, а затем велела идти мыть офисные унитазы. Смириться с тем, какой испуганный и виноватый вид был у парня, Виолетта не смогла. А когда узнала, что у него ещё и клетка на члене была - наличие пояса верности и срок, который проносил его раб, были указаны в договоре, то захотела врезать ван-Рейгер по морде. Жаль, сама ван-Рейгер к этому моменту уже ушла из Регистрационной Палаты, а то Виолетта не сдержалась бы. От пояса она избавила бедного парня сразу же, как только он подошёл к ней. Виолетта отдала Эрику ключ, велела снять в ближайшем туалете оскорбительную мерзость и выкинуть её. Изумление, растерянность и даже испуг парня потрясли Виолетту до глубины души.
Но из-за Сандры Стоун спасти его не удалось, и бедный страдалец опять вернётся в шактирианский ад.
А Робсон старательно делал вид, будто ничего особенного не происходит.
- Раб ведь получает долю от вырученной за него суммы? - спросил он.
- Половина переходит на его пенсионный счёт, - мило улыбнулась ван-Рейгер. - Если рабу позволено работать, то на пенсионный счёт кладётся половина его зарплаты. Вторую половину получает Госпожа. Но и цивилы отдают половину всех заработков жене или сожительнице на совместное хозяйство. Если же раб занят только домом Госпожи, то она ежемесячно переводит на его счёт половину той заплаты, которую он получал до того, как стать домработником. Разумеется, еда, одежда и оплата медстраховки в этом случае с Хозяйки. Как видите, от цивильности это отличается только декором, ради которого мы и живём в Шактириане.
- Да, я знаю, - кивнул Робсон.
А Виолетта кипела от гнева, слушая столь наглое искажение истины.
«Да какое значение имеет забота о пенсионном счёте и страховке, когда эти сучки убивают личность их владельцев?!»
Робсон повернулся к Виолетте.
- Миз Корелли, сейчас же поезжайте с миз Стоун в Регистрационную Палату. А оттуда отправляйтесь в Рим. Я говорил и с гендиректором, и директором итальянского отделения, они оба согласились, что только такому квалифицированному специалисту как вы можно доверить заведование архивом организации в Ареццо. Тем более что вы родом из этого города и наверняка соскучились по родным местам. К новым обязанностям вы приступаете послезавтра, билет на утренний рейс для вас уже заказан и оплачен.
Мальчишка под ногами ван-Рейгер захихикал, за что немедленно получил от неё пинка. Но, судя по чистой символичности удара, санкции, применённые к Виолетте, шактирианку порадовали.
...Виолетта влепила груше ещё один апперкот.
- Дерьмо!
«Они все спятили, если думают, что я безропотно стерплю такое унижение. Я собирала для организации пожертвований больше, чем кто бы то ни было, и вот благодарность! Руководство идёт на поводу у Стоун, которая якшается с преступниками против человечности, а меня отшвыривают от работы как мусор. Ну ничего. Есть и на них управа. Для начала разобраться со Стоун. Если она поддерживает преступников, то должна среди них остаться навечно».
Виолетта ударила по груше ещё раз и пошла в душевую.
«Мне нужны ультра-религиозные партии и организации. Любой конфессии. И начать надо с Бриджпорта, потому что Стоун приехала оттуда и туда же вернётся после командировки. Не самый лучший штат для того, что мне нужно, Библейский Пояс намного перспективнее, но и до него очередь дойдёт».
...По дороге в квартиру и в процессе сбора вещей Виолетта свой план успела обдумать досконально. А из аэропорта, незадолго до отлёта, отправила директору филиала в Риме заявление об увольнении. Расчёт ей обещали выдать сразу по прибытии.

***

Подготовка телемарафона забирала всё время и все силы, миссии катастрофически не хватало сотрудников. Эрика Бермана взяли на временную работу и на телеканал, и в миссию, потому что заниматься техподдержкой онлайн-трансляции больше было некому.
Сандра ругалась с бухгалтерией, которая не успевала наладить приём денег со всех платёжных систем Девианса, улаживала ссоры спонсоров, каждый из которых хотел урвать для своей рекламы местечко получше, улещала звёзд, которые ревниво следили за почестями, оказываемыми конкурентам, отчитывалась перед чиновницей Регистрационной Палаты, которая требовала проверки и перепроверки допущенных к аукциону Госпожей... Да ещё влажная тропическая жара, к которой никак не могла привыкнуть Сандра, добавляла проблем. Кондиционер кондиционером, а беготни между зданиями и машинами было немало.
Коротенького десятиминутного перерыва хватало только на то, чтобы выпить в комнате отдыха местного травяного чая, действительно весьма полезного в здешнем климате.
Эрик сел на специальный коврик у кресла Сандры, стал обмахивать её ноги веером.
- Очень тяжело без сессий? - спросила она.
- Такое огромное количество работы и усталость помогают держаться. Если совсем припрёт, схожу к платнице.
- К кому? - не поняла Сандра.
- К кинкиреше, а чаще к цивилке, которая за гонорар более-менее убедительно сыграет Госпожу и отсессионит.
- Здесь есть проститутки? - поразилась Сандра.
- А почему их не должно быть, миз? Из-за количественного соотношения Госпожей и рабов не меньше трети мужчин не востребованы никем. А спермотоксикоз у парней с Нижней ориентацией не слабее, чем у цивилов. Так что платницы на отсутствие клиентов и дешевизну гонорара не жалуются.
- Тогда зачем искать Хозяйку? С платницей всё намного проще.
Эрик отрицательно покачал головой.
- Платница - это гамбургер. Его можно съесть, когда очень сильно голоден, а нормальной еды нет. Но постоянно питаться гамбургерами означает безнадёжно испортить здоровье. Часто общаться с платницами - испортить себе жизнь. Настоящую Госпожу, которая не играет в Доминантку, а является ею на самом деле, не заменит никто. Даже если она берёт тебя в рабы всего лишь на час, это стоит того, чтобы смириться с дежурствами в СОУ, очередь на которые на неделю вперёд.
- Странно, что при таких условиях процветает игра в работорговлю, да ещё так сильно натурализированая.
Эрик сделал неопределённый жест.
- Нижним в большинстве своём приятно чувствовать себя товаром, вещью, которая всецело в чужой власти. Эта сладкая, пряная смесь страха, беспомощности, унижения и надежды на удачу, когда тебя покупают, а ты бессилен как-либо повлиять на процесс... И очень яркое удовольствие от утолённого самолюбия, когда тебя выбирают, признают значимость и ценность твоих качеств и умений. - Он улыбнулся: - А Верхним нравится власть, возможность брать живого и весьма небесполезного человека как товар, как свою игрушку, чувствовать себя божеством, вершащим его судьбу. В итоге оба набора эмоций смешиваются в единый упоительный коктейль, который опьяняет сильнее вина, даёт наслаждение, близкое к оргазму.
Эрик смущённо глянул на Сандру:
- Вам неприятно это слышать. Простите.
- Да нет, просто это всё не моё. Но на чисто интеллектуальном уровне я поняла смысл и ценность таких ритуалов для жителей Основнухи.
Сандра закрыла глаза, откинулась на спинку кресла.
- Вы должны весьма недёшево стоить.
- Миз Сандра, пожалуйста, не хвалите меня. Моя природа требует благодарить Хозяйку за такую милость, а поскольку вам моё поклонение не нужно, это создаст проблемы.
- Хорошо, не буду, - успокаивающе сказала Сандра. - Утешайте себя мыслью, что скоро аукцион, и вы обретёте настоящую Хозяйку.
- Принести вам ещё чаю?
- Нет, спасибо, уже пора на работу.
- Миз, пока всё тихо. Я подам ваш ноутбук, и пока вы разбираете свежую почту, смогу сделать вам массаж ног.
Сандра глянула на него.
- Так тяжело без прислуживания? - спросила она сочувственно.
- Тяжело без принадлежности Госпоже. Особенно после всей этой истории. Те мелочи, которые вы позволяете делать для вас, помогают не превратиться в невротика. Даже такое маленькое рабство лучше его полного отсутствия.
- Хорошо, давайте ноутбук и массаж.
- Спасибо, миз, - поклонился Эрик.
У Сандры запиликал планшетофон, возвещая о незнакомом абоненте. Когда она ответила на звонок, из динамика донеслось:
- Грязная шлюха дьявола, ты сгоришь в Аду! - злобно прошипел мужской голос. - Ты поплатишься за свои...
Сандра оборвала связь и с удивлением посмотрела на телефон. «Ошибка в соединении. Но какой-то барышне "повезло" связаться с психопатом».
Эрик принёс ноутбук, влажные салфетки и тюбик крема для усталых ног. Аккуратно снял с Сандры босоножки, бережно и ловко протёр салфетками ступни и лодыжки, начал массаж.
Сандра забыла о письмах.
Она не делала макияж и не покупала нарядов, предпочитая джинсы, неяркие пуловеры и кроссовки, летом - шорты, футболки и шлёпки без каблука. Но за здоровьем и благополучием своего тела следить любила. Тренажёры, бассейн, сауну, процедуры по уходу за кожей и волосами, маникюр и педикюр, массажи посещала всегда, как появлялась возможность. И не абы какие, а только очень качественные.
Но то, что делал Эрик, не шло ни в какое сравнение с лучшими спорт-центрами и салонами Бриджпорта и даже Нью-Йорка. У него были воистину волшебные руки. Сандра от такого удовольствия даже застонала едва слышно.
Когда Эрик завершил массаж и надел ей босоножки, Сандра сказала:
- Спасибо. Это было настоящее чудо.
- Вам спасибо, - Эрик улыбнулся счастливо. - Видеть такое искреннее удовольствие Госпожи - лучшее, что может быть с рабом.
Он собрал салфетки и крем, встал.
- Можно я пойду работать? Мне пора.
- Да, конечно.
Эрик поклонился и ушёл. А Сандра занялась почтой. Её оказалось вдвое больше, чем обычно, и половина посланий состояла из религиозных проклятий, поношений ультра-правозащитников и поборников патриархата. Причём предметом обвинений была не только Сандра, но и вся благотворительная организация, где она работала.
Сандра позвонила секретарше Робсона, спросила, не получала ли миссия странных звонков и писем.
- Да штук двадцать того и другого, - ответила секретарша. - Люди как с ума сошли.
Сандра попрощалась, пожала плечами и поехала в Регистрационную Палату. Но нормальной работы не получилось, телефон разрывался от звонков и СМС. Выключить его было нельзя, Сандра ждала несколько важных разговоров, но абоненты не могли пробиться через этот шквал.
Пришлось заявить в полицию о хулиганстве и позвонить в телефонную компанию, чтобы сделали фильтрацию входящих вызовов, допускали только те, которые входят в составленный Сандрой список.
В офисах миссии, и цивиллерском, и тех, что на Основнухе, ситуация оказалась не лучше. А возле головного офиса в Нью-Йорке и филиала в Бриджпорте вообще устроили небольшую демонстрацию, причём везде не столько обвиняли организацию, сколько Сандру Стоун.
- Я не знаю, что происходит и почему, - сказала она по скайпу гендиректору. - Всё шло как обычно, и вдруг начался этот нелепый цирк.
- Вы по-прежнему намерены продать Эрика Бермана на аукционе?
- Он хочет быть купленным на этом аукционе. Я всего лишь помогаю ему исполнить желаемое.
- А как-то по-другому он свою интимную жизнь устроить не может?
- Сэр, если бы мог, давно устроил бы.
- Ладно, работайте, - гендиректор отключил связь.
Сандра потёрла лицо ладонями.
- Бред какой-то.
К ней подошёл Эрик.
- Миз Сандра, если вы позволите, я предложу службе безопасности организации найти источник этого действа. Его ведь явно затеяли в сети.
- У организации нет службы безопасности. Это ведь гуманитарная миссия, а не коммерческая фирма.
- И сисадминов в головном офисе нет так же, как и здесь? Там тоже в случае неполадок вызывают первую попавшуюся в телефонном справочнике сервисную службу?
- Мистер Эрик, у гуманитарных организаций нет возможности нанимать много персонала. Вы же видите как мы работаем.
- Что ж, придётся довольствоваться тем, что есть. Вы сможете связаться с гендиректором и спросить, хочет ли он найти источник своих проблем, и если да, то согласен ли заплатить двум толковым парням, одному в Германии, другому в Калифорнии за то, что они мне проассистируют? Сам я поработаю бесплатно. Ваша организация помогла мне, теперь моя очередь помочь организации.
- Я соединю вас с Робсоном, предложите это ему. Если что, он сможет продавить вашу идею у генерального.
Эрик поклонился.
- Вам лучше знать, что надо делать.
Сандра взяла планшетофон.

***

Эрик шёл за Сандрой по магазину фермерских продуктов и катил тележку для покупок. Сандра придирчиво выбирала мясо, овощи, специи, зелень.
- Вы любите хорошую кухню, - улыбнулся он.
- Да. И желательно разную. Китайский салат, французский суп, турецкое жаркое... Или ещё что-то в этом роде. Знаю, что кухни разных стилей на один стол подавать не принято, но мне плевать. Главное, чтобы было вкусно и разнообразно.
Эрик кивнул.
- Таким, как вы правила не нужны, потому что вы их сами создаёте.
Они пошли к кассам. Возле них стояла витрина с шоколадками, жвачками, напитками и прочей мелочью для спонтанных покупок. Эрик взял пёстро раскрашенную банку с напитком.
Сандра глянула на него с лёгкой укоризной:
- И хочется же вам травить ваш красивый организм разной дрянью.
Эрик смутился, поставил банку на место.
- Госпожа Ингрид тоже запрещала мне такие продукты.
- Я вам запрещать ничего не стану, но Ингрид полностью поддерживаю.
Эрик подкатил тележку к кассе, попросил разделить счёт на двоих.
На улице, выгружая покупки в багажник машины, спросил:
- Неужели вы никогда не пробовали доминирование?
- Пробовала. Но не сложилось. Не моё это.
Эрик посмотрел на неё с изумлением и недоверием.
- Если не секрет, почему? Вас кто-то обидел в континентальном БДСМ?
- Эрик, я похожа на человека, который позволит себя обидеть?
- Простите, Госпожа, - тут же склонил он голову. - Я сказал глупость.
- Ладно вам... Всё, забыли.
Сандра села в машину, включила зажигание.
- Мне до отвращения не нравится вся эта нарочитость и показуха, которой все сопровождают процесс. Как будто нельзя просто заняться альтернативным сексом, пусть даже это только порка без полового акта, и не заморачиваться на декор. Такое впечатление, что ты нужна только как приложение к антуражу. И ощущение, что людям на самом деле не БДСМ-а хочется, а доказать всем и в первую очередь себе самим, какие они особенные и как сильно отличаются от всего остального человечества.
- Я понимаю, о чём вы, - кивнул Эрик. - И среди кинкеров много тех, кто наслаждается именно антуражем. Но если немного поискать, Госпожа легко найдёт Нижнего по своему вкусу.
- А у меня есть на это время? - фыркнула Сандра. - Вы сами видите как я работаю. Когда наступает выходной, то я так хочу отдохнуть от людей и побыть одна, что даже супер-пупер-мужик вызовет только раздражение. - Она улыбнулась: - В Девиансе мне лучше всего подойдёт Пуритос. Я асексуальна.
- Неправда! - горячо ответил Эрик. - В асексуалах не сверкает столько огня, сколько в вас. Этим даже редко какая Госпожа похвастаться может. На вас с восхищением и вожделением смотрят половина меченых рабов, а бесхозные так вообще в слюне захлёбываются.
- Не говорите ерунды, - отрезала Сандра.
Остаток дороги они молчали. А когда Сандра въехала в гараж, Эрик сказал осторожно:
- Сегодня моя очередь готовить. Что вы хотите на ужин?
- То, что я хочу, вы наверняка готовить не умеете. Поэтому поменяемся дежурствами. Сегодня готовлю я.
- Миз Сандра, я люблю учиться. Если вы будете мной руководить, я всё сделаю.
Девушка посмотрела на Эрика с удивлением:
- Вы это серьёзно?
- Да. Мне нравится узнавать новое, расширять горизонты и возможности.
Сандра улыбнулась:
- Обучаемость - очень ценное качество вне зависимости от сексуальной ориентации. Раб вы, Господин или цивил, а способность и желание познавать новое, принимать и понимать его, нужна всем.
Эрик улыбнулся в ответ:
- Вы ведь тоже очень любите учиться? Это заметно.
- Люблю, - не стала отрицать Сандра. - А сейчас давайте сделаем ужин. И накроем стол со свечами.
- Всё, что пожелает прекрасная Госпожа, - весело сказал Эрик.

***

Отец позвонил Сандре в разгар работы на телестудии.
- Ты что там вытворяешь?! Возле дома толпа митингующих! Угрозы, оскорбления. И ладно бы только возле дома! На работе тоже пикеты. Мать уволили, она слегла с сердечным приступом.
- Подожди, какие митинги и пикеты? При чём тут ваш дом и мамина работа?
- Это протест против того, чем ты занимаешься в Девиансе, - ответил отец. - И частично против организации, в которой ты работаешь. Но в основном против нас с матерью, родивших и воспитавших монстра.
- Пап, ты в полицию обращался?
- Да. Но они ничего не могут сделать, потому что угрожают и оскорбляют не пикетчики. Это делается в телефонных звонках. А комитет ассоциации домовладельцев требует, чтобы мы уехали, или он подаст на нас в суд, потому что соседи жалуются на пикетчиков.
- Папа, я не делала ничего плохого. И я не знаю, почему именно меня превратили в разменную карту каких-то неведомых мне политических игр. Но, чёрт возьми, полиция, городские власти и даже этот грёбаный комитет живут на ваши деньги, а потому обязаны защищать тебя и маму!
- Они и защищают. Пытаются поймать телефонных террористов, арестовывают тех, кто бросает в наши окна камни и бутылки, приносит оскорбительные плакаты. Но большинство пикетчиков не нарушают закона. Они просто стоят у дома, скандируют «Ваша дочь сгорит в Аду» и «Ваша дочь преступница». Это укладывается в право граждан на свободу слова и собраний, но мешает соседям. И мешает работе фирмы. Мать уже уволили, меня скоро уволят.
- Ну и пошла к чёрту работа, где не ценят такого специалиста! - вскипела Сандра. - И к чёрту дом, если комитет не может убрать со своей территории всякую шваль! Подписывайте договор с риэлтерской фирмой, пусть ищут вам покупателя или арендатора, а сами поезжайте месяца на три в Индию, мама всегда мечтала посмотреть эту страну. С буллингом и моббингом по-настоящему эффективно можно бороться только двумя способами - или уйти из стада идиотов к нормальным людям, или не обращать на идиотов внимания и делать своё дело. На территории вашей ассоциации домовладельцев в преследование втягивают соседей, а они радостно присоединяются вместе с комитетом, который обязан защищать интересы любого члена ассоциации. Ну и зачем вам эти уроды?
- Я знаю. Но скажи мне правду, дочь - ты действительно не сделала ничего бесчестного?
- Нет. Я помогаю людям, которые отличаются от толпы, жить так, как они хотят. Эти люди прекрасно понимают, что делают, и никого к себе насильно не тянут. Папа, ты же всегда учил меня не отказываться от того, что я считаю правильными, и самой делать себе нужный мир. Так теперь последуй сам своему совету.
- Сандра, ты действительно в безопасности?
- Да. Тут всё тихо, а то, что в офисы миссии звонят и шлют письма, можно игнорировать.
Она сказала горько:
- Я ни в чём не виновата, папа. Правда не виновата. Я не знаю, почему началась эта травля. Набежало неизвестно откуда стадо психов и устроили вакханалию. Наши программисты ищут источник, но пока результатов мало.
- Ничего, дочь, держись. А за нас не бойся. Мы завтра же уедем в Индию, купим матери самое красивое сари и посадим на увешанного побрякушками слона как настоящую магарани.
- Присылайте побольше фотографий.
- Обязательно. И всё будет хорошо, вот увидишь.
- Спасибо, папа.
Сандра убрала телефон и улыбнулась съёмочной группе.
- Эй, народ, что за посиделки? Работаем, у нас эфир скоро. Мы же лучшие и всех взорвём!

В офис Сандру вызвали к концу рабочего дня.
- Мне очень жаль, миз Стоун, - сказал Робсон. - Но организация закрывает миссию в Девиансе.
- Из-за этого дурацкого шума, до которого никому, кроме самих шумящих и наших офисных соседей на континенте, нет никакого дела?
- Гендирекция решила, что для проекта по сбору денег для госпиталя тут нет никаких перспектив.
- Мистер Робсон, но это же чушь! Девианс - одна из богатейших стран, здесь пожертвований будет больше, чем где бы то ни было.
- Не я это решаю, миз Стоун. И... Миз Стоун, гендирекция настоятельно рекомендует вам подписать заявление об увольнении по собственному желанию.
- Что?! - не поверила собственным ушам Сандра. - Почему?
- Если вы откажетесь, я буду вынужден уволить вас по сокращению. Но тогда сумма выходного пособия будет в два раза меньше. И в резюме появится не самая приятная строчка. Хороших специалистов не сокращают, так ведь? Но они могут увольняться сами, если работа становится для них мелкой и не интересной.
- Понятно, - кивнула Сандра. - Заявление я подпишу, но вам самому не противно оставаться там, где так легко предают?
- Миз Стоун,..
- Заявление давайте, - перебила Сандра.
Робсон положил перед ней листок с текстом. Она быстро прочитала, поставила подпись и вышла из кабинета.
- Бэт, - обратилась Сандра к секретарше, - я так понимаю, расчётный чек мне уже выписан? Давай его сюда.
- Они просто трусливые сволочи, - секретарша дала Сандре чек. - Уроды.
Сандра убрала его в сумочку, пожала плечами. Бэт спросила:
- Что ты будешь делать? В Штаты тебе пока лучше не приезжать.
- Спрошу у местного юриста, как долго я могу здесь остаться с моей визой. И буду искать работу в какой-нибудь гуманитарной миссии в Конго или в Сирии. Там на переизбыток сотрудников не жалуются, а потому на весь этот идиотский скандал им плевать. К тому же там деньги тратить некуда, я смогу посылать почти всю зарплату родителям. А максимум через полгода наша и местная политота придут-таки к консенсусу, и я смогу вернуться в Штаты, не опасаясь преследований религиозных психопатов и ультра-правозащитников типа Виолетты Корелли.
- С такой защитой и врагов не надо! - охотно согласилась Бэт. - Думаю, такие же люди в своё время погубили Тьюринга и Уайльда.
- А ещё сожгли Джордано Бруно и заставили Боттичелли отказаться от живописи.
У Сандры вдруг задрожали губы, она вытерла слёзы.
- Ты что? - подскочила к ней Бэт. - Ты из-за увольнения? Нашла из-за кого реветь! Да плюнь ты на этих уродов. Тебя любая гуманитарная организация с руками оторвёт.
- Родителям угрожали, - сказала Сандра. - Вынудили выставить дом на продажу и уехать. С работы их тоже уволили.
- Вот сволочи! Но ничего, программеры найдут того, кто всё это затеял, и он сядет как террорист.
- Да, - шмыгнула носом Сандра. - Я знаю. Просто немного сдали нервы. Но это ненадолго. Я сильная. Справлюсь. Я ведь Сандра Стоун, Цветок-На-Камне. Меня так просто не сломать. Это только кажется, что цветы хрупкие и беззащитные, а на самом деле они ломают асфальт и гранит.
- Цветок-На-Камне? - недоумённо переспросила Бэт.
- Это ещё с начальной школы. Я всегда была мелкорослой, нескладной и хилой, да и на морду так себе. К тому же ботанка. Поэтому травли от одноклассников мне хватало. Но родители говорили мне не сдаваться и придумать дело, которое объединит со мной большинство тех, кого дразнят. Я придумала делать комикс, родители помогли мне собрать единомышленников в школьный клуб. На следующий год список желающих купить комикс был на две страницы. Мы стали звёздами начальной школы, но нам к тому времени было глубоко наплевать, что думают о нас другие.
Бэт посмотрела на Сандру с восхищением.
- Ты молодец. Ты всегда победишь и будешь звездой. И знаешь, когда откроешь свой гуманитарный фонд или организацию, позвони. Я приду к тебе работать, даже если из сотрудников будет только нас двое.
- Спасибо, - Сандра пожала ей руку, поцеловала в щёку и вышла в коридор здания.
Ни Сандра, ни Бэт не заметили мертвенно-бледного Эрика, который стоял на пороге бухгалтерии и слышал весь разговор.

***

Телефон Сандры пиликнул, возвещая об СМС от Эрика. Сандра глянула на экран.

Я не успел сказать вам в офисе. Найден организатор, материалы на него и соучастников отправлены в полицию Девианса, США и Италии. Это Виолетта Корелли.
Сандра ответила «ОК. Спасибо» и продолжила искать в интернете юриста. Выбрала подходящего, договорилась о приёме.
Результаты оказались не так плохи. Сандре не требовалась покидать Девианс в течение двадцати четырёх часов. В её распоряжении было тридцать суток. С квартирой дело обстояло несколько хуже. Арендовала её организация, и Сандра, уволившись, жильё теряла. Но закон давал семьдесят два часа на сборы. Это позволяло не только спокойно и аккуратно упаковать вещи, но и успеть подыскать приличный недорогой мотель либо дешёвую чистенькую квартиру с посуточной оплатой.
«Если за месяц не найду работу, поеду в любую из стран, куда американцев пускают без визы. Жаль, конечно, тратить деньги на лишние разъезды, но лучше это, чем пуля в голову от психопата».
Сандра позвонила в фирму проката автомобилей и перевела аренду машины на себя. Теперь можно и домой.
Эрик сидел в гостиной и вскочил при её появлении. Сандра глянула на его бледный, лихорадочный вид и сказала:
- Неважно выглядите. Вам бы к врачу.
- Он не поможет, - голос Эрика звучал сдавленно, дыхание было тяжёлым. - Я должен искупить свою вину, иначе... - его бросило в дрожь.
- Какую ещё вину? - встревожилась Сандра.
- В том, что случилось с вами и вашей семьёй, виноват я.
Сандра на несколько мгновений остолбенела с открытым от изумления ртом.
- Мистер Эрик, - сказала она, овладев собой, - вы в своём уме? Всё это устроила Виолетта Корелли. Вы к её выходкам вообще никакого отношения не имеете.
- Я понимаю это разумом, миз Сандра. Но у сердца нет мозгов. Оно до краёв наполнено чувством вины, простите мне такую пафосную метафору. И моё сердце всегда было сильнее разума. Если я не пройду через искупление, вина меня просто раздавит.
Выглядел Эрик всё хуже и хуже. «Психосоматика - она у всех психосоматика, - подумала Сандра. - А с ней не шутят».
Вслух сказала:
- И какое искупление вам надо?
Эрик судорожно перевёл дыхание.
- Наказание из ваших рук. И чем жёстче, чем лучше. Самое жёсткое. Я купил всё необходимое.
- Купили?!
Эрик закрыл лицо ладонями, застонал.
- Я ещё и этим вас обременяю! Я отвратителен. Миз Сандра, платница сделает всё, что нужно, вам достаточно просто приказать мне пойти к ней.
«Недостаточно, - поняла Сандра. - Он просто до неё не дойдёт. Только не в таком состоянии».
- Показывайте, что вы купили.
Эрик неверяще посмотрел на Сандру и рухнул на колени у кофейного столика, достал из-под него и положил на столешницу ротанг, четыре пары наручников и кляп.
- Это всё.
Сандра проговорила:
- В вашем досье указано, что уровень мазохичности у вас пять из десяти. А ротанг - это десятка.
- Именно поэтому он и нужен.
Сандра посмотрела на замершего на коленях Эрика, на ротанг, на столик, на котором он лежал. Столик был немного длиннее, шире и гораздо прочнее, чем делаются такие вещи. Если мужчина встанет на него на четвереньки, женщине среднего роста будет удобно его пороть.
«Здесь в квартирах для женщин половина интерьера заточена под сессии».
- Миз Сандра... - тихо, отчаянно проговорил Эрик.
Сандра решилась. Опыт порок у неё был небольшой, но как и куда можно бить, она знала. Остальное подсказало порно, которое Сандра, как и все новички, смотрела и в качестве учебного пособия.
Она шагнула к Эрику, взяла в ладонь его волосы, заставила запрокинуть голову.
- Ты поступил очень плохо, - сказала Сандра холодно и твёрдо.
- Да, Госпожа, - Эрик расслабился, отдаваясь её руке. - Я виноват. Умоляю сурово наказать меня. Позвольте мне искупить вину!
Сандра толкнула его на пол.
- Раздевайся.
Эрик торопливо стал снимать одежду. Сандра ступнёй прижала его голову к полу.
- Не разбрасывай вещи, дрянь! Складывай всё аккуратно.
- Да, Госпожа. Простите меня.
Сандра убрала ногу.
- Продолжай.
Эрик снимал и складывал одежду на кресло. Сандра тихо перевела дыхание. «Вроде бы всё делаю как надо».
Обнажённый и коленопреклонённый Эрик замер перед ней.
- Я готов искупить свою вину, Госпожа.
- Переложи все орудия кары на диван, а сам встань на столик на четвереньки.
- Да, Госпожа.
Эрик торопливо выполнил приказ.
Сандра подошла, встала позади него. «Нет, если уровень боли будет вдвое выше нормативного, то нужно сначала зафиксировать».
- Запястья к щиколоткам, - приказала Сандра.
Эрик склонился лицом к столешнице, отвёл руки назад.
Сандра шлепком заставила Эрика повыше поднять ягодицы и переложила его руки так, чтобы кисти оказались между ступней, а затем надела наручники, приковывая левое запястье к левой щиколотке. Эрик едва слышно вздохнул. Сандра приковала правое запястье к правой щиколотке, а затем ещё одной парой наручников скрепила цепочки оков между собой.
Теперь надо было приступать к порке.
«Ну и как это делать? Ротанг - орудие травматичное, слишком сильный удар оставит шрам. И зачем я только выбрала позу, где кожа натянута сильнее всего, и потому более уязвима перед рассечками? Да затем, в этой позе самая сильная боль, а Эрик просил максимально жёсткого воздействия».
Сандра взяла ротанг, покачала его в руке, примериваясь, и хлестнула диванную подушку, чтобы хотя бы приблизительно определить силу удара.
«Это слишком».
Сандра хлестнула другую подушку. Теперь было слабо, подушка даже не примялась. Удар по третьей подушке вроде бы получился таким, как Сандра видела в реалити-ролике.
Эрик во время этой тренировки вздрагивал, вздыхал испуганно, но молчал.
Сандра шагнула к нему.
«И сколько ударов надо? Теоретически, обычное количество пятьдесят, но в такой позе этого много. К тому же Эрик не мазохист в полном смысле слова. Двадцать пять. Этого будет как раз. И не забыть, что боль от ротанга многоступенчатая, между ударами надо делать паузу в три секунды, чтобы наказываемый или мазохист прочувствовал всю гамму ощущений».
Начинать было страшно. «Чем дольше тяну, тем хуже будет. Ещё немного, и я вообще не решусь это сделать».
Сандра шлёпнула Эрика ротангом по ягодицам. Удар оказался для него неожиданным, Эрик испуганно и болезненно вскрикнул. А после сказал:
- Спасибо, Госпожа. Я готов принимать наказание дальше.
Благодарность была искренней. Эрику действительно становилось легче. И эта подлинность чувств разительно отличалась от тех нескольких манерных игр, в которых Сандра участвовала раньше.
Она ударила Эрика второй раз. «Двадцать один, двадцать два, двадцать три, - отсчитала она протяжённость секунд и ударила снова: - Три. Двадцать один, двадцать два, двадцать три - четыре». Сандра считала секунды, удары. Эрик сдавленно стонал, старался сдерживать вскрики. На ягодицах появлялись белые, немного припухшие полосы, которые быстро розовели. Сандра отметила, что скорость нанесения ударов удобнее считать по изменениям кожи, чем по времени, ведь секунды - усреднённый показатель, а скорость индивидуальной реакции на воздействие варьируется.
На одиннадцатом ударе Сандра окончательно успокоилась и обрела уверенность в себе. И - невероятная вещь! - почувствовала удовольствие от порки. По телу стало разливаться пряное, приятное тепло, Сандра довольно улыбнулась. То, что она делала с Эриком, то, что он хотел получить от неё, было по-настоящему необходимым обоим, а потому правильным и абсолютно естественным.
Двадцать пять ударов закончились.
Сандра убрала ротанг на полку под столик и взяла ключи от наручников. Но покрасневшая, припухшая от ударов попка оказалась слишком соблазнительной, чтобы Сандра могла удержаться от искушения сжать её ладонями. Эрик болезненно вскрикнул, а мгновением спустя забился в оргазме. По венам Сандры прокатилась сладкая волна, на несколько секунд она забыла обо всём, и лишь крепче сжимала горячие мужские ягодицы.
«Невероятно! Теперь я понимаю, почему люди хотят этим жить».
Сандра перевела дыхание и разомкнула оковы Эрика, сняла их и бросила на полку.
Эрик сохранял прежнюю позу.
- Я грязное ничтожное животное, Госпожа... - сказал он с горечью.
- Ты хотел, чтобы тебе стало легче, - ответила Сандра. - И это произошло, так ведь?
Эрик сел и ошеломлённо посмотрел на неё.
- Вы не сердитесь на меня?!
- А надо? - приподняла бровь Сандра. - Лечение помогло, и ты это только что доказал.
Эрик благоговейно посмотрел на Сандру, скользнул со столика к её ногам, стал целовать пальчики.
- Спасибо, Госпожа.
- Убери за собой, и ужинать будем. Давно пора. Я пока переоденусь.
- Как пожелает моя Госпожа.
Эрик принёс из кухни ведро, губку, пульверизатор с полиролью и специальную тряпочку, привёл столик в порядок и пошёл готовить ужин.
Когда Сандра вошла в кухню, он быстро и ловко нарезал овощи для салата.
- А почему ты голый? - удивилась Сандра. - Ой, я же не разрешила тебе одеться. Этот ваш этикет... Иди одевайся, салат я сама доделаю.
В кухню Эрик вернулся в широких тонких хлопковых штанах, одетых явно на голое тело, и в лёгкой футболке без рукавов, стал делать чай.
Ужинать он сел на полу, у ног Сандры. Сначала она хотела сказать ему сеть за стол, но махнула рукой.
- Делай как тебе удобнее.
Эрик поцеловал её щиколотку.
- Вы лучшая Госпожа в мире.
- Вот только давай без лести.
- Это правда, а не лесть, - Эрик смотрел на Сандру очень серьёзно. - В Академии Рабов нас учили принимать любые воздействия так, чтобы они были приятны не только Хозяйкам, но и нам. Однако в серьёзной порке я видел лишь мучение. Она всегда была кошмаром и наказанием. Наставницы говорили, что дверь к этому наслаждению закрыта для меня навсегда. А вы открыли её и позволили мне войти в новый мир.
- Я тут ни при чём. То состояние, в котором ты был...
- Нет, - твёрдо сказал Эрик. - Не имеет значения, что было в начале. Важно только то, что вы из этого сделали. Вы завершили меня. Теперь я настоящий раб, который может доставить Госпоже любое удовольствие и насладиться этим.
Эрик поцеловал ладонь Сандры, прижался к ней лицом. А Сандра смотрела на него с ужасом.
«Эрик теперь не захочет отправляться на аукцион. Он стал психологически зависим от меня целиком и полностью».
Сандра погладила несчастного парня по волосам.
На излечение Эрика от зависимости у неё было только тридцать дней.

(с) Автор: Влада Воронова

Опубликовано: 01.03.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 27 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Так и думала, что он будет с Сандрой. Милая девочка наконец получит правильный бдсм)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Я не успел сказать вам в офисе. Найден организатор, материалы на него и соучастников отправлены в полицию Девианса, США и Италии. Это Виолетта Корелли.
    ———————
    По контексту это как-то должно выделяться из текста.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Неожиданно для меня и своеобразно, но захватывает! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0