Страницы — 11

Ещё один шанс

АННОТАЦИЯ
Безвыходных ситуаций не бывает. Неразрешимых проблем нет. Шанс на изменение к лучшему есть всегда, везде и у всех. Но любой и каждый сам выбирает, пользоваться этим шансом или нырнуть в беды ещё глубже.
Окончательная авторская редакция от 20.01.2016


Соблазнительно пухленькая кареглазая брюнетка тридцати пяти лет вошла в комнату для допросов полицейского участка, показала адвокатскую карточку.
- Трейси Эллер, - сказала она. - Представляю интересы потерпевшей Камелии Лопес.
Инспектор молча показал на свободный стул, а подозреваемый, самодовольный блондин в подчёркнуто дорогой одежде, презрительно оскалился:
- Откуда у нелегалки и уличной шлюхи деньги на адвоката?
Трейси села и достала из папки два сцепленных степлерной скрепкой документа.
- В адвокатскую фирму «Робертсон, Маргейн и Спери» пришёл конверт с наличными и письмом, в котором говорилось, что друзья миз Камелии Лопес нанимают фирму защищать её интересы. Своих имён друзья не назвали, но это и не нужно. - Трейси отдала инспектору бумаги: - Квитанция о том, что фирма приняла оплату, и письмо с резолюцией директора, в которой сказано, что представлять интересы миз Лопес буду я.
Инспектор бросил на них беглый взгляд, сказал «Всё законно» и отдал адвокату подозреваемого. Тот глянул на бумаги и вернул их Трейси.
- Берт Вудвилл, - представился адвокат. - Мой клиент оклеветан, миз Эллер. Он не насиловал Камелию Лопес. Она сама попросила мистера Виктора Крайна заняться с ней сексом погрубее и пожёстче.
- И мистер Крайн может предъявить письменный, видео- или аудиодоговор с миз Лопес о том, какой именно грубости, в какой степени и с какой продолжительностью она просила? В договоре указано количество и интенсивность следов, которые такой секс должен был оставить на теле миз Лопес?
- Миз Эллер, договоры о сексе заключаются устно и без свидетелей, - сказал Вудвилл.
- Только если речь идёт о традиционном сексе, в котором нет риска телесных и психологических повреждений, - благожелательно улыбнулась Трейси. - На экстремальный нужен договор. Иначе это изнасилование.
- Мой клиент заключил договор с Лопес! - отрезал адвокат.
- И где он?
- Это устный договор, миз Эллер. И вы осведомлены о том, что Лопес не только находится в стране нелегально, но и занимается проституцией?
- Это не означает, что кто бы то ни было имеет право совершать в отношении миз Лопес сексуальные действия любого характера без её согласия. Медицинское освидетельствование миз Лопес подтверждает факт изнасилования, причём биологические следы насильника принадлежат именно мистеру Крайну. А вот ваш клиент, мистер Вудвилл, не может доказать то, что миз Лопес сама просила его о таких действиях в отношении себя.
- Да её депортируют не сегодня завтра! - рявкнул Крайн.
- Правонарушение миз Лопес не оправдывает ваше преступление, мистер Крайн.
- Мой клиент просит о залоге, - быстро проговорил Вудвилл. - И о досудебном урегулировании в виде возмещения ущерба.
- Да в жопу я буду платить за какую-то мексиканскую мочалку! - рявкнул Крайн. - Она сама ко мне пристала, чтобы я её трахнул.
Вудвилл с досадой зашипел сквозь зубы, а Трейси сказала довольно:
- От имени своей клиентки я предъявляю мистеру Крайну иск об оскорблении по национальному признаку. И факт изнасилования превращается в преступление из ненависти.
- Вы не протащите это через суд! - отрезал Вудвилл.
- Посмотрим, - вежливо улыбнулась Трейси. - Уверена, миз Лопес не единственная пострадавшая от действий мистера Крайна.
- Это ещё надо доказать.
- Докажем, - спокойно сказал инспектор.
Крайн злобно сверкнул глазами, но промолчал. Инспектор приказал его увести. Адвокат пошёл за клиентом, уверяя, что никаких доказательств полиция не найдёт.
Трейси сказала:
- Последнее время это звучит практически от каждого насильника: «Она сама захотела грубого секса».
- С бытовым насилием то же самое, - ответил инспектор. - Мужья и бойфренды, которые применяют рукоприкладство и абъюз, пытаются оправдываться, ссылаясь на БДСМ. Хуже всего, что в эту чушь начинают верить присяжные. Популяризация БДСМ благодаря скверным фильмам и книгам играет с людьми дурную шутку.
- Дурную шутку с людьми играет безграмотность, порождённая отсутствием полноценного секс-образования, - возразила Трейси. - Именно благодаря этому они верят дрянным поделкам и знать не хотят, что в БДСМ нет и не может быть никакого насилия. Игры в изнасилование среди БДСМ-щиков действительно популярны, но это именно игра, в которой обе стороны участвуют только добровольно, только к взаимному удовольствию и обязательно с соблюдением техники безопасности. Нижние, так в БДСМ называют тех, кто принимают воздействия и подчиняются приказам, только сами решают, чему хотят подвергнуться, как, когда и от кого. Если Верхний - наносящий воздействия и приказывающий - не согласен на условия Нижнего, то настаивать на своём или уговаривать Низа изменить эти условия не имеет права. Не совпало - иди ищи других, таких, кто хочет того же, чего и ты. Поэтому любой сессии - это БДСМ-свидание или тот период, который совместно живущие партнёры уделяют именно БДСМ-отношениям, всегда предшествуют очень подробные и детальные обсуждения того, что и как будет. Причём письменные, через СМС, ватсап, скайп. Если попробовать Тему, так сами БДСМ-щики называют БДСМ, хотят партнёры, которые уже находятся в интимных отношениях любой формы, то они составляют список того, что и как можно делать, а что нельзя, чего приказать допустимо, а что нет, и оба его подписывают. Просто список, безо всяких там «Я, ничтожная тварь, умоляю такого-то стать моим Хозяином и делать со мной, своим Рабом, всё, что ему угодно». Точнее, такого тоже хватает, но только после подписания обычного списка практик и сфер действия приказов, где есть пункт об игровом контракте и примечание, что «всё, что ему угодно» ограничено данным списком.
Инспектор покачал головой.
- Что-то я сомневаюсь, чтобы все составляли списки.
- Составляют их не все, а только те, кто не намерен оправдывать насилие Темой. И те, кому дорог их зад. Бывают ведь не только насильники, маскирующиеся под Верхних. Есть и мошенники, которые притворяются Нижними. Устно договариваются о сессии, а после бегут в полицию демонстрировать синяки и следы связывания. За отказ от претензий они требуют немалые деньги. Если человек не хочет письменного соглашения об экстриме, которым собирается заняться, то он задумал что-то плохое, и связываться с ним нельзя.
- А если он имя не хочет засветить? - хмыкнул инспектор.
- А кто скрывает свои потрахушки? - ответила Трейси. - Только изменяющие супруги, блудливые телепроповедники, лицемерные политики и тому подобная шваль, с которой связываться очень опасно. К тому же подписываться можно не именем, а ником с сайта знакомств, образец почерка всё равно будет. Влезать же в личную жизнь партнёра дальше разрешённого не будет ни Верх, ни Низ, если они адекватны.
- Логично. А как отличить жертву насилия от мошенника? Для закона любой синяк - доказательство вины.
- Мошенник никогда не подвергнет себя настоящему вреду, вроде того, который Крайн нанёс Лопес. И в реальном БДСМ такого вреда тоже не будет. Как и все экстремалы, БДСМ-щики заботятся о безопасности себя и партнёра. Если вред настолько велик, как у Лопес, то это всегда насилие. Даже любители самых тяжёлых практик сначала возьмут с Нижнего врачебное заключение о состоянии здоровья, и только если оно позволит, сделают Нижнему то, о чём он просил: например, настоящее клеймение. И наготове будет всё необходимое для оказания первой медицинской помощи, причём Верх предварительно прошёл соответствующие курсы. Не говоря уже о том, что Верх не имеет права запрещать Низу какие бы то ни было контакты с другими людьми и какие бы то ни было поступки до тех пор, пока Низ сам не попросит принять за него решение. А ведь все насильники начинают именно с этого: «Не общайся с теми-то», «Не одевайся так-то» или «Надень то-то», «Не делай этого» и всё прочее в том же духе. Но самое главное, у Низа есть условный сигнал, заранее специально оговорённое стоп-слово, которое в любую секунду прекращает любое действие Верха в отношении Низа и отменяет любой приказ Верха. Если Низу что-то не нравится, он или она могут тут же всё прекратить. А затем либо расстаться с Верхом, либо совместно и равноправно обсудить, разработать и принять новые правила отношений. Насильник или мошенник на это не согласится никогда.
- Вы на этом собираетесь строить обвинение? - понял инспектор. - Хотите создать ещё один прецедент по отличию БДСМ от насилия?
- Да. Ни малейших доказательств добровольности взаимодействия у Крайна нет и быть не может. Но дело не только в прецеденте. Крайн идёт к проститутке, иначе говоря, к женщине, которая заведомо не в ладах с законом из-за своего запрещённого заработка, а потому меньше вероятность, что она пожалуется на насилие. И выбрал не абы какую проститутку, а нелегалку, которая толком не знает английского, а потому имеет вдвойне меньше возможностей обратиться в полицию за защитой. Далее он договорился с женщиной об одном, а сделал с ней совсем другое, причинил ей вред, будучи уверенным в своей безнаказанности. Если не остановить Крайна, то Лос-Анджелес рискует обзавестись собственным Джеком-Потрошителем. Лопес явно не первая его жертва.
Инспектор кивнул.
- Лос-Анджелес всегда был городом чудиков, а не маньяков. Я хочу, чтобы он таким и оставался. Ярким, шумным, весёлым, обаятельно сумасшедшим. Но не безумным.
- Я поговорю с коллегами Лопес. Если они со своих скудных заработков скинулись на адвоката, то Крайн сильно их напугал.
- Или они решили поддержать ту, - возразил инспектор, - кому хватило смелости и гордости защитить себя. Это вдохновляет и самим менять свою жизнь к лучшему.
- Не исключено, - согласилась Трейси. - Но в любом случае они что-то знают сами или могут навести на того, кто что-то знает. А с адвокатессой будут более откровенны, чем с инспекторшей, не говоря уже об инспекторе. Как ни переодевайся, а копов эта публика чует за милю. И хотя бежит к вам за защитой, откровенничать не настроена.
Трейси достала телефон.
- Я позвоню вам, как что-то узнаю.
Инспектор продиктовал ей номера своего служебного телефона и мобильника. Трейси попрощалась и ушла.

***

Для бесед с проститутками было ещё рано, а в офисе можно получить дело, которое принесёт не только победную строчку в резюме, но и хороший гонорар.
Сосед по кабинету, высокий и крепкий чернокожий парень, приветственно отсалютовал Трейси стаканом кофе.
- У нас с тобой иск к производителю сушилок для белья. Ушехлопы не напечатали на упаковке инструкцию о том, как правильно её раскладывать. И студенточка, которая начала жить отдельно от родителей и впервые в жизни занялась хозяйством без домработницы, прищемила пальцы. Гематомка на полкисти. И есть соседка по комнате, которая может подтвердить, что пальцы были прищемлены именно сушилкой.
- Упаковку студенточка сохранила? - живо заинтересовалась Трейси.
- Да. И там нет ни слова, ни картинки о том, как её раскладывать и складывать. И я нашёл такие же сушилки в супермаркетах. Инструкции на них нет. Значит производитель не скажет, что обёртка поддельная. Мы у него последние штаны отсудим!
- Отлично! - хищно улыбнулась Трейси. - Дилан, договор о том, что мы получаем процент от компенсации, есть?
- Обижаешь! - Дилан помахал контрактом фирмы с клиенткой. - А у тебя что?
- Да как всегда в последнее время со всеми делами об изнасилованиях. «Она сама попросила меня быть погрубее».
- Когда же им надоест эта глупая песня? - вздохнул Дилан. - Скучно уже слушать.
- Это точно, - Трейси стала искать информацию о Крайне в сети. Нередко соцсети были информатором лучшим, нежели человек.
Дилан вдруг хихикнул.
- До того, как в Лос-Анджелес приехать, я представлял одну БДСМ-ную барышню в деле о сексуальном домогательстве. Она была серенькой робкой мышкой, работала менеджером в маленькой районной сети закусочных и следила, чтобы вовремя закупались и развозились по точкам моющие средства, бумажные салфетки и упаковки для еды навынос. А ещё был один умник, который владел небольшой фирмой по производству упаковок и тоже Темой баловался, только, в отличие от барышни, в Верхнем варианте. И решил он заполучить эту сеть в клиенты. Разумеется, выяснил, кто там менеджер по закупке упаковок, и собрал о ней информацию. Нашёл в Фейсбуке аккаунт барышни, где она написала грустный пост о том, что не может найти постоянного Хозяина.
Трейси тоже засмеялась:
- И этот притемаченный решил, что если девушка Нижняя, то будет подчиняться любому мужику, который попытается командно с ней разговаривать.
- Точно! - веселился Дилан. - Пришёл в офис с проспектами и калькуляцией услуг своей фирмы и начал показывать девочке свою Доминантность, сначала намекая, а после и требуя контракта. В первый раз она его вежливо оборвала, второй попросила покинуть кабинет, а когда чувак не угомонился, врезала ему крепкую оплеуху. И тут же побежала к менеджеру по кадрам жаловаться, что директор присылает к ней непроверенных поставщиков, от сексуальных домогательств которых она вынуждена защищаться физически.
- Мистер Идиоттер нарвался, - довольно сказала Трейси.
- И ещё как! Мышка оказалась умненькой, и, едва прозвучал намёк на БДСМ, включила запись в мобильнике. И хотя фактически приставать к ней парень и не думал, сам стиль разговора стопроцентно был сексуальным домогательством. Так что иск я ему вчинил офигенный! Но и это ещё не всё. Оказалось, что чувак тусуется на том же БДСМ-сайте, что и Мышка. Он потребовал от администрации сайта, чтоб её забанили за неправильное для Нижней поведение. В итоге тут же забанили его. Он подал на них в суд и проиграл, поскольку любому здравомыслящему человеку понятно, что девушка, даже если она любит ползать перед мужчиной на коленях, целовать ему ноги и получать плёткой, решает сама и только сама, с кем, для чего и на каких условиях общаться как в обычной жизни, так и в Теме. И что Нижняя девушка имеет полное право быть очень и очень разборчивой, даже если является тихой, неприметной и робкой мышкой. При этом как робость, так и Нижнесть нисколько не мешают ей проявлять в критической ситуации независимость, самостоятельность, отвагу и решительность, а так же изобретательность.
Дилан усмехнулся:
- Так я узнал, чем настоящий БДСМ отличается от порнушного.
- В Теме иначе не выжить, - ответила Трейси. - Вокруг неё всегда крутится слишком много неадеквата. Поэтому, как только ты осознаёшь свою ориентацию и приходишь на соответствующий сайт или покупаешь БДСМ-журнал, первое, что там будет - уроки безопасности и самозащиты.
- Тебе в этом отношении проще, ты Верхняя.
- Психов в изобилии во всех позиционированиях, - возразила Трейси. - И им никто не мешает лгать и притворяться, чтобы заманить тебя в ловушку. Поэтому и придуман принцип «Добровольность, Безопасность, Разумность». Как и сопутствующие ему обязательные для всех правила типа стоп-слова, переговоров, письменных соглашений и только своего варианта БДСМ, когда не ты подстраиваешь его под партнёра, а выбираешь партнёра под свой вариант. Не имеет значения, что именно является твоей Темой - нежный и деликатный секс в наручниках один раз в месяц или ежедневная порка до крови при полном отсутствии секса. Неважно, какую часть твоей жизни занимает БДСМ - один процент или сто. Без разницы, занимаешься ты этим в законном браке или меняешь партнёров каждый вечер. Несущественно, есть в твоей Теме секс или нет. Всё это, как и многое другое, вопросы только твоих предпочтений, и любой, кто назовёт их неправильными, совершит насилие, поэтому такого человека надо немедленно вышвырнуть прочь как из своей жизни, так из своего блога на БДСМ-сайте. Разумный и адекватный человек, вне зависимости от Верхнести или Нижнести, легко примет все эти правила и будет им следовать, а насильники будут их оспаривать.
Дилан кивнул и сказал грустно:
- Жаль, что в обычной жизни мало кто следует этим правилам. С другой стороны, - повеселел он, - будь у людей мозг, зачем бы им адвокаты?
- Это точно, - согласилась Трейси и подобралась, увидев веб-страницу. - Дилан, я тебе сейчас ссылку скину. Тут обидчик моей клиентки фигурирует в деле об избиении. Доказать преступление не смогли, но проработать эту линию надо. Произошло всё в Бирмингеме, Алабама. Ты же приехал из этого города и у тебя там полно знакомых в Коллегии Адвокатов и в полиции. Сможешь что-нибудь нарыть? А я доделаю экспертизу того занудного контракта, с которым ты мучаешься третий день.
- Годится. Контракт на подоконнике. Нужная страница заложена листком с примечаниями к этому кошмару.
Дилан стал читать веб-страницу, а Трейси взяла контракт и погрузилась в его изучение.

***

Трейси делала дыхательную гимнастику, чтобы хотя бы немного успокоить злость. Она целый день убила на чёртов контракт, а продвинулась только на две страницы. Составлял его какой-то маньяк. Формулировки можно было трактовать двояко и трояко, пункты ссылались на огромное число приложений, которые противоречили друг другу. Самым разумным для клиента было послать и контракт, и того, кто его предложил, в задницу, но клиент желал точно знать, как именно его хотели обмануть. По пунктам. А потому платил за экспертизу трёх десятков страниц.
Сумма была существенная, но, по мнению Трейси и Дилана, недостаточная. Клиент платил как за экспертизу обычного контракта, тогда как анализ этого бреда требовал двойного гонорара.
К тому же с проститутками получилась пустышка. Они всячески желали Трейси успеха, но говорить ничего не хотели. Трейси убила на чёртовых девок четыре часа, вернулась домой к полуночи, а результата было ноль.
К тому же в квартире поломался водонагреватель, и о том, чтобы принять душ, пришлось забыть. Менеджер, которого Трейси едва ли не из постели выдернула, требуя всё починить, поклялся, что сантехник и электрик придут завтра.
Ночью соседи устроили шумный праздник, пришлось вызывать полицию. Угомонились они ненадолго, и вскоре тихий вариант празднества перешёл в драку. Трейси опять позвонила в полицию. Соседей быстро успокоили, однако ночь была испорчена. На работу Трейси пришла усталая и невыспавшаяся.
А там ждала куча бумаг от одного клиента и глупость другого, которому не хватало ума молчать в зале суда. Трейси пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы уговорить судью и присяжных отложить слушание на неделю, а не выносить приговор прямо сейчас.
- Я почти выиграла это дело! - разъярённой коброй шипела Трейси. - И вердикт был бы в вашу пользу, умей вы держать язык за зубами! Если вы лучше меня знаете, что и когда надо говорить, зачем вам вообще адвокат? Защищайте себя сами!
Клиент, который только сейчас осознал, что за длинный хамский язык придётся выписывать чек с не менее длинной суммой, которая пробьёт солидную дыру в бюджете, испуганно кивал и клялся, что на следующем слушании будет нем как рыба.
Трейси хмыкнула:
- Мой гонорар в случае выигранного дела будет намного меньше компенсации, которую вам придётся платить, если из-за ваших реплик я проиграю. И не забудьте, что гонорар мне, пусть и меньший, платить всё равно придётся.
- Я буду молчать, - заверил клиент. Но Трейси сильно сомневалась в его разумности, а значит и в реалистичности его обещаний.
- До встречи, - буркнула Трейси и пошла к машине, где и занялась дыхательной гимнастикой.
Но успокоения это не принесло.
Трейси всё сильнее хотелось сбросить напряжение, отхлестав снейком, короткой однохвостой плетью без рукояти, чью-нибудь крепкую спину.
Причинение боли как таковое Трейси возбуждало мало, но она любила власть над сильным мужским телом, которое покоряется настолько, что даже позволяет себя пороть.
Обычно для порки с высоким индексом боли использовался разогрев, предварительная подготовка: сначала удары мягким пятидесятихвостым флоггером, затем флоггером пожёстче и с меньшим количеством хвостов, и лишь после этого применялись девайсы, приносящие сильную боль. Так Нижний входил в нужные ему ощущения постепенно, без стресса и сильных синяков.
Но бывали и те, кто хотел жёсткую сильную порку сразу, резко и внезапно.
В большинстве случаев Трейси любила длинный, многоступенчатый и сложный ритуал разогрева, он насыщал её полностью, в жёстких воздействиях не было необходимости. Поэтому Трейси предпочитала Нижних с весьма умеренным уровнем мазохичности, которые тоже были удовлетворены «малой поркой» и гораздо сильнее интересовались играми, позволяющими реализовать отношения подчинения и господства.
Однако сейчас хотелось именно сильно и жёстко выпороть кого-нибудь, исхлестать до крика и смотреть, как мужчина извивается от боли и наслаждения под её плетью.
Трейси взяла телефон и нашла в списке контактов номер одной знакомой, Дебби Райс, которая была тёмной садисткой, иначе говоря, получала сексуальное удовлетворение и удовольствие только от причинения боли. А потому знала немало клубов, где собирались тёмные мазохисты обоего пола.
- Да без проблем, - ответила Дебби. - Я дам тебе рекомендацию в отличный закрытый клуб. Там собираются такие аппетитные мазики! Но знаешь, дружба дружбой, однако своей репутаций в клубе я рисковать не буду. Хочешь туда попасть - сначала приезжай ко мне, покажешь на манекене, не разучилась ли владеть снейком. И если всё в порядке, я позвоню хозяйке клуба.
- Договорились. Сейчас приехать можно?
- Давай, - сказала Дебби. - Я, пожалуй, тоже этот клуб навещу.
...Дебби, высокая гибкая блондинка, сочла мастерство Трейси приемлемым и начала рассказывать о клубе.
- Там у всех псевдонимы. У Верхних на их выбор - кстати, придумай себе ник заранее - Нижним присваиваются номера. И обязательно надо быть в карнавальном костюме и маске. У Верхних наряд любой, от пресловутой кожаной БДСМ-сбруи или латексного комбинезона до бального платья Белоснежки. Нижние парни в плавках, девушки в бикини, если Верх хочет, может переодеть своего Раба или Рабыню как пожелает. В гостиной и коридорах все физические контакты, как прямые, так и опосредованные, запрещены. В приватной комнате можно абсолютно всё, но я советую на секс или Доминантые игры не рассчитывать, не тот контингент.
- Я и не хочу этого, - отрезала Трейси. - Только жёстко выпороть кого-нибудь.
- Вот и отлично. Но не бери тех, кто хочет порку до крови. Сама понимаешь, СПИД, гепатит... Оно нам надо? Конечно, в этом клубе всё моют и можно надеть латексные перчатки, но...
- ...кожаные девайсы простерилизовать невозможно, а протирание хлоргексидином не даёт полной гарантии, - закончила Трейси. - То же самое и с деревянными или обтянутыми кожей станками для порки. Всегда какая-то зараза может остаться. Поэтому все игры с кровью только стерилизуемыми девайсами и на стерилизуемых станках. Или на застланной стерильной плёнкой или простынёй кровати.
- Хотя клуб и высококласный, - ответила Дебби, - но недоумков среди посетителей хватает. От них, увы, никуда не денешься. Поэтому я никогда не беру во все эти заведения свои девайсы, пользуюсь или клубными, или теми, которые приносят Нижние. И всегда в перчатках. Тебе одолжить?
- Я купила несколько в аптеке по дороге.
- Отлично. Тогда ещё о клубе. Верхние называют хозяйку Леди Боль... Пафосно до глупости, но дела она ведёт хорошо. Ты называешь ей свой ник, желаемые практики, она выводит к тебе из специального загона соответствующих Нижних. Они становятся перед тобой на колени, подают поводок. Ты выбираешь того, кто понравится, и ведёшь в свою комнату. Если ты кому-то не понравишься, то Низ не подаёт поводок. Он остаётся в шеренге до того, как Леди Боль его отпустит, но ты выбрать его не можешь.
Трейси кивнула.
- Нормально.
- Тогда придумай себе имя. Леди...?
- Ммм... Леди Саншайн.
- «Солнечный свет»?! - поразилась Дебби. - Впрочем... Хотя бы оригинально. Поехали, тебе надо ещё костюм выбрать. Свой я беру с собой. Но клубных не бойся, они все проходят полную санобработку.

***

Трейси, одетая в бело-золотую тогу, привела в приватную комнату темноволосого и кареглазого парня, спортивного и загорелого.
Обстановка сводилась к тёмно-бежевому кожаному диванчику у стены, перед которым стоял кофейный столик с кувшином воды и бокалом, а посредине была металлическая решётка, некоторые элементы которой обтянуты кожей в цвет дивана. На решётке висел бежевый снейк. Стены окрашены в бледно-зелёный, на полу гладкое зелёное покрытие. Пол, судя по всему, с лёгким подогревом, что поздней осенью совсем не лишнее.
«Что ж, прилично и чисто», - оценила Трейси.
Она подвела парня к решётке, сняла поводок и приковала запястья и щиколотки своего Раба к станку так, чтобы он был обращён лицом к решётке. Процесс приковывания возбуждал, Трейси хищно и предвкушающе улыбалась. Случайный партнёр переставал быть безликой куклой. Его телом хотелось овладеть, почувствовать ладонями тепло и дрожь. Трейси огладила его плечи, лопатки, мягко куснула между ними. Парень едва заметно вздрогнул. Трейси обняла его, сжала пальцами соски и куснула ещё раз, посильнее. Парень напрягся. Трейси огладила его живот, спускаясь к паху, и когда её ладони оказались у края плавок, погладила его и тут же коварно отстранилась. Улыбнулась довольно, провела вдоль позвоночника парня ногтями и сдёрнула с него плавки. Потискала поджарую упругую попку, шлёпнула по ней раз, другой. Парень оставался всё таким же напряжённым. И молчал - ни стонов, ни просьб сделать с ним что-либо.
«Этот тёмный маз тёмен до беспросветности, - с лёгким разочарованием подумала Трейси. - Хочет только порку и ничего больше».
Трейси тоже её хотела, но переходить к ней без прелюдии, даже коротенькой, было... пресновато. «Я всё же не настолько садистка, чтобы заводиться от порки как таковой. Но деваться некуда. Знала, куда шла. Что ж, по крайней мере, пар полностью выпущу».
Трейси вытащила из-за пояса перчатки, надела и сняла с решётки снейк, встала за спиной парня. Приступать к основному действу хотелось всё меньше и меньше. Трейси вспомнила подробности дня сегодняшнего и вчерашнего. Настрой пороть и видеть извивания, слышать стоны, тут же вернулся в полной мере. Трейси кивнула самой себе, примерилась и хлестнула парня по лопаткам. Он сдавленно вскрикнул. Трейси ударила ещё раз. Парень снова застонал, но в стоне было что-то настораживающее, неправильное. Трейси проверила парню пульс на шее. Ритм был учащённый, что естественно после боли, но ровный, как у здорового сильного человека.
Трейси отступила и хлестнула его по плечам снова. Парень вскрикнул громче - удар пришёлся по следам предыдущих.
И в этом крике не прозвучало ни тени удовольствия. Парню было просто больно.
Трейси пощупала его член, яйца. Всё дряблое, скукоженное. У мазохистов, да ещё тёмных, так не бывает - они обязательно возбуждаются, и хотя стояк появляется не всегда, но член приподнят. Однако здесь был явно не тот случай. Для этого парня порка плетью была самой настоящей, а не эротической пыткой.
Трейси отшвырнула снейк и расстегнула правый наручник.
- Дальше выбирайся сам и проваливай отсюда! - зло сказала Трейси.
- Умоляю Госпожу продолжить наказание, - глухо проговорил парень.
- Поищи себе другую дуру, которой можно врать. Или сними шлюху. Она сделает всё, за что заплатишь, и эмоциональной отдачи не потребует.
Трейси сдёрнула перчатки, швырнула к снейку и ушла на диванчик, налила себе воды.
- Чего замер? Проваливай, или я вызову охрану.
Парень расстегнул второй наручник, затем наножники, надел плавки и пошёл к двери.
Трейси посмотрела на его поникшие плечи со следами от плети и сказала:
- Это не поможет.
Парень обернулся.
- Что?
- Я читала о таком. Далёкие от БДСМ люди, которые ненавидят чувствовать боль, приходят в Тематические клубы, чтобы при помощи жёсткой порки избавиться от чувства вины. Но боль не помогает. И как только следы от ударов перестают беспокоить, вина возвращается, чтобы стать ещё сильнее. Вам нужен психолог, мистер, а не Госпожа.
Парень тускло, устало улыбнулся.
- Как раз Госпожа мне и нужна. Не садистка, тут вы правы, миз, а Доминантка. И не для одноразовых или сессионных отношений, а для... - парень запнулся и произнёс с усилием: - Пусть не для брака, но чего-то постоянного и более глубокого, чем просто встречи ради Темы и небольшое приятельство между ними. Однако как сильно я этого ни хотел бы, каждый раз, когда начинается что-то серьёзное, я сам всё порчу.
Он усмехнулся ядовито:
- Много вы знаете психологов, которые понимают и знают мир БДСМ?
Трейси смущённо пожала плечами.
- Не слышала о таких. Обычных больше, чем собак, но о способных работать с Тематиками не знаю.
- Вот и я не знаю. А сам не могу понять, в чём моя ошибка.
- А что об этом говорят ваши Госпожи? Они как-то объясняют вам разрыв? Или инициатива исходит от вас?
Парень отрицательно покачал головой.
- Нет. Меня бросают.
- И что они говорят? Никто не заявляет «Всё кончено!» без объяснений.
Парень вздохнул.
- Говорят, что я норовлю ими манипулировать. И это правда.
- А зачем вам это?
- Не знаю. Я сам не замечаю, как начинаю это делать
- Так не бывает, - отрезала Трейси. - Манипуляция - очень сложный интеллектуальный процесс, у него всегда есть цель, а манипулятор всегда знает, зачем это делает. Даже двухлетний ребёнок манипулирует родителями сознательно.
Парень прошёл от двери к дивану и сел на специальную подушку у ног Трейси.
- Я хочу быть с моей Госпожой. Хочу, чтобы среди всех Нижних она видела только меня.
- Ну... - сделала неопределённый жест Трейси. - Это оговаривается при знакомстве. Немало Госпожей хотят моногамии и брака. Но с такими после обсуждения ваших БДСМ-вкусов надо находить что-то ещё для беседы, и не одной. Какие-то дополнительные точки соприкосновения. Причём дополнительного должно быть в два раза больше, чем БДСМ-ного, потому что секс в жизни человека занимает ровно одну треть, а для остальных частей надо иное содержание.
- Я это всё знаю. И стараюсь быть не только Нижним. Но всё быстро разваливается. Первая же Госпожа, с которой я надеялся на брак, вышвырнула меня практически сразу, сказав, что не позволит собой манипулировать. После была вторая, третья... Семь Госпожей за пять лет. И всё заканчивалось одинаково.
Трейси немного подумала и сказала:
- Вы не любите проигрывать. Не хотите оказаться неудачником.
- А кто это любит и кто этого хочет? - фыркнул парень.
- Никто. Но и никто от проигрыша не застрахован. Не проигрывающих не бывает. Но есть те, кто знает, что проигрыш не делает тебя хуже. Это всего лишь проигрыш. С каждым бывает. Надо извлечь из него урок, выбросить все вызванные им эмоции и двигаться дальше. И есть те, кто думает, будто проигрыш превращает их в ущербность. Что он портит и делает ничтожнее их жизнь. И не хотят слышать тех, кто говорит, что это не так. Что проигрыш просто проигрыш. Что он ничего не значит. И не делает человека хуже других.
Парень горько рассмеялся и сорвал маску.
- Великий боже... Встретить психотерапевта в трах-клубе! И ведь помогло, вот что невероятно...
Он оказался постарше, чем Трейси думала, глядя на его тело. Лет тридцать семь. Хотя и выглядит на тридцать. Но мимика слишком зрелая. И взгляд.
«Не красавец, хотя и не дурён собой, - отметила Трейси. - Умеренная симпатичность - как раз то, что нужно мужчине. Не люблю смазливых».
Парень потёр лицо ладонями.
- Ведь я действительно до одури боялся, что серьёзные отношения не сложатся, и потому делал всё, чтобы заставить женщину войти в нашу связь как можно глубже. Страх побуждал меня действовать плохими методами, манипулировать. И меня выкидывали прочь, потому что я никогда не связывался с дурами.
Он посмотрел на Трейси.
- Вы отличный психотерапевт.
Она сняла маску.
- Я адвокат.
Парень улыбнулся:
- Знание человеческой натуры у вас не меньше. Я брокер. Небезуспешный.
- Я тоже не могу пожаловаться на профессиональную невостребованность и бесперспективность.
Парень сказал виновато:
- Я испортил вам вечер. Могу как-то компенсировать?
- Я не садистка. Точнее, садизма во мне совсем немного. Я в основном Доминантка. А сюда пришла выпустить пар. Меня иногда накрывает после очень тяжёлых дней. Уровень садизма вдруг резко поднимается, но так же быстро исчезает. Сейчас я хочу избавиться от всего этого маскарада, - Трейси дёрнула себя за тогу, - и поехать в ближайший диско-бар или ночной клуб и танцевать. Много танцевать, пока не устану. А после поехать домой и наконец выспаться, благо завтра у меня выходной.
Парень чуть улыбнулся.
- Только танцевать?
- Возможно не только.
- Но там не Тематики. Обычные парни. Ванильные. Они не любят отдаваться женщине. В лучшем случае им нужен равноправный секс. В худшем - доминирование.
Трейси усмехнулась:
- Возможно, попадётся и сабмиссив. В танце это легко понять. Но вы опять пытаетесь манипулировать.
- Простите, - смутился парень. - Вы мне очень нравитесь. И я хочу вас соблазнить.
- Я Трейси. Трейси Эллер.
- Алекс Гордон. И я приглашаю вас потанцевать, Трейси, возможно, чего-нибудь выпить. А завтра, когда эмоции не будут мешать здравомыслию, можно поговорить о том, какая у каждого из нас Тема.
- Предложение отличное, Алекс, и вы симпатичный, но я не хочу постоянных и глубоких отношений. Просто не вижу в них смысла. Мне хочется только лишь регулярных сессий. Желательно с одним и тем же партнёром, потому что это практичнее - не нужно каждый раз обсуждать кучу вопросов, проходить через пробные встречи, притираться друг к другу. Установить всё на нужные рельсы, отладить и ехать как можно дольше. Но не вить совместное гнёздышко, понимаете? Просто Тема, сессии и немного общения между ними. Разумеется, ни о какой моногамии речи не идёт. Каждому запрещено спрашивать о том, что другой делает между сессиями. Категорически запрещено. Табу. Хотя и можно рассказать что-то нейтральное. Об отношениях с коллегами, соседями, проблемах и успехах на работе, о достижениях в хобби-клубе. Но интимная жизнь не упоминается никогда.
Алекс ответил невесело:
- По чести сказать, ничего иного я и не ждал. В моём возрасте все Госпожи или уже давно и прочно в браке, или категорически его не хотят. Но сессионность лучше хронической неудовлетворённости и полного одиночества. Особенно если в договоре есть пункт о том, что как Госпожа отпускает Раба по первой просьбе и не напоминает о себе никогда, так и Раб уходит от Госпожи сразу, едва она объявит о разрыве. И количество сессией в неделю должно быть регламентировано раз и навсегда.
- Логично, - одобрила Трейси. - На свежую голову это надо обсудить подробнее. А сейчас едем танцевать.
Она вскочила с дивана и потянула за собой Алекса, который охотно подчинился.

(с) Автор: Влада Воронова

Опубликовано: 01.03.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 14 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*