ИГ1 — 3

3. Комиссия

Что может быть лучше здорового крепкого сна? Только хорошая еда.
С готовкой, как выяснила Матильда, у бывших рабов тоже было все в порядке. Во всяком случае, приготовить из элементарных продуктов элементарные же блюда – рисовую кашу с молоком и сахаром – они смогли.
Троица сидела за столом напротив Матильды и напряженно следила за тем, как она обедает. Ее аппетиту чужие взгляды совершенно не мешали. Поэтому она жевала и, наконец-то, рассматривала своих подопечных.
Натаниэль, невероятный красавец. Впрочем, все они, даже не питомнический Рик, были красивы. Все же элита, не просто так! Черные прямые волосы Натаниэля спускались шелковой волной до пояса. Смуглая кожа, точеные черты лица, идеальные брови и густые-густые ресницы. Карие глаза, чуть полноватые губы. Умный, настороженный взгляд.
Ярко-рыжий, веснушчатый, будто поцелованный солнцем, Кирилл. Тугие завитки из пышной шапки волос падают на лоб, скрывая взгляд. Четко очерченные губы то и дело сжимаются, то ли пытаясь сдержать дрожь, то ли кривую ухмылку. Кирилл Матильде не понравился. Она быстро определяла подобных ему хитрых засранцев себе на уме и старалась не вести с ними дел. А тут такой «подарочек» на ее собственном корабле!
Большой Бу – светловолосый, высоченный и широченный, голубые глаза глядят на Матильду с детским любопытством. Просторная рабская туника не скрывает бугрящиеся мускулы.
– Кстати… А где Рик? – встрепенулась Матильда.
– Возле двигателя, – ответил Натаниэль с таким видом, мол «вы же сами его записали в члены команды».
Матильда подскочила и помчалась в машинное отделение. Рик сидел на полу рядом с маневровым двигателем и раскладывал в ряд извлеченные из него детали.
– Ах ты ж паршивец! – взвыла Матильда, понимая, что сегодня с Хота они уже не улетят. Она узнала тот самый У–образный соединительный штифт, который она собиралась мучить до посадки на Кайли, а потом с почетом выкинуть на свалку. Трогать его строго не рекомендовалось, потому что вставить обратно было уже невозможно.
– У вас тут… – начал было Рик, но Матильда схватила его за ухо и стала тыкать носом в разложенные детали, словно щенка в лужу.
– Я разрешала тебе трогать двигатель? Отвечай, разрешала или нет?
– Нет, – проскулил Рик. – Но вы же сами…
– Что я сама? Что я сама? – бушевала Матильда. Остальные рабы сгрудились у входа в машинное отделение и не вмешивались. – Я сказала тебе разобрать двигатель? Я это сказала? А ну, смертник, повтори, что я тебе сказала?
– Что я член экипажа! – Рик уже плакал. Его мечта о том, что рабская жизнь закончилась и он теперь – совсем как свободный! – может заниматься кораблем, разлетелась на осколки. И это было куда больнее, чем трепка от хозяйки. Рика и побольнее били.
– Где там было про двигатель? – продолжала спрашивать Матильда. – Где, я спрашиваю?
– Не было-о-о-о…
– Тогда за каким чертом тебя сюда понесло? – разъяренная капитан выпустила ухо мальчишки и от души пнула его по заду. Рик растянулся на полу, проехав по деталям животом. – Я запрещаю без моего прямого приказа что-либо трогать на корабле, ясно всем? Кухня, санузел и каюта – это все! И если хоть одна шаловливая ручонка потянется куда-нибудь глубже, чем нутро пищевого комбайна, оторву эту руку по плечо и скажу, что так и было!
Кипя от ярости, Матильда загнала парней в каюту и отправилась к ремонтному доку, планируя покопаться там на постоянной распродаже. Разобрать проигранный, украденный или контрабандный механизм и продать его на детали – почетный бизнес на Хоте. С владельцем ремонтного дока не ссорились даже в том случае, если среди деталей находили что-то свое. Молча выкупали и все. А что? Надо внимательнее следить за своей собственностью!
Стоило девушке покинуть корабль, как ее начала грызть совесть. Наверное, зря она так накинулась на Рика, мальчик хотел как лучше. Но, с другой стороны, это ее корабль! Ее драгоценный «Сырок», созданный почти с нуля (или даже с минуса, учитывая его состояние во время продажи) собственными руками! И тут какая-то белобрысая мелочь влезла в него руками!
– Эй, эй, эй! – Матильду приобняли за талию. – Ти-ти, я тебя зову-зову… Ты в каких облаках витаешь?
Матильда заскрипела зубами. Вот уж кого она не хотела встретить!
Зейн Карат был ошеломительно красив и так же ошеломительно порочен. А еще он был мерзавцем, хуже того, он был мерзавцем, перед обаянием которого не могли устоять ни мужчины, ни женщины. Зейн не скрывал, что его отец – генномодифицированный раб из питомника, которого придирчиво выбрала его мать. Элден Карат, прославившаяся как навигатор еще до рождения единственного сына, прокладывала трассы для трех Зейновых кораблей, и только благодаря ей его небольшая флотилия первой поспевала на дележ разнообразной космической добычи.
С Зейном Матильду связывал бурный роман. Лет пять тому назад она влюбилась в черноокого красавца с первого взгляда, случайно устроившись на его корабль старшим механиком. Матильда, которую даже не коробила собачья кличка Ти-ти, бегала за Зейном хвостиком, жадно ловя любой его взгляд. В постели Карат был настолько же великолепен, как и в финансовых махинациях. Щедро позволял получить желаемое, чтобы потом забрать в два раза больше.
Ее любовь закончилась в одночасье. При выплате зарплаты Зейн зажал премиальные за найденный и разграбленный подчистую линкор Несущих Истину, которому не повезло в гипер-прыжке. Религия принесла обитателям линкора интерьеры не хуже королевских. Только драгоценные деревянные панели команда флотилии отдирала со стен целых три дня!
Согласно контракту, процент от подобного мероприятия полагался каждому члену команды. А вот Матильде его не дали – Зейн оценил свои сексуальные услуги куда дороже, чем причитающуюся Ренко сумму. У Матильды хватило ума расстаться с Зейном по-хорошему, а после небольшого шантажа «я не скажу фанатикам, кто ограбил резиденцию их кардинала» ее счет пополнился волшебным образом.
Зейн периодически попадался Матильде на трассах или в портах. Он вел себя так, словно между ними не случилось разногласий, предлагал дружеский секс и даже периодически подкидывал клиентов.
Карат целомудренно поцеловал Матильду в щечку, при этом одной рукой огладил ее ягодицы, а другой ласково сжал грудь.
– Слышал, ты обзавелась рабами? – шепнул он, приласкал мочку уха языком, скользнул легким поцелуем на шее.
У Матильды против воли потеплело в животе.
– Надо же, как быстро слухи расходятся, – пробормотала она, выкручиваясь из Зейновых объятий. Ему явно что-то было нужно, а, значит, сохранять трезвое мышление было просто жизненно необходимо. – Это не рабы, это мои подопечные. Я же гражданка ФПП, у нас рабство запрещено. Выучу их писать-читать и выпущу на волю.
– Ерунда какая, но, впрочем, как знаешь. Возьмешь от меня партию рабов для перевозки?
– Нет, – категорично заявила Матильда.
– Ти-ти, не отказывайся сразу, ты ведь еще не знаешь, сколько я тебе предложу…
– Все равно. Я с рабством не связываюсь.
– Ну, да, ну да…
– Зейн, нет!
– Ти-ти, не отказывайся, – в чарующем баритоне Зейна появились опасные нотки. – Ты единственная, кто летит отсюда на Тиронгу. Я согласен доплатить.
– Нет.
Карат преувеличенно тяжело вздохнул.
– Это твое последнее слово?
Матильда кивнула.
– Я хотел по-хорошему, – Зейн притянул девушку к себе и чмокнул ее в нос. – Не обижайся потом на меня, Ти-ти.
– Что ты задумал? – прошипела Матильда.
Карат развел руками и поспешил удалиться, не обращая внимания на все попытки его остановить.
Настроение, и так не очень хорошее, совершенно упало. Матильда сцепила зубы и заставила себя пойти в док. Никому она не позволит играть себе на нервах! И не поступится своими убеждениями!
Перебирание деталей и беседы с механиками разных кораблей немного примирили Матильду с действительностью, она уже начала прикидывать выгоды от наличия на борту четырех мужчин, а особенно Большого Бу, как вдруг личностный браслет завибрировал.
– Капитан, мэм, – на виртуальном экране появилось лицо Рика.
– Откуда ты знаешь мой номер? – гаркнула Матильда. Неужели он умудрился влезть в файлы управления? Голову открутить паршивцу!
– Это не важно, мэм. У нас проблемы. Тут какая-то комиссия пришла, требуют их впустить внутрь.
– Какая еще комиссия? – удивилась Матильда. – У меня все документы в порядке, груз я еще не брала…
– Я не знаю, мэм, там пока Натан с ними общается… Что делать, капитан?
– Никого не впускать! – велела Матильда. – Я скоро буду.
Конечно, можно было бы и пройтись, погрузив купленное на антигравитационную тележку, но Матильда волновалась и раскошелилась на таксо-кар. Что за комиссия, и что им скажет Натаниэль, еще несколько часов назад бывший бесправным рабом? И самое главное – это проделки Зейна или распоряжение властей? От этого многое зависит.
Около корабля действительно стояла комиссия. Трое женщин в чопорных костюмах государственных служащих, уже знакомый полицейский и зеваки – куда уж без них. У шлюза суровой глыбой застыл Большой Бу, а Натаниэль что-то пытался объяснить женщине с самой кислой физиономией. Остальные дамы молча пожирали его похотливыми взглядами.
– Я Матильда Ренко, капитан «Сырка». Что происходит? – Матильда ввинтилась в толпу, таща за собой тележку с деталями.
– Мы – служба опеки, – представилась кислая тетка. – Нам поступил сигнал, что вы издеваетесь над своими подопечными.
Служба опеки? Откуда на Хоте, столице беззакония, служба опеки? Однако продемонстрированные гало-удостоверения не оставили сомнений. Действительно, служба опеки из посольства ФПП.
– Я – издеваюсь? – Матильда лихорадочно соображала, что делать. Неужели кто-то из этих гаденышей, впечатленный расправой над Риком, позвонил в посольство? Но зачем? И как? – Каким это, интересно, образом, я над ними издеваюсь?
Она вперила в Натаниэля гневный взгляд, он пожал плечами. Бу развел руками.
– Мы должны все проверить и зафиксировать нарушения, – кислая тетка развернула на планшете форму акта.
Перед глазами Матильды замелькали цифры потерь. Через неделю ее ждали на Тиронге, и задержка грозила серьезной неустойкой. Попадать в жернова бюрократической процедуры для кошелька Матильды было смерти подобно.
– Перекиньте мне на браслет ваши полномочия, – попросила она. – Мне нужно посоветоваться со своим адвокатом.
Получив данные, Матильда толкнула тележку в сторону Бу и вбежала внутрь.
– Звонок Ивану! – крикнула она Искину, отталкивая что-то пытающегося ей сказать Рика.
– Чего тебе, – прошептал Ваня, не включая камеру. – Я на суде.
– Ко мне служба опеки нагрянула… Я кинула файлы.
Ваня отключился. Через пять минут, за которые Матильда едва не сгрызла все ногти, пришло сообщение: «Они в своем праве, но вспоминай, кому ты перешла дорогу. Просто так эти клуши из посольства носа не высовывают. Подкупай, а то застрянешь».
– А чтоб у тебя все двигатели разом сдохли, – ругнулась Матильда, набирая на браслете номер Карата. – Зейн, что это за шуточки?
– Ти-ти, – расплылся он в улыбке. – Какие шуточки? Все предельно серьезно! Ты же законопослушная гражданка ФПП! Ты в курсе, кстати, что ты обязана предоставить каждому подопечному каюту не меньше… черт… где же эти нормы? Короче, там и каюта прописана, и сумма карманных денег, и даже количество трусов. Ти-ти, ты купила своим мальчикам трусы? А какой модели? Помнится, я тебе в брифах очень нравился. О, нашел. Ти-ти, видишь, как я о тебе забочусь, принимай файл с обязанностями опекуна.
– Чтоб ты подавился, – пожелала ему Матильда, заканчивая звонок.
Комиссию пришлось впустить внутрь. Дружелюбно скалясь, Матильда наблюдала, как дамочки ходят по кораблю, не столько составляя акт, сколько рассматривая ее подопечных. И тут Матильду посетила идея. Она поманила пальцем Кирилла и прошептала:
– Скажи-ка мне, Рыжий, а сможете ли вы, знатоки в удовлетворении женщин, так обаять этих дамочек, чтобы они от нас отстали?
– Сможем, – совершенно пустым голосом ответил Кирилл. – Я знал, что вы будете торговать нашим телом.
– Идиот, какая торговля! Если мы тут застрянем надолго, то хуже будет всем. Я отказалась перевозить партию рабов, и мне устроили подлянку.
– А почему же отказались, госпожа? – голос Кирилла так и сочился ядом. – Решили, что нас вам хватит?
– Потому что мой корабль единственный, который летит на Тиронгу. Пока заказчик найдет еще один транспортник, кое-кого успеют выкупить. Большая часть – это должники казино, проигравшиеся в ноль. Тиронга на шахты берет всех и не спрашивает. А, да что я тебе объясняю…
– Мы сделаем что нужно, госпожа, – Кирилл не потеплел ни на грамм. Впрочем, Матильде не было дела до его переживаний. Ей надо было избавиться от комиссии и как можно быстрее улетать с планеты, пока Зейн не придумал что-то еще.
– Тогда используйте каюту, грузовой отсек и вообще что угодно, лишь бы они отсюда убрались без акта.
Пока Кирилл шептался с Натаниэлем, Матильда забрала тележку с деталями, поманила за собой Рика и направилась в машинный отсек.
– У нас есть два часа. Корабль должен быть готов к взлету. Вот тебе недостающие детали.
Губы Рика задрожали. Матильда с трудом подавила в себе желание схватить мальчишку за плечи и потрясти как следует. Надо же, какая нежная фиалка!
– Принимайся за работу, – велела она, указывая на кучу запчастей.
– Вы же запретили…
– А теперь разрешаю.
– Но…
– Никаких но! – Матильда погрозила Рику кулаком и вернулась в рубку.
Там никого не было. Из каюты парней раздавалось ласковое журчание голоса Кирилла и смущенное хихиканье одной из дамочек. Интересно, а где остальные? Матильда пожалела, что камеры у нее стоят только в грузовом отсеке. Хм…
А там романтический полумрак. Дамочка из комиссии, судорожно вцепившись в планшет, пятилась от Большого Бу, который раздевался, танцуя под неслышимую музыку. Зрелище было завораживающим. Огромное, мускулистое тело двигалось плавно и гибко, словно сытый хищник потягивается на солнце. Матильда не могла отвести взгляда от предельно эротичной игры мускулов, а уж когда Бу сбросил штаны, под которыми ничего не было, то едва не побежала в грузовой отсек, чтобы провести ладонями по упругим ягодицам, проследить пальцем дорожку волос, которая сбегала от пупка вниз, к мужскому органу, наливающемуся кровью.
Он поднимался медленно и величественно, а вот дамочка была готова упасть в обморок. Но, конечно же, Бу ей этого не позволил. Он опустился на колени и склонил голову. Облизнулся. Протянул руки к женщине, ласково, едва касаясь, погладил ее ступни, пальцы…Что-то сказал, осторожно снял с нее туфельки…
Как ему удалось сделать это так, что Матильда едва сдержала стон возбуждения? Маленькая женская ступня утонула в огромной ладони, пальцы великана ласково поглаживали выступающие косточки щиколотки…
Капитан вскочила и помчалась к двигателям. Им нужно вылетать. Нужно ремонтировать двигатель, а не пялиться на то, как по ее просьбе соблазняют девиц. И не слушать постанывания из каюты. И, все же, где Натаниэль?
Встрепанная пунцовая рабовладелица плюхнулась рядом с Риком, занимавшимся правым маневровым, немного понаблюдала за его работой.
– А ты девственник, Рик?
Мальчишка залился краской и выронил деталь.
– Да, мэм. Лидия… она хотела, чтобы мой первый раз был только с ней, но капитан следил…
– Что за Лидия?
– Это дочь капитана «Звездной радуги».
Матильда узнала название одного из самых шикарных пассажирских лайнеров.
– Надо же! Ты оттуда?
– Да, мэм. Лидия запретила меня трогать, а потом она вернулась с учебы и… клянусь, я не давал ей повода, все время проводил возле двигателей, мы все знали, что капитан нашел ей жениха… Но она… она все равно… а потом капитан меня продал… Я даже не успел попрощаться с мамой и братьями…
– Что за бред, – проворчала Матильда, берясь за инструменты. – Твой бывший капитан – дурак. Можно подумать, от его любимой дочурки убыло бы! А теперь ты в ее глазах мученик, отец – злодей, а жених… Что жених, кстати?
– Старпом. Он неплохой, строгий и ответственный.
– Но, наверное, не очень-то и молодой. – Матильда дождалась кивка и продолжила. – Вот поэтому я и удрала с планеты. Мне еще в десять лет опротивел принцип целесообразности для клана в ущерб своим интересам. Мой старший брат мечтал стать врачом, а стал ветеринаром на крупнейшей свиноферме. Вроде занятия похожи, но все же не то. И только потому, что врачей в нашей больнице было достаточно, и Беральд решил, что ветеринар полезнее. И погубил в моем брате гениального хирурга. Или педиатра. Или… не знаю, кого, но свиней Фринди ненавидит и ветеринар с него хреновый.
– Но, мэм, даже если бы Лидия не была дочерью капитана, ей бы все равно запретили со мной… ммм… общаться. Она же свободная, а я – раб.
– Общаться бы запретили, – согласилась Матильда. – Но сексом заниматься можно и молча. Кстати, не забывай, что ты уже не раб.
Рик протестующе засопел, покосился на Матильду, но промолчал.
– Но без моего разрешения никуда не лезь! – на всякий случай повторила запрет Матильда. – И как ты мне дозвонился?
– Но, мэм, на каждом корабле есть функция связи членов экипажа с капитаном. Вы же сами дали мне место в экипаже, поэтому Искин и не возражал, когда я отправил запрос.
– Мда… – стыдно признаться, но она напрочь забыла об этой возможности! Когда долго летаешь в одиночку, многие ненужные вещи просто вылетают из памяти!
Дальше они работали молча, пока в отсек не заглянул Большой Бу. Лицо у него имело то самое выражение довольства собой и миром, которое появлялось у всех удачно позанимавшихся сексом мужчин.
– Комиссия устранена, – отчитался он.
– Отлично, – обрадовалась Матильда. – Значит, улетаем, пока еще какая-нибудь напасть на мою голову не свалилась!
Они с Риком проверили двигатели, мальчишка – настоящее сокровище, умелый и толковый, Матильда решила поднатаскать его немного и начать доверять мелкий ремонт без ее контроля. Вот так с ходу признать умения паренька она не могла, да и в груди пекла ревность. Наверное, так себя чувствуют матери на свадьбах. Вроде и дочь будет счастлива, а все равно грустно. Я ж с тобой ночей не спала, по детальке собрала… в смысле, поила-кормила-воспитывала.
– Садись, – велела Матильда Рику. – Будешь вторым пилотом.
Она не стала говорить ему, что первый раз выступает в роли настоящего капитана, командующего подчиненными. Во время перелетов Матильда иногда играла с Искином на симуляторе полета, примеряя на себя роль капитана большого космического лайнера с полноценной командой.
– Пассажирам пристегнуться к койкам!
– Капитан, мы их еще не установили, – робко заметил Рик.
Вот же ж! Она забыла это проверить.
– Проклятие, – сказала Матильда, выпадая из образа сурового космического волка. – Пойдем, займемся. Эти, наверное, даже не знают, с какой стороны к этому делу подойти.
Однако «эти» даже не думали о койках. Кирилл пытался промокнуть мокрой рубашкой кровавые раны на спине и ягодицах обнаженного Натаниэля, а Бу отмывал пол от красных потеков.
– Что здесь происходит? – просипела Матильда. Рик молча закатил глаза и рухнул на пол.
– Ничего необычного, – криво усмехнулся Кирилл. – Чему вы удивляетесь? Если отдаешь тело раба, нужно быть готовым к тому, что оно вернется не совсем… в товарном виде.
– Что ты несешь? – растерялась девушка. – Бу вон довольный.
– А Натану не повезло.
– Это кто его так?
– Глава комиссии.
– Простите, госпожа, – прохрипел Натаниэль, пытаясь подняться. – Она сказала, что всегда мечтала… Чтобы вот так… И ей за это ничего не было…
– Ничего не было? – рассвирепела Матильда. – Я ее за решетку засажу! Пойдет в рудники мечтать!
– Госпожа… – Натаниэль все же встал, покачнулся и ухватился за койку.
– А ну ляг! – взвизгнула Матильда и помчалась за портативным медкомплексом.
На достойную медицинскую капсулу ей не хватило денег, но медкомплекс вполне справлялся со всякими мелкими ранками, получаемыми в процессе работы. Но что, если мерзкая кислая тетка отбила Натану почки? Медицинские познания Матильды не распространялись дальше элементарной первой доврачебной помощи. Без сдачи этого экзамена ей бы просто не выдали пилотскую лицензию.
Пока медкомплекс сканировал состояние Натаниэля, Матильда нервно грызла ногти, а потом решилась:
– Сейчас отвезем его в госпиталь.
– Не нужно, госпожа, – попросил Бу.
– Вас обвинят в издевательствах, и мы опять застрянем на планете, – спокойно проговорил Кирилл. – Тогда все это будет зря.
– А если он умрет?
– Не беспокойтесь, – сонно проговорил Натаниэль. Лекарства, которыми его напичкал медкомплекс, уже начали действовать. – Мы из питомника. У нас идеальные гены. Нас убить не так-то просто.
Матильда вышла в рубку и потерянно села в капитанское кресло. Кирилл приводил в себя Рика, а Бу ласково погладил девушку по голове.
– Все будет хорошо, госпожа. Не впервой.
– Да что ты такое говоришь! – взорвалась Матильда. – Не впервой? Я понимаю, что вы были рабами, но сейчас вы под моей защитой! А я не смогла… не уберегла… сама вас толкнула в руки этим извращенкам! И не называй меня госпожой!
Голос Матильды сорвался, она застонала и разрыдалась впервые с семнадцати лет. Бу поднял ее на руки и принялся баюкать.
И зачем ее только понесло в то казино?

Опубликовано: 15.12.2017

Автор: Rudenka

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 87 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Бывший Матильды — редкостный козел. Ради выгоды мать родную продаст! Бедный Натаниэль пострадал ради общей свободы.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Класс! Который раз перечитываю. Скрытое очарование

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Прикольно так!!! И юмор присутствует, и героиня весьма и весьма интересная личность))), да и читается легко!!!! Начало весьма и весьма достойное. Интересно как дальше с мальчиками сложится? Будем с нетерпением ждать продолжения))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Спасибо, очень интересно!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. спасибо за интересное начало!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0